ГлавнаяМорской архивИсследованияБиблиотека












Логин: Пароль: Регистрация |


Голосование:
Вам нравится наш сайт?


Отличный сайт!
Хороший сайт
Встречал и получше
Совсем не понравился





» » Этническая история Африки в древности
Этническая история Африки в древности
  • Автор: Malkin |
  • Дата: 11-10-2015 20:02 |
  • Просмотров: 3598

История Африки вообще и ее этническая история, в частности, изучены пока недостаточно. С одной стороны, это одна из самых мо­лодых областей исторической науки (говорить о первых работах в об­ласти истории Африки можно, пожалуй, лишь с 20—30-х годов XX в., а изучение ее этнической истории делает только первые шаги). С дру­гой стороны, проблема осложняется недостаточностью источниковедче­ской базы. Многие народы Африки до недавнего времени были бес­письменными; отдельные регионы континента вплоть до конца про­шлого столетия развивались в почти полной изоляции от внешнего мира, археологически значительные территории остаются совсем неизу­ченными.

В последние годы ведется большая работа по поискам источников африканской истории. Так, разыскиваются новые рукописи, особенно на арабском языке, во многих странах проводятся раскопки. Особен­но большое внимание уделяется сбору и записи устных традиций — исторических хроник, передававшихся изустно от поколения к по­колению.

Однако и существующие источники (местные хроники; описания чужестранцев: греков, арабов, затем европейцев; данные археологии, антропологии, глоттохронологии, лингвистики; устная традиция афри­канских народов) дают возможность наметить основные вехи и на­правления развития этнической истории Африки.

Восстановить древнейшие эпохи как истории так и этнического развития Африки нелегко. Детальное археологическое изучение Африки — дело будущего. Первые находки были сделаны еще в колониальную эпоху чаще всего случайно, как побочный результат геологических разведок, прокладки железных до­рог и т. п. Поэтому сравнительно подробно обследованы те области, где были обнаружены залежи алмазов, золота, цветных металлов. Не случайно хорошо изучены отдельные районы ЮАР, Замбии, Зимбабве, некоторые участки Танзании и Кении. В то же время огромный бас­сейн реки Конго, пространства саванн Восточного и Западного Суда­на, за исключением немногих районов, оставались белым пятном для археологии. Отдельные специально организованные археологические экспедиции были исключением. После достижения независимости не­которые страны Африки (например, Нигерия) приняли планы комп­лексного изучения своих стран, в которые включены и археологичес­кие исследования. Однако задачи экономического развития отодвинули исполнение этих замыслов на неопределенное время. Для воссоздания истории расселения по континенту в древности привлекают помимо ар­хеологии и данные глоттолингвистики, палеоботаники, антропологии и т. п.

Население в те времена расселялось иначе, чем в наши дни. Са­хара, пустыни юга Африки, малозаселенные области Восточной Афри­ки были когда-то обитаемы. Благодаря мягкому и влажному климату нынешние пустыни были травянистыми саваннами, прорезанными мощ­ными реками. Судя по «вади», высохшим руслам рек, водные потоки устремлялись с плоскогорья Ахаггар на север и юг. Горные леса, кус­тарниковые заросли и травянистые саванны покрывали всю Север­ную Африку и Сахару. Вдоль рек тянулись галерейные леса.

Просторы зеленой Сахары были густо населены. Об этом свиде­тельствуют не только археологические находки (в Сахаре и Сомали типичные орудия эпохи раннего палеолита находят часто прямо на по­верхности земли), но и памятники наскальной живописи. Они обнару­жены во многих районах Сахары, однако больше всего их в Тасси- лин-Аджере. Подобные .же памятники есть и в Восточной, и в Южной Африке. Лучше всего изучена сейчас сахарская наскальная живопись и петроглифика.

Самые первые изображения относятся к началу VIII—VI тыс. до н. э. и последние, по-видимому, к началу II в. н: э. По этим памятни­кам можно проследить изменения в жизни населения древней Сахары. Первые охотничьи сцены сменяются картинками из пастушеской жиз­ни; изображения диких животных уступают место домашним. Населе­ние вело оседлый образ жизни: на памятниках много изображений хи­жин и даже селений. Подобные же рисунки, с изображениями быков с длинными, изогнутыми рогами, сцен охоты, сражений, танцев найде­ны в Эфиопии, в горах Каррара и Баати Суллум.

Периодом верхнего палеолита датируются наскальные рисунки в пещерах и гротах Кондоа-Оради в Восточной Африке.

Сцены охоты, отдыха, собирания ягод и злаков, военных столкно­вений с пришельцами-банту покрывают скалы Южной Африки. Первые зарисовки также относятся ко времени палеолита (последние, по-ви­димому, уже к XVIII в. н. э.).

Картина расселения африканцев в эпоху палеолита может быть намечена лишь весьма приблизительно. Находок эпохи палеолита об­наружено более всего в Южной Африке: в Капской провинции и Трансваале в ЮАР, Намибии и Зимбабве (культуры виктория-уэст, телленбош, моссел-бей и стиллбей).

Находок орудий эпохи раннего палеолита в Восточной Африке значительно меньше. К тому же их датировка достаточно сложна, так как сдвиги земной коры, образование сбросов и трещин проходили здесь уже на памяти человечества. Смещение пластов, в которых об­наруживают древнейшие орудия труда человека, мешает точно датиро­вать находки. Наиболее древние из них были найдены в Кафу, на северо-западе Уганды. Позднее аналогичные находки были сделаны в Олдувае, на берегах озера Виктория, в Кавирондо и на острове Мом­баса. Наиболее распространенная культура Восточной Африки — сан-го (первые находки были сделаны в Уганде).

 

Сцена охоты. Живопись (Южная Африка)

Сцена охоты. Живопись (Южная Африка)

 Охота на горного козла (Тассилин—Аджер)

Охота на горного козла (Тассилин—Аджер)

Довольно богата Африка находками позднего палеолита и мезо­лита. Орудия этого периода (в основном кремневые ножи, скребки, сверла, а также микролиты) найдены во многих областях Южной и Восточной Африки.

Палеолит Судана и Центральной Африки изучен гораздо хуже. Почти полное отсутствие находок древнейшего периода в значитель­ной мере объясняется особенностями климата и почвы. К тому же в условиях экваториального леса очень трудно обнаружить стоянку. Заброшенная деревня в течение нескольких лет зарастает густым ле­сом, а кухонные кучи становятся похожими на муравейники. Инвен­тарь, кроме каменных орудий на поверхности земли, практически ис­чезает, поэтому датировка оказывается весьма затруднительной.

Переход к неолиту происходил далеко не одновременно в разных районах Африки. Ранее всего этот процесс начался в северо-восточных областях Африки, в верхнем течении Нила, на территории древней Ну­бии (современная Республика Судан).

Древнейшие периоды истории остальной Африки изучены несрав­ненно более слабо. Находки неолитических орудий здесь чаще случай­ны и не систематизированы. Местное население, живущее на границе леса и в саваннах Судана и Центральной Африки, считало каменные полированные топоры «небесными камнями» и хранило их как аму­леты для защиты от молнии. Первой установленной неолитической культурой была тумбийская (открыта на берегах озера Тумба в Заире).

Культуры подобного типа характерны и для Восточной Африки. Они были обнаружены в Уганде, западной Кении, в Кавирондо, на бе­регах озера Виктория.

Находки ранненеолитического времени, хотя и немногочисленные, сделаны и в Западном Судане: в районах Ниоро, Бамако, в окрестно­стях Аукера. Во многих местах каменные орудия найдены в сочетании с медными, бронзовыми и железными предметами.

Именно с неолитом связаны значительные миграции народов Аф­рики. Неолитическая революция, связанная с появлением скотоводства и земледелия, привела к резкому увеличению численности населения и откочевки части его на новые земли. Следует добавить, что примерно к III тыс. до н. э. началось постепенное высыхание Сахары, некогда плодородной и густонаселенной области. Как полагают современные географы, причинами его были не только геологические условия (в ча­стности, общее потепление климата), но и деятельность человека: ин­тенсивное пастбищное скотоводство в немалой степени способствовало вытаптыванию и уничтожению травяного покрова и ускоряло опусты­нивание степей.

Расселение древнего населения Сахары, по-видимому, проходило разными путями. Часть его, несомненно, двинулась к востоку, в долину Нила, значительно увеличив население Египта и Нубии. Другие вол­ны миграций были направлены к югу и юго-западу. Вероятнее всего, именно в Сахаре сформировались как этнос фульбе — один из са­мых интересных этносов Западной Африки, вокруг проблемы этногене­за которого ломали копья многие исследователи на протяжении десят­ков лет. Сахарские элементы несомненны и в этногенезе хауса, сонгаи, малинке и других народов Западного и Центрального Судана.

По-видимому, именно совместным существованием на просторах сахарских саванн предков древних египтян и многих африканских на­родов можно объяснить ряд общих явлений культуры (элементы при­чесок, символику змеи, кусающей свой хвост, обычай бальзамирования и пеленания умерших и т. п.). Заметим, что многие афроцентристски настроенные ученые склонны видеть здесь прямые заимствования или даже свидетельства непосредственного происхождения отдельных на­родов черной Африки от древних египтян.

Железный век Африки в Африке, как и в некоторых других районах земного шара (например, в Восточной Евро­пе или в некоторых областях Китая), желез­ный век следовал непосредственно за камедным.

До сих пор не утихли споры о генезисе металлургического произ­водства в Африке. Наряду со сторонниками теории заимствования ин­дустрии железа (из Азии через долину Нила) есть и довольно мно­гочисленная группа исследователей, утверждающая ее автохтонность и самобытность.

Наиболее аргументированной представляется гипотеза о проник­новении железа несколькими путями (с севера континента и из долины Нила в Западную Африку, а затем в Восточную и Южную). Данные же о металлургии Центральной Африки, в частности бассейна реки Конго, позволяют предположить автохтонное в этом районе возник­новение железной и медной индустрии.

Один из центров древней металлургии — северная Нигерия. Куль­тура Нок датируется IX в. до н. э., а время расцвета этой культуры — по-видимому, III в. до н. э. Подобные же памятники были обнаружены в западной части Уганды.

В северо-восточной Африке существовал в I тыс. до н. э. и начале н. э. еще один центр древнейшей металлургии — Мероэ на Среднем Ниле. Более поздним временем датируются находки на территории Замбии и Малави (II в. до н. э. — II в. н. э.), в Руанде (VI—I вв. до н. э.) и Танзании (III в. до н. э.). Еще более позднее время — куль­тура санга (VIII—IX вв. н. э.) и близкие ей культуры в Замбии и на берегах озера Кисале в Заире.

Ко времени эпохи раннего железа относится один из этапов этно­генеза народов Африки — движение банту и начало их расселения по всей Центральной, Восточной и Южной Африке. Этот процесс, по мнению многих исследователей, был довольно тесно связан с переселе­ниями многих народов из Сахары к югу, юго-востоку и юго-западу, по­теснивших прежних насельников сахельской зоны. В тот период зна­чительную часть Западного и Центрального Судана занимали, по-ви­димому, родственные народы, близость происхождения которых до сих пор прослеживается в их языках.

Время и пути миграций народов банту во многом еще не ясны, вызывают споры и требуют уточнения. Однако благодаря совместным усилиям ученых многих специальностей (историков, археологов, линг­вистов) может быть нарисована приблизительная картина расселения банту. Используя данные своих наук, а также палеоботаники, клима­тологии и т. д., они высказали целый ряд гипотез, которые в целом могут быть сведены к следующей картине.

Первый бурный рост населения в Африке, вызванный неолитиче­ской революцией, происходил на незначительной территории, ограни­ченной Сахарой. Он еще не оказал серьезного влияния на другие ре­гионы континента. Однако последующее распространение земледелия в степи Судана (предположительно III—II тыс. до н. э.) и связанное с ним второе резкое увеличение населения Африки прямо коснулось негрских народов Западного и Центрального Судана. Границей этой второй фазы были экваториальные леса и болота долины Нила.

В I тыс. до н. э. негроидное население суданской зоны состояло из земледельцев железного века. Данные лингвистики и антропологии довольно убедительно свидетельствуют, что районом, где лежала пра­родина народов банту, заселивших всю Центральную, Восточную и Южную Африку, могли быть только Камерун и Нигерия. Их переселе­ния были направлены к востоку, в обход труднопроходимых девствен­ных лесов бассейна Конго. Этот первый этап расселения банту прохо­дил, вероятно, на рубеже новой эры не ранее половины I в. до н. э. и после I в. н. э. (стоянки железного века в Замбии). Первой обла­стью, где банту остановились, были, скорее всего, плоскогорья Катан­ги (современная провинция Шаба в Заире), плодородные земли со множеством рек и речек, с залежами медных и железных руд, доступ­ных разработке простейшими инструментами.

Второй этап экспансии банту — движение их из Катанги на за­пад и восток, распространение от Атлантического до Индийского оке­ана. Археологический материал подтверждает вторичность культур Восточной Африки по отношению к культурам Центральной. По-види­мому, банту появились в Восточной Африке в начале I тыс. н. э.

Третий этап экспансии банту, согласно последним исследованиям, можно датировать второй половиной I тыс. н. э. Он был связан с ос­нованием тропических сельскохозяйственных культур, что дало воз­можность заселить более влажные районы. По-видимому, основным направлением было движение к северу вдоль побережья, а также ос­воение межозерья Танганьики и озера Альберта и переселение к югу, на территорию современного Зимбабве.

Второе тысячелетие н. э. открывает четвертый этап движения бан­ту, когда происходило широкое расселение народов по всей современ­ной «Африке банту». В это время отмечаются уже и повторные мигра­ции, с севера на юг и с запада атлантического побережья на восток, в глубь материка. Банту активно смешивались с местными народами или оттесняли их в труднодоступные области девственного леса или пустынь. Так оказались загнанными в наиболее глухие области эква­ториальных лесов разрозненные группки пигмеев, а в сухие полупусты­ни юга — бушмены.

Материковая часть континента была в это время заселена в ос­новном автохтонными народами, и все миграции их проходили в пре­делах континента. Немногочисленные переселенцы из Финикии, Рим­ской империи, готы и вандалы практически не оказали никакого влия­ния на этническую историю, оставаясь замкнутыми в городских сте­нах и не ассимилируя местное население. Большее влияние на фор­мирование населения северо-восточной Африки оказали древние связи с Аравией. Отдельные переселения аравийских племен на африканский континент имели место еще до н. э., происходила активная метисация и ассимиляция пришлого населения. Часто память об этих переселени­ях оставалась только в топо- или этнонимике. Так, старое русское на­звание эфиопов «хабеши», как и название страны «Абиссиния», происходит от названия аравийского племени «хабашат», переселившегося мена на земли современной Эфиопии.

Иначе сложилась история заселения Мадагаскара и других остро­вов Индийского океана. Многие черты культуры малагасийского насе­ления указывают на близкое родство не только с негроидным населе­нием континента, но и с Юго-Восточной Азией и Полинезией или Ин­донезией. Выше уже упоминалось о лингвистическом и антропологи­ческом сходстве малагасийцев и жителей северо-восточных берегов Индийского океана. Материальная культура мальгашей также сохра­нила элементы южноазиатского происхождения. Так, кузнечные мехи ближе к малайским, нежели к африканским, на Мадагаскаре знали стрелометательную духовую трубку, неизвестную в Африке, но хоро­шо знакомую всем малайским народам как сарбакан; в некоторых районах острова до сих пор пользуются лодками с балансиром, на которых малайцы и полинезийцы совершали дальние плавания по океану; технология рисосеяния, ритуал погребального культа и другие элементы культуры также сближают эти два далеких друг от друга мира. Однако до сей поры остается неясным и вызывает большие спо­ры исследователей время отдельных переселений, их размах, место, откуда приплыли переселенцы (называют Индонезию, Малайзию, По­линезию), а также пути, которыми шли мигранты (некоторые исследо­ватели полагают, что существовал и промежуточный этап — побережье Восточной Африки). Современное население Мадагаскара — резуль­тат сложного смешения переселенцев с востока, со стороны океана, с одной стороны, и с недалекого, но труднодостижимого, из-за сильного течения в проливе, континента, с другой. Как полагают многие совре­менные исследователи, миграционных волн с востока было по мень­шей мере три: в XVI в. до н. э.; II в. до н. э. и между I и X в. н. э. Вероятно, и переселение с африканского материка не было единовре­менным актом. Возможно, первыми африканцами на острове были койсанские народы, и лишь впоследствии, когда на восточном побережье континента появились негроиды банту, последние проникли и на Ма­дагаскар.

Э. С. Львова

Из книги «Этнография Африки», 1984

Читайте также: