ГлавнаяМорской архивИсследованияБиблиотека












Логин: Пароль: Регистрация |


Голосование:
Вам нравится наш сайт?


Отличный сайт!
Хороший сайт
Встречал и получше
Совсем не понравился





» » » Нашествие монголо-татар 1223 года
Нашествие монголо-татар 1223 года
  • Автор: Malkin |
  • Дата: 01-03-2015 10:24 |
  • Просмотров: 3173

Было бы неверным считать, что с 1223 года, когда дружины южнорусских князей были наголову разбиты передовыми монголо-татарскими отрядами на реке Калке, Русь ничего не ведала о грозном враге.

Судя по скудной информации в летописях, жителям Руси действительно хотелось верить в то, что опасность миновала и татары навсегда удалились от границ русских княжеств. Но они не исчезли и, тем более, не растворились, а вынашивали грандиозный план завоевания Восточной Европы.

После смерти Чингисхана в 1227 году ему наследовал его сын Угедей. Уже в 1229 году были предприняты первые набеги на земли, лежавшие в непосредственной близости от Руси, в результате чего были разбиты саксины и половцы, которые, согласно русским летописям, «възбегоша к болгаром». Были разбиты и волжские булгары. Эти последние в 1223 году оказали достойное сопротивление монголо-татарам, однако на сей раз успех, как говорится, был не на их стороне. И хотя монгольские военачальники решили не продолжать наступление, булгары, не на шутку испугавшись, начали искать союза с Русью, с которой у них до того были постоянные конфликты.

Следующий набег - и снова на булгар - произошел в 1232 году, о нем упоминает летопись: «Придоша татарове и зимоваша, не дошедше Великого града болгарськаго».

А уже в 1236 году «300 000 татар под начальством Батыя вошли в землю Болгарскую, сожгли славный город Великий, истребили всех жителей, опустошили всю землю: толпы болгар, избежавших истребления и плена, явились в пределах русских и просили князя Юрия дать им здесь место для поселения; Юрий обрадовался и указал развести их по городам поволжским и другим. В следующем году лесною стороною с востока явились в рязанских пределах и татары», - пишет С. М. Соловьев.

Но, как констатируют историки, несмотря на то что на Руси понимали неминуемость прихода монголо-татар, ничего не было сделано для укрепления восточных рубежей.

Окончательно решение о походе в Европу было принято монголами на курултае (съезде) в 1234 году. О масштабе кампании свидетельствует тот факт, что во главе войска хотел стать сам великий хан Угедей. Но его племянник Мунке, сам впоследствии великий хан, все же отговорил его, убедив, что правитель не может так рисковать собой.

Перед вторжением на Русь монголо-татары разгромили все соседствующие с ней с востока и юга народы. Были разбиты булгары, саксинцы (вероятно, потомки некогда могущественных хазар), черемисы, башкиры, буртасы, мордва, половцы и осетины.

Первый удар приняла на себя Рязань. Затем татары ударили по Владимиру, взяв попутно Москву, которая в то время была даже не городом, а, вероятно, укрепленной заставой.

Войско Батыя подошло к стенам северной столицы 3 февраля 1238 года. Несколько дней шла подготовка к штурму, который начался утром 7 февраля. Уже к полудню все было кончено. Жители Владимира, в том числе и семья великого князя Юрия Всеволодовича, столпились в Успенском соборе, где татары их всех убили.

Великий князь Владимирский Юрий погиб в битве на реке Сить 4 марта того же года, историки не исключают, что он был убит своими же воинами, по какой причине - не известно.

К лету 1238 года монголо-татары вернулись в степи и вновь появились на Руси - теперь уже на юге - через год. Первым пал Южный Переяславль. После этого пришел черед Чернигова, который был взят 18 октября.

Основные силы монголов отошли в степь, а отряд, ведомый Мунке, двинулся в сторону Киева.

Глядя на Киев с левого берега Днепра, будущий великий хан «удивися красоте его и величеству его». Он направил в город послов, которые предложили киевлянам сдаться. Те отказались (летопись сообщает, что послы были убиты по приказу князя Михаила Всеволодовича, что спорно), и Мунке отошел, не рискуя штурмовать Киев столь малыми силами.

Снова монгольские войска появились под стенами древней столицы осенью 1240 года.

В это время в Киеве князя не было - Даниил Галицкий, формально владевший городом, оставил в нем наместника Дмитра, которому и пришлось брать на себя всю ответственность.

Киев, как и вся остальная Русь, не был готов к приходу грозного врага. Не способствовала обороноспособности города и постоянная смена в нем власти. С 1235-го по 1240 год Киев переходил из рук в руки семь раз. Трижды им владели Ростиславичи, дважды - Ольговичи, по одному разу - Ярослав Всеволодович из Суздальской земли и Даниил Романович Галицкий. Никто не мог удержать город более чем на несколько месяцев.

Князья осуществляли сложные маневры, заключали временные союзы, которые сопровождались обманами и предательствами, прерывались спорами и сражениями.

Ко времени прихода татаро-монгольских орд все князья Южной Руси истощили в постоянных стычках свои военные ресурсы.

Даже перед лицом серьезной угрозы, которая, в отличие от битвы на Калке, была теперь уже совершенно очевидной, князья не были в состоянии объединиться, забыв, хотя бы на время, личные амбиции.

Точных данных о том, сколько длилась осада Киева, нет. По некоторой информации, она продолжалась 10 недель и четыре дня. Считать эти цифры полностью достоверными нельзя хотя бы потому, что они приводятся в северных летописях, тогда как южнорусские источники такой информации не дают. Точно известна дата падения Киева - 6 декабря 1240 года. В связи с этим можно предположить, что город действительно держался довольно долго.

Монголы искали слабое место в оборонительной линии Киева и нашли его у Лядских ворот. Сейчас это территория Майдана Незалежности. На ней установлены символические Лядские ворота - напротив ресторана McDonald’s.

К воротам вплотную подходила густо поросшая лесом Крещатицкая долина. Болотистый ручей, протекавший там, где сегодня пролегла центральная улица Киева Крещатик, замерз и вместо того чтобы усложнять положение осаждающих, наоборот, облегчил им подступы к городским стенам.

В ход были пущены осадные машины - тараны и катапульты. В конце концов стены не выдержали, и татары прорвались в город. Горожане спрятались от врага в Десятинной церкви, стены которой от тяжести собравшихся на хорах рухнули, погребя под собой людей.

Раненому во время обороны Киева тысяцкому Дмитру была дарована жизнь - за проявленную храбрость.

Сегодня практически невозможно ответить на вопрос, насколько серьезно был разрушен Киев во время нашествия Батыя.

Согласно официальной исторической традиции, разрушения были огромны. В подтверждение этого приводятся различные свидетельства современников тех событий. Так, посетивший Киев в 1245 или 1246 году - то есть буквально через пять лет после разорения - папский посол Плано Карпини писал, что от города «почти ничего не осталось, в настоящее время в нем едва насчитывается 200 домов, а его население содержится в полном рабстве».

Данные о количестве жителей - примерно две тысячи человек (около десяти на каждый двор) - подтверждаются другими источниками. Что касается разрушений, то, например, Ипатьевская летопись, подробно описывающая штурм Киева, ничего не сообщает ни о степени разрушений, ни о количестве (хотя бы преувеличенном) убитых и угнанных в плен.

Известно о разрушениях Софийского собора и Киево-Печерского монастыря, однако, согласно источникам, они продолжали действовать и после нашествия.

Владимир Антонович в своей работе «Киев, его судьба и значение с XIV по XVI столетие (1362-1569)» приводит данные, свидетельствующие, в частности, о том, что киевские церкви, даже если и были повреждены, оставались действующими. Так, согласно летописям, в 1280 году в Софийском соборе был погребен митрополит Кирилл, скончавшийся в Переяславле-Суздальском. В 1288-1289 годах митрополит Максим рукополагал «в святой Софии в Киеве» Иакова в епископы Владимирские и Тарасия - в Ростовские. Позднее, уже в XIV веке, на митрополичьем дворе у Святой Софии жил непризнанный в Москве митрополит Киприан.

Действовал и Киево-Печерский монастырь. «Под 1274 годом Густинская и Воскресенская летописи занесли факт посвящения архимандрита Киево-Печерского Серапиона в епископы во Владимир. Под 1289 годом, при описании похорон волынского князя Владимира Васильковича, упоминается другой архимандрит Киево-Печерский - Агапит. Третий архимандрит того же монастыря, Давид, известен как духовник второй жены Ольгерда. В конце XIV столетия мы имеем сведения о погребении в Киево-Печерском монастыре многих знатных лиц:      нареченного митрополита Дионисия (1385), князя Иоанна (Скиргайла) Ольгердовича (1396) и князя Владимира Ольгердовича», - пишет Антонович.

Впрочем, такая же противоречивая информация имелась и о других городах Руси, разрушенных татаро-монголами.

Практически нет сведений о разрушениях во Владимире, более того, имеющиеся данные временами противоречивы - так, сообщается, что Успенский собор был сожжен при нашествии в 1238 году, однако при этом через год в нем уже совершались службы.

По-видимому, серьезно была разрушена Рязань, первой принявшая на себя удар татаро-монголов. При этом данные археологии говорят о том, что Рязань была быстро восстановлена, и, несмотря на то что некоторые ремесла были уничтожены, а торговля на время пришла в упадок, это княжество вскоре вернулось к нормальной жизни.

В Киеве этого не произошло. Древнее поселение (впоследствии известное как Верхний город или Гора) так и осталось в руинах.

Показательно, что даже в XVI веке Верхний город был почти не заселен - во второй половине этого столетия киевский воевода князь Константин Острожский заложил возле Святой Софии слободу, куда стали заселять неимущих.

Впрочем, недостатка земли в Киеве не было. В середине XVI века население города не превышало пяти тысяч человек, то есть было в десять раз меньше, чем до прихода татаро-монголов тремя веками ранее. На уровень численности населения домонгольской поры Киев вышел лишь в XIX веке.

После нашествия Батыя пришли в упадок ремесла. Многие ремесленники были угнаны в Золотую Орду, остальные разбежались по другим княжествам, в меньшей степени пострадавшим от разорения. Их места заняли люди из сел, которые были гораздо менее искусными мастерами - связь времен прервалась.

Как пишет Б. А. Рыбаков в своем труде «Ремесло Древней Руси», после нашествия в Киеве совершенно прекратилось производство стеклянных браслетов, практически не производились керамические изделия, пресеклось ювелирное дело, которое не имело аналогов даже в других городах Руси.

При этом монголо-татары не трогали крестьян, с тем чтобы они могли выращивать хлеб.

В. Авдеенко

Из книги «Киевские князья монгольской и литовской поры»

 

Читайте также: