ГлавнаяМорской архивИсследованияБиблиотека












Логин: Пароль: Регистрация |


Голосование:


Самое читаемое:



» » Как археолог должен пользоваться картами при разведке
Как археолог должен пользоваться картами при разведке
  • Автор: Malkin |
  • Дата: 11-05-2015 14:15 |
  • Просмотров: 5210

Картами необходимо пользоваться как при подготовке к работе в поле, так и в процессе поле­вых работ, делая все нужные отметки. В случае, когда об обследуемом районе уже имеются неко­торые сведения, они должны быть размечены на карте для проверки и нового осмотра на месте. Все открытые и изученные памятники должны быть нанесены на карту и обозначены особыми знаками, существующими в международной практике. На карте необходимо также отметить с возможной точностью территории, подлежащие плановой застройке, городов и селений, направ­ление новых железнодорожных линий и шоссейных дорог, места разрабатываемых карьеров, каменоломень и всяких иных строительств, связанных с большими земляными работами.

На карте желательно помечать также участки особенно сильно разрушающихся берегов рек, большие обнажения в оврагах, вновь образовавшиеся значительные промоины и т. п.

На рабочем экземпляре должны быть показаны маршруты, пройденные экспедицией, с отмет­кой участков, которые были обследованы сплошным обходом.

Прорабатывая определенный район с археологической стороны, желательно на карте исправ­лять названия населенных пунктов, обычно искаженных или русифицированных в местностях с нерусским населением, а также обозначать названия урочищ, переправ, оврагов, придерживаясь правильных их местных наименований. Выбор хорошей карты, годной для исполнения всех этих требований, в значительной степени облегчит экспедиции как подготовку, так и проведение поле­вых работ. Картографирование археологических признаков, отметки и дополнения к существую­щим условным знакам, внесение новых названий, естественно, требуют карт достаточно подроб­ных, выполненных в крупном масштабе.

У нас имеются карты различных масштабов и различно выполненные. Ранее чем перейти к их обозрению, необходимо будет дать несколько пояснений к пользованию ими. Карты нужно уметь читать, для того чтобы из них можно было извлечь все нам необходимое.

Всякая карта представляет собой условное изображение действительного ландшафта в сильном уменьшении и в проекции на воображаемую горизонтальную плоскость. Условно на картах обо­значаются неровности поверхности, холмы, горы, также как и ущелья, балки, ложбины, низкий луг, болота, лес, сады, пахотные поля и т. д.

Рис. 57, Рис. 58

Наибольшее значение имеет для нас рельеф местности, и его понимание по условным обозна­чениям на картах совершенно [164] необходимо. Наиболее точным способом выражения неровно­стей являются горизонтали, или линии, соединяющие на поверхности все точки, имеющие одина­ковую высоту. Другими словами, изображение рельефа посредством горизонталей заключается в том, что мы представляем себе местность рассеченной рядом горизонтальных плоскостей, прохо­дящих одна над другой на равном расстоянии. Такие сечения на нашем примере (рис. 57) изобра­жены кривыми АБ, ВГ, ДЕ. Проекционное изображение этих сечений на нижней плоскости ГП (рис. 57) и даст нам горизонтали, воспроизводящие рельеф. На рис. 58 даны два профиля местно­сти: выгнутый АБ и вогнутый ВГ, через них проведены сечения на расстоянии 2 сажен. Внизу по­мещены изображения этих сечений проекций, т. е. горизонталей. Мы видим, что чем круче склон, тем ближе друг к другу в проекции окажутся горизонтали, а чем скат положе — тем расстояние между горизонталями будет больше. На каждой карте, на которой рельеф выражен горизонталями, имеются всегда указания на превышение одной горизонтали над другой, называемые высотой се­чения. Высота сечения зависит от рельефа местности и масштаба карты; чем более гориста мест­ность, тем высота сечения берется большей; чем крупнее масштаб вообще, тем сечение меньше.

На картах масштаба 1:1000000 высота сечения принята в 40 м, на картах в 1:100000 высота сечения в 10 м и для дополнительных горизонталей 5 м, для карт в 1:25 000 сечение горизонталей — 5 м. При изображении горизонталями возвышенностей и углублений их выражение в проекциях будет одинаковым, вследствие чего для понимания рельефа нужно обращать внимание на общий характер данного участка местности, напр, на направление течения рек и пр. Иногда на картах ставятся цифры, показывающие превышение отдельных точек поверхности над уровнем моря. Для отличия [165] возвышенностей от углублений у горизонталей высотных ставят короткие штрихи наружу, и у горизонталей, соответствующих котловинам, штрихи, обращенные внутрь. Наконец, можно прибегать и к оттенению, делая горизонтали скатов, обращенных на юго-восток, более жирным штрихом, а горизонтали северо-западных склонов — штрихом тонким.

Рис. 59

На рис. 59 показано выражение горизонталями различных элементов рельефа (рисунок заимст¬вуется нами из издания Госкартогеодезии [166] 1931 г. «Условные знаки для планшетов топогра¬фической съемки в масштабе 1:25 000»).

Имея карту с горизонталями, легко понимать рельеф местности и в любом направлении можно вычертить профиль.

Но, помимо горизонталей, существуют и иные способы изображения рельефа. Из них в первую очередь мы должны будем упомянуть о штрихах. Способ воспроизведения рельефа штрихами ос­нован на том, что поверхности освещаются вертикально падающими лучами не одинаково: гори­зонтальные поверхности будут освещены больше, наклонные — меньше, а еще меньше — по­верхности крутые. Следовательно, если мы. примем это за основание, то при воспроизведении рельефа должны будем изображать более темными поверхности крутые, а более светло — поверх­ности с слабым наклоном. Это выражается разными способами: горизонталями, отмывкой и рас­тушевкой. Штрихи, отвечающие крутым склонам, ставятся часто (35° — 45°); более редко штрихи располагаются для склонов в 25° — 35°, еще реже для склонов в 15° — 25° и совсем редко для склонов в 5° — 15°. Крутые склоны в 45° — 90° воспроизводятся сплошной заливкой тушью (рис. 60).

Рис. 60

Изображение рельефа штрихами имеет то достоинство, что карта получает большую нагляд­ность, а штрихи показывают нам и направление скатов. На рис. 61 для сравнения даны рядом два способа воспроизведения рельефа той же местности. Здесь ясно видно, насколько штриховой спо­соб выразительнее и нагляднее, а изображение [167] рельефа горизонталями требует некоторых усилий для их чтения и для понимания карты. Но, с другой стороны, штрихи не дают точного вы­ражения рельефа, вследствие чего способ этот для новых карт больше не применяется. Возможно соединение точности горизонталей с наглядностью штрихов (рис. 62). На наших картах это не применяется вследствие сложности выполнения. Возможно и иное, именно соединение горизонта­лей с тушевкой, что применяется на французских картах и на некоторых наших новых картах.

Рис. 61

Рис. 62

Карты бывают исполнены в одну краску (черная) и две краски (все черное, горизонтали коричневые), наконец существуют карты и многокрасочные (горизонтали — коричневые, воды синие, леса — зеленые, контуры — черные). Многокрасочные карты с показанием красной краской гра¬ниц и дорог, при интенсивной раскраске, весьма неудобны для нанесения на них археологических отметок, не говоря уже о слишком мелком масштабе (1:1680000 и 1:1000000). Помимо упомяну¬тых, существуют и иные условные обозначения на картах. Так, для лесов, болот, пашен, показы¬ваемых точными очертаниями в их границах, внутри ставят особые знаки по всей поверхности. Если же по своей незначительности отдельные предметы не могут быть нанесены на карту в соот¬ветствующем масштабе, или в проекционном виде они могут оказаться одинаковыми, то для таких

обозначений существуют особые общепринятые знаки, На рис. 63 на сводной таблице помещены главнейшие из этих знаков.

Укажем здесь на главнейшие наши карты и степень их годности для полевой археологической работы.

1)  Карта в масштабе 1:4 200 000 (сто верст в дюйме), напечатана в 3 краски (рельеф — коричневый, моря, озера и реки — синей, остальное — черной). Рельеф изображен штрихами.

Масштаб этой карты, а также схематичность в воспроизведении рельефа делают ее для полевой работы непригодной.

2)  Карта масштаба 1:1680000 (40 верст в дюйме). Издание многокрасочное (рельеф — коричне­вый, воды — синие, леса — зеленые, границы — красные, остальное — черное). Рельеф схема­тично выражен растушевкой. Слишком мелкий масштаб, недостаточно точное воспроизведение рельефа и яркость раскраски делают эту карту для археологической работы в поле мало пригод­ной. [168]

3)  Карта дорожная, масштаб 1 : 1 630 000 (25 верст в дюйме). Цифры, поставленные между на-селенными пунктами на дорогах, показывают расстояние между ними. Издание многокрасочное (рельеф — коричневый, воды — синие, леса — зеленые, остальное— черное). Населенные пункты показаны условными знаками, рельеф выражен растушевкой. Вследствие малого масштаба, схема-тичности рельефа и интенсивности окраски карта мало пригодна для нанесения археологических условных знаков.

4)  Карта масштаба 1 : 10 000 000. Издание многокрасочное (горизонтали — коричневые, от­мывка рельефа — лиловая, воды — синие, леса зеленые, все дороги — красные, за исключением железных дорог, все остальное — черное). Высота сечения 40 м. Карта мало пригодна для полевой практики вследствие мелкого масштаба, многокрасочности и интенсивности расцветки.

5)  Карта масштаба 1 : 420 000 (10 верст в дюйме), исполнена в 2 краски (рельеф — коричневый, остальное — черное) и во много красок (рельеф — коричневый, леса — зеленые, вода — синяя, границы — красные). Рельеф выражен горизонталями. Новое издание, исправленное, печатается с 1919 г. Для детальной исследовательской археологической работы в поле мало пригодна.

6)  Карта масштаба 1 : 210 000 (5 верст в дюйме), издание многокрасочное (рельеф — коричне­вый, леса — зеленые, вода — синяя, остальное — черное). Рельеф выражен тушевкой. Карта по масштабу своему ближе подходит к потребностям полевой археологической работы и может быть использована; способ выражения рельефа, однако, не достаточно точен.

7)  Карта масштаба 1 : 200 000, высота сечения 20 м. Издание многокрасочное (горизонтали — коричневые, отмывка рельефа — лиловая, воды — синие, леса — зеленые, все дороги — драсные, за исключением железных дорог, остальное — черное). Картой возможно пользоваться при поле­вых работах.

8)  Карта масштаба 1 : 126 000 (три версты в дюйме). Издание однокрасочное, высоты сечения нет, так как рельеф выражен штрихами. «Трехверсткой» пользуются во время полевых работ до­вольно часто благодаря отвечающему требованиям масштабу, но нельзя при этом не указать и на существенные недостатки этой карты. Карта печатается с 1846 года, во многих частях устарела. Для более или менее холмистых районов, а тем более лесных, карта настолько оказывается тем­ной, что нанесение на нее новых условных знаков затруднительно. Приводим образец этой карты (рис. 64). Нужно заметить, что курганы с наиболее значительными насыпями отмечались услов­ным знаком в виде звездочек, а иногда и городища (штрихами).

Переходим теперь к картам, вполне отвечающим требованиям в условиях археологических ра­бот.

9)  Карта масштаба 1 : 42 000 (1 верста в дюйме). Печаталась до 1926 г. в одну краску, рельеф выражен горизонталями при высоте сечения в 2 сажени и для дополнительных горизонталей в 1 сажень. [170] Последующее издание многокрасочное (горизонтали — коричневые, воды — синие, леса — зеленые и контуры — черные). Высота сечения 2 саж. и дополнит. 1 саж. Печатается со съемочных планшетов. Крупный масштаб, светлая раскраска и достаточно точное выражение рельефа горизонталями делают эту карту очень удобной для археологической работы.

10) Карта масштаба 1 : 21 000 (полверсты в дюйме). Высота сечения 2 саж. и дополн. 1 сажень. Печатается в одну краску со съемочных планшетов. Карта эта достаточно подробная, соответствует требованиям полевой работы.

 

11)   Карта масштаба 1 : 25 000. Печатается в одну краску, рельеф выражен горизонталями с се­чением через 5 м. Есть листы ограниченного пользования и секретные.

Карта пригодна для детальных разведочных археологических работ.

12)   Карта масштаба 1 : 50 000 (в одном сантиметре 500 м). Печатается со съемочных планше­тов. Издание многокрасочное (горизонтали — коричневые, воды — синие, леса — зеленые, конту­ры — черные). Рельеф выражен в горизонталях с сечением через 10 м и для дополнительных гори­зонталей через 5 м.

Есть листы ограниченного пользования и секретные. Карта эта в полной мере отвечает археоло­гическим требованиям, ее светлая окраска позволяет нанесение и цветных археологических зна­ков. [171]

В качестве образца воспроизводим (в одну краску) небольшую часть листа № 48 — 73-А (см. карту А на табл.).

13)   Карта масштаба 1 : 100 000 (в одном см 1000 метров). Печатается уменьшением с 1 : 50 000 без пересоставления. Издание многокрасочное (горизонтали — коричневые, воды — синие, леса - зеленые и контуры — черные). Рельеф выражен в горизонталях с высотой сечения для основ­ных в 10 м и дополнительных в 5 м.

Карта имеет листы ограниченного пользования и секретные.

Листы карт масштаба 1 : 50 000 и 1 :100 000 печатаются на основании новых съемок. Листы карты 1 : 100 000 составят основную точную топографическую карту СССР.

Эта основная карта может быть рекомендована как наиболее удобная для территориальных раз­ведок с нанесением подробных археологических обозначений. Степень точности такая же, как и более крупной карты в 1 : 50 000, но масштаб ее может считаться соответственным. Существенное преимущество этих карт заключается в том, что к каждому листу печатаются географические опи­сания такого же формата, как и листы карты. Описания эти, напечатанные пока лишь к части из­данных листов, имеют большое значение для полевой археологической работы как по сведениям, ближайшим образом касающимся задач полевой разведки, так и в отношении общего ознакомле­ния с районом работ. Описание составлено по следующим разделам: топографо-геодезические данные, географическое положение и рельеф, геологическое строение, гидрография, климат, поч­вы, административные данные, население и хозяйство, наконец — пути сообщения и транспорт. Для того чтобы дать полное представление о том, каким существенным дополнением к этим кар­там являются их описания, приводим некоторые разделы целиком. Они относятся к листу 37-90, образец которого воспроизводим также в одну краску (см. карту Б на табл.).

Географическое положение и рельеф. Территория листа 37-90, площадью 1 447,39 кв. км, рас­положена между 45°20' и 45°40' сев. шир. и между 38°30' и 39°00' вост. долг. от Гринвича. Она составляет часть западной окраины прикубанских степей, которые у западной рамки листа пере­ходят в болотистые, покрытые плавнями пространства дельты Кубани. Значительная площадь плавней имеется уже и в юго-западной части описываемого листа. По характеру рельефа все это пространство представляет почти идеальную низменную равнину, очень полого наклоненную к западу и северо-западу, к берегам Азовского моря. Наибольшая высота этой равнины в юго­восточном углу карты 26-27 м над ур. м., наименьшие же высоты находятся у восточной рамки листа и достигают 6 м (плавни р. Понуры). В связи с общим наклоном равнины, пересекающие ее балки и речки также имеют северо-западное направление. Балки и речные долины очень неглубо­ки, с пологими склонами. По водораздельным [172] пространствам замечаются еще незначительные, неправильной формы, замкнутые понижения, называемые здесь «топилами», «подами». Глубина этих топил и подов не превосходит обыкно­венно 0,5-1 м. В большинстве случаев эти понижения резко отличаются от окружающей степи своими почвами и растительным покровом, более же глубокие из них являются нередко заболо­ченными и не годны под сельскохозяйственную культуру. Такой «под» имеется, например, в юго­восточном углу листа. Происхождение топил и подов является еще не выясненным. Следует также упомянуть о многочисленных искусственных холмах — курганах, насыпанных степными кочевы­ми народами и представляющих в большинстве случаев места погребения; курганы достигают нескольких метров высоты и располагаются то единично, то группами, преимущественно близ начинающихся склонов водораздельных пространств к балкам и речным долинам.

Геологическое строение. Благодаря равнинному характеру местности геологическое строение в пределах листа очень однообразно. За исключением речных долин и плавней, покрытых новей­шими речными наносами (т. наз. аллювием) большею частью глинистого или суглинистого соста­ва, вся остальная часть равнины сложена с поверхности палево-бурой, пористой и богатой изве­стью глиной. Мощность этой глины колеблется от 2 до 5 и более м. Книзу лёссовидная глина ста­новится постепенно более плотной, приобретает красновато-бурую окраску, и в ней появляются белые «глазки» углекислой извести, а нередко также прожилки и друзы гипса (И. З. Имшенецкий). Благодаря незначительной высоте над уровнем моря и отсутствию глубоких естественных выемок, более древние отложения, подстилающие эти глины, нигде на поверхность не выходят, тем более, что мощность краснобурых глин, повидимому, весьма значительна. Как лёссовидные глины, так и краснобурые гипсоносные относятся к послетретичному возрасту и представляют, по всей вероят­ности, древний делювиальный нанос, т. е. продукты смыва атмосферными водами мелких глини­стых частиц и других продуктов выветривания горных пород с Предкавказской (Ставропольской) возвышенности и, быть может, также с предгорий Кавказа. Лёссовидные глины явились, вероятно, результатом поверхностного изменения краснобурых глин под влиянием атмосферных деятелей.

Гидрография. Все реки на территории листа принадлежат бассейну Азовского моря, хотя р. По­нура доходит до него только в полую воду, весною. Обе наиболее значительные речки, Понура и Кирпили (с правым притоком Кирпильцы), представляют типичные степные речки, берущие нача­ло на незначительной высоте здесь же на равнине. Весною, во время таяния снегов, они бывают богаты водою, летом же количество воды в них сильно уменьшается, и местами они совсем пере­сыхают, разбиваясь на ряд стоячих водоемов с гнилою или солоноватой водой. Текут эти речки очень медленно, образуя многочисленные излучины. Река Понура образует ниже станицы [173] Поповичевской обширные, покрытые камышом и тростником плавни — так наз. Понурский ли­ман, соединяющийся с морем только во время весеннего половодья через Чигиринский лиман и Ангелинский ерик (проток). Р. Кирпили также образует в нижнем течении (за пределами листа) озеро — Кирпильский лиман, сообщающийся через Рясный и Ахтарский лиманы с Азовским мо­рем. Обе речки на территории листа перегорожены во многих местах земляными плотинами. Что касается балок, то они несут воду большею частью только весною, летом же сухи; дно их покрыто луговой растительностью, иногда заболочено, на более же сухих местах иногда распахивается.

Почвы. Наиболее широким распространением в пределах листа пользуются почвы черноземно­степного типа. Здешние черноземы, образовавшиеся в условиях сравнительно теплого и мягкого климата и под влиянием разнотравной злаковой и луговой степи, отличаются от среднерусских меньшим содержанием перегноя (4-6%), но большей мощностью темно-окрашенного слоя (гори­зонты А+В до 165-180 см), что позволяет выделить их в особую разновидность «приазовских» черноземов. На севере эти черноземы являются очень карбонатными (т. е. богатыми углекислыми солями кальция) и вскипают от кислоты часто с самой поверхности; по мере движения на юг, они становятся, однако, все более и более выщелоченными, т. е. углекислые соли вымыты в них из верхних горизонтов на все большую глубину, и вскипание наблюдается все глубже и глубже. Эти выщелоченные черноземы отличаются большим плодородием.

В области плавней, заливаемой в половодье на более или менее продолжительное время, черно­земные почвы сменяются почвами полуболотными и болотными; последние характеризуются при­знаками, указывающими на постоянное или временное избыточное увлажнение: в более глубоких горизонтах их наблюдаются часто ржавые пятна вмываемых туда из верхних слоев окислов желе­за, иногда же последние, подвергаясь здесь частичному раскислению вследствие недостатка сво­бодного кислорода, придают этим глубоким горизонтам сизый, синеватый или зеленоватый отте­нок. В общем даже и эти «плавневые» почвы, при условии их осушения, являются очень плодо­родными.

На картах В.Г.У. крупного масштаба наносятся различные условные знаки для обозначения та­ких признаков, которые не могут быть выражены иным способом. Знаки эти не являются произ­вольными, и никакие новые обозначения не могут вводиться, пока они не будут утверждены и приняты для общего употребления.

В числе условных знаков для съемочных планшетов карт В.Г.У. крупного масштаба имеется пять знаков, которые относятся или могут относиться и к вещественным памятникам прошлого. Ниже воспроизводим эти знаки вме­сте с их пояснениями, заимствован­ными [174] из новых изданных материалов: 1 курганы, 2 — памятник и древняя могила, 3 — древние кладбища, 4 — памятник, 5 — развалины. Знаки эти, разумеется, недостаточны для графи­ческого изображения данных архео­логических полевых работ, они могут быть лишь использованы по имею­щимся картам в качестве некоторого показателя. Картографирование ар­хеологических признаков является вопросом довольно сложным, кото­рый трудно было бы разрешить в ка­кой-то единой форме для всяких слу­чаев. Нанесение археологических знаков на общие карты может пресле­довать различные цели: точное пока­зание местоположения вещественных памятников в их увязке с выраженными на карте природными моментами; общая картина распро­странения на данной территории различных и разновременных памятников; местоположение от­дельных комплексов; места находок предметов одной какой-либо категории или какого-либо оп­ределенного типа изделий и т. д. Разнообразие заданий определяет прежде всего как количество и характер условных знаков, так и выбор соответствующей карты.

Разные виды картографирования археологических признаков настолько все же тесно взаимно связаны, что здесь уместно будет коснуться этого вопроса в целом, не ограничиваясь лишь теми нотациями на картах, которые исполняются в поле за время разведки.

Археологические карты

Вопрос археологических карт не является вопросом новым. За границей им занимались доволь­но давно, и существующие до сих пор условные знаки утверждены были на Стокгольмской сессии международного археологического конгресса в семидесятых годах. В России необходимость со­ставления археологических карт сознавалась также довольно давно, но к работе по этому вопросу приступлено было после V археологического съезда в Тифлисе, которым разработка проекта была поручена Антоновичу, Тизенгаузену и Анучину. Последним, собственно говоря, и было выполне­но это задание. Анучин, после ознакомления с материалом по этому вопросу, предложил в основ­ном принять ту международную систему обозначений, которая была уже в употреблении на Запа­де. При этом, однако, он высказал и весьма обоснованные сомнения в возможности и целесооб­разности составления больших общих археологических карт с введением многих знаков. Такого же мнения придерживался [175] и Тизенгаузен, писавший Анучину по поводу путей распространения англо-саксонских и не­мецких монет в России следующее: «Вам будет невозможно ориентироваться в хаотическом сме­шении всех возможных знаков и красок, чтобы отыскать на общей карте те крошечные кружки или треугольники, которые будут означать нумизматические находки подобного рода».

То, что было отмечено Тизенгаузеном в отношении монет, приложимо решительно ко всем ка­тегориям древностей, для которых имеются знаки во всем многообразии существующей системы. Западноевропейская «легенда», применяемая частично и у нас, состоит из девяти основных зна­ков, дающих каждый свой ряд производных обозначений. Приводим эти знаки в порядке основ­ных групп (стр. 176-177).

 

Для обозначения „эпохи" условные знаки могут быть и окрашены, для чего приняты следую­щие цвета:

Так наз. палеолитическая эпоха — буро-желтый цвет.

Так паз. неолитическая эпоха — зеленый цвет.

Так наз. эпоха бронзы — красный цвет.

Так наз. эпоха железа — синий цвет. [177]

Кажется, нет надобности останавливаться здесь на рассмотрении отдельных знаков и степени их соответствия в целом тем основным историческим моментам, которые желательно видеть ото­браженными на такой общей историко-археологической карте. Вопрос сводится к возможности пользоваться подобными картами. Если они будут в мелком масштабе, то нанесение множества знаков, отличающихся зачастую мелкими деталями один от другого, да еще с дополнительными обозначениями степени сохранности, числа, эпохи, сделает такие карты трудно читаемыми. Нуж­но при этом учитывать и то, что знаки должны быть достаточно крупными, чтобы не утратились их отличительные черты, что также соблюсти трудно, особенно на картах мелкого масштаба.

Но если такие общие карты вызывают некоторые сомнения со стороны их осуществимости и возможности пользования, то карты с ограниченным числом знаков являются делом не только возможным, но и крайне нужным. На это, между прочим, указывалось уже давно, при самом воз­никновении вопроса.

Подобные карты с ограниченной историко-археологической легендой должны составляться в результате всякой территориальной археологической разведки, что у нас нередко и исполняется. Известно, например, что Комиссия по Ленинградской области в ГАИМК ведет систематические работы на этой территории и составляет историко-археологическую карту с нанесением тех при­знаков, которые отвечают наиболее важным для области фактам. Интересный в этом отношении материал мы находим между прочим в трудах Археологической комиссии Белорусской академии наук. Содержанием второго тома (Минск, 1930) являются главным образом территориальные раз­ведки, проводившиеся в последние годы. Материалы эти опубликованы на сводном плане и со­провождаются историко-археологическими картами. Легенда построена на международных знаках с некоторыми, впрочем, видоизменениями и дополнениями. Из сопоставления этих карт видно, что чем более ограничена территория и чем меньше знаков, тем карта дает более ясную картину. Карта Ляуданского, приложенная к его обстоятельной работе «Археологические исследования в бассейнах рек Сожа, Днепра и Каспли [178] в Смоленской губернии», весьма показательна, и о ней необходимо дать некоторые сведения (рис. 65).

 

Рис. 65

Карта напечатана на вкладном листе 0,37*0,32 м в масштабе примерно 2 1/2 км в 1 см, таким образом весь лист соответствует территории приблизительно в 8500 кв. км с общим числом архео­логических знаков до 360. Всего потребовалось 18 различных обозначений, из которых 6 разно­видностей для городищ: 1) квадрат — городище не исследованное, 2) квадрат, перечеркнутый по диагонали — городище норманно-славянское, 3) квадрат с точкой в центре — городище с древней культурой, 4) квадрат с малым квадратиком в центре — городище с древней и славянской культу­рами, 5) квадрат с крестиком в середине — городище без культурного слоя и, наконец, 6) квадрат черный с белым кружком в середине — городище болотное. Размер квадратов, обозначающих го­родища, 2 мм в стороне. Воспроизводим небольшую часть этой карты на рис. 65. Исследователь, очевидно, в интересах четкости и ясности пожертвовал рельефом, сохранив на карте лишь реки, дороги и населенные пункты. Правда, что при рис. 65. таком мелком масштабе очень трудно было бы поставить знаки в связи с теми или иными признаками рельефа, но в таком случае становится уместным вопрос о целесообразности подобной карты, которая, переходя с одной стороны предел удобочитаемости и ясности, с другой стороны оказывается в значительной мере обесцененной отсутствием такого важного для понимания общей картины данного, как рельеф. Нам кажется, что удобной формы разрешения сложного вопроса историко-археологического картографирования можно искать в ином направлении.

Наша карта масштаба 1 : 100 000, как основная карта территории [179] СССР, издающаяся при этом с географическим описанием, могла бы быть принята для нанесения полностью и сведений археологических. Такие карты можно хранить по отдельным листам в качестве картографирован­ного сводного материала, вовсе не задаваясь целью соединять эти листы вместе для какой-то об­ширной территории, так как в этом случае мы опять получили бы всю ту сложность и пестроту, которые противоречат элементарным требованиям ясности общей картины, на которую всякая большая карта, а тем более экспонированная, естественным образом будет претендовать. Подроб­ные карты, следовательно, лучше хранить полистно при постоянном, конечно, их дополнении в процессе развития работ по разведке данного коллектива, а также и путем обмена сведениями с иными учреждениями, ведущими работу на той же территории. Все археологические знаки на та­ких листах непременно должны иметь номерацию, соответствующую объяснительным письмен­ным материалам со ссылками на дневники, отчеты, литературные данные и иные источники, на основании которых карта составляется.

 

Рис. 66

Но такая рабочая, справочная карта, конечно, не будет конечной и единственной формой. На основании ее всегда возможно будет составлять специальные тематические карты, весьма нужные как для научно-исследовательских целей, так и в качестве удобопонимаемого экспоната в соответ­ствующих музеях. Что касается тематически ограниченных историко-археологических карт, то их осуществление не встречает никаких технических препятствий, и такие карты, очень нужные, а также в большинстве случаев и вполне удобные для пользования, составляются и издаются как у нас, так и за границей.

Для каждой карты приходится разрешать прежде всего один технический вопрос: как достиг­нуть того, чтобы историко-археологическая легенда резко выступала, не смешиваясь с общими цветными и черными обозначениями и линиями? В финляндском атласе многокрасочные археоло­гические карты Финляндии напечатаны в [180] бледных тонах, даже названия населенных пунк­тов, а археологические условные знаки, напротив, в интенсивных цветах (красный, синий), благо­даря чему карты эти очень четки и наглядны.

Комиссия Германского археологического общества издала свои археологические карты таким же образом.

Что касается условных знаков, то при составлении тематических карт обыкновенно пользуются произвольно избираемыми простейшими значками, как треугольник, кружок, крестик, и т. п., при­лагая к карте их объяснения. Значки эти печатаются черным, синим или красным цветами. Так, например, на одной из карт Германской комиссии дано распространение на территории Германии бронзовых топоров 5 различных типов с обозначением мест находок пятью различными знаками синего цвета (рис. 66), на приведенной выше финляндской карте стоянки и находки каменного века обозначены красными кружками и т. д.

Тематика таких специальных карт может быть весьма различной. Вопрос этот в полном его объеме, как общая проблема графического изображения археологических фактов, выходит за пре­делы задач полевых работ и, следовательно, не подлежит детальному рассмотрению на этих стра­ницах.

Миллер А.А.

Из брошюры «Археологические разведки». Известия Государственной академии истории материальной культуры. Выпуск 83. Ленинград - 1934. Тираж 1500 экз.

Читайте также: