ГлавнаяМорской архивИсследованияБиблиотека












Логин: Пароль: Регистрация |


Голосование:
Вам нравится наш сайт?


Отличный сайт!
Хороший сайт
Встречал и получше
Совсем не понравился





» » Штурм Будапешта
Штурм Будапешта
  • Автор: Vedensky |
  • Дата: 19-01-2014 18:49 |
  • Просмотров: 6345

ШТУРМ БУДАПЕШТА 

29 октября 1944 — 13 февраля 1945 года

Штурм Будапешта вошел в историю Второй мировой войны как одно из кровопролитнейших сражений, которое вели советские войска за населенный пункт противника. Эта битва продолжалась 108 дней и стоила противоборствующим сторонам огромных потерь. Одной из причин столь длительной обороны города являлась насыщенность немецко-венгерского гарнизона Будапешта элитными соединениями рейха — войсками СС. Но Красная армия сумела сломить сопротивление врага и очистила столицу Венгрии от нацистов и их приспешников.

ОБСТАНОВКА НА ТВД

К концу октября 1944 года обстановка на южном фланге советско-германского фронта выглядела следующим образом.

2-й Украинский фронт маршала Р.Я. Малиновского продвигался к Венгрии с юго-востока. Правее, обтекая «карпатский выступ» противника с трех сторон, действовали войска 2-го Украинского фронта генерала армии И.Е. Петрова, а южнее, на территории Югославии, сражался 3-й Украинский фронт маршала Ф.И. Толбухина. Были созданы условия для охвата противника в Венгрии и Северной Трансильвании. Ближе всех к Будапешту находились войска 2-го Украинского фронта. Им отводилась главная роль в освобождении венгерской территории.

Германское командование противопоставило наступавшим советским войскам группу армий «Юг» под командованием генерала Фриснера, включив в нее 6-ю и 8-ю немецкие, 2-ю и 3 ю венгерские армии всего 29 дивизий и 5 бригад, и 3 дивизии группы армий «Ф» — 3500 орудий и минометов, 300 танков и около 550 самолетов из 4-го воздушного флота.

Генерал-полковник Фриснер, ставший командующим группой армий «Юг», образованной на базе группы армий «Южная Украина», в конце октября издал приказ следующего содержания: »...чем больше мы приближаемся к нашей родине, тем фанатичнее должна быть борьба, ибо теперь дело идет о собственном доме. Слышали ли вы зов немецкого фольксштурма? Для нас, закаленных в боях фронтовиков, это — святейшая обязанность. Кто не осознает ее, кто не отдается всецело борьбе, где бы это ни было, — недостоин быть немцем и попирает свою честь. Смотрите друг на друга, солдаты, и следите, чтобы малодушные и трусливые не сохраняли права на жизнь в нашем боевом содружестве за честь и свободу нашего отечества. Наша армейская группа — самый отдаленный от родины вал против большевистского натиска. Требуется всеми средствами уничтожить врага в предполье, пока он еще не достиг наших границ и мы еще обладаем свободой передвижений. Этим мы окажем лучшую помощь нашим союзникам, которых тоже касаются наши задачи... Так что все к борьбе, вплоть до ножей!..»

Однако задержать советские войска уже ничто не могло. По решению Ставки ВГК они осуществили на юго-западном стратегическом направлении серию наступательных и оборонительных малых и больших операций. Первой из них была упредившая вражеские контрудары Дебреценская наступательная операция 2-го Украинского фронта, который после усиления его Ставкой к началу октября имел 7-ю гвардейскую, 27, 40, 46, 53-ю общевойсковые и 5-ю гвардейскую танковую армии, 18-й танковый корпус, конно-механизировакные группы И.А. Плиева и С.И. Горшкова, 5-ю воздушную армию, а также румынскую добровольческую дивизию имени Тудора Владимиреску — всего 40 стрелковых дивизий, 3 танковых, 2 механизированных и 3 кавалерийских корпуса с 10 200 орудиями и минометами, 750 танками и самоходно-артиллерийскими установками, 1100 самолетами. Кроме того, фронту подчинялись 1-я и 4-я румынские армии.

Командующий фронтом решил нанести главный удар из района Орадя в направлении на Дебрецен и вспомогательный — войсками правого крыла фронта с целью овладения районом Клуж, Сату-Маре и Карей, содействуя 4-му Украинскому фронту в проведении Карпатско-Ужгородской операции. На левом крыле предусматривался разгром врага на восточном берегу реки Тиссы для обеспечения левого фланга главной ударной группировки фронта.

Характерной особенностью в планировании операции явилось необычное использование танковых войск. Учтя слабую, очаговую оборону противника, наличие подавляющего превосходства в силах и средствах над ним, Р.Я. Малиновский приказал 6-й гвардейской танковой армии А.Г. Кравченко и конно-механизированной группе И.А. Плиева наступать в первом эшелоне ударной группировки для прорыва тактической зоны обороны врага и развития успеха в оперативной глубине. По расчетам командующего, такой вариант использования подвижных войск привел бы к мощному первоначальному удару по противнику, не успевшему создать прочную оборону. И это действительно удалось.

Несмотря на сильное противодействие противника в районе Орадя, вводом в сражение крупных резервов, продвижение войск Р.Я. Малиновского осуществлялось по всему фронту, а танковая армия А. Г. Кравченко совместно с группами И.А. Плиева и С.И. Горшкова ударом по сходящимся направлениям овладела Дебреценом — важным узлом вражеской обороны. К концу операции — 28 октября — войска фронта за 23 дня освободили восточные и северо-восточные районы Венгрии, вышли на Тиссу от Чопа до Сольнока, продвинулись на 130—275 км, разгромив 10 вражеских дивизий, пленив 42 тысячи солдат и офицеров и уничтожив большое количество военной техники противника, помогли 4-му Украинскому фронту преодолеть Карпаты и овладеть Ужгородом, Мукачево.

После Дебреценской операции Верховный Главнокомандующий приказал 2-му Украинскому фронту 29 октября перейти в наступление на венгерскую столицу. Оно вызывалось политическими соображениями и обеспечивалось возможностями советских войск, которые превосходили врага в 2 раза по пехоте, в 4,5 — по орудиям и минометам, в 1,9 — по танкам и самоходно-артиллерийским установкам, в 2,6 — по самолетам. Значительный перевес 2-го Украинского фронта в силах и средствах являлся предпосылкой для разгрома главных сил группы армий «Юг» на северо-восточных подступах к Будапешту. Однако Ставка приказала осуществить прорыв к Будапешту с юго-востока силами 46-й армии с двумя гвардейскими механизированными корпусами. При выработке такого решения она исходила из слабости обороны юго-восточных подступов к столице Венгрии.

Армия перешла в атаку днем 29 октября после короткой, но мощной артиллерийской подготовки, и оборона противника была прорвана. На рассвете 30 октября комфронтсм ввел в прорыв 2-й гвардейский механизированный корпус. 2 ноября войска левого крыла фронта вышли с юга на подступы к Будапешту. Немцы вынуждены были из района Мишкольца, вдоль своей обороны по Тиссе, перебросить сюда на помощь 3 танковые и 1 механизированную дивизии, которые не позволили советским войскам ворваться в город с ходу. Тем самым противник значительно ослабил защиту Будапешта на северо-востоке — на дальних подступах к городу.

Военный совет 2-го Украинского фронта приложил максимум усилий, чтобы в трудных условиях многодневных боев, несмотря на усталость войск, сильную растянутость их коммуникаций, несвоевременный подвоз боеприпасов, выполнить поставленные задачи. В результате войска фронта за полмесяца наступления, начавшегося 11 ноября, продвинулись на 100 км в северо-западном направлении и подошли к внешнему обводу обороны Будапешта.

Убедившись по докладу Военного совета 2-го Украинского фронта, что наступление широким фронтом в дальнейшем нецелесообразно, Ставка приказала Р.Я. Малиновскому создать решительное превосходство над противником в полосе 7-й гвардейской армии, введя в бой 6-ю гвардейскую танковую армию и вслед за ней группу И.А. Плиева, а также сосредоточив здесь не менее 2 артиллерийских дивизий прорыва для выхода севернее Будапешта. Наступление предлагалось возобновить не позднее 2—3 декабря 1943      года.

В результате последовавшего наступления войска фронта вышли к Дунаю севернее и северо-западнее Будапешта, отрезав противнику пути отхода на север. На левом крыле фронта 46 я армия форсировала Дунай и устремилась вперед с целью обхода Будапешта с юго-запада; затем, встретив сильное сопротивление противника, перешла к обороне и 12 декабря вошла в состав войск 3-го Украинского фронта, которые перерезали коммуникации противника западнее Будапешта.

После этого Ставка поставила задачу — 3-му Украинскому фронту из района озера Веленце и войскам Р.Я. Малиновского из района Шаги повести встречное наступление ка Эстергом с целью окружения и уничтожения будапештской группировки. Этот замысел был выполнен полностью.

25 декабря 1944 года войска 2-го Украинского фронта полностью блокировали столицу Венгрии город Будапешт и приступили к ликвидации окруженных там сил, а войска 3-го Украинского фронта заняли оборону на внешнем обводе окружения. К этому периоду Венгрия оставалась последним союзником Германии на европейском ТВД и падение Будапешта могло подорвать желание венгров сопротивляться вообще. Однако решимость удержать последнего союзника не была главным мотивом в борьбе за венгерскую территорию. Контроль над нефтяными месторождениями в районе озера Балатон — вот что заставляло Гитлера перебрасывать на южный фланг советско-германского фронта все новые и новые соединения. Так военная экономика стала причиной наиболее яростных сражений 1945 года.

СИЛЫ И СРЕДСТВА ПРОТИВОБОРСТВУЮЩИХ СТОРОН

Завершив 26 декабря 1944 года окружение будапештской группировки противника, войска 2-го и 3-го Украинских фронтов приступили к ее ликвидации. К 1 января 1945 года они занимали следующее положение. В восточной части города — Пеште — действовали левофланговые корпуса 7-й гвардейской армии 2-го Украинского фронта и 7-й румынский корпус. Остальные войска фронта занимали оборону на левом берегу реки Грон - от ее устья и далее на север до Турина. В резерве фронта находилась 6-я гвардейская танковая армия.

Основные силы 3-го Украинского фронта были сосредоточены на внешнем фронте окружения: 4-я гвардейская армия совместно с 7-м механизированным корпусом вела боевые действия на правом берегу Дуная западнее Эстергома и далее на юг до озера Балатон. 57-я армия перешла к обороне южнее Балатона до реки Драва у Барча. Далее на юг до Торянца должна была занять оборону 1-я болгарская армия, сменив действовавшие здесь югославские соединения; 46-я армия со 2-м гвардейским механизированным корпусом вела бои фронтом на восток против немцев, оборонявшихся в западной части города — Буде. В резерве фронта находились 18-й танковый и 5-й гвардейский кавалерийский корпуса.

К 1 января 1945 года на территории Венгрии против войск 3-го Украинского фронта находились 1, 13, 23-я танковые дивизии вермахта, 203-я бригада штурмовых орудий, 239-я бригада штурмовой артиллерии, 219 й батальон штурмовых танков, 3-я и 4-я кавалерийские бригады вермахта, а также не менее 20 пехотных, горных и легких пехотных дивизий. Этих сил было вполне достаточно для ведения оборонительных действий на южном фланге советско-германского фронта в течение 2—3 месяцев, тем более что ближайшей задачей советских войск являлась ликвидация окруженной будапештской группировки.

Однако по решению Гитлера, чтобы переломить ситуацию в свою пользу, на территорию Венгрии началась переброска элиты наземных войск рейха — танковых дивизий СС.

Германское руководство приказало будапештскому гарнизону оборонять город до последнего солдата, согласовывая свои действия с наступлением войск извне. Официальный военный комментатор германского радио заявил, что за Будапешт «будут драться... от дома к дому, от улицы к улице». Немцы готовились любой ценой удержать свои позиции.

В самом городе Будапеште войсками 2-го и 3-го Украинских фронтов был отрезан и окружен 9-й горный корпус СС (IX. SS-Gebirgs-Armeekorps) под командованием обергруппенфюрера и генерал-полковника войск СС фон Пфеффер-Вильденбруха (SS-Obergruppenf uehrer von Pf ef fer- Wildenbruch). В состав корпуса входили или были ему оперативно подчинены следующие соединения: 8-я кавалерийская дивизия СС «Флориан Гейер» (8.SS-Kavallerie-Division «Florian Geyer»), 22-я добровольческая кавалерийская диизия СС «Мария Терезия» (22.SS Freiwilligen-Kavallerie- Division «Maria Theresa»), 13-я танковая дивизия вермахта (13.Panzer-Division), танковая дивизия вермахта «Фельдхернхалле» (Panzer-Division «Feldherrnhalle») без 93-го панцергренадерского полка. По некоторым данным, в составе окруженной группировки находились также части 18-й панцергренадерской дивизии СС «Хорст Вессель» (18.SS Panzer- Grenadier-Division «Horst Wessel»). После состоявшегося факта окружения 9-му горному корпусу СС был оперативно подчинен 1-й армейский венгерский корпус под командованием генерала Иштвана Хинди (Istvan Hindy) в составе 10-й и 12-й пехотных дивизий, частей 1-й танковой дивизии и 1-й кавалерийской дивизии. Всего в Будапеште были окружены 25 тысяч немецких и 45 тысяч венгерских солдат.

Большинство немецких соединений собиралось сражаться до последнего патрона. Приказ командира 9-го горного корпуса СС Пфеффер-Вильденбруха, изданный на третий день окружения, гласил: «Мы перенесли тяжелые бои. Нам предстоит пережить суровые дни. Мы пересилим их прочным содружеством оружия, товариществом, взаимной выручкой. Мы сумеем сковать большие силы противника, чтобы остановить натиск Востока на нашу родину. Фюрер при этом нас не забудет. Каждое подразделение, каждый солдат должны любой ценой держаться, чтобы наше кольцо не было разорвано... Я уверен, что каждый офицер, унтер-офицер и солдат будапештского гарнизона будет фанатично сражаться, верный присяге. Все для свободы Германии и Венгрии!

...Однако на практике морально-психологическое состояние солдат будапештского гарнизона вовсе не было однородным. Особенно это касалось венгерских солдат. 15 октября 1943 года венгерский правитель-регент Хорти попытался выйти из войны, заключив со странами антигитлеровской коалиции перемирие. Но по прямому приказу Гитлера венгерское руководство было низложено. Будапештский замок — резиденция Хорти была захвачена спецкомандой под руководством Отто Скорцени при поддержке парашютистов СС. Захват министерств, важнейших общественных зданий и вокзалов Будапешта осуществили подразделения 22-й добровольческой кавалерийской дивизии СС «Мария-Терезия». Регент, адмирал Хорти, перешел под покровительство генерала СС Пфеффер-Вильденбруха и был затем вывезен Скорцени в Германию. Новым «вождем» Венгрии был назначен руководитель национальной фашистской организации Ференц Салаши. После подобной «рокировки» некоторые венгерские военачальники начали делать новую карьеру, переходя на сторону Красной армии. Так, сдался советскому командованию генерал-полковник Миклош Бела — командующий 1-й венгерской армией, а затем капитулировал начальник генерального штаба генерал Вереш. По этому поводу командующим 6-й армии вермахта был издан секретный приказ: «Учащающиеся случаи перехода целых венгерских соединений на сторону врага заставляют меня прийти к убеждению... Я приказываю: при установлении попытки перехода венгерских солдат или соединений на сторону врага надлежит немедленно открывать сосредоточенный огонь всех видов орудия по предательским ордам. Каждый должен знать: кто слишком труслив, чтобы умереть с честью, тот погибнет позорной смертью! »

В целом же большинство венгерских частей не перешло на сторону Красной армии и продолжало с оружием в руках сопротивляться советским войскам.

7-я кавалерийская дивизия СС «Флориан Гейер» была сформирована 12 марта 1944 года на базе 8-й кавалерийской дивизии СС и укомплектована этническими немцами, в том числе 18-й кавалерийский полк немцами — выходцами из России. Это было одно из самых лучших кавалерийских соединений Германии, названное в честь средневекового рыцаря, сражавшегося на стороне реформатора Лютера в крестьянских войнах 1522—1525 годов. На 20 сентября 1944 года численность дивизии достигала 14 040 человек: 258 офицеров, 1597 младших командиров и 12 185 рядовых. Дивизия состояла из трех кавалерийских полков: 15, 16-го и 18-го, 8-го артиллерийского моторизованного полка СС, 8-го зенитноартиллерийского дивизиона 37-мм пушек, 8-го саперного батальона (этого подразделения в окруженном Будапеште не было. — Примеч. авт.) и других более мелких подразделений. Командовал дивизией бригадефюрер и генерал-майор войск СС Иоахим Румор.

21-я добровольческая кавалерийская дивизия СС «Мария Терезия», названная в честь императрицы Австро-Венгрии, была сформирована осенью 1944 года с использованием частей 8 кд СС. В частности, в состав этого соединения из 8 кд СС был передан 17-й кавалерийский полк. Структура 22 кд СС была сходна с организацией кавдивизии «Флориан Гейер» (3 кавалерийских полка, части огневой поддержки и обеспечения), за исключением того, что она комплектовалась этническими венграми (первое название дивизии — «Венгрия». — Примеч. авт.), во главе которых были поставлены немецкие командиры. Дивизией командовал Август Цеендер, бригаденфюрер и генерал-майор войск СС.

Обе кавалерийские дивизии СС имели в своем составе танкоистребительные дивизионы (SS-Panzer Jaeger-Abteilung 8, SS-Panzer-Jaeger-Abteilung 22), состоящие из двух батарей САУ Jagdpanzer 38 «Хетцер» по 14 машин в каждой для 8-й кавалерийской дивизии СС и по 10 самоходных установок — для 22-й кавалерийской дивизии СС. Также в каждой из кавалерийских дивизий в составе танкоистребительных дивизионов вместо 3-й батареи числилась танковая рота, оснащепная танками итальянского производства М15/42 (в составе 14 и 10 танков соответственно).

18-я добровольческая панцергренадерская дивизия «Хорст Вессель», названная в честь погибшего штурмовика национал-социалистической партии Германии, была сформирована из венгерских фольксдойче в 1943 году. Видимо, в Будапеште находилось какое-то подразделение данной дивизии, притом весьма незначительное. Кроме пехотных и артиллерийских частей 18-я панцергренадерская дивизия СС имела в своем составе 31 штурмовое орудие StuG III. Сколько этих машин присутствовало в осажденном Будапеште, авторам книги не известно.

Кроме войск СС в осажденном Будапеште находились также соединения вермахта и венгерские части.

Самыми мощными соединениями вермахта из попавших в «котел» частей были танковые дивизии: 13 тд и тд «Фельдхернхалле». Бронетанковая техника этих танковых дивизий поддерживала пехоту СС в уличных боях, так как собственно моторизованные полки этих тд или в «котел» не попали вообще, или сражались в Будапеште отдельными подразделениями.

Танковая группировка вермахта, состоящая из 13-й танковой дивизии и танковой дивизии «Фельдхернхалле», была оснащена танками Pz.Kpfw.V «Пантера», танками- истребителями Pz. IV/70(V) и 37 мм ЗСУ Flakpz. Обе дивизии, переформированные и укомплектованные в ноябре 1944 года, имели в своем составе каждая по 36 танков Pz.Kpfw.V «Пантера» в трех ротах, 11 Pz. IV/70(V) в танкоистребительной батарее и 4 ЗСУ Flakpz во взводе ПВО. Артиллерийские полки дивизий по укомплектованности материальной части отличались между собой. В артиллерийском полку танковой дивизии «Фельдхернхалле» в 1-ми 3-м артиллерийских дивизионах числилось по шесть 150-мм орудий типа «Хуммель» (Sd.Kfz.165), в 13-й танковой дивизии (13-й артиллерийский полк) преобладали 150-мм самоходные орудия sIG 33 auf Fahrgestell GW 38(t) (Sd.Kfz. 138/1) и 105-мм самоходные орудия типа «Веспе» (Sd.Kfz.124). Транспортеры артиллерийских боеприпасов также монтировались на базе самоходного орудия «Веспе» без установки артиллерийского вооружения. В 13-м артиллерийском полку было несколько бронетранспортеров огневой поддержки Sd.Kfz.251/9, оснащенных 75-мм короткоствольной пушкой L/24.

Разведывательные батальоны вышеописанных танковых дивизий имели в своем составе бронеавтомобили Sd.Kfz.234, а также некоторое количество разведывательных гусеничных машин, даже таких экзотических, как Sd.Kfz. 140/1 на базе чешского танка Pz.Kpfw.38 (t).

Кроме войск СС в Будапеште находились 10-я смешанная венгерская пехотная дивизия и 12-я резервная венгерская пехотная дивизия, а также части и подразделения 1-й венгерской танковой дивизии, группа штурмовой артиллерии «Billnitzer» (1-я рота бронеавтомобилей, 6,8,9,10-я батареи штурмовой артиллерии), части зенитной артиллерии, а также ополчение салашистов из организации «Скрещенные стрелы».

10-я смешанная пехотная венгерская дивизия была сформирована из линейных полков корпусного подчинения (за что и получила свое название. — Примеч. авт.) в середине 1943 года. В 1944 году она имела в своем составе 6,8-й и 18-й пехотные полки, 10,11,12-й и 74-й артиллерийские дивизионы, 7-й разведывательный и 53-й инженерные батальоны.

12-я резервная пехотная венгерская дивизия была сформирована из запасных полков корпусного подчинения (за что и получила свое название. — Прим. авт.) в 1943 году. В ее составе находились 36,38,48-й пехотные полки, 40, 41,84-й артиллерийские дивизионы, 12-й разведывательный и 74-й инженерные батальоны.

В составе этих дивизий к январю 1945 года находилось около 12 000 человек личного состава.

1-я танковая дивизия венгерской армии состояла из 1-го танкового полка, 1-го моторизованного пехотного полка, 1, 5, 51-го артиллерийского дивизионов, 51-го противотанкового дивизиона, 1-го разведывательного и 1-го инженерных батальонов.

1-я кавалерийская (гусарская) венгерская дивизия состояла из 2, 3, 4-го кавалерийских полков, 1-го танкового батальона, 1, 3, 55-го артиллерийского дивизионов, 1-го разведывательного и 4 го инженерного батальонов.

В 1-й венгерской танковой дивизии в составе трехбатальонного танкового полка в сентябре 1944 года находился 61 танк «Туран I» и 63 танка «Туран II» (Turan I, Turan II). Всего в батальоне по штату полагалось 39 средних танков, остальные машины были командирскими. Дивизион противовоздушной обороны 1-й танковой дивизии имел в своем составе 39 40-мм ЗСУ «Нимрод» (Nimrod). Разведбатальон дивизии включал в себя роту (14) бронеавтомобилей «Чабо» (Csaba). Однако к декабрю 1944 года в 1-й танковой дивизии оставалось только около половины списочного состава танков и самоходных установок.

В 1-й венгерской кавалерийской дивизии в 1-м бронекавалерийском батальоне четырехротного состава, согласно штату, должно было быть 84 танка «Туран» и «Толди», 23 бронеавтомобиля «Чабо» и 4 ЗСУ «Нимрод». Точное количество танков и САУ, оставшихся в окруженном Будапеште в начале января 1945 года, авторам книги неизвестно.

Отдельные дивизионы штурмовых орудий (30 танков и САУ) были оснащены 105-мм САУ типа «Зриньи» или 75-мм САУ типа «Хетцер» (по 9 машин в каждой батарее) и средними танками «Туран И» (по 3 машины в дивизионе, которые использовали командиры батарей). Следует заметить, что, по венгерским данным, в Будапештский гариизон входила группа штурмовой артиллерии «Billnitzer»: рота из 14 бронеавтомобилей и 4 батареи САУ «Зриньи» и «Хетцер». По другим источникам, в том числе и по советским разведсводкам, в Будапеште сражались 20-й и 24-й отдельные дивизионы штурмовой артиллерии. 20-й дивизион имел на вооружении

САУ «Зриньи» (10—12 машин) и «Хетцер» (до 15 машин), 24-й дивизион — только «Зриньи». По всей видимости, речь в обоих случаях шла об одной и той же группировке штурмовой артиллерии, которую сформировали в Будапеште на базе батарей 20-го и 24-го отдельных дивизионов штурмовой артиллерии. Численность этого соединения колебалась в пределах 40 танков и САУ.6

Кроме собственно танковых соединений в пехотных дивизиях, оборонявшихся в Будапеште, числилось по взводу бронеавтомобилей «Чабо» (4 машины). В боях за Будапешт венгры использовали танкетки итальянского производства CV3/35(37.M) из учебного подразделения Академии национальной обороны. Также на улицах города были замечены совсем уж экзотические машины, вроде трофейного танка МК II «Матильда» (Matilda) английского производства, однако определить их государственную принадлежность (немецкий или венгерский. — Примеч. авт.) авторам до настоящего времени не удалось.7

ХОД ШТУРМА ГОРОДА (26 ДЕКАБРЯ 1944 — 13 ФЕВРАЛЯ 1945 ГОДА)

Перед началом операции командующий 2-м Украинским фронтом находился на наблюдательном пункте фронта в Тиссафельдваре. Ему принесли план города со всеми деталями: бульварами в 3 кольца, которые пересекались радиально расходившимися от центра улицами, фабриками и заводами, располагавшимися в южной половине левобережной части города; правительственными и военными учреждениями и иностранными представительствами; вокзалами и многочисленными рынками; парками, дворцами, памятниками культуры и искусства; анфиладой мостов (на 15-км протяжении Дуная через город их было 7, в том числе 2 железнодорожных), которые славились своей красотой. В Буде на горном рельефе, возвышающемся над всей левобережной частью города, виднелись виллы с Баконским лесом.

Кварталов в Пеште было очень много. Топографы насчитали около 5 тысяч. По данным разведки, основу обороны левобережной части Будапешта составляли узлы сопротивления из нескольких кварталов и опорные пункты в них из одного и более зданий. Полукольцевые оборонительные линии упирались своими флангами в Дунай. Отсечные позиции проходили по радиальным улицам.

Перед войсками левого крыла 2-го Украинского фронта находился внешний городской обвод Пешта, возведенный по пинии Дунакеси, Геделле, Ишасег, Илле, Ракоцилигет, Сигетсентмиклош. Перед центром и правым крылом фронта противник оборонял восточную часть города, далее — правый берег реки Грон до Турина. 6-я гвардейская танковая армия была сосредоточена в тылу фронта. Основные силы 3-го Украинского фронта образовали внешний, а его 46-я армия со 2-м гвардейским механизированным корпусом — внутренний фронты окружения противника в западной части Будапешта.

После изучения обстановки на КП Малиновский на самолете поднялся в воздух, чтобы рассмотреть Будапешт и окрестности, лучше изучить местность и передний край своих войск и противника. Командующий внимательно разглядывал бескрайние просторы с черными лесами, городами без единого огонька и синими реками. Вдоль переднего края, удаляясь и приближаясь к нему, а местами и пересекая его, тянулись темные узкие ленты рокадных железных и шоссейных дорог. Вспыхивали и гасли огоньки ружейно-пулеметной перестрелки. Осветительных ракет становилось меньше. А вот и панорама Будапешта. Командующий увидел поблескивавшие позолотой куполов и шпилей соборы, которые возвышались над не спавшим городом...

Для немецкого политического руководства окружение Будапешта означало не только потерю крупной войсковой группировки. После уничтожения союзнической авиацией германских нефтеперерабатывающих заводов в Дании и складов топлива на территории Германии немецкая военная промышленность была жестко ограничена в использовании нефтяных месторождений, одно из которых находилось в районе озера Балатон. Кроме этого, после захвата столицы Венгрии советские войска, освободившиеся в результате этой операции, были бы непременно брошены в наступление именно в Центральной Венгрии. Таким образом, падение Будапешта открывало Красной армии прямой путь на Вену и в южные районы Германии.

После того как Гитлер принял политическое решение начать операцию оказания помощи осажденному гарнизону, немецкое командование разработало серию деблокирующих контрударов под кодовым наименованием «Конрад» (Konrad).

Согласно плану «Конрад I», основной удар по советским войскам наносил 4-й танковый корпус СС (IV.SS-Panzerkorps) в составе 3-й танковой дивизии СС «Мертвая голова» (3.SS Panzer-Division «Totenkopf») и 5-й дивизии СС «Викинг» (5.SS-Panzer-Division «Wiking»), которые незадолго до этого были переброшены в Венгрию из-под Варшавы. По советским разведданным, в 3-й танковой дивизии СС «Мертвая голова» ориентировочно было 110 танков: 90 средних и тяжелых, а также 20 СУ. В составе 5 тд СС на 2 января 1945 года, по советским оценкам, было 100 танков.

Корпусом командовал генерал-лейтенант войск СС Гер берт Гилле. Немецкие солдаты называли его «черный генерал».

3-я танковая дивизия «Тотенкопф» («Мертвая голова». — Примеч. авт.) являлась одним из лучших соединений войск СС и была в основном укомплектована немецкими добровольцами. Организованная по штатам 1944 года, она состояла из двух мотопехотных полков (5-й мотопехотный полк «Туле» и 6-й мотопехотный полк «Теодор Эйке»), 3-го танкового полка СС, 3-го разведывательного бронебатальо- на, 3-го полка самоходной артиллерии, 3-й батареи полевой артиллерии, 3-го зенитного дивизиона, 3-го дивизиона реактивной артиллерии, 3-го танкоистребительного дивизиона, 3-го инженерно-саперного батальона и 3-го батальона связи. Общая численность дивизии, уже потрепанной в боях при обороне Варшавы, не превышала 9500 человек.

3-я танковая дивизия СС «Викинг» была укомплектована добровольцами северных «арийских» народов: датчанами, норвежцами, голландцами, фламандцами и почему-то даже финнами. Численность дивизии в начале 1945 года не превышала 10 500 человек. Соединением командовал штандартенфюрер СС Иоханнес Мюленкамп. Структурно танковая дивизия «Викинг» имела в своем составе следующие части:

8-й мотопехотный полк СС «Германия», 10-й мотопехотный полк «Вестланд», 5-й танковый полк СС, 5-й полк самоходной артиллерии, 5-й дивизион полевой артиллерии, 5-й зенитно-артиллерийский дивизион, 5-й дивизион реактивной артиллерии, танкоистребительный дивизион, батальон связи.

Кроме штатных соединений с начала 1945 года в состав 5-й танковой дивизии были включены 1-й батальон 23-го панцер- гренадерского полка СС «Норге» (SS-Panzer-Grenadier-Regiment 22 «Norge») и 1-й батальон 24-го панцергренадерского полка СС «Данмарк» (SS Panzer-Grenadier-Regiment 24 «Danmark»), выделенные из состава 11-й панцергренадерской дивизии СС «Нордланд». В этих батальонах служили граждане Норвегии, Финляндии, Дании, Швейцарии и собственно немцы.

Для контрудара юго-восточнее Комарно кроме 4-го танкового корпуса СС дополнительно были сосредоточены и привлечены к операции б-я танковая дивизия вермахта (45PzKpfw.V, 7САУРг.1У/70(У) на 2.011945г.), 3-ятанковая дивизия (25 Pz.Kpfw.V, 7 САУ Pz.IV/70 (А) на 2.01 1945 г.), часть 23-й танковой дивизии вермахта (32 Pz Kpfw.V, 5 Pz Kpfw.IV, 8 САУ Jagdpanzer IV на 2.01 1945 г.) и 130-й танковый полк вермахта (34 Pz.Kpfw.V на 2.011945 г.), 271-я пехотная дивизия и 23-я пехотная дивизия венгров.

В ночь на 2 января 1945 года после короткой, но мощной артиллерийской подготовки немецкие войска перешли в наступление, нанося главный удар на Бичке, Будапешт. Одновременно, форсировав Дунай в районе Шютте, части 96-й пехотной дивизии начали продвижение вдоль правого берега на Эстергом. В это же время немецкие войска, окруженные в Будапеште, перешли в наступление навстречу деблокирующей группировке. Сдаваться эсесовцы не собирались, незадолго до начала наступления — 29 декабря 1945 года — ими были убиты парламентеры 2-го и 3-го Украинских фронтов, которые прибыли от советского командования с предложениями о капитуляции. После этого акта вандализма, нарушавшего все правила ведения войны, было решено беспощадно уничтожить немецко-венгерскую группировку, а сам город взять штурмом.

Однако в тот период (начало января 1945 года) советским войскам было не до штурма города. На правом фланге обороны 4-й гвардейской армии советский фронт был прорван уже 2 января, и немецкие войска начали продвигаться к Будапешту.

На узком участке фронта шириной 10 км в районе Дунаальмаш, Тата немецкие войска при прорыве обороны Красной армии имели в боевых порядках до 300 танков и самоходных орудий.

3 января 1945 года, введя в бой основные силы танковой группировки, немецкие войска группами танков в 15—40 единиц продолжали наступление в направлении Бичке. Главные силы 4-го корпуса СС при поддержке частей вермахта (3-я танковая дивизия СС, 5-я танковая дивизия СС, 6-я танковая дивизия вермахта) наступали на правом фланге прорыва, стремясь во что бы то ни стало овладеть Бичке. К исходу второго дня наступления передовые силы танковых войск СС в количестве 40 танков достигли рубежа: Тата, Надьшап, Вайна, Тарьян, Вертешселеш.

1-я танковая дивизия вермахта, имевшая, согласно советским разведсводкам, на 2 января 1945 года только 19 танков (10 Pz.Kpfw.V и 9 Pz.Kpfw.IV), совместно с частью сил 23-й танковой дивизии была сосредоточена северо-западнее Секешфехервара и наносила вспомогательный удар в направлении Бичке с последующим выходом к Будапешту.

Немецкие танки стремительно наступали. Пехота, которая двигалась за танками на бронетранспортерах, закрепить за собой местность была не в состоянии, так как ее численность для этих целей была недостаточна.

Отсутствие пехотных частей немецких войск в первый день наступления объяснялось тем, что германское командование не стало ждать прибытия из Голландии 711-й пехотной дивизии, а решило выполнить задачу соединения с Будапештской группировкой только силами танковых войск.

В составе 2-й венгерской танковой дивизии, которая непосредственного участия в операции «Конрад» не принимала и находилась в резерве, числилось более 40 танков типа «Туран 1/11», ЗСУ «Нимрод» и 2 тяжелых танка немецкого производства Pz.Kpfw. VI Ausf.E «Тигр I».

Несмотря на упорное сопротивление советских войск, 4-й танковый корпус СС рвался к Будапешту. Наиболее ожесточенные бои велись в районе перевала в горах Герече у селения Агоштян. Ценой больших потерь противнику удалось овладеть им и прорваться в долину. Однако советская авиация господствовала над полем боя, поэтому двигавшиеся к окруженной венгерской столице немецкие танки и бронетранспортеры подвергались непрерывным бомбардировкам. Сил же немецкой авиации хватало только для того, чтобы обеспечивать 9-й горный корпус СС необходимым минимумом боеприпасов и продовольствия, которые сбрасывались на парашютах.

Определив направление главного удара немецкого ко мандования, командующий 3-м Украинским фронтом направил к участку прорыва армейские и фронтовые резервы, а также войска, снятые с неатакованых участков фронта. В отражении контрудара немецких войск участвовали части 18-го танкового, 1-го и 2-го гвардейских механизированных и 5-го гвардейского кавалерийского корпусов.

2-й гвардейский механизированный корпус, имея на 1 января 1945 года в своем составе 35 Т-34, 3 ИС-2 и 11 СУ-85, после проведенной декабрьской наступательной операции по окружению немецких войск в городе Будапеште был сосредоточен в районе Пилишворошвар, Пилишсанто, Пилишчаба, где готовил оборонительный рубеж с задачей — не дать возможности противнику вырваться из окружения. Кроме того, корпус имел дополнительную задачу — быть в готовности нанести контрудар в случае прорыва противника из района Тата в направлении Бичке, Эстергом на Будапешт, чтобы освободить окруженную немецкую группировку.

1-й гвардейский механизированный корпус, прибывший в начале января 1945 года из резерва Ставки ВГК, основными силами к 3 января закончил сосредоточение в районе Перката, Шабаденьхаза, Шарашд, Хантош. Часть автотранспорта механизированных бригад, тыловые подразделения, ГСМ и боеприпасы оставались на левом берегу реки Дунай в районе станции разгрузки Салксентмортон, Кунсентмиклош из-за отсутствия моста. Работающая паромная переправа в районе Дунапентеле не обеспечивала планомерную переправу из-за сильного ледохода.

В районе сосредоточения 1-го механизированного корпуса было 184 танка М4А2 и 62 самоходные установки СУ-100.

6-й механизированный корпус, выйдя 24 декабря 1944 года на рубеж Шеред, Моха, Шаркерестеш, перешел к обороне и продолжил удерживать свой оборонительный рубеж, усиливая оборону стрелковых частей, имея на ходу 65 Т-34, 15 ИС-2, 10 СУ-85, 14 СУ-76.

18-й танковый корпус в последних числах декабря 1942 года, выйдя на рубеж Дунаальмаш, Таварош, с 30 на 31 декабря 1944 года сдал свои участки стрелковым частям, оставив в районе Дунаальмаш только 170-ю танковую бригаду. Остальной состав корпуса сосредоточился в районе Жамбек, Бичке, Мань, составляя резерв фронта, где приступил к постройке оборонительного рубежа, одновременно имея задачу быть в готовности к нанесению контрударов в направлениях Эстергом, Шютте, Дунаальмаш, Тата. На 1 января 1945 года 18-й танковый корпус имел в своем составе 114 танков Т-34, 19 самоходных установок ИСУ-122 и 13 СУ-85.

Таким образом, к началу наступления немецких войск 2 января 1945 года части Красной армии на участке обороны 4-й гвардейской и 46-й армии имели танков всех марок 375, САУ всех марок — 201.8

Первой столкнулась с немецкими войсками 170-я танковая бригада 18-го танкового корпуса. 1 января 1945 года она имела в своем составе 11 Т-34 и 11 СУ-85 и занимала оборону на направлении Дунаальмаш. Танки 4-го танкового корпуса СС в количестве 47 единиц, двигавшиеся по основным магистралям, определенного боевого порядка не имели и шли колонной. Впереди, на удалении 2—3 км от основной массы, двигались 7 тяжелых танков «Тигр I» из состава 3-й танковой дивизии СС «Мертвая голова» (в данном соединении имелась одна рота тяжелых танков Pz.Kpfw. VI Ausf .Е в составе 10 машин. — Примеч. авт.).

Это был разведдозор, который своей мощной броней и огнем прикрывал основную колонну танков.

При подходе к населенному пункту Тарьян «Тигры» завязали огневой бой с танками и самоходными установками 170-й танковой бригады. Остальные боевые машины немецкой танковой группировки не стали ввязываться в бой и всей колонной повернули на Херет, оставив для прикрытия своего фланга 5 тяжелых танков «Тигр I» и 3 бронетранспортера.

Однако советские части, оставшиеся в тылу, в отличие от прошлых лет войны действовали на редкость организованно. Будучи обойденными танками противника, они на второй и третий день немецкого наступления группами по 200—300 человек выходили в район станции Саар, населенных пунктов Чабди и Жамбек. 4 января из окружения на юг вышла в полном составе 170-я танковая бригада, потеряв на марше лишь несколько автомашин.

5 января 1945 года в районах Дорог, Сомор, севернее Жамбек, Мань, севернее Чабди шли тяжелые танковые бои. Группами по 20—40 танков немецкие войска неоднократно атаковали наши позиции, но успеха не имели.

Не сумев прорваться на Бичке, немецкое командование стало планировать операцию «Конрад И». Согласно документам, основная задача в этой операции была возложена на 5-ю танковую дивизию СС «Викинг». При поддержке 711-й пехотной дивизии она должна была наступать на Будапешт по лесным дорогам, где германское командование рассчитывало на слабое сопротивление советских войск. 10 января 1945 года 5-я танковая дивизия СС «Викинг» имела в своем составе 44 средних танка Pz.Kpfw.IV и 43 тяжелых танка Pz.Kpfw.V « Пантера ». Отдельным группам танков (до 25 единиц) и мелким группам пехоты удалось просочиться в Пириштсентле- лек. В это же время группа из 12 танков прорвалась в район Пилишсенткерест. 12 января стало датой наибольшего успеха немецких войск в этой операции. Дальше германским танкам продвинуться не удалось — часть их была уничтожена, а остальные отошли в исходное положение.

В это же время 7 января 1945 года, прекратив атаки из района западнее Дорог, группировка 1, 3 и 23-й танковых дивизий вермахта нанесла удар в направлении на Замоль. Всего в атаке участвовало до 100 танков и самоходных установок вермахта. Наступлению немецких войск предшествовала короткая артподготовка, затем противник начал свою атаку. Техника немецкой группировки двигалась развернутым строем, в составе подразделения из 10—15 машин, половину составляли тяжелые танки. Они группами из 3—4 единиц двигались впереди боевого порядка на удалении 800—1000 метров от основных сил. На флангах также были группы тяжелых танков из 2—3 единиц. Самоходные орудия двигались за тан* ками на расстоянии 500 —800 метров.

В результате первого дня нового наступления немецким войскам удалось потеснить советские части и занять Замоль. Однако на этом их успехи кончились немецкая группировка натолкнулась на танки 7-го механизированного корпуса, закопанные в землю. Потеряв от их огня за 7 января 1945 года 42 танка, немецкие войска прекратили наступление.

В этот период на участке обороны 7-й гвардейской армии 2-го Украинского фронта также шли интенсивные бои. Чтобы усилить немецкую группировку, наступающую на Будапешт с 4 на 5 января 1945 года, 6-я танковая дивизия, занимавшая оборону на участке от Каменицы до реки Дунай, была снята со своего участка обороны и переброшена в район Таты. Освобожденный участок был занят боевой группой «Хафнер», частями 306-го пехотного полка 211-й пехотной дивизии, остатками венгерской парашютной дивизии «Сент Ласло» и остатками отдельного пулеметного батальона «Саксония».

7-я танковая дивизия вермахта (на 2 января 1945 года имевшая 17 танков Pz.Kpfw.V «Пантера», 4 танка Pz.Kpfw.IV и 8 САУ Jagdpanzer IV) находилась во втором эшелоне обороны.

штурм Будапешта

Схема боевых действий советских, немецких и венгерских войск в районе Будапешта в период с 26 декабря 1944 года по 13 февраля 1945 года

В боевых порядках обороняющихся пехотных дивизий находились самоходные орудия танкоистребительного и зенитного дивизионов 8-й танковой дивизии.

Стремясь не допустить дальнейшей переброски германских войск на будапештское направление, части 7-й гвардейской армии 6 января 1945 года перешли в наступление из района Паркань, прорвали оборону противника на участке Кам, Дармоть, Паркань и к исходу дня отбросили противника на 20 километров. Части 8-й танковой дивизии, внезапно атакованные советскими войсками, серьезного сопротивления оказать не сумели. Проведенные в этот же день немецкие контратаки успеха не имели.

На второй день боев немецкое командование ввело в бой свои резервы из состава 8-й танковой дивизии, 20-й танковой дивизии, 211-й пехотной дивизии, а также венгерской парашютной дивизии «Сент Ласло» («Szent Laszlo»). Венгерская парашютная дивизия «Святой Ласло», названная в честь средневекового короля Ладислава I (Ladislas I), была сформирована 20 ноября 1944 года на базе 1-го парашютного батальона. Кроме собственно парашютистов в дивизию были включены 1-й и 2-й элитные учебные пехотные полки, 1-й и 2-й учебные танковые полки, 1-й и 2-й разведывательные батальоны, 2 батальона речной обороны (моряки), зенитный дивизион. В составе этой дивизии были танки, но, несмотря на громкие названия имеющихся двух учебных тп, количество танков в них не превышало двух десятков. В основном это были танки «Туран I» и ЗСУ «Нимрод».

11 января 1945 года до полка пехоты, а также 50 немецких и венгерских танков при поддержке самоходных орудий и бронетранспортеров атаковали советскую оборону на узком участке фронта в районе юго-восточнее Новы Замки. Им удалось вклиниться в боевые порядки частей Красной армии и овладеть населенными пунктами Нова Дьяла, Святой Петер, станцией Дяда. До батальона пехоты с 10—12 танками прорвались в городок Мадар.

В последующие дни немецким и венгерским войскам удалось отбить еще несколько населенных пунктов, но, натолкнувшись на ожесточенное сопротивление советских войск, к 16 января 1945 года они также перешли к обороне и на этом участке.

Германское командование вновь приступило к перегруппировке войск...

Когда окруженный гарнизон Будапешта 13 января с отчаянием заиросил по радио помощи, Гитлером был отдан приказ о новом контрударе с целью освобождения города. Эта операция получила название «Конрад III».

14 января 1945 года немецкое командование начало переброску 3-й танковой дивизии СС «Мертвая голова» и 5-й танковой дивизии СС «Викинг» из района севернее Бичке в район юго-западнее Секешфехервара с целью организовать новое наступление на город Будапешт. Севернее и западнее Бичке к обороне широким фронтом перешла 6-я танковая дивизия. Части 3 й и 23-й танковых дивизий, оборонявшихся в районе города Мор, были заменены 2-й танковой дивизией венгров и 4-й кавалерийской бригадой вермахта, позже переформированной в дивизию.

Сосредоточенная для контрнаступления германская танковая группировка состояла из 4-го танкового корпуса СС (3, 5-я танковые дивизии СС), 1, 3-й и 23-й танковых дивизий вермахта, 303-й бригады штурмовых орудий и 509-го отдельного батальона тяжелых танков.

На 10 января 1945 года 3-я танковая дивизия СС «Мертвая голова» имела 38 средних танков Pz.Kpfw.IV, 49 тяжелых Pz.Kpfw.V и 5 ЗСУ Flakpz IV. 5-я танковая дивизия СС «Викинг» на то же число имела 44 Pz.Kpfw.IV, 43 Pz Kpfw.V и 2 Flakpz IV. В 1-й танковой дивизии было 18 StuG III, 33 Pz Kpfw.IV и 59 Pz.Kpfw.V, а в 3-й — 12 StuG III, 43 Pz Kpfw. IV, 15 Jagdpanzer IV, 44 Pz.Kpfw.V.

22-я танковая дивизия вермахта на 10 января 1945 года имела 2 Pz.Kpfw.III, 17StuGIII, 38 Pz.Kpfw.IV, 8 Jagdpanzer IV и 33 Pz.Kpfw.V «Пантера».

Перед началом наступления, 15 января 1945 года, 303-я армейская бригада штурмовой артиллерии (Heeres-Sturmartillerie-Brigade 303) имела в своем составе 25 САУ StuG III.

509-й отдельный батальон тяжелых танков (schwere Heeres-Panzer-Abteilung 509) на 15 января 1945 года насчитывал 45 тяжелых танков Pz.Kpfv.VI Ausf .В «Королевский Тигр» и 8 ЗСУ Flakpz IV.

Следует отметить, что перегруппировка танковых дивизий СС была проведена скрытно и умело.

Танковые полки этих дивизий, двигаясь из района Жамбек-Бичке, с целью дезинформации следовали строго на север, создавая впечатление об уходе их в направлении Комарно и далее на центральные участки фронта.

Личный состав, включая офицеров штаба корпуса, не был информирован об истинных намерениях своего командования.

12 января 1945 года началось новое немецкое наступление. В течение суток, введя в бои до 110 танков и самоходных установок 3-й и 5-й танковых дивизий СС на узком участке фронта, противник мощным ударом прорвал советскую линию обороны на участке Полгардь. С ходу сбивая незначительные заслоны Красной армии, обходя узлы сопротивления, германские войска к исходу дня вышли в район Шаркерестур. 19 января части СС захватили Дунапентеле.

Немецкое командование совершило прорыв танковой группировкой, состоящей главным образом из тяжелых танков при поддержке незначительного количества пехоты, посаженной на бронетранспортеры и сопровождающей танки в непосредственном соприкосновении.

16 й танковый корпус, переброшенный в ночь на 19 января 1945 года из района Биа в район Шаркерестур, Шарашд с задачей приостановить продвижение противника в северо-восточном направлении, с ходу вступил в бой с танками противника. 110-я танковая бригада оборонялась в районе Аба, 181-я танковая бригада — в районе Шаркерестур, отдельные подразделения 110-й танковой бригады и 32-я мотострелко- вая бригада — в районе Якабсаллаш.

170-я танковая бригада, имея в своем составе только 7 танков Т-34 и 9 СУ-85, благодаря умелому маневру и хорошо организованной разведке вышла в район Мария и оседлала перекресток дорог в 5 км юго-западнее Херцельгфальва, чем значительно осложнила положение танковой группировки противника в составе 40 боевых единиц, которые прорвались в Дунапентеле, так как немецкие танки продвигались к Будапешту в направлении Шарбогард, Херцегфальва.

Этот маневр 170-й танковой бригады изменил весь ход сражения.

Немецкие войска из состава танковых дивизии СС были вынуждены основную часть своих сил (до 30 танков) развернуть строго на север с задачей захвата населенных пунктов Перката Шарашд для того, чтобы отрезать и уничтожить 170-ю танковую бригаду в ее районе обороны.

Сама дорога Шарбогард—Херцегфальва была тщательно блокирована немецкими подразделениями. Танки управления 18-го танкового корпуса Красной армии, которые пытались прорваться в район обороны 170-й танковой бригады для связи, расстреливались.

Части германских войск, прорвавшие советскую оборону, оказались скованными треугольником сопротивления 18-го танкового корпуса (Шаркерестур, Шарашд, Мария) и были вынуждены все внимание сосредоточить на этом участке, отказавшись от чрезвычайно заманчивого южного направления, где советских войск практически не было. Опасаясь при движении на юг получить от советских войск 18 тк сокрушительный удар по тылам, противник приостановил наступление.

Во время этих боев немецкое командование стало применять новые тактические приемы, раньше не характерные для германских танковых войск. Прежде всего это были ночные атаки. Так, в продолжении двух ночей января 1945 года танки войск СС группами от 3 до 15 машин непрерывно атаковали Шаркерестур, Шарашд, Якабсаллаш и некоторые другие пункты с задачей — деморализовать советскую оборону и в ночное время суток захватить узлы сопротивления.

Кроме ночных боевых действий противник постоянно маневрировал. Маневрировали как крупные группы танков в 25—40 машин, так и отдельные танки. 19 января 1945 года до 25 танков противника, встретив огневое сопротивление танков 110 тбр в районе западнее Аба, не ввязываясь в бой, резко изменили курс, отошли от Аба, вышли южнее Шаркерестур в район Сильфа и подошли к Якабсаллаш, где, встретив огонь советских войск, вновь изменили курс и повернули на юг в направлении на Херцегфальва.

В продолжение всего немецкого наступления мелкие группы танков, не вступая в бой, появлялись в различных районах: Перката, Хантош, Сильфа, Херцегфальва и другие. Основная цель подобной тактики — создать впечатление высокой насыщенности направления своими войсками, в то время как в действительности к реке Дунай в районе Дунапентеле вышла только танковая группировка в незначительном сопровождении пехоты на бронетранспортерах. Германские войска вследствие недостаточной численности группировки не могли закрепить за собой пройденную территорию. Они были вынуждены оставлять в наиболее крупных населенных пунктах гарнизоны из 3—5 танков с 2—8 бронетранспортерами, в которых, в свою очередь, находилось до взвода пе хоты.

Очень часто немецкие тяжелые танки Pz.Kpfw.VI и Pz.Kpfw.V прибегали к приему «приманки» наших танков. 1—2 танка противника подходили к позициям советских войск на дистанцию 2-2,5 км и начинали на виду маневрировать, не стараясь маскироваться. Когда наши танки с места стрельбой или при сближении обнаруживали себя, то, как правило, советские боевые машины поджигались противником с дистанции 1,8—2 км, в то время как наши танки Т-34 с упомянутой дистанции были не в состоянии вести огневой бой с тяжелыми танками противника.

Руководствуясь этим преимуществом, немецкие тяжелые танки имели возможность использовать маневр на поле боя, не опасаясь понести потери от огня наших танков, в то время как советским танкистам необходимо было быть особенно осторожными в маневре, особенно для танков Т-34 и САУ СУ-76. Однако из-за ряда факторов (погоды, затруднявшей действия авиации; внезапности наступления; технических преимуществ немецкой бронетанковой техники) операции вблизи Будапешта носили характер исключительно танковых боев, которыми и были обусловлены большие потери советских танков.

Противник продвигался к венгерской столице, и немецкая газета «Известия Будапештского котла», выходившая в окруженном городе, сообщала 21 января: «Согласнополученным последним сообщениям, продвижение войск, идущих на выручку Будапешту, после перегруппировки, вызванной стратегическими и климатическими причинами, снова протекает успешно. Как видно из всех поступающих донесений, в данном случае речь идет об операции особенно крупного масштаба...»

Через 2 дня сообщения стали еще более оптимистичными: «Скоро мы будем освобождены!»

Но, несмотря на тяжелое положение войск 3-го Украинского фронта, немецкое наступление удалось приостановить. К 27 января 1945 года благодаря привлечению сил 2-го Украинского фронта, особенно авиации, удалось восстановить прежнее положение войск 3-го Украинского фронта с выходом на озера Be ленце, Балатон.

Однако из-за вражеских контрударов борьба за Будапешт затянулась, и 18 января Ставка возложила ликвидацию окруженной группировки на 2-й Украинский фронт, переподчи- нив ему 46-ю общевойсковую армию.

Противника в Пеште штурмовала созданная Р.Я. Малиновским Будапештская группа войск 2-го Украинского фронта в составе 30-го стрелкового корпуса генерала Г.С. Лазько, 7-го румынского армейского корпуса, 18-го гвардейского стрелкового корпуса генерала И.М. Афонина и 9 артиллерийских бригад. Вначале она действовала частью сил в подчинении 7-й гвардейской армии, а второй частью, то есть корпусом И.М. Афонина, — в подчинении фронта. С 11 января группой стал руководить сам Р.Я. Малиновский с командного пункта штаба фронта в Хевеше (32 км южнее Эгера), куда он переместился после окружения будапештской группировки.

В ход были пущены штурмовые группы — от взвода до роты пехоты с подрывниками, самоходками, танками, орудиями и минометами. Групп было много. Каждая действовала в своем направлении от здания (опорного пункта) к зданию, от квартала (узла сопротивления) к кварталу, снабженная планами для ориентирования.

Противник отчаянно оборонялся. Особенно ожесточенно дрались части СС и венгерские части, укомплектованные членами организации «Скрещенные стрелы». Снабжение окруженной группировки вначале осуществлялось по воздуху: ежедневно 40—45 германских самолетов доставляли в город необходимые грузы. Была сделана попытка использовать для этой цели планеры и изыскать возможность организовать снабжение по Дунаю. Однако после 20 января вследствие господства советской авиации снабжение окруженной группировки по воздуху почти прекратилось, а доставку грузов по Дунаю немецкому командованию осуществить так и не удалось. В дневнике военных действий верховного командования вермахта в эти дни появилась следующая запись: «В Будапеште обстановка очень серьезная... По имеющимся сведениям, положение со снабжением стало ужасным. На карту поставлено все».

Так затягивалась петля все туже и туже. Настало время, когда самолеты противника уже не могли сбрасывать осажденным боеприпасы и продовольствие: их сбивали советские зенитчики, и часто их контейнеры падали в расположение штурмовавших город войск.

Преодолевая упорное сопротивление, советские войска 17 января 1945 года расчленили немецко-венгерскую оборону в Пеште на 3 части. Противник стал поспешно отходить, взрывая за собой мосты через Дунай. Стремительным броском передовые части войск 2-го Украинского фронта вышли к Дунаю. 18 января войска противника в Пеште начали сдаваться в плен. В боях за восточную часть столицы немецко-венгерская группировка потеряла убитыми почти 36 тысяч, а пленными до 20 тысяч солдат и офицеров. Было подбито и захвачено около 300 танков и штурмовых орудий, 1044 орудия и миномета, а также много других видов вооружения и боевой техники. Последние немецкие и венгерские части капитулировли в Пеште 25 января 1945 года.

Несмотря на неудачи, немецкие войска продолжали рваться к венгерской столице. 25 января 1945 года командующий 6-й полевой армией вермахта генерал Бальк вызвал к телеграфному аппарату Гилле и потребовал доложить обстановку.

Гилле: Четвертый танковый корпус продолжает наступа тельные операции на прежнем направлении, имея в резерве одну танковую дивизию для развития успеха при решении главной задачи. Противник оказывает упорное сопротивление, местами контратакует. В данное время корпус ощущает серьезную нехватку людей и танков.

Бальк: Ясна ли вам задача?

Гилле: Мне все ясно.

Бальк: Вы должны справиться с этой задачей. Теперь это имеет решающее значение. Мы должны пробиться здесь! Это решает все, иначе мы погибнем.

Гилле: «Тотенкопф» накануне вступления в бой. Положение в Будапеште требует ускорения действий.

Бальк сообщил, что фюрер думает об этом, что необходимо действовать соответственно принятому решению, и спросил: «Как много пути еще осталось?»

Гилле: По нашим подсчетам, четырнадцать километров.

Бальк: Решающее значение имеет то, чтобы мы теперь здесь пробились. Я делаю все, что требует фюрер, все, чтобы мы вначале покончили с этим делом здесь.

Гилле: Если у нас будут танки и солдаты, то мы все сделаем.

Бальк: Так мы и должны поступать! Мы эту драму доведем до счастливого конца! Главное — разбить сначала эти силы. Тогда мы достигнем всего остального.

Гилле: Но мы становимся все слабее.

Бальк: От потасовки никто не становится красивее.11

Надеясь на успех дивизии «Тотенкопф», «черный генерал» передал окруженным: «Быть наготове к прорыву. Время прорыва будет дано дополнительно».

Тем временем войска 2-го Украинского фронта приступили к уничтожению противника в западной части города — Буде. Будапештская группа войск была переброшена на правый берег Дуная и усилена двумя стрелковыми корпусами 3-го Украин- скогофронта (7-й румынский корпус, как не оправдавший себя в уличных боях, был переведен на другой участок фронта).

В связи с ранением генерала И.М. Афонина командовать группой начал командующий 53-й армией генерал И.М. Ма- нагаров, имевший опыт боев за крупные города. Штаб группы войск был оборудован на базе штаба 18-го гвардейского стрелкового корпуса возле Будакеси — западного пригорода Буды. Здесь было самое узкое место между внешним и внутренним фронтами окружения. Немцы стремились сюда извне, чтобы, овладев высотой со штабом советских войск, ударить по внутреннему фронту и выручить окруженных. Поэтому у командования не было уверенности, что штаб не будет атакован с тыла, со стороны Бичке.

По заданию командования фронта на самый горячий участок огромного Будапешта пробрался Н.С. Фомин с группой офицеров и совместно с И.М. Манагаровым организовал артиллерийскую поддержку боя. Он взял в свои руки управление артиллерией нескольких корпусов, действовавших на западном берегу, и войск, находившихся в Пеште, для координации огня по противнику в Буде.

Сюда же, в Будакеси, через опасные переправы, в обход пригородов прибыл комфронта с группой генералов и офицеров, чтобы ускорить разгром противника и в этой части города. Увидев выставленные для самообороны пулеметы, Малиновский заметил: «Вы тут сами, как в осаде». Командующий подвергал себя большому риску, поехав в этот узкий коридор: никто не мог дать гарантии, что немцы не прорвут его.

Наступление советских войск в Буде началось 20 января 1943 года. Наращивая усилия по мере переброски частей из Пешта, Будапештская группа войск продвигалась вперед. К началу февраля соединения группы из 608 кварталов Буды заняли только 114.

Несмотря на кровопролитные бои, моральный дух окруженного Будапештского гарнизона в течение января 1945 года сохранялся на достаточно высоком уровне, поскольку освобождение казалось возможным. После провала всех операций «Конрад» надежды на избавление стали иссякать. В начале февраля 1945 года вместо боеприпасов и продовольствия из рейха стали присылать приказы о награждении. Так, командующий 9-м горным корпусом СС обергруппенфюрер фон Пфеффер-Вильденбрух, командир 8-й кавалерийской дивизии СС «Флориан Гейер» бригаденфюрер СС Иоахим Румор (SS-Brigadefuehrer Joachim Rumohr), командир 22-й кавалерийской дивизии СС бригаденфюрер СС Август Цеен- дер (SS-Brigadefuehrer August Zehender), а также капитан Хельмут Бунге (Hellmut Bunge) из танковой дивизии «Фель- дхернхалле» за доблесть в боях получили Дубовые Листья к Рыцарскому кресту.

В первой декаде февраля советские войска продолжали вести бои за овладение Будой. За 10 дней боев они очистили от противника еще 109 кварталов города, захватили в плен более 26 тысяч человек.

10 февраля 1945 года стали кончаться боеприпасы, а группировка окруженных немецко-венгерских войск в районе Буды была расчленена на две части. Советские войска продвинулись до моста Эржебет. В полдень 11 февраля состоялось собрание всех офицеров в звании до майора включительно. Начальник штаба 9-го горного корпуса СС подполковник Усдау Линендау (Usdau Linendau) объявил, что будет предпринята последняя попытка прорыва. Согласно этому плану были сформированы 3 колонны с задачей пробиться к своим войскам, находящимся в 20 км к западу от Будапешта.

Операция началась в 22.00 11 февраля 1945 года. В 23.40 командующий 9-м горным корпусом СС передал свою последнюю радиограмму: «Расстреляны последние патроны. У нас есть выбор между капитуляцией и гибелью гарнизона. Мы решили прорываться силами оставшихся боеспособными немецких и венгерской фашистских дивизий (укомплектованных членами венгерской фашистской организации “Скрещенные стрелы”. — Примеч. авт.). Собираемся предпринять прорыв ночью 12 февраля. Просим встретить нас между населенными пунктами Чомор и Марианхальм. Если не удастся прорваться в указанном месте, пойдем через горы Пилиш. В этом случае прошу встретить на северо-западе в районе населенного пункта Пилишсентлелек. Две зеленые ракеты — свои войска. В настоящее время наши силы перед прорывом включают около 23 900 немецких солдат, из которых 3600 раненых, и 20 000 венгров, из которых около 2000 раненых».

Оставив тяжелораненых в госпиталях Будапешта, немецко-венгерская группировка пошла на прорыв советских позиций. Из города вырвалось около 14 000 боеспособных солдат, однако только 2000 из них удалось продвинуться к своим войскам в последующие несколько дней. Немецкие и венгерские военнослужащие прорывались из окружения мелкими группами. Самая крупная из них — 300 человек танковой дивизии вермахта «Фельдхернхалле» прорвалась к своим войскам 13 февраля 1945 года в 30 км к западу от Будапешта. Всего в расположение германских войск вышло 785 человек.

13 февраля 1945 года к 10.00 войска 2-го Украинского фронта завершили штурм города. Венгерская столица лежала в руинах. 35 тысяч немецких и венгерских солдат было убито в боях за город, столько же попало в плен. Погибло также около 65 000 гражданских лиц. По советским данным, в боях за Будапешт было уничтожено и пленено 188 000 солдат и офицеров армий противника. Среди убитых: генерал-майор Герхард Шмидхубер (Gerhard Schmidhuber), командир 13-й танковой дивизии вермахта, известные нам командиры кавалерийских дивизий СС бригаденфюреры Румор и Цеендер... Сдались в плен: командир 9-го горного корпуса СС Пфеффер-Вильденбрух, командир 1-го венгерского армейского корпуса Иштван Хинди...

 И.Б. Мощанский

Из книги «Города-крепости»

Читайте также: