ГлавнаяМорской архивИсследованияБиблиотека












Логин: Пароль: Регистрация |


Голосование:
Вам нравится наш сайт?


Отличный сайт!
Хороший сайт
Встречал и получше
Совсем не понравился





» » Искренний генерал Иван Иосифович Проскуров
Искренний генерал Иван Иосифович Проскуров
  • Автор: Vedensky |
  • Дата: 26-07-2014 19:19 |
  • Просмотров: 4295

Как Сталин мог доверять Гитлеру? Вот рассказ, согласно которому Сталин, получив абсолютно достоверную информацию о намерениях Гитлера, которую ему предоставили разведывательные службы собственной страны, слепо пренебрег ею в пользу гитлеровской лжи.

Переплетенные карьеры трех офицеров разведки драматизируют эту историю и дадут возможность читателю определить, что Сталин знал и каким образом он это узнал. Первым из этой троицы был И.И. Проскуров, талантливый военный летчик и командир военно-воздушных сил, воевавший в Испании. Вторым был П.А. Фитин, который был направлен партией на работу во внешней разведке НКВД, быстро рос по службе и в мае 1939 года стал ее руководителем. Последним был Ф.И. Голиков, который служил в Красной Армии со времен Гражданской войны, поначалу на партийных должностях. В июле 1940 года Сталин назначил Голикова главой Советской военной разведки, где он сменил Проскурова.

генерал Иван Иосифович ПроскуровУ Проскурова не было опыта разведывательной работы, но он идеально подходил для доверенного ему поста. Боевой офицер, одаренный командир, он был высокообразованным человеком и имел великолепную память. Безотчетно честный, он отказывался вуалировать правду при подготовке разведывательных докладов. Он был также скромным, непритязательным человеком, преданным своей стране, жене и детям. Что было необычным для того времени и места, он всегда проявлял большую заботу о материальном положении подчиненных, защищая, когда мог, тех, кто опасался репрессий - "чисток". Между тем, в СССР при Сталине подхалимство перед "хозяином" и сокрытие неприятной правды были правилом, так что качества Проскурова - особенно независимость его точки зрения, были не теми, которые могли внушить к нему любовь вождя. И действительно, прямота Проскурова часто приводила в ярость Сталина, который знал, что не может им управлять.

Проскуров родился 18 февраля 1907 года в деревне Малая Токмачка, ныне в Запорожской области, на Украине. [1] Его отец был железнодорожником, и Иван учился в Александровской Железнодорожной академии в Запорожье и в Харьковском Институте механизации и электрификации сельского хозяйства. С 1924 по 1926 год работал на Запорожской кабельной фабрике, состоял в комсомоле. С 1926 по 1927 год был председателем районного совета профсоюзов, был принят в партию в 1927 году. С 1931 года - в Красной Армии и поступил в школу военных летчиков в Сталинграде, которую окончил в марте 1933 года.

Некоторые из биографов Проскурова объясняют его поступление в Военно-Воздушные Силы, просто как партийное поручение - парт-набор. Сам Проскуров якобы согласился, заявляя, что он не был пилотом "от рождения, а скорее случайно - я был даже немного напуган мыслью летать". Но "в райкоме меня уговорили поступить в летную школу". [2] Ему повезло с этим назначением, так как он смог избежать жестокий голод, пришедший на его родную Украину после сталинского решения о проведении поголовной коллективизации крестьянских хозяйств, после которого советское сельское хозяйство никогда не оправилось. Однако проходящие обучение пилоты получали достаточное продовольственное снабжение.

Проскуров был назначен летчиком-инструктором в авиабригаду престижной Военно-воздушной академии им. Жуковского в Москве, а через год направлен на командирские курсы в Сталинскую школу морской авиации в Ейске, на Азовском море, где окончил учебу первым в классе. В марте 1934 года специальная комиссия назначила его командиром самолета 19-й тяжелой бомбардировочной эскадрильи. Затем он был назначен в 89-ю тяжелую бомбардировочную эскадрилью 23-й авиационной бригады в качестве инструктора аэронавигации; начальство характеризовало его как "исключительно дисциплинированного офицера". Партийная организация его части делегировала его на партийный съезд, ему присвоили звание старшего лейтенанта. В следующем году Проскуров становится членом советской команды на авиа-шоу в Румынии. В 1936 году совершает рекордный перелет в Хабаровск, чтобы доставить механиков и запасные части знаменитом советскому летчику Валерию Чкалову, чей самолет был поврежден в аварии. Проскуров и его штурман долетели до Хабаровска за 54 часа 13 минут, включая посадки для заправки - рекорд, за который Народный комиссар обороны К.Е. Ворошилов наградил их грамотами и золотыми часами с гравировкой. Когда после полета Проскуров и его штурман были в заслуженном отпуске, они услышали о вторжении в республиканскую Испанию армии генерала Франко. Они сразу же подали рапорта о направлении их добровольцами помогать силам республиканцев. [3]

В личном деле Проскурова единственной ссылкой на его участие в гражданской войне в Испании является краткая справка, в которой написано, что "Ст. л-т Проскуров был за границей со специальным заданием (сент. 1936 - июнь 1937), выполняя особое поручение правительств по укреплению оборонной мощи СССР". [4] Эта туманная трактовка не является удивительной. Вся испанская операция от набора советников до поставок оружия проводилась и контролировалась Разведывательным управлением Красной Армии (РУ). Очень опытный бывший руководитель РУ Ян Берзин дирижировал постановкой в Испании, в то время как Семен Урицкий, начальник РУ в Москве, нес ответственность за информирование наркома обороны. [5] Представляется, что для этого была своя причина: никто из государств, вовлеченных в помощь одной из сторон конфликта - Германия, Италия и Советский Союз - не хотел открыто вступать в драку. Правда, Германия и Италия не особенно скрывали, что их воинские части находятся в Испании без объявления войны, и спокойно раскланивались перед международным дипломатическим сообществом.

Другое дело конспираторский советский режим: советский персонал от Берзина до простого советника по артиллерии делал все, чтобы скрыть свои истинные имена и национальности. Очень поучителен случай с Проскуровым и его штурманом. В их документах было указано, что они, как представители Московского автозавода планируют посетить французский завод "Рено" в Париже. В своих документах Проскуров имел чешскую фамилию "Солдатчик". Военные летчики прибыли на гражданском самолете из Москвы в Париж, где их встретили проводники из РУ, которые провезли их через Францию до испанской границы в район Альбасете. По прибытии они были определены в 1-ю Интернациональную бомбардировочную эскадрилью. [6] В феврале 1937 года у советских авиаторов произошли изменения: Яков Смушкевич сменил старшего военно-воздушного советника Бориса Свешникова, а на место командира 1-й бомбардировочной эскадрильи Эрнста Шахта встал Проскуров. В числе выполненных эскадрильей заданий была успешная попытка сорвать весной 1937 года операции итальянских экспедиционных сил, участвовавших в наступлении на Мадрид с севера. Эскадрилья атаковала с востока и уничтожила вблизи узловой станции Сигуэнса поезд с итальянскими войсками и боеприпасами. Затем летчики Проскурова обратили внимание на проходящее рядом шоссе, забитое грузовиками, перевозящими итальянские войска, двигающиеся на юг к Мадриду. Пулеметные очереди эскадрильи врезались в колонны грузовиков, поджигая их, в то время как солдаты убегали в прилегающие поля. Проскуров был равнодушен к собственной безо- i пасности и усталости, что проявлялось в то время, когда его эскадрилья совместно с другими подразделениями республиканской авиации осуществляла длительные полеты против мятежников. Его храбрость и выносливость, сочетаемые с тщательным вниманием к подготовке и выбору планов атаки, характеризовали его как исключительно способного командира. [7]

Последний бой, в котором принимали участие бомбардировщики Проскурова, без сомнения привлек к нему внимание Сталина. 29 мая 1937 года республиканская авиация получила приказ бомбардировать порт Пальма на острове Майорка. Внезапно два бомбардировщика, ведомые советскими пилотами, отделились от группы и нанесли удар по немецкому линкору "Дойчланд" в соседнем порту Ибиса. Тридцать один германский моряк был убит и семьдесят четыре ранены. Разъяренный Гитлер отомстил, приказав бомбить республиканский порт Альмерия. В телеграмме, присланной из штаба РУ в Москве главным советским советникам, было указано, что "Босс" "считает неприемлемым, чтобы самолеты бомбили итальянские и немецкие корабли, и что это должно быть запрещено". [8] Некоторые источники приписывали Проскурову участие в этом рейде. [9] Но кажется сомнительным, что офицер с его данными мог ослушаться приказа или совершить навигационную ошибку такого масштаба - Ибиса находится по крайней мере в 115 километрах от Пальма. Поэтому вряд ли Проскуров не имел молчаливого разрешения атаковать "Дойчланд", но когда Сталин увидел реакцию Гитлера, он отступил и дал приказы, запрещающие дальнейшие действия подобного рода. Каким бы ни было объяснение, вскоре после этого события Проскуров вернулся в Советский Союз. 21 июня 1937 года он получил звание майор, и ему было присвоено звание Героя Советского Союза. Вероятно, это был самый счастливый день из всей его короткой и нелегкой жизни.

В июле 1937 года Проскуров принял командование 54-й бомбардировочной бригадой. 22 февраля 1938 года он получил высокое звание комбрига, а в мае стал командиром 2-й авиационной армии особого назначения, оставаясь на этом посту до апреля 1939 года. За это время он получил репутацию требовательного офицера, который говорит и делает то, что он считает правильным. Его храбрость не ограничивалась полем боя. Гавриил Прокофьев, его бывший штурман, вспоминает, как Проскуров, был на заседании комиссии, обсуждавшей проект четырехмоторного самолета с втягивающимся шасси. Известный военный летчик-испытатель Владимир Коккинаки спросил: "Зачем нам нужен такой дорогой и сложный самолет - Ил-4 и ТБ-3 вполне достаточны; на них мы можем спокойно долететь от Москвы до Берлина". После его замечания наступила тишина, и все присутствующие ждали, когда Сталин выскажет свое мнение. Обычный протокол состоял из "никогда не выступай, пока не услышишь мнения Сталина, а затем соглашайся с ним", но Проскуров резко сказал: "Вы, Коккинаки, летаете один, для рекорда. Мы летаем эскадрильями и должны маневрировать". Сталин, который мог быть разозлен, подошел к глобусу и спросил: "Товарищ Коккинаки, что если вы будете должны лететь на Берлин через Балтику, Финляндию?" Коккинаки признал, что на старом самолете это невозможно. Вопрос был решен. Как показывают дальнейшие события, сомнительно, чтобы Сталин забыл показ независимости Проскуровым". [10]

Проскуров был сделан начальником РУ 14 апреля 1939 года. Ранее, 21 мая 1937 года Сталин заявил, что "Разведывательное управление попало в лапы к немцам", сигнализируя о фактическом обезглавливании РУ в чистках и потерю ценных кадров. Вероятно для того, чтобы восстановить уверенность службы в себе и улучшить моральное состояние, был выбран Герой Советского Союза с боевым опытом в испанской гражданской войне. Говорилось, что за два месяца до этого, в феврале 1939 года, нарком обороны Ворошилов спросил собранных офицеров военной разведки, примут ли они Александра Орлова, исполняющего обязанности главы РУ, как постоянного начальника. Офицеры возразили, отметив, что Орлов был хорошим аналитиком, знающим несколько иностранных языков, но не был оперативником. Что было нужно РУ, так это новое лицо. [11] Вместе с женой и двумя дочерьми Проскуров приехал в Москву в качестве начальника РУ и заместителя наркома обороны. Его должность предусматривала предоставление ему квартиры в знаменитом "Доме на Набережной", который в течение многих лет был резиденцией привилегированных лиц советского общества. [12] Его награды давали ему право на повышение зарплаты, но он отказался, сказав, что это был его долг. Ему также предоставили двухэтажную дачу в престижном усадебном ансамбле Архангельское, к западу от Москвы. Проскуров никогда не пользовался дачей, передав ее коллегам по военной разведке в качестве летнего лагеря для их детей. Его младшая дочь, которой тогда было семь лет, также отдыхала в нем.

Обычно Проскуров проводил отпуск на Черном море, в Сочи, а летом по воскресеньям ездил на подмосковные дачи к своим товарищам. Его любимым времяпрепровождением были поездки на своем новом "Рено" на аккуратную дачу наркома ВМФ адмирала Николая Кузнецова, которого он знал по совместной службе в Испании; у него на даче собирались многие из ветеранов-добровольцев, чтобы предаваться воспоминаниям об испанской войне. [13] Проскуров был также другом Михаила Водопьянова, одного из первых Героев Советского Союза, известного полярного летчика.

Как заместитель наркома, Проскуров 9 июня 1939 года был назначен членом Главного Военного Совета. Этот Совет, возглавляемый наркомом обороны Ворошиловым, был создан в марте 1938 года. Состоящий из высших офицеров Красной Армии и руководителей партии, включая самого Сталина, он служил совещательным органом для обсуждений наиболее важных вопросов военной политики. Приказы по этим вопросам, представляемые наркомом обороны, сначала обсуждались и одобрялись Советом. За период с июня 1939 года до его освобождения от должности в июле 1940-го, Проскуров регулярно посещал заседания Совета, на которых также присутствовал Сталин. Так как мы следим за карьерой Проскурова, важно понимать, что он участвовал в решение важнейших политических вопросов и был хорошо известен Сталину. [14]

Почему именно Проскуров был выбран для такого высокого поста? Некоторые указывали на его знакомство с Яном Берзиным, который был главным советским военным советником в Испании. Другие отмечали его молодость и быстрый рост в званиях и положении. По возвращении из Испании он провел несколько недель в Париже, а его частое отсутствие предполагает, что он выполнял некие тайные поручения, хотя еще и не нашлось информации, которая проливала бы свет на эту догадку. Вполне вероятно и то, что Сталин мог просто хотеть поставить на эту должность кого-либо, кто ранее не имел связей в РУ - такова была практика, которой он следовал при заполнении вакансий в Вооруженных Силах, вызванных "чистками". [15]

Хотя донесения, получаемые Сталиным от Советской военной разведки и излагались марксистско-ленинским жаргоном, однако они все равно имели тенденцию отражать реалии некоммунистического мира, стоящего перед СССР. К тому же, Красная Армия унаследовала военную традицию царского времени, которая на практике требовала разумной дисциплины и повиновения своему непосредственному начальству. Для высших офицеров Красной Армии было практически невозможно найти соответствие между атмосферой, в которой протекала их жизнь и неутолимыми сталинскими требованиями полной покорности. Такое балансирование было еще более трудным для сотрудников военной разведки. С одной стороны, они имели дело с иностранными материалами, говорили на иностранных языках и долгое время жили за границей. Лучшие из них были приучены быть в своих докладах абсолютно объективными. С другой стороны, эти качества гарантировали, что патологически подозрительный Сталин, которому постоянно мерещились заговоры, в конце концов истолкует такое поведение как измену. [16]

Честность и компетентность нового руководителя РУ, его настойчивое требование быть справедливым в отношениях с подчиненными и способность смело встречать давление, оказываемое на разведывательный процесс советским руководством, все эти качества вместе определяют, насколько эффективной будет разведслужба в борьбе с кризисом 1939 - 1941 гг. Руководитель отвечал за все усилия, начиная от сбора до анализа, представления доказательств и распределение информации. Он также отвечал за отбор сотрудников, необходимых для комплектации службы. Изменения, произошедшие в руководстве РУ, за четыре года до прихода Проскурова, едва ли могли способствовать улучшению работы управления. В 1935 году, приняв на себя ответственность за серьезный оперативный провал в Западной Европе, с поста руководителя ушел Берзин - хотя уже в 1936 году он был направлен в Испанию в качестве главного советника. На его место встал Семен Урицкий, человек с малым разведывательным опытом, который продержался на этом посту до июня 1937 года. В ноябре он был арестован и расстрелян в январе 1938 года. Тогда вернули из Испании Берзина, и он занимал должность начальника РУ с июня до августа, затем был арестован в ноябре 1937-го и расстрелян в июле 1938 года. Следующие два шефа - Семен Гендин и Александр Орлов - оба были исполняющими обязанности. Назначение Проскурова должно было показать степень того, насколько Сталин действительно заинтересован в эффективной военной разведывательной службе.

Все разведывательные донесения направлялись Советскому руководству, то есть Сталину. Считал ли Сталин донесения верными, это другое дело. В 1939 году, во время событий ведущих к пакту о ненападении и вторжению в Польшу, Сталин, очевидно, принимал во внимание сведения, получаемые Проскуровым от великолепных источников резидентуры РУ в Варшаве.

Дэвид Э. Мёрфи

Из книги «Что знал Сталин. Загадка плана "Барбаросса"»

Примечания

1. РГВА, ф. 37976, оп. 1, д. 523, 3-4. Проскуров, по-видимому, очень сознавал свое украинское происхождение. Заполняя личное дело во время военной службы, он указал украинский язык, как первый, а русский, как второй.

2. А. Копейкин, "Salud, Piloto Ruso," "Авиация и космонавтика", № 12, 1989, 30

3. РГВА, ф. 37976, оп. 1, д. 523; А. Островский, "Сов.Секретно. Особо интересно", "Советский воин", Сентябрь 1990, 68-69.

4. ф. 37976, оп. 1, д. 523, 51.

5. Ronald Radosh, Mary R. Habeck and Grigory Sevostianov, Spain Betrayed: The Soviet Union in the Spanish Civil War (New Haven, 2001), 261. Берзин ушел из РУ в 1936 г. на должность заместителя командующего войсками Особой Краснознаменной Дальневосточной армией. В 1936 был направлен в Испанию.

6. РГВА, ф. 35082, on. 1, д. 536, 2а.

7. А. Копейкин, "Salud", 31.

8. Там же; Ronald Radosh, Mary R. Habeck and Grigory Sevostianov, Spain Betrayed, 263, 275.

9. РГВА, Личное дело Проскурова, ф. 37976, on. 1, д. 523. См так же: Кто есть кто http://www.airforce.ru/staff/who_is_who.

10. Приказ Совета народных комиссаров, 16.07.1937, 22.02.1938; Островский, "Сов.Секретно", 69. Самолет, вероятно, был ТБ-7, который Сталин со временем решил не пускать в массовое производство, выбрав вместо этого увеличение наземной поддержки самолета.

11. Островский, "Сов.Секретно", 68.

12. Телефонное интервью автора с Лидией Ивановной Проскуровой, дочерью Ивана Иосифовича Проскурова, 6 октября 2002.

13. Телефонное интервью посредника автора с Лидией Ивановной Проскуровой, дочерью Ивана Иосифовича Проскурова, ноябрь 2002.

14. И.И. Басик и др. "Главный Военный Совет" (М. 2004), 5-6, 15.

15. Островский, "Сов.Секретно", 69. См.так же http://militera.lib.ru/memo/russian/ponomarev. Описание структуры и функций Советской военной разведки в период службы Проскурова, см. приложение 1.

16. Истоки появления и и ранней деятельности Советской военной разведки см. Raymond W. Leonard, Secret Soldiers of the Revolution: Soviet Military Intelligence, 1918-1933.

Читайте также: