ГлавнаяМорской архивИсследованияБиблиотека












Логин: Пароль: Регистрация |


Голосование:


Самое читаемое:



» » Николай Васильевич Гуслистов и изучение Кубенского мезолита
Николай Васильевич Гуслистов и изучение Кубенского мезолита
  • Автор: Malkin |
  • Дата: 20-11-2016 11:34 |
  • Просмотров: 1615

Научные интересы Николая Васильевича Гусли­стова были прежде всего связаны с выявлением и изу­чением финно-угорских и древнерусских памятников периода раннего и позднего Средневековья. За не­сколько лет он объездил большую часть Вологодской области, проверяя сведения археологов и краеведов начала XX века о городках и городищах, селищах и поселениях, могильниках и курганах. В ходе полевых изысканий Николай Васильевич заложил десятки разведочных шурфов, зафиксировал текущее состоя­ние археологических памятников, а иногда их полное разрушение, как например, Пустошинского могиль­ника в Тотемском районе. В ходе его работ были выяв­лены новые археологические памятники, в том числе стоянки и поселения каменного века, эпохи раннего металла и раннего железного века.

В июне 1979 г. Николай Васильевич вёл разве­дочные работы в Усть-Кубинском районе (рис. 1). Основной целью этих работ было уточнение характера нескольких объектов, которые в 1950 г. были паспор­тизированы как курганы, городища и валы. Осмотр Н. В. Гуслистовым этих объектов показал, что так на­зываемые «курганы» и «земляные валы» у села Устье имели естественное происхождение и были связаны с последним оледенением, а «городище» у села Ни­кольское являлось элементом ландшафтного парка помещиков Межаковых. Тогда же Николай Василье­вич провёл обследование устья реки Кубены, где обнаружил средневековое селище и зафиксировал несколько мезолитических местонахождений крем­нёвого инвентаря[1] (рис. 2). Открытие мезолитиче­ских стоянок на Кубене имело большое значение, по­скольку кубенский речной бассейн долго оставался за пределами научных интересов археологов, несмо­тря на обширность и несомненную значимость дан­ной территории в решении вопросов первоначально­го заселения и освоения Русского Севера.

 Рис. 1. Страница из полевого дневника Николая Васильевича Гуслистова с записями о работах на территории Усть-Кубинского района в 1979 г.

Рис. 2. Карта расположения вновь выявленных и обследованных памятников в Усть-Кубинском районе (из отчёта Н. В. Гуслистова)

 Рис. 2. Карта расположения вновь выявленных и обследованных памятников в Усть-Кубинском районе (из отчёта Н. В. Гуслистова)

Первые стоянки каменного века в устье Кубены открыты практически одновременно двумя археоло­гами: С. В. Ошибкиной и Н. В. Гуслистовым. В 1978 г. С. В. Ошибкина обследовала восточный берег Кубенско- го озера и устье р. Кубены, где обнаружила несколько мезолитических стоянок. В июне следующего года об­следование приустьевой части Кубены провёл Н. В. Гуслистов. Им были осмотрены памятники, открытые С. В. Ошибкиной, собран подъёмный материал и зафик­сированы 2 новые мезолитические стоянки. В 1980 г. учениками Н. В. Гуслистова, студентами С. Т Еремеевым и М. В. Иванищевой (Кисляковой), была выявлена ещё одна стоянка эпохи мезолита - Запань Заречная.

В результате этих исследований, которые велись практически одновременно, некоторые памятники оказались зафиксированными неоднократно под раз­ными названиями. Автором была проведена работа по изучению и сопоставлению отчётов и полевой до­кументации С. В. Ошибкиной и Н. В. Гуслистова, кол­лекций каменного инвентаря (сборы разных лет), хра­нящихся ныне в ВГИАХМЗ, а также получена устная информация от А. М. и М. В. Иванищевых, в результате чего удалось составить достаточно точную карту рас­положения 10 мезолитических стоянок в приустьевой части р. Кубены (рис. 4). В настоящее время все стоян­ки в устье Кубены полностью разрушены и небольшие коллекции подъёмного материала, собранные 30 лет назад, остаются единственным источником для изуче­ния среднекаменного века приустьевой части Кубены.

Река Кубена, как и множество других рек Воло­годской области, связана с бассейном Белого моря.

Её истоки лежат в пределах Архангельской области, на Коношско-Няндомских высотах, являющихся Онего-Кубенским водоразделом. На своём пути к Кубен- скому озеру река прорывает несколько моренных гряд - неслучайно на Кубене много песчаных перека­тов, островов, крупных камней и скоплений валунов, встречаются и каменные гряды. В устье река образу­ет обширную дельту (наносной равнинный участок, прорезанный четырьмя протоками), острова которой постепенно оттесняют воды Кубенского озера всё дальше от посёлка Устье[2] (рис. 3).

Рис. 3. Дельта реки Кубены (снимок из космоса, 2006 г.)

 Рис. 3. Дельта реки Кубены (снимок из космоса, 2006 г.)

Рис. 4. Мезолитические стоянки в устье р. Кубены: 1 - Лысая Гора, 2 - Чернышёво, 3, 4 - Бор, Бор-1, 5 - Запань Заречная, 6 - Устье, 7 - Данилиха, 8 - Верхний Водозабор, 9 - «3 километр», 10 - Площадка

 Рис. 4. Мезолитические стоянки в устье р. Кубены: 1 - Лысая Гора, 2 - Чернышёво, 3, 4 - Бор, Бор-1, 5 - Запань Заречная, 6 - Устье, 7 - Данилиха, 8 - Верхний Водозабор, 9 - «3 километр», 10 - Площадка

С. В. Ошибкиной была осмотрена приустьевая часть р. Кубены на протяжении 6 км от пос. Устье до Высоковской Запани и зафиксировано семь стоянок эпохи мезолита: Лысая Гора, Чернышёво, Бор, Бор I на левом берегу Кубены и Устье, Данилиха, Площадка на правом (рис. 4). Впервые сведения об этих памят­никах были кратко изложены в 1981 г.[3], а затем в её известной монографии «Мезолит бассейна Сухоны и Восточного Прионежья». Исследователь отметила сходство обнаруженных материалов с инвентарем мезолитических стоянок на средней Сухоне и пред­варительно датировала их поздним мезолитом[4].

В. Гуслистов в своём отчёте о работах Вологодской экспедиции в 1979 г. сообщает ещё о двух стоянках на правом берегу Кубены: Верхний Водозабор и «3 километр»[5].

Все обнаруженные стоянки располагались на не­высоких (4-5 м) боровых террасах, культурный слой залегал сразу под дёрном в песке, кремнёвый инвен­тарь был представлен ножевидными пластинами, концевыми скребками, обломками наконечников и нуклеусов, в том числе карандашевидных. Большую часть находок составляли отходы кремнеобработки: сколы, отщепы, чешуйки[6].

Левобережные стоянки представлены 5 памят­никами.

Стоянка Лысая Гора располагается в одно­имённой местности Лысая Гора на левом берегу реки Кубены. Сама Лысая Гора представляет собой есте­ственное возвышение высотой 10 м ледникового происхождения, сильно разрушенное просёлочной дорогой и карьером. Стоянка, по-видимому, находи­лась в восточной части холма, наиболее сильно по­вреждённой карьерными разработками. При осмотре карьера С. В. Ошибкиной обнаружено 7 изделий из серого и жёлто-коричневого кремня: 6 пластин пре­имущественно неправильной огранки шириной от2 см до 1,7 см (одна из пластин со скобелевидной выемкой ретуширована по краю, на двух других про­слеживаются следы использования) и скол форми­рования призматического рельефа с негативами от неправильных пластинчатых снятий и следами ути­лизации в виде нерегулярной ретуши (рис. 5: 1-4).

В следующем году стоянка была осмотрена Н. В. Гуслистовым. Найдено два кремнёвых изделия из белого и коричневого кремня хорошего качества: круп­ный тонкий отщеп со следами использования (разде­лочный нож?) и правильная ножевидная пластинка с частичной мелкой ретушью по краю (ширина пласти­ны 0,7 см) (рис. 5: 5, 6). В 1980 г. сборы подъёмного ма­териала на Лысой Горе были проведены студентами М. В. Кисляковой и С. Т. Еремеевым. Они обнаружили 5 изделий из качественного кремня красно-коричне­вых оттенков, в том числе концевой скребок с высокой спинкой, асимметричное остриё и вкладыш, ретуши­рованный по одному краю (рис. 5: 7-9).

Рис. 5. Кремнёвый инвентарь со стоянки Лысая Гора (1 - скол с нуклеуса, 2,8 - пластины с ретушью, 3-6 - пластины со следами использования, 7 - скребок, 9 - остриё). 1-4 - сборы С. В. Ошибкиной, 1978 г.; 5-6 - сборы Н. В. Гуслистова, 1979 г.; 7-9 - сборы С. Т. Еремеева и М. В. Кисляковой, 1980 г.

Рис. 5. Кремнёвый инвентарь со стоянки Лысая Гора (1 - скол с нуклеуса, 2,8 - пластины с ретушью, 3-6 - пластины со следами использования, 7 - скребок, 9 - остриё).
1-4 - сборы С. В. Ошибкиной, 1978 г.;
5-6 - сборы Н. В. Гуслистова, 1979 г.;
7-9 - сборы С. Т. Еремеева и М. В. Кисляковой, 1980 г.

Стоянка Чернышёво, обнаруженная С. В. Ошибкиной возле одноимённой деревни, занимала участок берега высотой 5-6 м над уровнем воды. При осмо­тре местности собран подъёмный материал: скребок, правильные ножевидные пластинки, отщепы (рис. 6: 1-11), а также был заложен небольшой шурф (1 х 1 м), в котором найдено 2 отщепа и 2 пластины. В 1979 г. па­мятник осмотрен Н. В. Гуслистовым, в 1980 г. М. В. Кисляковой и С. Т. Еремеевым. Среди находок - скребки, пластины с ретушью, сколы и отщепы со следами ис­пользования (рис. 6: 12-15), позвонок крупной рыбы. В целом, коллекция с памятника включает 27 кремнёвых изделий из светлого, тёмно-серого и красно­коричневого кремня. Основная часть находок пред­ставлена пластинчатым инвентарем - 12 правильных ножевидных пластин, среди которых 4 вкладыша с мелкой регулярной ретушью по одному краю. Орудия представлены 2 концевыми скребками на пластинча­тых сколах (рис. 6: 12, 13), округлым скребком на от- щепе из светло-розового кремня с рабочим краем по всему периметру (рис. 6: 1) и массивной пластиной с ретушью на конце (скребущее орудие?) (рис. 6: 15); остальное - отщепы, в том числе 9 пластинчатых. От­чётливо прослеживается микролитоидный характер кремнёвого производства: более трети всех находок составляют пластины шириной до 1 см.

Рис. 6. Кремнёвый инвентарь со стоянки Чернышёво: 1,12,13 - скребки, 2-6 - пластины со следами использования, 7-11,14,15 - пластины с ретушью. 1-11 - сборы С. В. Ошибкиной, 1978 г.; 12-15 - сборы С. Т. Еремеева и М. В. Кисляковой, 1980

Рис. 6. Кремнёвый инвентарь со стоянки Чернышёво: 1,12,13 - скребки, 2-6 - пластины со следами использования, 7-11,14,15 - пластины с ретушью.
1-11 - сборы С. В. Ошибкиной, 1978 г.; 12-15 - сборы С. Т. Еремеева и М. В. Кисляковой, 1980

Стоянки Бор и Бор-1 располагались выше по те­чению, в 2,5 км от д. Чернышёво у древнего поворота реки на краю боровой террасы (расстояние между стоянками 0,5 км). На стоянках заложены 3 неболь­ших (1 кв. м) шурфа, в которых обнаружены ножевид­ные пластинки и отщепы. Материалы стоянок, храня­щиеся в фондах Вологодского краеведческого музея, включают пластины (13 экз.), отщепы (23 экз.), один угловой резец, обломок скребка с высокой спинкой и 4 крупных технологических скола - всего 42 крем­нёвых изделия из светлого и коричневого кремня. Пластины в основном неправильной огранки, на трёх пластинах прослежены следы утилизации, на одном изделии (узкая правильная пластинка) имеется дор­сальная ретушь.

Неподалёку от этих памятников расположе­на стоянка, открытая в 1980 г С. Т. Еремеевым и М. В. Кисляковой - Запань Заречная, материал которой близок стоянкам Бор, Бор-1. Коллекция небольшая - 18 предметов, - но выразительная: 2 расколотых нуклеуса с негативами от отщепов и неправильных пластин, нуклевидный кусок, круп­ный скол с ретушью (скребло), крупный первичный скол, 13 пластинчатых изделий, из которых одно имеет правильную огранку, остальные можно от­нести к категории неправильных пластин или пла­стинчатых отщепов.

На правом берегу Кубены расположено так­же 5 стоянок. Ближе к Устью Кубенскому находятся 2 стоянки, открытые С. В. Ошибкиной:

Стоянка Устье располагается на окраине села Устье Кубенское и занимает участок низкой (2,5 м) бо­ровой террасы. В ходе шурфовки памятника (1 кв. м) и сбора подъёмного материала в осыпи у дороги по­лучена небольшая коллекция кремнёвого инвентаря (в фондах ВГИАХМЗ хранится 4 изделия из серого и розового кремня): скол с нуклеуса и три крупные пластины (на двух пластинах шириной 1,2 см про­слеживаются следы использования, третья пластина (2,5 см) обработана дорсальной ретушью по краю).

Стоянка Данилиха находилась в 150 м от де­ревни Данилиха, вверх по реке, и занимала самый высокий край боровой террасы (5-6 м), сильно по­вреждённый карьерными разработками. Памятник имел значительную площадь: его протяжённость вдоль реки составляла около 160 м, ширина 40 м (со­хранившаяся часть памятника на момент открытия). При осмотре памятника С. В. Ошибкиной собрана коллекция из 47 кремнёвых изделий. Среди находок два обломка карандашевидных нуклеусов из серого кремня, орудия на правильных ножевидных пласти­нах: два концевых скребка, резец, фрагмент наконеч­ника, 35 пластин, преимущественно узких с правиль­ной огранкой и 6 тонких отщепов[7]. Среди пластин выделяется серия вкладышей для метательного воо­ружения из 8 экз., изготовленных на длинных микро­пластинах (средние размеры вкладыша - 3,0 х 0,5 см).

Николай Васильевич Гуслистов на следующий год тщательно осмотрел стоянку Данилиха и собрал зна­чительную коллекцию кремнёвых изделий - 119 экз., большую часть которых составили отщепы (56 экз.). Среди находок привлекают внимание конический ну­клеус (рис. 7: 1), скобель (рис. 7: 3), комбинированное орудие (резец-пилка) (рис. 7: 6), 3 скола подправки ударных площадок, 2 концевых скребка на пластинах (рис. 7: 2, 4), 7 крупных правильных пластин с ретушью или следами использования (рис. 7: 5, 7, 12), а также серия правильных ножевидных пластин, в том числе 8 прямоугольных вкладышей без ретушной подработки (рис. 8). В своём полевом дневнике Н. В. Гуслистов от­метил, что стоянка разрушается и её необходимо рас­капывать, но приходится констатировать, что одна из самых перспективных в научном плане мезолитиче­ских стоянок в устье Кубены в настоящее время пол­ностью разрушена дачной застройкой.

Рис. 7. Кремнёвый инвентарь со стоянки Данилиха: 1 - нуклеус, 2, 4 - скребки, 3 - скобель, 6 - резец-пилка, 5, 7-12 - пластины со следами использования Сборы Н. В. Гуслистова, 1979 г.

Рис. 7. Кремнёвый инвентарь со стоянки Данилиха: 1 - нуклеус, 2, 4 - скребки, 3 - скобель, 6 - резец-пилка, 5, 7-12 - пластины со следами использования Сборы Н. В. Гуслистова, 1979 г.

Рис. 8. Вкладыши со стоянки Данилиха. Сборы Н. В. Гуслистова, 1979 г.

Рис. 8. Вкладыши со стоянки Данилиха. Сборы Н. В. Гуслистова, 1979 г.

Верхний Водозабор - один из интереснейших мезолитических памятников на Кубене, открытый Н. В. Гуслистовым в 1979 г. Стоянка находилась в 350 м от деревни Данилиха и сильно пострадала при постройке водозабора для посёлка Устье. При осмотре местности собраны многочисленные находки (рис. 9), остатки культурного слоя прослеживались в выду- вах берега на протяжении 60 м. В последующие годы стоянка неоднократно осматривалась вологодскими археологами с целью сбора подъёмного материала. Общая коллекция кремнёвого инвентаря включает 126 изделий, преимущественно пластины (91 экз.), большая часть которых (62 экз.) представлена пра­вильными ножевидными пластинками в основном из качественного серого кремня (рис. 10: 1, 2). Не­которые пластины имеют следы использования или подработку некрупной ретушью (8 экз.). Среди готовых орудий - обломок наконечника (рис. 10: 3), пер­форатор (сверло) (рис. 10: 4), 2 концевых скребка на пластинах. Остальные находки - нуклевидный кусок, технологические сколы (скол формирования призма­тического рельефа, 2 ребристые пластины и 4 скола подправки ударных площадок от карандашевидных нуклеусов) и отщепы (23 экз.). Многочисленностью и разнообразием орудий стоянка Верхний Водозабор заметно выделяется среди других кубенских стоянок.

Стоянка «3 километр», открытая Н. В. Гус­листовым в 1979 г., расположена между стоянками Верхний Водозабор и Площадка, в 3 км от посёлка Устье. В песчаном карьере найдено 2 кремнёвых из­делия из светло-серого кремня: пластинчатый отщеп и правильная пластина со следами выщербленности (пилка по твёрдому материалу) (рис. 10: 8).

 Рис. 9. Подъёмный материал со стоянки Верхний Водозабор (фото Н. В. Гуслистова, 1979 г.)

 

Рис. 10. Кремнёвый инвентарь со стоянок Верхний Водозабор (1-4), Долиниха-2 (5-7) и «3 километр» (8). 1,2, 8 - пластины, 4, 5 - перфоратор, 3, 6 - наконечники, 7 - скребок

Стоянка Площадка, обнаруженная С. В. Ошибки­ной в 1978 г., располагалась в 3,5 км от посёлка Устье и в 1,5 км от деревни Данилиха, выше по течению Ку- бены. Стоянка занимала высокий край боровой тер­расы, удалённой от реки на 300 м. Значительная часть стоянки была разрушена песчаным карьером. Подъ­ёмный материал представлен немногочисленным микролитоидным инвентарём: 11 правильных ноже­видных пластин, половина из которых имеет следы использования в виде мелкой зазубренности или не­регулярной ретуши утилизации.

Среди подъёмного материала, собранного Н. В. Гуслистовым на правом берегу Кубены, присут­ствует небольшая коллекция из 8 кремнёвых изделий, промаркированная как сборы со стоянки Долиниха-2. Среди находок - скобель, перфоратор (сверло), обло­мок наконечника (рис. 10: 5-7). 3 пластинчатых отще- па (один со следами использования), 2 неправильные пластины. Все находки, за исключением одной пла­стины, из серого кремня. Место сбора этих предметов остаётся под вопросом, поскольку населённого пун­кта с таким названием в районе нет, а в полевом днев­нике и отчёте стоянка не указана. По всей видимости, находки происходят со стоянки Верхний Водозабор, расположенной в 200 м от стоянки Данилиха (в полевом дневнике присутствует фраза «стоянка Долиниха, открытая С. В. Ошибкиной в 1978 г.»).

Таким образом, работами С. В. Ошибкиной и Н. В. Гуслистова выявлено 10 мезолитических сто­янок в устье Кубены. Вероятно, в древности памят­ников этого времени было значительно больше, но многие из них разрушены. Уже Н. В. Гуслистов и С. В. Ошибкина отмечали, что на всех выявленных стоянках присутствуют карьеры, ямы, хозяйствен­ные постройки. За 30 лет положение ухудшилось, и те небольшие участки ненарушенного культурного слоя, которые фиксировали первые исследователи Кубены, сейчас не существуют. Раскопки этих стоя­нок так и не были проведены.

Тем не менее, даже на немногочисленных мате­риалах, собранных первыми исследователями Кубе­ны, прослеживаются определённые различия в ин­вентаре с разных памятников. На стоянках Данилиха, Площадка, Верхний Водозабор, Чернышёво найдено большое количество правильных ножевидных пла­стин узких и средних размеров, встречены обломки и сколы карандашевидных нуклеусов, большинство орудий (скребки, острия, наконечники) сделаны на пластинах. На остальных стоянках (Лысая Гора, Бор-1, Запань, Устье) в коллекциях преобладают пластины неправильной огранки, практически нет микропла­стин, мало или вообще отсутствуют морфологически выраженные орудия на пластинах. Возможно, это объ­ясняется немногочисленностью самих коллекций, но допустимо предположить, что речь идёт о культур­ных и хронологических различиях кубенских стоянок.

Дальнейшие археологические изыскания ве­лись в верхнем и среднем течении р. Кубены. В конце 1980- х гг. в ходе разведочных работ А. В. Кудряшов вы­явил несколько разновременных памятников, в том числе мезолитических. С 1994 года археологические исследования в бассейне реки Кубены ведёт Сухонско-Кубенская экспедиция под руководством автора8. (8 - Андрианова Л. С. Мезолитические стоянки на реке Кубене // Первобытная и средневековая история и культура Ев­ропейского Севера: проблемы изучения и научной рекон­струкции. Материалы научно-практической конференции. Соловки, 2006. С. 48-57.)

С. В. Ошибкина датировала кубенские стоянки поздним мезолитом. По её мнению, заселение данной территории происходило населением, которое в конце мезолита в атлантическое время пришло из бассейна реки Сухоны в Озёрный край, когда здесь завершилось заболачивание и заторфовывание озёр и возникли бла­гоприятные для существования людей условия[8]. Ре­зультаты изучения кубенского мезолита в последние годы позволили скорректировать этот вывод. В насто­ящее время на Кубене известно около 30 мезолитиче­ских стоянок, на 12 из которых проводились раскопки.

Наиболее интересные мезолитические стоянки, изученные раскопками, располагаются на средней Ку- бене и входят в Боровиковский археологический ком­плекс (Боровиково, Боровиково-А, Боровиково-2М). Расположение этих стоянок, технология расщепления кремня, типологический состав находок свидетель­ствуют о достаточно позднем (вторая половина бо- реала/атлантикум) заселении кубенского бассейна[9]. Данное предположение подтверждает серия радио­углеродных дат, полученная по углю и бересте на па­мятниках Боровиково и Боровиково-А: 7850±80 (Ле 7825), 7790±80 (Ле 7823), 7680±60 (Ле 7822), 7580±45 (Ле 7205), 7450±40 (Ле 7206). Другая часть памятни­ков (стоянка Боровиково-2М, нижние слои Борови­ково, Боровиково-А), по всей видимости, имеет более ранний возраст. Кремнёвый инвентарь этих памятни­ков отличает высокий индекс пластинчатости, разви­тая отжимная техника получения пластинчатых заго­товок, наличие значительного количества орудий на пластинах (резцов, скребков, наконечников).

На основании аналогий с материалами, получен­ными при раскопках памятников Боровиковского ар­хеологического комплекса, можно предположить, что часть усть-кубенских стоянок действительно датиру­ется поздним мезолитом. В то же время некоторые из стоянок в устье Кубены (Верхний Водозабор, Чернышёво, Данилиха) с ярко выраженным микролитоидным характером кремнёвого инвентаря близки более ранним боровиковским памятникам.

Л. С. Андрианова

Из сборника материалов научной конференции История и археология Русского Севера, посвящённой 60-летию со дня рождения Н. В. Гуслистова, Вологда, 2012

Примечания

[1] Гуслистов Н. В. Отчёт о работе Вологодского археологиче­ской экспедиции в 1979 году. Вологда, 1980 // ВГИАХМЗ. Б/н.

[2] Филенко Р. А. Воды Вологодской области. [Л.] : Изд. ЛГУ, С. 113-114.

[4]  Ошибкина С. В. Мезолит бассейна Сухоны и Восточного Прионежья. М., 1983. С. 207-208.

[5] Гуслистов Н. В. Указ. соч. С. 2.

[6] Ошибкина С. В. Мезолит бассейна Сухоны... С. 205.

[7] Ошибкина С. В. Мезолит бассейна Сухоны... Табл. 76.

[8] Ошибкина С. В. Мезолит бассейна Сухоны... С. 207-208.

[9]  Андрианова Л. С. Указ. соч. С. 56.

Читайте также: