ГлавнаяМорской архивИсследованияБиблиотека












Логин: Пароль: Регистрация |


Голосование:
Вам нравится наш сайт?


Отличный сайт!
Хороший сайт
Встречал и получше
Совсем не понравился





» » Преступления, совершаемые сотрудниками ОВД Украины: современное состояние проблемы
Преступления, совершаемые сотрудниками ОВД Украины: современное состояние проблемы
  • Автор: Vedensky |
  • Дата: 01-07-2014 17:36 |
  • Просмотров: 7663

Общий анализ ситуации

Изучение преступности сотрудников ОВД требует, прежде все­го, анализа ее внешних признаков, выражающихся рядом та­ких количественно-качественных показателей, как уровень пре­ступности, коэффициенты преступности, структура и динамика преступности, география различных видов преступности. Как до­полнительные качественные показатели, изучаются также «цена» и латентность преступных проявлений. Кроме того, учитывая не­однородность преступлений, совершаемых сотрудниками ОВД, следует учитывать степень тяжести, направленность, характер преступного деяния, место, время совершения, состав преступ­ления, что позволяет классифицировать преступные проявле­ния по видам и группам. При этом должны быть также приняты во внимание групповой характер преступления, наличие (отсут­ствие) преступного опыта у правонарушителя, состояние у него алкогольного, психотропного, наркотического опьянения.

Современная статистика МВД Украины позволяет проанали­зировать преступность, выделив в ее структуре лишь две боль­шие группы — должностные преступления, среди которых мы встречаем злоупотребление властью, превышение власти, слу­жебный подлог, служебная халатность, взяточничество и так на­зываемые «иные преступления», к которым относят все преступ­ления, которые не вошли в первую группу, а именно, убийство, телесные повреждения, пытки, побои, изнасилование, кража, грабеж, разбой, хулиганство, ДТП и другие.

Для создания объективной характеристики преступлений среди сотрудников ОВД мы проанализировали три основных массива эмпирического материала — данные ведомственной статистики МВД Украины, материалы изучения обвинительных приговоров, вынесенных в отношении бывших сотрудников ОВД Украины, а также результаты опроса осужденных из числа быв­ших сотрудников ОВД.

Полученные данные позволяют утверждать прежде всего тот факт, что преступность среди сотрудников ОВД не является какой-либо спе­цифической совокупностью отдельных преступлений и не представ­ляет собой своеобразный феномен, развивающийся по своим специ­фическим закономерностям. Современные преступления сотрудни­ков ОВД, напротив, соотносятся с общим числом всех преступлений в Украине по принципу системной взаимосвязи части и целого. Срав­нительный анализ динамики преступности в ОВД и в Украине, прове­денный в ранних исследованиях, демонстрирует поразительную син­хронность этих двух процессов (см. рис. 1.5)[1]:

Сравнительная динамика уровня преступности в Украине и отдельно в ОВД, 1992-2004 гг.

Рис. 1.5. Сравнительная динамика уровня преступности в Украине и отдельно в ОВД, 1992-2004 гг.

Обращаясь к первым годам образования Украины как независимо­го государства, нужно сказать, что на протяжении 1991-1994 гг. органы внутренних дел в полной мере ощутили весь размах негативных про­цессов, вызванных распадом СССР. Вспышка насильственных преступ­лений и заметная активность всех формирований организованной преступности достаточно быстро отразились и на служебной дисцип­лине правоохранителей. Уже в 1995 г. уровень преступности среди со­трудников ОВД достиг максимальной отметки — уголовные дела были возбуждены в отношении 1114 чел., к уголовной ответственности было привлечено 550 чел. При многочисленных фактах превышения долж­ностных полномочий и взяточничества, большую часть (58,2%) в струк­туре преступности среди личного состава составляли преступления общеуголовного характера. Статистикой МВД было зафиксировано 243 факта неправомерного применения табельного оружия. 1995 год отмечен и появлением в ведомственной статистике нового негативно­го явления — фактов самоубийств сотрудников. Печальный «рекорд» утрат персонала органов внутренних дел приходился на 1996-1998 гг., когда число суицидов достигало 58 случаев ежегодно.

Среди личного состава ОВД скрытые формы нарушения дисципли­ны и негативные явления получили настолько широкое распростране­ние, что на это указали сами эксперты МВД, выделив в 1997 г. службы, в которых данные негативные явления встречались наиболее часто (см. табл. 1.5).1

Табл. 1.5. Степень распространенности видов нарушений в службах ОВД

Вид нарушения

Частота, с которой данный вид нарушений встречается в службе

1

Халатное отношение к службе

ппС (31,0%), участковые (24,8%), ГАИ (21,7%)

2

невыполнение приказов руководства

ппС (19,3%), участковые (17,2%)

3

Уклонение от выполнения прямых служебных обязанностей

участковые (29,9%), уголовный розыск (29,9%), ппС (23,16%)

4

Уклонение от помощи гражданам

ппС (20,6%), участковые (18,7%)

6

Употребление спиртного в рабочее время

участковые (24,5%), ппС (21,04%)


1 Соiально-психологiчний аналiз дисциплiни в адмiнiстративнiй службi мiлiцii: Науково-практичний поciбник / За заг. ред. проф. О. М. Бандурки. Х., 1998.


 

7

Скрытая предпринимательская деятельность

УГСБЭп (30,8%), Гаи, служба охраны (17,6%)

8

Алкоголизм, наркомания

уголовный розыск (18,9%), участковые (18,1%)

9

конфликты в коллективе, аморальное поведе­ние в быту и на службе

уголовный розыск (22,4%), ппС (19,3%)

10

Взяточничество, коррупция, вымогательство

ГАИ (43,35%), УГСБЭп (41,11%); ппС (25,8%)

11

корыстные связи с теневой экономикой

УГСБЭп (37,2%), ГАИ (19,8 %), уголовный розыск (16,2 %)

12

неоправданное насилие, нарушение прав граждан

ппС(38,7%), уголовный розыск (34,8%),ГАИ (20,1%)

13

Внеслужебные связи с криминалитетом

УГСБЭп (32,3%), уголовный розыск (23,9%)

 

Как результат длительных криминогенных явлений, преступность сотрудников ОВД в качественном отношении претерпела изменения в сторону усложнения способов совершения незаконных действий, появления новых форм криминальной активности. Так, после 1998 г. становятся известны факты принятия сотрудниками милиции под не­легальную охрану отдельных торговых точек, организаций, частных предприятий. Такая форма охраны, названная на уголовном сленге «крышей», быстро получила широкое распространение и сегодня предполагает защиту частных лиц не только от уголовных элементов, но и от официальных проверок по линии налоговой, санитарной и дру­гих государственных служб. В практике служебных проверок появля­ются многочисленные факты сопровождения сотрудниками милиции таких контрабандных грузов, как металлопрокат, цветные металлы, сельскохозяйственная продукция, горюче-смазочные материалы.[2]

Более криминальная форма «охраны» частных предприятий была связана с вымогательством, оказанием давления и насильственным навязыванием должностным лицом ОВД своих посреднических «ус­луг» для прикрытия нелегальной деятельности того или иного пред­принимателя. Данная форма преступлений обладала чрезвычайно высокой латентностью в силу обоюдной заинтересованности сторон представляла известную трудность при доказательстве вины.

В 2001 г., например, водители частных автобусов Луганской об­ласти обратились в УВБ с жалобой на подполковника милиции П., на­чальника отделения ГАИ, который требовал выплаты 40 грн. в месяц с каждого водителя за «работу на его территории». После отказа с их стороны, по свидетельствам водителей, начал снимать за незначи­тельные нарушения номера с транспортных средств без составления протокола, при этом сумму штрафа в каждом случае устанавливал произвольно по собственному усмотрению. Данный сотрудник был уволен из ОВД по негативным основаниям, однако возбужденное уголов­ное дело вскоре было закрыто по причине недоказанности.'

При схожих обстоятельствах в том же 2001 году было возбуждено уголовное дело в отношении полковника милиции Ш., сотрудника ГУБОП МВД Украины. По заявлению генерального директора одного из ком­мерческих предприятий, за организацию т. н. «крыши» он был вынужден зарегистрировать в качестве основателя предприятия жену указанного сотрудника, а также периодически выплачивать последнему суммы об­щей сложностью в 16 тыс. долларов. Указанный сотрудник, кроме того, за счет коммерческого предприятия произвел ремонт своего дома и 2 дач, бесплатно пользовался услугами автозаправки. Однако уголовное дело было прекращено в силу отсутствия состава преступления.[3]

К середине 2002 г. приобрела угрожающий характер тенденция к распространению частоты случаев предательства интересов служ­бы, о чем не раз руководство МВД Украины информировало личный состав. Ряд сотрудников вступали в сговор с преступниками, предо­ставляли им информацию о проведении оперативно-розыскных ме­роприятий, получали взятки за непривлечение граждан к уголовной и административной ответственности.[4]

В г. Киеве, например, в 2003 г. были уволены трое сотрудников УБОП за регулярную передачу из корыстных побуждений материалов опера­тивных разработок по организованным преступным группам самим представителям криминалитета.[5] Несколько ранее во Львовской об­ласти имел место случай, когда лейтенант милиции Б. добровольно предоставил своему знакомому, члену преступной группировки, слу­жебную форму и удостоверение для «улаживания» дела относительно украденного последним автомобиля.[6]

Примерно с 2002 г. появляются многочисленные факты о распро­страненности в подразделениях ОВД внутренней коррупции.

Так, в Департаменте внутренней безопасности рассматривалась информация о руководителе одного из подразделений ГАИ Ровенской об­ласти. Последний через командира роты ДПС ГАИ занимался поборами с подчиненных, требуя ежедневно с каждого работающего в первую сме­ну инспектора 35 грн., работающего во вторую и третью смены — по 30 грн. и 25 грн. соответственно. Каждый командир роты ДПС ГАИ дол­жен был отдавать указанному руководителю 1 тыс. грн. еженедельно.[7]

В 2005 г. о существовании внутренней коррупции среди милици­онеров открыто сказал и министр внутренних дел Ю. Луценко, сооб­щив, что ему известен тот факт, что «.генеральские погоны стоили от 20 до 50 тысяч. Должность начальника РОВД в Киевской области стои­ла 50 тысяч в год».[8]

Собственное исследование 2003-2005 гг., проведенное нами в ряде областей Украины, показало знание не менее 10% опрошенных сотруд­ников приблизительных размеров взяток, необходимых для соверше­ния сотрудниками ОВД незаконных действий в отношении граждан (см. табл. 1.6).

И хотя размеры приведенных расценок сильно зависят от реги­она, должности сотрудника и серьезности правонарушения, знание подобных расценок показывает общую степень распространенности коррупции среди личного состава ОВД. В настоящее время традиции внутренней коррупции только усилились. В 2012 г., по результатам социологического опроса, наличие коррупции в деятельности своих подразделений признавало 70,4% сотрудников ГАИ.[9]

Табл. 1.6. Примерные размеры взяток, указанные сотрудниками ОВД

 

Вид правонарушения

Сумма взятки

1

незаконное административное задержание

50-500 грн.

2

незаконное привлечение к административной ответственности

100-1000 грн.

3

незаконный арест

$100-500

4

незаконное привлечение к уголовной ответственности

$200-5000

5

незаконное задержание по подозрению в совершении преступления

$200-500

6

незаконное проведение обыска

$100-500

7

незаконный отказ в возбуждении уголовного дела

$100-1000

8

Фальсификация материалов дознания, следствия

$100-500

9

незаконные методы проведения следствия

500-1000 грн.

10

нарушение сроков пребывания под стражей

$100-600

11

нарушение сроков дознания, следствия

$500-1000 грн.

12

Сокрытие преступления от учета

500-1000 грн.

13

незаконное применение спецсредств

$100-600

14

незаконные действия в отношении задержанных

$100-300

15

недозволенные связи с арестованными, задержанными

500-1000 грн.

16

незаконное использование средств и методов орд

$100-300

 

Под влиянием общего развития криминальной индустрии с 2003 г. появляются факты участия сотрудников ОВД в незаконном обороте наркотиков и торговле оружием.[10]

Расследование обстоятельств дела, связанного с участием на­чальника ОБНОН г. Мелитополя в функционировании сети точек, торгующих наркотиками, вскрыло не только высокий уровень латен­тности подобных преступлений. Были также обнаружены масштабы нелегального оборота денежных средств, получаемых сотрудника­ми от наркоторговли. Только по приблизительным подсчетам, одна такая «точка», подконтрольная сотрудникам ОБНОН, в Мелитополе могла приносить 15-20 тыс. грн. в месяц, а минимальный ежемесяч­ный доход от участия в наркоторговле у начальника ОБНОН достигал 6-8 тыс. долларов.[11]

Давая общую оценку состояния законности в современных ОВД Украины, следует зафиксировать тот факт, что всего в период с 1992 по 2013 гг. в Украине было возбуждено 10 126 уголовных дел по фак­ту неправомерных действий сотрудников ОВД, по результатам рас­следования которых судами вынесено обвинительные приговоры относительно 6364 лиц. К другим видам ответственности за совер­шение правонарушений неуголовного характера в этот же период было привлечено 36 987 сотрудников различных служб и подразде­лений ОВД.

В 2007 году произошел новый всплеск преступности среди лично­го состава ОВД (см. рис. 1.6. на стр. 46).

Однако обострение ситуации в 2007-2010 годах имеет несколько иной характер, нежели кризис 1995-1997 гг. Как показало наше ис­следование, прирост в 75,7% совершенных сотрудниками ОВД пре­ступлений объясняется не столько реальным ростом криминальной активности сотрудников милиции, как это было в 1995-1997 гг., сколь­ко повышенным уровнем внимания руководства МВД к состоянию соблюдения законности. В свою очередь, активность руководителей и контролирующих органов была результатом бурных политических процессов и соответствующих изменений в составе руководства МВД. Так, развернутая в 2005 году масштабная кампания «Чистые руки» привела к рекордной цифре в 910 уголовных дел, возбужденных в от­ношении сотрудников ОВД в течение одного только года (см. рис. 1.7).

Динамика количества осужденных сотрудников ОВД по основным категориям преступлений

Рис 1.6. Динамика количества осужденных сотрудников ОВД по основным категориям преступлений

Как и следовало ожидать, активная политика противодействия преступлениям среди личного состава ОВД не дала своего мгновен­ного отражения в официальной статистике. В силу особенностей досудебного следствия и судебной практики, сроки расследования и рассмотрения дел в суде в среднем составляли 1-2 года, что привело к значительному увеличению количества обвинительных приговоров судов в отношении бывших сотрудников ОВД только в 2007 г., сделав этот год показательным в статистическом плане. При этом средний удельный вес должностных преступлений возрос после 2004 года с 53,3% до 74,9%.

Сегодня общая структура преступности в ОВД имеет следующий вид (см. рис. 1.8.).

Рассматривая структуру данного вида преступлений, мы можем фиксировать следующее распределение должностных преступлений по степени их распространенности: превышение власти или служеб­ных полномочий (33,3%), взяточничество (32,3%), злоупотребление властью или служебными полномочиями (17,2%), служебный подлог (11,8%), служебная халатность (5,4%) (см. рис. 1.9 на стр. 48).

Число возбужденных уголовных дел

 Рис. 1.7. Число возбужденных уголовных дел

Удельный вес отдельных видов преступлений, совершенных сотрудниками ОВД

  Рис. 1.8. Удельный вес отдельных видов преступлений, совершенных сотрудниками ОВД

Преступления в сфере служебной деятельности

Удельный вес отдельных видов должностных преступлений, совершенных сотрудниками ОВД

 Рис 1.9. Удельный вес отдельных видов должностных преступлений, совершенных сотрудниками ОВД

Как это ни парадоксально, но в данной категории преступлений тяжелее всего проанализировать именно те составы преступлений, которые по своему удельному весу занимают лидирующие места — превышение власти и злоупотребление властью. Основной причиной этого является традиционная практика украинских судов, квалифици­рующая подавляющее большинство преступлений сотрудников ОВД исключительно как «злоупотребление властью» (ст. 364 УК Украины) и «превышение власти» (ст. 365 УК Украины).

Отчасти такому положению дел способствует схожий и чрезвы­чайно похожий набор корыстных мотивов, по которым совершаются эти преступления. Так, например, корыстные мотивы проявляются в стремлении виновного получить для себя выгоду в той или иной форме, в том или ином виде или получить выгоду в интересах третьих лиц. Кроме того, корыстный мотив может выражаться в стремлении извлечь выгоду неимущественного характера, обусловленном такими побуждениями, как карьеризм, протекционизм, семейственность, же­лание приукрасить действительное положение дел, получить взаим­ную услугу, заручиться поддержкой в решении какого-либо вопроса, скрыть свою некомпетентность и т. п. Данные мотивы могут прояв­ляться и в связи с желанием отомстить кому-нибудь, получить преиму­щество в недобросовестной конкурентной борьбе и др. Например, желание стремительного карьерного роста побуждает должностное лицо совершать действия, которые могут удовлетворить его желание продвинуться по службе, что объективно не соответствует опыту, зна­ниям, моральным качествам этого лица.

Кроме того, украинский законодатель таким образом сформули­ровал понятие «пытки», что содержание насильственных действий при превышении власти или служебных полномочий полностью совпада­ют с действиями, предусмотренными ч. 1 ст. 127 УК Украины (Пытки). То есть по признакам объективной стороны различий между этими преступными деяниями нет.[12]

Затрудняет полную и объективную квалификацию то обстоятель­ство, что по своей форме преступные проявления правоохранителей «содержат» в себе одновременно несколько составов преступлений. Данные факторы, в сочетании с недостаточным профессиональным уровнем судей, приводят к крайне широкому набору преступных действий, объединенных в ведомственной статистике МВД под катего­риями «злоупотребление властью» и «превышение власти».

Так, 9 ноября 2011 г. прокуратурой Ивано-Франковской области бы­ло возбуждено уголовное дело в отношении заместителя начальника УБОП области и бывшего оперуполномоченного указанного управления за торговлю вещественными доказательствами. Указанные лица, зло­употребляя служебным положением, путем служебной подделки завла­дели и реализовали вещественные доказательства по уголовному делу на общую сумму около 1 млн. гривен. Их обвинили в присвоении и реа­лизации кожаных полуфабрикатов, принадлежащих директору част­ного предприятия, которое занимается заготовкой шкур крупного рогатого скота и экспортом полуфабрикатов в Италию. Год назад со­трудники милиции на автодороге возле г. Калуш остановили грузовой автомобиль, который перевозил заготовленные шкуры, обнаружили фальшивое ветеринарное свидетельство на этот товар и возбуди­ли дело, которое передали на расследование в местный УБОП. В марте 2011 года следователь УБОП приказал изъять вещественные доказа­тельства — партию шкур на миллион гривен, которые в дальнейшем были реализованы, а деньги присвоены.'[13]

Взяточничество

Динамика основных видов должностных преступлений, совершенных сотрудниками ОВД, демонстрирует превалирование выявленных фактов получения взяток, количество которых к базовому году (2000 г.) увеличи­лась на 142,8% в 2006 году, на 254,8% в 2007 году и на 232,9% в 2012 году.

Для украинских реалий взяточничество является наиболее рас­пространенным явлением как среди социальных институтов обще­ства, так и в деятельности подразделений милиции. Результаты много­численных исследований, фокус-групп, мониторингов СМИ однознач­но свидетельствуют, что повседневная деятельность подавляющего большинства современных милиционеров невозможна без вымога­тельства и получения взятки. Следует заметить, что удельный вес коли­чества официально выявленных фактов милицейского взяточничества по отношению к их общему количеству является ничтожно малым в си­лу высокого уровня латентности этого вида преступлений и процес­суальных сложностей в их документировании. Поэтому уровень взя­точничества в деятельности милиции значительно выше официально признанного и определить его практически невозможно.[14] Одновре­менно вполне возможным является примерное описание способов вымогательства взяток для различных категорий сотрудников ОВД.

Так, руководители органов и подразделений, вместо недопущения взяточничества со стороны подчиненных, сами с целью личного обо­гащения требуют и получают взятки. Поскольку круг их полномочий гораздо шире, чем у подчиненных, взятки они получают практически по всем направлениям деятельности руководимых ими органов или подразделений. Размеры получаемых ими взяток также значительно больше, чем получаемых подчиненными.

Начальник отдела милиции промышленного рынка в г. Одесса был задержан в момент получения взятки в сумме 12 тысяч долларов США. Как выяснилось, он и двое его подчиненных ежемесячно взимали с пред­принимателей от 100 до 500 долларов США за беспрепятственное ведение бизнеса. Таким образом, общая сумма взяток, которая взима­лась милиционерами за месяц, составляла около 1 млн. долларов. В ходе обыска служебного кабинета и частного жилья главного подозреваемо­го было найдено 190 тыс. долларов США.[15]

Подполковник милиции, сотрудник ГУМВД Украины во Львовской области требовал и получил взятку в сумме 35 тысяч долларов США через посредника от гражданина Н. за непривлечение его к уголовной ответственности.[16]

Заместитель начальника управления ГУМВД Украины в Днепро­петровской области требовал 2000 долларов США от предприни­мателя за беспрепятственное открытие одного из объектов пред- приятия.[17]

Следователи требуют и получают взятки преимущественно за не­привлечение граждан к уголовной ответственности, за содействие в ре­шении вопросов в судах о смягчении наказания подсудимым, за изме­нение меры пресечения и избрания меры, не связанной с взятием под стражу; за решение вопроса о переквалификации преступления на ме­нее тяжкое, за направление в суды уголовных дел по представлениям об их закрытии с передачей лиц на поруки, за возврат имущества, изъя­того по уголовным делам.

В Черкассах сотрудники СБУ задержали капитана милиции, которая требовала от жительниц областного центра 80 тыс. грн. за непри­влечение их сыновей к уголовной ответственности. Взяточница была задержан «на горячем», во время получения от посредника всей суммы. По материалам СБУ прокуратурой Черкасской области в отношении капитана милиции возбуждено уголовное дело по ст. 368, ч. 3 (получе­ние взятки в особо крупном размере) Уголовного кодекса Украины.[18]

Следователь ГУМВД Украины в Днепропетровской области тре­бовал и получил 400 тыс. грн. за содействие в решении вопроса в суде о смягчении наказания подсудимому'

Следователь ГУМВД Украины в Донецкой области требовал 8000 дол­ларов США у матери местной жительницы, задержанной за хранение наркотиков. За денежное вознаграждение правоохранитель обещал со­действие в назначении наказания, не связанного с лишением свободы.[19]

Старший дознаватель Черниговского РО УМВД Украины в Черни­говской области требовал и получил взятку в сумме 2 тыс. грн. от гражданки Ч. за решение вопроса о непереквалификации преступления на более тяжкое и неизбрания меры пресечения, связанной с заключени­ем под стражу.[20]

Сотрудники подразделений БНОН требуют и получают взятки пре­имущественно за действия, связанные с незаконным оборотом нарко­тиков, в частности, за сокрытие доследственных материалов и т. п.

Сотрудники отдела по борьбе с незаконным оборотом наркотиков УМВД Украины в Житомирской области требовали у родственников задержанного ими наркозависимого за непривлечение его к уголовной ответственности взятку в сумме 15 тысяч долларов США.[21]

Участковые инспекторы милиции требуют и получают взятки пре­имущественно за отказ в возбуждении уголовных дел и сокрытие ма­териалов административного производства.

Прокуратурой г. Запорожье закончено расследование и направлено в Шевченковский районный суд уголовное дело в отношении участко­вого инспектора одного из райотделов милиции, который получил от гражданина взятку в размере 2 тыс. грн. за принятое решение об отка­зе в возбуждении в отношении него уголовного дела, угрожая при этом инициировать отмену этого решения.[22]

Участковый инспектор и инспектор разрешительной системы УМВД Украины в Черновицкой области требовали у гражданина 1000 ев­ро за непривлечение его к уголовной ответственности. Позже они бы­ли задержаны при получении 7000 грн. взятки.[23]

Сотрудники ГАИ требуют и получают взятки преимущественно за непривлечение к административной ответственности в сфере обеспе­чения дорожного движения, за выдачу со специальных площадок или стоянок временно задержанных транспортных средств, за осущест­вление разрешительных процедур, в частности, при выдаче разреше­ний на перевозку пассажиров и т. д., за осуществление администра­тивных процедур, частности, за снятие с учета и постановку на учет транспортных средств.

Сотрудники Государственной службы по борьбе с экономической преступностью требуют и получают взятки преимущественно за со­крытие материалов доследственных проверок субъектов хозяйство­вания, за неразглашение компрометирующих фактов экономической деятельности, за непривлечение к уголовной ответственности за пре­ступления, совершенные в сфере экономической деятельности, за непринятие мер реагирования по выявленным нарушениям во время проведения проверок предпринимательской деятельности, за непро­ведение проверок деятельности субъектов хозяйствования, за содейс­твие в осуществлении предпринимательской деятельности, за возврат имущества, изъятого в ходе осуществления проверок.

30 сентября 2011 г. задержан начальник отдела ГСБЭП Корабель­ного РО г. Николаева за вымогательство и получение взятки в сумме 100 тыс. грн. за непривлечение местного жителя к уголовной ответ­ственности за совершение экономического преступления.[24]

Начальник отдела УГСБЭП ГУМВД Украины во Львовской области за­держан за получение взятки в сумме 7000 долларов США. Взятку право­охранитель требовал у гражданина за сокрытие компрометирующих фактов экономической деятельности.[25]

Сотрудники уголовного розыска требуют и получают взятки пре­имущественно за сокрытие материалов доследственной проверки и возвращение имущества, изъятого в ходе проведения оперативно­розыскных мероприятий и доследственных проверок.

Сотрудники подразделений по борьбе с организованной преступ­ностью требуют и получают взятки практически во всех сферах де­ятельности вышеперечисленных категорий в той части, которые нахо­дятся в их ведении. Кроме того, взятки получают за непринятие мер в отношении структур криминального бизнеса.

Взяточничество сотрудников патрульной службы связано прежде всего, с сокрытием фактов преступной деятельности и администра­тивных нарушений, выявленных во время несения службы. В подавля­ющем большинстве случаев эти факты фальсифицируются или прово­цируются самими милиционерами.

Пятеро сотрудников полка патрульной службы Харьковского го­родского управления ГУМВД Украины в Харьковской области и опе­ративный дежурный одного из райотделов города, злоупотребляя служебными полномочиями, требовали от жителя другого региона незаконное денежное вознаграждение в сумме 30 тыс.грн. за то, чтобы не привлекать его сына к уголовной ответственности за преступление, связанное с незаконным оборотом наркотиков.[26]

Сотрудники патрульной службы в г. Ровно безосновательно задер­жали двух граждан, требовали взятку за непривлечение к администра­тивной ответственности. За отказ дать взятку доставили граждан в райотдел, избили и составили фиктивные протоколы об админист­ративном правонарушении.[27]

Служебный подлог

Следует также обратить внимание на категорию «служебный под­лог», удельный вес которой на протяжении 2000-2012 годов составил 11,2% от общего количества должностных преступлений, в то время как в предыдущем десятилетии она занимала лишь 2,2%. В большинстве случаев такие нарушения допускаются при составлении протоколов об административных правонарушениях путем их подделки с целью ис­кусственного улучшения результатов работы, а также фальсификации и подделки процессуальных документов, незаконного отказа в возбуж­дении уголовного дела, статистической отчетности и т. д.[28] Так, количество осужденных сотрудников ОВД за совершение служебного подлога году увеличилось по отношению к 2000 году более, чем на 720%, а ежегод­ный прирост выявленных фактов подлога составляет в среднем 127%.

Прокуратурой г. Енакиево Донецкой области в 2010 г. были возбужде­ны уголовные дела в отношении оперуполномоченного сектора уголов­ного розыска Пантелеймоновского сельского отделения Центрально­Городского районного отдела Горловского городского управления ГУМВД Украины в Донецкой области лейтенанта милиции Г., который подде­лал протокол осмотра и изъятия наркотических средств у местного жителя Г., а также бывшего участкового инспектора милиции Енакиев- ского ГО лейтенанта милиции Х, который подделал такие же процессу­альные документы об изъятии наркотических средств у гражданина И.

Всего только в 2011 году в ОВД Украины было выявлено более 38 тысяч нарушений учетно-регистрационной дисциплины, в том чис­ле — более 2900 фактов сокрытия от регистрации заявлений и сообще­ний, в которых содержалась информация криминального характера, из которых более 1600 случаев — прямого их сокрытия. Однако указан­ные цифры объективно не раскрывают уровень негативных тенденций в связи с высокой латентностью этого явления.

В качестве типичной ситуации можно привести факт привлечения к уголовной ответственности пятерых сотрудников ГАИ Ровенской об­ласти за систематическое составление фиктивных протоколов о на­рушении правил дорожного движения в отношении водителей-пенсио- неров. Инспекторы ДПС ГАИ составляли протоколы на определенную категорию лиц Корецкого района Ровенской области по несколько раз. Согласно протоколам, граждане сначала якобы находились за рулем ав­томобиля в состоянии опьянения, а позже переходили проезжую часть дорогу в запрещенном месте. Таким образом было составлено 16 про­токолов, факт подделки которых был подтвержден экспертизой.[29]

О распространенности данного вида правонарушений свидетель­ствуют и отчеты органов прокуратуры. В частности, в докладе проку­рора Днепропетровской области Н. Марчук, говорилось, что сотрудни­ки милиции не регистрируют заявления о совершении преступлений, чтобы улучшить свои статистические показатели. В результате наблю­дается искусственное снижение количества совершенных преступ­лений по области в пределах 14-16%. В отдельных городах и районах области такое снижение количества преступности в статистической отчетности достигает 30-50%. В частности, было установлено, что в январе и феврале 2011 года в Кировском районе г. Днепропетровс­ка милиционерами от учета и регистрации было скрыто 55 заявлений о совершенных преступлениях, а сотрудники Петриковского райотде­ла скрыли от учета более 60 преступлений.[30]

Одновременно на недопустимо высокий уровень фальсифика­ции показателей служебной деятельности в ОВД обращают внимание и правозащитные организации. Выборочный анализ статистических показателей МВД, осуществленный ими в 13 регионах страны, показы­вает, что до 62% фактов изъятия оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ являются сфальсифицированными, а в 47,8% проанализиро­ванных случаев — были проведены в результате незаконного проник­новения в жилье и незаконного обыска граждан.[31]

Общеуголовные преступления

Вторая многочисленная группа преступлений — общеуголовных, или определенных статистикой МВД Украины как «другие преступления» — также представляет собой немалый интерес для анализа (см. рис. 1.10).

Из диаграммы видно, что наибольшую долю общеуголовных пре­ступлений (35%), совершенных сотрудниками ОВД Украины, составля­ют преступления, объединенные в группу «иные преступления». При анализе ведомственной статистики МВД мы установили, что в эту ка­тегорию входят достаточно большие группы, крупнейшей из которых являются преступления в сфере незаконного оборота наркотических веществ — 34,6%. Преступления против собственности составляют 25,1%, по 7,8% и 6,1% преступлений составляют соответственно пре­ступления против общественной безопасности и против правосудия.

Рис. 1.10. Удельный вес отдельных видов общеуголовных преступлений, совершенных сотрудниками ОВД

 Рис. 1.10. Удельный вес отдельных видов общеуголовных преступлений, совершенных сотрудниками ОВД

Для удобства анализа все общеуголовные преступления, совер­шенные сотрудниками ОВД, можно объединить в 9 групп: преступле­ния против жизни и здоровья (убийство, телесные повреждения, пытки, побои и др.); преступления против собственности (кража, грабеж, раз­бой и др.); преступления в сфере незаконного оборота наркотических веществ; преступления против безопасности движения; преступления против половой свободы; преступления против правосудия; преступ­ления против общественного порядка; преступления против обще­ственной безопасности, другие преступления. В последнюю группу по­пали преступления, встречающиеся довольно редко — преступления против свободы, чести и достоинства, преступления в сфере хозяйст­венной деятельности, в сфере охраны государственной тайны, против авторитета органов государственной власти, преступления в сфере использования ЭВМ. Проанализировав общеуголовные преступления по указанным группам, мы получили следующую структуру (см. рис. 1.11).

Рис. 1.11. Структура общеуголовных преступлений, совершенных сотрудниками ОВД

 Рис. 1.11. Структура общеуголовных преступлений, совершенных сотрудниками ОВД

Учитывая преступления, отнесенные ведомственной статистикой к «другим преступлениям» и распределив их по группам, представле­ние о структуре преступности значительно меняется. Так, наибольший удельный вес составляют преступления против собственности, из кото­рых 65% — это кражи, грабежи и разбои. Остальные 35% этой группы со­ставляют преступления против собственности, большая часть которых принадлежит фактам вымогательства, а также мошенничеству и при­своению имущества путем злоупотребления служебным положением.

На втором месте по распространенности находятся преступле­ния в сфере безопасности дорожного движения, за которыми следуют преступления против жизни и здоровья. Особое внимание обращают на себя преступления, связанные с незаконным оборотом наркотичес­ких средств, количество которых ежегодно увеличивается. Среди всех осужденных сотрудников ОВД лица, совершившие преступления, свя­занные с незаконным оборотом наркотических средств, психотроп­ных веществ, их аналогов и прекурсоров, составляют 3,6%. При этом довольно симптоматичным выглядит тот факт, что 28,6% из них состав­ляют сотрудники ОБНОН, 19% — уголовного розыска, по 9,5% — пред­ставители ПСМ, службы участковых, ОБОП и следственных отделов. На последнем месте находятся сотрудники экспертно-криминалисти­ческих отделов, ГАИ и ГСО (по 4,7%).

Прокуратурой г. Харькова 29.01.2010 было возбуждено дополнитель­ный эпизод по признакам преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 307 УК Украины в отношении бывшего заместителя начальника отдела уголовного розыска Харьковского ГУВД майора милиции К. Он обвинялся в том, что на одном из рынков города сбыл 14 кг маковой соломки.

В Полтавской области Лубенский горрайонный суд приговорил к 3,5 годам лишения свободы двух бывших милиционеров за сбыт нар­котического средства — каннабиса. Как сообщили в Управлении СБУ в Полтавской области, капитан милиции-начальник сектора по борьбе с незаконным оборотом наркотических средств линейного отдела на железнодорожной станции Гребенка вместе со своим подчиненным в те­чение февраля-апреля 2012 года сбывали каннабис наркозависимым ли­цам. Сотрудники СБУ совместно с прокуратурой задержали милиционе­ра во время очередной попытки сбыта наркотика — 216 г марихуаны.[32]

Как правило, преступления в сфере незаконного оборота нарко­тических средств, как было указано ранее, представляют собой сбыт и хранение сотрудниками ОВД наркотических средств, однако встре­чаются и более резонансные случаи, как, например, содействие раз­витию наркоторговли или организованная преступная деятельность, в которой торговля наркотиками является одной из составляющих.

В 2010 г. прокуратурой Шевченковского района г. Львова было воз­буждено уголовное дело по признакам преступления предусмотрен­ного ч. 3 ст. 307 УК Украины (незаконное производство, изготовление, приобретение, хранение, перевозка, пересылка или сбыт наркотиче­ских средств, психотропных веществ или их аналогов) в отношении эксперта ГУМВД Украины во Львовской области К. Он обвинялся в том, что занимался изготовлением амфетамина, который через местных жителей С. и М. (1956, 1985 г.р., оба без постоянного места работы), ре­ализовывал во Львове. После задержания сотрудника милиции по месту его жительства изъято лабораторное оборудование для изготовле­ния наркотических средств.

В декабре 2012 г. Генеральной прокуратурой Украины в Святошин- ский районный суд г. Киева направлено обвинительное заключение по уголовному делу относительно преступной организации, возглавля­емой бывшим начальником отдела борьбы с незаконным оборотом наркотиков одного из райуправлений ГУМВД Украины в Киеве. Досу­дебным следствием было установлено, что сотрудники милиции, организовав преступную группировку, на протяжении 2010-2011 гг. совершили ряд тяжких и особо тяжких преступлений на территории Киева, Киевской, Полтавской, Черкасской и Винницкой областей, в т. ч. разбойные нападения, незаконные задержания лиц, проведение неза­конных обысков, вымогание и получение взяток, незаконный сбыт нар­котических средств.[33]

3% общеуголовных преступлений, совершенных сотрудниками ОВД, относятся к преступлениям против общественной безопасности. Анализ уголовных дел показывает, что в эту группу чаще всего попа­дают преступления, связанные с незаконным обращением с оружием. Это, как правило, хранение сотрудниками огнестрельного оружия, изъятого ими при исполнении служебных обязанностей, которое они в нарушение закона не оформили надлежащим образом и не сдали на хранение в установленном порядке.

В Оболонском районе г.Киева в результате проведения специаль­ной операции был задержан инспектор-охранник роты физической охраны специального подразделения милиции охраны «Титан» лейте­нант милиции П., у которого было изъято два пистолета и автомат «Зораки» и 100 патронов к ним. Во время проведения санкционирован­ного обыска в его квартире было изъято еще пять пистолетов «Зо­раки», переделанных для стрельбы боевыми патронами, спецсредство «Форт-12 Р» и 3354 патрона травматического действия. 11.06.2010 прокуратурой Киевской области возбуждено уголовное дело в отно­шении П. по признакам состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 263 УК Украины.

Динамика общеуголовных преступлений является также достаточ­но информативной. По сравнению с категорией должностных преступ­лений рост числа общеуголовных преступлений в «пиковом» 2007 году был несколько меньшим. Для того, чтобы понять, какие именно пре­ступления привели к количественному «скачку» общеуголовных пре­ступлений, распределим их по 2 традиционным группам — преступ­ления корыстной направленности и агрессивно-насильственные пре­ступления.

Корыстные преступления

Первая группа преступлений, проанализированная нами — так называемые корыстные преступления или преступления против собс­твенности, куда входят кражи, грабежи, разбои и другие преступления против собственности, а также преступления в сфере незаконного оборота наркотических средств. Для корыстных преступлений сотруд­ников ОВД характерна ежегодная тенденция роста, в среднем на 1,5%. При этом за последние семь лет своеобразным «двигателем» этого роста является категория преступлений в сфере незаконного оборота наркотических средств.

Первый заметный рост числа преступлений против собственности обозначился еще в 2003 году, однако значительный скачок произошел в 2006 году за счет роста количества грабежей и «других» преступ­лений против собственности. В 2007 году значительно увеличилось количество краж и разбойных нападений, а в 2008 году увеличились показатели почти всех преступлений против собственности, за исклю­чением краж, количество которых незначительно уменьшилось.

В 2010 г. четверо сотрудников патрульной службы ГУМВД Украины в Харьковской области избили студента Национальной юридической академии имени Ярослава Мудрого, отобрали у него стипендиальную карточку, заставили назвать пин-код, после чего сняли в банкомате деньги, принадлежавшие потерпевшему.[34]

Органами прокуратуры АР Крым было возбуждено уголовное дело в отношении заместителя командира взвода и четырех инспекторов батальона патрульной службы, которые в течение длительного вре­мени с применением физического насилия отбирали у граждан их вещи и деньги. В настоящее время правоохранителям инкриминируются 13 таких преступлений.[35]

В АР Крым в суд направлено уголовное дело, возбужденное по призна­кам преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 28, ч. 4 ст. 190, ст. 353, ч. 2, 3 ст. 357 и ч. 3 ст. 358 УК Украины (мошенничество, самовольное присвоение властных полномочий или звания должностного лица, хищение, присвоение, вымогательство документов, штампов, печа­тей, завладение ими путем мошенничества или злоупотребления служебным положением или их повреждение и подделка документов, печатей, штампов и бланков, их сбыт, использование поддельных документов) относительно организованной преступной группы в со­ставе оперуполномоченных УБОП старших лейтенантов милиции В. и Ш. и жителя г. Харькова Б., которые на протяжении августа-октяб­ря 2010 года, используя компьютерные технологии, занимались под­делкой и сбытом печатей, штампов и бланков. Под предлогом фик­тивного уголовного дела, которое якобы находилось в производстве Генеральной прокуратуры Украины, милиционеры подделали более 50 решений Печерского районного суда г. Киева на проведение в 20 об­ластях Украины выемок из абонентских сейфов отделений банков. В результате этого было проведено 44 выемки, в результате кото­рых правонарушители завладели средствами и имуществом на об­щую сумму 1,3 млн. гривен.

Существенное влияние на указанную тенденцию оказал также 5-кратный рост числа преступлений за последние пять лет, связанных с незаконным оборотом наркотических средств. При этом следует от­метить, что наиболее неблагоприятным в этом отношении оказался 2007 год, когда был зарегистрирован прирост этой категории пре­ступлений в 220%.

Агрессивно-насильственные преступления

Среди агрессивно-насильственных преступлений в рассматривае­мый период «лидерами» являются убийства и телесные повреждения, что особенно заметно по статистике 2007 года. При этом убийства, как правило, совершаются по корыстным мотивам, о чем свидетельствуют материалы СМИ и приговоров судов.

Помощник дежурного Волчанского райотдела ГУМВД в Харьковской области милиционер П., прослуживший в милиции 15 лет, задушил трех пенсионерок с целью завладения их имуществом. Первой убил 58-летнюю мать своего коллеги с целью завладения деньгами в сумме 2000 долларов США. Кроме этого, задушил 78-летнюю и 84-летнюю женщин, у которых взял деньги, которые те собирали на собственные похороны. Кроме совершения убийств, милиционер подрабатывал тем, что систематически крал номерные знаки машин и возвращал их за денежное вознаграждение.[36]

Сотрудники милиции организовали банду, деятельность которой в течение длительного времени была направлена на похищение людей в городе Киеве и Киевской области с целью вымогательства выкупа. Похищенных людей убивали независимо от того, соглашались их род­ственники платить выкуп или нет. За период преступной деятельно­сти участникам банды инкриминируется 13 убийств.[37]

Однако убийства могут совершаться в силу достаточно широкого спектра мотивов, каковыми являются месть, ревность, злость, эгоцен­тризм. Сюда же можно отнести и т. н. хулиганские мотивы — стремле­ние показать свое пренебрежение к личному достоинству человека; стремление проявить бесчинство, пьяную удаль, превосходство, гру­бую силу, поиздеваться над более слабым и беззащитным человеком. Хулиганский мотив достаточно часто сопряжен с состоянием опьяне­ния правонарушителя, что в конкретной жизненной ситуации приво­дит к достаточно тяжким последствиям.

Один из таких показательных случаев имел место в Херсонской области, где участковый инспектор, лейтенант милиции П. около 20.30 ч., будучи в нетрезвом состоянии, зашел в частное домовладе­ние гр. Н., избил его, вытащил на улицу, где избил еще раз и оставил лежать на улице. Спустя полчаса этот же участковый П. явился до­мой к гр. Р., которого также начал избивать, однако на почве внезапно возникшего умысла достал табельное оружие и убил гр. Р выстрелом в голову.[38]

Противоположную тенденцию демонстрирует распространенность хулиганства как состава преступления: данный вид преступлений не имеет четко выраженной тенденции, что в значительной степени обус­ловлено его ситуативным характером (см. рис. 1.12).

В январе 2012 г. Марьинской межрайонной прокуратурой Донецкой области было возбуждено уголовное дело по признакам преступления предусмотренного ч. 1 ст. 296 УК Украины (хулиганство) относитель­но участкового инспектора милиции Марьинского райотдела внут­ренних дел младшего лейтенанта милиции Т. Он обвинялся в том, что 30 ноября 2011 г. в г. Марьянцы указанной области на улице возле кафе «Тет-а-Тет» во время внезапно возникшей ссоры причинил телесные повреждения местному жителю Ф.

Достаточно стабильным является число ДТП с участием сотруд­ников ОВД. При этом возрастает не только число совершенных ДТП, но и цинизм противоправного поведения сотрудников милиции, пыта­ющихся скрыть следы преступлений.

Таким примером стало событие в Донецкой области, где в ночь с 8 на 9 мая 2010 г. на въезде в г. Донецк в результате ДТП был смертель­но травмирован 22-летний гр. М. Свидетелями этого ДТП были двое оперуполномоченных Киевского РО ГУМВД в Донецкой обл., которые ре­шили транспортировать пострадавшего в ближайшее медицинское учреждение. Однако молодой человекумер в пути от полученных травм. Опасаясь, что смерть гр. М. могут связать с какими-либо неправомерными их действиями, капитан и лейтенант милиции просто выброси­ли тело на дороге, где оно было найдено 2 суток спустя. Родственники погибшего выдвинули в отношении виновников иск на 1 млн. грн.

Рис. 1.12. Динамика агрессивно-насильственных преступлений

 Рис. 1.12. Динамика агрессивно-насильственных преступлений

В мае 2011 г. сотрудники ГАИ г. Луганск длительное время преследо­вали юношу на мопеде, что привело к ДТП и смерти юноши. При этом сотрудники ГАИ были прекрасно осведомлены о требованиях инструк­ции МВД, категорически запрещающей преследование двухколесного транспорта, которым управляет водитель без защитного шлема.[39]

Домашнее насилие

Среди общеуголовных преступлений факты домашнего насилия, совершенного сотрудниками ОВД, занимают отдельное место. Свя­заны они, как правило, с психофизиологическими нагрузками, пре­быванием в стрессовых ситуациях, необходимостью выполнять свои служебные обязанности в нерабочее время. Поэтому ряд негативных аспектов, связанных с выполнением служебных обязанностей, влияет на психоэмоциональное состояние сотрудников и тогда, когда они на­ходятся во внеслужебной обстановке.

Один из резонансных случаев произошел в Луганской области в 1999 г., когда участковый инспектор Н. на территории больничного городка Рубежанского ТМО на почве внезапно возникших неприязненных отношений набросился с кухонным ножом для разделки мяса на свою же­ну. Несмотря на ее активное сопротивление и своевременную достав­ку в хирургическое отделение, потерпевшая скончалась в тот же день от потери крови. В общей сложности ей было нанесено 10 рубленых ран лица и 2 рубленных раны кистей рук. Участковый Н. с места преступле­ния скрылся и на сегодняшний день находится в розыске.[40]

Следует отметить и тот факт, что родственники сотрудников ОВД часто имеют немало претензий к ним в силу особенностей службы. Их не устраивает систематическое отсутствие сотрудников ОВД дома, даже в выходные и праздничные дни, призрачная возможность плани­рования семейных дел, систематическая раздражительность, нервоз­ность, недостаточное уделение внимания в решении бытовых проблем из-за нехватки свободного времени и т. п. В таких ситуациях достаточ­но часто потенциальные жертвы преступления (в сфере бытовых отно­шений таковых в 65%) в силу указанных выше причин, а также своего характера, потребностей, доминирующих мотивов поведения активно идут навстречу преступлению, нередко провоцируя виновного.

Исследования насильственных преступлений, совершенных сотруд­никами ОВД в семейно-бытовых отношениях показывают, что основны­ми причинами данных преступлений являются: семейные конфликты, возникающие на почве недовольства близких, родственников социаль­но-экономическим статусом сотрудника ОВД; перегруженность и ненор- мированность рабочего времени; конфликтный характер служебной деятельности сотрудников ОВД, наличие «милицейской» субкультуры (в т. ч. массовое злоупотребление алкоголя, использование милицей­ского жаргона и ненормативной лексики), наличие фактической возмож­ности применения табельного огнестрельного оружия и спецсредств.[41]

Подобный случай имел место в столичном подразделении службы охраны в 2001 г., когда командир отделения П., после празднования Рож­дества в гостях пришел с приятелем домой, где они, вместе с женой П., продолжали употреблять спиртное до 00.20 ч. После ухода приятеля между супругами вспыхнула ссора на почве ревности, в ходе которой П. нанес жене несколько ударов руками по голове и лег спать. Проснувшись на следующий день около 12.00 ч, П. обнаружил жену без сознания. Вызван­ная «Скорая помощь» констатировала смерть от нанесенных побоев.[42]

Еще один случай произошел в феврале 2011 года, когда участковый инспектор Краснопольского РВ на Сумщине, выясняя семейные отноше­ния с бывшей женой, на глазах у своей двенадцатилетней дочери приме­нил табельное огнестрельное оружие, в результате чего женщина и ее отец получили тяжелые ранения, а ребенок психологическую травму, повлекшую длительное расстройство речи.[43]

Пытки и жестокое обращение

Данная категория появляется в статистике МВД с 2007 года од­новременно с первыми единичными приговорами относительно со­трудников ОВД, виновных в совершении данного вида преступлений. Тема распространенности пыток и жестокого обращения в практике правоохранительных органов заслуживает отдельного рассмотрения, поскольку именно на примере этого вида преступлений раскрывается сложная взаимосвязь общеуголовных преступлений и преступлений в сфере служебной деятельности.

К 5 годам лишения свободы осуждены по ч. 2 ст. 127 (Пытки), ч. 2 ст. 365, ч. 2 ст. 366, ч. 3 ст. 371, ч. 2 ст. 307, ч. 1 ст. 263 УК Украины опе­руполномоченные уголовного розыска Заводского РО Николаевского ГУ УМВД Украины в Николаевской области Г. и П., которые в служебном кабинете применили к гражданину П. пытки — умышленно нанесли но­гами и руками многочисленные побои, реально угрожали изнасиловать резиновой дубинкой, как следствие — заставили признаться в совер­шении преступления, которое гр. П. фактически не совершал, в част­ности в незаконном хранении наркотических средств.

В силу комплексного характера противоправных действий сотруд­ников, факты пыток достаточно легко «маскировать» под другие право­нарушения, чаще всего квалифицируя их как превышение служебных полномочий либо злоупотребление властью. Как подтверждает прак­тика, в период 2001-2007 года был зафиксирован только один случай возбуждения уголовного дела по факту пыток — в 2001 году, хотя уже в 2004 г. число обращений граждан в офис омбудсмена относительно пыток задержанных граждан превысило 13 тысяч.1

Материалы авторского исследования 2005 года показали следую­щее распределение частоты и видов пыток и жестокого обращения по службам ОВД (см. табл. 1.7 ):

Табл. 1.7. Распределение видов пыток и жестокого обращения по службам ОВД

 

Оскорбления

Избиение руками

Избиение подруч­ными предметами

Связывание,

сковывание

Удушение

противогазом

Раздевание

X

Р

Уголовный розыск

47.7

38.5

45.5

54.2

.5

2.

6

75

1

Участковые инспектора

12

16.9

18.2

8.3

12.5

0

2

дежурная часть

6

4.8

4.5

8.3

0

25

3


1 Выступление Уполномоченной Верховной Рады Украины по правам человека Н. Карпачевой на представлении в парламенте Ежегодного доклада о положении с соблюдением и защитой прав и свобод человека в Украине // Правда Украины. 2005. № 133 (3633).


 

УБНОН

6

4.8

9

12.5

12.5

0

4

ппсм

6

9.6

6.8

4.2

0

0

5

ГАИ

3

9.6

2.3

4.2

0

0

6

Админ. служба милиции

1.5

1.2

2.3

0

12.5

0

7

КМДН

4.5

3.6

0

4.2

0

0

8

Сп «Беркут»

0

3.6

6.8

0

0

0

9

УБЭп

3

2.4

0

0

0

0

10

Служба охраны

1.5

0

0

0

0

0

11

 

Исследования других авторов позволяют утверждать, что в арсе­нале жестокого обращения сотрудниками ОВД имеются практически все известные методы оказания давления на граждан. Так, говоря о фи­зическом насилии, можно выделить следующие категории:

1.Избиение:

—        нанесение ударов по различным частям тела (чаще всего по спине, шее, почкам, ушам, пяткам, в пах, под ребро, по голо­ве) руками (часто используются боксерские перчатки), ногами, резиновой дубинкой, резиновым шлангом, ремнем, палкой, ножкой стула, шваброй, книгой, томом уголовного дела, дру­гими предметами (часто используются книги, куски фанеры, пластиковые бутылки с водой, мешочки с песком и т. д., а также заматывают голову одеялом и через него наносят удары);

—        наступание ногами на руки, ноги, половые органы, шею;

—        выкручивание, выламывание пальцев, суставов; защемление пальцев рук в устройстве для прошивки уголовных дел и т. п.;

—        зажим между пальцев рук карандашей, ручек и т. п. и сдавлива­ние ладони;

—        прыжки на разные части тела со стула, стола;

—        «парашют», «воробей» — поднятие за руки и за ноги и подбра­сывания с последующим падением ниц на пол (следы как пра­вило не остаются, или похожие на самостоятельное падения с лестницы, нар т. п.);

—        «колокол», «звонарь» — сковывания за спиной наручниками руки и надевание на голову металлического ведра по которо­му наносятся удары резиновой дубинкой, палкой, ножкой сту­ла, гантелью т. п.

  1. 2.  Принуждение к выполнению изнурительных физических упраж­нений (отжиматься много раз под счет от пола, приседать, ложиться- вставать и т. п.).
  2. 3.  Удержание в неудобных позах:

а)   «орел» — длительное стояние на согнутых в коленях ногах на очень маленьком по площади стуле; согнув ноги в коленях стоять с протянутыми вперед руками длительное время; стоять у стены, держа в разведенных по сторонам рукам гантели; стоять или сидеть со скован­ными наручниками руками и привязанной к ним или к шее гирей;

б)   «ласточка» — руки жертвы сковывают наручниками за спиной и приковывают к ним ноги;

в)   «попугай» — руки жертвы сковывают наручниками за спиной и приковывают к ним ноги (или сковывают руки и ноги с зажатой меж­ду ними головой наручниками), в такой позе тело вешают на металли­ческий лом, трубу, палку и наносят удары, прокручивая тело;

г)   «конверт», «письмо» — голову жертвы помещают между ног (между колен) и сковывают наручниками (связывают) руки с ногами;

д)   «дыба» (подвешивание в неудобных позах) — руки жертвы ско­вывают наручниками за спиной и подвешивают за них к решетке на окне и т. д., чтобы ноги не касались пола; руки и ноги жертвы сковыва­ют наручниками за спиной и подвешивают на продвинутый металличе­ский лом, трубу, палку, которая лежит между стульями, столами.

  1. 4.  Пытки током («детектор лжи») — применяются различного ро­да электроприборы, чаще всего — полевой телефон или электрошо- кер (провода, контакты присоединяются, как правило, к пальцам рук, ног, ушей, соскам, половым органам).
  2. 5.  Пытки огнем (реже применяют кипяток): прижигание различных частей тела (пальцев, ушей, половых органов, сосков) пламенем зажи­галки, сигаретой;
  3. 6.  Асфиксия (любым путем перекрывается доступ воздуха в дыха­тельные пути и пытка прекращается, как правило, по просьбе жертвы или при появлении судорог. Практически не оставляет никаких сле­дов, часто сочетается с избиением с целью увеличения частоты дыха­ния жертвы):

а)   «слоник» — надевание на голову противогаза и закрытие отвер­стия, через которое поступает воздух;

б)   «гражданская оборона» — надевание на голову противогаза и выдыхание в отверстие, через которое поступает воздух, сигаретно­го дыма или отравление дихлофосом;

в)   «магазин» — надевание на голову полиэтиленового пакета и пе­рекрытие воздуха путем его скручивания (заматывания скотчем) на шее;

г)   «шапка Мономаха» — надевание на голову и лицо зимней шапки (пакета), в которую был налит нашатырный спирт;

д)   утопление в ведре с водой.

  1. 7.  Лишение лекарств, например, отказ лицу, зависимому от инсули­на, в оказании медицинской помощи.
  2. 8.  Сексуальное насилие — изнасилование жертв независимо от по­ла; введение в половые органы различных предметов; удары книгой, куском фанеры, резиновой дубинкой по половым органам; принужде­ние жертв к совершению друг с другом полового акта и т. п.

Применение психического насилия, как правило, характеризуется агрессивными формами поведения в сочетании с другими унижаю­щими способами воздействия с целью полной дезориентации жертвы, доведения ее до состояния шока и, как следствие, потери контроля над действительностью.

  1. 1.  Прямая психическая агрессия:

а)   унизительное отношение к человеку, жизнь которого полностью зависит от правоохранителей; психическое давление и дезориентация лица относительно совершенного им (инкриминируемого ему) деяния; запугивание длительным сроком заключения, условиями отбывания наказания и т. п.;

б)   оскорбление крайне циничными словами (нередко с исполь­зованием наиболее уязвимых сторон жизни человека — имеющиеся увечья, национальность, вероисповедание, цвет кожи, социальный статус и т. п.);

  1. 2.  Угрозы:

а)   угроза применением физического насилия (происходит в вер­бальной форме и, как правило, сопро вождается демо нстрацией средств и орудий пытки и т. п.)

б)   угроза применения сексуального насилия: угроза совершения полового акта лицом, страдающим СПИДом или ВИЧ-инфекцией; де­монстрация средств и орудий совершения сексуального насилия — надевание презерватива на резиновую дубинку; ножку перевернуто­го стула и т. п.; угроза совершения сексуального насилия с фиксацией на видео-фото-аппаратуру с последующим распространением среди знакомых жертвы;

в)   угроза лишения жизни:

—        демонстрация оружия (при допросе жертвы демонстративно разбирается-собирается табельное оружие, нажимается, как бы случайно, спусковой крючок; делается неожиданный вы­стрел в лицо жертвы с незаряженного оружия, с последующим заряжанием оружия и угрозой сделать выстрел;

—        вывоз жертвы в безлюдные места (свалка, лес, заброшенное строительство) с принуждением копать себе могилу и т. п.;

—        совершение обманных действий по лишению жизни (напри­мер, жертву привязывают за руки и ноги к креслу, стула с под­локотниками, голову запрокидывают назад и фиксируют или надевают на нее мешок или завязывают глаза, жертве сооб­щают, что сейчас ей будут перерезать вены и демонстрируют лезвие бритвы, ножа, а затем тупой стороной лезвия с силой проводят по запястьям и через две-три секунды начинают медленно лить на них подготовленную теплую воду);

г)   угроза совершения противоправных действий в отношении чле­нов семьи или близких лиц.

  1. 3.  Применение (демонстрация применения) насилия по отношению к другим лицам:

а)   на глазах задержанного пытают другого человека;

б)   лицо слышит процесс или видит результат пытки другого че­ловека;

  1. 4.  Систематическое монотонное повторение одной модели пове­дения:

а)   систематическое повторение одного и того же оскорбительно­го слова («лох», «попадалец», «свинья» и др.), оскорбительного жеста, движения тела и т. п.;

б)   полное игнорирование прав и потребностей жертвы: неуведом- ление необходимой информации — места нахождения, процессуаль­ного статуса, оснований задержания; игнорирование просьб о необхо­димости отправить витальные потребности, получении медицинской помощи, предоставлении защитника и т. д.[44]

Социологические опросы, регулярно проводимые Харьковским инс­титутом социальных исследований, показывают значительно больший масштаб распространенности пыток и жестокого обращения в практи­ке ОВД Украины. Так, по оценкам ученых, в период 2004-2009 гг. число жертв незаконного насилия милиции составила 1 млн. 319 тыс. 500 чел.[45] В последующие года динамика жестокого обращения значительно ухудшилась. Так, оценочное число жертв в 2010 г. составило приблизи­тельно 790 тыс. чел., при этом в органы внутренних дел на протяжении 2011 г. поступило лишь около 3 тысяч заявлений и жалоб граждан от­носительно незаконных действий сотрудников милиции. Из них 61 жа­лоба — по фактам пыток и еще 1280 — по фактам избиения. Процент жалоб, которые нашли свое подтверждение, оказался при этом чрезвы­чайно малым. Так, частично подтвердились только 2 жалобы о пытках (3,2% от жалоб этой категории) и 59 (4,6%) — об избиении граждан.

Количество граждан, пострадавших от насилия в течение 2011 года, оценивалось уже в 980 200 человек, однако это не оказывало значитель­ного влияния на судебную практику и ведомственную статистику МВД, со­гласно которой в течение 2008-2010 гг. за совершение преступлений с ис­пользованием насилия был осужден лишь 221 бывший сотрудник ОВД.[46]

Если обратиться к самым крайним случаям применения пыток, в результате которых наступила смерть потерпевшего, то в 2011 г., на­пример, насчитывалось не менее 35 летальных случаев, произошед­ших с гражданами во время их пребывания под юрисдикцией ОВД Ук­раины. При этом областями повышенного риска для жизни человека во время нахождения в подразделениях ОВД следует признать:

—        Киевскую область — 7 смертей (2 — в Святошинском райуправ- лении г. Киева);

—        Харьковскую область — 5 смертей (3 самоубийства и 2 смерти как результат пыток и жестокого обращения);

—        Донецкую область — 3 смерти;

—        АР Крым, Днепропетровскую, Житомирскую, Запорожскую, Ки­ровоградскую и Полтавскую области — по 2 смерти;

—        Винницкую, Луганскую, Николаевскую, Херсонскую, Черкас­скую области, г. Севастополь — по 1 летальному случаю.

В свое время авторское изучение аналитически-справочных ма­териалов МВД Украины выявило, что значительное число незаконных действий сотрудников милиции, связанных с применением пыток и жестокого обращения, становится искусственно латентным из-за не­адекватной их квалификации органами прокуратуры.

Так, например, в 2008 году органами прокуратуры было возбужде­но 98 уголовных дел в отношении 102 сотрудников службы уголовного розыска. Из них за превышение власти — 27, злоупотребление влас­тью — 14, хулиганство — 2, причинение телесных повреждений, совер­шение убийства — по 1 уголовному делу. Ни одного уголовного дела по ст. 127 УК Украины (Пытки), согласно этим данным, возбуждено не было.

Однако в ходе выборочного изучения фабул уголовных дел было установлено, что по меньшей мере в 6 (22,2%) из 27 уголовных дел, воз­бужденных в течение 2008 года в отношении сотрудников уголовного розыска по ст. 365 УК Украины (Превышение власти), действия послед­них также содержали признаки состава преступления, предусмотрен­ного ст. 127 УК Украины. Выявленные факты являются результатом дли­тельной судебной практики, когда действия сотрудников ОВД, связан­ные с незаконным применением мер физического воздействия, побоев и других форм жестокого обращения, преимущественно квалифициру­ются только по двум статьям Уголовного кодекса — ст. 364 (Злоупот­ребление властью или служебным положением) и ст. 365 (Превыше­ние власти или служебных полномочий), о чем уже отмечалось ранее.

С учетом выявленных расхождений в статистике даже при неболь­шом объеме возбужденных уголовных дел, мы посчитали целесооб­разным учесть все составы преступлений, которые могут иметь потен­циальное отношение к применению пыток и жестокого обращения. При этом мы учитывали не менее 6 категорий: умышленное убийство, причинение телесных повреждений различной степени тяжести, из­насилование, хулиганство, злоупотребление властью и превышение власти. Удельный вес указанных составов преступлений по статисти­ческим данным 2002-2008 годов составил 45,4% от общего количества осужденных сотрудников ОВД (см. рис. 1.13).

Рис 1.13. Удельный вес сотрудников ОВД, привлеченных к уголовной ответственности за действия, которые могут быть связаны с пытками и жестоким обращением

 Рис 1.13. Удельный вес сотрудников ОВД, привлеченных к уголовной ответственности за действия, которые могут быть связаны с пытками и жестоким обращением

После введения более жестких критериев отбора и вычета числа сотрудников, осужденных за изнасилование и хулиганство, картина существенно не изменилась — доля выделенных фактов составила 43,5% от общего массива осужденных сотрудников.

К указанному массиву мы посчитали логичным добавить также количество сотрудников ОВД, привлеченных к дисциплинарной от­ветственности за совершение правонарушений, которые также могли указывать на признаки применения жестоких форм обращения с за­держанными и арестованными лицами. Это, прежде всего, такие нару­шения дисциплины и законности, как:

—        незаконные методы ведения следствия;

—        незаконное применение спецсредств;

—        незаконные действия в отношении задержанных;

—        незаконное административное задержание и незаконное при­влечение к административной ответственности;

—        незаконный арест и незаконное привлечение к уголовной от­ветственности.

Удельный вес, сотрудников, совершивших эти правонарушения, в отличие от категории преступлений, составлял лишь 5,3% (684 челове­ка) от общего количества привлеченных к дисциплинарной ответствен­ности (12 905 человек) в течение 2002-2008 годов. При более жестких критериях отбора, если учитывать только факты незаконных методов ведения следствия, незаконного применения спецсредств и незакон­ных действий в отношении задержанных, доля таких лиц составляет лишь 0,4% (53 человека). С учетом указанных моментов, мы можем со­ставить примерную картину так называемой «зоны риска», то есть по­тенциальный объем выявленных незаконных и противоправных дейс­твий сотрудников ОВД, которые имеют непосредственное отношение к практике применения пыток и жестоких форм обращения (табл. 1.8).

Табл. 1.8. Количество сотрудников ОВД, привлеченных к уголовной и дисциплинарной ответственности за действия, которые могут быть связаны с пытками и жестоким обращением

 

2002

2003

2004

2005

2006

2007

2008

2009

2010

2011

2012

Всего осуждено за совер­шенные преступления

8

0

ОО

147

146

7

ОО

349

3

9

2

6

0

3

353

6

5

4

8

49

— из них за:

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

умышленное убийство

3

1

7

4

1

8

5

4

3

5

4

телесные повреждения

5

4

9

2

0

7

7

5

7

5

6

изнасилование

3

1

1

0

0

1

1

0

1

0

1

хулиганство

3

1

0

3

5

0

6

2

9

5

9

злоупотребление властью

7

16

21

19

17

47

41

34

33

0

5

2

2

превышение власти

34

39

51

34

43

9

7

9

5

63

9

5

5

8

7

9

Всего наказано за нару­шение законности

1649

2061*

2814

1451

1366

1474

2090

2930

2354

2391

1921

— из них за:

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

незаконные методы ве­дения следствия

6

1

1

0

0

3

0

2

4

0

0

незаконное применение спецсредств

7

3

1

5

1

0

6

1

0

1

0

незаконные действия от­носительно задержанных

1

0

0

13

0

5

0

9

11

0

8

 

незаконное администра­тивное задержание

21

L.O

2

31

27

3

5

2

15

5

4

24

17

незаконное привлечение к административной от­ветственности

2

34

74

56

34

5

7

6

5

163

183

164

6

2

незаконный арест

0

0

1

2

1

3

1

3

0

0

0

незаконное привлечение к уголовной ответствен­ности

6

5

7

2

16

44

21

8

13

7

0

0

* — данные за 10 месяцев 2003 г.


 

При этом наибольшая корелляция наблюдается в динамике следу­ющих видов правонарушений (см. рис. 1.14).

Рис. 1.14. Сравнительная динамика отдельных видов преступлений и правонарушений, совершенных сотрудниками ОВД

 Рис. 1.14. Сравнительная динамика отдельных видов преступлений и правонарушений, совершенных сотрудниками ОВД

В своем графическом исполнении соотношение выявленных пра­вонарушений может выглядеть следующим образом (см. рис.1.15).

Вероятный объем незаконных действий сотрудников ОВД, связанных с применением пыток и жестокого обращения

 Рис. 1.15. Вероятный объем незаконных действий сотрудников ОВД, связанных с применением пыток и жестокого обращения

В заключение следует отметить, что применение пыток и жестокого обращения не ограничивается категорией обычных граждан в качестве потерпевших. Хотя и достаточно редко, но в криминальной статистике встречаются факты, подтверждающие, что при достижении своих целей сотрудники ОВД не делают исключений даже для собственных коллег.

Так, прокуратурой Коминтерновского района г. Харькова в 2010 г. было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предус­мотренного ч. 2 ст. 365 УК Украины (превышение власти или служеб­ных полномочий) в отношении сотрудников Дзержинского райотдела Харьковского горуправления внутренних дел. Они обвинялись в том, что вечером 18 мая 2009 г. применили незаконные методы физического и пси­хологического воздействия к курсанту Института психологии, менедж­мента, социальных и информационных технологий Харьковского наци­онального университета внутренних дел рядовому милиции К., 1987 г.р., который был задержан за незаконное хранение 10,6 г марихуаны.

Ксенофобия, дискриминация и преступления на почве ненависти

Данная категория фактов, которые становятся обычным явлением в деятельности органов внутренних дел Украины, составляет не менее тревожную тенденцию в современной криминальной статистике.

Несмотря на то, что межнациональные проблемы пока не относят­ся к наиболее острым в украинском обществе, эксперты с волнением отмечают стремительное развитие сразу нескольких негативных тен­денций в этой области. В январском отчете (2011 г.) эксперты Human Rights Watch отметили ослабление в Украине борьбы с преступлени­ями на почве расовой ненависти. В частности, они указали на сущест­вование в стране расовых проблем, предвзятого отношения к лицам неславянской внешности и проблем в миграционной политике.[47] Постепенно распространяясь, указанные тенденции становятся не­отъемлемым атрибутом отношений правоохранителей с отдельными группами населения. Обострение уровня ксенофобии в милицейской среде особенно опасно, поскольку искаженное мировосприятие будет влиять на поступки и решения милиционера при исполнении им слу­жебных задач. Тем более, что факты увлечения неонацистской идеоло­гией со стороны сотрудников милиции уже есть.

Так, в январе 2010 года, приказом начальника ГУМВД Украины в Одес­ской области был уволен за пропаганду фашизма и нацизма оперу­полномоченный уголовного розыска Одесского городского управления милиции. Указанный «правоохранитель» был активным сторонником нацистского движения, имел татуировку в виде фашистского орла со свастикой и носил эсэсовскую атрибутику. И, вероятно, исполь­зовал свое служебное положение в соответствии с исповедуемой им идеологией.[48]

В настоящее время эксперты неправительственных организаций фиксируют несколько наиболее распространенных видов правонару­шений сотрудников милиции в отношении этнических меньшинств:

  1. Некорректное и грубое отношение милиционеров к лицам другой национальности во время личного общения с ними, оскорбительные обобщения и выражения относительно их этнического происхождения.

В июне 2010 года в г. Чигирин Черкасской области между местным жителем и мужчиной ромской национальности Л. возник конфликт, ос­нованием для которого была ссора между их детьми. В дальнейшем Л., а также его жена и несовершеннолетний сын были избиты, но когда Л. обратился за помощью в местный райотдел милиции, сотрудники ми­лиции задержали именно его и, по утверждению Л., унижениями и неза­конным применением физической силы заставили себя оговорить. Семья ромов обратилась за защитой к общественно-политическому изданию «Пресс Центр», корреспондент которого приехал в Чигиринский райот­дел с целью выяснить ситуацию, однако ему было предложено покинуть помещение милиции, при этом сотрудник райотдела заявил журналис­ту и потерпевшему: «Цыгане — не люди».[49]

  1. Использование «языка вражды» как в ведомственных докумен­тах, так и на ведомственных интернет-сайтах, трансляция предубеж­денного отношения к отдельным этническим группам.
  2. Необоснованное и неоформленное надлежащим образом за­держание и доставка в подразделения милиции лиц «неевропейской внешности» под предлогом необходимости проверки паспортных до­кументов, оснований для пребывания в Украине, проверки по подоз­рению в совершении преступлений и т. п.

В 2010 г. прокуратурой г. Харькова было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 365 УК Украины (превышение власти или служебных полномочий) в отношении сотруд­ников Фрунзенского и Ленинского райотделов Харьковского ГУВД. Они обвинялись в том, что 19 июля 2010 года в г. Харькове во время задержа­ния на улице по подозрению в хранении наркотических средств жителя с. Манченки Харьковского района гр. М. армянской национальности, ко­торый находился вместе со своей бабушкой-пенсионеркой гр. Д. (также армянской национальности), жительницей того же поселка и причини­ли последним телесные повреждения.

  1. Незаконное дактилоскопирование представителей отдельных этнических категорий, преимущественно ромов, а также ведение и ис­пользование в практической деятельности созданных таким образом незаконных категорий учета.

10 марта 2010 г. сотрудниками милиции был проведен рейд в с. Тор- чин (Волынская область). Суть рейда заключалась в том, что с восьми часов утра милиционеры без разрешения заходили в жилища ромских семей, проверяли паспорта, переписывали номера мобильных теле­фонов, фотографировали жителей домов, снимали у них отпечатки пальцев. При этом сотрудники милиции отказывались сообщить о це­ли своего визита, номер приказа или распоряжения, на основе которого они совершали свои действия. Большинство, а их было около двадцати человек, отказывались предъявить служебное удостоверение и назвать свою фамилию. Некоторые из милиционеров ограничились сообщением, что они представляют уголовный розыск. Во время пребывания в домах милиционеры вели некорректно:угрожали физической расправой ромам и их малолетним детям; угрожали «выселить всех цыган из Торчина». Десятиклассника одной ромской семьи отвели в Торчинский опорный пункт, где избили. По свидетельствам пострадавших, такие «рейды» проходят два-три раза в год. Данные акции сопровождаются вымога­тельством денег под видом штрафов и в виде угроз, что невыполнение повлечет худшие последствия — вплоть до физической расправы.[50]

  1. Неаргументированное и неоформленное соответствующими до­кументами проведение личного досмотра «неукраинцев», обыски их домовладений и транспортных средств, снятие частной информации с мобильных телефонов.

Вечером 26 июня 2010 года в г. Киеве к гражданину Украины А., кото­рый гулял на улице с 3-летним ребенком, подошли сотрудники милиции и потребовали предъявить паспорт. Поскольку гражданин А. при себе паспорта не имел, он предъявил удостоверение водителя, но правоох­ранители сообщили, что этого недостаточно и приказали показать, где он проживает. После того, как гражданин А. привел милиционеров к подъезду дома, где он проживает, сотрудники потребовали от него пустить их в квартиру для ее осмотра. На заявление гражданина А. о незаконности таких намерений, милиционеры заставили его вмес­те с ребенком сесть в автомобиль и доставили в райотдел. Во время пребывания гражданина А. в подразделении, сотрудники милиции по­стоянно унижали и оскорбляли его, акцентируя внимание на том, что гражданин А. по национальности крымский татарин. Правоохраните­ли заявляли, что татарский народ испокон веков занимается грабе­жами и разбоем, что его и ему подобных давно необходимо выбросить из Киева, пора очистить Украину от таких, как он и недаром крымских татар свое время депортировали из Крыма.[51]

Показательными с точки зрения общего понимания негативных процессов в ОВД Украины является анализ такой закрытой категории, как «другие преступления». Так, с 2007 года в данную категорию попа­дают случаи преступлений против избирательных, трудовых и других личных прав и свобод гражданина, преступлений в сфере хозяйствен­ной деятельности, нарушений государственной тайны, преступлений против общественной безопасности, против авторитета органов госу­дарственной власти и преступлений против правосудия.

В январе 2012 г. Яготинским районным судом Киевской области рас­смотрен административный протокол по ч. 1 ст. 172-4 КУоАП (нарушение установленных законом ограничений относительно совместительства и совмещения с другими видами деятельности) относительно помощни­ка начальника — оперативного дежурного Згуровского райотдела ГУМВД Украины в указанной области майора милиции Ч. Последний, в нарушение требований Закона Украины «Об основах предотвращения и противодейс­твия коррупции», являясь лицом, уполномоченным на выполнение функций государства, одновременно занимался предпринимательской деятель­ностью. Майор был привлечен к административной ответственности в виде штрафа в сумме 10 тыс. грн. с конфискацией полученного дохода.

15 сентября 2011 г. несколько десятков бойцов подразделения «Беркут» сорвали проведение ярмарки «Спасибо жителям Донбасса» через 5 минут после ее начала на Майдане Независимости в Киеве. Организаторы акции подали в КГГА заявку на проведение мероприятия, и соответствующеераз- решение было получено. Однако через 5 минут после начала акции, на ко­торой собралось около 200 человек, несколько десятков сотрудников «Бер­кута» окружили организаторов акции и заставили прекратить ярмарку.[52]

Распространенность преступлений среди подразделений ОВД

Общая картина преступности персонала ОВД предполагает анализ общего уровня преступности по отдельным подразделениям и служ­бам. В результате мы можем получить, например, распределение служб и подразделений по удельному весу сотрудников, которые были осуж­дены за совершение преступлений (табл. 1.9).

Табл. 1.9. Распределение служб и подразделений ОВД по числу осужденных в 2000-2012 гг.

Служба, подразделение

Осуждено

Удельный вес, %

Уголовный розыск (УР)

21,1

Участковые инспектора милиции (УИМ)

17,4

Охрана общественного порядка (ООП)

11,8

Следствие

10,3

ГАИ

8,3

Департамент борьбы с незаконным оборотом наркотиков (ДБНОН)

4,2

Департамент криминальной милиции по делам детей (ДКМДД)

2,8

Штаб

2,5

Государственная служба охраны (ГСО)

2,5

Государственная служба борьбы с экономическими преступлениями (ГСБЭП)

2,3

Главное управление борьбы с организованной преступностью (ГУБОП)

1,1

 

Так, наиболее криминализированными по абсолютным показате­лям осужденных оказались подразделения уголовного розыска — 21,1% сотрудников ОВД, осужденных за совершение преступлений, состави­ли именно сотрудники уголовного розыска. Следующими по степени криминализации оказались служба УИМ (участковые инспектора ми­лиции) — 17,4%, ООП (охрана общественного порядка) — 11,8%, след­ствие (10,3%) и ГАИ (8,3%). Представители именно этих перечисленных служб составляют в сумме 68,9% осужденных из числа сотрудников ОВД.

Однако такой анализ дает лишь количественный показатель, да­лекий от объективной действительности. Для более точной оценки уровня «криминальной зараженности» той или иной службы ОВД мы должны применять качественные показатели. Одним из таких являет­ся коэффициент преступной активности, который показывает коли­чество сотрудников-правонарушителей, приходящихся на 1 тыс. чел. личного состава той или иной службы (табл. 1.10).

Табл. 1.10. Распределение служб и подразделений ОВД по коэффициенту преступной активности сотрудников

Служба, подразделение

Коэффициент

преступной

активности

департамент борьбы с незаконным оборотом наркотиков (дБнон)

43

Уголовный розыск (Ур)

42,8

Участковые инспектора милиции (УИМ)

26,3

департамент криминальной милиции по делам детей (дкМдд)

23,5

Следствие

18,6

ГАИ

15,1

Государственная служба борьбы с экономическими преступлениями (ГСБЭп)

10,1

охрана общественного порядка (ооп)

9,8

Главное управление борьбы с организованной преступностью (ГУБоп)

5.5

Штаб

5,4

Государственная служба охраны (ГГО)

3,4

 

Распределив службы по коэффициенту преступной активности персонала, мы видим, что ведущие позиции как по абсолютным по­казателям, так и по коэффициенту преступной активности занимают подразделения уголовного розыска и служба участковых инспекторов милиции. Такие же службы, как ДБНОН и ДКМДД, несмотря на незначи­тельные абсолютные показатели, по которым они занимали в первой таблице шестое и седьмое места, значительно переместились с учетом степени криминальной активности, заняв во второй таблице первое и четвертое места соответственно.

Анализ структуры должностных преступлений, совершенных пред­ставителями наиболее криминогенных подразделений, позволил полу­чить следующие результаты (см. рис. 1.16).

Говоря здесь о преступлениях, совершенных сотрудниками след­ствия и дознания, прежде всего отметим, что почти половина (44,5%) всех совершенных преступлений относится к взяточничеству, что можно объяснить наличием широких полномочий в сфере принятия процессуальных решений. Наиболее распространенным способом со­вершения преступлений является получение денежного вознаграж­дения за непривлечение к уголовной ответственности виновного лица или его близких родственников.

Удельный вес должностных преступлений, совершенных сотрудниками различных служб ОВД

  Рис. 1.16. Удельный вес должностных преступлений, совершенных сотрудниками различных служб ОВД

Участковые инспекторы милиции занимают второе место по числу фактов получения взяток. Такое положение вещей обусловлено нали­чием у них круга полномочий, которые в значительной части осуществляются в непроцессуальной форме, без документального оформле­ния реализации данных полномочий. Немаловажную роль играет и тот факт, что работа участкового инспектора осуществляется непосред­ственно среди людей на своей территории (особенно в отдаленных районах), что создает имидж человека, который может решить много разнообразных вопросов в сфере правоприменительной деятельно­сти, как, например, за некоторое материальное вознаграждение по­мочь избежать определенных проблем, связанных с законом.

Так, участковый инспектор капитан милиции (32 года, образование высшее, женат, 1 ребенок, в должности 1 год 1 мес.), предложил «решить вопрос» — отказать в возбуждении уголовного дела за совершение кра­жи — за 3000 грн. Примерно в 14.00 в служебном помещении участковых инспекторов он получил 1000 грн. и отправил гражданина за осталь­ными 2000 грн., которых не хватало при себе у подозреваемого. После чего и был задержан.[53]

Для представителей уголовного розыска наиболее «характерным» преступлением является превышение власти и служебных полномочий (35,5%), которое вместе с фактами злоупотребления властью, вторым по распространенности преступлением для этого подразделения, в сумме составляют 55% всех совершенных ими преступлений. Такую особен­ность структуры преступности сотрудников уголовного розыска можно объяснить в основном скрытой формой их деятельности, что значитель­но снижает возможности ведомственного и общественного контроля. Кроме того, нормативно-правовая база, регламентирующая оперативно­розыскную деятельность, в значительной части является секретной, а са­ми результаты оперативно-розыскной работы доступны для контроля исключительно непосредственным начальникам оперуполномоченных.

Проанализировав приговоры по обвинению сотрудников уголов­ного розыска за превышение власти и служебных полномочий, можно утверждать, что подавляющее большинство этих преступлений связано с «выбиванием признания» с применением как психического (унижения, оскорбления, психологического издевательства), так и физического на­силия. Однако в этой печальной статистике встречаются и исключения.

6 октября 2010 национальные СМИ сообщили о факте избиения пя­тью оперуполномоченными уголовного розыска двух граждан в ночное время. Избиение произошло во время того, как оперуполномоченные патрулировали улицы г.Сумы. Зайдя во двор одного из многоэтажных до­мов, они устроили драку на почве возникших разногласий с двумя граж­данами. Драка закончилась трагически — один из пострадавших скон­чался в реанимации, у второго пострадавшего были сломаны 2 ребра. Шосткинской межрайонной прокуратурой было возбуждено уголовное дело по ст. 365 УК Украины (превышение власти). Четверо милиционе­ров были взяты под стражу, один — находится в розыске.[54]

Для сотрудников ГАИ наиболее распространенным преступлением оказывается злоупотребление властью и служебным положением. Как показало наше исследование, указанное преступление в основном со­вершается в следующих формах: необоснованное составление адми­нистративных протоколов о нарушении правил дорожного движения и передача их в суд, внесение неправдивых данных в акты техничес­кого осмотра, информационных систем о регистрации автомобиля и прочее. В связи с этим служебный подлог является вторым по рас­пространенности преступлением среди сотрудников ГАИ.

Обстоятельства совершения преступления

В завершение нашего анализа следует остановиться на рассмот­рении некоторых внешних обстоятельств совершения преступлений сотрудниками ОВД, и, прежде всего — на наличии у них состояния ал­когольного опьянения.

В ранних исследованиях 2002-2005 гг. нами было установлено, что в среднем в состоянии алкогольного опьянения в момент соверше­ния преступления пребывают 41,27% осужденных сотрудников ОВД. Несколько выше этот показатель был среди сотрудников патрульной службы и участковых инспекторов милиции — 49% и 56,5% соответс­твенно. Как правило, в состоянии алкогольного опьянения чаще всего совершают тяжкие преступления и преступления, повлекшие смер­тельный исход. Нами также было установлено, что 66,7% изнасилова­ний, 50% неосторожного обращения с оружием, 48% нанесения тяжких телесных повреждений, повлекших смерть, 30% ДТП и 33,3% умышлен­ных убийств были совершены в состоянии алкогольного опьянения.[55]

В работах последнего периода можно встретить несколько иные цифры. Так, по данным А. Н. Игнатова в состоянии алкогольного опь­янения сотрудниками ОВД было совершено 72% изнасилований, 62% убийств, 35,5% телесных повреждений, 30% преступлений, среди кото­рых 30% грабежей и разбойных нападений. Впечатляющими оказались выявленные факты хронического алкоголизма у части сотрудников ОВД, совершивших преступления.[56]

Одним из резонансных примеров совершения преступления в состо­янии алкогольного опьянения может стать случай с милиционером конвойного отделения П. в УМВД в Луганской области. Милиционер был направлен в поселковый совет для охраны бюллетеней и общественно­го порядка на избирательном участке. После употребления алкоголь­ных напитков, находясь в форменной одежде, имея при себе табельное оружие примерно в 18 часов он оставил пост охраны. На улице он ос­тановил мотоцикл с 2 пассажирами и водителем, приставил оружие к голове гр. Ш. и заставил отвезти его в клуб на дискотеку, что и было сделано. Затем П. потребовал отвезти его к киоску для приобретения рыбы и пива, и снова в поселковый совет. У поселкового совета, угрожая пистолетом, потребовал, чтобы пассажирка К. ушла вместе с ним. Гр. Ж. пытался заступиться за нее, однако П. привел пистолет в боевую готовность и направил на него. После длительных переговоров догово­рились о том, что девушку П. отпустил, зато в обмен ему пообещали привезти спиртные напитки и другую девушку. В 18.30 П. вернулся на пост, продолжая нарушать порядок несения службы и выполнения слу­жебных обязанностей, и заснул в кабинете бухгалтерии. Через некото­рое время депутат поселкового совета начал делать ему замечания, в ответ на которые милиционер выстрелил ему в шею, что повлекло смерть депутата. После этого завязалась драка с присутствующими, во время которой П. расстрелял все патроны.[57]

Еще одним характерным фактом, значительно повышающим обще­ственную опасность совершенных сотрудниками ОВД преступлений, является их групповой характер. Доля таких преступлений, совершен­ных в группе, составляет в среднем 46,5% от общего числа преступле­ний. Проанализировав отдельно преступления, совершенные в груп­пе, мы установили, что 61% преступлений данной категории составля­ют случаи превышения власти и служебных полномочий, из которых 21,6% связаны с «получением признания» от подозреваемых с приме­нением насилия; 19,7% — связаны с применением силы для «усмире­ния» задержанных или с непосредственным задержанием лиц.

13,7% преступлений, совершенных в соучастии, составляют другие должностные преступления — взяточничество и служебная халатность, 11,7% — кражи, грабежи, разбои, 5,8% — преступления, связанные с не­законным оборотом наркотиков, 7,8% — другие преступления.

«География» преступности

Исследование «географии» преступности среди сотрудников ОВД Украины показало, что по абсолютным показателям за 2005-2012 годы ситуация почти не изменилась по сравнению с той, что существовала в период 1992-2003 годов. Так, на первом месте по количеству осуж­денных сотрудников ОВД остаются Днепропетровская область, г. Киев и АР Крым — 187, 182 и 175 осужденных соответственно. Следующей группой областей по количеству осужденных сотрудников ОВД явля­ются Донецкая (166 человек), Одесская (120 человека), Харьковская (119 человек) и Сумская области (109 человека). Меньше всего за ука­занный период было осуждено сотрудников Закарпатской (24 челове­ка), Черновицкой (30 человек), Кировоградской (34 человека) областей и г. Севастополь (32 человека).

Проанализировав преступность в ОВД на более обширных терри­ториях, мы можем констатировать, что наиболее высокие показатели имеют Донецко-Приднепровский регион (Днепропетровская, Донец­кая, Запорожская, Луганская области) и Западный регион (Винницкая, Волынская, Закарпатская, Ивано-Франковская, Львовская, Ровенская, Тернопольская, Хмельницкая, Черновицкая обл.) 560 и 523 осужден­ных сотрудников ОВД соответственно (см. табл. 1.11).

Табл. 1.11. Распределение регионов Украины по абсолютному количеству осужденных сотрудников ОВД Украины за 2005-2012 гг.

 

Регионы

Абсолютное количество сотрудников ОВД Украины, осужденных в 2005-2012 годах

1

донецко-приднепровский

0

6

5

2

Западный

523

3

причерноморский

0

0

5

4

Центральный

460

5

Северо-Восточный

319

 

Следующие места по количественным показателям занимают При­черноморский регион (АР Крым, г. Севастополь, Николаевская, Одес­ская, Херсонская области) — осуждены 500 сотрудников ОВД, и Цент­ральный регион (г. Киев, Киевская, Житомирская, Кировоградская, Черкасская и Черниговская области) — осуждено 460 сотрудников ОВД. Наименее криминогенным по абсолютным показателям стал Се­веро-Восточный регион (Полтавская, Сумская и Харьковская области), где за последние 7 лет было осуждено 319 сотрудников ОВД.

Однако понять реальную ситуацию с «милицейской» преступно­стью, исходя только из абсолютных ее показателей, достаточно сложно. Как и в случае с оценкой ситуации в подразделениях ОВД, мы должны обратиться анализу коэффициента преступной активности (К. прест. акт.), который рассчитывается как соотношение количества осужден­ных сотрудников к общему количеству сотрудников ОВД в расчете на 1000 человек. Рассчитав такие коэффициенты для вышеуказанных реги­онов Украины, мы можем увидеть совсем иную ситуацию (см. табл. 1.12.).

Табл. 1.12. Распределение регионов Украины по коэффициенту преступной активности сотрудников ОВД

 

Регионы

Коэффициент преступной активности

1

причерноморский

12,5

2

Северно-Восточный

12,1

3

Западный

11,5

4

Центральный

9,2

5

донецко-приднепровский

8,4

 

Так, на первом месте с коэффициентами 12,5 и 12,1 соответственно оказались Причерноморский и Северо-Восточный регионы. При этом следует обратить внимание на то, что по абсолютным показателям Се­веро-Восточный регион занимал вовсе не лидирующее место, а наобо­рот — последнюю позицию. Второе место, как по абсолютным показа­телям, так и по коэффициенту преступной активности, занял Западный регион. Следующее место по коэффициенту преступной активности (9,2 баллов) досталось Центральному региону. А на последнем месте с коэффициентом преступной активности в 8,4 балла оказался Донец- ко-Приднепровский регион, ранее по абсолютным показателям зани­мавший первое место.

Рассчитав коэффициенты преступной активности в регионах в за­висимости от групп преступлений, за которые осуждены сотрудники ОВД, мы видим, что распределение регионов остается неизменным при учете должностных преступлений. Это объясняется тем, что имен­но должностные преступления составляют 75% преступлений, совер­шенных сотрудниками ОВД по всей Украине (см. табл. 1.13).

Табл. 1.13. Распределение регионов Украины в зависимости от коэффициента преступной активности сотрудников ОВД и групп преступлений

 

 

 

Общеуголовные преступления

 

Регионы

Должностные

преступления

Корыстные

преступления

Агрессивно­

насильственные

преступления

1

Причерноморский

7,8

0,36

0,5

2

Северно-Восточный

7,3

0,5

0,27

3

Западный

6,9

0,03

0,4

4

Центральный

5,6

0,35

0,5

5

Донецко-Приднепровский

4,9

0,36

0,36

 

Как видно из таблицы, среди общеуголовных преступлений в При­черноморском, Западном и Центральном регионах преобладают аг­рессивно-насильственные преступления (убийство, телесные повреж­дения, изнасилования, хулиганство), в то время как в Северо-Восточ­ном регионе доминируют преступления корыстной направленности, а одинаковый коэффициент преступной активности в отношении ко­рыстных и агрессивно-насильственных преступлений характерен для Донецко-Приднепровского региона.

Подводя итог проведенному анализу преступности в ОВД Укра­ины следует еще раз сделать акцент на том обстоятельстве, что наш анализ построен исключительно на базе официальных статистических данных. Учитывая, что значительное количество преступлений, совер­шенных сотрудниками ОВД, остаются невыявленными, а значит — вне официальной статистики.

«Цена преступности»

Оценка такого явления, как причинение преступного вреда со стороны правоохранителей, логично требует не только правового, но и материального измерения. Обычно для этого используется такой по­казатель, как «цена преступности», то есть объем экономического и со­циально-психологического ущерба от преступных посягательств, кото­рые в свою очередь, подразделяются на прямые и косвенные убытки.

Прямой ущерб материального характера рассчитывается в денеж­ном эквиваленте и обычно используется при анализе последствий преступлений корыстной направленности. Для агрессивно-насиль­ственных преступлений прямой ущерб может быть рассчитанный в виде количества летальных случаев, причиненных потерпевшим телесных повреждений различной степени тяжести, суммы расходов на лечение и страховых выплат по нетрудоспособности. К косвенному ущербу относят средства, потраченные государством на противодейс­твие преступности и денежное выражение негативных социальных последствий преступности.[58] Несмотря на наличие различных научных методик, оценка последствий так называемой «милицейской» пре­ступности продолжает оставаться сложной из-за несовершенства су­дебной и ведомственной статистики.

Одним из первых публичную калькуляцию цены преступлений, совершенных сотрудниками милиции в сфере служебной деятельно­сти, провел исследователь Национальной академии внутренних дел А. С. Новаков. За основу был взят общий размер ущерба, причиненного всей совокупностью преступлений в Украине за 2001 г., что составляло сумму 786 млн. 300 тыс. грн. Учитывая, что удельный вес преступлений в сфере служебной деятельности сотрудников ОВД составлял около 0,02-0,04% от общего количества преступлений в Украине, была получе­на цифра в 314 тыс. 520 грн. как приблизительный показатель ежегодно­го ущерба от «милицейской» преступности. При этом указанную сумму с учетом уровня латентности А. С. Новаков предлагал увеличить не ме­нее чем в 10-12 раз, что приводило к сумме 3,1-3,7 млн. грн. ежегодно.[59]

В 2005 г. одним из авторов данной монографии был предложен более точный расчет, основанный на информации, приведенной в су­дебных материалах. Проведенный анализ приговоров судов в отноше­нии 330 бывших сотрудников ОВД позволил констатировать, что прак­тически в половине случаев (49,85%) пострадавшим был причинен только материальный ущерб, в 48% случаев ущерб носил физический характер и в 7,2% случаев отдельно был выделен моральный ущерб. При этом компенсация за последний вид ущерба могла достигать зна­чительных сумм. [60]

Примером одного из максимальных по размерам исков по возмеще­нию морального ущерба в 2000 г. стал случай с жительницей Терно­польской области, которая припарковала личный автомобиль возле магазина и, оставив в салоне малолетнего ребенка, отлучилась за продуктами. Сотрудники ДПС ГАИ лейтенант милиции М. и старший сержант милиции К., находясь неподалеку в нерабочее время на служеб­ном автомобиле, незаконно заставили женщину выплатить им 50 грн. в качестве штрафа за нарушение правил парковки без выдачи штраф­ной квитанции. Потерпевшая, которая на тот момент была кормя­щей матерью, подала заявление на незаконные действия сотрудников милиции, указав, что в результате совершенного ими давления и грубо­го обращения у нее пропало молоко. По решению суда сотрудники ДПС

выплатили в пользу потерпевшей 40 тыс. грн. в качестве возмещения

морального ущерба и 50 грн. — за возмещение материального ущерба.

Общий размер ущерба, указанный в проанализированных мате­риалах судов за 2000-2003 гг., составил сумму в 757 721 грн., при этом в денежном эквиваленте размеры различных видов ущерба распреде­лились следующим образом:

—        моральный ущерб — 355 300 грн. (48,9%);

—        материальный ущерб — 190 180 грн. (25,1%);

—        физический ущерб — 93 365 грн. (12,4%);

—        вид ущерба не указан — 118 246 грн. (15,6%).

Имея размер ущерба, установленного по приговорам судов, а так­же количество лиц, осужденных за данные преступления, можно было осуществить подсчет как общей суммы ущерба для конкретных кате­горий преступлений, так и среднюю сумму ущерба, приходящуюся на одного осужденного для каждой категории. Кроме того, методом экс­траполяции можно было рассчитать вероятный масштаб ущерба, вы­званного незаконными действиями сотрудников ОВД (см. табл. 1.14).

Табл. 1.14. Размеры зафиксированного и вероятного материального ущерба для различных видов преступлений сотрудников ОВД (в грн.)

 

 

Сумма ущерба на основании выборки (в грн)

Ущерб в расчете на 1 чел.

Общ. кол-во осужденных за 1992-2003 гг.

Предполагаемая сумма ущерба за 1992-2003 гг.

1

ДТП

179,323

44,830

400

17,932,000

2

Злоупотребление властью, превы­шение служебных полномочий

291,196

6195

1180

7,110,100

3

насильственные

преступления

112,865

11,286

472

5,327,228

4

кража, грабеж, вымогательство

47,429

7905

592

4,679,760

5

Халатность, подделка документов, служебный подлог

93,322

7776

144

1,119,744

6

Взяточничество

33,586

2099

494

1,036,906

 

Всего

757,721

7976

3544

28,266,944

 

* — расхождение между средним значением и суммарными значени­ями в строках обусловлена одновременным совершением рядом со­трудников ОВД нескольких преступлений.

Как можно видеть из приведенной таблицы, первые места среди всех видов противоправных деяний занимают, в зависимости от сум­мы причиненного ущерба, случаи злоупотребления властью и превы­шения служебных полномочий, нарушение правил безопасности дви­жения, совершение насильственных преступлений. При этом размер ущерба, причиненного в результате ДТП, в расчете на 1 осужденного являлся самым высоким — 44 830 грн., поскольку все проанализиро­ванные нами случаи наказания сотрудников за данный вид преступле­ния предполагали причинение смерти потерпевшим.

Таким образом, размер наиболее вероятного прямого ущер­ба за 1992-2006 гг. был оценен в 49 млн. 789 тыс. 905 грн., или 3 млн. 319 тыс. грн. ежегодно, хотя с поправкой на коэффициент ла­тентности эта сумма в действительности является значительно боль­шей. Кроме приведенных цифр, нужно также учитывать ущерб в виде общего количества летальных исходов и телесных повреждений. Со­гласно ведомственной статистики МВД Украины, из числа сотрудников в течение 1992-2006 гг. были осуждены: за совершение умышленного убийства — 171 человек, за совершение изнасилования — 48 человек, хулиганства — 87 человек, причинение телесных повреждений раз­личной степени тяжести — 198 человек, т. е. 504 человека. При этом важны следующие моменты.

Во-первых, случаи злоупотребления властью практически всегда сопровождаются незаконным причинением потерпевшему (или не­скольким потерпевшим) телесных повреждений. Поэтому факт осуж­дения сотрудника ОВД за данный вид преступления на практике пред­полагает наличие, как минимум, одного гражданина, потерпевшего от рукоприкладства или незаконного применения спецсредств. Во-вто­рых, как было отмечено выше, в судебной практике факт привлече­ния сотрудника ОВД к уголовной ответственности за совершение ДТП всегда связан со смертью одного из потерпевших. Поэтому с учетом сказанного дополнительно к официальным статистическим данным мы могли смело добавить последствия совершенных сотрудниками за 1992-2006 гг. 421 ДТП и 354 случаев злоупотребления властью в виде летальных случаев и причинения телесных повреждений различной степени тяжести соответственно.

В 2011 г. криминологом В. П. Шариковой была предпринята попытка установить более точные масштабы преступного ущерба, нанесенно­го сотрудниками ОВД при исполнении ими служебных обязанностей. В ходе исследования был проведен количественно-качественный ана­лиз приговоров судов, вынесенных в отношении бывших сотрудников органов внутренних дел на протяжении 2008-2010 годов в 17 регио­нах Украины. Результатом специального отбора стали приговоры, вы­несенные за совершение преступлений, непосредственно связанных именно с выполнением служебных обязанностей.

По результатам анализа В. П. Шариковой было установлено, что на одного осужденного из числа бывших сотрудников ОВД приходится в среднем 3088 грн. причиненного ущерба (материального и мораль­ного), что является результатом калькуляции, выведенного из общей суммы прямого материального ущерба, указанного в приговорах судов, а также суммы всех присужденных гражданских исков. Если рассчитан­ную среднестатистическую сумму причиненного ущерба в 3088 грн. применить ко всему массиву 1042 сотрудников ОВД, осужденных в те­чение 2008-2010 гг., то метод экстраполяции позволяет получить сумму в 3 млн. 217 тыс. 696 грн. Иными словами, сотрудниками органов внут­ренних дел при исполнении служебных обязанностей ежегодно причи­няется преступный ущерб в среднем на сумму 1 млн. 072 тыс. 565 грн.[61]

Разумеется, полученную сумму убытков, установленную исключи­тельно по результатам анализа приговоров судов, следует дополни­тельно скорректировать суммой гражданских исков, поданных граж­данами относительно незаконных действий сотрудников ОВД без воз­буждения уголовных дел, в рамках гражданского судопроизводства.

Так, согласно данным, предоставленным Государственной казна­чейской службой Украины на запрос Харьковского института соци­альных исследований, размер ущерба, причиненного незаконными действиями органов дознания, досудебного следствия, прокуратуры и суда, составил в 2009 г. — 7 704 829,36 грн., в 2010 г. — 6 797 387,49 грн., на июнь 2011 г. — 8 055 045, 06 грн. Согласно данным Верховного суда Украины, для компенсации ущерба, причиненного незаконными дей­ствиями органов дознания и досудебного следствия в первом полуго­дии 2010 г. было присуждено к взысканию 2 млн. 778 тыс. 500 грн. В ука­занную сумму входит и сумма ущерба, причиненного сотрудниками органов внутренних дел. Поскольку в 2010 году каждый десятый иск, по информации Верховного суда Украины, касался сотрудников ОВД Украины, исследователи с высоким уровнем вероятности констатиро­вали, что размер вреда, причиненного незаконными действиями ор­ганов дознания и досудебного следствия внутренних дел, в 2010 году может оцениваться суммой примерно в 583 тыс. 486 грн.[62]

Таким образом, В. П. Шарикова, учитывая ежегодный средний убы­ток, установленный по приговорам судов (1 млн. 072 тыс. 565 грн.), и ежегодную сумму удовлетворенных гражданских исков (583 486 грн.), пришла к логическому выводу, что денежный эквивалент ущерба, ежегодно причиняемого сотрудниками ОВД при исполнении служеб­ных обязанностей, в среднем составляет 1 млн. 656 тыс. грн.

К общей сумме ежегодного ущерба мы должны добавить те суммы, которые обязано выплачивать государство в соответствии с решени­ями Европейского суда по правам человека в качестве компенсации. Например, абсолютный рекорд для Украины был установлен в 2010 го­ду — 29 миллионов гривен. А за 2012 год по решениям Европейского суда украинцы получат более 7 миллионов гривен компенсаций, из которых большую часть составляют компенсации за дела в отношении пыток и жестокого обращения со стороны правоохранителей.

Так, в 2012 г. Европейский суд по правам человека обязал выпла­тить самую крупную компенсацию, которую когда-либо присуждал суд гражданам Украины, 150 тысяч евро, жителю Ивано-Франковской об­ласти Б. Савицкому.

Более 14 лет назад Богдана Савицкого избил наряд патрульно-по­стовой службы. «После работы зашел с друзьями в бар, а затем обна­ружил, что у меня пропал велосипед, — вспоминает Савицкий. — По­близости оказалась автозаправочная станция. Я пошел туда, и у меня возник конфликт с оператором АЗС, который не разрешил позвонить домой по служебному телефону, а вместо этого вызвал милицию». При­бывшие на место правоохранители, как утверждает Савицкий, избили его. Врачи диагностировали переломы двух позвонков. С тех пор он при­кован к инвалидной коляске.

35 тысяч евро получит житель г. Чернигова Михаил Коваль, его супруга и сын. Людей избили во время задержания.[63]

«Милиция вломилась к ним домой разбираться, отдал ли сын одол­женную электродрель двум знакомым. Закончилось все сотрясением мозга, переломом ребра и гематомами. Милиционеры избивали людей сначала дома, а потом в отделении, куда их доставили «добровольно давать объяснения». Ни многочисленные медицинские справки, ни по­казания пострадавших, которые опознали своих мучителей, не стали поводом наказать правоохранителей. В их действиях компетентны­ми органами просто не был найден состав преступления», — заявили в Украинском Хельсинкском союзе, сотрудники которого представляли интересы семьи в Европейском суде.

Европейский суд также признал, что арест бывшего министра МВД был незаконен и обязал государство выплатить 15 тысяч евро мораль­ного ущерба.[64]

Уровень латентности

Отдельно стоит сказать, что полученные суммы ежегодного вре­да не учитывают уровня латентности преступлений, совершаемых со­трудниками ОВД.

По оценкам различных экспертов, в Украине соотношение зарегис­трированных и латентных преступлений составляет 1:3, 1:5, а то и 1:10.[65] Исследование, проведенное В. Ф. Оболенцевым в отношении 23 наибо­лее распространенных в Украине преступлений, показало, что уровень латентности для них находится в достаточно благополучных преде­лах — в среднем 30%.[66] В то же время нельзя не согласиться с довода­ми О. М. Литвака, указывающего, что оценка латентности преступлений в сфере хозяйственной деятельности и коррупции не является адекват­ной, поскольку регистрации подлежит не более 1-2% данных преступ­лений.[67] Отдельные международные исследования склонны считать уро­вень выявленных преступлений в пределах не менее 50% от фактически совершенных.[68] По данным российских исследователей, реальным отбы­ванием наказания в виде лишения свободы завершаются лишь 4-5% от фактически совершенных и 10% зарегистрированных преступлений.[69]

Существование латентной преступности определяется целым ря­дом факторов. Среди них — специфика отдельных видов преступле­ний, предполагающих скрытный характер их совершения; целенаправ­ленные усилия субъектов преступления, маскирующих совершаемые преступления под правомерные действия; дистанцированная позиция населения по отношению к правоохранительным органам, основанная на негативном опыте или низком уровне правосознания; страх перед репрессиями со стороны преступника; незаявление о совершенных деликтах, совершенных в ближайшем окружении (например, о наси­лии в семье); нарушение принципов регистрации преступлений (выбо­рочный прием заявлений граждан, отказ в регистрации ущерба малого или слишком большого размера); слабая работа судов; несоблюдение режима законности в деятельности правоохранительных органов.[70]

Преступлениям же, совершенным сотрудниками ОВД, в силу ряда обстоятельств характерен еще больший уровень латентности. Напри­мер, в сфере служебной деятельности он может превышать официаль­но признанный в 10-12 раз.

Как правило, более высокий уровень латентности «милицейской» преступности изначально определяется спецификой субъекта преступ­ления. Будучи сами ответственными за объективность оценки преступ­ности, сотрудники имеют возможность манипулировать ее показате­лями, а также использовать профессиональные знания для сокрытия следов преступления. Немаловажен при этом и более высокий интел­лектуальный уровень правонарушителей для увеличения латентности.

В исследовании, проведенном А. С. Новаковым, среди наиболее весомых факторов, определяющих повышенную степень латентности преступлений среди личного состава ОВД, указываются также несо­вершенство методов выявления преступлений, совершаемых сотруд­никами милиции, формальный контроль за деятельностью ОВД, нали­чие круговой поруки среди сотрудников, забота руководства о ложно понимаемой «чистоте мундира».[71]

Последний фактор часто имеет место в случаях, когда при совер­шении общеуголовных преступлений руководство подразделений пытается если не скрыть их полностью, то хотя бы завуалировать сте­пень криминализации неправомерных действий подчиненных, пред­ставляя совершенные деяния как преступления не общеуголовного порядка, а совершенные в сфере служебной деятельности. С данным фактором связана и широко распространенная в странах СНГ практи­ка увольнения сотрудников по отрицательным основаниям за наруше­ния законности вместо привлечения их к уголовной ответственности.

Анализ материалов увольнений сотрудников милиции по так на­зываемым отрицательным мотивам, осуществленный С. А. Алтуховым, свидетельствует о том, что приблизительно в 65% случаях выявленные нарушения законности по характеру и степени общественной безо­пасности ничем не отличались от преступных посягательств, предус­матривающих уголовную ответственность.[72]

Так, ст. сержант милиции Л, сотрудник спецподразделения ППСМ «Беркут», заступив на дежурство, вместе с напарником отклонились от маршрута и, переодевшись в гражданскую одежду, зашли на 1,5 часа в кафе. Там ст. сержант милиции Л. затеял драку, вышел на улицу для дальнейшего выяснения отношений с неизвестными, после чего был оглу­шен. Неизвестные скрылись, отобрав при этом у Л. табельное оружие. По­следний был уволен из ОВД без последующего возбуждения уголовного дела.1

К приведенному перечню факторов можно добавить наличие у со­трудников ОВД широкого спектра властных полномочий, что позволя­ет реализовывать часть незаконных действий под видом проведения стандартных оперативно-розыскных и процессуальных действий. Дан­ное обстоятельство позволяет скрывать часть противозаконных дейс­твий даже от непосредственного руководства, на которое возложена функция внутреннего контроля за поведением подчиненных. Напри­мер, результаты проведенного российскими учеными опроса показы­вают, что попытки сокрытия сотрудниками преступлений становятся известными руководству МВД лишь в 45,8% случаев, а органы проку­ратуры знают лишь 24% таких случаев.[73] Поэтому для российских орга­нов внутренних дел приблизительный уровень латентности различных правонарушений может выглядеть следующим образом (см. табл. 1.15).

 

Табл. 1.15. Латентность отдельных видов преступлений и правонарушений, совершаемых сотрудниками РФ (в %)

Вид деяния

Скрыто от руководства

Скрыто от прокуратуры

Взяточничество

80,5

85,4

незаконное административное задержание

71,6

88,8

превышение должностных полномочий

59

,7

9,

7

Злоупотребление должностными полномочиями

59

74,3

Халатность

51,3

78,5

необоснованное привлечение к административ­ной ответственности

49,2

54,9

необоснованное применение спецсредств

38,4

72

необоснованное применение оружия

38,4

39,2

 

1             Архiв ДВБ ГУБОЗ МВС УкраТни. НС по надзвичайним подiям у Харювськш обл. № 110 (нетаемно). 2002.

 

С. А. Шалгунова в связи с особенностями личности правонарушителей акцентирует внимание на сложности своевременного выявления сотруд­ников, склонных к совершению правонарушений, чему способствует не­разработанность научно-прикладных методик диагностики поведения.[74]

Вполне очевидным является и тот факт, что повышенному уровню латентности «милицейских» преступлений способствует поведение по­терпевших в виде нежелания обращаться в различные инстанции для защиты своих прав. Несмотря на довольно распространенные факты нарушения законности при проведении обыска жилых помещений (на­меренная порча вещей, оскорбительные высказывания, мелкие кражи и незаконное изъятие), в материалах служебных проверок почти не встречаются жалобы граждан в отношении указанных действий сотруд­ников. Наиболее распространенными причинами такой позиции являет­ся нежелание быть втянутым в уголовный процесс, боязнь преследова­ния и мести со стороны сотрудников ОВД, наличие судимости, неверие в помощь правоохранительных органов, нежелание огласки.

Мартыненко О. А., Самотиевич В. А.

Из книги «Преступления сотрудников органов внутренних дел Украины», 2013.



[1] Социально-психологический анализ дисциплины в административной службе милиции: научно-практическое пособие / Под общ. ред. проф. А. М. Бандурки. Х., 1998; Мартыненко О. А. Детерминация и предупреждение преступности среди персонала ор­ганов внутренних дел Украины: монография — Х.: Изд-во ХНУВД, 2005.

[2] Архiв ДВБ ГУБОЗ МВС Украши. НС по надзвичайним подiям у Луганській обл. № 144. 2001. Т. 2 (нетаемно); Архiв ДВБ УБОЗ МВС України. НС по надзвичайним подiям у Сумській обл. № 108 (нетаемно). 2001.

[3] Архiв ДВБ ГУБОЗ МВС Украши. НС по надзвичайним подiям у м. Киевi № 140. 2001. Т. 3 (нетаємно).

[4] Про суттевi прорахунки в організації роботи територiальних та транспортних управлшь з питань зміцнення дисципліни та законності серед особового складу: Наказ МВС України № 499 вщ 29.05.2002 р.

[5] Архiв ДВБ ГУБОЗ МВС Украши. НС по надзвичайним подiям у м. Києвi № 99. 2002. Т. 2 (нетаємно).

[6] Архiв ДВБ ГУБОЗ МВС Украши. НС по надзвичайним подiям у Львiвськiй обл., № 102, Т. 1 (нетаемно), 2001.

[7] Архiв ДВБ ГУБОЗ МВС Украши. НС по надзвичайним подiям у Рiвненськiй обл., № 107 (нетаємно). 2002.

[8] Примаченко А. Юрий Луценко: «В отдельных случаях мы сталкиваемся с физиче­ским сопротивлением подчиненных» // Зеркало недели. 2005. № 7 (535).

[9] Гаркуша В. В. Контрольна дiяльнiсть державно!' автомобтьноТ шспекцп за право- мнршстю експлуатацп транспортних засобiв: Автореф. дис. .. .канд. юрид. наук: 12.00.07 — Мiжрегiональна Академия управлшня персоналом — К., 2012. — 20 с.

[10]     Сахно Ю. Правопорушниюв у мтщейських мундирах до вщповщальносп! // Мтщя УкраТни. 2005. № 7 (97); Мундир не захищае вщ Закону // 1менем Закону. 2005. № 35(5473).

[11] Кротенко А, Мценская Л., Комолова Д. Сезон охоты // Наш город (Мелитополь). 2004. № 12 (46).

[12]    Слуцька Тетяна ванвна. Криминальна вщповщальшсть за перевищення влади або службових повноважень. Дис.канд. юрид. наук: 12.00.08 / Т. I. Слуцька; Нац. акад. внутр. справ УкраТни. — К., 2010.

[13]     http://vidgolos.com/122534-milicioneri-prodali-shkiryani-rechdoki-za-miljon.html

[14]     Права людини в дiяльностi украТнськоТ мтщп — 2011. — КиТв-Харюв: Права лю- дини, 2011 р. — 354 с.

[15]     http://allnews.od.ua/?news=67751

[16]     http://www.obozrevatel.eom/news/2010/6/25/374418.htm

[17]     http://dneprovka.dp.ua/t11995/

[18]     http://www.unian.net/ukr/news/news-462440.html

[19]     http://www.0629.com.ua/news-16669.html

[20]     http://fakty.ua/news/9421-v-chernigovskoj-oblasti-pri-poluchenii-vzyatki-zaderzhan- starshij-doznavatel-rajotdela-milicii?logout=1

[21]     http://www.beznarkotikov.org/news/news_v_gitomire_na_vzyatke_pojmali_dvuh_ oficerov

[22]     http://reporter.zp.ua/2011/12/07/v-zaporozhe-budut-sudit-militsionera-vzyatochnika

[23]     http://www.blik.ua/eontent/view/45783/

[24]     http://dosye.eom.ua/news/2011-10-02/v-nikolaeve-borec-s-ehkonomicheskoi-prestup- nostju-popalsja-na-vzjatke-v-100-tysjach-griven/14832/

[25]     http://www.kommersant.ua/doc-u.html?docId=1673154&issueId=7000810

[26]     http://illion.ship.ua/news/tag/33/harkov/

[27]     http://videonews.com.ua/news/view/25897

[28]     Про стан дисципл^и i законносп серед особового складу оргашв внутршшх справ УкраТни за 2008 рт // МВС Украши. — 25 лютого 2009 року. — № 3442/ВР.

[29]     http://www.fromua.com/news/8bc85d1157baf.html

[30]     http://cripo.com.ua/?sect_id=10&aid=111916

[31]     Права людини в дiяльностi украТнськоТ мтщп — 2010. — Харюв: Права людини, 2010 р. — 276 с.

[32] В Полтавской области милиционеров, торговавших наркотиками, приговорили к трем и шести годам тюрьмы // http://umdpl.info/index.php?id=1353650448

[33]    В Киеве будут судить милицейскую наркобанду // http://umdpl.info/index.php?id= 1356675055

[34]     http://www.mediacentr.info/socio/v-harkove-uvolili-chetveryh-milicionerov

[35]     http://cripo.com.ua/?sect_id=10&aid=112682

[36]     http://gazeta.ua/articles/scandals-newspaper/380406

[37]     http://news.zn.ua/articles/81311

[38]    Архiв ДВБ УБОЗ МВС Украши. НС по надзвичайним подiям у Херсонськш обл. № 111. 2002. Т. 1 (нетаемно).

[39]          http://5.ua/newsline/230/0/77430

[40]     Наглядова справа по НП № 78, 2003 р. Архiв УВБ ГУБОЗ МВС Украши.

[41]     !гнатов О. М. Насильницьк злочини, що вчиняються пра^вниками оргаыв внут- ршых справ УкраТни: кримшолопчна характеристика, детермша^я та попередження: Монографiя / О. М. 1гнатов — Х.: ТОВ «Вид-во «Формат Плюс», 2008 — 296 с.

[42]     Наглядова справа по НП № 140, т.3, 2001р. Архiв УВБ ГУБОЗ МВС УкраТни.

[43]     Права людини в дiяльностi украТнськоТ мтщп — 2011. — КиТв-Харюв: Права лю- дини, 2011 р. — 354 с.

[44]     !гнатов О. М. Насильницьк злочини, що вчиняються пра^вниками оргаыв внут- ршых справ УкраТни: кримшолопчна характеристика, детермша^я та попередження: Монографiя / О. М. 1гнатов — Х.: ТОВ «Вид-во «Формат Плюс», 2008 — 296 с.

[45]     Мошторинг незаконного насильства в органах внутршшх справ УкраТни (2004­2011 рр.) / Х1СД. — Харюв: Права людини, 2011. — 180 с.

[46]     Права людини в дiяльностi украТнськоТ мтщп — 2011. — КиТв-Харюв: Права люди­ни, 2011 р. — 354 с.

[47]     http://obozrevatel.com/technology/litvin-initsiiruet-sozdanie-reestra-prestuplenij-na-pochve-nenavisti.htm

[48]       Права людини в дiяльностi украТнськоТ мтщп — 2010. — Харюв: Права людини,

*          р. — 276 с.

[49] http://www.pres-centr.ck.ua/security/14976/

[50] На Волин роми скаржаться на мтщю // pravda.lutsk.ua

[51]     http://cripo.com.ua/?sect_id=13&aid=96745

[52] http://www.umdpl.info/index.php?id=1316165543

[53] Архiв 1нспекцп з особового складу ДРП МВС УкраТни. Матерiали про надзвичайн поди в УМВС УкраТни у Сумськш обласп. Спр. № 165, т. 3, 246 арк.

[54]     http://korrespondent.net/ukraine/events/1123839

[55]     Мартиненко О. А. КримЛнолопчна характеристика правопорушень, що вчинюються пра^вниками ОВС УкраТни / О. А. Мартиненко // Право i безпека. — 2004 — № 3. — С. 78-82.

[56]     !гнатов О. М. Насильницьк злочини, що вчиняються пра^вниками оргаыв внут- рщшых справ УкраТни: кримннолопчна характеристика, детермша^я та попередження: Монографiя / О. М. 1гнатов — Х.: ТОВ «Вид-во «Формат Плюс», 2008 — 296 с.

[57]     Определение судебной коллегии по уголовным делам апелляционного суда Лу­ганской области от 08.06.2007 года. — Дело № 11-703/07.

[58]    Кримшолопя: Загальна та Особлива частини / За ред. проф. I. М. Даньшина. — Хар- юв: Право, 2003.

[59]     Новаков О. С. Кримннолопчна характеристика та профтактика злочиыв, як вчи- няються пра^вниками мтщп у сферi службово'1' дiяльностi: Дис...канд. юрид. наук: 12.00.08. — К., 2003.

[60]     Мартиненко О. А. Злочини серед пра^вниюв ОВС Украши: Тх детермша^я та по- передження: Дис.д-ра. юрид. наук: 12.00.08. — Харюв, 2006.

[61] Шарикова В. П. Причинение преступного вреда сотрудниками органов внутрен­них дел при выполнении служебных обязанностей: детерминация и предупрежде­ние. — Дис.канд. юрид. наук: 12.00.08. — Харьков, 2012.

[62]    Мошторинг незаконного насильства в органах внутршшх справ УкраТни (2004-2011рр.) / Х1СД. — Харюв: Права людини, 2011.

[63] Жертви катувань чершпвсько'Т мтщп отримають 35 тисяч евро компенсацп // http://helsinki.org.ua/index.php?id=1354108239

[64]     Украина заплатит за ошибки правоохранителей более полумиллиона евро // http://www.echr.ru/news/msg.asp?id_msg=2272

[65]     Бандурка А. М., Давыденко Л. М. Преступность в Украине: причины и противодейс­твие: Монография. Харьков, 2003.

[66]     Оболенцев В. Ф. Актуальн проблеми латентноТ злочинносп: Автореф. дис.канд. юрид. наук. Х., 2001.

[67]     Литвак О. М. Державний контроль за злочиннктю (кримшолопчний аспект): Дис.д-ра юрид. наук. Х., 2001.

[68]     Understanding Crime Experiences of Crime and Crime Costs of the International Conference. Rome, 1820 November 1992. UNICRI. Rome, 1993.

[69]     Лунеев В. В. Преступность ХХ века: мировые, региональные и российские тенден­ции / В. В. Лунеев. — Изд. 2-е, перераб и доп. — М.: Волтерс Клувер, 2005. — 912 с.

[70]     Крим^олопя: Загальна та Особлива частини / За ред.проф. I. М. Даньшина. Х, 2003.

[71]     Новаков О. С. КримЛнолопчна характеристика та профтактика злочиыв, як вчиня- ються пра^вниками мтщп у сферi службовоТ дiяльностi: Дис...канд. юрид. наук. К., 2003.

[72]     Алтухов С. А. Преступления сотрудников милиции (понятие, виды и особенности профилактики). СПб., 2001.

[73]     Черепашкин А. С. Криминологическая характеристика и предупреждение пре­ступлений, совершаемых сотрудниками милиции общественной безопасности: Дис... канд. юрид. наук. Омск, 2004. С. 43.

[74]     Шалгунова С. А. Кримiнально-правовi та кримннолопчы заходи попередження ха- барництва серед ствробггнигав оргаыв внутршых справ: Дис.канд. юрид. наук. К., 1999.

Читайте также: