ГлавнаяМорской архивИсследованияБиблиотека












Логин: Пароль: Регистрация |


Голосование:
Вам нравится наш сайт?


Отличный сайт!
Хороший сайт
Встречал и получше
Совсем не понравился





» » Какую участь готовил Гитлер народам Европы
Какую участь готовил Гитлер народам Европы
  • Автор: Vedensky |
  • Дата: 24-05-2014 16:05 |
  • Просмотров: 2478

Как должно было выглядеть это немецкое рабство? Итак, когда национал-социалисты во главе с Гитлером пришли к власти, то Советский Союз официально запро­сил правительство Германии — являются ли цели, указан­ные Гитлером в «Моей борьбе», целями немецкого госу­дарства? Отдадим должное Гитлеру — он не стал юлить или обманывать: ответа на запрос Советского Союза не последовало. Стало ясно, что в противовес немецкому мечу остается срочно ковать советский меч.

На какие земли в СССР конкретно претендовала Гер­мания? По ее первоначальным планам в состав Германии должны были войти Прибалтика, северо-западные облас­ти России и Крым. Из этих регионов полностью выселя­лось все коренное население, и они становились земля­ми собственно Германии. На всей остальной территории СССР, до линии Урал—Волга—Астрахань, создавались марионеточные государства, аналог нынешних «суверен­ных» государств СНГ, во всех отношениях полностью за­висящие от Германии. Эти государства и должны были быть собственно колониями Германии.

На территориях этих «московий» и «украин» должны были быть построены чисто немецкие города и села, типа элитных поселков нынешних «новых русских», в которых туземцам запрещено было бы жить, — это и были собст­венно немецкие колонии. А русские, украинцы и другие народы должны были бы жить в своих городах и селах, но работать на полях немецких колоний, на немецких заводах, фабриках и нефтепромыслах. Правда, немцы собирались и сами работать, поэтому по их планам в их колониях оставлялось всего 50 млн славян, а остальные выселялись за Урал.

Существует навязываемое Западом мнение, что раб ха­рактеризуется покорностью. Это неправильно — это то, к чему принуждают раба свободные люди, а не то, чего он хочет сам.

На самом деле рабы могут быть и непокорны, и строп­тивы. Но еще в Древнем Риме раба поняли и оценили и нашли то, что необходимо, чтобы держать раба в покор­ном рабстве. Раб — это тот, чья цель в жизни: «Хлеба и зрелищ!» Это homo sapiens, у которого нет никаких чело­веческих целей, есть только животная цель — нажраться и поразвлекаться. Именно ради этой цели раб и работает на того, кому его труд нужен, ради этой цели он и покорен.

Рабу не нужна свобода, он ее ненавидит, поскольку она отвлекает его от хлеба и зрелищ. Свободный человек бесплатно трудится на благо общества, свободный чело­век подвергает риску свою жизнь в сражениях по отстаи­ванию своей свободы. Зачем это рабу? Если его хозяин обеспечивает ему хлеб и зрелища, то раб счастлив, и ни­какая свобода ему не нужна, более того, он будет яростно противиться этой свободе.

Чем цель жизни древнеримского раба — «хлеба и зре­лищ» отличается от нынешней цели обывателя — «по­треблять и развлекаться»? Только объемом потребляемого и извращенностью развлечений. Водка дешевая, телеви­зор есть, проституток на Тверской навалом — что еще рабу нужно? Какая к черту свобода?!

Да, сегодня советские люди находятся под оккупаци­ей западных рабов желудка и похоти, сегодня советские люди рабы рабов. Вот что очень страшно. Будь мы рабами свободных людей, было бы не так обидно.

Думаю, что читатели уже готовы высмеять меня: под какой же мы оккупацией, если по улицам не ходят ино­странные солдаты с автоматами и не кричат на нас: «Хальт! Хенде хох!»? Если нас плетками не гонят на работу какие- нибудь эсэсовцы?

Беда в том, что после Второй мировой войны даже в СССР боевая военная пропаганда не была заменена мир­ным осмыслением произошедшего: мы так и не смогли понять, каким образом немцы собрались нас поработить. Уверен, что для многих знания даже о немецких конц­лагерях подменяются кадрами из фильмов, в которых заключенные в окружении толп эсэсовцев дробят камни в каменоломне, т.е. обыватели видят совершенно идиот­ское использование рабочей силы очень рациональными немцами. Которым, кстати, страшно не хватало людей на фронте, в связи с чем они никак не могли содержать мно­гочисленную охрану в концлагерях, не могли специально уничтожать заключенных или нерационально использо­вать их труд.

Кто знает, что в концентрационном лагере Освенцим, в котором, по еврейским легендам, немцы якобы умерт­вили газом 4 млн евреев, вся внутренняя полиция была еврейской? Что когда при приближении советских войск немецкий персонал лагеря вынужден был отступать на Запад и предложил заключенным дожидаться Красной Армии, то основная масса евреев стала вместе с немцами уходить от нашей армии? Ведь наши войска нашли совер­шенно пустыми концлагеря Освенцим и Майданек, в ко­торых сотни тысяч евреев производили немцам искусст­венный бензин, каучук и взрывчатку, и о быте евреев в этих лагерях вынуждены были расспрашивать окрестных поляков.

Мы, советские люди, пели о концлагере Бухенвальд песню «Бухенвальдский набат», имея в виду, что в этом лагере немцы безжалостно уничтожали заключенных («сотни тысяч заживо сожженных строятся, строятся в колонны к ряду ряд»), а американский писатель Толанд, которого никак не заподозришь в любви к немцам и в антисемитизме, написал биографию Гитлера, за которую получил Пулитцеровскую премию, и в этой книге пишет:

«В 1943 году Морген переводится в отдел финансовых преступлений при СД. В начале лета ему было поручено ру­тинное дело о коррупции в концлагере Бухенвальд. Его ко­менданта Карла Коха заподозрили в том, что он посылает заключенных на работы по найму и присваивает себе деньги, уплаченные нанимателями. Первоначальное расследование не дало результатов: многочисленные свидетели поддержали утверждение Коха о его невиновности.

В июле Морген приехал в Веймар и начал новое расследова­ние. К своему удивлению, он увидел в лагере чистоту и порядок. Заключенные выглядели здоровыми, загоревшими и откормлен­ными. К их услугам были почта, большая библиотека и даже публичный дом, устраивались концерты, кинопросмотры и спортивные соревнования. Когда Морген начал копать глубже, он узнал, что коррупция в Бухенвальде началась с прибытия большой группы евреев после «Хрустальной ночи».

Согласитесь, это как-то не вяжется с «сотнями тысяч заживо сожженных». Неужели для того чтобы заживо сжечь евреев, их нужно сначала откармливать 5 лет («Хру­стальная ночь» была в 1938 г.), водить в публичные дома и на концерты?

Совершенно не вяжутся с реальностью и пропаганди­стские штампы о том, как немцы собирались превратить в рабов народы СССР на той территории, которую они собирались присоединить к рейху. Никаких эсэсовцев с собаками, никаких конвоев и надсмотрщиков с палками!

Сатирик М. Жванецкий, человек в общем неглупый, накануне выборов 1996 года в телепередаче с Познером, конец которой я нечаянно посмотрел, остерёгся как-ли­бо хаять СССР и призвал поддержать Ельцина только по двум причинам — потому что «мы его выбрали» и потому что он дал Жванецкому свободу, которой тот не имел в СССР.

Давайте мысленно представим, что гитлеровские орды всё-таки выиграли войну, и зададим себе вопрос: а при Гитлере Жванецкий имел бы больше свободы, чем при Ельцине, или меньше? Не прочти я «Застольные разго­воры Гитлера», застенографированные Г. Пикером, я бы сам свой вопрос считал идиотским, настолько засели в голове стереотипы фильмов и книг о периоде оккупации. Но из этих «Разговоров» Гитлер предстал циничным, но умным психологом, большим знатоком того мещанства, которое называет себя элитой, интеллигенцией и которое морочит голову обывателю.

Тему о свободе покоренных народов Гитлер поднял 11 апреля 1942 года и затем в течение ряда месяцев возвра­щался к ней. Начал он её с принципиальных положений, как вы понимаете, не предназначенных для широкого круга. «За ужином шеф заявил, что показателем высоко­го уровня культуры является отнюдь не личная свобода, но ограничение личной свободы организацией, охватывающей как можно больше индивидуумов, принадлежащих к одной расе», — записывал Пикер.

Это основная база рассуждений Гитлера. Не знаю, чи­тал ли он древнегреческого философа Платона, который еще в IV веке до н.э. изрек истину: «Из крайней степени свободы всегда возникает величайшее и жесточайшее раб­ство», — но Гитлер для оккупированных народов СССР предусматривал именно крайнюю степень личной свобо­ды: «И поэтому, властвуя над покорёнными нами на вос­точных землях рейха народами, нужно руководствоваться одним основным принципом, а именно: предоставить про­стор тем, кто желает пользоваться индивидуальными сво­бодами, избегать любых форм государственного контроля (получи, Миша, долгожданную свободу! — Ю.М.) и тем самым сделать всё, чтобы эти народы находились на как можно более низком уровне культурного развития».

По планам Гитлера немцы и покоренные русские, ук­раинцы и другие народы должны были жить абсолютно раздельно, немцы — в особых изолированных колониях, т.е. так, как живут сегодня «новые русские», — в отдель­ных, хорошо охраняемых районах. Так что для покорён­ных народов свобода планировалась наиполнейшая — го­вори что хочешь, пиши что хочешь — хоть на голове стой, но только, правда, против колонизаторов не выступай. Ну, так ведь Жванецкий и не выступает. А в остальном Гитлер очень тонко понимал людей типа Жванецкого. «Ибо чем примитивнее люди, тем больше воспринимают любое ограничение своей свободы, как насилие над собой», — говорил он.

Не буду цитировать, просто перечислю, чем Гитлер хо­тел одарить наших отцов, на радость Жванецкому. В ар­мии служить не надо, даже альтернативной службы нести не надо (служба только для немцев): «Но самое глупое, что можно сделать на оккупированных территорияхэто выдать покоренным народам оружие. — Тут у Гитлера и тени сомнений не было, он учил: — Необходимо, чтобы спокойствие и порядок на всем оккупированном русском про­странстве обеспечивали только наши собственные войска». В школу ходить не надо: «Ни один учитель не должен при­ходить к ним и тащить в школу их детей». Церкви, сек­ты — любые; улицы, дома можно не убирать; прививки можно не делать, можно даже не лечиться. «Но нужно действовать осторожно, чтобы эта наша тенденция не бросалась в глаза. И если кто-либо из страдающих зубной болью непременно захочет лечиться у врача, хорошо, один раз можно сделать исключение», — предупреждал Гит­лер энтузиастов. И полная свобода передвижения, даже большая, чем сегодня, поскольку: «И покорённые народы также обязаны знать, как работает транспортная систе­ма. Но это — единственное, чему мы должны их обучить... Столица рейха — Берлин, и каждый из них хоть раз в жиз­ни должен там побывать», — требовал Гитлер установить для русских, так сказать, безвизовый режим в Шенген­скую зону.

Но может возникнуть вопрос: а дал бы Гитлер Жва- нецкому возможность смело рассказывать нам свежие анекдоты про Брежнева и Хрущева? Гитлер об этом поза­ботился в пределах возможностей тогдашних технических средств связи: «Гораздо лучше установить в каждой дерев­не репродуктор и таким образом сообщать людям новости и развлекать их...» Так что Караулов со Сванидзе и прочими Киселевыми тоже нашли бы где проявить своё «свобод­ное творчество». «Только, чтобы никому в голову не взбрело рассказывать по радио покорённым народам об их истории: музыка, музыка, ничего кроме музыки. Ведь весёлая музыка побуждает в людях трудовой энтузиазм. И если люди могут позволить себе танцевать до упаду, то это, насколько нам известно, широко приветствовалось во времена Системы» (Веймарской республики. — Ю.М.).

Дотошный читатель может усомниться: а как же Гит­лер — при такой личной свободе покорённых народов — собирался заставить нас работать на оккупантов? Элемен­тарно, Ватсон!

«А стимулировать в достаточной степени поставки сельскохозяйственной продукции и направление рабочей силы в шахты и на военные заводы можно продажей им со скла­дов промышленных изделий и тому подобных вещей», — не скрывал Гитлер от своих слушателей тонкости психоло­гии «гомо примитивикус».

Жванецкий и его братья по разуму, совести и чести вся­чески убеждают нас любить Горбачева, Ельцина, Путина. А за что? Ведь они только осуществили то, что задумал Гитлер. Гитлера вам надо любить, ребята, — Гитлера!

Насколько нынешнее положение России соответствует планам оккупации СССР Гитлера, просто поражает. Выше вы видели, что немцы строго боролись со взяточничест­вом, даже начальника концлагеря Бухенвальд расстреля­ли за это. Но боролись они со взяточничеством только среди немцев, и соответственно Геббельс, едва Германия оккупировала Польшу, записывает в своем дневнике и сам подчеркивает: «Поощрять слабость и коррупцию. Так лучше всего управлять побежденным народом». Мы что, не видим эту самую коррупцию в России?

Видим все, но не понимаем, что происходит.

Зачем Гитлер хотел предоставить русским индивидуаль­ные свободы? Чтобы, еще раз цитирую, «...извлечь из окку­пированных русских территорий все, что можно». Почему индивидуально свободные русские будут рабами? Потому что немцы предоставили бы им импортные, снова цити­рую, «...промышленные изделия и тому подобные вещи».

А что происходит сегодня? Сегодня русские сами своими руками грабят будущее своих детей, извлекая из России все, что можно — нефть, металлы, энергию, — и отправляя это на Запад. И делают они это совершенно свободно за все те же импортные товары.

В чем разница между сегодняшним днем и немецкой оккупацией? Немцы на наших землях хотели и сами ра­ботать, и грабить нас. А сейчас на Западе нет желающих работать самим, и нас только грабят. Вы можете оценить размер грабежа по непрерывно растущим ценам, по ли­квидации бесплатного жилья, бесплатного образования, бесплатного лечения. Но размер грабежа можно оценить и в общем. Согласно «Российскому статистическому еже­годнику» за 1995 год в 1990 году в советской, коммунисти­ческой России доход в долларовом эквиваленте среднего русского гражданина был на 26% выше дохода южноко­рейца. А в 1999 году, по данным ЦРУ США, доход сред­него русского, т.е. доход Абрамовичей и Ходорковских, сложенный с доходом трудящегося человека и деленный на численность населения, уже составлял едва 32% от до­хода среднего южнокорейца. А это значит, что если бы нас не грабили и мы оставались в Советском Союзе, то каждый из нас сегодня жил бы материально в четыре раза лучше, чем сегодня. И в миллион раз лучше — духовно.

Но зато, как уверяют грабители и их местные холуи в науке и прессе, теперь у нас есть свобода. Да, есть. И эта свобода гитлеровская.

Юрий Мухин

Из книги «Уроки Великой Отечественной»

 

Читайте также: