ГлавнаяМорской архивИсследованияБиблиотека












Логин: Пароль: Регистрация |


Голосование:


Самое читаемое:



» » Кому платила дать Западная Европа? Русские золотые купола
Кому платила дать Западная Европа? Русские золотые купола
  • Автор: Prokhorova |
  • Дата: 05-10-2014 14:47 |
  • Просмотров: 4133

1. Нашествие турок-атаманов („оттоманов“) на Западную Европу. Почему их называли татарами

1.1. Начало вторжения

Как начиналось русско-атаманское нашествие на Европу и Азию?

Воспользуемся книгой Н.А. Казаковой „Западная Европа в русской письменности XV–XVI веков“ [344]. НА. Казакова сообщает: „Государство турок-османов (то есть, вероятно, турок-росманов, русских турок — Авт.), возникшее в Малой Азии (про Малую Азию — вымысел историков, см. ниже — Авт.) в конце XIII века, очень скоро превратилось в СИЛЬНЕЙШУЮ ДЕРЖАВУ Ближнего Востока. Турки распространяли свою власть не только в Малой Азии, но и на Балканском полуострове.

Уже Орхан, сын основателя Османского государства Османа, в 1354 г. овладел европейским берегом Дарданелл.

Наследник Орхана султан Мурад I завоевал Фракию и в 1356 г. перенес свою столицу в Адрианополь.

Турки оказались в непосредственной близости к Константинополю, столице византийской империи.

В конце XIV в., — продолжает Казакова, — данниками турок стали СЕРБИЯ, БОЛГАРИЯ, ВАЛАХИЯ. Наступление турок на Балканы было временно приостановлено в начале XV в. вследствие удара, нанесенного туркам Тимуром (это были междоусобные войны внутри Великой Русской Империи, см. выше — Авт.), но при султане Мураде II (1421–1451) ОНО ВОЗОБНОВИЛОСЬ С НОВОЙ СИЛОЙ.

В 1422 г. Мурад II осадил Константинополь, правда, неудачно. Но при дворе византийского императора Иоанна VIII Палеолога прекрасно понимали, что снятие осады Константинополя — ЭТО ВРЕМЕННАЯ ПЕРЕДЫШКА и что если Византия не получит помощи извне, ТО ДНИ ЕЕ СОЧТЕНЫ“ [344], с. 7.

Османы-отоманы = КАЗАЦКИЕ АТАМАНЫ упорно расширяют свои завоевания. В списке посольства Франциска де Колла указан „перечень стран и областей, завоеванных турками в Азии и АФРИКЕ (! — Авт)… в этот перечень правильно включены в Азии — вся Малая Азия, часть Кавказа, Месопотамия, Иудея, в Африке — ЕГИПЕТ (! — Авт), АРАВИЯ, БЕРБЕРИЯ“ [344], с. 83. Итак, нам сообщают, что османско-казацкие АТАМАНЫ захватили и африканский ЕГИПЕТ.

Волна османского=атаманского нашествия затапливает все новые и новые страны. „После захвата Константинополя в 1453 г. Мехмед II завоевал Сербию, греческие княжества Морей, герцогство Афинское, подчинил Албанию, овладел островами Эгейского моря.

Сын Мехмеда II Баязид II (1481–1512) вел длительную войну с Венецией, а также с Венгрией и австрийскими Габсбургами, принудил Молдавию признать сюзеренитет Турции.

При Селиме I (1512–1520) Европа получила кратковременную передышку, потому что основные удары турок были направлены на Восток (Селим I завоевал Сирию, Палестину, Египет), но при преемнике Селима I Сулеймане I Кануни (1520–1566) С НОВОЙ СИЛОЙ ВОЗОБНОВЛЯЕТСЯ ТУРЕЦКОЕ НАСТУПЛЕНИЕ НА ЕВРОПУ“ [344], с. 146.

1.2. Почему русское „Сказание о брани венециан против турок“ называет турок татарами и когда оно было написано

Большой интерес представляет анонимное произведение „Сказание брани венециан противу турецкого царя“, которое историки относят к 20-м годам XVI века [344], с. 147. Впрочем, оказывается, „ЕДИНСТВЕННЫЙ известный список русской версии „Сказания“ относится К КОНЦУ XVI — НАЧАЛУ XVII в. Правда, И.А. Бычков… определил почерк списка как скоропись СЕРЕДИНЫ XVII в.“ [344], с. 154. Поэтому следует отдавать себе отчет, что перед нами текст, вероятно, заботливо отредактированный романовскими историками XVII–XVIII веков. И, тем не менее, рукопись осталась исключительно интересной.

Вот, например, ТУРКИ называются в ней ТАТАРАМИ. Современные комментаторы спешат поправить средневекового автора и торопливо разъясняют читателю, что, дескать, „под ТАТАРАМИ подразумеваются в данном случае ТУРКИ“ [344], с. 148. Автор сочинения рисует картину „расширения власти турок (то есть на самом деле ТАТАР, как написано в источнике — Авт.) из Малой Азии на КАВКАЗ, ПРИЧЕРНОМОРЬЕ, СРЕДИЗЕМНОМОРЬЕ И БАЛКАНСКИЙ ПОЛУОСТРОВ. Одновременно подчеркивается НЕУДАЧА ПОПЫТОК ЕВРОПЕЙСКИХ ДЕРЖАВ ОКАЗАТЬ ИМ СОПРОТИВЛЕНИЕ.

С этой целью дается описание двух крупнейших поражений, нанесенных турками объединенным КРЕСТОНОСНЫМ ВОЙСКАМ: поражения при Никополе в 1396 г., где были разбиты РЫЦАРСКИЕ ОТРЯДЫ из ВЕНГРИИ, ЧЕХИИ, ГЕРМАНИИ, ПОЛЬШИ И ФРАНЦИИ, а их предводитель король Сигизмунд Венгерский едва спасся бегством, ч поражения при Варне в 1444 г., где КРЕСТОНОСНАЯ АРМИЯ ТАКЖЕ БЫЛА РАЗГРОМЛЕНА, а польский король Владислав III Ягеллон и папский легат кардинал Джулиано Чезарини пали на поле боя“ [344], с. 149.

Н.А. Казакова заключает: „Действия и намерения турок (татар — Авт.)… характеризовались, с точки зрения его составителя (т. е. составителя „Сказания“ — Авт.), тремя моментами:

— прекращением наступления на владения Венеции („италиан и венециан оставльше“),

— подготовкой К РЕШИТЕЛЬНОМУ НАСТУПЛЕНИЮ НА ЕВРОПУ („легчае себе Итталию, Францию, Испанию и Аламанию покорити мощи“), в частности к наступлению на Империю („свободен приступ имеют по Аламании“),

— стремлением для осуществления этих планов подчинить себе с помощью ТАТАР Русское государство („сложившся с ТАТАРЫ… преже сие царство, сиречь Русское, обдержит“)“ [344], с. 154.

Последняя фраза Н.А. Казаковой неточна и отклоняется от подлинного смысла первоисточника. Там сказано, что в то время как Западную Европу турки собираются завоевать („покорити“), с Русью они хотят, ДОГОВОРИВШИСЬ С ТАТАРАМИ, ОБЪЕДИНИТЬСЯ. Причем — С ОЧЕВИДНОЙ ЦЕЛЬЮ ПОДГОТОВКИ ВОЕННОГО ПОХОДА НА ЗАПАД: „преже царство Руское обдержит“.

Приведем подлинные слова Сказания полностью. Вот они. Турки „италиан и венециан оставлыпе И СЛОЖИВСЯ С ТАТАРЫ, царство сие покорят и свободен приступ имеют по Аламании во Италию. Чает бо, съветом иных, СИРЕЧЬ РУСАКОВ, У НЕГО ПРЕБЫВАЮЩИХ, научен, легчае себе Итталию, Францию, Испанию и Аламанию покорити мощи, аще преже сие царство, сииречь Русское, обдержит“ [344], с. 154.

Приведем также современный русский перевод. Турки, „дав передышку итальянцам и венецианцам, и вступив в союз с татарами, покорят это царство, и будут иметь свободу для завоевания Германии и Италии. Потому что (султан надеется), будучи научен советом РУССКИХ, ПРЕБЫВАЮЩИХ ПРИ ЕГО ДВОРЕ, после того, как он получит власть на Руси, ему будет легче покорить Италию, Францию, Испанию и Германию“.

В первоисточнике речь ясно идет о стремлении Турции и России преодолеть какие-то разногласия, а затем сообща захватить Западную Европу. Султан надеется взять первенство в династическом споре с русским государем, опираясь при этом на РУССКИХ, В СВОЕМ ОКРУЖЕНИИ. Такое объединение с Русью турки считают важной предпосылкой для завоевания Европы.

Полного объединения не произошло. Это было уже время начинающегося религиозного раскола. Тем не менее, военный союз и дружественные отношения между Россией и Турцией сохранялись до эпохи Романовых. Как мы видели, при турецком дворе существовала сильная русская партия. Да и запорожские казаки часто воевали на стороне Турции. Может быть, даже чаще, чем на стороне других государей. После победы Петра I над Мазепой часть запорожских казаков с их гетманом даже ушла в Турцию на какое-то время [183], т. 1, с. 167.

Весьма показательно, что названия Русские, Турки и Татары переплетены в Сказании настолько тесно, что отделить их друг от друга весьма непросто. С точки зрения нашей реконструкции — понятно, почему. Потому, что в то время ВСЕ ТРИ НАЗВАНИЯ ОБОЗНАЧАЛИ ОДНО И ТО ЖЕ.

Конечно, в свете всего того, что нам теперь становится известно — в частности, о средневековом союзе Руси-Орды и Турции-Атамании, — возникает серьезное сомнение, что „Сказание“ в его нынешнем виде — действительно подлинный текст XVI века. Скорее, это позднейшая романовская редакция старого текста. Дело в том, что, несмотря на то, что отношения между Русью и Турцией в то время были исключительно дружелюбными, в Сказании „изложение истории турок ведется с резко АНТИТУРЕЦКИХ ПОЗИЦИЙ: подчеркивается жестокость и беспощадность турок, которые свои завоевания совершали „мечем и огнем“, „жесточайшим оружием“, „без милости““ [344], с. 149. Но такое отношение к Турции характерно как раз для эпохи Романовых, когда и была развернута „работа“ по уничтожению подлинных Русских летописей и замене их на отредактированные в „нужном ключе“ копии или даже прямые подделки.

Поэтому, когда мы читаем, что „заканчивается история турок предсказанием, что наступит ВОЗМЕЗДИЕ ТУРКАМ“ [344], с. 149, возникает четкое ощущение, что перед нами — слова романовского редактора XVII–XVIII веков, лукаво вложенные в уста средневекового русского автора.

Наше мнение: „Сказание“ было отредактировано в эпоху Романовых, когда отношения с Турцией испортились. В его основе лежат, скорее всего, ПОДЛИННЫЕ свидетельства XVI века, которым была намеренно придана яркая антитурецкая направленность. Изначально, ничего подобного в „Сказании“ не была По нашей реконструкции — И НЕ МОГЛО ПОЯВИТЬСЯ ТАМ, пока Орда-Русь составляла еще, по сути, единое целое с Турцией-Атаманией. Возгласы „о возмездии туркам“ — Романовские лозунги. Недаром некоторые историки датируют рукопись „Сказания“ СЕРЕДИНОЙ XVII ВЕКА.

Более того, средняя часть Сказания, оказывается, „восходит к ЛАТИНСКОМУ источнику, построенному по образцу ЗАПАДНЫХ хроник о турках“ [344], с. 157. Исследователи отмечают: „Очевидно, составитель русской версии был выходцем из ЗАПАДНОЙ. РУСИ. Об этом свидетельствуют западноруссицизмы, имеющиеся в языке памятника… ЗАПАДНО-РУССКИМ происхождением составителя русской версии может быть объяснено и наличие в ее тексте этнонима „ПОЛЯК“. Этноним „поляк“, НЕОБЫЧНЫЙ ДЛЯ РУССКОГО ЯЗЫКА XVI ВЕКА, давно бытовал в польском языке“ [344], с. 157.

Как и в случае „первых русских летописей“, мы опять наталкиваемся на ЗАПАДНО-РУССКОЕ, скорее всего, ПОЛЬСКОЕ происхождение имеющихся сегодня редакций русских сказаний. Но неужели вся старорусская письменность сосредотачивалась исключительно в Западной Руси? Мы знаем, что это не так. И далеко не так. Основные духовные центры русской культуры и русской письменности находились не на западно-русских окраинах, а во Владимиро-Суздальской Руси и вокруг нее. Троице-Сергиева Лавра, Иосифо-Волоцкий монастырь, Кирилло-Белозерский монастырь, Соловецкий монастырь — именно они в основном определяли духовную жизнь русского народа до Великой Смуты. И почти все они находились далеко не на западной Руси. Так почему сохранившиеся до нашего времени старо-русские тексты имеют, как правило, откровенно западно-русское или даже польское происхождение? Конечно, западно-русские тексты должны присутствовать среди прочих, но их не должно быть большинство. Мы же наблюдаем обратную картину. Их большинство, причем — подавляющее. Наше мнение однозначно: все это — поздние редакции старых русских текстов, изготовленные уже в эпоху Романовых. В семнадцатом, а может быть даже и в восемнадцатом веке. Когда, действительно, основные центры русской письменности и культуры оказались в Западной Руси, например, в Киеве. Поскольку все великорусские духовные центры были к тому времени полностью разгромлены в огне Великой Смуты и во время правления первых Романовых. Списавших потом свои грехи на якобы „польские отряды, фанатически громившие русские монастыри во время Смуты, поголовно убивавшие монахов и сжигавшие библиотеки“. Это неправда. Беспощадный разгром великорусских монастырей и уничтожение их библиотек — дело рук первых Романовых. Являясь ставленниками победивших западно-европейских мятежников-реформаторов, первые Романовы всеми силами уничтожали старую русскую культуру и письменные свидетельства о подлинной истории Руси.

1.3. Венецианская республика платит дань османам-атаманам

Кульминацией турецко-венецианской войны 1499–1502 годов „было морское сражение 12 августа 1499 г. у Наварина, которое ВЕНЕЦИАНЦЫ ПРОИГРАЛИ“ [344], с. 153. В 1503 году Венеция заключила временный мир с Отоманской — то есть Атаманской Империей. Надо полагать, Венецианская республика после разгрома изо всех сил старалась не срывать сроки выплаты дани османам-атаманам.

Впрочем, по поводу венецианской дани 1503 года мы ничего определенного сказать не можем. Данных за тот год у нас нет. Но вот, оказывается, примерно через восемьдесят лет, в конце XVI века, около 1582 года, ВЕНЕЦИАНСКАЯ РЕСПУБЛИКА ДЕЙСТВИТЕЛЬНО „УПЛАЧИВАЕТ ТУРЕЦКОМУ СУЛТАНУ „ДАНЬ“ В 300 ТЫСЯЧ ЕФИМКОВ В ГОД“ [344], с. 186.

Напрашивается естественная мысль. А не получается ли тогда, что Венеция выплачивала дань туркам-атоманам, может быть, и с перерывами, но на протяжении по крайней мере ВОСЬМИДЕСЯТИ ЛЕТ?

Любопытная деталь. В 1582 году османско-атаманский „султан потребовал, чтобы Венеция отдала ему на обрезание его новорожденного сына, города „Карцыру“, „Корфун“ ИЛИ „ЗЕМЛЮ КРЕТИНСКУЮ КАНДИЮ“ (город Кандию на острове Крит); венецианский „князь“ (дож) СОБИРАЕТСЯ ОТКУПИТЬСЯ ДЕНЬГАМИ“ [344], с. 184.

Но не всегда у венецианцев хватало денег для дани атаманам. Иногда их катастрофически не хватало. Тогда откупались натурой. Вот что сообщают историки: „Венецианцы дают ЕЖЕГОДНО султану „ВЕЛИКИЕ ДАРЫ“ вместо „выхода“ (ДАНИ)“ [344], с. 193.

Не нужно думать, что турки-атаманы всегда побеждали в битвах в те времена. Отнюдь нет. Вот, например, в крупной битве при Лепанто в 1571 году объединенные морские силы Испании и Венеции разгромили турецкий флот. Впрочем, на общую картину это событие, по-видимому, повлияло мало.

Но вернемся в начало XVI века.

1.4. Удар по центральной Европе. Почему Европа стремилась платить дать Атаманам не только без задержек, но даже досрочно

Уже в 1520 году османско-атаманский военный напор на Европу возобновился с новой силой. Хрупкий мир с Венецией лопнул в 1537 году [344], с. 156. „Если Селим I острие своих завоеваний обращал на восток (Сирия, Палестина, Египет), то сменивший его на султанском престоле в 1520 г. Сулейман Кануни объектом своей агрессии избрал ЕВРОПУ.

В 1521 г. под натиском турок пал Белград, в 1522 г. турки захватили Родос, а во второй половине 20-х годов они направили свои удары против ЦЕНТРАЛЬНОЙ ЕВРОПЫ: в 1526 г. взяли столицу Венгрии Буду, а в 1529 г. ПОДОШЛИ К СТОЛИЦЕ ИМПЕРИИ ВЕНЕ И ОСАДИЛИ ЕЕ“ [344], с. 156. На самом деле, согласно нашей реконструкции, Вена того времени была столицей лишь одной из провинций Империи в Западной Европе.

После битвы при Мохаче в 1526 году турки-атаманы захватили большую часть Венгрии и граница Атаманской империи „теперь проходила НЕДАЛЕКО ОТ ВЕНЫ, СТОЛИЦЫ АВСТРИИ.

На Средиземном море турки угрожали ВЛАДЕНИЯМ Венеции и Испании. Для борьбы против турок не раз создавались „священные лиги“, непременными участниками которых были австрийские и испанские Габсбурги, римский папа, Венеция“ [344], с. 166.

Согласно нашей реконструкции, после османско-атаманского завоевания большая часть Западной Европы, попав в вассальную зависимость от Ярославля — Великого Новгорода и Стамбула и управляемая имперскими наместниками, находилась под постоянной угрозой повторного разгрома вплоть до конца XVI века.

1.5. Правители Западной Европы в конце XVI века все еще платят дань османам-атаманам

„Еще более подробная информация о международных отношениях в Западной Европе содержится в статейном списке посольства Я. Молвянинова и Т. Васильева, побывавших в 1582 году у императора (Габсбурга — Авт.) и римского папы.

Послы большое внимание уделили ТУРЕЦКОЙ ТЕМЕ, правильно подчеркнув, КАКУЮ УГРОЗУ ДЛЯ ИМПЕРИИ (точнее, для ее западноевропейских провинций — Авт.) представляло непосредственное соседство С ТУРЕЦКИМИ ВЛАДЕНИЯМИ: две трети Венгерской земли, писали послы, НАХОДЯТСЯ ПОД ВЛАСТЬЮ СУЛТАНА, а с трети и с Чешского королевства ИМПЕРАТОР (на самом деле имперский наместник в Западной Европе — Авт.) УПЛАЧИВАЕТ СУЛТАНУ ЕЖЕГОДНУЮ ДАНЬ В 300 ТЫСЯЧ ЕФИМКОВ И ПОСЫЛАЕТ ДАНЬ ДОСРОЧНО, ЧТОБЫ НЕ РАЗГНЕВАТЬ СУЛТАНА…

Против турецкого султана „стоит“ один испанский король; РИМСКИЙ ПАПА УПЛАЧИВАЕТ ИСПАНСКОМУ КОРОЛЮ ФИЛИППУ ЕЖЕГОДНУЮ „ДАНЬ“ В 200 ТЫСЯЧ „ЗОЛОТЫХ ЧЕРЛЕНЫХ“ ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ ФИЛИПП ЕГО ОБОРОНЯЛ ОТ ТУРОК“ [344], с. 184.

Будет ли излишне смелым предположение, что, собирая таким образом деньги с других европейских стран, испанский наместник Филипп в конце XVI века тоже уплачивал дань османам-атаманам? И также стремился не задерживать ее выплату? В конце концов, досрочную уплату туркам дани на лукавом дипломатическом языке вполне можно назвать „обороной от турок“.

По некоторым известиям, османско-атаманское нашествие коснулось даже берегов Индии: „ПОРТУГАЛЬСКОГО КОРОЛЯ „УБИЛИ ТУРКИ И АРАПЫ в Индейской земле“, погибший король „был сродичь“ испанскому королю Филиппу“ [344], с. 185.

1.6. Франция, Англия и Атаманы

А что же Франция и Англия? Что они делают в это время? Оказывается, они „БЫЛИ ЗАИНТЕРЕСОВАНЫ В РАЗВИТИИ ТОРГОВЛИ С ТУРЕЦКОЙ ИМПЕРИЕЙ“ [344], с. 166. И это — после разгрома Атаманами крестоносных армий, в состав которых входили, как считают историки, и ФРАНЦУЗСКИЕ рыцарские отряды, см. выше.

Любопытно, что, во всяком случае, в конце XVI века, Англия действительно имеет тесные дружеские отношения с Турцией, хотя, по мнению историков „старается их не афишировать“. Например, английская королева „Елизавета отрицает справедливость слуха о том, что она ОКАЗЫВАЕТ ПОМОЩЬ ТУРЕЦКОМУ СУЛТАНУ, воюющему с христианскими государями… Торговля с Турцией ведется с давних лет“ [344], с. 203.

Это косвенно подтверждает существовавшую согласно нашей реконструкции прочную связь между Англией и Великой = „Монгольской“ Империей конца XVI века. Связь, возникшую, как мы понимаем, еще в XIV веке, когда английские острова были колонизированы Русью-Ордой.

Происхождение особых дружеских связей между Францией, Англией с одной стороны, и Ордой, Турцией с другой, можно, усмотреть также и в истории XIV века. Даже, историки скалигеровской школы признают, что франки XV–XVI веков — то есть предки позднейших французов упорно считали себя ПОТОМКАМИ ТРОЯНЦЕВ [335], с. 85–86. Троянцы, как мы теперь понимаем, — выходцы из Трои — Иерусалима = Древнего Рима на Босфоре, появились на тогда еще малозаселенных пространствах внутренней Франции в XIV веке, во времена великого „монгольского“ завоевания. Что же касается Средиземноморского побережья, в том числе и французского, то оно, по-видимому, было колонизировано гораздо раньше, еще во времена существования Древней Ромеи в X–XII веках.

По нашей реконструкции, островная Англия была также заселена выходцами из Византии и Руси-Орды в XIV веке. Откуда, вероятно, и само название Англия по имени византийской императорской династии АНГЕЛОВ.

Таким образом, согласно нашей реконструкции, Русь-Орда и Османия-Атамания сыграли огромную роль в формировании Западной Европы в эпоху XIII–XVI веков. Существенно большую, чем это вынужденно признается скалигеровской историей.

Сегодня считается, что в середине и в конце XVI века уже начинаются трения между Турцией и Россией. На самом деле, по нашему мнению, речь тут идет о первой половине XVII века, когда к власти на Руси уже пришли Романовы. Победа мятежа Реформации и последующая упорная работа западноевропейской дипломатии, всеми силами стремившейся поссорить Русь и Турцию, начали приносить свои плоды. Но в XV–XVI веках все подобные попытки кончались неудачей. Судите сами.

1.7. Западноевропейские страны боялись „татаро-монголов“

Западные средневековые источники, относимые сегодня к XIII–XV векам, хором говорят о страшной угрозе Западу, исходившей в эпоху „татаро-монгольского ига“ с территории Руси. Как мы теперь понимаем, все эти тексты были написаны или отредактированы уже позже, в эпоху XVI–XVII веков.

Встреча посла на Руси. На голове русского сановника чалма или тюрбан с пером. Старинная гравюра из книги Sigmund Freiherr zu Hcrberstein. „Die Moscovitische Cbronika…“ — Francfurt am Mayn: Zigmund Feyerabend, 1576. Взято из [161]

 Рис. 51. Встреча посла на Руси. На голове русского сановника чалма или тюрбан с пером. Старинная гравюра из книги Sigmund Freiherr zu Hcrberstein. „Die Moscovitische Cbronika…“ — Francfurt am Mayn: Zigmund Feyerabend, 1576. Взято из [161]

В один голос говорят о страшной угрозе с востока венские, германские, английские документы. Говоря о „татаро-монголах“, английские хронисты, например, НЕ СКРЫВАЮТ СВОЕГО УЖАСА перед народом Гога и Магога, угрожающим Западной Европе.

Глубоким, даже каким-то физиологическим, антагонизмом между „западными народами“ и „татаро-монголами“ веет со страниц этих поздних западноевропейских сочинений, относимых сегодня якобы к XIII–XIV векам, а написанных, скорее всего, в XVI–XVII веках. И на первом месте — страх перед военной силой, нависшей над Западной Европой со стороны Руси и „турок“. Согласно нашей реконструкции, речь шла о Руси-Орде, бывшей в союзе со стамбульскими османами-атаманами.

Встреча посла русским государем. Русский царь и его приближенные закованы в тяжелые железные латы. Старинная гравюра из книги Sigmund Freiherr zu Hcrberstein. „Die Moscovitische Cbronika…“ — Francfurt am Mayn: Zigmund Feyerabend, 1576. Взято из [161]

 Рис. 52. Встреча посла русским государем. Русский царь и его приближенные закованы в тяжелые железные латы. Старинная гравюра из книги Sigmund Freiherr zu Hcrberstein. „Die Moscovitische Cbronika…“ — Francfurt am Mayn: Zigmund Feyerabend, 1576. Взято из [161]

После мятежа Реформации и прихода к власти на Руси западноевропейских ставленников Романовых опасения Западной Европы сильно уменьшились. Но в XVI и XVII веке они были выражены еще весьма ярко.

На рис 51 и 52 приведены старинные гравюры из книги Сигизмунда Герберштейна „Записки о Московии“ [161]. На первой из них изображен русский сановник, принимающий посла. На голове сановника — большая ЧАЛМА с пером, одет он в роскошные одежды, и, вообще, представлен как чисто восточный правитель. На второй гравюре русский царь-хан показан, вероятно, в походе. Вдали, в поле, — военные шатры. Царь сидит на престоле, на голове у него царский венец с зубцами. Сам царь и его приближенные закованы в тяжелые железные латы. Эта гравюра довольно интересна. Ведь сегодня так изображают исключительно западноевропейцев. Мол, на Руси подобного вооружения не было и в помине. Шкуры, халаты, кожаные шлемы. Кое у кого тупой охотничий нож, да и то заграничный. А огромные заводы Тулы и Урала тяжелого вооружения делать не умели. Лишь гвозди, подковы…

Надо сказать, что после романовской цензуры XVII–XVIII веков подлинные уцелевшие старинные изображения русских людей в тяжелых железных латах и в чалмах-тюрбанах стали восприниматься очень непривычно. Миллеровско-романовские историки нарисовали нам взамен совсем другой облик русских правителей XIV–XVI веков. Куда более примитивный и отчасти диковатый.

2. Откуда бралось серебро на Руси, если в то время русские не разрабатывали ни одного своего серебряного рудника, но серебра у них было очень много

2.1. Только ли османам-атаманам возила серебро Западная Европа?

Итак, Западная Европа платила дань ТУРКАМ-АТАМАНАМ. В частности, дань выплачивалась в виде ЕФИМКОВ — ОСОБО КРУПНЫХ серебряных монет. Собственно, даже уже не монет, а серебряных слитков весом от 28,5 до 32 граммов, имеющих форму монет [807], с. 6.

Известный ученый и историк нумизматики И.Г. Спасский пишет про ефимки следующее: „Это общее название любых высокопробных западных монет весом 28,5— 29,0 грамм, а изредка до 32 грамм“ [807], с. 6. На Западе их называли ТАЛЕРАМИ [807], с. 6.

Согласно новой хронологии и нашей реконструкции истории, естественно ожидать, что ЕФИМКИ НЕ В МЕНЬШЕМ КОЛИЧЕСТВЕ, ЧЕМ В ТУРЦИЮ, ПОСТУПАЛИ И В РОССИЮ. Может быть — через посредство турок-атаманов, но, скорее всего — напрямую. Посмотрим, оправдается ли наше — пока чисто теоретическое — предположение?

Да, оправдывается. Причем, в очень ярком виде. Оказывается, ВПЛОТЬ ДО XVII ВЕКА НА РУСЬ ПОТОКОМ ШЛО ЗАПАДНОЕВРОПЕЙСКОЕ СЕРЕБРО. Это факт, достаточно известный в русской истории. РОССИЯ БЫЛА БУКВАЛЬНО ЗАВАЛЕНА СЕРЕБРОМ ЗАПАДНОЕВРОПЕЙСКОГО ПРОИСХОЖДЕНИЯ ПРИ ПОЛНОМ ОТСУТСТВИИ В ТО ВРЕМЯ РАЗРАБОТОК СОБСТВЕННЫХ СЕРЕБРЯНЫХ РУДНИКОВ [807], с. 5. Здесь мы наталкиваемся на откровенные следы той самой ДАНИ, КОТОРУЮ ЗАПАДНАЯ ЕВРОПА ПЛАТИЛА ВЕЛИКОЙ РУССКОЙ ИМПЕРИИ. После победы мятежа Реформации в Западной Европе сделали вид, что, дескать, „ничего подобного никогда не было“. Но деятельность такого масштаба скрыть трудно. Факты говорят о другом.

Кстати, вероятно, именно в связи с непрекращающимся потоком западноевропейского серебра, на Руси до XVIII века (!) не было нужды в разработке собственных серебряных Рудников. Серебра хватило еще на несколько десятков лет после того, как дань прекратилась.

После того, как дань прекратилась и запасы западноевропейского серебра наконец иссякли, на Руси стали искать свои собственные источники серебра. И мы знаем, когда это произошло. Лишь на пороге XVIII века в Нерчинске открылся ЕДИНСТВЕННЫЙ к тому времени серебряный рудник в России [807], с. 5. Да и то он „не давал за год и пары пудов“ [807], с. 5. А до XVIII века жили еще на старых запасах западноевропейского серебра.

После великого = „монгольского“ завоевания существовала, вероятно, ПРЯМАЯ УПЛАТА ДАНИ Руси-Орде со стороны Западной Европы. Но не в ней заключался, по-видимому, основной источник западноевропейского серебра на Руси. Русское имперское правительство нашло другую форму выплаты дани, более „добровольную“ и изощренную — прямо-таки современную. Произошло это, вероятно, в XIV–XV веках и выглядело так.

Денежные взаимоотношения между Россией и Западом в XV–XVI веках покоились, как пишет И.Г. Спасский, на следующих двух китах.

КИТ ПЕРВЫЙ. Внутри России расчеты велись ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО В РУССКИХ КОПЕЙКАХ [807], с. 7–10. Ну и что? — спросит читатель. Что особенного это означало? А значило это, что В КОПЕЙКАХ велись в те времена ВСЕ ТОРГОВЫЕ РАСЧЕТЫ ЗАПАДА и ВОСТОКА. Которые, как это и сегодня происходит, составляли большую часть мирового торгового оборота того времени.

Дело в том, что до Великих географических открытий XVI века все торговые пути между Западом и Востоком шли через Россию, Турцию и Египет. То есть — через Великую = „Монгольскую“ империю. До открытия морского пути в индийский океан ДРУГОГО ПУТИ на Восток у Запада просто НЕ БЫЛО. Только в 1510 году [1447], с. 404, европейские купцы ВПЕРВЫЕ освоили морской торговый путь вокруг южной оконечности Африки. Но путь этот был долог, опасен и дорог.

По замыслу правителей Великой = „Монгольской“ империи XIV века, мировая торговля между Востоком и Западом происходила на Ярославском Торге. Который и был тем самым знаменитым Новгородским Торгом, известным из древнерусских летописей. Он находился недалеко от ЯРОСЛАВЛЯ, НА ВОЛГЕ, в устье реки Мологи, о чем мы подробно рассказывали в книге „Русь и Орда“. Чем торговали? Многим. С Востока поступали, в частности, пряности, специи, шелк. С Запада везли, в основном, СЕРЕБРО.

Возвращаясь к началу, повторим, что РАСЧЕТЫ ЗА ВСЕ ТОВАРЫ ПРОИЗВОДИЛИСЬ В РУССКИХ КОПЕЙКАХ. Более того, ЗАПАДНОЕВРОПЕЙСКИЕ ЕФИМКИ БЫЛО ЗАПРЕЩЕНО ПРОВОЗИТЬ ЧЕРЕЗ РОССИЮ НА ВОСТОК [807], с. 11. Таким образом, для западного купца исключалась возможность рассчитаться напрямую, НЕ УПЛАТИВ РУССКОГО НАЛОГА.

КИТ ВТОРОЙ. Поскольку западный купец не мог рассчитываться привезенными им ефимками. ОН ВЫНУЖДЕН БЫЛ ИХ ПРОДАТЬ и КУПИТЬ РУССКИЕ КОПЕЙКИ ПО ЖЕСТКО УСТАНОВЛЕННОЙ РУССКИМ ПРАВИТЕЛЬСТВОМ ЦЕНЕ [807], с. 8, 9.

Таким образом, был введен ОБМЕННЫЙ КУРС ЕФИМКОВ НА КОПЕЙКИ. Делалось так. Вес ефимков пересчитывался на чистое серебро. Затем, из общего количества чистого серебра вычиталась пошлина, а остальное выдавалось купцу в виде русских копеек. Копейки в то время изготавливались исключительно ИЗ ЧИСТОГО СЕРЕБРА. В результате, европеец БЫЛ ВЫНУЖДЕН оставлять в России в виде пошлины за обмен ОКОЛО ПЯТНАДЦАТИ ПРОЦЕНТОВ ВСЕГО СЕРЕБРА, которое он привез для торговли. Это был фактический ПЯТНАДЦАТИПРОЦЕНТНЫЙ НАЛОГ С ТОРГОВОГО ОБОРОТА между Западом и Востоком. Он неукоснительно шел в русскую казну.

Такой невыгодный для западноевропейцев порядок, очевидно, мог опираться только на военную силу Великой Русской Империи. Долгое время такова была одна из основных Форм ВЗИМАНИЯ РУССКИМ ВЕЛИКИМ КНЯЗЕМ ДАНИ С ЗАПАДНОЙ ЕВРОПЫ.

РУССКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ НАДЗОР над закупкой ефимков-талеров был ОЧЕНЬ СТРОГИМ. „Назначаемые государством из купечества КОНТРОЛЕРЫ осуществляли надзор за закупками серебра в Архангельске и за торговлей им в СЕРЕБРЯНЫХ РЯДАХ Москвы“ [807], с. 12, В Россию разрешалось поставлять ТОЛЬКО ВЫСОКОКАЧЕСТВЕННЫЕ ЕФИМКИ. Как сообщает И.Г. Спасский, „второсортные“ талеры „на московском рынке были неизвестны“ ДО СЕРЕДИНЫ XVII ВЕКА [807], с. 12. Как мы видим, никто не рисковал сдавать в ордынскую казну что-либо второсортное.

За установленным порядком ревниво следили царские чиновники. Сдаваемые западноевропейцами талеры придирчиво сравнивались с эталонными ОБРАЗЦАМИ, — „заорлеными талерами“, то есть „надчеканеными небольшим штемпелем С ДВУГЛАВЫМ ОРЛОМ“ [807], с. 12.

Редкие и робкие попытки западноевропейцев сдать все-таки в русскую казну ВТОРОСОРТНОЕ серебро сурово пресекались. Например, „в 1678 г. штатгальтер Вильгельм IV НАПРАСНО ПРОТЕСТОВАЛ против клеветы на доброту „крыжевых“ (то есть на якобы хорошее качество ефимков из испанских Нидерландов — Авт.), НО НИЧТО НЕ ПОМОГАЛО“ [807], с. 12 и с. 6. Русская казна была неумолима. Дело в том, что ТРИДЦАТЬ ЛЕТ тому назад, в 1649 году, испанские Нидерланды уже были пойманы на поставках в Россию некачественных „крыжевых“ ефимков с примесью меди [807], с. 12. Долгая же память была у московских казначеев XVII века.

Еще раз вернемся к вопросу — какую именно долю своего серебра европейский купец БЫЛ ВЫНУЖДЕН оставлять в России в качестве ОБМЕННОЙ ПОШЛИНЫ, описанной выше?

Воспользуемся данными И.Г. Спасского, позволяющими сделать расчет на начало XVII века. Процент мог, конечно, меняться со временем. Вес ефимка составлял тогда 28,5—29,0 граммов [807], с. 6. Копейка же весила 0,66— 0,68 грамма. Талер в начале XVII века западноевропейцы обязаны были продавать НЕ ДОРОЖЕ 36 копеек. По весу же серебра, как легко подсчитать, в талере было от 42 до 44 копеек. Таким образом, западный купец выплачивал русской казне налог от 6 до 8 копеек с талера. Что составляло около 15–18 процентов.

2.2. Средневековая торговля Запада и Востока. Нищающий Запад и богатеющий Восток

Из сохранившихся документов ясно видно, что торговля с Востоком была для средневековой Западной Европы делом ИСКЛЮЧИТЕЛЬНОЙ ВАЖНОСТИ. Более того, известно, что торговля с ВОСТОКОМ пронизывает и всю „античную“ эпоху, включая Римскую. И вплоть до XIX века это было одним из самых „больных мест“ в западноевропейской внешней политике. Приведем лишь один пример. „Римлянин Плиний Старший (якобы „античный“ автор — Авт.)… пишет, что ЕЖЕГОДНО из Римской империи в этом направлении (то есть на Восток — Авт.) уходило 100 млн. сестерциев, причем 50 млн. шло в ИНДИЮ, вторую же половину забирала торговля с КИТАЕМ и АРАВИЕЙ“ [653], с. 60.

Как мы уже понимаем, речь тут идет, скорее всего, не об „античности“, а о XIV–XVI веках НОВОЙ ЭРЫ. „Индия“ и „Китай“ XIV–XV веков — это Русь-Орда и, в частности, ее восточные провинции. А „Аравия“, вероятно, — Турция-Атамания. Вот куда безжалостно вывозились „древнеримские“ сестерции.

Историки сообщают: „Недовольство государственных мужей Рима такой УТЕЧКОЙ ДРАГОЦЕННЫХ МЕТАЛЛОВ И ДОРОГОВИЗНОЙ — практически неизменный лейтмотив сообщений, связанных с КИТАЙСКИМИ, ИНДИЙСКИМИ или АРАВИЙСКИМИ товарами“ [653], с. 62.

Буквально те же жалобы, якобы „возродились“ через много сотен лет после „античности“ и громко зазвучали в XVII веке.

„Французский путешественник XVII века Франсуа Бернье сравнивал, например, Индостан С ПРОПАСТЬЮ, ПОГЛОЩАЮЩЕЙ ЗНАЧИТЕЛЬНУЮ ЧАСТЬ ЗОЛОТА И СЕРЕБРА ВСЕГО МИРА, „которые, — как он писал, — находят многие пути, чтобы туда проникнуть со всех сторон, и почти ни одного — ДЛЯ ВЫХОДА ОТТУДА““ [653], с. 60.

Английский экономист Эдуард Мисселден в начале XVII века писал: „ДЕНЕГ СТАНОВИТСЯ МЕНЬШЕ вследствие торговли с нехристианскими странами, с ТУРЦИЕЙ, ПЕРСИЕЙ и ОСТ-ИНДИЕЙ… Деньги же, которые ВЫВОЗЯТСЯ для торговли с нехристианскими народами в вышеуказанные страны, всегда расходуются И НИКОГДА НЕ ВОЗВРАЩАЮТСЯ НАЗАД“. Цит. по [653], с. 64. Это и понятно. Метрополия никогда не возвращала обратно уплаченную ей дань.

„Таких письменных свидетельств, статистики ВЕЛИКОЕ МНОЖЕСТВО, — пишет А.М. Петров, — ТОЛЬКО в XIX веке европейские промышленные революции, совершив переворот в производстве товарной продукции, сделав ее качественной и очень дешевой, сумели ОСТАНОВИТЬ ЭТОТ ПОТОК (западноевропейского золота и серебра на Восток — Авт.), и западные товары на восточных рынках ВПЕРВЫЕ стали более чем конкурентоспособны“ [653], с. 64.

Со времен средневековья „ЦЕЛЫМИ КОРАБЛЯМИ к берегам ВОСТОЧНОГО Средиземноморья ВЕЗЛИ ЗВОНКУЮ МОНЕТУ… средневековые ЕВРОПЕЙСКИЕ государства. И уже оттуда она по торговым путям развозилась купцами… по всей Азии. Венецианский дож Томазо Мочениго (его правление относится к 1414–1423 гг.) в своем завещании отмечал, что Венеция ежегодно чеканит 1,2 млн. золотых и 800 тысяч серебряных дукатов, из которых примерно 300 тысяч дукатов отправляется в СИРИЮ (то есть, по-видимому, на Русь, которую некоторые называли тогда Сирией, при обратном прочтении — Авт.) и ЕГИПЕТ (находившийся под властью мамелюков-русских, см. наши книги „Империя“, „Новая хронология Египта“, „Египетский Альбом“ — Авт.).

ИНОГДА ЦИФРЫ БЫВАЛИ ВЫШЕ. Например, в 1433 г. в Александрию и Бейрут было доставлено 460 тысяч дукатов… По всей видимости, это в основном были ЗОЛОТЫЕ монеты… Везли деньги в обмен на восточные товары и французы, и англичане, и все остальные европейские нации“ [653], с. 64.

Таким образом, деньги вывозили от себя западно-европейцы. А получали их земли Великой Империи — ТУРЦИЯ и как мы уже видели, РУСЬ. Подчеркнем — речь идет не о бумажных деньгах, как сегодня, а о ДРАГОЦЕННЫХ МЕТАЛЛАХ.

„Не прекратился ОТТОК (золота и серебра из Западной Европы на Восток — Авт.) и после Великих географических открытий. О нем С НЕГОДОВАНИЕМ в 1524 году писал… Мартин Лютер“ [653], с. 64.

От себя заметим, что после мятежа Реформации основной поток европейского серебра пошел в обход, минуя Русь. И тогда на Руси стали искать СОБСТВЕННЫЕ серебряные рудники. Нашли. На пороге XVIII века в Нерчинске открылся ПЕРВЫЙ и тогда еще ЕДИНСТВЕННЫЙ серебряный рудник в России [807], с. 5. Да и то, как мы уже сообщали, „не давал за год и пары пудов“ [807], с. 5.

Причем, ЗАДОЛГО ДО открытия этого первого, слабенького рудника, по свидетельству И.Г.Спасского, РОССИЯ БЫЛА БУКВАЛЬНО ЗАВАЛЕНА СЕРЕБРОМ И ЗОЛОТОМ ПРИ ПОЛНОМ ОТСУТСТВИИ ДОБЫЧИ ИЗ СОБСТВЕННЫХ СЕРЕБРЯНЫХ РУДНИКОВ [807], с. 5.

И неудивительно. Как сообщает А.М. Петров, еще с „античных“ времен торговая „связь между двумя крайними точками — Римской империей и Поднебесной (имеется в виду Китай — Авт.)“ осуществлялась через „МОНОПОЛЬНОЕ посредничество персов и еще КАКИХ-ТО РЫЖЕВОЛОСЫХ И ГОЛУБОГЛАЗЫХ ПОСРЕДНИКОВ, которых римляне часто ОШИБОЧНО ПРИНИМАЛИ ЗА КИТАЙЦЕВ“ [653], с. 40.

„Плиний пишет, что стоимость индийских товаров на римском рынке превышала первоначальную в СТО РАЗ“ [653], с. 62.

Как следует из нашей реконструкции, слово КИТАЙ в Средние века означало СКИФИЮ, то есть РУСЬ-ОРДУ.

Поэтому рыжеволосых и голубоглазых купцов-посредников римляне недаром „принимали“ за китайцев. Тем более, что встречались с ними, скорее всего, на ярмарках Волги, Дона а позднее — в московском Китай-Городе.

А.М. Петров справедливо отмечает: „То, что Запад платил Востоку драгоценными металлами, свидетельствовало НЕ О ЕГО БОГАТСТВЕ, А О БЕДНОСТИ“ [653], с. 65. Запад всеми силами старался остановить отток своего золота и серебра на Восток. Драгоценные металлы увозили целыми кораблями, см. выше. Но чтобы эти корабли загрузить, приходилось дрожать над каждой копейкой. Вот как это выглядело. „Были запреты и ограничения на вывоз звонкой монеты и слитков, табу на ношение шелковой одежды и т. д. и т. п.

о это мало помогало. Нужны были товары, чтобы устранить ПАССИВНОСТЬ торговли. Однако Европа НЕ МОГЛА ПОЧТИ НИЧЕГО ПРЕДЛОЖИТЬ — ЕЕ РЕМЕСЛЕННЫЕ ИЗДЕЛИЯ БЫЛИ ГРУБЫ, ПЛОХОГО КАЧЕСТВА И НЕ ПОЛЬЗОВАЛИСЬ СПРОСОМ У ВОСТОЧНОГО ПОТРЕБИТЕЛЯ. ВСЕМ НЕОБХОДИМЫМ ВОСТОК САМ СЕБЯ ОБЕСПЕЧИВАЛ“ [653], с. 62.

Возможно, что, в частности, именно из-за такого одностороннего торгового обмена средневековый Запад и оказался на долгое время в очень тяжелом экономическом положении.

„Лукан („античный“ автор, то есть, как мы понимаем, по-видимому, европейский писатель XVI–XVII веков н. э. — Авт.) рисует образ тогдашнего РИМСКОГО КОНСУЛА, „что грязью покрыт и взят от этрусского плуга““ [653], с. 65–66.

Западная Европа, — пишет А.М. Петров, — „в раннее Средневековье, опираясь только на свои, не побоюсь сказать, нищенские ресурсы, вынуждена была резко свернуть связи с Азией… В. Зомбарт, говоря о неразвитости западноевропейского общества того времени, подчеркивает следующее красноречивейшее обстоятельство: „В обширной империи франкского короля (то есть, как мы понимаем, XIV–XVI веках — Авт.) не было, в сущности, ни одного города, не существовало никакой городской жизни“. Еще один авторитет по истории западноевропейского средневековья — И.М. Кулишер дает такую характеристику: потребности европейца ограничивались „простой и грубой пищей, довольно примитивным жилищем и немногими предметами одежды и утвари, напоминающими по своей простоте обстановку… диких народов“. И немногим лучше жили вотчинники ВПЛОТЬ ДО ГЕРЦОГОВ И КОРОЛЕЙ“ [653], с. 66.

А.М. Петров продолжает: „Впоследствии Западу придется приложить гигантские усилия, чтобы за счет научной и промышленной революций, огромной и взаимосвязанной системы изобретений, внедрения принципиально новых производств ликвидировать это превосходство, а пока средневековое западноевропейское общество с трудом изыскивало что-либо из продуктов, которые могли хоть как-то заинтересовать Восток. Это было, в основном, СЫРЬЕ: немного меди, немного олова, немного других металлов; небольшая часть азиатских товаров выменивалась у ближневосточных правителей на корабельный лес…

Открытие Америки и приток оттуда золота и серебра облегчили европейцам проблему покрытия импорта с Востока“ [653], с. 68.

2.3. Великий шелковый путь

Одним из основных товаров, который Запад покупал у Востока на протяжении столетий, был ШЕЛК. И платили за него большие деньги.

А.М. Петров сообщает. „О товарах, шедших по Великому шелковому пути, можно говорить бесконечно, а перечислить их, пожалуй, вообще невозможно. Здесь торговали фарфором, мехами, рабами (особенно женщинами), металлическими изделиями, пряностями, благовониями, лекарствами, слоновой костью, породистыми лошадьми, драгоценными камнями. Но был еще ТОВАР ТОВАРОВ. Именно он дал имя этому пути“ [653], с. 47.

Далее А.М. Петров пишет о шелке следующее. „Следует ответить на вопрос: почему… такой постоянный АЖИОТАЖ вокруг шелка на протяжении и древности, и всего средневековья, почему такая дороговизна?

Конечно, это легкая, прочная, красивая и удобная ткань… Но есть у этой ткани еще одна, гораздо более важная… особенность — она обладает ДЕЗИНСЕКЦИОННЫМИ свойствами. У нити тутового шелкопряда уникальная… способность отпугивать вшей, блох, и прочих членистоногих, не давая им гнездиться в складках одежды. А это при повсеместной, порой чудовищной антисанитарии в прошлые века было буквально спасением для обладателя шелкового платья.

Сказанное, — продолжает А.М. Петров, — отнюдь не преувеличение. Вот цитаты из работ двух крупнейших исследователей экономической истории СРЕДНЕВЕКОВОЙ ЕВРОПЫ — Иосифа Михайловича Кулишера и Фернана Броделя. Первый пишет: „Грязны были и люди, и дома, и улицы. В комнатах гнездились всевозможные насекомые, которые в особенности находили себе удобное место на трудноочищаемых балдахинах, устраиваемых над кроватями именно в защиту от находящихся на потолке насекомых. Но они находились и в платье, и на теле“. Фернан Бродель добавляет: „Блохи, вши и клопы кишели как в Лондоне, так и в Париже, как в жилищах богатых, так и в домах бедняков““ [653], с. 58.

ПОЭТОМУ ШЕЛК СОСТАВЛЯЛ ПРЕДМЕТ ЖИЗНЕННОЙ НЕОБХОДИМОСТИ. При своей дороговизне, был доступен лишь богатым.

„Да не будет того, чтобы НИТКИ ЦЕНИЛИСЬ НА ВЕС ЗОЛОТА!“ — ответил римский император Аврелиан (как мы понимаем, вероятно, веке в четырнадцатом или пятнадцатом — Авт.) своей жене, когда та попросила разрешения купить багряный ШЕЛКОВЫЙ плащ. Дело в том, добавляет Флавий Вописк Сиракузянин, сохранивший для нас этот разговор, что в то время ФУНТ ШЕЛКА СТОИЛ ФУНТ ЗОЛОТА» [653], с. 47. В общем, великий император отказался покупать.

А что же на Востоке? «Путешественники прошлого постоянно обращали внимание на вопиющие, казалось бы, контрасты в жизни КОЧЕВНИКОВ: ужасающую антисанитарию и грязь и одновременное ношение ДАЖЕ САМЫМИ БЕДНЫМИ ИЗ НИХ ШЕЛКОВЫХ одежд» [653], с. 59.

Но кто такие средневековые «КОЧЕВНИКИ», — изображаемые западными европейцами как варвары, — мы уже хорошо знаем. Это РУССКОЕ ВОЙСКО, ОРДА, находящееся в походе, то есть КОЧУЮЩЕЕ. Конечно, в походных условиях казаков-ордынцев мучили вши. Особенно в то время, когда еще не было мыла. Да впрочем, и в наше время — вспомним крупные войны XX века, когда мыло уже было изобретено, но в окопах все равно людей мучили вши.

Но это — в военном походе. А дома? Хорошо известно, что даже без шелковых одежд у русских в ДОМАШНИХ УСЛОВИЯХ практически не было вшей. Потому что на Руси МЫЛИСЬ В БАНЯХ, которых на Западе не было из-за дороговизны дров. В бане легко отмыться и без мыла. А в военных походах Орды у каждого воина-казака, — даже у самого бедного — оказывалась ШЕЛКОВАЯ рубашка.

Известно, что в Западной Европе вши стали исчезать только после изобретения МЫЛА. И случилось это сравнительно недавно.

Далее. Возможно, многие привыкли к внушенной нам мысли, будто утопающий в роскоши «античный» и средневековый Запад, вовсю покупал дорогие восточные пряности, чтобы ублажить утонченный вкус избалованных западноевропейских аристократов. Действительно, кроме шелка, с Востока в Западную Европу везли также пряности. Однако, их использовали не столько как пищевые добавки, сколько, — что куда важнее, — КАК ЛЕКАРСТВА. «О фармакологических свойствах пряностей и благовоний прекрасно осведомлена уже античная медицина» [653], с. 78. Корица перец, кардамон, имбирь, нард, тропическое алоэ — присутствуют в сочинениях выдающегося «античного» ученого Гиппократа и другого крупнейшего авторитета «античной» медицины — Галена [653], с. 78.

«Когда в начале XVII века в Англии шел яростный спор между сторонниками и противниками торговли с Азией (а она забирала ОГРОМНЫЕ КОЛИЧЕСТВА ДРАГОЦЕННЫХ МЕТАЛЛОВ за свои товары, и в частности за пряности), чаша весов во многом склонилась в пользу продолжения этих связей после аргументации великого английского экономиста Томаса Мена. Пряности, писал он… вещь необходимая ДЛЯ СОХРАНЕНИЯ ЗДОРОВЬЯ или ЛЕЧЕНИЯ БОЛЕЗНИ» [653], с. 78.

Таким образом, Запад покупал пряности, скорее всего, в силу суровой необходимости, а вовсе не от роскоши. И за лекарства приходилось опять-таки ПЛАТИТЬ ЗОЛОТОМ И СЕРЕБРОМ.

2.4. Когда в Западной Европе начали мыть руки перед едой?

На вопрос, заданный в заголовке, многие, вероятно, с возмущением ответят: да что вы, культурная Европа моет руки перед едой уже очень-очень давно. Начиная с «античности». Не то, что де у нас, в «немытой России». И вот убедительный пример. Согласно скалигеровской истории «древнеримский писатель и историк Плиний сообщает, что в его время (I век н. э.) мыло уже было хорошо известно и производилось оно в промышленных масштабах из золы и животного жира… В Средние века феодал, едва поднявшись с кровати, окунался в заранее наполненную горячей водой бадью… Перед завтраком обитатели замка снова совершали омовение рук и лица. На фонтане одного из средневековых французских замков сохранилась надпись: „Нужно мыть руки, чтобы быть чистым, идя к столу“… Призыв был особенно актуальным в то время: Ведь вилка, еще не была распространена. Во время еды руки вытирали салфетками, а потом снова мыли их у фонтана. Перед сном обитатели замка мыли ноги» [457:1], с. 215.

Г. Куценко и Ю. Новиков продолжают: «Таковы были привычки людей богатых. А крестьяне? Быт средневекового крестьянства известен нам хуже, чем жизнь сеньоров, но среди редких предметов крестьянского обихода, дошедших до наших дней, есть кувшины для воды, тазы, корыта.

Следили за чистотой и горожане. В 1292 году в Париже при населении примерно 150 тысяч человек было не менее 26 бань, они работали ежедневно, кроме воскресенья. Богатые буржуа предпочитали мыться дома. Водопровода в Париже не было, и воду доставляли за небольшую плату уличные водоносы» [457:1], с. 216.

Так что, как мы видим, в конце XIII века с мытьем рук в Западной Европе вроде бы все в порядке. Хотя водопровода нет, но воду доставляют, бани работают, руки перед едой моют. В общем, личная гигиена на высоте.

Но тут, как гром среди ясного неба, на читателя, воспитанного на скалигеровской истории, обрушивается неожиданный факт. Оказывается, С КОНЦА XIV ВЕКА ЗАПАДНАЯ ЕВРОПА ПОЧЕМУ-ТО ПЕРЕСТАЛА МЫТЬ РУКИ ПЕРЕД ЕДОЙ. МЫЛО ИСЧЕЗЛО. ПРИЧЕМ НЕ ТОЛЬКО ИЗ КРЕСТЬЯНСКОГО ОБИХОДА, НО И ИЗ ДОМОВ БОГАТЫХ ЛЮДЕЙ. А ЛИЧНАЯ ГИГИЕНА «ВОЗРОДИЛАСЬ» НА ЗАПАДЕ ЛИШЬ В XVIII ВЕКЕ!

Нам прямым текстом сообщают следующее. «ПРИМЕРНО ЧЕРЕЗ 100 ЛЕТ (после упомянутого выше 1292 года — Авт.) ОБЫЧАЙ МЫТЬ РУКИ ПЕРЕД ЕДОЙ ОТОШЕЛ В ПРОШЛОЕ» [457:1], с. 216. Надо полагать, по мере роста просвещения западноевропейцы поразмыслили и пришли к выводу, что мытье рук в общем-то не нужно, отнимает время и, может быть, даже вредна. Об их теории «вреда воды» см. ниже. Решили также, что их предки, ежедневно мывшие руки на протяжении якобы многих сотен лет, начиная с «античности», были еще недостаточно просвещены и потому бездумно следовали варварскому обычаю.

В самом деле, следуя изложению [457:1], мы вступаем в эпоху XIV–XVII веков. И что же мы тут видим? Оказывается, «в домах дворян и буржуа на стол, правда, ставили тазики с водой, и гости, В ЗНАК УВАЖЕНИЯ К ХОЗЯИНУ, ПЕРЕД ЕДОЙ ЧИСТО СИМВОЛИЧЕСКИ ОБМАКИВАЛИ В ВОДУ КОНЧИКИ ПАЛЬЦЕВ» [457:1], с. 216. Авторы книги [457:1], чувствуя во всем этом какую-то нелепость после якобы блестящей «античной гигиены», тут же начинают «объяснять» нам, что, мол, западноевропейские города стали слишком быстро расти, воды на всех уже не доставало и потому, дескать, дворяне и буржуа — то есть БОГАТЫЕ ЛЮДИ — лишь символически обмакивали кончики пальцев в драгоценную воду. Которую, может быть, использовали по несколько раз. Но, как мы увидим чуть позже, «рост городов» на самом деле в данном случае ничего не объясняет. Поскольку, оказывается, даже французские короли (!) XIV–XVI веков перестали мыть руки.

«Так, в Париже В ЭПОХУ ВОЗРОЖДЕНИЯ ВОДА СТАЛА БОЛЬШОЙ ЦЕННОСТЬЮ. На весь город имелось 40 колодцев и около 40 фонтанов (примитивных водоразборных колонок с постоянным током воды)» [457:1], с. 216. О парижских банях уже ничего не сообщается.

Продолжаем цитировать. «БОЛЬШИНСТВО ДОМАШНИХ ХОЗЯЙСТВ — ЭТО ИЗВЕСТНО ПО ОПИСЯМ УТВАРИ — НЕ ИМЕЛО ДАЖЕ ТАЗОВ. ОДНА ВАННА ПРИХОДИЛАСЬ НА 1000–1200 ЖИТЕЛЕЙ. Только знатные вельможи обычно могли себе позволить такую роскошь, да и у них ванна служила в основном символом богатства и престижа, ПОЛЬЗОВАЛИСЬ ЕЮ РЕДКО».[457:1], с. 216. Надо полагать, приглашая гостей на праздничный ужин и показывая им роскошную обстановку дома, хозяева гордо говорили: вот железный таз, а это — наша ванна. Случается, что мы туда даже воду наливаем. Многие посетители втайне завидовали.

А что же французские короли эпохи XIV–XVI веков? Им тоже оказывается, воды не хватало. Сообщается следующее. «Так Людовик XVI принимал ванну ТОЛЬКО В СЛУЧАЕ БОЛЕЗНИ, а обычное утреннее умывание состояло в том, слуга наливал на руки короля несколько капель винного спирта. Некоторые врачи доходили до утверждения, ЧТО ВОДА ВРЕДНА ДЛЯ КОЖИ и лучше протереться разбавленным спиртом или уксусом» [457:1], с. 216.

Это понятно. Пока воды в городах было достаточно, о ее вреде никто и не подозревал. А когда ее стало не хватать, населению авторитетно объясняли, что вода, дескать, вредна для здоровья.

Наша реконструкция прекрасно объясняет всю описанную картину. Нелепой она является лишь в скалигеровской хронологии. А в новой хронологии, Западная Европа вступает в XIV век как малонаселенная территория, на которую накатывается великое = «монгольское» завоевание. Никаких бань, тазов и мыла редкие местные жители пока еще не знают. Все это появится только после того, как Великая = «Монгольская» Империя обустроит здесь быт и построит множество городов. Однако со временем, благодаря благодатному климату, население Европы сильно размножилось, города разрослись, а леса к тому времени были уже вырублены. Дров стало не хватать даже, чтобы обогреть дома зимой. А кроме дров другого топлива люди тогда еще не знали. Греть воду для мытья тела — или даже рук — стало просто нечем. Бани исчезли. Европа погрязла в грязи до эпохи изобретения мыла. Производство которого началось лишь в XVIII веке.

И что же мы видим? Г. Куценко и Ю. Новиков подводят итог: «ВОЗРОЖДЕНИЕ ЛИЧНОЙ ГИГИЕНЫ НАСТАЛО В ЗАПАДНОЕВРОПЕЙСКИХ ГОРОДАХ ТОЛЬКО В XVIII ВЕКЕ» [457:1], с. 217. Итак, руки перед едой в Западной Европе в массовом масштабе стали мыть лишь начиная с XVIII века.

Могут спросить, а почему же тогда западноевропейский художник Альбрехт Дюрер будто бы в 1496 году изобразил на своем известном рисунке «Женская баня» мытье женщин в самой настоящей русской бане с березовым веником? В частности, на заднем плане мы видим типичную русскую печь. Это знаменитое произведение, оцененное в 10 миллионов долларов экспертами «Сотбис» (по сообщению Би-Би-Си, перепечатанному в издании «Коммерсантъ Власть» от 7 августа 2001 года, с. 42) приведено на рис. 52а. Ответ нам теперь вполне ясен. Либо Дюрер, как имперский художник эпохи XVI века, изобразил здесь мытье русских женщин в русской бане, либо это — западноевропейская баня, сделанная по образцу русской в эпоху великого = «монгольского» завоевания. Но потом, после того, как в Европе дрова стали слишком дороги, русские бани там ушли в прошлое.

Рисунок А. Дюрера «Женская баня». Датируется историками 1496 годом

 Рис. 52а. Рисунок А. Дюрера «Женская баня». Датируется историками 1496 годом. Изображена обычная русская баня — может быть на Руси, а может быть и в Европе. В эпоху великого = «монгольского» завоевания русские бани поначалу были, по-видимому, введены в Европе, но потом из-за вырубки лесов и отсутствия дров вышли из употребления. Взято из издания «Коммерсантъ власть», с. 42, от 7 августа 2001 года

2.5. На что шло западноевропейское серебро, оседавшее на Руси

Что же происходило далее с описанным выше потоком западноевропейского серебра и, в частности, серебряных ефимков-талеров, поступавших в Россию? Оказывается, «НЕИСЧИСЛИМОЕ МНОЖЕСТВО ИХ (ефимков — Авт.) УЖЕ БОЛЬШЕ СТА ЛЕТ (речь здесь идет о середине XVII века — Авт.) ПЕРЕЛИВАЛОСЬ ИЗ ЕВРОПЕЙСКОГО ОБРАЩЕНИЯ В РОССИЮ, ЧТОБЫ ПРЕВРАЩАТЬСЯ ТАМ В ПРОВОЛОКУ» для выделки РУССКИХ КОПЕЕК [807], с. 6.

Иными словами, западноевропейское серебро шло в Россию в КАЧЕСТВЕ СЫРЬЯ. И.Г. Спасский писал: «В самой России роль талера СТАЛА СОВЕРШЕННО ИНОЙ — ТОЛЬКО ТОВАРНО-СЫРЬЕВОЙ… Правительство увидело в талере наилучший вид МОНЕТНОГО МЕТАЛЛА» [807], с. 7. А до талеров из Европы СЫРЬЕВОЕ СЕРЕБРО везли в виде СЛИТКОВ [807], с. 7. Которыми загружали целые корабли, см. выше.

При этом, в русском быту западноевропейский талер оставался совершенно НЕИЗВЕСТЕН [807], с. 7. «В России же популярный за ее южной и западной границей талер ОСТАВАЛСЯ ДЛЯ ШИРОКИХ МАСС НАСЕЛЕНИЯ НЕВЕДОМЫМ, настолько быстро уходили партии талеров на МОНЕТНЫЙ ДВОР» [807], с. 11. А русские люди пользовались у себя дома своими русскими копейками, которые чеканил русский имперский монетный двор из западного серебра.

Как мы уже говорили выше, Русь того времени фактически брала дань серебром с Западной Европы.

«Часть ЕЖЕГОДНО ВВОЗИВШЕГОСЯ (в Россию — Авт.) СЕРЕБРА расходовалась ювелирным промыслом и оседала в УБРАНСТВЕ ХРАМОВ РОССИИ, в царской сокровищнице и богатых домах бояр и купечества… МОНЕТНЫЕ КЛАДЫ — хорошо известная всем особенность русского старинного быта» [807], с. И. Более того: «УМУ НЕПОСТИЖИМО ОБИЛИЕ МОНЕТНЫХ КЛАДОВ В РОССИИ И СССР» — пишет И.Г. Спасский [807], с. 13.

В отличие от серебряных, золотые рудники на Руси всегда были свои (Урал, Казахстан). Кроме того золото поступало на Русь, вероятно, также и в виде дани. Задумаемся на мгновение. Ведь только на Руси КРЫШИ ХРАМОВ — и их купола — КРЫЛИ ЗОЛОТОМ, рис. 53, 54. Причем — НЕ ТОЛЬКО В СТОЛИЦЕ, но и во всех русских городах. Мы к этому настолько привыкли, что перестали даже удивляться. А вот путешественников из Западной Европы использование золота в кровельных целях поражало до глубины души. Стоит заметить, что даже на купол ГЛАВНОГО латино-католического собора в Ватикане, СОБОРА СВЯТОГО ПЕТРА, золота не положили, рис. 55. Потому что не было никогда в итальянском Риме такого количества золота. И не было обычая крыть золотом крыши.

Купола теремных церквей в Московском Кремле. Золота для куполов на Руси не жалели

 Рис. 53. Купола теремных церквей в Московском Кремле. Золота для куполов на Руси не жалели. Взято из [96], с. 74, илл. 58

Купола кремлевских соборов. Крыты золотом

 Рис. 54. Купола кремлевских соборов. Крыты золотом. Взято из [549], с. 12

Купол, собора Святого Петра в итальянском Риме. Золота на нем нет. И никогда не было.

 Рис. 55. Купол, собора Святого Петра в итальянском Риме. Золота на нем нет. И никогда не было. Взято из [958], с. 93

В XVII–XIX веках путешествующих европейцев поражало обилие золота на Руси, где оно было даже ВЫСТАВЛЯЕМО НАПОКАЗ особенно в убранстве церквей. Золотые купола, золотые оклады икон и книг, золотая утварь, покрытые золотом иконостасы.

Мы уже говорили о том, что средневековую Русь некоторые западноевропейские авторы называли «Индией». В связи с этим отметим, что на месте современной нам Индии европейские путешественники XVII–XIX веков обилия золота почему-то не замечали. Но в XIV–XVI веках все было якобы наоборот. Путешествующих европейцев, напротив, поражало обилие золота в далекой сказочной для них «Индии». Золото там, как и на Руси, было выставлено напоказ в огромных количествах. Вспомним хотя бы восторженные западноевропейские описания царства Пресвитера Иоанна. При этом, если верить скалигеровским историкам, обилия золота на тогдашней Руси, — да и саму Русь — европейцы XIV–XVI веков «не замечают». Конечно, можно по-разному истолковывать этот факт. Мы лишь отметим, что он хорошо объясняется нашей реконструкцией, согласно которой ИНДИЕЙ, то есть ДАЛЕКОЙ страной — от русского ИНДЕ, «где-то далеко» — до конца XVI века на Западе называли именно ДРЕВНЮЮ РУСЬ.

Возможно, кто-то сейчас раздраженно оборвет нас: у вас все средневековые описания «восточных стран» почему-то обязательно описывают Русь. Средневековая Индия — у вас Русь. Средневековый Китай — тоже Русь.

А как могло быть иначе? — спросим мы. Посмотрите на карту. Куда попадал ЛЮБОЙ путешественник из Западной Европы, отправлявшийся на далекий Восток? НА РУСЬ, то есть в Великую = «Монгольскую» Империю. Которая, вместе с союзной ей Османией-Атаманией, простиралась от Северного Ледовитого океана до экваториальной Африки. В направлении с севера на юг. А с востока на запад — еще дальше. Обойти ее было никак нельзя.

Поэтому уже одно то обстоятельство, что некий западный путешественник, вроде Марко Поло, по дороге в Китай, якобы, ничего не замечает на Руси — уже само по себе внушает подозрения. Если вчитаться в текст внимательно, то окажется, что его «Китай» — это, на самом деле, и есть Русь-Орда. Получается, что дальше Волги на Восток, европейцы в те времена, как правило, и не попадали. Скорее всего, их туда просто не пускали русские власти. Об этом — ниже.

3. Попытки Западной Европы расколоть союз Руси-Орды и Османии-Атамании

Историки отмечают: «РАЗИТЕЛЬНО МЕНЯЮТСЯ В РЕЗУЛЬТАТЕ ОБЪЕДИНЕНИЯ РУССКИХ ЗЕМЕЛЬ и создания Русского централизованного государства роль и значение России в жизни Европы. Сильное Русское государство, создавшееся во второй половине XV в., сразу стало важным фактором международной жизни Европы» [344], с. 68. И далее: «О силе „Московита“ настойчиво говорили при европейских дворах, писали в „летучих листках“» [344], с. 167.

Все правильно. В середине XV века началось османско-атаманское завоевание, вышедшее из Руси. Русь-Орда снова вводит жесткое подчинение в своих далеких провинциях. Естественно, ее роль в жизни Западной Европы резко возрастает.

Западная Европа того времени всячески старалась остановить османско-атаманское нашествие и заключить мирный договор. Такой договор был подписан между Россией и якобы Габсбургами лишь в 1514 году [344], с. 69. Здесь нужно сделать важное замечание. Согласно нашей реконструкции, Габсбурги XIV–XVI веков — это Новгородцы, цари-ханы Руси-Орды, правители «Монгольской» Империи, см. Девятую книгу данной серии «Калиф Иван». Лишь начиная с XVII века, уже после победы мятежа Реформации, Западная Европа присвоила своим новым правителям титул «Габсбургов», лукаво приписав им прежнюю ордынскую историю русских царей-Новгородцев XIV–XVI веков. Так что в XIV–XVI веках Русь-Орда могла «подписывать договор» лишь со своими собственными наместниками, назначенными в Великом Новгороде = Ярославле управлять Западной Европой.

Потом Габсбургам-Новгородцам XV века задним числом приписали желания и намерения «реформированных Габсбургов» XVII–XVIII веков. Сообщается следующее. «Привлечение России к борьбе с Турцией СТАНОВИТСЯ ГЛАВНОЙ ЗАДАЧЕЙ ГАБСБУРГСКИХ ДИПЛОМАТОВ в отношении России. АНАЛОГИЧНЫЕ ПЛАНЫ ЛЕЛЕЯЛ И РИМ. Папы Александр XI, Лев X и Климент VII НЕОДНОКРАТНО ОБРАЩАЛИСЬ К ВЕЛИКОМУ КНЯЗЮ МОСКОВСКОМУ с призывом выступить против турок.

Рим МЕЧТАЛ также о соединении западной, католической, и русской, православной, церквей, ЧЕГО ЕМУ НЕ УДАЛОСЬ добиться посредством Флорентийской унии» [344], с. 69. Скорее всего, здесь речь идет не о XVI, а о XVII веке. Суть подлинных событий более или менее наглядно проступает сквозь позднейшую обработку древних документов скалигеровскими историками.

Западная Европа конца XVI века стремится расколоть «Монгольскую» = Великую Империю. Но пока на Руси царили русские великие князья из старой Ордынской династии, об этом не могло быть и речи. Странно было бы ожидать, чтобы великий князь-хан выступил бы против СВОЕЙ СОБСТВЕННОЙ ОРДЫ или своих сородичей — КАЗАЦКОГО ВОЙСКА ОСМАНОВ-АТАМАНОВ.

И действительно, сквозь искаженную призму романовской истории до нас доносятся подлинные события той эпохи. «Планы соединения церквей РУССКОЕ ПРАВИТЕЛЬСТВО РЕШИТЕЛЬНО ОТВЕРГЛО. ОНО УКЛОНИЛОСЬ ТАКЖЕ ОТ ПРИСОЕДИНЕНИЯ К АНТИТУРЕЦКОЙ ЛИГЕ, создаваемой усилиями Империи (якобы Габсбургов — Авт.) и Рима» [344], с. 70.

Якобы в XV веке — а на самом деле, вероятно, в XVI веке — Западная Европа пытается найти пути «к сердцу Руси», чтобы отвести, наконец, от себя угрозу с Востока. Вот одна из таких попыток. «В 1489 г. в Москве появилось ИМПЕРСКОЕ ПОСОЛЬСТВО (якобы от Габсбургов, а на самом деле западных наместников Руси-Орды — Авт.)… с изъявлением от имени императора великому князю Московскому… „любви и приятельства“ и ПРЕДЛОЖЕНИЕМ КОРОЛЕВСКОЙ КОРОНЫ, а также проекта выдачи замуж дочерей Ивана III за германских князей. Королевскую корону Иван III отвергнул, но послал к императору ответное посольство» [344], с. 74.

От себя добавим — вряд ли великому князю Руси-Орды могла быть предложена «королевская корона» от его собственного наместника в Западной Европе. И без того Западная Европа послушно и аккуратно платила вассальную дань КАЗАЦКИМ АТАМАНАМ, причем, как мы видели, всячески старалась НЕ ОПАЗДЫВАТЬ С ВЫПЛАТАМИ. Дабы избежать строгого окрика с Востока.

Отметим также вполне понятное «желание римского короля Максимилиана ВСТУПИТЬ В „СВЯЗАНИЕ“ (СОЮЗ) С ВЕЛИКИМ КНЯЗЕМ МОСКОВСКИМ» [344], с. 75.

Якобы в первой половине XVI века, — а на самом деле, вероятно, уже в XVII веке, — в переговорах западноевропейских правителей с Русью «центральное место занимает турецкая тема. Чтобы воздействовать на Россию и побудить ее к борьбе с Турцией, габсбургские дипломаты всячески подчеркивали КОЛОССАЛЬНЫЕ РАЗМЕРЫ ТУРЕЦКОЙ УГРОЗЫ» [344], с. 82. Но все призывы были бесполезны. Великий = «монгольский» хан и его казацкие атаманы составляли в ту эпоху ЕДИНЫЙ ИМПЕРСКИЙ ОРГАНИЗМ. Этот факт отчетливо проступает даже когда мы смотрим в прошлое сквозь искаженную призму романовской истории.

«Непосредственно России Турция ДОЛГОЕ ВРЕМЯ НЕ УГРОЖАЛА, поэтому дипломатические отношения между Россией и Турцией, установившиеся в конце XV в. (а по новой хронологии — существенно раньше — Авт.), СОХРАНЯЛИ МИРНЫЙ ХАРАКТЕР ВПЛОТЬ ДО 1569 г.» [344], с. 146. То есть до второй половины XVI века. Все правильно. Наша реконструкция именно это и говорит.

4. В XVII веке Западной Европе удалось, наконец, победить. Она тут же вбивает клин между Россией и Турцией

Кратко подведем некоторые итоги нашей реконструкции:

1) В начале XVII века победил мятеж Реформации. В Москве приходит к власти прозападная династия Романовых.

2) Русь-Орда разгромлена. Романовы хозяйничают в Московской Руси, уничтожают русские монастыри и библиотеки, переписывают русскую историю. Вводят рабство — крепостное право — для населения бывшей метрополии Империи (Уложение 1649 г.).

3) Благодаря усилиям западноевропейской дипломатии начались бессмысленные русско-турецкие войны. Западная Европа облегченно вздохнула.

4) Начинается тенденциозное переписывание русской истории в угодном Романовым духе.

5) Западноевропейские историки в это время создают ложную скалигеровскую версию «ОЧЕНЬ ДРЕВНЕЙ европейской истории». На уцелевшие средневековые документы опускается плотный туман скалигеровщины. Данные, ей противоречащие, либо замалчиваются, либо отодвигаются в далекое прошлое. Там они приписываются фантомным народам и государствам. Подлинные старые источники безжалостно уничтожаются. Старые книги сжигают на площадях. Вводится индекс запрещенных книг. За их хранение — костер.

6) Через некоторое время Петр I полностью подчиняет жизнь России западноевропейским образцам. По сути дела, Россия оккупирована иностранцами.

5. Радость освобождения

В XVII веке Западная Европа вздохнула свободнее. И сначала с опаской, а потом все смелее и смелее начала пинать ногами ослабевшего льва.

Вот один из примеров. На рис. 56 читатель видит любопытное старинное изображение с гробницы герцога Генриха II. Вот что гласит подпись под рисунком. «Фигура ТАТАРИНА под ногами Генриха II, герцога Силезии, Кракова и Польши, помещенная на могиле в Бреслау этого князя, УБИТОГО В БИТВЕ С ТАТАРАМИ при Лигнице (Liegnitz), 9 апреля 1241 года» [1264], т. 2, с. 493.

Но позвольте! Кто кого убил? Герцог татарина, или татарин герцога? Почему же тогда ГЕРЦОГ ТОРЖЕСТВЕННО ПОПИРАЕТ НОГАМИ ТАТАРИНА? Вроде бы надо изобразить НАОБОРОТ.

Скорее всего, изображение создано гораздо позже — уже веке в СЕМНАДЦАТОМ. Это — вид психологического РЕВАНША. После победы мятежа Реформации на могилах западных правителей задним числом стали появляться вот такие изображения, переворачивавшие все с ног на голову.

Победитель-татарин под ногами побежденного им силезского герцога. Старинное изображение

 Рис. 56. Победитель-татарин под ногами побежденного им силезского герцога. Старинное изображение. Взято из [1264], т. 2, с. 493

Кстати, а что это за ТАТАРИН С РУССКИМ ЛИЦОМ, ОКЛАДИСТОЙ БОРОДОЙ, РУССКОЙ САБЛЕЙ и в привычном нам СТРЕЛЕЦКОМ КОЛПАКЕ?

Еще один пример подобного изображения, ярко выражающего радость освобождения Западной Европы от власти Великой Русской Империи, см. на рис. 56а, рис. 56б. Здесь уже попирают ногами не просто стрельца, а самого царя со свитком в руках и в царском венце на голове.

Дошло до того, что в некоторых западноевропейских языках, например, в английском, словом Slav — СЛАВЯНИН стали называть РАБОВ: slave = раб, slavish = рабский. В английском языке, кстати, есть и другое слово для обозначения раба: bondman, bondmaid, bondwoman, то есть раб, рабыня (К вопросу о переделке в Западной Европе славян в «рабов» (на бумаге).).

В качестве примера того, как стали писать о Руси на Западе XVII–XVIII веков, после того как исчез страх, приведем выдержки из популярных сегодня сочинений польского историка Казимира Валишевского, считающихся многими чуть ли не учебниками по русской истории. «Он издает во ФРАНЦИИ, на французском языке, начиная с 1892 года, одну за другой книги о русских царях и императорах» [119], с. 4.

Западноевропейская скульптура, изображающая попранного ЦАРЯ. На его голове царский венец, а в руках свиток, очевидно, с царским указом. Царские указы из Руси-Орды, которым раньше в Европе беспрекословно подчинялись, ушли в прошлое. И тогда европейцы стали выражать свою радость подобным образом. Скульптура помещена прямо у входа в Собор Парижской Богоматери, справа от дверей

 Рис. 56а. Западноевропейская скульптура, изображающая попранного ЦАРЯ. На его голове царский венец, а в руках свиток, очевидно, с царским указом. Царские указы из Руси-Орды, которым раньше в Европе беспрекословно подчинялись, ушли в прошлое. И тогда европейцы стали выражать свою радость подобным образом. Скульптура помещена прямо у входа в Собор Парижской Богоматери, справа от дверей. Фотография 2006 года

К Валишевский: «Рано образовалось при ФРАНЦУЗСКОМ дворе ядро вылощенного, элегантного общества, любознательного в вопросах умственных. И этот свет отразился на всей французской культуре.

Здесь (то есть — в РОССИИ — Авт.) НИЧЕГО ПОДОБНОГО… Рыцарство здесь никогда не существовало, тонкости фехтования еще неизвестны… Ссоры решались на месте ударами кулака. Но как? Кровь течет, человек падает хрипя…

КАРТИНА ЭТА ДАЛЕКО УНОСИТ НАС ОТ ВЕРСАЛЯ. Эти придворные, дерущиеся, как извозчики, между тем, ОДЕТЫ КАК ВАЖНЫЕ КОРОЛИ… Одна из церквей… „за золотой решеткой“, получила даже значение „кафедрального собора“. Решетка была, САМО СОБОЙ РАЗУМЕЕТСЯ, ПРОСТО ПОЗОЛОЧЕНА…

В большой зале царский трон, как и в Византии, был снабжен двумя львами, которых искусный механизм заставлял реветь… Рейтенфельс заявляет, что… было похоже на милую детскую игрушку, но Симеон Полоцкий определяет его В ОЧЕНЬ ДУРНЫХ СТИХАХ, как восьмое чудо мира. И ЗДЕСЬ МЫ ЕЩЕ ДАЛЕКИ ОТ ВЕРСАЛЯ» [119], с. 354–356.

К. Валишевскому не составило труда подобрать подобные высказывания в сочинениях западноевропейцев XVII–XVIII веков. Радость освобождения сквозит у них на многих страницах. Вот, например, Стрюйс пишет в 1669 году: «У них (то есть москвитян) вид грубый и животный… НАРОД ЭТОТ РОДИЛСЯ ДЛЯ РАБСТВА… Они по природе так ленивы, что работают лишь в крайней необходимости… Как все грязные душонки, ОНИ ЛЮБЯТ ЛИШЬ РАБСТВО… Они охотно крадут все, что попадается им под руку… Они очень неучтивы, дики и невежественны, изменники, задиры, жестокие» [119], с. 314

Издевательское изображение попранного ногами царя со свитком-указом в руках. Скульптурное изображение у входа в Собор Парижской Богоматери (Париж, Франция)

 Рис. 56б. Издевательское изображение попранного ногами царя со свитком-указом в руках. Скульптурное изображение у входа в Собор Парижской Богоматери (Париж, Франция). Фотография 2006 года

Перри в 1696 году радостно вторит: «Для того чтобы узнать, ЧЕСТЕН ЛИ РУССКИЙ, надо посмотреть НЕТ ЛИ У НЕГО ВОЛОС НА ЛАДОНИ. Если их нет, то он, ОЧЕВИДНО, МОШЕННИК» [119], с. 315.

«Крыжанич там присутствовал на ПАРАДНОМ БАНКЕТЕ и видел, что его посуда не была мыта по крайней мере в течение года (надо же, как точно определил — Авт.)» [119], с. 318.

К.Валишевский удовлетворенно завершает: «Картина, действительно, отталкивающая, получается из всех этих свидетельств, ПОЛНАЯ ТОЖДЕСТВЕННОСТЬ КОТОРЫХ ИСКЛЮЧАЕТ ВСЯКУЮ ВОЗМОЖНОСТЬ ОШИБКИ» [119], с. 318.

Мы видим — когда и при каких обстоятельствах возник живущий до сих пор ложный, искусственный миф о «неполноценности» России. А ведь именно в атмосфере этого мифа писалась окончательная версия русской истории Миллером, Байером, Шлецером и другими.

Г.В. Носовский, А.Т. Фоменко

Из книги «Татаро-монгольское иго: кто кого завоевывал»

Читайте также: