ГлавнаяМорской архивИсследованияБиблиотека












Логин: Пароль: Регистрация |


Голосование:
?


!



Самое читаемое:



» » Сопковидная насыпь в курганной группе Куреваниха III на р. Мологе
Сопковидная насыпь в курганной группе Куреваниха III на р. Мологе
  • Автор: Malkin |
  • Дата: 12-05-2014 17:21 |
  • Просмотров: 3467

Курганные группы в районе д. Куреваниха Устюженского района Вологодской области из­вестны с XIX в. Это крупнейший на Русском Севере комплекс археологических памятников I тыс. н. э. - начала II тыс. н. э. Впервые сведения о них опубли­кованы в своде И. Романцева[1]. При впадении р. Кать в р. Мологу, на стрелке, располагается городище Куре- ваниха I, выше его по обоим берегам р. Кать - курган­ные группы Куреваниха II и VIII. В двух километрах ниже по течению р. Мологи, также на её правом бе­регу, находится курганная группа Куреваниха III и по­селение Куреваниха IV. Городище и курганы неодно­кратно обследовались археологами и краеведами: в 1950-е гг. здесь побывал Б. М. Яковцевский, директор Устюженского краеведческого музея; в 1960-е про­водил раскопки московский археолог А. В. Никитин[2]. В 1975 г. научным сотрудником ГИМа археологом Н. В. Тухтиной на курганную группу Куреваниха III была составлена первичная учётная документация.

В работе пойдёт речь об одной из насыпей в со­ставе курганной группы Куреваниха III. Группа рас­полагается на правом берегу р. Мологи, при впадении ручья Дегтярня (Дегтярного), в 1,3 км к северо-восто­ку от деревни. Молога протекает с юго-запада на севе­ро-восток, образуя прямой участок протяжённостью около 3 км. Курганная группа занимает территорию надпойменной террасы высотой 4-6 м над уровнем воды, расположенную между двумя ручьями - Дег­тярным и безымянным. С юго-востока территорию ограничивает болото. Крайние насыпи удалены друг от друга на 0,5 км. Большинство из них располагается в сосновом бору, цепочкой вдоль дороги из д. Курева­ниха на перевоз к бывшему погосту Перя.

По плану Н. В. Тухтиной в группе 12 насыпей. К настоящему времени в могильнике известно не ме­нее 17 насыпей высотой 0,5-7 м. Большинство курга­нов имеет полусферическую форму, вокруг насыпей прослеживаются кольцевые канавки. Все насыпи имеют кладоискательские ямы. Исследование курга­на № 5 (нумерация в соответствии с первичной учёт­ной документацией) было начато Н. В. Гуслистовым в 1980 г.[3], закончено А. Н. Башенькиным в 1988 г.[4] Кур­ганы № 13-17 впервые выявлены А. Н. Башеньки- ным, насыпи № 13,15-17 раскопаны Северорусской археологической экспедицией под руководством А. Н. Башенькина в 1990 г.[5], 2004-2005 гг.[6], 2007 г.[7], от­несены к культуре длинных курганов. Определение костей из раскопок 1980 и 1988 гг. выполнено к. и. н., доцентом кафедры этнологии и антропологии ЛГУ Н. Н. Цветковой в 1989 г.

В 1980 г. экспедиция Вологодского областного краеведческого музея (ВОКМ) под руководством на­учного сотрудника Николая Васильевича Гуслисто- ва начала раскопки насыпи № 5. Насыпь занимала в группе обособленное положение, находясь на наи­более высоком, окаймлённом низиной и ручьём при­брежном участке. Северо-западная пола этой насыпи, расположенной на самом обрыве, размывалась весен­ними паводками, а затем осыпалась в летний период. По-видимому, это обстоятельство - интенсивное раз­рушение насыпи - и сыграло основную роль в выбо­ре объекта раскопок. Через две недели после начала работ, 17 июля 1980 г., в экспедиции случилась тра­гедия: при переправе через Мологу утонули Н. В. Гуслистов, его сын Саша и студент А. Дмитрихин. Работы были прекращены и в 1980 г. не возобновлялись. От­чёт выполнили научный сотрудник ВОКМ И. Ф. Ники­тинский и студенты Вологодского педагогического института, принимавшие участие в раскопках.

Результаты раскопок насыпи Н. В. Гуслистовым в 1980 г.

Составители отчёта в соответствии с полевой документацией Н. В. Гуслистова сохранили название курганной группы - Дегтярня, и номер насыпи - № 1. Насыпь до раскопок имела высоту около 5,5-6 м, диа­метр 32-34 м, вокруг кургана прослеживался ровик. С северной стороны существовала значительная осыпь из-за подмыва рекой. В вершине находилась грабительская яма размерами 3 х 2 м, глубиной 1 м, выходившая по склону к осыпи. Вершина насыпи по­лучила условную отметку 888, за нулевой уровень был принят уровень камня, лежавшего у уреза воды в р. Мологе напротив насыпи.

Сетка раскопа был сориентирована по направ­лению линии берега. Первоначально была зачищена осыпь северной полы насыпи и раскопаны квадраты, непосредственно окружающие подножие кургана (рис. 1). Затем снята вершина насыпи на 2-3 м. Одно­временно снимались линии квадратов по периметру насыпи. Полностью раскопаны линии квадратов: уча­сток с севера, обращённый к реке, размерами 38 х 2 м; с восточной стороны - 4-6 х 20 м; с южной - 24 х 6 м, с западной - 2 х10 м. Наиболее значительно были вскрыты восточная и южная полы насыпи. До ма­терика, за который был принят бурый песок, были вскрыты северная линия (уровень 400, 380) и запад­ные линии квадратов. С южной и восточной сторон до бурого песка (уровень 300) раскопаны только крайние линии.

У подножия насыпи и под её полами зафиксиро­ван тёмно-гумусированный (по-видимому, тёмно­серый. - А. Б., М. В.) слой с угольными прослойками, мощностью до 0,3 м. В нём найдены камни, кости жи­вотных, фрагменты лепной сетчатой и гладкостенной неорнаментированной керамики, фрагмент грузика дьякова типа (рис. 3: 12).

Слой насыпи представлен светло-гумусиро- ваннным песком (по-видимому, светло-жёлтым или светло-серым. - А. Б., М. В.), с зольными и углистыми прослойками. В нём встречались фрагменты лепной неорнаментированной керамики, в том числе с ямоч­ным орнаментом, сетчатой керамики, камни, кости и зубы животных. К находкам из насыпи относятся ещё три предмета, хранящиеся в музейной коллек­ции ВГИАХМЗ из раскопок 1980 г., но не включённые в отчёт: буса пастовая красно-коричневого цвета диа­метром 8 мм (кв. К-6, уровень 830); железная обувная подкова с двумя отверстиями для гвоздей (уровень 400); точильный камень подтреугольной формы (110 х 125 х 30 мм, толщина 25-40 мм), со слегка во­гнутыми боковыми гранями (кв. З-8, пласт 3).

В вершине насыпи, на уровне 800-700, обнару­жены остатки двух впускных погребений по обряду ингумации. Одно из них - детское, черепом на юго- запад, безинвентарное - погребение № 5. Другое представлено только человеческим черепом, принад­лежащим молодому мужчине. Номер погребению не присваивался.

Погребения по обряду трупосожжения на сторо­не (№ 4 и 1 - 3) выявлены при зачистке осыпи в цен­тральных квадратах К-I, Л-I, М-I (рис. 2). Погребение № 4 - разрозненные кальцинированные кости и три фрагмента лепной неорнаментированной керамики найдены на уровне от 445 до 420 в кв. Л, М-1, основ­ная масса костей вместе с угольным песком находи­лась в яме размерами 1 х 0,4 м. Вещей и керамики нет. Погребение полностью расчищено не было.

Описание погребений № 1-3 приведём по тексту отчёта 1980 г.: «После снятия светло-гумусированно- го слоя осыпи и слоя угольного песка на уровне -380 в слое тёмно-гумусированного песка стали выявлять­ся очертания ямы размерами 180 х 50 см. Яма имела очертания неправильного овала и была ориентиро­вана по длинной оси вдоль реки. В её заполнении, не­много более тёмном, чем окружающий тёмно-гумуси- рованный слой, стали встречаться мелкодроблёные кальцинированные кости человека. При дальнейшей зачистке выяснилось, что яма заглублена в материк и разделяется на 3 меньшие по размерам. На уровне 370 слой костей сплошь заполнял ямки. На этом уров­не в крайней юго-западной ямке, названной как «по­гребение № 1», были обнаружены нож и меч из же­леза, лежащие рядом. Нож с прямой спинкой длиной 16 см. Меч односторонний длиной 67 см, шириной 1 см, толщина спинки 8 мм. Носок вытянут.

В средней ямке были обнаружены на уров­не 370 нож железный, кресало и каменный брусок, которые лежали один на другом в комплексе. Нож с прямой спинкой длиной 16 см. Кресало в виде пла­стинки с одним тупым и другим серповидным загну­тым краем... Размеры кресала: длина 11 см, ширина до 2,5 см. Каменный брусок с четырьмя гранями, хо­рошо зашлифован. Размеры: 9 х 2 х 1,7 см. В третьей северо-восточной ямке вещей не обнаружено. Во всех трёх ямках кости шли сплошным слоем до дна их, до уровня 260» (по-видимому, в цифре опечатка: должно быть 360. - А. Б., М. В.)8.

Анализ сохранившихся любительских фотогра­фий участников экспедиции 1980 г. и отметок погре­бений на пакетах находок позволяет утверждать, что погребения № 1-3 не прорезали погребальную пло­щадку, тем более материк. Они располагались непо­средственно над погребальной площадкой. Во время работ Н. В. Гуслистов не выделял три отдельных по­гребения, а считал три ямки частью одного погребения № 1. На слайдах участников экспедиции погребе­ния сфотографированы с масштабными линейками и с карточками, маркирующими компактные кучки кальцинированных костей как «№1», «№1А» и «№1Б». Идентично подписано около десятка пакетов с костя­ми, хранящимися в фонде археологии ВГИАХМЗ: «П-1 1-Л 360» - погребение № 1, квадрат Л-I, уровень 360; «П-1А Л-1 360», «П-1Б Л-1 360» и т. п. Кости из всех па­кетов чистые, без каких-либо примесей угля и золы. Среди археологического материала Н. Н. Цветковой выделены кости взрослого мужчины, взрослой (зре­лой) женщины, подростка старше 10 лет и крупного животного (-ых?). Таким образом, это коллективное единовременное захоронение, и далее оно называет­ся погребение № 1.

Инвентарь погребения № 1 представлен на ри­сунках 4-5: меч (рис. 5: 13), нож, тот, что найден около меча (рис. 4: 9); точильный сланцевый брусок (рис. 4: 6), пластинчатое кресало с крюком на конце (рис. 4: 7), нож (рис. 4: 8).

Меч длиной 664 мм с узким однолезвийным клин­ком (длина 570 мм) и скошенным в одну сторону лез­вием. Длина черена (стержня рукояти) - 94 мм. Лезвие клинка по всей длине коррозировано. Ширина лезвия у черена 24 мм, наименее тронутого коррозией участка 2 мм. Обух клинка имеет толщину 8 мм у черенка, 6 мм у острия. Сечение клинка пятигранное. Лезвие снабже­но достаточно выраженными «долами» - углубления­ми, проходящими по всей длине клинка. Ширина дола 10-11 мм, на острие он повторяет форму режущей кромки. Благодаря подобной конфигурации, меч ста­новился более лёгким, ему придавалась дополнитель­ная жёсткость за счёт двух дополнительных граней. В музейной коллекции с маркировкой «Меч» имеется несколько фрагментов двойных узких пластин из кор­розированного железа шириной 4-7 мм. Они могли быть обкладками деревянной рукояти. Учитывая не­большую длину черена - 94 мм - рукоять была на один хват. Такой меч предназначался для рубящих движений.

Комплекс находок из погребения (два железных ножа с прямыми спинками, кресало, точильный бру­сок) характерен для широкого круга археологических памятников Восточной Европы: памятников культу­ры длинных курганов, восточно-литовских курганов, такие вещи встречаются на позднедьяковских памят­никах. Уникальным этот комплекс делает меч. Погребение № 1 насыпи № 5 в курганной группе Куревани­ха III является единственным захоронением с мечом в погребальных насыпях V-VIII вв. на Русском Севере.

Результаты раскопок насыпи в 1988 г.

В 1987 г. в ходе разведки, проведённой Северо­русской археологической экспедицией под руковод­ством А. Н. Башенькина по правому берегу р. Мологи, была обследована курганная группа Куреваниха III. Насыпь № 5, лишённая растительности и дёрна, об­резанная вертикальными стенками со всех сторон, осыпалась и оползала. В следующий полевой сезон, в 1988 г., курган был раскопан полностью.

К началу работ останец насыпи имел высоту около 1 м, его поперечник по линии ЮЗ-СВ (параллельно бе­регу) составлял 22 м, по линии СЗ-ЮВ - 16 м. Вершина оплыла, крайние квадраты осыпались, заполнив ранее выбранный ров. Была восстановлена поквадратная сетка раскопа, оставлены две взаимно перпендику­лярные бровки шириной 1 м. За нулевой уровень была принята вершина насыпи до начала работ 1980 г. (от­метка 888), вершина останца определена как -224.

Насыпь сооружена из песка, в ней встречались от­дельные небольшие валуны. Вследствие различных перекопов, оползней и осыпей, песок разного цвета: серый, светло-серый, жёлтый, жёлто-серый и бурый (рис. 2). В основании насыпи, на уровне от -450 до -490, залегал культурный слой поселения Куревани­ха IV (чёрная и тёмно-серая супесь), из которого в неё попали колотые очажные камни, мелкие фрагменты ямочно-гребенчатой, сетчатой и лепной гладкостен­ной неорнаментированной керамики. Диаметр погре­бальной площадки, окружённой ровиком, составлял не менее 22 м. Внутренний край рва чётко читался по обрезу культурного слоя на площадке. Ширина рва - 6-8 м, глубина до 1,5 м, заполнен тёмно-серым песком с угольками и золой. В насыпи зафиксирован следующий приём сооружения: земля из ровика вы­брасывалась на край погребальной площадки, обра­зуя своеобразный подковообразный вал высотой до 8 м и шириной 4 м. Центральная часть площадки оставалась свободной. Именно в центре площадки находились очаг и часть погребений (№ 9, 4, 8). По­сле совершения погребений центральная часть была закидана серым песком, насыпь возведена до высоты 6-1,8 м. Через какое-то время насыпь досыпалась, снова был использован приём сооружения вала, и только после этого - засыпки центральной части.

В насыпи обнаружены два захоронения по обря­ду ингумации: погребение № 6 - разрозненные кости взрослого человека в кв. Л-3, М-3 на уровне от -255 до -300, и погребение № 7 - разрозненные кости ребён­ка в возрасте 6-7 лет в кв. М-9 на уровне -448.

В насыпи обнаружено более двадцати инди­видуальных находок разных эпох, в т. ч. изделия из кремня: фрагменты рубящего орудия, ножа, скребок на пластине. Среди находок из насыпи вычленяется комплекс эпохи раннего железного века (РЖВ): фраг­мент «грузика дьякова типа» (рис. 2: 1); фрагмент глиняного шарика (рис. 2: 2); обломок гранитного оселка (рис. 2: 9); точильные сланцевые бруски (рис. 2: 7, 11); оплавленная подвеска в виде бубенчика с петлей (рис. 5: 4); железные шило и скобель (рис. 5: 9, 10); три ножа с горбатой спинкой (рис. 5: 6-7, 11-12) и другие предметы (рис. 2: 3, 4, 6; рис. 5: 5, 9, 14).

На контакте насыпи и культурного слоя (уровень -488 -490) найдены ещё три предмета эпохи РЖВ: фрагмент бронзовой спиральки на проволоке (рис. 5: 2), оплавленная бронзовая пряжка с заклёпкой и на­сечками (рис. 5: 1), подвеска в виде птицы с раскрыты­ми крыльями размерами 58 х 47 мм (рис. 5: 3). Подве­ска хорошей сохранности, покрытая патиной. Пряжки с насечками и бронзовые подвески в виде птичек с раскрытыми крыльями являются типичными пред­метами в могильниках с трупосожжениями раннего железного века Молого-Шекснинского междуречья, в том числе располагающихся в непосредственной близости от группы Куреваниха III[8]. Датировка этих вещей - конец I тыс. до н. э. - начало I тыс. н. э.

К комплексу культуры длинных курганов из на­сыпи относятся фрагмент серебряного орнаментиро­ванного лунничного височного кольца (рис. 4: 3), се­ребряная выпуклая бляшка (рис. 4: 5), нож с прямой спинкой (рис. 4: 10).

Под насыпью обнаружены остатки погребения № 4 (предположительно) и ещё два погребения по обряду кремации. Погребение № 4 - в кв. Л-2, в ямке глубиной 0,25 м, несколько кальцинированных косто­чек. Кости принадлежат ребёнку. Погребение № 8 - в кв. К-2, в ямке диаметром 0,2 м, глубиной 0,2 м, каль­цинированные кости, вещей нет. Кости принадлежат взрослому человеку. Погребение № 9 находилось в кв. К-3 (рис. 2). Округлое пятно тёмно-серой супеси диаметром 1,5 м выявилось на уровне -430. Среди костей найдены оплавленные бронзовые предметы: бляшка-обоймица от головного венчика (рис. 4: 1), бляшка-обойма из бронзы с позолотой (рис. 4: 2), три бронзовые трубчатые пронизи (рис. 4: 4). Кости при­надлежат взрослому человеку (старше 30 лет) и жи­вотному. Глубина ямы 0,25 м, кости особенно плотно заполняли придонную часть. Дно было неотчётливо, поскольку эта погребальная яма располагалась над другой, выкопанной в культурном слое поселения и прорезавшей материк. Нижняя яма имела подпрямо- угольные очертания, размеры 2 х 1,6 м, глубину 0,8 м, дно плоское. Заполнена чистым серым песком, без на­ходок. На крае северной стенки располагалась кучка из 4 камней размерами 0,3 х 0,2 х 0,1 м, рядом ещё 3 камня. Для углистой плашки из погребения № 9 име­ется радиоуглеродная дата: 1210+50 (ЛЕ-3457). Ещё одна радиоуглеродная дата имеется для фрагмента угля из этого же квадрата К-3, с немного более высо­кого уровня -407: 1460+90 (ГИН-7207).

В 0,5 м к югу от погребения № 9 находился очаг из плах (рис. 2). Он залегал на верхнем уровне куль­турного слоя (-483) в виде тёмных угольных полос на площади 2,2 х 1,8 м. Очаг был сооружён из двух ярусов параллельно уложенных жердей, жерди верхнего яру­са располагались перпендикулярно нижнему. Находок нет. Датировка очага по С-14 - 1260+30 (ЛЕ-3456).

Выявленный под насыпью культурный слой имел два горизонта отложений. Верхний - чёрная супесь с колотыми очажными камнями, сетчатой и лепной гладкостенной керамикой, мощностью 0,15-0,35 м. В нём найдены фрагмент предмета из камня (рис. 3: 5), обломок глиняного грузила (рис. 3: 8), литейная форма (рис. 3: 10), оселок (рис. 5: 8); фрагмент обра­ботанной кости животного. Нижние отложения пред­ставлены бурым песком толщиной 0,1-0,4 м, в кото­ром встречались фрагменты ямочно-гребенчатой керамики, найдены кремнёвые нож, орудие и ноже­видная пластина. Кремнёвые находки из насыпи, упо­минавшиеся выше, несомненно, происходят из этого же слоя. Материк - плотный жёлтый песок.

Работы на поселении Куреваниха IV, впервые вы­явленном при раскопках насыпи № 5 Н. В. Гуслистовым, были продолжены А. Н. Башенькиным в 1996, 2004­2005 гг.[9]. Поселение вытянуто вдоль берега Мологи на 360 м, вглубь берега на 70-140 м, имеет культурный слой мощностью до 0,6 м, содержит материалы эпох не­олита, бронзы, раннего железа и Средневековья.

***

Для определения культурной принадлежности и времени сооружения насыпи важны погребения по обряду кремации. В насыпи было не менее 4 погребе­ний, кремация умерших была совершена на стороне, остатки трупосожжений помещались как индивиду­ально (погребения № 4, 8-9), так и коллективно (№ 0, в двух присутствуют сожжённые кости животных. Все погребения безурновые, погребения № 4 и № 8 безинвентарные. Первоначальным можно считать погребение № 9, располагавшееся в геометрическом центре будущей насыпи, рядом с ритуальным очагом. По вещам и радиоуглероду оно датируется кон. VII - I пол. VIII вв. Затем были сооружены погребения № 1, № 4, № 8. Не исключено, что были и другие по­гребения по обряду кремации, разрушенные граби­тельской ямой и осыпью. С ними можно связывать отдельные находки: нож с прямой спинкой, красно­коричневую бусу. Погребальный инвентарь: ножи с прямой спинкой, точильный брусок, бляшки-обойми- цы, лунничное височное кольцо и др. - близок инвен­тарю захоронений в курганах № 13, 15-17 этой груп­пы и характеризует погребения как принадлежащие культуре длинных курганов. Меч как предмет воору­жения не несёт чёткой этнической окраски: многие типы оружия являются общераспространёнными для средневекового мира Восточной и Северной Европы в силу своей универсальности. Присутствие в погре­бальном инвентаре оружия является указанием не столько на род занятий - профессиональную военную деятельность, - сколько на социальный статус по­гребённого. Несомненно, что и масштабы насыпи, её обособленное расположение у самого обрыва Мологи, за ручьём, отделяющим насыпь от других курганов, на очень красивом месте, должны были демонстри­ровать роль и значение определённой семьи в жизни местного социума эпохи раннего Средневековья.

Следует отметить, в группе Куреваниха III име­ются погребения, датируемые не позднее V в. н. э.: погребение № 1 из кургана № 17 имеет дату С-14: 1510+30 (ЛЕ-8336). Таким образом, курганная группа Куреваниха III является наиболее ранним северо-вос­точным памятником культуры длинных курганов.

В насыпи № 5 оказались не менее удивительные артефакты предшествующей эпохи: бронзовая подве­ска-птичка и оплавленные подвеска-бубенчик и пряж­ка с насечками, встречающиеся исключительно в мо­гильниках раннего железного века кон. I тыс. до н. э. - нач. I тыс. н. э., принадлежавших финно-угорскому населению. В окрестностях д. Куреваниха к настоя­щему времени авторами статьи проведены раскопки на четырёх могильниках РЖВ[10]. Вероятно, могильник раннего железного века располагался рядом с будущей насыпью, предположительно, со стороны реки. От­дельные кальцинированные кости и железные ножи с горбатыми спинками, найденные в насыпи, также мог­ли происходить из этого могильника. Уроженец д. Ста- роквасово, расположенной рядом с д. Куреваниха, рас­сказывал авторам статьи в 2007 г., что детьми в конце Х - начале 50-х гг. XX в. они находили на песчаной осыпи у этой насыпи «медные бляхи с птицами».

Курганный могильник Куреваниха III и поселе­ние Куреваниха IV, работы на которых были начаты Н. В. Гуслистовым, а в конце 80-х гг. XX - нач. XXI вв. продолжены авторами статьи, - уникальные архео­логические памятники не только Устюженского рай­она, но и всего Русского Севера.

 

А. Н. Башенькин М. Г. Васенина

Из сборника материалов научной конференции История и археология Русского Севера, посвящённой 60-летию со дня рождения Н. В. Гуслистова, Вологда, 2012



[1]  Романцев И. О курганах, городищах и жальниках Новго­родской губернии. Новгород, 1911. С. 94, 96.

[2]  Никитин А. В. Раскопки курганов в Вологодской области // АО, 1967. М., 1968. С. 16-17.

[3]  Гуслистов Н. В., Никитинский И. Ф. Отчёт о работе Воло­годской археологической экспедиции в 1980 г. // ВГИАХМЗ.

[4]  Башенькин А. Н. Отчёт о работах в Вологодской области в 1988 году // ИА РАН. С. 31–39; Башенькин А. Н., Васенина М. Г. Нижняя дата высоких погребальных насыпей Новгородской земли // Новгород и Новгородская земля. История и археология. Новгород, 1989. С. 30–31.

[5] Башенькин А. Н. Отчёт о работах Северорусской археологи­ческой экспедиции в Вологодской и Ленинградской обла­стях в 1990 году // ИА РАН. С. 29-30.

[6] Башенькин А. Н., Васенина М. Г. Исследования комплекса памятников у д. Куреваниха на р. Мологе в 2004-2005 гг. // Археология Севера : материалы археологических чтений памяти С. Т. Еремеева. Череповец, 2007. С. 43-47.

[7] Башенькин А. Н. Славяне на востоке Новгородской земли. VI-IX вв. // Труды II (XVIII) Всероссийского археологическо­го съезда в Суздале. Т. II. М, 2008. С. 94-97.

[8] Васенина М. Г, Башенькин А. Н. Комплекс «домиков мёрт вых» у д. Куреваниха на р. Мологе // Первобытная и средневековая история и культура Европейского Севера: проблемы изучения и научной реконструкции : междунар. науч.-практ. конф. : сб. научн. ст. и док. П. Соловецкий (Архангельская обл.), 2006. С. 74-84.

[10]    Васенина М. Г, Башенькин А. Н. Комплекс «домиков мёртвых»... С. 74-84.

Читайте также: