ГлавнаяМорской архивИсследованияБиблиотека












Логин: Пароль: Регистрация |


Голосование:
Вам нравится наш сайт?


Отличный сайт!
Хороший сайт
Встречал и получше
Совсем не понравился



Самое читаемое:



» » Ольвия - античный город на суше и под водой
Ольвия - античный город на суше и под водой
  • Автор: Malkin |
  • Дата: 07-12-2014 17:28 |
  • Просмотров: 4029

Ольвия - крупнейший политико-административный, культурный и эко­номический центр эллинистического мира. Основанная во второй чет­верти VI века до н.э. выходцами из Милета, Ольвия просуществовала в качестве столицы одноименного государства вплоть до 70-х годов IV века до н.э. Занимая обширную территорию низовья Днепро-Бугского лимана, Ольвийский полис со временем расширил зону своего влияния в пределах Северо-Западного Причерноморья от правобережья Южного Буга до Одесского залива на западе и до Каркинитского залива в Северо-Западном Крыму.

В период расцвета Ольвии под её патронатом находилось святилище на острове Левке. Верхний город Ольвии располагался на высоком пла­то, защищенном с севера и запада глубокими балками.

На нижнем плато, подходившем вплотную к берегу Бугского лимана, находился Нижний город. Неподалёку от него располагались устья двух крупных рек, впадавших в Понт Эвксинский, - Гипаниса (Южного Буга) и Борисфена (Днепра).

Археологические раскопки, начатые на Ольвийском городище ещё в XIX веке, позволили воссоздать облик древнего города. Массовая за­стройка Ольвии началась уже во второй половине VI века до н.э.

В Верхнем городе располагалась главная площадь Ольвии - агора, по периметру которой размещались здания городской исполнитель­ной власти.

Неподалёку от агоры также находилось здание суда - дикастерий. Пе­риод с V века по третью четверть III века до н.э. был временем расцвета Ольвии. В последней четверти IV века до н.э. в пределах агоры появились два теменоса с храмовыми постройками и алтарями. Тогда же здесь был построен храм, посвященный Аполлону-Врачу.

На территории теменоса выставлялись статуи богов и героев, почёт­ные декреты в честь особо выдающихся граждан города и проксении - де­креты о даровании привилегий в торговле и прав гражданства отдельным иностранцам.

В центральной части города богатыми горожанами возводятся боль­шие каменные здания. Очевидно, в первой четверти V века до н.э. Ольвия обносится мощными крепостными стенами. В Нижнем городе ольвиополиты возвели многочисленные жилые кварталы, ремесленные мастер­ские, склады и пристани.

Как показывают материалы археологических раскопок, со второй половины III века до н.э. Ольвия вступила в полосу затяжного военно-политического кризиса. В середине I века до н.э. город был разгромлен гетскими племенами, о чём свидетельствуют следы многочисленных по­жаров и разрушений.

После гетского разгрома, попав в зависимость от Скифского государ­ства, Ольвия в I веке н.э. вновь постепенно стала возрождаться. Во II веке н.э. ольвиополиты, вновь теснимые варварскими племенами, обращаются за помощью к Римской империи. В городе размещается римский гарни­зон в специально построенной цитадели. Уход римских войск из города приводит к тому, что жители окончательно покидают Ольвию.

Реконструкция исторического прошлого Ольвии практически до на­чала 1960-х годов ХХ века базировалась исключительно на результатах исследований памятников эпиграфики и нумизматики, материалов, по­лученных в ходе наземных археологических раскопок. Первые практи­ческие шаги в изучении затопленной части Ольвийского городища были предприняты ещё в 1902 году Б.В. Фармаковским. Им были проведены за­чистки каменных кладок у самого края береговой линии и осуществлены обмеры предполагаемых портовых сооружений.

С помощью специального подъёмного ковша была предпринята по­пытка проведения подводных археологических раскопок. В 1937 году в Ольвии силами Одесского аварийно-спасательного отряда, входивше­го в состав ЭПРОНа, Р.А. Орбели провел кратковременные работы, ста­вившие своей задачей обследование затопленной части Нижнего города. Спустя более двух десятков лет подводные археологические исследования в Ольвии были возобновлены экспедициями под руководством В.Д. Блаватского. Судя по публикациям ученого, началу проведения работ на затоплен­ной части Ольвийского городища предшествовало изучение практически всех источников XIX и первой половины ХХ века, касающихся исторической топографии города и интерпретации всех археологических объектов, най­денных когда-либо в акватории, занимаемой Нижним городом.

Профессор Блаватский изучил состав и структуру донных отложений и определил точное местонахождение объектов, имеющих отношение к истории города, составил развернутый план участка акватории, примы­кающей к Ольвийскому городищу.

В результате обследования акватории было выявлено неравномер­ное нарастание глубин на удалении до 100-170 метров от берега. Осо­бенно чётко это просматривалось напротив северного и центрального участков Ольвийского городища. Именно это обстоятельство позволи­ло В.Д. Блаватскому сделать вывод о фактическом расположении бере­говой линии в античное время в 250-300 метрах от современного уреза воды в лимане.

Успешному проведению подводной разведки способствовал метод ра­диусного поиска археологических объектов под водой. Этот метод пред­усматривал визуальный осмотр поверхности дна аквалангистом, при­крепленным с помощью ходового троса длиной до 50 метров к базовому судну. В Ольвии ввиду плохой видимости осмотр поверхности дна про­водился на страховочных концах длиной 5, 10, 15 и 20 метров. Но даже в этом случае, разведка проводилась с таким расчётом, чтобы один ради­усный поиск перекрывал половину предыдущего.

Таким образом, участникам экспедиции только за один полевой сезон 1961 года удалось составить достаточно подробный план дна затопленной части Ольвийского городища общей площадью около 44600 кв. метров.

Наибольшее количество находок располагалось напротив центральной части городища. Здесь, среди многочисленных россыпей рваного камня, удалось выявить несколько скоплений каменных блоков. Одно такое ско­пление, располагавшееся всего в 50 метрах от берега, состояло из четырёх десятков тщательно обработанных каменных блоков. Расстояние между ними иногда достигало 2-5 метров. Второе, еще большее скопление бло­ков нашли в 110 метрах восточнее первого.

Основные усилия археологов были сосредоточены на исследовании пристани. Повышенный интерес к этому объекту археологи проявляли еще в середине XIX века. В начале ХХ века Б.В. Фармаковским были сде­ланы обмеры «пристани» и снят профиль дна в районе её расположения.

В.Д. Блаватский установил, что этот объект представляет собой крупный развал камней в виде каменной «платформы», вытянутой в меридиональ­ном направлении, своими очертаниями напоминающей многоугольник. Эта «платформа» во многих местах возвышалась над дном лимана на вы­соту до 1 метра. Длина «платформы» с севера на юг достигала 75 метров, а ширина на отдельных участках находилась в пределах 25-29 метров. Завершив обследование «пристани», В.Д. Блаватский не смог сделать окончательного вывода относительно назначения этого древнего камен­ного сооружения.

Вместе с тем была определена восточная граница городской застройки, которая предположительно отстояла от современного берега на расстоя­нии до 230-300 метров. Были внесены поправки в размеры территории, занимаемой Ольвией в эллинистическое время. Вместе с незатопленной частью городища, определяемой в настоящее время в пределах 33 га, об­щая площадь, занимаемая городом, могла составлять примерно 50 га.

Отсюда следовал вывод В.Д. Блаватского: «Уступая по величине Пантикапею, который превосходит её не менее чем в два раза, Ольвия может оказаться примерно равной Фанагории и несколько больше, чем Херсонес. Если сказанное подтвердится дальнейшими исследованиями, то тог­да окажется, что и число жителей в Ольвии было значительно больше, чем это можно предполагать до сего времени».

В 1964 году Ольвия стала объектом специальных палеогеографиче­ских исследований, которые до этого ни на одном из античных городов Северного Причерноморья не проводились. Комплексной экспедицией, составленной из сотрудников Ленинградского ВНИИ методики и техники разведки Министерства геологии и Ленинградского филиала Института Археологии Академии Наук СССР, под руководством К.К. Шилика было проведено геологическое и геоморфологическое обследование городища и прилегающей к нему акватории Бугского лимана.

Археологам удалось установить причины затопления Нижнего города. Согласно результатам исследований, на момент появления греческих ко­лонистов в районе Ольвии уровень воды в лимане был не менее чем на 5 метров ниже современного.

Последовавшая вслед за Фанагорийской регрессией Нимфейская трансгрессия в конце 1-го тысячелетия до н.э. затопила большую часть амфитеатра, занимаемого Нижним городом. В ходе трансгрессии абразия смогла уничтожить оставшиеся следы культурного слоя, оказавшегося под водой, а постоянно образующиеся донные течения разрушили все ра­нее существовавшие постройки.

Когда в VI веке н.э. жизнь в городе прекратилась, уровень воды в лима­не всё еще продолжал подниматься, дойдя до кромки ново-черноморского клифа. Составленная в ходе проведённых геоморфологических иссле­дований батиметрическая карта Ольвийской акватории позволила не только перепроверить сведения, приводимые профессором Блаватским, но и реконструировать топографию затопленной части города.

Было установлено, что древняя береговая линия проходила намного дальше границ, которые были обозначены в 1961 году. В III веке до н.э. восточная граница городской застройки напротив Северной балки прохо­дила в 500 метрах от современной линии берега.

Напротив центральной части Ольвийского городища это расстояние было меньше и составляло всего 400 метров.

В 1971 году в Ольвии начала работу подводная археологическая экспе­диция, созданная при Институте Археологии Украины под руководством С.Д. Крыжицкого.

Основной целью было изучение так называемой пристани, посколь­ку в ходе предыдущих исследований не было установлено назначение этого археологического объекта. Отсутствовало ясное представление о прибрежном «моле», остатки которого были обнаружены неподалеку от «пристани». Ввиду постоянно проходивших процессов перемещения донных слоев песка не исключена была возможность обнаружения новых археологических памятников.

Подводных работы проводились с использованием метода закладки шурфов. В одном из шурфов находилось шесть напластований, различа­ющихся структурой, толщиной слоёв и сопровождающимся материалом. Первый слой состоял из необработанных камней с нанесенными отложе­ниями в виде песка и ила. Второй состоял в основном из камня привозных пород. В нем также были обнаружены фрагменты амфор Фасоса, относя­щиеся к IV веку до н.э. В третьем, аналогичном по структуре, слое наш­ли амфорный материал из Хиоса. В четвертом слое преобладала галька и небольшие булыжники вместе с окатанными камнями различных по­род. В качестве датирующего материала являлись многочисленные об­ломки амфор IV—III веков до н.э. из Гераклеи Понтийской. Отсутствие керамики в самых нижних, пятом и шестом, слоях свидетельствовало о том, что каменный развал, имея в качестве основания Новочерномор­скую террасу, до IV века до н.э. располагался за пределами городской территории.

Стратиграфические наблюдения в пределах всего каменного развала позволили установить ещё одну особенность - ни на одном уровне не уда­лось найти неперемещенные культурные слои.

Сергей Дмитриевич Крыжицкий. Член-корреспондент Национальной Академии Наук Украины. Основоположник научно-исследовательской работы в области подводной археологии на Украине.

 Сергей Дмитриевич Крыжицкий. Член-корреспондент Национальной Академии Наук Украины. Основоположник научно-исследовательской работы в области подводной археологии на Украине.

С.Д. Крыжицкий отказался от ранее установившегося определения это­го объекта как «пристани». Можно только предполагать, что он образовал­ся в результате разрушения оборонительного комплекса эллинистического времени, поскольку, как известно, Ольвия была обнесена крепостными сте­нами со стороны лимана. В процессе подводных работ была перепроверена и точка зрения ряда учёных XIX - начала ХХ века относительно остатков затопленного в прибрежной зоне «мола». Согласно составленному И. Бла- рамбергом плану, «мол» представлял собой подводный объект прямоуголь­ной формы, размером 100 x 90 метров, расположенный перпендикулярно берегу. Южная оконечность «мола» была ориентирована на «пристань».

Однако, как оказалось на самом деле, в районе предполагаемого на­хождения «мола», кроме беспорядочно разбросанных камней и окатан­ной керамики, другого материала, свидетельствующего о наличии стро­ительных сооружений, найдено не было. По словам С.Д. Крыжицкого, «не исключено, что “мол” на плане И. Бларамберга, мог быть нанесен ошибочно, на основании сообщений местных жителей о наличии в юж­ной части затопленного Нижнего города моста». Исследования каменных развалов расширили представление об оборонительной системе города до середины I века до н.э. и после гетского вторжения.

По линии створа раскопанной на суше крепостной стены в северной части Нижнего города Ольвии на расстоянии 100 метров от берега под­водные археологи смогли обнаружить каменный развал длиной около 60 метров, вытянутый с востока на запад. Результаты шурфовки показали, что подошва этого каменного развала покоится на песчаной подушке. Основная масса найденного материала состояла из обработанных камней привозных пород. Судя по форме каменного развала, его направленно­сти, присутствию большого количества обработанных каменных блоков, на данном месте находилась часть северной оборонительной городской стены, возведённой в V-IV веках до н.э.

Остатки культурных наслоений эллинистического периода в пределах развала показывали, что в то время крепостные сооружения располага­лись среди жилой застройки.

Западная граница каменного развала крепостной стены протяженно­стью более 70 метров находилась в 135 метрах от берега и имела направ­ленность с запада на восток. Эта крепостная стена была возведена уже после гетского нашествия. При строительстве в основание стены были уложены каменные блоки крупных размеров, а верхние слои кладок были сделаны из полигональных плит длиной до 2 метров.

Реконструкция фортификационной системы на западном участке Нижнего города показала, что под охраной крепостных стен находились не только жилые кварталы города, но и припортовые сооружения. Эти вы­воды подтверждаются археологическим материалом, найденным при ис­следовании «амфорных полей».

«Амфорные поля», по мнению С.Д. Крыжицкого, принадлежат к числу не менее значимых объектов, чем те, которые были выявлены на затоплен­ной части Ольвии ранее. По своему виду они представляли собой срав­нительно большие по размеру участки дна с археологическим материалом в виде неокатанных обломков и целых экземпляров амфор. Одно из первых найденных «амфорных полей» располагалось в 155 метрах от берега у раз­вала северной оборонительной стены города, возведённой после разгрома Ольвии гетами. Хронологический диапазон амфорного материала охваты­вает период со второй половины VI века до начала II века до н.э.

VI-V века до н.э. представлены почти полным набором амфор этого времени. Более 70% керамических сосудов относилось к IV веку до н.э. Среди найденной керамики III-II веков до н.э. преобладали амфоры Хио­са, Синопы и Херсонеса.

Открытие этого «амфорного поля» позволило установить, что оно рас­полагалось в пределах портовой части Нижнего города, а преобладание ке­рамической тары в общей массе находок свидетельствовало о том, что здесь вплоть до II века до н.э. находились складские портовые сооружения.

В 50 метрах от первого «амфорного поля» археологи обнаружили дру­гое «амфорное поле», но несколько меньших размеров. Более 750 крупных обломков амфор, столовой и кухонной посуды были датированы концом VI - V веком до н.э. При обследовании этого «амфорного поля» археологи обратили внимание на то, что среди керамического материала I века н.э. в основном преобладают изделия бытового назначения: кувшины с разду­тым корпусом, тонкостенные кубки, лепные кухонные горшки, кастрюли и амфоры с клювообразным венчиком. Вероятно, «амфорное поле» нахо­дилось в той части города, где наряду с портовыми постройками распола­галось достаточно крупное хозяйственное предместье.

Возможно, что портовые и складские сооружения размещались в не­посредственной близости от причалов, где могли швартоваться прибыв­шие в Ольвию торговые суда. Об этом свидетельствует находка каменных блоков со следами обработки и каменного кнехта, изготовленного из ра­кушечника. Кнехт предназначался для накидывания и удержания при­чального каната. Наличие следов потёртости на кнехте свидетельствовало о долгой его эксплуатации.

Исследованная подводными археологами затопленная часть Нижнего города в V-IV веках до н.э. занимала площадь не менее 12 га. В эллинисти­ческое время - 17 га, а в первые века нашей эры территория Нижнего го­рода с прилегающим припортовым районом в пределах оборонительных стен составляла 6-7 га.

Обнаруженные «амфорные поля» свидетельствуют о существовании в непосредственной близости от берега складских сооружений и обо­рудованных причалов для морских торговых судов. Здесь же, в северо­восточной части Нижнего города Ольвии, мог находиться и городской рынок, о существовании которого говорили письменные источники.

Вячеслав Таскаев

Из сборника «Античная подводная археология северного Причерноморья», Москва, 2009

Читайте также: