ГлавнаяМорской архивИсследованияБиблиотека












Логин: Пароль: Регистрация |


Голосование:
Вам нравится наш сайт?


Отличный сайт!
Хороший сайт
Встречал и получше
Совсем не понравился





» » "Подстрекатели" во Второй мировой войне
"Подстрекатели" во Второй мировой войне
  • Автор: Vedensky |
  • Дата: 24-05-2014 16:07 |
  • Просмотров: 2158

Немного скрываемых ныне подробностей подготовки к войне.

Согласно обвинительному заключению Нюрнбергско­го международного военного трибунала (МВТ) первыми агрессиями Германии в Европе был захват Австрии и Чехословакии. Но нынешние «профессиональные исто­рики» как бы в упор не видят бросающихся в глаза «сов­падений». Да, Францию и Англию попрекают, что они немедленно не приняли мер и не освободили Австрию хотя бы с помощью Лиги Наций. Но никто не рассматри­вает, а до Австрии ли было в то время Франции?

План захвата Австрии («план Отто») Гитлер утвердил еще 24 июня 1937 года. По этому плану он накалил со­бытия в Австрии и ввел туда войска 12 марта 1938 года. Казалось бы, Франция и Англия и союзница Франции Польша должны были прореагировать на захват Герма­нией суверенного европейского государства, но дело в том, что накануне, 10 марта, на польско-литовской гра­нице кем-то был убит польский солдат. Польша отклони­ла попытки Литвы создать совместную комиссию, тут же выдвинула Литве ультиматум, развернула в прессе кампа­нию с призывом похода на Каунас и начала готовиться к захвату Литвы. И Германия тут же согласовала с Польшей захват всей Литвы и лишь заявила, что ее в Литве интере­сует Клайпеда. Теперь уже и Советскому Союзу стало не до Австрии ввиду угрозы войны у своих границ.

И что было делать Франции? В одном конце Европы союзница-Польша ввязывается в войну в перспективе даже не с Литвой, а с СССР, а в другом немцы нагло лезут в Австрию. С самого начала Франция попросила свою со­юзницу утихомириться и помочь ей, но Польша не только не помогла Франции, а еще и начала упрекать Францию, что та не хочет помочь Польше в захвате Литвы.

Соединим исходные данные. Германия захватывает Австрию, Франция боится этого усиления Германии и не хочет допустить его, для чего даже пытается привлечь в случае войны с Германией из-за Австрии Советский Союз, который тоже боится усиления Германии. И в это время «союзница» Франции Польша с благословения Гер­мании готовит захват Литвы! В результате, не дав решить вопрос с пропуском советских войск через свою терри­торию в случае если СССР и Франция заключат союз в защиту Австрии, Польша обессилила Францию и позво­лила Германии обосноваться в Австрии беспрепятствен­но — фактически помогла Германии совершить первую агрессию в Европе.

Если бы этот случай совместных действий Польши и Германии был последним, то его можно было бы считать совпадением, но это польское пособничество Германии в агрессии против Австрии было только началом.

Отвлекусь. Сегодня руководителей предвоенного СССР обвиняют в том числе и в преступлениях, предусмотрен­ных Уставом МВТ, а у обвинителей этого трибунала были большие проблемы в части определения второй агрессии стран оси в Европе. Дело в том, что хотя страны-победи­тельницы, создавшие Трибунал, уже назначили в качестве преступников не истинных разжигателей войны и их со­участников, а того, кого они хотели, но второй агрессией стран оси в Европе был захват Чехословакии в 1938 году. Для обвинителей МВТ от Англии и Франции проблема была в том, что Чехословакию заставила сдаться нем­цам не Германия, а Германия, Италия, Великобритания и Франция, т.е., «миролюбивый цвет западной демокра­тии». Великобритания и Франция действовали «в инте­ресах европейских стран оси», и согласно статье 6 Устава МВТ их тогдашние руководители также подлежали суду, чего эти страны, само собой, не могли допустить.

Чехословакия имела военный союз с Францией, за­ключенный с целью обороны именно от немецкого напа­дения. Франция имела такой же военный союз и с Поль­шей. Когда в 1938 году Германия предъявила претензии чехам, в интересах Франции было, чтобы Польша и Че­хословакия заключили и между собой военный союз, но именно Польша категорически воспротивилась этому. Дело дошло до того, что Франция попыталась воздейст­вовать на поляков, чтобы они убрали с поста министра иностранных дел Ю. Бека, который руководил междуна­родными связями Польши. Поляки не убрали Бека и во­енного союза с чехами не заключили. Почему? Поскольку такая же ситуация возникла и в 1939 году, когда Польша отказалась заключать оборонительный союз против нем­цев с СССР, то ответ на этот вопрос очень важен, тем бо­лее что дальнейшее развитие событий этот ответ высвети­ло и показало, чего именно добиваются поляки.

Напомню, что Франция в 1935 году вынуждена была заключить военное соглашение с СССР о защите от нем­цев Чехословакии. Для Советского Союза это были два договора: с Францией и с Чехословакией. Причем по ним Советский Союз обязывался помочь Чехословакии, если ей окажет помощь «старый союзник», т.е. Франция.

В 1938 году Германия, угрожая Чехословакии войной, требует от нее часть территории. Теперь союзник Чехосло­вакии Франция в случае реального нападения немцев на чехов должна будет объявить Германии войну и ударить по ней. И вот в этот момент второй союзник Франции, Поль­ша, нагло заявляет французам, что она не объявит войну Германии, поскольку в этом случае не Германия напада­ет на Францию, а Франция на Германию, более того, она и не пропустит советские войска в Чехословакию. А если бы СССР попытался пройти в Чехословакию через терри­торию Польши силой, то кроме Польши ему объявила бы войну и Румыния, с которой Польша имела военный союз, направленный против СССР. Причем еще в 1932 году Польша обязалась в случае войны с СССР выставить 60 дивизий. Этим отказом помочь французам в защите чехов, поляки начисто обезоружили или обескуражили Францию, подорвали в ней стремление к сопротивлению. Франция побоялась одна вступиться за Чехословакию и вынуждена была сдать немцам этого своего очень сильного союзника.

В этот момент открыто и внятно заявил о своей готов­ности сражаться с агрессором только Советский Союз: за 6 месяцев, предшествовавших захвату немцами Судетской области Чехословакии, он 10 раз официально заявил, что свой договор с ней исполнит, кроме этого, 4 раза СССР конфиденциально сообщил об этом Франции, 4 — Чехо­словакии и 3 — Англии. Более того, СССР заявил, что ис­полнит этот договор, даже если Франция от него откажется, т.е. если с Германией, Польшей и Румынией ему придется воевать только в союзе с Чехословакией. Но сами чехи сда­лись немцам. И сдались по следующим причинам.

29 сентября 1938 году в Мюнхене собрались главы че­тырех европейских государств и подписали между собой следующее соглашение.

«Мюнхен, 29 сентября 1938 г.

Германия, Соединенное Королевство, Франция и Италия согласно уже принципиально достигнутому соглашению от­носительно уступки Судето-немецкой области договорились

о  следующих условиях и формах этой уступки, а также о не­обходимых для этого мероприятиях и объявляют себя в силу этого соглашения ответственными каждая в отдельности за обеспечение мероприятий, необходимых для его выполнения.

  1. Эвакуация начинается с 1 октября.
  2. Соединенное Королевство, Франция и Италия согласи­лись о том, что эвакуация территории будет закончена к 10 октября, причем не будет произведено никаких разрушений имеющихся сооружений, и что чехословацкое правительство несет ответственность за то, что эвакуация области бу­дет произведена без повреждения указанных сооружений...»

Далее следуют даты этапов вывода из Судет чехосло­вацких войск и населения. Подписали это соглашение канцлер Германии А. Гитлер, премьер-министр Франции Э. Деладье, вождь Италии Б. Муссолини и премьер-ми­нистр Великобритании Н. Чемберлен. Советский Союз по понятным причинам не пригласили, а мнение чехов никого не интересовало. Заметьте, что в соглашении ни в малейшей мере не мотивируется, по какой причине Че­хословакия обязана отдать немцам свою территорию, по­скольку никаких разумных мотивов не было — так захоте­ли агрессоры и их пособники, Англия и Франция. Этого достаточно.

Поэтому и мучились обвинители на Нюрнбергском процессе, пытаясь этот гнусный сговор в обвинительном заключении представить так, как будто это только Герма­ния была агрессором. В конце концов они придумали сле­дующую формулу обвинения: «После того как нацистские заговорщики угрожали войной, Соединенное Королевство и Франция 29 сентября 1938 г. в Мюнхене заключили согла­шение с Германией и Италией, предусматривающее уступку Судетской области Германии. От Чехословакии потребова­ли согласиться с этим. 1 октября 1938 г. немецкие войска оккупировали Судетскую область».

Понимаете, в чем дело? Оказывается, Германия, имев­шая 70 млн человек населения, напугала войной Британ­скую империю, в которой жил каждый четвертый человек мира и имевшую вместе с метрополией 532 млн человек, и Французскую колониальную империю, имевшую 109 млн человек. Напугала настолько, что эти империи отказались от помощи тогдашних 170 млн человек Советского Союза.

* * *

Вот из-за этих трудностей обвинителей на скамьях подсудимых в Нюрнберге сидели не все из тех, кто на­чал Вторую мировую войну. А в первую очередь на этой скамье должна была сначала сидеть, а потом на виселице висеть довоенная польская элита. И вот почему.

Вместе с Германией в октябре 1938 года напала на Чехословакию и Польша, отхватив у чехословаков Те- шинскую область, в которой на тот момент проживало 156 тыс. чехов и всего 77 тыс. поляков. Причем эти поля­ки, в отличие от украинцев и белорусов в самой Польше, не испытывали в Чехословакии никакого культурного или экономического гнета и не собирались присоединяться к Польше. Но что самое примечательное — Польша напа­ла на Чехословакию безо всякого разрешения Англии и Франции — абсолютно самостоятельно!

Когда Германия потребовала у Чехословакии Суде­ты, то и поляки с венграми начали канючить у немцев с англичанами и французами свои доли, но в Мюнхенском сговоре их отодвинули в четвертое, последнее дополнение к Соглашению и ничего не разрешили. В нем было на­писано так: «Главы правительств четырех держав заявля­ют, что если в течение ближайших трех месяцев проблема польского и венгерского национальных меньшинств в Чехо­словакии не будет урегулирована между заинтересованны­ми правительствами путем соглашения, то эта проблема станет предметом дальнейшего обсуждения следующего совещания глав правительств четырех держав, присутст­вующих здесь».

Никаких трех месяцев поляки не ждали и никаких со­глашений с чехами не заключали — они выдвинули Че­хословакии ультиматум и напали на нее. Таким образом, если на Нюрнбергском процессе у Германии было оп­равдание своей агрессии в том, что она действовала с со­гласия двух стран, будущих победителей, то у поляков не было ни малейшего оправдания — по Уставу МВТ Поль­ша была агрессором в чистом виде! И эта мысль достойна того, чтобы ее выделить шрифтом.

Польша является агрессором, начавшим Вторую миро­вую войну в Европе.

В своем капитальном труде «Вторая мировая война» Черчилль пишет о Польше: «Нужно считать тайной и трагедией европейской истории тот факт, что народ, спо­собный на любой героизм, отдельные представители которого талантливы, добродетельны, обаятельны, постоянно про­являет такие огромные недостатки почти во всех аспектах своей государственной жизни. Слава в периоды мятежей и горя; гнусность и позор в периоды триумфа. Храбрейшими из храбрых слишком часто руководили гнуснейшие из гнусных! И все же всегда существовали две Польши: одна из них бо­ролась за правду, а другая пресмыкалась в подлости».

А вот мнение о польской элите еще одного незауряд­ного человека, тоже ярого противника СССР, прекрас­ного полководца, которого даже немцы, в этом деле небесталанные, хотели видеть главнокомандующим не- мецко-польскими армиями в войне с СССР, фактическо­го основателя довоенной Польши Юзефа Пилсудского. Уже в 1927 году на съезде легионеров в Калише он сказал: «Я выдумал множество красивых слов и определений, кото­рые будут жить и после моей смерти и которые заносят польский народ в разряд идиотов».

Таким образом, накануне Второй мировой войны пра­вительству СССР пришлось иметь дело, словами Черчил­ля и Пилсудского, с гнусными идиотами во главе Поль­ши. Причем, как отмечал и Черчилль, это не случайность, а польская традиция. Можно даже сказать, что сажать себе на шею гнусных идиотов — это польский националь­ный вид спорта. Жаль, конечно, что в этом виде спорта нынешняя Россия все чаще и чаще завоевывает золотые медали на мировых первенствах. При таких достоинст­вах польской элиты всему миру было бы хорошо, если бы вся Польша вместе со всей своей элитой переехала куда-нибудь в Канаду или Мексику, но накануне Второй мировой, к несчастью всех стран, Польша была соседкой СССР. И это все определило.

Юрий Мухин

Из книги «Уроки Великой Отечественной»

Читайте также: