ГлавнаяМорской архивИсследованияБиблиотека












Логин: Пароль: Регистрация |


Голосование:
?


!



Самое читаемое:



» » Новые формы холодной войны против России
Новые формы холодной войны против России
  • Автор: Prokhorova |
  • Дата: 10-02-2014 20:54 |
  • Просмотров: 3493

Вернуться к оглавлению

Олег Платонов

Из книги «Тайное мировое правительство. Война против России»

ГЛАВА 11

Новые формы холодной войны против России. — Разжигание антирусских настроений в Восточной Европе. — Заговор космополитических сил и западных спецслужб в Чехословакии. — США разыгрывают «китайскую карту». — «Агрессивная война идей». — «Разрядка» (задушить врага в объятиях). — Эскалация холодной войны при Рейгане. — Новые программы подрывных действий. — Америанские генералы готовят нападение на СССР. — Западная провокация с южнокорейским самолетом. — Усиление шпионажа и диверсионной работы против России. — Подготовка агентов влияния

Разжигание антирусских настроений среди населения Восточной Европы (прежде всего в славянских странах) было одним из главных средств борьбы Запада в холодной войне против России. Особые подразделения западных спецслужб по специальным методикам из года в год распространяли ан­тирусскую литературу, распускали по разным каналам (через радиостанции или через своих агентов) клеветнические слухи. Русский народ, оказывавший в ущерб себе странам Восточной Европы огромную материальную помощь, объявлялся клеветниками чуть ли не колонизатором и угнетателем.

О        русских солдатах и офицерах распускались слухи как о грабителях, насильниках и т. п.

К середине 60-х годов в ряде восточноевропейских стран создается организованное антирусское подполье, управляе­мое и финансируемое западными спецслужбами (прежде все­го ЦРУ и западногерманской разведкой), агентурой католи­ческой церкви и масонских лож. Наиболее мощное подполье возникло в Чехословакии, где оно активно инициировалось, кроме перечисленных выше сил, Центром чехословацкой эмиграции в Париже (члены которого в большинстве своем принадлежали к масонским ложам) и международной сиони­стской организацией «Джойнт». Подполье объединяло в себе большое количество космополитически настроенных деяте­лей культуры (вроде масона Гавела) и даже крупных комму­нистических функционеров[1].

В 1968 году, опираясь на это подполье, ЦРУ проводит ак­тивную операцию по созданию в Чехословакии вооруженной оппозиции, прихода к власти прозападных космополитиче­ских сил и отрыву этой славянской страны от союза с Росси­ей. Проводя эту операцию, ЦРУ особенно не рассчитывало на успех. Главной целью ее, по-видимому, было отвлечь внима­ние мировой общественности от войны во Вьетнаме, в кото­рой США терпели позорное поражение.

В короткий срок в Чехословакии сколачивается целый ряд подрывных антирусских организаций (типа «Клуба-23», «Клуба беспартийных активистов» и др.), руководителями ко­торых были члены масонских лож и сионистских организа­ций. С помощью западных спецслужб организуются десятки радиостанций и подпольных типографий, печатавших анти­русские листовки клеветнического содержания. По тайным каналам западногерманской разведки в страну ввозится большое количество оружия и взрывчатых веществ. Под лозун­гом «демократизации» начались вооруженные провокации, взрывы, распространение лживой и клеветнической информа­ции. Провокаторы стремились поссорить чехословацкий на­род с русским, разрушить славянское единство. В качестве советников от правительства США в Чехословакии прибыли кадровые сотрудники ЦРУ и Госдепа, в том числе известный антирусский «специалист» 3. Бжезинский, который еще в 1965 году предлагал Чехословакию в качестве первого объек­та «западной либерализации».

Действия советского правительства опрокинули все на­дежды на успех западных конспираторов. В течение суток войска пяти стран Варшавского Договора организованно во­шли в Чехословакию, заняли все стратегические пункты, пол­ностью блокировали рубежи в направлении Западной Герма­нии, которая была избрана плацдармом западной агрессии. Части чехословацкой армии не оказывали никакого сопро­тивления, руководители мятежа были изолированы, беспо­рядки быстро прекращены.

В ответ на ввод советских войск западные спецслужбы организуют и вооружают из местного населения группы тер­рористов, которые нападали на русских солдат, убивая их из- за угла в спину, устраивая взрывы автомобилей и казарм. Дея­тельность бандитов хорошо оплачивалась из различных «демократических фондов», возглавляемых американскими «специалистами» типа 3. Бжезинского. Подпольное радио об­ращалось к девушкам и молодым женщинам с призывом к компрометации русских военнослужащих «как насильников». В некоторых местах к солдатам, находившимся в одиночных нарядах, подъезжали автомашины, из которых выходили об­наженные женщины и обнимали их, а прятавшиеся рядом за­рубежные корреспонденты фотографировали «акт насилия»[2].

В одном из населенных пунктов русский солдат спас упавшую с моста в реку пятилетнюю чешскую девочку. Около полусотни жителей, в том числе и родители девочки, видели все это, восхищались поступком солдата и сердечно благодарили его. Однако подготовленные западными спецслужбами прово­каторы превратили этот благородный поступок русского вои­на в «убийство». Они выпустили фотолистовку с изображени­ем поселковой улицы и огромного венка цветов на булыжнике мостовой и надписью: «Здесь от руки советского солдата- оккупанта погибла пятилетняя девочка. Проклятье! Месть!»[3]

Запад, потерпевший в Чехословакии сокрушительное поражение, обрушился на Россию с лживыми обвинениями в нарушении демократии и суверенитета. Западные средства массовой информации стали распространять сочиненные специалистами из ЦРУ сведения о так называемой «доктрине Брежнева», якобы разработанной советским руководством в отношении восточноевропейских стран, предполагающей «ограничение их суверенитета». Распространение этих лжи­вых измышлений преследовало цель посеять вражду и недо­верие между Россией и восточноевропейскими странами.

Спровоцированное американским руководством ухуд­шение отношений России с Китаем стало одной из главных страниц холодной войны. Искусно используя противоречия, возникающие между СССР и Китаем, ЦРУ и американская за­кулисная дипломатия сумели столкнуть и развести в разные стороны потенциальных стратегических союзников, получив в результате важные политические преимущества для США. Никсон и Киссинджер целенаправленно углубляли советско- китайские разногласия, «размахивая перед Китаем приман­кой экономического, технического и даже военного сотруд­ничества и одновременно отказывая в сотрудничестве Совет­скому Союзу»[4].

В 60—70-е годы ЦРУ проводит тайную операцию, что­бы запугать Китай угрозой ядерного удара со стороны СССР. В средствах массовой информации Запада публикуются сфаб­рикованные американскими спецслужбами сведения о готов­ности СССР нанести упреждающий ядерный удар по Китаю. Конечно, главной задачей ЦРУ было стремление подтолкнуть Китай на сотрудничество с США, что и было в дальнейшем достигнуто путем тайных переговоров.

В свою очередь, США запугивали советское руководство угрозой нападения Китая, предлагая Брежневу объединиться для совместного противостояния «китайской угрозе».

Во время войны во Вьетнаме представители США вели неофициальный зондаж настроений советского руководства, пытаясь выяснить, как бы оно отнеслось к удару американ­ской стретегической авиации по китайским объектам, свя­занным с производством ядерного оружия. Позднее Кис­синджер писал в своих воспоминаниях, что Брежнев во время встречи с Никсоном в 1974 году якобы предлагал ему совме­стные действия против Китая.

Киссинджер любил вспоминать, как удачно он в то время разыграл «китайскую карту» — проводя вероломную полити­ку, — предлагая СССР помощь США против Китая и то же са­мое Китаю против СССР. Самое главное, что это понимали и советские руководители. Один из советников, ответственных за провальную политику советского руководства в отношении с Китаем Г. Арбатов писал, что США стремились «использовать остроту советско-китайских отношений, чтобы, нормализуя отношения с КНР, ослабить советские позиции для «торга» (т. е. для переговоров), прежде чем начинать с нами серьез­ный диалог»[5].

Летом 1971 года Киссинджер провел переговоры в Пеки­не и достиг соглашения о проведении китайско-американской встречи в верхах в 1972 году. Это соглашение показало, что советская внешняя политика в отношении Китая потерпела крах. У советского руководства это вызвало чувство шока. Требовалось немедленно убрать с политической арены дея­телей, которые завели внешнюю политику страны в тупик. Но вместо этого политическое руководство продолжало ту же опасную для национальных интересов России политику. Уже упомянутый мной Арбатов написал статью в «Правду», где пы­тался убедить общественность, что «ничего трагического не произошло», что «нет оснований опасаться угрозы антисовет­ского союза»[6], хотя именно это и произошло. Политическое руководство страны, консультируемое подобными «советни­ками», походило на страуса, скрывавшего свою голову в песке.

Тайное сотрудничество Пекина и Вашингтона в 70—80-е годы активизировало холодную войну против России. Китай помогал США отслеживать запуски советских баллистических ракет. Разведки этих стран взаимодействовали в ходе тайных американских операций в Афганистане[7]. При поддержке США Китай усилил свои территориальные требования к СССР, заявляя, что претендует на 3 млн. кв. км Русской земли[8].

Американское руководство негласно поддерживало тер­риториальные претензии и со стороны других стран, и преж­де всего Японии и ФРГ.

Под протекторатом США находилась и реваншистская политика Западной Германии, продолжавшей оспаривать сложившиеся границы в Центральной и Восточной Европе, и прежде всего линию Одер—Нейсе и существование Калинин­градской области. «Общий министерский вестник» ФРГ[9] под­тверждает, что Силезия, Поморье и Восточная Пруссия нахо­дятся в данный момент под польским и советским управлени­ем, но по-прежнему являются составной частью Германии. Официальные власти и американские спецслужбы негласно поддерживают и финансируют оголтелую антирусскую и ан- тиславянскую пропаганду различных «союзов», «землячеств», «ассоциации изгнанных с Востока».

Западные спецслужбы и средства массовой информации вели постоянную пропаганду по дискредитации России, вокруг имени и образа которой формировалось неблагоприятное общественное мнение. Делалось все, чтобы ошельмовать Рус­ский народ и его историю, представить нашу жизнь как сплошное черное пятно преступлений и ошибок. На деньги ЦРУ выходит множество антирусских книг, лишенных како­го-либо объективного подхода и ставивших только одну цель — очернить Россию. В оплачиваемых ЦРУ «трудах» Пайпса, X. Смита, Кайзера и подобных им официальных аме­риканских русофобов Русский народ представлен пьяным, бессмысленным рабом, управляемым глупыми и жестокими правителями. Как заявлял президент США масон Р. Никсон, гораздо выгоднее вложить доллар в пропаганду, чем 10 дол. в создание новых видов вооружения[10].

В документах ЦРУ отмечалось: «Нужна более агрессивная война идей, которая могла бы широко поставить антисовет­скую пропаганду. Решающим фактором в нашем наступлении является усиленный поиск союзников в лагере социализма, «сил разложения», способных вызвать серьезные осложнения в политической и экономической жизни СССР»[11].

Под предлогом борьбы с коммунизмом Запад вел борьбу с Россией и Русским народом. В 1968 году в рамках Конгресса Соединенных Штатов вырабатывается документ, определяю­щий задачи идеологической борьбы против России, опреде­ляя ее формы и методы, ставшие руководством к действию в ближайшие десятилетия. В документе, в частности, говори­лось, что для эффективного отражения коммунистического вызова одних только военных усилий недостаточно. Запад должен разработать такие мероприятия, размах и воздейст­вие которых позволили бы благополучно вести борьбу про­тив огромного «вражеского» аппарата. В этих целях предлага­лось создать:

1.  Институт по борьбе с коммунистической пропагандой в рамках НАТО. Перед этим институтом ставились задачи:

а)собирать и исследовать все факты, связанные с откры­той или замаскированной советской пропагандой, направ­ленной против Запада, а также анализировать ее методы, воз­действие и механизм;

б)информировать об объеме коммунистической актив­ности правительства стран — участниц НАТО;

в)при помощи сообщений и лекций просвещать обще­ственность;

г)разрабатывать темы и методы для действенной контр­пропаганды и контрпроникновения, распространения их среди правительств;

д)проводить семинары для руководящих государствен­ных и политических деятелей, а также журналистов о методах коммунистической пропаганды;

е)вести подготовительную работу с целью включения дополнительного положения в конституции стран-участниц НАТО об ограничении коммунистического проникновения и пропагандистской деятельности;

ж)на специальных курсах знакомить журналистов, учи­телей, врачей, инженеров стран Азии и Африки с основами «демократического правления» и коммунистической такти­кой политической борьбы.

2.   Всемирную федерацию свободы, которая должна рабо­тать не в рамках правительства, а как якобы независимая ча­стная корпорация, непосредственно воздействующая на об­щественное мнение. Основной задачей всемирной федерации свободы должна быть активная контрпропаганда. Опираясь на современные средства массовой информации — печать, радио, телевидение, издательства, — всемирная федерация могла бы взять на себя следующие задачи уже существующих органи­заций с их согласия и при сотрудничестве:

а)убедительно опровергать неправильные выводы, оп­равдывающие внешнюю политику Кремля;

б)демаскировать в глазах свободного мира все хитрости, маневры и тактику заговоров Москвы;

в)распространять среди общественности материалы о действительной сущности господства коммунистической системы;

г)организовывать митинги и демонстрации с целью мо­билизации общественного мнения против открытых или за­маскированных действий Москвы;

д)поддерживать создание «святого союза» всех «свобод­ных» наций и всех «свободно» выбираемых политических партий, несмотря на их национальность и мировоззрение, с целью всеобщей борьбы против коммунистической угрозы.

Институт по борьбе с коммунистической пропагандой и всемирная федерация свободы должны были открыть во всех странах сеть школ различных направлений, в которых «мужчинам и женщинам всех национальностей разъяснялись бы методы политической войны» СССР и способы защиты «свободы».

Одновременно с этим предлагалось в широких размерах организовать моральную и финансовую помощь открытому или замаскированному сопротивлению «тотальному комму­низму» со стороны «порабощенных наций».

Эти подрывные центры должны были соблюдать необхо­димую конспирацию, использовать все новейшие техниче­ские средства, чтобы доставлять сообщения и информацию за «железный занавес» (переправлять при помощи баллонов и парашютов брошюры, миниатюрные радиопередатчики и радиоприемники со свободным от помех приемом для про­слушивания зарубежных радиопередач, миниатюрные грам­пластинки и магнитофонные ленты и т. д.). Кроме того, эти учреждения должны были готовить материалы для советских граждан, выезжающих за границу, а также формировать «бригады для проведения собеседований» с этими гражданами.

Принималось решение о создании института миссионе- ров-распространителей «демократических» идей «свободного мира», которые были бы ознакомлены с самыми необходи­мыми сведениями о современных достижениях в различных областях, с местными языками и диалектами, а также с мето­дами и тактикой политической борьбы. Каждая «миссия» идеологической диверсии обеспечивалась мастерской, ра­диоаппаратурой, патефоном, любительским киноаппаратом и миниатюрной типографией[12].

Советская система контрпропаганды была слаба и мало­эффективна. Серьезная политическая работа подменялась «радиоглушилкой» и забивкой «вражеских голосов». Как спра­ведливо отмечал генерал КГБ Н. С. Леонов: »... в последние го­ды наша партия идеологической борьбой всерьез не занима­лась, хотя разговоров об этом велось много, даже слишком много. Мы занимались лишь мелким декларативным обличе­нием врага, вместо того чтобы противопоставить ему свои успехи и достижения — а они у нас, несомненно, были»[13].

Отсутствие настоящей контрпропагандистской работы объяснялось в значительной степени тем, что в руководстве ее стояли люди, по сути дела, враждебные России, далекие от ее интересов, двуличные, космополитически и прозападно настроенные и даже связанные с западными спецслужбами, вроде зам. зав. отделом пропаганды ЦК А. Н. Яковлева, началь­ника политуправления Советской Армии Волкогонова или зав. отделом журнала «Коммунист» Е. Т. Гайдара.

Подобные руководители намеренно подрывали эффек­тивность советской системы контрпропаганды. Вот пример: американская пропаганда разворачивает кампанию по пово­ду нарушений прав человека в СССР. И словно по команде наши средства массовой информации начинают на все лады твердить, что права человека нарушаются не в Советском

Союзе, а в США, при этом приводимые западными средствами информации факты нарушения у нас прав человека никак не опровергаются и попросту замалчиваются[14].

Конечно, такой ответ был неубедителен и только вызывал недоверие населения к официальной советской пропаганде. И тем самым усиливал позиции Запада в холодной войне против России.

В холодной войне против России Запад пытается исполь­зовать все возможные методы. В частности, США пытаются превратить международные организации, и прежде всего ООН, в орудие осуществления своих антирусских планов. Ап­парат ООН был переполнен сотрудниками ЦРУ, которые стре­мились придать ему антирусское направление. Как призна­вался Генеральный секретарь ООН У Тан: «В Секретариате ООН работает армия граждан США, многие из которых сотрудники спецслужб. Они постоянно заявляют, что я к США несправед­лив... Они хотят добиться, чтобы я вел себя необъективно в отношении СССР...»[15]

В декабре 1974 года американский конгресс принимает так называемую «поправку Джексона — Вэника», фактически запретившую нормальную торговлю между Россией и США. В результате уже в первый год товарооборот СССР и США со­кратился почти в два раза[16].

Гонка вооружений, которую Запад навязал России, сильно измотала нашу страну, но не подорвала ее военно-экономи­ческой мощи. Надежды мировой закулисы достичь решающе­го военного превосходства над СССР провалились. Более то­го, к середине 70-х годов СССР добился паритета с НАТО по ядерному оружию и даже некоторого превосходства в обыч­ных видах вооружения. Однако соотношение по ядерным боезарядам на стратегических носителях составляло 3:1 в пользу США[17]. Тем не менее ядерного оружия, которым распо­лагал СССР, было достаточно, чтобы полностью уничтожить США и страны Западной Европы.

В этих условиях Западу не оставалось ничего другого, как искать других путей противоборства с Россией. Поддержан­ная Западом политика так называемой «разрядки» изначально планировалась им с позиций теории конвергенции, которая среди американских советологов объяснялась как возмож­ность «задушить противника в объятиях».

«Разрядка» не только не умерила холодную войну Запада против России, но стала ее новым, еще более жестким этапом. Под видом улучшения отношений между Западом и Востоком мировая закулиса усилила свою тайную работу против СССР, ярким примером чего стала ее политика стравливания России и Китая.

При президенте Картере США грубо нарушают элемен­тарные международные нормы, объявив множество отдален­ных от Америки регионов мира, в том числе примыкающие к России, «сферой жизненных интересов США». Картер прово­дит оголтелую политику вмешательства в дела независимых государств. Для обеспечения «жизненных интересов Америки» создаются жандармские «силы быстрого развертывания», имевшие целью военное давление на народы Азии, Африки и Латинской Америки[18]. По инициативе Картера ЦРУ развязыва­ет шумную антирусскую кампанию в защиту «прав человека» в СССР, используя при этом личность диссидента Сахарова. Сам президент принимает в Белом доме еврейского дисси­дента, состоявшего на службе ЦРУ, В. Буковского.

Американский конгресс отказывается ратифицировать подписанный в июне 1979 года Договор об ограничении стра­тегических вооружений (ОСВ-2). 12 декабря 1979 года Совет НАТО принимает решение о размещении в Европе американ­ских ракет средней дальности, нацеленных на СССР. Осенью 1979 года корабли США входят в Персидский залив, подго­тавливаясь к вторжению в Иран, а возможно, и в Афганистан.

Приход к власти очередного масона Р. Рейгана поднял со дна американского общества самые агрессивные антирусские силы, пытавшиеся перевести «холодную» войну в «горячую». Хитрый и жестокий демагог Р. Рейган присвоил себе непо­зволительную для государственного деятеля такого ранга терминологию по отношению к России — которую он назвал «империей зла», а ее руководство — «средоточием зла в со­временном мире», утверждая, что «Советский Союз использо­вал разрядку только в своих целях». Отвергнув «разрядку», но­вый президент США заявил, что не продолжит переговоров по сокращению вооружений, пока еще больше не укрепит ядер­ные силы США При Рейгане оборонный бюджет Америки вы­рос на десять процентов и вдвое превысил цифры, приводи­мые Рейганом в своей предвыборной кампании. Ускоряется разработка новых видов вооружений. Миллиарды долларов выделяются на проведение антирусской кампании, поддерж­ку подрывных элементов и агентов влияния внутри России.

Соединенные Штаты, внешняя политика которых тради­ционно строилась на началах авантюризма, насилия и госу­дарственного терроризма, в лице своего госдепартамента пытаются давать «уроки хорошего тона» СССР. Первый гос­секретарь Рейгана, тоже масон, А. Хейг заявлял: «Наш сигнал Советам заключается в простом предупреждении, что время их необузданного авантюризма в «третьем мире» закончилось, что терпение Америки смотреть на козни ставленников Мо­сквы на Кубе и в Ливии иссякло». Подобные наглые заявления, естественно, не могли способствовать нормальному разви­тию советско-американских отношений. По сути дела, аме­риканская администрация провоцировала конфликт, кото­рый мог приобрести и военные формы.

Советское правительство расценивало новую американ­скую внешнюю политику как подготовку к войне. На закры­том совещании работников советских спецслужб в мае 1981 года Ю. Андропов сообщил, что американская администра­ция активно готовится к ядерной войне, создается возмож­ность нанесения Соединенными Штатами первого ракетно­ядерного удара по СССР. Советская разведка ориентируется на сбор военно-стратегических сведений о ядерной угрозе, исходящей от США и НАТО,которые явно наращивали кон­центрацию вооружения в Западной Европе, прежде всего пу­тем размещения здесь крылатых ракет и «Першингов».

Ядерная угроза, исходившая от США, приобрела особое значение с принятием правительством Рейгана программы стратегической оборонной инициативы (СОИ). Программа эта, основанная на высоких (прежде всего лазерных) техно­логиях, была направлена на уничтожение оборонительного комплекса СССР, в результате чего США могли осуществить агрессию, не опасаясь ядерного возмездия со стороны Совет­ского Союза.

В начале 80-х годов бывший начальник штабов США ма­сон М. Тайлор, выступая вместе с рядом высокопоставленных отставных американских военных за нанесение по Советско­му Союзу столь сильного первого удара, чтобы парализовать работу его государственного аппарата, экономику и способ­ность вести длительную войну, заявил: «Я считаю, что наши вооруженные силы могут нанести такой удар в настоящее вре­мя и они должны сохранить такую способность в будущем».

«Стратегические силы, обладающие единственной способно­стью причинения массового разрушения, должны иметь единственную задачу предотвращения Советского Союза от применения его вооруженных сил в любой форме... Они должны быть способны спастись от массивного первого уда­ра и быть в состоянии уничтожить достаточно целей врага, чтобы уничтожить Советский Союз, его правительство, обще­ство и экономику...» Генерал Тайлор, ставя перед американски­ми вооруженными силами задачу уничтожения Советского Союза, предписывал: «По возможности эти цели должны нахо­диться в областях, населенных преимущественно русскими по происхождению людьми, чтобы не причинить вреда нерус­ским республикам». Генерал считал, что задачу окончательно­го уничтожения остатков Русского народа, переживших аме­риканский ядерный удар, охотно возьмут на себя соседи Рос­сии и нерусская часть населения СССР. Он пишет: «То, что останется (от Русского народа. — О. П.), достанется на распра­ву враждебным соседям, мстительным сателлитам и нерусским элементам населения страны. На наличие такого этнического фактора обратил мое внимание профессор Л. Гуртнер своей статьей «Стратегическая уязвимость многонационального го­сударства: устрашение Советского Союза» в журнале «PoliticalScienceQuartery»[19].

В начале 1982 года Рейган вместе со своими советниками разрабатывает стратегию, основанную на атаке на главные самые слабые места политической и экономической системы России. «Для этих целей, — вспоминал президентский совет­ник К. Уайнбергер, — была принята широкая стратегия, вклю­чающая также и экономическую войну. Эта была супертайная операция, проводимая в содействии с союзниками, а также с использованием других средств»[20].

Руководителем подрывных операций против России на­значается директор ЦРУ У. Кейси, получивший в этой области широчайшие полномочия. Вокруг него сколачивается ко­манда профессиональных русофобов, среди которых особен­но колоритную роль играли два польских еврея — Р. Пайпс и

3.  Бжезинский, непременные участники всех подрывных ан­тирусских акций.

С помощью этих специалистов подготавливаются не­сколько совершенно секретных директив, ориентирующих всю государственную машину США на тайную подрывную деятельность против России.

Директива «NSDD-32», подписанная Рейганом в марте 1982 года, рекомендовала «нейтрализацию» советского влия­ния в Восточной Европе и применение тайных мер и прочих методов поддержки антисоветских организаций в этом ре­гионе. Документ фактически отменял ялтинские соглашения.

Директива «NSDD-66», подписанная в ноябре 1982 г., уста­навливала цель политики США — подрыв советской эконо­мики методом атаки на ее «стратегическую триаду», т. е. на базовые средства, считавшиеся основой народного хозяйства России.

Директива «NSDD-75», январь 1983-го, ориентировала США не столько на сосуществование с советской системой, сколь­ко на ее фундаментальные изменения[21].

Разработанная по указанию Рейгана в 1982—1983 годах стратегия холодной войны против России, включала следую­щие основные направления:

   тайную финансовую, разведывательную и политиче­скую помощь движению «Солидарность» в Польше, что га­рантировало сохранение оппозиции в странах Варшавского Договора;

   значительную военную и финансовую помощь движе­нию сопротивления в Афганистане, а также поставки для моджахедов, дающие им возможность распространения вой­ны на территорию Советского Союза;

   кампании по резкому уменьшению поступления твер­дой валюты в Советский Союз в результате снижения цен на нефть в сотрудничестве с Саудовской Аравией, а также огра­ничение экспорта советского газа на Запад;

   всестороннюю и детально разработанную психологи­ческую войну, направленную на то, чтобы посеять страх и неуверенность среди советского руководства;

   комплексные акции мирового масштаба с применени­ем тайной дипломатии, с целью максимального ограничения доступа Советского Союза к западным технологиям;

   широко организованную техническую дезинформа­цию с целью разрушения советской экономики;

   рост вооружений и поддержание их на высоком тех­ническом уровне, что должно было подорвать советскую экономику и обострить кризис ресурсов.

К осуществлению программы холодной войны против России привлекаются все влиятельные силы мировой закулисы, масонских лож, западных разведок и католической церкви.

Руководитель программы Кейси лично встретился с на­чальником израильской разведки «Моссад» и договорился о совместной деятельности против России. «Моссад» создала активную шпионскую сеть в Центральной Европе. Опираясь на эмигрантов из Польши, России и Венгрии, «Моссад» орга­низовала каналы, ведущие от Албании к Польше, и дальше, в глубь СССР. Эту сеть составляли преимущественно еврейские диссиденты, католические священники и раввины[22].

В Ватикане состоялись аналогичные переговоры Кейси с представителями папы римского, подкрепленные впоследст­вии личной встречей Рейгана с Иоанном Павлом II. В резуль­тате между ЦРУ и верхушкой католической церкви произошел тайный сговор и значительная часть католических священ­ников стала секретной агентурой американской разведки, по­ставляя ей информацию из Польши и СССР. Осуществлялось это явочным порядком без подписания каких-либо письмен­ных договоров[23]. Через организации католической церкви ЦРУ стало поставлять в Польшу множительную и другую тех­нику для подрывной антирусской работы, деньги на содер­жание функционеров «Солидарности», многие из которых одновременно были агентами ЦРУ.

С помощью различных манипуляций Рейгану удалось оказать давление на Саудовскую Аравию, чтобы убедить ее снизить цены на нефть, тем самым сократив валютные посту­пления России. Разменной монетой в переговорах с Эр- Риядом стали льготные поставки в Саудовскую Аравию аме­риканского оружия. «Мы стремились к понижению цен на нефть, — признавался военный министр США Уайнбергер, — по этой причине мы продавали им оружие»[24]. В результате этой тайной операции Рейгана Россия потеряла десятки мил­лиардов долларов прибыли от экспорта нефти.

По инициативе Рейгана осуществляются бесплатные по­ставки оружия моджахедам Афганистана, а также подготовка их формирований на территории Пакистана. Для борьбы против России «мы должны пустить им (русским. — ОЛ.) кровь», заявлял директор ЦРУ Кейси на одном из заседаний[25]. Поставки шли из Египта через Пакистан с помощью Саудов­ской Аравии. Часть оружия доставлялась из Китая.

И наконец, Рейган и другие официальные американские русофобы разрабатывают план финансирования и поддерж­ки антикоммунистических (а фактически антирусских) вос­станий во всем мире. «Советы вторгаются к нашим союзникам везде, — заявлял У. Кейси. — Почти на каждом континенте они создали основы своей власти. У нас есть возможность поло­жить этому конец. В странах «третьего мира» такая разруха, как при антиколониальном движении 50—60-х годов, а потом при коммунистических режимах 60—70-х. Только сейчас там начались антикоммунистические восстания. Мы должны под­держать эти движения финансово и политически. Если нам удастся заставить Советы вкладывать все больше средств для сохранения своего влияния, то это в конце концов развалит их систему. Нам нужно еще несколько Афганистанов»[26].

Весной и летом 1983 года усиливаются провокационные акции военных и разведывательных служб США против Рос­сии. Особенная активность проявляется в районе Дальнего Востока, где специальным решением президента Рейгана американским военным кораблям разрешается плавать и проводить учения вблизи границ России. В район Камчатки и Курильских островов направляются три авианосных соеди­нения ВМС США — 40 боевых кораблей с приданными им бомбардировщиками Б-52, разведывательно-командным са­молетом типа «Авакс», истребителями Ф-5. В районе обычно­го патрулирования советских подводных лодок появились американские подводные лодки и самолеты противолодоч­ной авиации. Осуществляется целый ряд и других явно про­вокационных нарушений границы. Так, в апреле 1983 года боевые самолеты с американских авианосцев «Мидуэй» и «Энтерпрайз» 6 раз нарушали советскую границу на Южных Курилах, демонстративно пролетая над военными объектами. Американские самолеты-шпионы РС-135, оснащенные спе­циальной аппаратурой, постоянно как бы случайно зависали над нашими военными объектами[27].

В конце августа — сентябре 1983 года западные спец­службы осуществили против СССР тщательно подготовленную провокацию, заказчиком которой, по всей видимости, стал сам президент Рейган. Эта провокация проводилась в связи с на­мечавшимся на конец 1983 года размещением американских ракет средней дальности в Европе. Американской админист­рации и ее натовским союзникам требовался отвлекающий маневр для осуществления своей агрессивной акции в Европе.

В данном случае американские спецслужбы пошли на са­мую чудовищную провокацию, приведшую к гибели сотен ни в чем не повинных людей. Суть ее состояла в том, что граж­данский пассажирский самолет южнокорейской авиакомпа­нии использовался американскими разведывательными службами в качестве специальной мишени для выявления па­раметров системы ПВО на Дальнем Востоке, чтобы опреде­лить ее характеристики с помощью других разведывательных средств, включая спутники. Для этого вылет южнокорейского самолета был специально задержан и осуществлен так, чтобы синхронизировать его полет с витками американского спут- ника-шпиона «Феррет-Д», снабженного специальной аппара­турой слежения за системами ПВО. Специальное расследова­ние позднее установило, что южнокорейский самолет далеко отклонился от международной трассы и вошел в воздушное пространство СССР не по ошибке, а повинуясь сознательным действиям его экипажа. Находясь на территории СССР не­сколько часов и не отвечая на радиозапросы (хотя, как пока­зали черные ящики, пилоты знали, где они находились), он в конце концов был сбит как военный самолет-разведчик. Меж­дународные эксперты признали действия советских военных властей правильными. Настоящими виновниками гибели са­молета стали не советские ракеты, а те, кто намеренно поста­вил его под удар, т. е. американские спецслужбы (даже еще в 1993 году отказывавшиеся предоставить пленки радиопере­хватов того дня).

Американская администрация самым бессовестным об­разом представила эту трагедию как «намеренное злодейство Кремля» и раздула из нее клеветническую кампанию против России. Недобросовестный характер этой кампании под­тверждался тем, что в Москве было достоверно известно о наличии у американского правительства доказательств об­ратного[28].

Пропагандистская шумиха, затеянная западными спец­службами и средствами массовой информации по поводу ко­рейского самолета, позволила Рейгану получить ряд полити­ческих преимуществ: во-первых, при утверждении конгрес­сом новой военной программы США, представлявшей собой высшее выражение мирового милитаризма; во-вторых, дало западным правительствам повод заморозить переговоры о сокращении ядерного вооружения в Европе; в-третьих, раз­вернуть беспрецедентную антирусскую кампанию, в том чис­ле отказ от многих товаров из России. На деньги американ­ского правительства «патриоты» США под камерами десятков тележурналистов выбрасывали в море ящик с русской водкой.

Один из самых подлых и вероломных президентов в ис­тории США, Рейган окружил Россию сетью шпионажа и под­польных диверсионных организаций. Только на технический шпионаж против СССР американское правительство выделя­ло ежегодно около 20 млрд. дол. Над территорией России бы­ло запущено около 40 спутников-шпионов, 6 из которых предназначались для перехвата с радиорелейных линий свя­зи СССР. Вдоль границ нашей страны расположилось около 2000 американских постов слежения, 150 разведывательных самолето-вылетов совершалось ежемесячно вдоль западных границ СССР и 70 восточных технических разведок США производилось в глубине территории СССР[29].

Советские спецслужбы неоднократно арестовывали ино­странных агентов, прошедших обучение в спеццентрах мор­ских разведывательно-диверсионных формирований, осуще­ствлявших подрывную деятельность против СССР. Разобла­ченные агенты показывали, что в сопредельных с Советским Союзом странах (прежде всего в ФРГ) создавались законспи­рированные базы (опорные пункты) для заброски в СССР ди­версантов, отрабатывались маршруты движения сверхмалых подводных лодок с этих баз к советскому побережью. В Рус­ской Прибалтике, например, основными объектами разведки являлись Клайпеда, Лиепая, Вентспилс, Рижский залив и неко­торые острова Балтийского моря[30].

Особым направлением подрывной деятельности против России американских спецслужб стала подготовка «внутрен­них профессиональных врагов» нашей Родины — так назы­ваемых агентов влияния. В терминах разведывательных служб «агент влияния» — гражданин одного государства, который действует в интересах другого государства, используя для этого свое высокое служебное положение в верхних эшелонах вла­сти — руководстве страны, политической партии, парламенте, средствах массовой информации, а также науке, искусстве и культуре. В моей книге я коснусь только той части этих лиц, которые работали в пользу США и были подготовлены ЦРУ.

Специалисты, занимавшиеся этой проблемой, отмечают ряд характерных признаков, присущих агентам влияния, ра­ботавшим в пользу США[31].

Это, во-первых, способность влиять на общественное сознание, на все общество в целом или отдельные официаль­ные и региональные группы (что, собственно, присуще всем агентам влияния).

Во-вторых, непременное включение в определенную сеть. Агент влияния — всегда только винтик в сложнейшей машине «делания политики», которая управляется по про­граммам, созданным ЦРУ еще в 60—70-е годы.

В-третьих, объективное способствование достижению целей, поставленных «хозяином», в данном случае ЦРУ как органом мировой закулисы. На определенном этапе эти цели даже могут выдаваться за соответствующие интересы нашей страны, но они на самом деле являются только промежуточ­ным пунктом на пути к достижению целей «хозяина».

В-четвертых, обязательное обучение, которое ведется групповым или индивидуальным методами. Формы обучения многогранны и многообразны: от обыкновенных лекций до интимных бесед в непринужденной обстановке. На этот счет существуют специальные инструкции.

В-пятых, принадлежность к числу функционеров «заднего плана». Чем сильнее агент, тем глубже он запрятан. Это «теневики» от политики, «серые кардиналы». Они не правят, а направляют, подсказывают нужное для «хозяина» и вредное для страны решение того или иного вопроса.

В-шестых, приверженность, чаще всего шкурная, некото­рым «общечеловеческим ценностям» и достижениям миро­вой цивилизации, за которой, как правило, скрывается в луч­шем случае отсутствие русского национального сознания (национальное невежество), а в худшем — обыкновенная ру­софобия и ненависть к историческим ценностям России.

Первые пять характеристик могут быть у агентов влияния самыми разнообразными, но последняя удивительно одина­кова как для агентов влияния, воспитанных ЦРУ в 60-х годах, так и для прорабов перестройки 80-х годов.

Характерным примером агента влияния служит личность А. П Яковлева. Его поведение после вербовки в конце 50-х го­дов по многим признакам соответствовало требованиям, ко­торые предъявлял агентам влияния А Даллес. Это, в частно­сти, проявилось в статье Яковлева в «Литературной газете», где он резко высказывался против еще робких ростков рус­ского национального возрождения, допуская грубые анти­русские выпады. По сути дела, Яковлев призывал к админист­ративной расправе с его носителями, и она незамедлительно наступила.

В начале 70-х годов Яковлев получает назначение послом в Канаду, где активно поддерживает связи с широким кругом лиц, среди которых особо доверительные отношения сложи­лись у него с премьер-министром, видным масоном П. Трюдо. По-видимому, именно в тот период происходит «братание» этого деятеля с мировой масонской закулисой.

В 60—70-е годы в окружении высших руководителей ЦК КПСС возникает группа агентов влияния, в которую, в част­ности, входили Ф. М. Бурлацкий (до 1964), Г. Х. Шахназаров, Г. И. Герасимов, Г. А Арбатов, А Е. Бовин. Маскируя свою анти­государственную деятельность привычной марксистской фразеологией, эти партийные советники постепенно подтал­кивали политическое руководство страны к принятию реше­ний, ставших первыми шагами на пути к разрушению СССР.

С конца 60-х годов важным элементом агентуры влияния США стали А Д. Сахаров и Е. Г. Боннэр. Их безудержное вос­хваление западной политической системы и тенденциозная критика советского режима с помощью пропаганды, финан­сируемой ЦРУ, сыграли большую роль в холодной войне За­пада против России. Бывший ученый-физик, порвавший с наукой, и его жена, дочь оголтелых еврейских коммунистов, заняли ведущее место среди других еврейско-советских об­щественных деятелей и диссидентов антирусского толка, став своего рода символом противостояния историческим ценно­стям России, знаменем борьбы за ее расчленение и унижение.

Обострение активности «агентов влияния» в нашей стра­не связано с проектами мировой закулисы, проводимыми в рамках масонских координирующих центров — Бильдерберг- ского клуба и Трехсторонней комиссии. Еще в конце 50-х — 60-х годах в секретных материалах этих центров высказыва­ются опасения по характеру процессов, протекающих в СССР. Подчеркивалась опасность возрождения России на нацио­нально-патриотических началах, еще большего усиления влияния нашей страны в мировом сообществе, резко возрос­шего в результате Второй мировой войны. Чувство страха у мировой закулисы вызывала даже теоретическая возмож­ность консолидации России, возрождающейся на нацио­нальных началах, со странами «третьего мира», ибо только такая консолидация могла остановить хищническое исполь­зование Западом природных ресурсов, принадлежащих всему человечеству.

Масонская футурологическая организация Римский клуб разрабатывает доклад «Пределы роста» (1972), получивший широкую известность во всем мире. Данные этого доклада показывали, что с катастрофической быстротой происходит сокращение ресурсов и что западные страны стоят перед уг­розой сокращения уровня своего потребления.

На секретных совещаниях руководителями мировой заку­лисы вновь реанимируется старый масонский тезис об уста­новлении нового мирового порядка, при котором вся миро­вая власть будет сконцентрирована в их руках, а использова­ние ресурсов контролироваться специальными программами в интересах узкой кучки западных стран. Препятствием на пути установления такого паразитического порядка стал СССР, к тому же обладавший значительной частью мировых ресурсов.

В 70—80-е годы американская программа подготовки агентов влияния в СССР приобретает законченный и целе­устремленный характер. Нельзя сказать, что эта программа не была известна советскому руководству. Факты говорят, что была. Но на нее намеренно закрывали глаза те люди, которых мы сегодня с полной ответственностью можем назвать аген­тами влияния, часть из них, по-видимому, входила в ближай­шее окружение главы КГБ Ю. В. Андропова.

Вернуться к оглавлению

[1] См. напр.: Источник, 1993. № 5/6. С. 96—117; К событиям в Чехо­словакии. М., 1968. С. 97—147.

[2]Источник, 1993. № 5/6. С. 116.

[3]Там же. С. 112.

[4]     Кауль Т. Н. Указ. соч. С. 82.

[5]     Арбатов Г. Указ. соч. С. 201.

[6]     Арбатов Г. Указ. соч. С. 264.

[7]Известия. 12.11.94.

[8]     Леонов Н. С. Указ. соч. С. 147.

[9]1965. № 24. С. 227.

[10]    ЛеоновН. С. Указ. соч. С. 252.

[11]    Бобков Ф. Д. Указ. соч. С. 42.

[12]    Источник, 1993. № 3. С. 81—82.

[13]    Леонов Н. С. Указ. соч. С. 38.

[14]    ТЛеонов Н. С. Указ. соч. С. 38.

[15]    Громыко А. А. Указ. соч. Т. 1. С. 334.

[16]    Правда. 27.6.1989.

[17]    Корниенко Г. М. Указ. соч. С. 237.

[18]    Громыко А. А. Указ. соч. Т. 2. С. 323.

[19]    Washington Post. 14.1.1982; Вече, 1982. № 4.

[20]    Швейцер П. Победа. Минск, 1995. С. 13.

[21]    Швейцер П. Указ. соч. С. 13—14.

[22]    Швейцер Л. Указ. соч. С. 75.

[23]    Там же. С. 78—83.

[24]    Там же. С. 71.

[25]    Швейцер П. Указ. соч.. С. 38.

[26]    Там же. С. 57—58.

[27]    Корниенко Г. М. Указ. соч. С. 215.

[28]    Корниенко Г. М. Указ. соч. С. 222—229.

[29]    Аргументы и факты, 1989. № 32. С. 7.

[30]    Широнин В. Под колпаком контрразведки. М., 1996. С. 393.

[31]    Советская Россия. 21.11.1992.

Читайте также: