ГлавнаяМорской архивИсследованияБиблиотека












Логин: Пароль: Регистрация |


Голосование:
Вам нравится наш сайт?


Отличный сайт!
Хороший сайт
Встречал и получше
Совсем не понравился





» » Разведывательные операции по прослушиванию подводных кабельных линий связи
Разведывательные операции по прослушиванию подводных кабельных линий связи
  • Автор: Vedensky |
  • Дата: 01-07-2014 18:07 |
  • Просмотров: 4361

Зарождение идеи

Впервые идея о возможности прослушивания советских подводных кабельных линий связи зародилась в конце 1970 года у Джеймса Брэдли, начальника отдела подводных операций разведывательного управления ВМС США. Возможно, эта мысль у него возникла при знакомстве с опытом германских подводных лодок периода Второй мировой войны по прослушиванию трансатлантических кабелей или, быть может, при тщательном изучении навигационных карт прилегающих к советскому побережью морей, где указывались запретные для траления рыбы районы, а может, из-за других причин. Но как бы там ни было, именно Брэдли предложил использовать для этих целей атомную подводную лодку "Хэлибат", которая блестяще справилось перед этим с обнаружением затонувшей советской подводной лодки К-129. В качестве района, где первоначально могла быть успешно решена эта задача, им было избрано Охотское море. Здесь, по его расчетам, должен был пролегать телефонный кабель, связывающий базу ракетных подводных лодок в районе Петропавловска-Камчатского с материком, со штабом Тихоокеанского флота во Владивостоке и Москвой. По нему, как он полагал, должна была передаваться информация о планах применения подводных лодок, ракетных стрельбах и задачах боевой подготовки, сведения о ядерных арсеналах, системе обеспечения и обслуживания ракетоносцев и т.д. Все эти данные представляли исключительную ценность для военно-морской разведки США. Притягательным для американской стороны был также тот факт, что по подводным кабельным линиям связи, как предполагалось, передается главным образом незасекреченная либо относительно невысокой криптографической стойкости информация .

Первоначально в отделе, возглавляемом Брэдли, рассматривались три района, где существовала наибольшая вероятность прокладки подводных военных кабелей связи и где была возможность подключения к ним с использованием подводных лодок: Балтийское, Баренцево и Охотское моря. Предпочтение было отдано последнему из трех району, так как на Камчатке была одна из крупнейших в ВМФ база ракетных подводных лодок стратегического назначения, она была в наибольшей степени изолирована от основных командных инстанций на материке, а в Охотском море можно было ожидать наименьшего противодействия противолодочных сил советской стороны.

Подводная лодка "Хэлибат"

 Подводная лодка "Хэлибат"

Вместе с тем наряду с очевидной заманчивостью идеи, предложенной Брэдли, ей сопутствовал и целый ряд факторов, которые могли бы существенно затруднить ее реализацию.

Прежде всего, как на дне Охотского моря - общей площадью 611 000 квадратных миль - найти кабель толщиной, как предполагалось, не более 13 сантиметров? Проблема трудноразрешимая, но решаемая. Решаемая с помощью еще одной блестящей идеи, предложенной Брэдли. Вспомнив, как в детстве, плавая по реке Миссисипи, он видел на ее берегах предупреждающие знаки "Кабель. Якоря не бросать!", Брэдли предложил искать на побережье Охотского моря аналогичные знаки. Отыскав их в определенной точке на берегу с помощью лодочного перископа, затем можно будет существенно ограничить последующий район поиска кабеля на дне моря.

Необходимо было учитывать и тот фактор, что подключение к подводному кабелю предполагалось на глубинах 100-130 метров, а это небезопасно для водолазов подводной лодки, осуществляющих его без соответствующей аппаратуры. Решение и данной проблемы было найдено за счет создания особого водолазного снаряжения и оснащения в ходе модернизации подводной лодки "Хэлибат" специальной декомпрессионной камерой.

Существовал также отрицательный опыт действий американских подводных лодок по поиску, как предполагалось, советской кабельной гидрофонной системы у острова Сицилия в начале 70-х годов. Эта операция проводилась по данным и под патронажем отдела Брэдли, считавшего, что Советы развернули в Средиземном море систему гидроакустического наблюдения, аналогичную американской СОСУС. Несколько разведывательных походов американских подводных лодок были безуспешными. И только в последнем походе, в котором участвовали атомная лодка "Сихорс" и сверхмалая подводная лодка NR-1, был обнаружен предмет приложения стольких усилий, но им оказался итальянский телефонный кабель, заброшенный со времен Второй мировой войны. Последствия для военно-морской разведки и, в частности, для авторитета отдела Брэдли, со стороны руководства ВМС США после этого фиаско были весьма ощутимы. Однако правильные выводы из этого отрицательного результата были сделаны, и не без пользы для последующих разведывательных операций под водой.

И последнее. Необходимо было убедить командование ВМС, а также высшее военно-политическое руководство США в целесообразности и необходимости этой сложнейшей, дорогостоящей и весьма рискованной операции по подключению к советской подводной линии связи. Ведь речь шла о собственности другой страны, несанкционированном доступе к ее "святая святых" - государственной тайне с возможным нарушением территориальных вод. Это могло привести к далеко идущим опасным последствиям, в том числе и большим человеческим жертвам.

Прежде всего Брэдли доложил о своем замысле непосредственному начальнику контр-адмиралу Халлфингеру, начальнику разведывательного управления ВМС, а затем адмиралу Замволту, начальнику штаба ВМС США, и заручился их поддержкой. Только еще один человек в высших эшелонах командования ВМС, кроме указанных лиц, был проинформирован о предстоящей сверхсекретной операции - командующий подводными силами Тихоокеанского флота США.

О своих планах Брэдли был вынужден также поставить в известность еще одну суперсекретную организацию - Национальный подводный разведывательный центр. Этот центр имел двойное ведомственное подчинение - командованию ВМС и ЦРУ. Он курировал наиболее сложные и рискованные операции американских подводных сил. С помощью этого центра и ЦРУ Брэдли надеялся добиться крупных ассигнований на задуманную им весьма дорогостоящую операцию.

Здесь следует сделать небольшое отступление.

Примерно в этот же период ЦРУ независимо от военно-морской разведки также заинтересовалось данным регионом. Один из лучших аналитиков отдела стратегических исследований ЦРУ Рей Бойл обратил внимание на, казалось бы, малозначительный факт, приведенный в одной из агентурных сводок. Там говорилось, что на советских навигационных картах Охотского моря с грифом "Для служебного пользования", которые предназначались для капитанов и штурманов рыболовецких судов, горловина залива Шелихова между полуостровом Камчатка и материком была объявлена запретной для траления и рыбной ловли. Обычно такие меры принимались, когда в районе велись какие-то подводные работы, например прокладка трубопровода. Но тщательное изучение различной справочно-информационной литературы не дало подтверждения этой версии. Тогда было принято решение произвести детальную аэрокосмическую фоторазведку подозрительного района.

Полученные через некоторое время снимки фотокосмической разведки дали неожиданные результаты. На побережье полуострова и материка в данном районе следов инженерных и земляных работ обнаружено не было. Однако было установлено другое: от Петропавловска-Камчатского на восточном побережье полуострова к Палане на западном сравнительно недавно велась прокладка подземной линии коммуникаций, которая обрывалась, не дойдя до побережья залива. Для уточнения полученной информации было решено задействовать агентурный источник на Камчатке. Но здесь специалистов из Лэнгли ждала неудача - связь с источником была потеряна. Представители отдела стратегических исследований не отчаивались и снова приступили к анализу и обобщению всех имеющихся сведений по данному вопросу. Определяющими факторами при формировании окончательной версии аналитиков были следующие: наличие пункта базирования советских ракетных подводных лодок стратегического назначения в бухте Крашенинникова недалеко от Петропавловска-Камчатского, полигона "Боевое поле Кура" в северо-восточной части полуострова, предназначенного для обеспечения стрельб межконтинентальными баллистическими ракетами, а также подземной линии коммуникаций, связывающей Петропавловск-Камчатский с западным побережьем полуострова. С учетом этого и был сделан вывод - по дну горловины залива Шелихова в Охотском море проложен подводный кабель связи, причем по нему может передаваться важная военная информация, в том числе и касающаяся испытаний межконтинентальных баллистических ракет. Обстоятельный доклад с изложением всей информации по данному вопросу и обоснованием окончательного вывода был представлен в адрес директора ЦРУ США.

Необходимо отметить, что отношения членов разведывательного сообщества США всегда были непростыми, и особенно это относилось к ЦРУ и РУМО. (Вспомним хотя бы историю с подъемом затонувшей советской подводной лодки К-129.) Жесткая конкуренция между ними, порой "на грани фола", часто приводила к тому, что в указанных ведомствах могли заниматься одним и тем же вопросом, не зная об этом и не информируя друг друга. Так было и в данном конкретном случае: представитель военно-морской разведки Брэдли не знал, чем занимается "цэрэушник" Бойл, и наоборот. Информация по этой сверхважной проблеме в силу указанных причин могла встретиться только на самом верху иерархической служебной лестницы, но и там она использовалась главным образом с точки зрения ведомственных интересов.

Сейчас, по прошествии многих лет, и ЦРУ, и РУМО, и военно-морская разведка стараются, на первый взгляд, ненавязчиво представить собственную версию о том, что именно их организация инициировала и претворяла в жизнь эту, одну из самых успешных, как они полагают, американских разведопераций. Но для нас не это основное, а очевидность того, что идея все-таки зародилась и ее надо было воплощать в реальность.

Итак, для Брэдли теперь оставалось самое главное - убедить помощника президента США по национальной безопасности Киссинджера и его главного военного советника генерала Хейга. От этих ключевых фигур в американской политике зависело, будет ли предложенная операция одобрена вообще и каким образом.

В то время все тайные операции, проводимые за рубежом, рассматривались в так называемом "Комитете 40". Его членами были директор ЦРУ, председатель комитета начальников штабов ВС и другие высшие должностные лица правительства и конгресса США. После захвата американского разведывательного корабля "Пуэбло"39 на заседаниях данного комитета должны были рассматриваться все зарубежные разведывательные операции, включая и самые рутинные: операции ЦРУ в странах "третьего мира", прослушивание правительственной связи в Кремле, действия американских подводных лодок в прибрежных водах СССР, полеты самолетов-разведчиков над территорией других стран и т.д. Члены указанной комиссии предварительно рассматривали и давали рекомендации о возможности одобрения той или иной операции. Председателем "Комитета 40" являлся Киссинджер, от которого зависело, каким образом будет доложен тот или иной вопрос и какая процедура будет избрана для его одобрения. В ряде случаев Киссинджер мог согласовать ту или иную операцию по телефону, а иногда полностью брал ответственность за те или иные действия на себя.

На такой вариант втайне и надеялся Брэдли, когда предварительно докладывал свой план Киссинджеру и Хейгу. Больше всего его беспокоили возможные вопросы членов комиссии о допустимой степени риска в данной операции. Так как, например, для того, чтобы осуществлять поиск ранее упомянутых навигационных знаков на советском побережье, подводной лодке необходимо будет заходить в трехмильные территориальные воды, что являлось общепризнанным нарушением суверенитета другого государства, могущим повлечь за собой весьма опасные последствия для американской стороны. Но доклад Брэдли был настолько убедительным, что Киссинджер решил взять ответственность на себя и, минуя членов "Комитета 40", лично доложить президенту Никсону о необходимости проведения подобной операции.

Итак, путь для похода атомной подводной лодки "Хэлибат" в Охотское море был открыт.

"Хэлибат" в новой роли

В конце лета 1971 года на подводной лодке "Хэлибат" применительно к ее новой миссии завершались ремонтные работы и переоборудование. В дополнение к имеющейся у нее многочисленной специальной аппаратуре на корпусе лодки был установлен глубоководный спасательный аппарат DSRV. Однако этот аппарат предусматривалось использовать не в соответствии с его основным предназначением, а для обеспечения работы водолазов на больших глубинах в качестве декомпрессионной и шлюзовой камеры.

В октябре "Хэлибат" вышла из пункта базирования Маре Айленд и направилась в Охотское море. Переход осуществлялся севернее Алеутских островов через Берингово море, чтобы избежать ненужных контактов с советскими кораблями. Любая атомная подводная лодка преодолела бы этот путь менее чем за две недели, но "Хэлибат" затратила на него более месяца. Ее бортовой реактор 50-х годов не позволял развивать скорость более 13 узлов, а устройство, находящееся на верхней палубе, еще более тормозило ее движение и снижало скорость до 10 узлов.

Попасть непосредственно в Охотское море также было весьма непростой задачей. Подводная лодка несколько часов маневрировала прибрежным фарватером между самым северным островом Курильской гряды и южной оконечностью Камчатки. Но подводники были вознаграждены за длительные мучения открывшимся им в перископ прекрасным видом действующего вулкана на побережье полуострова.

Теперь можно было приступить к выполнению своей главной задачи, ради которой они прибыли сюда, - поиску подводного кабеля. Между тем необходимо заметить, что об основной цели визита в Охотское море знала весьма ограниченная часть экипажа: командир лодки коммандер Мак-Ниш, некоторые офицеры, водолазы и представители "команды специальных проектов" (иначе говоря, "обитатели пещеры"), отвечавшие за разведывательное и техническое обеспечение операции.

Подводная лодка постоянно находилась на перископной глубине, визуально обследуя побережье полуострова в поисках специальных навигационных указателей. Кроме того, каждые три часа она вынуждена была отворачивать на обратный курс: необходимо было убедиться что нет слежения за ней со стороны советской противолодочной подводной лодки. Так продолжалось более недели, пока в северной части Охотского моря на одном из участков побережья наконец-то не был обнаружен знак, предупреждающий о необходимости соблюдения осторожности в связи с нахождением здесь кабеля.

После этого можно было переходить к подводной части операции. С подводной лодки было выпущено дистанционно управляемое устройство, оснащенное телевизионной камерой и прожектором. Операторы, находясь на борту лодки, на экранах мониторов могли наблюдать за подводной обстановкой, фиксируемой телекамерой. Но вот на экране появились какие-то странные отметки в виде темных холмиков на морском дне, повторяющихся с определенной периодичностью. Видимость под водой была не очень хорошей, поэтому однозначно классифицировать полученные изображения не представлялось возможным. Только после специальной обработки полученной кинопленки в лаборатории на борту, анализа сделанных цветных снимков штатный фотограф и представитель "команды специальных проектов" пришли к заключению, что обнаружен подводный кабель.

Командир "Хэлибат" проверил место подводной лодки: не находятся ли они в запретной трехмильной зоне у побережья. Лодка сместилась еще далее на запад, и на удалении около 40 миль от берега было найдено подходящее место для постановки "Хэлибат" на подводные якоря прямо над проходящим по дну кабелем. На дно была спущена декомпрессионная камера с водолазами на борту.

Водолазы закрепили на кабеле специальное регистрирующее устройство, длиной около трех футов. Записывающая аппаратура этого устройства могла фиксировать сообщения и сигналы, передававшиеся по различным каналам в течение нескольких суток. Такой срок его работы обеспечивала имеющаяся в нем литиевая батарея. После того как подсоединение подслушивающего устройства к кабелю было закончено, специалисты радиоэлектронной разведки на борту лодки смогли лично прослушать передающуюся информацию и убедиться, что аппаратура работает.

Итак, основная часть операции была проведена успешно. Причем все прошло так быстро и гладко, что подавляющая часть экипажа была твердо убеждена в случайности обнаружения подводного кабеля русских. Ведь официальной легендой для них был поход подводной лодки на поиск затонувшей при испытаниях новой советской противокорабельной ракеты. Такая задача также ставилась перед "Хэлибат", но она не была основной. С помощью бортового гидролокатора и подводной телевизионной камеры место падения ракеты вскоре было обнаружено, а ее обломками водолазы заполнили гондолу, специально для этого прикрепленную к корпусу лодки. После этого "Хэлибат" направилась к берегам США в свой пункт базирования. Через три месяца она пришвартовалась к родному причалу в Маре Айленд.

По прибытии полученные записи были переданы на расшифровку в Агентство национальной безопасности, а поднятые со дна обломки советской ракеты направлены в секретную лабораторию министерства энергетики. Позднее из Агентства национальной безопасности был получен ответ, что в представленных записях действительно содержалась весьма ценная развединформация: переговоры между командованием базы стратегических подводных лодок и руководством советского ВМФ. Причем значительная часть информации была не закодирована либо ее расшифровка не представляла особой сложности.

Установка нового "кокона"

Тем временем Брэдли размышлял о дальнейших перспективах операций по прослушиванию советских кабельных линий связи. Устройство, которое прикреплялось к кабелю в Охотском море, могло регистрировать сигналы только в нескольких каналах и записывать их в течение относительно короткого промежутка времени. Брэдли же мечтал о том, чтобы перехват осуществлялся практически на всех каналах кабеля связи и в течение нескольких месяцев. Это сделало бы необязательным постоянное нахождение подводной лодки в районе кабельной линии и позволило бы реализовать более приемлемый вариант периодического возвращения лодки в район для съема накопившейся информации.

С целью претворения в жизнь идеи своего шефа представители отдела подводных операций поручили одной из лабораторий фирмы "Белл" разработать значительно более эффективное устройство. Новое устройство имело форму цилиндра (американцы называли его "коконом") длиной более шести и шириной около метра и весило порядка шести тонн. Оно было оснащено ядерной энергетической установкой. Электронная аппаратура, находящаяся в нем, позволяла осуществлять перехват сообщений противника по десяткам линий связи и производить их запись в течение нескольких месяцев. В отличие от предыдущего устройства оно не крепилось непосредственно к кабелю, а размещалось рядом с ним, используя для своей работы эффект индукции. Тем самым, как считали американские специалисты, процесс перехвата развединформации с юридической точки зрения не нарушал норм международного права.

К августу 1972 года разработка нового устройства была завершена, и "Хэлибат" отправилась в свой второй поход в Охотское море. В этот раз подводный кабель был найден почти сразу же. С помощью водолазов подслушивающее устройство расположили на дне рядом с кабельной трассой, а специалисты по радиоэлектронной разведке убедились, что оно функционирует нормально и осуществляет перехват разведывательной информации. Более недели "Хэлибат" находилась в районе и только затем направилась в пункт базирования на острова Гуам, для того чтобы через месяц вернуться снова в Охотское море для съема накопившейся информации.

На заключительном этапе похода, когда водолазы приступили к работе по извлечению кассет с записями из "кокона", случилось непредвиденное. Ну, не могло быть так, чтобы подобная рискованная и сверхсложная операция на протяжении длительного периода проходила столь гладко. В Охотском море разыгрался шторм. Волнение на поверхности моря было настолько велико, что "Хэлибат", находящуюся на значительной глубине, бросало то вверх, то вниз. В результате якорные цепи не выдержали напряжения и лопнули, а лодка начала всплывать на поверхность, но так как водолазы, работающие на дне с "коконом", были соединены шлангами с корпусом подводной лодки, то она потащила их за собой наверх. Столь резкое изменение глубины для водолазов губительно, это может привести к кессонной болезни. Только благодаря бдительности вахтенной службы подводной лодки всплытие было своевременно остановлено, водолазы были помещены в декомпрессионную камеру и тем самым спасены.

Информация, доставленная "Хэлибат" на континент, и на этот раз была чрезвычайной высоко оценена специалистами АНБ. В ней содержались данные по оперативным и тактическим планам применения ракетных подводных лодок, о проблемах их обслуживания и боевой подготовки, мерах по снижению шумности, времени прибытия и убытия экипажей на боевую службу, политико-моральном состоянии личного состава и т.д. Вместе с тем не оправдались надежды американских разведчиков получить необходимые им сведения о результатах пусков межконтинентальных баллистических ракет морского и наземного базирования в районе Камчатки и Охотского моря. Но в целом в соответствующих разведывательных кругах ВМС и АНБ США данный источник информации неофициально именовался "золотой жилой".

Походы в Охотское море для прослушивания кабельной линии связи стали регулярными. АНБ этим операциям даже присвоило кодовое наименование "Айви беллс" ("Вьюнок", или "Колокольчики плюща"). Были учтены ошибки и сделаны выводы из прошлых уроков. Фирма "Белл" получила заказы на дальнейшее совершенствование подслушивающего устройства. А подводная лодка "Хэлибат" в 1974 и 1975 годах совершила походы в Охотское море уже со специальными приспособлениями на корпусе типа лыж - "скегами", которые позволяли ей мягко осуществлять посадку на грунт и не прибегать к помощи якорей.

На смену приходит "Сивулф"

В конце 1975 года подводная лодка "Хэлибат", отслужив положенный срок, по возрасту была выведена из боевого состава флота. Но, тем не менее, операция "Вьюнок" ввиду ее чрезвычайной важности и результативности не должна была прерываться. Руководством ВМС США было принято решение привлечь для участия в операции атомную подводную лодку "Сивулф". На тот период "Сивулф" была не самой современной лодкой, уже около 20 лет она действовала в составе ВМС, а с 1968 года использовалась только как исследовательская. Поэтому ее ядерная энергетическая установка и большая часть оборудования были относительно устаревшими. Однако невзирая на это были выделены значительные ассигнования на ее модернизацию в интересах проведения операций по прослушиванию подводных кабельных линий связи.

В 1976 и 1977 годах "Сивулф" совершила два похода по плану операции "Вьюнок" в Охотское море. При этом экипаж подводной лодки столкнулся с двумя значительными проблемами.

Подводная лодка Seawolf (Сивулф)

 Подводная лодка Сивулф

Первая была связана с высокой шумностью лодки, ведь она была построена, как уже отмечалось, на заре атомного подводного кораблестроения. Американские специалисты признавали ее одной из самых шумящих подводных лодок в ВМС США. Руководство ВМС предпринимало беспрецедентные меры для обеспечения скрытности плавания, недопустимости обнаружения советскими противолодочными силами, учитывая особую деликатность миссии "Сивулф" в Охотском море. Ее прикрывали, как правило, не менее двух атомных подводных лодок. Одна в ее интересах осуществляла поиск противолодочных сил противника на подходах к Охотскому морю, а вторая проверяла наличие слежения за "Сивулф" советской подводной лодкой. В случае необходимости вторая лодка должна была отвлекать на себя следящую советскую подводную лодку и уводить ее за собой.

Вторая группа проблем была связана со значительными сроками эксплуатации материальной части "Сивулф" и, соответственно, низкой технической надежностью ее оборудования. В период плавания лодки часто случались поломки материальной части, пожары, неполадки в системе кондиционирования атмосферы на борту и в работе реактора. Особенно большие неприятности грозили экипажу, когда это случалось непосредственно при выполнении задачи в районе нахождения советского подводного кабеля.

Однако невзирая на эти трудности экипаж "Сивулф" успешно справлялся со сложными задачами плавания и доставлял на берег ценные разведывательные данные.

Из Охотского - в Баренцево...

В конце 70-х годов американская военно-морская разведка сделала предположение об изменении советской концепции применения морских стратегических ядерных сил, что было связано с поступлением на вооружение ВМФ СССР новых подводных лодок типа "Дельта" с дальностью стрельбы ракетами около 8000 километров. Имея такую дальность стрельбы, подводные лодки типа "Дельта" могли выпускать баллистические ракеты из Баренцева и других арктических морей, находясь под прикрытием своих сил, практически вне досягаемости большинства американских систем противолодочной войны. Это обстоятельство весьма обеспокоило американское военно-политическое руководство. Срочно требовались разведывательные данные, подтверждающие изменения во взглядах советского военного командования на применение стратегических ядерных сил морского базирования, а также сведения о характере и тактике действий советских подводных лодок в новых, нетрадиционных для русских и американцев районах.

Ведущие эксперты военно-морской разведки США считали, что наиболее полная и достоверная информация по этим стратегически важным вопросам может быть получена преимущественно за счет прослушивания советских кабельных линий связи в Баренцевом море, на побережье которого находились основные пункты базирования подводных ракетоносцев типа "Дельта".

Была еще одна тщательно скрываемая причина необходимости проведения подобной разведывательной операции. В последнее время американское командование стали беспокоить участившиеся случаи слежения советских подводных лодок за американскими, появления сил разведки русских в районах проведения учений НАТО еще до прибытия туда ВМС союзников. Отмечались также случаи появления советских разведывательных кораблей в запланированных районах проведения учений, хотя в последний момент они были отменены. Весьма настораживал американскую сторону и резко изменившийся акцент в строительстве советских подводных лодок с количественных характеристик на качественные. В частности, советская сторона "внезапно" осознала критическую роль шумности подводных лодок в дуэльных ситуациях под водой и приступила к строительству принципиально новых многоцелевых лодок типа "Виктор III" (проект 671ртм), по шумности не уступающим американским. Все это вызывало подозрение и обеспокоенность у американцев: нет ли утечки информации на стратегическом уровне. Не раскрыли ли русские так тщательно оберегаемые секреты кодирования информации, передаваемой по линиям связи? А может, в "святая святых" органов управления американских вооруженных сил успешно действуют тщательно законспирированные советские агенты? Ответы на эти вопросы можно было в определенной степени получить, прослушивая те линии связи русских, доступ к которым, как они считали, противостоящей стороне был недоступен.

Указанные обстоятельства и предопределили необходимость проведения сверхсекретного совещания, которое происходило в "ситуационной" комнате Белого дома под председательством президента США Картера весной 1978 года. На нем кроме руководства американской военно-морской разведки во главе с ее начальником контр-адмиралом Инмэном, докладывавшим суть проблемы, присутствовали также вице-президент Мондейл, руководитель президентской администрации Джордан, государственный секретарь Вэнс, директор ЦРУ Тернер, министр обороны Браун. Картер с большой заинтересованностью выслушал сообщения специалистов-разведчиков и одобрил их планы по проведению разведывательной операции в Баренцевом море, связанной с прослушиванием подводной кабельной линии связи.

Так был дан старт очередному этапу операции "Вьюнок" в совершенно ином регионе, там, где риск в ее проведении был несоизмеримо более высок. Учитывая интенсивную деятельность в этом районе советских противолодочных сил, предполагавшуюся необходимость захода не только в 12-мильную зону советских территориальных вод, но и в международнопризнанные 3-мильные воды, подводные лодки "Хэлибат" и "Сивулф" не смогли бы успешно справиться с решением поставленной задачи в силу своего возраста и высокой шумности. Требовалось привлечение подводной лодки одного из последних проектов с высокими тактико-техническими характеристиками, оснащенной самой современной разведывательной аппаратурой. Выбор американского командования пал на атомную подводную лодку "Пёрч". Это была одна из новейших в ту пору подводных лодок типа "Стерджен", девять из которых специально были построены для решения разведывательных задач. Кстати сказать, в их числе, например, были подводные лодки "Арчерфиш", "У. Бейтс" и "Бэтфиш", которые неоднократно получали различные награды и призы за успешное решение задач разведки у советского морского побережья. Подводная лодка "Пёрч" в дополнение к уже имеющемуся на ней разведывательному оборудованию была оснащена для своей новой миссии специальной аппаратурой по установке и обслуживанию модернизированных подслушивающих устройств.

Однако свой первый разведывательный поход "Пёрч" совершила не в Баренцево, а в Охотское море. Это было необходимо для того, чтобы экипаж лодки получил необходимую практику решения рискованных и ответственных задач, а также для проверки надежности и эффективности разведывательной техники. Подводная лодка успешно справилась с заданием, получив требующийся опыт перед следующим, неизмеримо более рискованным мероприятием.

"Пёрч" открывает новый маршрут

Существовало одно серьезное ограничение, которое влияло на следующий поход подводной лодки "Пёрч". Ее выход в море мог состояться только после завершения советско-американских переговоров на высшем уровне по ограничению стратегических вооружений. Ведь малейшая ошибка при выполнении задания могла самым серьезным образом отразиться на советско-американских отношениях. Наконец 18 июня 1979 года договор ОСВ-2 был подписан президентом США Картером и Генеральным секретарем ЦК КПСС Брежневым. Путь в Баренцево море для "Пёрч" был открыт.

Учитывая особую деликатность и рискованность предстоящей миссии, для "Пёрч" был избран весьма необычный маршрут следования в район назначения. Из своего пункта базирования в Маре-Айленд она должна была проследовать к северу от Сан-Франциско, затем мимо Аляски через мелководный Берингов пролив и через Северный полюс, в Баренцево море. Как предполагали американские специалисты, именно такой путь следования должен был обеспечить наибольшую скрытность действий подводной лодки.

Подводная лодка "Пёрч" (Perch)

 Подводная лодка "Пёрч" (Perch)

Для "Пёрч" были приняты беспрецедентные меры соблюдения режима скрытности, еще более жесткие, чем для "Хэлибат" и "Сивулф". Подавляющая часть экипажа "Пёрч" считала, что главной задачей лодки являлось освоение нового маршрута следования подводных лодок в Баренцево море для проведения там противолодочных операций. На лодке было оборудовано особое помещение в торпедном отсеке для специальной группы увеличенного состава, предназначенной для ведения радиоэлектронной разведки и обеспечения использования подслушивающего устройства. Поэтому запас торпед на лодке был предельно сокращен: было оставлено только четыре торпеды на самооборону в случае непредвиденных обстоятельств. С учетом этих же обстоятельств на борту лодки, впрочем так же, как ранее на "Хэлибат" и "Сивулф", размещалось 70 килограммов взрывчатки для самоподрыва. Подводная лодка, как и некоторые другие типа "Стерджен", использующиеся в разведывательных целях, была оснащена для плавания в ледовых условиях.

Только в конце августа 1979 года подводная лодка "Пёрч" вышла из пункта базирования и направилась в Баренцево море. Особую сложность при выполнении данного задания представляли не только необычный маршрут перехода (особенно через Берингов пролив), но и поиск советского подводного кабеля в обширных районах у побережья, в условиях интенсивного судоходства и противолодочной деятельности противника. Первоначально предполагалось, что кабельная линия связи должна проходить из Кольского залива вдоль побережья полуострова в Белое море, где находился крупнейший центр строительства и ремонта советских подводных лодок на Севере. Учитывая это, командир лодки решил сосредоточить основные усилия по поиску кабеля на выходе из Белого моря, где вероятность его пролегания была наибольшей.

Наконец, с помощью уже отработанных ранее технологий подводный кабель был обнаружен, и на дно рядом с ним было установлено подслушивающее устройство. В течение двух недель подводная лодка находилась в районе кабеля, так как специалистам радиоэлектронной разведки на борту необходимо было убедиться в исправном функционировании "кокона", тщательно проанализировать информацию, проходящую по кабелю, выбрать наиболее информативные каналы. И только после этого "Пёрч" могла выйти из района назначения и доложить руководству о выполнении задания. В силу чрезвычайной секретности задания сигнал о его выполнении передавался не на обычных для американских подводных лодок частотах радиосвязи, а на тех, которые использовались советскими, чтобы снизить вероятность его радиоперехвата советской разведкой. После этого был передан также сигнал о завершении операции и на вторую американскую лодку, которая обеспечивала действия "Пёрч" и главным образом предназначалась для отвлечения советских противолодочных сил.

Результаты выполнения задания подводной лодкой "Пёрч" были признаны весьма успешными. Учитывая их особую значимость, экипажу подводной лодки была объявлена благодарность специальным указом президента США. В нем, в частности, отмечались "исключительный героизм и выдающиеся успехи личного состава подводной лодки при выполнении особого задания, имеющего чрезвычайное значение для национальной безопасности США.." Каждому члену экипажа в торжественной обстановке был вручен именной сертификат с указанным текстом, заверенный печатью президента США и подписанный лично Картером.

"Коконы" обнаружены

В начале 1980 года "Пёрч" по плану должна была совершить поход в Баренцево море для съема разведывательной информации с подслушивающего устройства, а "Сивулф" - в Охотское море. Однако случилось непредвиденное: при отработке задач предпоходовой подготовки в море на "Сивулф" произошел пожар. Подводная лодка была поставлена в док для ремонта, а "Пёрч" после возвращения из похода летом направляется в Охотское море. При этом она заходит также в Баренцево море для установки еще одного "кокона".

С приходом к власти в США нового президента Рейгана ему докладывались для утверждения результаты и планы важнейших разведывательных операций за рубежом. К числу таких наиболее приоритетных и секретных операций относились и разведывательные действия американских подводных лодок у побережья СССР. В марте 1981 года по данному вопросу президентом Рейганом был заслушан новый начальник разведывательного управления ВМС контр-адмирал Баттс. И на этот раз на совещании в "ситуационной" комнате Белого дома, учитывая его особую важность, присутствовали самые влиятельные политические и военные деятели государства: вице-президент Буш, помощник президента по национальной безопасности Аллен, министр обороны Уайнбергер, председатель Комитета начальников штабов Бейкер, министр ВМС Лемон, заместитель начальника штаба ВМС Уоткинс. Рейган весьма заинтересованно отнесся к сообщениям руководящего состава ВМС США о растущей мощи ВМФ Советского Союза, значении разведывательных операций подводных лодок в российских прибрежных водах. Он безоговорочно поддержал их и дал полный карт-бланш очередному этапу их проведения.

Командование ВМС, поддержанное в своих устремлениях высшим военно-политическим руководством государства, предусматривало уже в 1981 году одновременно направить две подводные лодки специального назначения по плану операции "Вьюнок" в Баренцево и Охотское моря. Но если "Пёрч" и на этот раз успешно выполнила поставленное задание, то "Сивулф", как бы оправдывая свое извечное невезение, столкнулась с серьезными проблемами при его выполнении. Так, находясь в районе назначения, командир подводной лодки не очень удачно сманеврировал при посадке на грунт, и лодка своими "скегами" навалилась на подводный кабель, что предположительно могло привести к его повреждению. А это, в свою очередь, могло вынудить советскую сторону проверить исправность кабеля и привести к обнаружению подслушивающего устройства. Кроме того, разыгравшийся шторм, как и в прошлый раз, чуть не привел к гибели водолазов. При всплытии подводная лодка с огромным трудом оторвалась от грунта и вырвалась из "песчаного плена", так как ее "скеги" были засыпаны значительным слоем песка. Песок проник также в большинство бортовых систем и механизмов корабля, что существенно затруднило их работу, возникли серьезные проблемы с работой реактора. И, наконец, при возвращении в базу подводная лодка, возможно, могла быть обнаружена советским надводным кораблем.

Факт навала подводной лодки "Сивулф" на советский подводный кабель всерьез обеспокоил руководство американской военно-морской разведки. Ведь это могло привести к провалу всей операции "Вьюнок".

И вскоре то, чего так опасались американцы, произошло. На одном из фотоснимков, полученных с помощью космической разведки, американские специалисты обнаружили большое скопление советских судов как раз в том районе Охотского моря, где находились подслушивающие устройства. Одно из судов было оснащено глубоководным оборудованием. Как установила потом американская разведка, со дна были подняты оба устройства. Причем у советской стороны не было никаких сомнений, кому они принадлежат, так как на одном из них была обнаружена табличка "Собственность правительства США".

Но почему это произошло? Действительно ли неудачные действия "Сивулф" привели к провалу операции "Вьюнок" в Охотском море? В разведуправлении ВМС США тщательно проанализировали всю имеющуюся информацию по этому вопросу. В итоге был составлен сверхсекретный доклад, доступ к которому был чрезвычайно ограничен. В нем исключалась возможность простого совпадения или случайной удачи со стороны русских: они знали что делают и шли точно к месту нахождения записывающего устройства. Исключалась также версия о причастности к его обнаружению подводной лодки "Сивулф". Она навалилась на кабель в то время, когда советское судно с глубоководной аппаратурой уже давно следовало в Охотское море. Следовательно, делался вывод, что наиболее вероятной причиной провала операции является утечка информации, то есть в определенных военно-политических кругах США, допущенных к данной тематике, имеется советский агент. Но кто же он, американцы так и не смогли установить на протяжении четырех лет, вплоть до 1985 года. Однако об этом разговор будет несколько ниже.

Вместе с тем существует и иная версия провала операции "Вьюнок" в Охотском море. По мнению командования Тихоокеанского флота, первопричиной обнаружения американского "кокона" послужил случайный обрыв кабеля тралом при рыбной ловле советскими судами в том районе. К предполагаемому месту повреждения кабеля было направлено специальное кабельное судно, которое при поиске обрыва на кабеле обнаружило на дне большой контейнер неустановленного назначения. Контейнер был поднят на борт судна, а затем доставлен в базу и переправлен далее в Москву для установления его предназначения и принадлежности. Эксперты КГБ и специалисты ВМФ дали однозначное заключение: найденный контейнер является высокотехнологичным автоматизированным подслушивающим устройством, изготовленным в США40 .

В какой из предложенных версий кроется истина, сказать в данной книге не представляется возможным. Специальные службы и США, и СССР всегда чрезвычайно бережно хранили свои секреты, особенно если это было связано с деятельностью агентурной разведки.

Но как бы то ни было, советскому руководству стало известно о прослушивании переговоров на считавшейся недоступной подводной кабельной линии связи. Исходя из этого, американское командование в тот период стояло перед дилеммой: если операция "Вьюнок" в Охотском море провалена, значит ли это, что и в Баренцевом море обнаружена установка подслушивающего устройства на советском кабеле. Можно ли посылать подводную лодку "Пёрч" для съема развединформации к побережью Кольского полуострова?

От "золотой жилы" не отказываются

Несмотря на огромный риск, командование ВМС США никак не могло отказаться от такого сверхценного источника информации, как подводная линия связи в Баренцевом море - регионе, где действовала самая мощная группировка стратегических ядерных сил морского базирования Советского Союза. Решение было принято: "Пёрч" будет направлена для съема информации с подслушивающего устройства. Вместе с тем было необходимо принять чрезвычайные меры предосторожности, чтобы полностью исключить ее обнаружение.

За указанным районом было организовано постоянное наблюдение всеми компонентами системы разведки ВС США. Однако ничего необычного в деятельности сил Северного флота в этот период отмечено не было. Но может быть, учитывая интенсивное судоходство в данном районе в отличие от Охотского моря, противная сторона под его прикрытием уже успела организовать какие-то контрмеры? Возникла идея с учетом этого направить "Пёрч" в район назначения совершенно немыслимым маршрутом. Таким, который никак не может предположить противостоящая сторона. И такой необычный путь следования был избран. Он предусматривал, что подводная лодка проследует вдоль Тихоокеанского побережья США, пересечет экватор, пройдет вдоль Южной Америки, обогнет мыс Горн и Фолклендские острова с юга, пересечет всю Атлантику и зайдет в Баренцево море с юго-западного направления. Выход из пункта базирования был запланирован на апрель 1982 года, предполагалось, что продолжительность похода составит около пяти месяцев, а пройденный путь - около 15 000 миль.

При нахождении в районе назначения подводная лодка в интересах обеспечения скрытности до предела сократила время нахождения над кабелем. Был установлен "кокон" новой модификации, имеющий устройство самоликвидации на случай его подъема на поверхность. В нем также была предусмотрена повышенная емкость записывающей аппаратуры, так как заранее предполагалось, что "Пёрч" сможет вернуться для съема информации в следующий раз только через два года в связи с необходимостью ее постановки на ремонт.

За этот поход, завершившийся успешно, команда подводной лодки была отмечена благодарностью в указе Верховного главнокомандующего вооруженными силами - президента США. В именном сертификате, которым награждался каждый член экипажа, помимо уже упомянутых ранее традиционных фраз отмечались "выдающиеся достижения в продолжительности и эффективности выполнения подводных операций". Кроме того, президент Рейган в честь успешности этой миссии лично подарил командиру подводной лодки коробку сигар.

Так получилось, что в 1983 году ни одна подводная лодка из состава американских ВМС не могла быть направлена в Баренцево море для съема информации с подслушивающего устройства. "Пёрч" в течение года находилась в ремонте. "Сивулф" также стояла в доке, восстанавливаясь после повреждений, полученных в последнем походе. Основываясь на предыдущих результатах, было принято решение более не использовать ее по плану операции "Вьюнок", а ограничиться только привлечением к подъему с морского дна затонувших фрагментов ракетного оружия и техники. С учетом сложившейся обстановки командованием ВМС США было запланировано переоборудование четвертой по счету подводной лодки для проведения специальных операций. Ею стала атомная многоцелевая подводная лодка "Ричард Расселл" типа "Стерджен".

После завершения ремонта в 1984 году подводная лодка "Пёрч" совершила свой пятый поход в Баренцево море. За прошедшее время произошли значительные изменения в военно-политической обстановке в мире, в высшем военно-политическом руководстве СССР и его военной доктрине. Поэтому та информация, которую доставила "Пёрч" после возвращения, заслужила в Агентстве национальной безопасности и разведуправлении ВМС, весьма лестную оценку. В частности, в ней содержались сведения о системе управления советскими ракетными подводными крейсерами стратегического назначения, степенях их боеготовности, взглядах на их применение в различных условиях обстановки. Американские руководители получили весьма ценные для них данные о том, что подводные ракетоносцы не планируется применять как средство нанесения первого ракетно-ядерного удара, а предполагается использовать в качестве стратегического резерва. Были также получены сведения об организации так называемых "защищенных районов" боевых действий ("бастионов") ракетных подводных крейсеров и другая весьма интересная информация.

Предатели в "стройных" рядах

В начале 1985 года в разведуправление ВМС США поступило сообщение от ФБР, которое могло серьезнейшим образом повлиять на возможность дальнейшего проведения разведывательных операций американских подводных лодок в прибрежных водах СССР, в том числе и по прослушиванию кабельных линий связи.

ФБР установило, что бывший дежурный офицер по связи штаба командования подводными силами на Атлантике Уокер является советским агентом. Начиная с 1968 года он передавал в КГБ СССР сведения о шифровальной технике и системах кодирования информации, фотокопии секретных документов и шифрматериалы штаба подводных сил в Норфолке. В частности, как определили эксперты военно-морской разведки, именно благодаря этим сведениям советское командование во многих случаях точно знало, где патрулируют американские подводные лодки. Также благодаря Уокеру на советских лодках использовались новейшие американские технические достижения по снижению их шумности. Руководство ВМС США было весьма удручено той парадоксальной ситуацией, что Советы, истратив в общей сложности всего около миллиона долларов на оплату работы одного своего агента, сумели тем самым свести практически на нет преимущества США в противоборстве под водой, которое они пытались завоевать в течение десятилетий. И это несмотря на миллиардные затраты на научные исследования, опытно-конструкторские разработки, успешные разведывательные операции, в том числе и по прослушиванию линий связи, рискуя сотнями жизней американских моряков.

Сбылись те мрачные предположения, которые высказывались экспертами разведуправления в конце 70-х и начале 80-х годов, о наличии советских агентов в высших органах управления американских вооруженных сил.

Еще более ошеломляющая новость пришла в разведку ВМС в конце того же года: арестован сотрудник Агентства национальной безопасности США Пелтон, который, как установили в ФБР, передал советской стороне большое количество секретных материалов, в том числе и по операции "Вьюнок". Пелтон продал КГБ информацию о прослушивании подводной кабельной линии связи у побережья Камчатки за 35 000 долларов. Американскому военному командованию теперь многое стало понятным из той неясной ситуации, которая складывалась в Охотском море в 1981 году. Однако расследование, произведенное разведывательным управлением ВМС, показало, что Пелтон не имел доступа к данным о деятельности американских подводных лодок по плану операции "Вьюнок" в Баренцевом море, ни, тем более, в других районах Мирового океана41.

Здесь следует особо остановиться на судьбе Пелтона, сыгравшего роковую роль в этой столь успешно продолжавшейся на протяжении ряда лет разведывательной операции.

Рональд Пелтон в период с 1964 по 1979 год являлся штатным сотрудником АНБ. Как специалист, свободно владевший русским языком, он работал в одном из подразделений агентства, занимавшемся дешифровкой записей переговоров советских военных и гражданских должностных лиц, перехваченных с помощью средств электронной разведки. В последние годы своей работы в агентстве Пелтону часто приходилось заниматься прослушиванием пленок принципиально нового характера. Как он предположил, они были получены при подключении к какой-то проводной линии связи русских на Дальнем Востоке, так как переговоры касались исключительно полуострова с похожим на индейское названием Камчатка. Очевидно, по этому же кабелю велись и разговоры с использованием засекречивающей аппаратуры связи, потому что Пелтону случалось переводить открытый технический обмен операторов, перед тем как они включали специальные шифраторы. Камчатские пленки, что было примечательно, поступали с периодичностью раз в 3-4 месяца, и тогда огромный вал информации для перевода буквально захлестывал сотрудников его отдела.

Пока же Пелтон занимался этой работой наряду с другими ответственными заданиями, не придавая ей какого-то особого значения. Он еще не догадывался, что впоследствии знакомство с ней буквально озолотит его. Так продолжалось до 1979 года, когда Пелтон не прошел ежегодную проверку на полиграфе - "детекторе лжи". Ранее он к ним всегда тщательно готовился, а на сей раз она была организована неожиданно. На ней вскрылись его гомосексуальные наклонности, а таких сотрудников не держали в агентстве. Пелтону пришлось уволиться, но он затаил чувство мести на организацию, которая, моментально забыв его заслуги, вышвырнула на улицу без средств к существованию.

Из чувства мести и, очевидно, из материальных соображений Пелтон решил обратиться в советское посольство, где предложил свои услуги в качестве бывшего сотрудника АНБ, имевшего доступ к сверхсекретной информации, а также сохранившего хорошие связи в этой организации. Почти шесть лет до своего ареста в ноябре 1985 года он предоставлял советской разведке подробные сведения о деятельности и элементах системы безопасности АНБ в семидесятые годы. Пелтон выдал информацию о нескольких стратегически важных американских системах сбора данных электронной разведки, в том числе и по операции "Вьюнок". Он передал всю информацию, которая была связана с прослушиванием так запомнившихся ему "камчатских" пленок, а также дополнил ее своим выводом: американская разведка прослушивает какую-то кабельную линию связи на Дальнем Востоке и, возможно, расшифровывает передающиеся по ней сообщения. Установить, что это за линия связи, надо полагать, не представляло для советской разведки большого труда. Но при проведении мероприятий по предотвращению дальнейшей утечки информации советская сторона должна была предусмотреть операцию по прикрытию Пелтона. Американцы не должны были ни в коем случае догадаться, из какого источника получены данные об операции "Вьюнок". Может быть, одним из мероприятий по прикрытию Пелтона и было распространение слухов, а в последующем и опубликование в советской прессе сведений об обрыве кабеля связи в Охотском море рыбаками и о "случайной находке" там американского подслушивающего устройства?

Американская же сторона в этот период была занята другим.

Военно-политическое руководство вооруженных сил США было весьма обеспокоено возможностью дальнейшей утечки сведений по данной операции на суде над Пелтоном и через средства массовой информации. Был предпринят беспрецедентный нажим на самого Пелтона, судей, адвокатов, владельцев издательств и журналов с целью недопущения этого. Так, когда на одном из закрытых судебных заседаний адвокат Пелтона только упомянул кодовое наименование "Айви беллс", судья прекратил допрос, запретив дальнейшее разбирательство дела. Директор ЦРУ Кейси неоднократно угрожал владельцам целого ряда американских газет возбуждением судебного преследования по факту разглашения государственной тайны в случае опубликования информации об этой операции. Владельцу одной из самых популярных американских газет "Вашингтон пост" звонил лично президент США Рейган с настоятельной просьбой не печатать в ней статью о Пелтоне, так как это "могло бы нанести ущерб национальной безопасности страны"42.

На смену приходит "Манта"

С учетом происшедших событий в Агентстве национальной безопасности и ВМС США были приняты чрезвычайные меры по ужесточению режима секретности. Кодовое наименование "Вьюнок" ("Айви беллс") уже никогда не будет использоваться, для обозначения разведывательных операций подводных лодок в целом стал применяться термин "Манта", а операций по прослушиванию подводных кабельных линий связи - "Ацетон". Но и эти условные наименования впоследствии стали неоднократно изменяться.

В обстановке необычайно повышенной секретности и со всесторонними мерами предосторожности подводная лодка "Пёрч" в начале сентября 1986 года арктическим маршрутом была отправлена вновь в Баренцево море. Это был седьмой по счету поход лодки в данный регион. Однако когда подводная лодка находилась уже практически на границе 12-мильных территориальных вод Советского Союза, внезапно пришла шифротелеграмма из Вашингтона, запрещающая ей заходить в эти воды и предписывающая ждать дальнейших указаний. Дело в том, что 19 сентября министр иностранных дел СССР Шеварднадзе передал президенту США Рейгану письмо от Горбачева с предложением о проведении встречи на высшем уровне для обсуждения вопросов ограничения стратегических вооружений. И такая встреча между двумя лидерами была запланирована на 11 октября 1986 года. Естественно, при таких условиях военно-политическое руководство США ни в коей мере не желало каким-либо образом буквально накануне этой встречи осложнить отношения с СССР. При обнаружении подводной лодки "Пёрч" в территориальных водах Советского Союза это произошло бы неминуемо.

Около месяца подводная лодка находилась в районе ожидания поблизости от точки выполнения основной задачи, не заходя в территориальные воды. За такое длительное время риск быть обнаруженной неизмеримо возрастал. Члены экипажа, которые владели всей информацией об истинной миссии подводной лодки, отчетливо представляли себе всю опасность сложившейся ситуации. Если лодка будет обнаружена при заходе в советские территориальные воды, она неминуемо будет либо уничтожена противником, либо - при угрозе ее захвата взорвана самим американским экипажем. Но во всех случаях американское руководство будет полностью отрицать свою причастность к происшедшему.

Как солдат в окопе перед решающим мгновением атаки, атомная подводная лодка "Пёрч" замерла у границы территориальных вод СССР в Баренцевом море, ожидая короткой команды "Вперед!", чтобы забрать "кокон" и произвести необходимые операции на секретном советском кабеле связи. Истекали последние дни перед встречей Горбачев - Рейган в Рейкьявике, и любая ошибка в действиях "Пёрч" могла привести к срыву переговоров между ними.

...Но наконец подводной лодкой был принят сигнал, разрешающий ей вход в территориальные воды. Водолазы с "Пёрч" заменили одно из подслушивающих устройств, а из другого извлекли кассеты с записями. Поставленная задача была выполнена, соответствующие сигналы были переданы на обеспечивающую атомную подводную лодку "Финбэк" и в Вашингтон. После возвращения в базу экипаж "Пёрч" был отмечен в очередном указе президента США. Учитывая те неординарные обстоятельства, в которых совершался этот поход и блестяще была выполнена поставленная задача, президент Рейган пожелал встретиться лично с командиром подводной лодки Баченэном и выразить ему признательность за значительный вклад в укрепление национальной безопасности США.

В 1987 году подводная лодка "Сивулф" была выведена из боевого состава ВМС, а "Пёрч" встала на переоборудование в док, в ходе которого предполагалось дополнительно врезать в ее корпус 30-метровую секцию с усовершенствованной аппаратурой для обслуживания подслушивающих устройств и подъема затонувшей техники. В течение нескольких лет, пока длилось переоборудование "Пёрч", ее должна была заменить атомная подводная лодка "Ричард Расселл". Она неоднократно, начиная с 1987 года, совершала походы в Баренцево море и при президенте США Рейгане, и при президенте Буше. Выполняла она также секретную миссию и в северной части Норвежского моря, когда президент Буш предложил Горбачеву помощь в осуществлении подъема затонувшей советской атомной подводной лодки "Комсомолец". Продолжала она свою разведывательную деятельность и при президенте Клинтоне вплоть до 1993 года, пока не была выведена из боевого состава.

Начиная с этого момента ее заменила прошедшая переоборудование атомная подводная лодка "Пёрч", которая в 1995, 1996 и 1997 годах вновь отмечалась наградами президента США за успешное решение специальных задач. При этом для их выполнения применялись самые современные подводные технологии, в том числе дистанционно управляемые роботизированные дальноходные аппараты, что свело практически к минимуму риск человеческими жизнями. После 2002 года ее должна заменить атомная подводная лодка "Джимми Картер", третья по счету подводная лодка типа "Сивулф". В отличие от предыдущих подводных лодок серии на лодке "Джимми Картер" предполагается установить дополнительную секцию двухкорпусной конструкции (так называемая "осиная талия") длиной 14 метров. В прочном корпусе будут располагаться помещения для специалистов радиоэлектронной разведки ВМС и АНБ либо для личного состава сил специальных операций. Межкорпусное пространство будет служить для размещения различной разведывательной аппаратуры, в том числе предназначенной для прослушивания подводных кабельных линий связи, перспективных средств доставки боевых пловцов, оборудования для подъема затонувших объектов и т.д.

В начале 90-х годов с кардинальным изменением геополитической обстановки в мире и принятием новых военно-доктринальных установок США стали распространять разведывательную деятельность своих подводных лодок и на другие регионы Мирового океана, где, как они считают, могут быть затронуты их "жизненно важные" интересы. Зонами их пристального внимания стали прибрежные воды Ирана, Китая, Северной Кореи, стран арабского мира (особенно Ирака и Ливии). Вполне очевидно, что при проведении подобных разведопераций не обходилось и без прослушивания подводных кабельных линий связи указанных, а может быть, и других государств. Так, достоверно установлено, что в 1985 году атомная подводная лодка "Сивулф" совместно со сверхмалой подводной лодкой специальной постройки NR-1 проводили в Средиземном море разведывательную операцию по прослушиванию ливийских подводных кабелей связи.

Не оставляет никаких сомнений в своем постоянстве патологическое стремление военно-политического руководство США держать под пристальным контролем любые неугодные, а в отдельных случаях - и угодные правительства других государств мира. Подтверждением этому служат грандиозные проекты командования ВС США связать с помощью волоконно-оптических кабелей большой протяженности подслушивающие устройства с береговыми терминалами в Японии и Гренландии, чтобы получать разведывательную информацию не путем ее периодического съема подводными лодками, а практически в реальном масштабе времени. При успешном функционировании одного из этих проектов предполагалось распространить подобную практику и на другие интересовавшие американскую сторону регионы Мирового океана. Однако в силу значительных затрат на их реализацию (более миллиарда долларов) конгресс США не утвердил данные проекты. Но за истекшие десятилетия научная мысль и производство далеко шагнули вперед. В настоящее время и в определенной перспективе практически у любого прибрежного государства мира нет никакой гарантии, что не менее грандиозные, но технически более совершенные и менее дорогостоящие американские разведывательные проекты уже реализованы или могут быть осуществлены в их территориальных водах.

Е А Байков, Г Л Зыков

Из книги «Тайны подводного шпионажа»

Читайте также: