ГлавнаяМорской архивИсследованияБиблиотека












Логин: Пароль: Регистрация |


Голосование:
Вам нравится наш сайт?


Отличный сайт!
Хороший сайт
Встречал и получше
Совсем не понравился





» » » Общие закономерности торгово-экономических взаимоотношений Киева и Булгара в IX-XIII вв.
Общие закономерности торгово-экономических взаимоотношений Киева и Булгара в IX-XIII вв.
  • Автор: admin |
  • Дата: 04-12-2013 18:01 |
  • Просмотров: 2030

Из материалов научной конференции "Путь из Булгара в Киев”, проведенной 26-27 февраля 1991 г. учеными Казани (Институт языка литературы и истории им.Г.Ибрагимова) и Киева (Институт археологии).

 

Академик П.П. Толочко, Моця А.П. (Киев)

Многовековые контакты населения Поднепровья и Поволжьья в эпоху Средневековья выразились, в частности, в установлении тесных торгово-экономических связей между столицами двух крупнейших государств восточноевропейского региона - Киевской Руси и Волжской Булгарии. В научной литературе уже отмечалось, что тесные и мирные взаимоотношения волжских булгар со славянским населением лесостепного Поднепровья прослеживаются уже на материалах конца I тысячелетия н.э. (I, с.166). Одним из первых восточнославянских городов, развивавших интенсивные связи в восточном направлении, был именно Киев (2, с.6).

Рассмотрение любого аспекта процесса контактов населения различных территорий целесообразно проводить на фоне общей картины этих «взаимоотношений (т.е. идти от общего к частному), что и будет кратко проведено в данной работе.

Следует отметить, что помимо схожих географических условий обитания и имеющихся природных запасов сырья рассматриваемые регионы в средневековый период (а точнее в конце I тысячелетия н.э.) были связаны между собой противостоянием одному сопернику - Хазарскому каганату, правителям которого на протяжении определенного времени были подвластны средневолжские и часть среднеднепровских территорий. Немаловажную роль в связи с этим играла посредническая роль Хазарии в торгово-экономических связях упомянутых районов Восточной Европы. Несомненно, что основная часть прибыли из торго­вых операций также оставалась хазарам.

Тюрговые маршруты в западном направлении из территории Поволжья в это время могли начинаться из Волго-Камского междуречья, но также и южнее - через Переволоку в районе современного Волгограда на Дон и далее в направлении Крыма, Константинополя и Киева.

Нужно отметить, что социально-политический уровень развития всех трех вышеупомянутых раннеклассовых образований был в то время приблизительно равным. Их правители были заинтересованы в получении различных благ цивилизации и за счет разнообразных международных контактов пытались решать эти проблемы. Этому способствовало географическое расположение Восточной Европы на путях древних торговых магистралей между Западом и Востоком.

Тесное переплетение интересов противостоящих стран иногда приводило к получению дивидентов соседом, не участвовавшим в конкретной акции. Так, например, произошло в отношении Волжской Булгарии, которая стала полностью самостоятельной после разгрома Святославом Игоревичем Хазарии в 60-е годы X в. (3, с.199). И хотя А.П.Новосельцев предполагает, что хазарское государство окончательно было ликвидировано лишь через столетие, можно говорить, что с упомянутого времени (второй половины X в.) в экономическом плане оно уже не было серьезным соперником булгарам при осуществлении международных торговых операций.

Это укрепило, в частности, и военный потенциал Булгарии, с чем пришлось столкнуться уже Владимиру Святославичу в 985 г. в его волжском походе. Военный и экономический паритет обеих сторон, вероятно, привел к заключению взаимовыгодных отношений, которые положили начало многолетним тесным контактам (4, с.9; с.51). Необходимо отметить, что при жизни упомянутого киевского князя торго­вые отношения были подтверждены специальным соглашением 1006 г.: прислали болгары (волжские) послов с дары многими, дабы Владимир позволил им в городах по Волге и Оке торговать без опасения, на что им Владимир охотно соизволил и дал им во все города печати, дабы они везде и всем волно торговали, а русские купцы с печатями от наместников в Болгары с торгом ездили без опасения, а Болгарам все их товары продавать во градах купцам, и от них купить все потребно, а по селам не ездить тиуном, верникам, огневтине и смерды - не продавать, и от них же купить11 (6, с.69).

Рассматривая торгово-экономические взаимоотношения Киева и Булгара в контексте евроазиатской торговли напомним, что для домонгольского времени на Руси выделяется два хронологических периода в развитии этих международных торговых отношений: УШ-Х и XI-XII1 вв. Они различаются интенсивностью обмена, статьями ввоза и отчасти направлениями связей (7, с.388). Можно отметить, что изу­чение конкретных территорий позволяет уточнить эту общую схему и расширить представления о сложности и многообразии вариантов различных контактов.

Выше уже говорилось о двух возможных маршрутах через Нижнюю и Среднюю Волгу торговых путей из Востока на Залад в последней четверти I тысячелетия н.э. После 60-х годов Среднее Поднепровье и более западные районы были связаны с арабским миром в основном через Булгар водной магистралью Волга-Ока и сухопутным маршрутом Булгар-Киев (8, с.105; 9, с.90; 10, с.189-196). При этом следует отметить, что водная магистраль, переходящая в систему Сейм - Десна - Днепр, функционировала на начальном этапе более интенсивно, о чем, в частности свидетельствуют материалы дружинных захоронений рубежа IX-X вв-в Днепро-Деснянском междуречье (II,с. 83, рис.30). Киевская верховная власть контролировала водные пути и старалась не допустить утечки восточных богатств на север по пути "из варяг в греки” без своего участия в их перераспределении.

Можно предполагать, что сухопутный путь, являвшийся отрезком трансевропейской торговой магистрали, интенсивно начал использоваться с начала П тысячелетия н.э., когда в отношениях между двумя государствами, была достигнута стабильность и гарантированность безопасного прохождения караванов с разнообразным товаром. Это подтверждается и археологическими материалами (12, с.131-133).

В какой-то степени переключению на сухопутный маршрут "способствовала и нестабильная ситуация в XI в. в Земле вятичей, где протекала Ока - важнейшее звено торгового маршрута. Об этом говорит хотя бы сообщение Владимира Мономаха в "Поучении” (как о важном и геройском поступке), что он "...к Ростову идохъ сквозе Вятиче"

(13, стлб.247). Перенос основного пути на сухопутье в то же время косвенно подтверждается и текстом "Развлечения страстно желающего странствовать по землям" ал-Идриси (годы жизни: около II00-II65), в котором уже были утрачены представления об Азовском море - части водной магистрали Восток - Запад, которые еще содержатся в сочине­ниях арабских географов X в. (ал-Баттани, Ибн Русте, ал-Масуди и др.), а название Майутис (арабская передача слова Меотида) уже не встречается (14, с.73).

При этом южно констатировать, что практически на протяжении всего раннефеодального периода истории восточнославянского государства, когда всеми делами безоговорочно и полновластно руководили киевские великие князья, конфликтов между Русью и булгарскими землями не было. Ближе к эпохе феодальной раздробленности (начиная с IOdb г.) русско-булгарские трения в Поволжье фиксируются все чаще, хотя вплоть до 1120 г. нет письменных указаний на ухудшение торговых отношений (4, с.14; 15, с.26).

Следует остановиться на тех группах русско-булгарского импорта - экспорта, которые известны из разных исторических источников. Так, весь Булгарский экспорт на Русь можно разделить на две группы. В первую входили продукты собственно булгарского производства, сельскохозяйственные продукты, изделия ремесленников и сырье (хлеб, козьи шкуры, овцы, крупный рогатый скот, одежда, обувь, юфть, керамика ...). Большинство из этих товаров оседало и археологически зафиксировано на территории древнерусских земель-княжений в Поволжье (15, c.27-2b). Во вторую группу входили товары, поступающие при посредничестве Булгарии с Востока (поливная керамика, ткани, оружие, благовония, пряности, фрукты, предметы художественного ремесла, стеклянные изделия, бусы, благородные металлы). Многие из названных категорий импорта выявлены в киевском регионе (7, с. 402, табл.162; 16, с.371-375). В то же время из Руси в Булгарию и далее на Восток вывозились меха, рабы, мед, воск, лен, полотно, се­ребряные, бронзовые, костяные предметы, янтарь, а также изделия литейного, ювелирного и керамического ремесел (16, с.319-326). Многие из них поступали из Южной Руси через Киев.

Все же, подчеркнем особо, контакты между Киевом и Булгаром определялись в первую очередь посреднической ролью между цивилизациями Востока и Запада, Средней Азии и Западной Европы. Бессмысленно было ездить торговать за тысячу километров овручскими шиферными пряслицами, фигурными замочками, горшками и кувшинами для повседневного использования или же обмениваться сырьем, запасы которого имелись в каждом из названных районов в достаточном количестве. Можно уверенно предполагать, что основную прибыль киевские и булгарские купцы получали именно в результате посреднических операций, в которых участвовали торговцы из многих стран. Эго не исключает, а наоборот, предусматривает, постоянное проживание представителей противоположных этносов в столицах двух государств, о чем свидетельствуют, в частности, ювелирная формочка из овручского шифера с арабской надписью "Благословение..." (Аллаха владельцу сего) из культурных слоев киевского Подола или кости свиньи в мастерской ювелира, работавшего с янтарем около главной мечети Великого города (18, с.307, рис.134; 19, с.92). Но все же взаимовлияние русской и булгарской культур этими экономическими и политическими связями и ограничивались из-за отсутствия постоянных религиозных контактов, которые оборвались в 986-987 гг. после выбора Владимиром Святославичем в качестве новой государственной религии христианства по православному обряду.

Возвращаясь к вопросу о торговых отношениях между двумя государствами в ХП-ХШ вв., когда на Руси начался процесс феодальной раздробленности, отметим, что они стали более сложными и многогранными. На это повлияли многие факторы.

С одной стороны, окрепшие правители Владимиро-Суздальской Руси пытались использовать транзитную торговлю в целях личного обогащения. Кроме того, при Юрии Долгоруком, Андрее Боголюбском и Всеволоде Большое Гнездо происходили многочисленные вооруженные конфликты с представителями правящей верхушки Волжской Булгарии.

Это приводило к постепенному затуханию сухопутного караванного пути Булгар-Киев в связи с нестабильным положением на его волжском отрезке. Хотя следует отметить, что еще в первой половине ХП в. он продолжал функционировать, о чем свидетельствуют археологические материалы целого ряда "караван-сараев” на Левобережье Днепра. Но по тем же археологическим материалам наблюдается процесс затухания жизни в этих населенных пунктах, начиная со второй половины упомянутого столетия.

В значительной степени возрождается в это время вышерассмотренный водный путь Булгар - Ока - Десна - Киев, о чем свидетельствует ал-Гарнати, который около 1150 г. отправился с Волги на Днепр (20, c.IQ-II, 44, 109). Хотя по свидетельствам того же путешественника сухопутные пути продолжают функционировать (Венгрия - Киев - Саксин в низовьях Волги).

Приблизительно в это время устанавливается из Поволжья новый путь в Западную Европу: Рига - Полоцк - Витебск - Смоленск - Дорогобуж - Можайск - Москва - Рязань - Муром - Булгар (17, с.348).

А ко второй половине XI в, относится начало формирования новой дороги Киев - Ростов, которая проходила через Путивль, Севск, Болдыж, Карачев, Серенек, Лобинск, Москву. Интересно, что расстояние между многими зафиксированными археологически вятичскими "городками" на этой дороге соответствовало 30-40 верстам (21, с.286). Эти отрезки пути соответствуют расстояниям, отмеченным на пути Булгара в Киев, что было перепроверено недавно работами киевских и казанских археологов (22, с.143-149).

Естественно, что часть товаров переместилась на новые магистрали. Помимо этого, арабские государства Восточного Средиземноморья начали контактировать с Киевом и всеми южнорусскими землями через Причерноморье и Днепр. Это направление начало приобретать особое значение именно с конца XI в., когда после завоевания Иерусалима крестоносцами и образования Иерусалимского королевства усилилось паломническое движение русских (нередко и торговцев) через Константинополь в Палестину. В результате этих передвижений постепенно активизировались и торговые операции (7, с.390-391).

Поэтому можно предполагать, что на рубеже ХП-ХШ вв. контакты между Киевом и Булгаром не прекратились и даже не ослабели. Но они потеряли прежнюю монополию и исключительность во внешнеторговых операциях двух государств. Старые торговые пути становятся не единственными маршрутами, но одними из многих для достижения экономической выгоды соседних стран. Монголо-татарское нашествие и последующая гибель государств, спасших от разорения западноевропейские страны, разорвали на длительный период торгово-экономические связи между двумя развитыми регионами Восточной Европы.

 

Литература

Смирнов А.П. Древняя Русь и Волжская Болгария // Славяне и Русь. - М.: Наука, 1966.

Толочко П.П. Про торпвельн! звязки Киева з крагнами Ара бського Сходу та В1занП€ ю у УШ-Х ст. // Археолопчн1 дослдаен- ня стародавнього Киева. - Ки1в: Наук, думка, 1975.

Новосельцев А.П. Хазарское государство и его роль в истории Восточной Европы и Кавказа. - М.: Наука, 1990.

Халиков А.Х. Волжская Булгария и Русь (этапы политических и культурно-экономических связей в Х-ХШ вв.) // Волжская Булгария и Русь. - Казань, 1986.

Толочко П.П. Л1тописна повить про хрещення Pyci // Археолог 1я. - 1990. - № 2.

Татищев ВЛ. История Российская. - М.-Л.: Изд-во АН СССР,

- Т.2.

Древняя Русь. Город, заимок, село. - Археология СССР. - М.: Наука, 1985.

Янин В.Л. Денежно-весовые системы русского средневековья. Домонгольский период. - М.: МГУ, 1956.Монгайт А.Л. Рязанская земля. - М.: Изд-во АН СССР, 1961.

Рыбаков Б.А. Путь из Булгара в Киев // МИА. - 1969. - №

169.

 Моця А.П. Население Среднего Поднепровья IX-ХШ вв. (по данным погребальных памятников). - Киев: Наук.думка, 1987.

Моця А.П. Новые сведения о торговом пути из Булгара в Киев // Земли Южной Руси в 1Х-Х1У вв. - Киев: Наук.думка, 1985.

Лаврентьевская летопись и Суздальская летопись по Академи­ческому списку. - М.: Изд-во восточной литературы, 1962. - T.I.

Бейлин В.М. Ал-Идриси о портах черноморского побережья и связях между ними // Торговля и мореплавание в бассейне Черного моря в древности и средние века. - Ростов-на-Дону, 1988.

Валеев P.M. Торговые связи Волжской Булгарии и Руси в домонгольский период (Х-ХШ вв.) // Волжская Булгария и Русь. - Ка­зань, 1986.

Археология Украинской ССР. - Киев: Наук.думка, 1986. -Т.З.

Рыбаков Б.А. Торговля и торговые пути // История и куль­тура Древней Руси. - М.-Л.: Изд-во АН СССР, 1948. - T.I.

Новое в археологии Киева. - Киев: Наук.думка, 1981.

Халиков А.Х. Татарский народ и его предки. - Казань: Татарское книжное издательство, 1989.

Путешествие АОу Хамида ал-Гарнати в Восточную и Центральную Европу (II3I-II53 гг.) - М.: Наука, 1971.

Никольская Т.Н. Земля вятичей. К истории населения бассейна верхней и средней Оки в 1Х-ХШ вв. - М.: Наука, 1961.

Моця А.П., Халiков А.Х. Hoвi дослiдження шляху з Булгара в Киiв (попередне повiдомлення) // Археологiя. - 1989. - № 4.

 

РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК

КАЗАНСКИЙ НАУЧНЫЙ ЦЕНТР ИНСТИТУТ ЯЗЫКА, ЛИТЕРАТУРЫ И ИСТОРИИ им. Г. ИБРАГИМОВА

АКАДЕМИЯ НАУК УКРАИНЫ

ИНСТИТУТ АРХЕОЛОГИИ

УДК 930.26 (471.4) 042(02)1

Настоящий межреспубликанский сборник научных статей включает в себя материалы научной конференции "Путь из Булгара в Киев” проведенной 26-27 февраля 1991 г. учеными Казани (Институт языка литературы и истории им.Г.Ибрагимова) и Киева (Институт археологии).

Печатается по решению Ученого совета ИЯЛИ им.Г.Ибрагимова

1992

Читайте также: