ГлавнаяМорской архивИсследованияБиблиотека












Логин: Пароль: Регистрация |


Голосование:
Вам нравится наш сайт?


Отличный сайт!
Хороший сайт
Встречал и получше
Совсем не понравился





» » » Древнейшие жители Украины
Древнейшие жители Украины
  • Автор: Malkin |
  • Дата: 06-03-2015 18:39 |
  • Просмотров: 22718

Первые следы человеческого обитания на территории со­временной Украины появились примерно 150 тыс. лет тому назад. У первого человека, пришедшего на берега Черного моря с Кавказа или, быть может, с Балкан, был маленький мозг, низкий лоб, массивная челюсть и большие зубы. Зато он крепко стоял на своих двоих и уже многое умел делать освобожденными от ходьбы руками. К середине последнего ледникового периода (около 40 тыс. лет до н. э.) он оконча­тельно превратился в гомо сапиенса, или кроманьонца, от которого происходит современный человек. Кроманьонец — сравнительно высокое прямоходящее существо, обладающее значительными умственными способностями. Охотники и со­биратели плодов, кроманьонцы приспосабливались к холодно­му суровому климату, преодолевали все трудности выживания и добывания пищи при помощи невиданных технических изо­бретений (кремневое оружие и резец, рыболовные крючки, гарпуны, жилище из звериных костей и шкур).

Географичечские зоны Украины

Географичечские зоны Украины

Примерно за 10 тыс. лет до Рождества Христова послед­ний ледник отступил на север, оставив после себя тот ланд­шафт, который мы видим в Украине и сегодня. Зато мир самого человека стал меняться все быстрее. Во всяком случае в период неолита (в Украине он продолжался от 6 до 2 тыс. лет до н. э.) человечество претерпело более глубокие перемены, чем за все предыдущие 2—3 млн лет своего предположитель­ного существования. Вопреки своему названию неолит, т. е. «новый каменный век», имел мало общего с камнем. «Рево­люционное» значение этой эпохи состояло в том, что люди нашли принципиально новые пути добывания пищи: от охоты и собирательства перешли наконец к самостоятельному ее производству.

Считается, что земледелие начало распространяться по территории Украины с юго-запада — междуречья Буга и Днестра. Здесь-то около V и IV тысячелетий до н. э. и возникли древнейшие в Восточной Европе земледельческие поселения. Теперь вместо того, чтобы бродить по окрестностям в поисках добычи, человек надолго оседал вокруг своего поля. Так появ­ляются деревни. Земледелие потребовало большей рабочей силы, чем охота и собирательство, поэтому население быстро растет. А с ростом населения потребовались и какие-то при­митивные формы политической и социальной организации.

Самая известная из древних земледельческих культур на территории современной Украины — так называемая три­польская. Она развивалась в долинах Днестра, Буга и Прута и впоследствии достигла Днепра. Расцвет ее пришелся на 3500-2700 гг. до н. э. В эти годы количество жителей каждого из трипольских поселений составляло 600—700 человек. Три­польцы организовывались в кланы по отцовской линии. Жили они, как правило, в длинных узких хижинах, внутри которых каждая отдельная семья имела свой отгороженный угол с глинобитной печью. Свои глиняные сосуды они украшали мягкими контурами золотисто-черно-белых узоров. Такие рисунки характерны для культур с развитой магией, разно­образными ритуаламц и верованьями в сверхъестественные силы.

Рядом с этим уживались и вполне практические вещи. Пер­вое в Украине механическое устройство — сверло для проде­лывания отверстий в камне и дереве — появилось у людей трипольской культуры. Еще более важным было изобретение деревянного плуга. Теперь уж точно земледелие стало более надежным способом существования, чем охота. Следующее изобретение, возможно, было позаимствовано из Азии: речь идет об использовании первого из металлов — меди.

Что мы знаем о закате трипольской культуры? Археологи предполагают, что перенаселенность обжитых мест заставля­ла людей уходить на новые, необжитые. Одни продвигались в глубь степей. Другие, жившие в долине Днепра, шли на се­вер, в дремучее Полесье и дальше. К 2000 г. до н. э. трипольцы как единый исторический народ более не существовали. Оче­видно, какую-то его часть покорили и ассимилировали воин­ственные степные племена, другая нашла защиту и приют в северных лесах.

Кочевники. От Венгрии до Маньчжурии стелется широкая Евразийская степь. Это самая большая равнина на / Земном шаре. И хоть местами путь по ней преграждают горы (Кар­паты, Урал, Тянь-Шань), многочисленные перевалы/ позво­ляют сравнительно легко пересечь из конца в конец все это почти 6000-километровое пространство.

Украина — тот его западный край, где климат умеренный, земля плодородна. Ясно, что она не просто часть, но один из притягательных центров всей исторической географии кочев­ников Евразии.

Скотоводством мы называем образ жизни, установивший­ся в степях после того, как человек приручил стада животных и они стали его главным средством существования. Произо­шло это около 3000 г. до н. э. Кстати, далеко не сразу ското­воды Евразии превратились в кочевников. Почти две тысячи лет они вели полуоседлое существование, занимаясь также и земледелием.

«Пастораль» оборвалась где-то около 1000 г. до н. э. Па­стухи стали кочевниками. Теперь они рыскали по степи в поисках все новых пастбищ по мере того, как старые опусто­шались их быстро растущими стадами. Это вечное переме­щение с места на место развивало в людях совершенно особые черты, и главной среди них была воинственность. Военные навыки, повседневно необходимые для защиты своих стад и захвата новых пастбищ, становились характерным призна­ком образа жизни скотовода. И кто-то должен был умело организовать и отпор врагу, и нападение, и быстрое .пере­движение массы людей и животных по бескрайним просторам степей. Так появилась племенная знать.

Итак, кочевники агрессивны, мобильны, хорошо органи­зованы. А земледельцы — народ самодостаточный и потому сравнительно мирный. Но чем больше в степи первых, тем более уязвимым, ненадежным становится положение вторых.

В украинских степях скотоводы появились сравнительно рано. Около 3000 г. до н. э. левый берег Днепра заняли племена так называемой ямной культуры. Они шли с востока и гнали табуны коней, ибо ездить верхом еще не умели.

Доисторические культуры и регионы их распространения

Доисторические культуры и регионы их распространения

За ними следовали другие скотоводческие племена. В те­чение многих веков, как волны по океану, двигались людские массы по равнинам Евразии. Непрерывные миграции — одна из характерных черт древнейшей истории Украины. А одна из вероятных тому причин — перенаселенность Прикаспий­ской степи. Там происходила цепная реакция: сильное племя вытесняло более слабое с его пастбищ, последнее в свою очередь будоражило соседей — и новая волна катилась с востока на запад.

Киммерийцы. Лишь только к 1500 или 1000 г. до н. э. человек сел верхом на лошадь: понадобилось без малого две тысячи лет, чтобы овладеть несложным, на наш нынешний взгляд, искусством верховой езды.

Так уж получилось, что первые в Украине всадники — киммерийцы — стали и первыми ее жителями, собственное имя которых дошло до нас. А дошло оно благодаря Гомеру. В «Одиссее» есть рассказ о жителях Северного Причерно­морья, там и упомянута «земля киммерийцев». Это первое из известных нам упоминаний об Украине. Но ничего, кроме имени, Гомер не сообщает о народе, живущем, как думали древние, на самом краю земли...

Многие ученые полагают, что киммерийцы перекочевали в Украину с нижней Волги через предгорья Кавказа и про­изошло это около 1500 г. до н. э. Другие считают киммерийцев коренными жителями Украины. Так или иначе, вплоть до 700 г. до н. э. киммерийцы населяли практически всю степную часть современной территории Украины от Дона до Днестра. А затем другие кочевники, пришедшие с востока, вытеснили их в Малую Азию.

Современные историки, анализируя немногие имеющиеся в их распоряжении сведения о киммерийцах (или «пьющих молоко кобылы», как называли их древние греки), приходят к следующим выводам. Во-первых, киммерийцы были первыми в Украине скотоводами, полностью перешедшими к кочевому образу жизни. Во-вторых, они овладели искусством верховой езды, их войско состояло из всадников. В-третьих, они имели тесные сношения с искусными в обработке металлов жителя­ми Кавказа и таким образом открыли новую страницу в истории Украины — «железный век». В-четвертых, по мере возрастания роли вооруженных всадников менялся сам об­щественный уклад киммерийцев: разветвленные семейные кланы приходили в упадок, возникала военная аристокра­тия.

Скифы. В начале VII в. до н. э. в степях Причерноморья появились скифы и сразу обратили на себя внимание более цивилизованных современников в странах Средиземноморья. Так, в одной из книг Ветхого Завета читаем: «Вот, идет народ от страны северной, и народ великий поднимается от краев земли; держат в руках лук и копье; они жестоки и немило­сердны, голос их шумит, как море, и несутся на конях, вы­строены, как один человек... Мы услышали весть о них, и руки у нас опустились, скорбь объяла нас... Не выходите в поле и не ходите по дороге, ибо — меч неприятелей, ужас со всех сторон». *Пройдя огнем и мечом по странам Ближнего Востока, скифы наконец осели в Северном Причерноморье, основав первое на территории Украины крупное политическое объеди­нение.

В V в. до н. э. «отец истории» Геродот побывал в Скифии и описал ее жителей. По-видимому, это были индоевропейцы, т. е. часть тех ираноязычных кочевых племен, что тысяче­летиями господствовали в степях Евразии^По свидетельству Геродота, существовало несколько разновидностей скифов. На правом берегу Днепра жили «скифы-пахари». Земле­дельцы эти, вероятно, были коренными жителями тех мест и скорее всего просто приняли имя своих кочевых завоевате­лей. Некоторые историки даже усматривают в них предков славян.

Вся политическая власть в Скифии принадлежала кочев­никам — «царским скифам». «Нас больше всех, и мы лучше всех»,— утверждали они. Все прочие скифские и нескиф­ские племена Украины платили дань «царским скифам». В споре о том, «кто лучше всех», «царские скифы» прибегали к неотразимому аргументу — своей огромной, хорошо воору­женной и прекрасно дисциплинированной коннице. Чтобы считаться настоящим воином, скиф должен был испить крови первого убитого им врага. С противников снимали скальпы, из их черепов делали чаши, украшая золотом и серебром. Но превыше золота и серебра ценились дружба и товарище­ство между воинами.

Скифское общество было обществом мужчин. Родословная велась по отцовской линии. Имущество делилось между сы­новьями. Многоженство было нормой. Юных жен часто убивали после смерти их мужа, чтобы положить в его могилу.

До сих пор в украинских степях высятся скифские могилы- курганы. Тут и роскошные захоронения племенной знати, и убогие могилы простых людей. Так что, если судить по этим курганам, среди «царских скифов» существовало заметное социально-экономическое расслоение.

Кроме военного грабежа, у скифов был еще один немало­важный источник обогащения — торговля с греческими коло­ниями на Черноморском побережье. Именно скифы первыми стали предлагать на мировой рынок те товары украинской земли что на долгие века останутся для нее традиционными,— зерно, воск, мед, меха, рабов. Взамен они получали вина, юве­лирные изделия и другие предметы роскоши, к которым быстро пристрастились.

Видимо, из этого же самого стремления к роскоши, к укра­шению жизни возникло и высокооригинальное прикладное искусство скифов. Декоративный «скифский стиль» легко узнается по его излюбленному мотиву — животным. С не­подражаемой грацией ведут свой вечный хоровод летящие олени, кони, львы изящных скифских амфор.

Украина эпохи скифов — важная, хотя и отдаленная часть классической Средиземноморской цивилизации. При посред­ничестве греческих колонистов Причерноморья скифы не только вступили в контакт с Древней Элладой, но и сумели по достоинству оценить ее. В то же время связи со Средиземно- морским миром втягивали скифов и в его конфликты. В 513 г. огромное войско персидского Царя Дария вторглось в пределы Украины. Скифы, прибегнув к тактике «выжженной земли», вынудили персов к позорному бегству. Затем скифы сами предприняли военный поход на запад и в конце V — начале IV в. до н. э. покорили Фракию на Дунае. Вот уж без этой победы они могли бы вполне обойтись, ибо она-то и столкнула их лоб в лоб с войсками Филиппа Македонского, отца Алек­сандра Великого. Поражение в битве с македонцами в 339 г. было сокрушительным. Это стало началом конца скифов. Примерно век спустя с востока прикатилась новая волна кочевников — сарматы. Могучие сарматы покорили и асси­милировали скифов, но какая-то небольшая часть их смогла укрыться в Крыму, и там их потомки продолжали существо­вать вплоть до 111 в. н. э.

Сарматы. Сарматы явились с Нижнего Поволжья и хо­зяйничали в степях Восточного и Северного Причерноморья почти четыре столетия — со И в. до н. э. по II в н. э. Поначалу они мирно смешивались со своими ираноязычными родича­ми — скифами, а также с греками, жившими в Северном При­черноморье. Но сарматы становились все более агрессивными по мере того, как враждебные племена вытесняли их с восточ­ных земель. В конце концов сарматы заставили скифских вождей признать их власть над ними, а простых скифских воинов — пополнить ряды сарматской конницы.

Сарматы, как и все прежние кочевые властители украин­ской степи, не были единым, однородным племенем, а пред­ставляли собой конфедерацию родственных и часто враждую­щих между собой племен, таких как языги, роксоланы, аланы. И каждое из них стремилось единовластно править Украиной. Но им не повезло: началось Великое переселение народов. Украина как раз оказалась в центре этого хаотичного и, ка­залось, бесконечного передвижения огромных человеческих масс — так что сарматам трудно было удерживать какой-то явный и постоянный контроль над «своими» землями. И во II в. н. э. власть сарматов окончательно пала под ударами несметных полчищ гуннов, шедших с востока, набегов герман­ских готов с севера и ответных рейдов римских легионов, упорно державших оборону на западе.

Судя по дошедшим до нас разрозненным сведениям о сар­матах, по своей внешности и образу жизни они мало чем отличались от скифов и прочих ираноязычных кочевников. Один из современников писал, что они высоки и красивы, как правило, белокуры, «и ярость в их очах вселяет ужас». Одеж­да сарматов состояла из длинных штанов, короткой кожаной куртки, мягкой кожаной шапки и ботинок; меню составляли мясо, молоко и сыр. Жили они в шатрах на колесах (каждый шатер ставился обычно на 2—4-колесную платформу). Что особенно поражает у сарматов, так это роль, которую играли у них женщины. Геродот недаром верил легендам о том, что сарматы произошли от союза скифов с амазонками. Сармат­ские женщины, говорит он, полностью переняли образ жизни древних амазонок: «охотятся верхом, Сопровождают мужей на войне, носят ту же одежду, что и они». О том же свиде­тельствуют и археологические раскопки: сарматских женщин часто хоронили с оружием; они были воительницами, а не­редко и жрицами.

Когда война не могла удовлетворить все потребности и желания сарматов, они пускались в торговые операции, рас­сылая свои караваны во все концы света. В Танаис, сармат­скую столицу на Дону, стекались китайский шелк, кавказский хрусталь, драгоценности Индии и Ирана. Ну а связи с римля­нами и греками, по мнению греческого историка и географа Страбона, принесли сарматам больше вреда, чем пользы: «Перенимая наши моды и привычки, эти люди меняются к худшему,— констатировал он.— Они привыкают к роскоши, к чувственным удовольствиям и низменным страстям, в коих не знают они ни меры, ни насыщения».

Сарматы были последним индоевропейским народом, при­шедшим с востока. На смену им идут новые кочевники. Почти на целое тысячелетие евразийские степи становятся владе­ниями тюркских народов.

Орест Субтельный

Из книги «История Украины», 1994

 

 

Читайте также: