ГлавнаяМорской архивИсследованияБиблиотека












Логин: Пароль: Регистрация |


Голосование:
?


!



Самое читаемое:



» » Штурм «Карельского вала»
Штурм «Карельского вала»
  • Автор: Vedensky |
  • Дата: 04-01-2014 23:31 |
  • Просмотров: 12319

Илья Мошанский

Выборгско-Петрозаводская стратегическая наступательная операция 10 июня – 9 августа 1944 года 

Завершающая операция битвы за Ленинград проводилась войсками правого крыла Ленинградского и левого крыла Карельского фронтов при содействии Балтийского флота, Ладожской и Онежской военных флотилий. За 61 день наступательных боев были проведены Выборгская и Свирско-Петрозаводская фронтовые наступательные операции. В результате ожесточенных боев части Красной Армии освободили территорию Карелии, северные районы Ленинградской области и нанесли сокрушительное поражение финской армии. Штурмом был взят город Выборг, который вновь стал российской территорией. Успешные действия наших войск существенно изменили обстановку на северном участке советско-германского фронта, предопределили выход Финляндии из войны.

ПЕРЕД НАСТУПЛЕНИЕМ

В правительственных кругах Финляндии с тревогой следили за тем, как под ударами Красной Армии германские войска непрерывно откатывались на запад. Крупное поражение группы армий "Север" под Ленинградом привело к усилению внутриполитической напряженности в Финляндии. Среди широких слоев населения и солдат стали открыто проявляться антивоенные настроения. Немало трезво мыслящих политических и общественных деятелей государства решительно требовали от правительства прекращения войны, продолжение которой вело страну к катастрофе и утрате выстраданной национальной независимости.

В середине февраля 1944 года уполномоченный финляндскими правительственными органами Ю.К. Паасикиви сообщил через советское посольство в Швеции о желании Финляндии выяснить у правительства СССР условия, на которых она могла бы выйти из войны.

Вскоре Советское правительство изложило свои предварительные условия перемирия. Главным условием являлся немедленный выход Финляндии из войны и эвакуация немецких войск с территории страны. Кроме этого Советскому Союзу возвращалась территория, приобретенная СССР в результате войны 1939-1940 годов, а также богатая никелевыми рудами область Петсамо (ныне Печенега. — Прим. авт.) на севере Финляндии — в качестве компенсации за жертвы и разрушения, причиненные финнами советскому народу. При выполнении требований Советского Союза Финляндской Республике гарантировалась государственная независимость и право выбора общественного строя. Эти условия были расценены во многих странах как великодушные и умеренные. Однако финляндское правительство 16 апреля отклонило их. Стоявшие тогда у руководства государством Р. Рюти, Э. Линкомиес и В. Таннер (после войны они были осуждены как военные преступники) хотели удержать оккупированную часть территории Советского Союза и не соглашались на ликвидацию союзных отношений Финляндии с нацистской Германией.

Пока велись переговоры, на Ленинградском и Карельском фронтах царило сравнительное затишье. Но советские войска не ослабляли бдительности. В обстановке, когда линия фронта проходила всего в 30 километрах севернее Ленинграда, нужна была исключительная боевая готовность. Как показали события, противник попытался использовать неопределенную обстановку на фронте. В ночь на 4 апреля около 35 бомбардировщиков "Юнкере" Ju-88 пытались совершить крупный налет на Ленинград. Большую часть пути вражеские самолеты летели над Ладожским озером, рассчитывая внезапно появиться над городом Однако радиолокационная станция "Редут-7” 72-го отдельного Краснознаменного радиобатальона ВНОС обнаружила неприятельские самолеты на расстоянии 200 км, хотя, по заводским данным, ее предельная дальность действия не превышала 120 км. Это было достигнуто благодаря специальному усовершенствованию, сделанному на "Редуте-7" под руководством инженер-капитана В.Г. Николаева.

Истребители и зенитная артиллерия армии ПВО рассеяли и обратили в бегство самолеты противника, сбив при этом один Ju-88. Так плачевно закончилась последняя попытка противника бомбить Ленинград.

Учитывая сложившуюся обстановку на правом крыле советско-германского фронта, Ставка Верховного Главнокомандования пришла к выводу о необходимости начать наступление на выборгском направлении и в Карелии. Ставка считала, что это позволит решить ряд важных военно-стратегических и политических задач: вывести Финляндию из войны; освободить от противника оккупированные районы Ленинградской области и Карело-Финской республики; восстановить связь Крайнего Севера с центром страны по Мурманской железной дороге и Беломорско-Балтийскому каналу; использовать затем основные силы Ленинградского и Карельского фронтов на других направлениях для окончательного разгрома нацистской Германии. Имелось в виду также, что операция, предпринятая против финской армии, может отвлечь внимание руководства немецких войск от готовившегося советским командованием крупного наступления в Белоруссии. 1 мая командующие Ленинградским и Карельским фронтами получили директиву о подготовке к наступлению.

В осуществлении артиллерийского обеспечения прорыва укрепленного района (УР) принимала участие артиллерия КБФ, действовавшая в полосах 21-й и 23-й армий (163 орудия калибром 100 мм и 406 мм).

Имея большой опыт использования артиллерии во время боевых действий на Карельском перешейке зимой 1939-40 годов, командующий Ленинградским фронтом генерал армии Л.А. Говоров придавал особое значение предварительному сокрушающему воздействию по сильной, глубоко эшелонированной обороне.

Замысел командования фронта состоял далее в том, чтобы, осуществляя главными силами прорыв обороны противника на выборгском направлении и сковывая его действия на приладожском участке, нанести решающее поражение основным силам финских войск на Карельском перешейке. Наступление Ленинградского фронта должно было осуществляться в тесном взаимодействии с Краснознаменным Балтийским флотом и Ладожской военной флотилией.

Главная задача по прорыву обороны противника возлагалась на 21-ю армию, прибывшую на Ленинградский фронт в мае 1944 года из резерва Ставки Верховного Главнокомандования. Сформированная в июле 1943 года армия вела боевые действия летом и осенью того же года на Западном фронте и отличилась при взятии Ельни и Смоленска. Пополненная резервами Ленинградского фронта, она представляла собой внушительную силу. В ее составе находились три стрелковых корпуса: 30-й гвардейский, 97-й и 109-й. Кроме того, в оперативное подчинение армии передавались 22-й укрепленный район, артиллерийский корпус прорыва и другие средства усиления. По замыслу командования фронта 21-я армия должна была нанести главный удар по противнику на выборгском направлении.

В силу особо сложных условий театра военных действий на Карельском перешейке было решено усилить руководящий командно-политический состав 21-й армии за счет наиболее опытных генералов и офицеров Ленинградского фронта. Командующим войсками армии был назначен генерал-лейтенант Д.Н. Гусев, возглавлявший до этого штаб фронта, командующим артиллерией — генерал-лейтенант артиллерии М.С. Михалкин, ранее занимавший такую же должность в 42-й армии. На ряд руководящих командных и политических должностей направлялось еще 20 офицеров, показавших высокие боевые качества в ходе предшествовавших сражений на Ленинградском фронте. Начальником штаба армии продолжал оставаться генерал-майор В.И. Рыбальченко. Его заместителем по политической части был полковник М.И. Сулимов, а начальником штаба армии — генерал-майор авиации Л.И. Алексеев. Для усиления ВВС фронта на период всего наступления Ставка Верховного Главнокомандования передавала из своего резерва самолетов, в том числе около 250 бомбардировщиков, 200 штурмовиков и до 270 истребителей.

Для непосредственного руководства действиями военно-воздушных сил в ходе операции прибыл представитель Ставки Главный маршал авиации АА. Новиков, командовавший ВВС Ленинградского фронта еще в трудный период 1941-1942 годов.

Советским войскам противостояли на Карельском перешейке 3-й и 4-й корпуса финской армии (15,2,18,10, И, 3 пд), а также соединения и части, подчинявшиеся непосредственно ее верховному командованию (19 пд, кавбригада, тд, артполки), ставка которого во главе с Карлом Маннергеймом размещалась в городе Миккели (в 140 км северо-западнее Выборга).

Первую полосу обороны от Ладожского озера до Финского залива защищали 15, 2-я и 10-я пехотные дивизии, на второй оборонительной полосе расположились 3, 18-я и 11-я пехотные дивизии, а также кавалерийская бригада. 19-я пехотная дивизия и танковая дивизия представляли собой оперативные резервы финнов и были сосредоточены в районе Выборга. Всего в этой группировке было около 70 тысяч солдат и офицеров, 465 орудий, 341 миномет, 758 станковых пулеметов. В войсках имелось 62 трофейных тягача типа "Комсомолец". Всего в начале июня 1944 года на Карельском перешейке находилось семь пехотных дивизий, единственная танковая дивизия противника (под командованием генерала Лагуса. ~ Прим. авт.), кавалерийская бригада и два артиллерийских полка береговой обороны.

Как правило, финские пехотные дивизии состояли из 3-4 пехотных полков, артиллерийского полка и разведывательной бригады. Танковая дивизия генерала Аагуса на 1 июня 1944 года (около 100 машин) состояла из танковой бригады

(несколько Т-34, Т-28, КВ-1 и 87 Т-26), батареи САУ огневой поддержки (18 114-мм САУ ВТ-42), подразделения средств ПВО (6 40-мм ЗСУ "Ландсверк Анти И") и дивизиона штурмовых орудий StuG III4.

Соотношение сил, противостоявших группировок войск Ленинградского фронта и финской армии, характеризовалось превосходством советской стороны: по пехоте — в 2 раза, по артиллерии — в 6, по танкам - в 7 и по авиации — в 5 раз. Всего на Карельском перешейке сосредоточивалось командованием фронта почти 260 тысяч войск, около 7,5 тысяч орудий и около 630 танков САУ и бронеавтомобилей. При этом от 60 до 80% всей группировки готовилось к действию на выборгском направлении.

21-я армия имела три стрелковых корпуса и один укрепленный район (УР): 30-й гвардейский

стрелковый корпус в составе 45, 63, 64-й гвардейских стрелковых дивизий; 97-й стрелковый корпус в составе 178, 358, 381-й стрелковых дивизий; 109-й стрелковый корпус в составе 72, 109, 286-й стрелковых дивизий; 22-й укрепленный район и части усиления.

23-я армия имела два стрелковых корпуса и один укрепленный район: 98-й стрелковый корпус в составе 177, 281, 372-й стрелковых дивизий; 115-й стрелковый корпус в составе 10, 92, 142-й стрелковых дивизий; 17-й укрепленный район и части усиления.

Советскую группировку, готовившуюся наступать на выборгском направлении, поддерживало 495 танков и самоходных установок из состава сил Ленинградского фронта.

В составе 21-й армии находились 31-й и 260-й отдельные гвардейские танковые полки прорыва; 185, 226-й и 98-й отдельные танковые полки (Т-34/76); 396-й и 351-й гвардейские тяжелые самоходные полки (соответственно ИСУ-152 и СУ-152), а также 1222-й самоходно-артиллерийский полк (СУ-76М). Всего 21А поддерживало 157 танков и САУ (105 танков: 43 тяжелых и 62 средних; 52 САУ: 31 тяжелая и 21 легкая).

В составе 23-й армии был 46-й отдельный гвардейский полк прорыва (КВ-1/КВ-1С) и 98-й самоходно-артиллерийский полк, которые в оперативном отношении подчинялись 98-му стрелковому корпусу. Всего 23А поддерживало 42 танка и САУ (21 тяжелый танк, 21 легкая САУ).

Но основная группировка танков и САУ Ленинградского фронта (296 машин) находилась в резерве. Это были 1-я Краснознаменная, 220,152-я танковые бригады; 27-й танковый полк; 26-й и 27-й гвардейские тяжелые танковые полки прорыва (всего 200 танков: 42 тяжелых, 90 средних, 68 легких); 394-й и 397-й отдельные тяжелые гвардейские самоходные полки; 952-й и 1238-й (СУ-76М) самоходные артиллерийские полки (96 САУ: 42 тяжелых и 54 легких).

Танковый парк этой группировки был очень разнообразен. Достаточно сказать, что в 1944 году в составе войск Ленинградского фронта было достаточно много танков Т-26 (220 тбр). Касаясь боевых машин других марок, необходимо заметить, что в отдельных гвардейских танковых полках прорыва преобладали боевые машины КВ-1, КВ-1С и MKIV "Черчиль III/IV", в отдельных танковых полках и бригадах ~ Т-34/76. Тяжелые самоходные полки оснащались 152-мм САУ ИСУ-152, а самоходные артиллерийские полки СУ-76М.

26-й и 27-й гвардейские тяжелые танковые полки имели на вооружении тяжелые танки ИС-2, которые для того времени являлись новинкой. Так, уже в ходе операции танкисты 98-го отдельного Краснознаменного Ропшинского полка обнаружили колонну ИС-2 из 27-го танкового полка и, приняв их за танки "Тигр", открыли огонь и умудрились подбить 3 танка5.

Более месяца шла подготовка 21-й и 23-й армий к наступлению. В районах Стрельны, Гостилиц, Ропши, Красного Села, где размещались соединения и части 21-й армии, и севернее Ленинграда в расположении 23-й армии проводились боевые тренировки войск. Во всех дивизиях были созданы опорные пункты и учебные поля по типу финской обороны. Особое внимание уделялось обучению штурмовых групп и батальонов различным способам прорыва укреплений, захвата опорных пунктов и ДОТов. Артиллеристы в это время учились точно вести огонь по различного рода укреплениям, быстро уничтожать танки и самоходные орудия. Саперы отрабатывали приемы блокирования и уничтожения опорных пунктов, обеспечения переправ для наступающих войск. Офицеры всех родов войск досконально изучили на рекогносцировках, а также по фотосхемам и картам район предстоявших действий и систему обороны противника

Важное значение в подготовке руководящего состава армий имело оперативно-тактическое проигрывание хода операции. Это была генеральная репетиция большого сражения, позволившая командующим армиями, командирам корпусов и дивизий совместно со штабами детально вникнуть во все тонкости предстоящей операции, сложные вопросы управления боем и взаимодействия войск.

Напряженную работу вела в это время разведка фронта под руководством генерал-майора П.П. Евстигнеева- Тщательно изучались и проверялись сведения о войсках неприятеля и его укреплениях. Особенно активизировалась воздушная разведка. 60 самолетов 13-й воздушной армии произвели сплошное фотографирование всей оборонительной полосы противника. Всего было сфотографировано и переложено на фотопланшеты 87 тысяч кв. км местности. Благодаря умелым действиям истребителя-разведчика 13-го отдельного разведывательного авиационного полка старшего лейтенанта В.П. Матвеева удалось обнаружить в лесу около озера Валк-ярви (район Кивиниеми) местонахождение 11-й финской пехотной дивизии.

Ценные данные о финских войсках в оперативной глубине, резервах и перебросках соединений и частей на выборгское направление, об оборонительных рубежах на Карельском перешейке добыли разведывательные группы фронта, действовавшие в тылу врага. Особо отличились  разведывательные группы А.В. Васильева, А.Ф. Доронина, А.А. Храмова, которые бесстрашно выполняли задания командования в сложной обстановке за линией фронта.

Усиленно готовились к операции также инженерные войска, связисты и органы тыловой службы. Саперы оборудовали совместно с пехотинцами дополнительные ходы сообщения, новые командные и наблюдательные пункты, улучшили систему путей подхода к району боевых действий. Были построены новые линии связи, подвезены боеприпасы, необходимые запасы продовольствия, снаряжения и различного рода военного имущества. Офицерам большинства частей до командира взвода включительно были выданы аэрофотоснимки финских укреплений.

Перед операцией предстояло решить сложную задачу — скрытно перебросить на Карельский перешеек 21-ю армию и перегруппировать войска. Но передвижение многочисленных войск и боевой техники из районов Стрельны и Ропши через Ленинград могло привлечь внимание вражеской разведки. Подходящих же обходных путей восточнее Ленинграда не оказалось. Между тем наступили белые ночи, что еще более усложняло перегруппировку. Выход все же удалось найти. Оперативная маскировка при переброске 21-й армии достигалась комбинированным путем: 30-й гвардейский и 109-й стрелковые корпуса были перевезены из района Ораниенбаума в Лисий Нос на судах Краснознаменного Балтийского флота, а 97-й стрелковый корпус — по железной дороге и путем передвижения мелких подразделений по разным направлениям через Ленинград в часы наибольшего оживления на улицах.

Перегруппировка войск производилась с 6 мая по 7 июня: вначале шла переброска тыловых частей, а затем постепенно в течение 15 дней на Карельский перешеек прибывали артиллерийско-минометные соединения и части. Всего из резервов Ставки, с псковского и нарвского направлений прибыло к станциям разгрузки (главным образом в Токсово и Левашово) 100 эшелонов с орудиями, минометами и личным составом. Вслед за этим в район предстоящих боев стали перемещаться стрелковые полки и дивизии. Последним двинулся автомобильный и гужевой транспорт. По детально разработанному графику производилась смена находившихся в обороне частей 23-й армии и выдвижение артиллерийских орудий для стрельбы прямой наводкой.

Финский генерал К.А. Эш писал, что в Финляндии "не ожидали и совершенно не предполагали, что оборона на фронте будет прорвана". По его словам, командованию Ленинградского фронта, стремившемуся к достижению внезапности и скрытому сосредоточению своих войск, "удалось в этом отношении преподнести хороший сюрприз".

Скрытность проведения подготовительных мероприятий  в войсках Ленинградского фронта обусловила и особенности идеологической работы. Чтобы не сорвать тщательно разработанный план оперативной маскировки предстоявшего наступления, решено было организовывать агитационно-массовую работу так, чтобы ввести противники в заблуждение: в частях и соединениях 23-й армии для маскировки фигурировал пропагандистский тезис о необходимости достижения устойчивости обороны; в 21-й же армии широко популяризировалось положение о том, что войска должны готовиться к решительным наступательным действиям. Но до переброски ее в район Карельского перешейка этот тезис не конкретизировался. Судя по материалам, публиковавшимся фронтовой газетой "На страже Родины", армейскими и дивизионными газетами, Ленинградский фронт готовился к нанесению удара по германским войскам в Эстонии.

После того как войска фронта сосредоточились на предысходных позициях, идеологическая работа приобрела уже характер непосредственной подготовки к решению конкретной задачи прорыва финских укреплений и разгрома противника. 7, 8 и 9 июня в частях 21-й и 23-й

армий прошли собрания военнослужащих. Воины принимали решения, носившие характер клятвы: во что бы то ни стало прорвать оборону врага и обеспечить успех стремительного наступления.

Приближался решающий момент начала битвы.

ПРОРЫВ 21-Й АРМИИ

Утром 9 июня мощные эшелонированные удары авиации Ленинградского фронта по позициям 10-й и 2-й финских пехотных дивизий возвестили о начале периода предварительного разрушения их обороны. Этот первый налет, нацеленный главным образом на вражеские укрепления в районах Старого Белоострова, озера Светлое и Раяйоки, осуществили 113,276-я и 334-я бомбардировочные, а также 277-я и 281-я штурмовые авиадивизии.

Вслед за мощным авиационным ударом, продолжавшимся около часа, началось методическое разрушение артиллерией вражеских железобетонных ДОТов, ДЗОТов и командных пунктов, длившееся без перерыва 10 часов.

В гуле артиллерийской канонады выделялся огонь 280-мм и 305-мм орудий тяжелой осадной артиллерии, переданной фронту Ставкой Верховного Главнокомандования, орудий Кронштадтской крепости, линкора "Октябрьская революция", крейсеров "Киров" и "Максим Горький".

Это "был такой огненный ад, какого никогда не было в истории Финляндии"7,— вспоминал бывший командир 1-го пехотного полка 10-й пехотной дивизии Т. Вильянен (впоследствии генерал- лейтенант, начальник генштаба финской армии. — Прим. авт.).

Большое искусство при разрушении укреплений противника проявили части 3-го артиллерийского корпуса прорыва, которым командовал генерал-майор Н.Н. Жданов. Артиллерией корпуса, а также 5-й гвардейской и 15-й артиллерийскими дивизиями, 1-й гвардейской минометной дивизией, четырьмя дивизионами особой мощности и тяжелой гаубичной бригадой были уничтожены многие долговременные сооружения финской обороны. Чтобы противник не мог определить главное направление наступления советских войск, артиллерия фронта проводила разрушение укреплений по всей линии его обороны. Разработкой и осуществлением плана артиллерийского огневого воздействия по 21-й и 23-й армии генералов М.С. Михалкина и фортификационным сооружениям противника И.М. Пядусова руководили командующий артиллерией фронта генерал-лейтенант артиллерии Г.Ф. Одинцов и его преимущественно с закрытых позиций, но в ряде штаб во главе с генерал-майором Г.М. Бруссером случаев для удара по особо важным целям орудия при активном участии командующих артиллерией     выдвигались на прямую наводку. Так был разрушен, в частности, мощный железобетонный ДОТ "Миллионер" (стоивший при строительстве миллион финских марок. — Прим. авт.), находившийся на расстоянии приблизительно 200 метров от передовых позиций советских войск. Его разбила своими снарядами 4-я батарея 18-й гвардейской гаубичной артиллерийской бригады. Несмотря на сильный артиллерийский и пулеметный огонь противника, артиллеристы точно и хладнокровно выполняли задачу. Из 140 выпущенных снарядов 96 попали в цель. Отважно действовал командир батареи гвардии капитан И.И. Ведмеденко, корректировавший стрельбу с наблюдательного пункта, находившегося в 150 метрах от вражеского ДОТа. И.И. Ведмеденко был удостоен высокого звания Героя Советского Союза, а многие бойцы батареи награждены орденами и медалями.

О силе и точности артиллерийского огня свидетельствовали убедительные итоги: из 189 выявленных в полосе прорыва целей удалось разрушить 175, а всего было уничтожено на Карельском перешейке 335 инженерных сооружений.

В тот же день авиация нанесла еще два массированных удара по прифронтовым железнодорожным узлам и станциям противника В полдень 150 бомбардировщиков бомбили железнодорожные станции Выборг, Рауту и Райвола. Затем вечером 244 бомбардировщика громили огневые сродства, резервные войска и тылы противника в районах Кивиниеми, Валк-ярви и Кивеннапа. Всего в течение 9 июня советские летчики совершили около 1150 боевых вылетов.

Вечером (в 18.00) началась разведка боем. Передовые батальоны дивизий первого эшелона 10, 92 сд под прикрытием мощного артиллерийского огня, а также при поддержке танков 2-го батальона 220-й танковой бригады (21 Т-26) поднялись в атаку и вклинились в оборону противника. В ходе разведки боем удалось более точно определить огневую систему финской обороны и получить дополнительные сведения о противостоящих частях. Оказалось, в частности, что на главном направлении наступления 10-я пехотная дивизия сменила отведенную в резерв 18-ю дивизию. Кроме того, выдвинувшиеся для броска вперед подразделения 21-й армии несколько улучшили свои позиции. Однако из 21 танка 14 было потеряно (5 - сгорело, 5 - подбито, 4 - застряло).

Финское командование приняло разведку боем за начало наступления. Считая, что удалось отбить наступление советских войск, оно стало спешно уплотнять боевые порядки первой полосы обороны за счет тактических резервов. "В тот момент, когда оборонительные сооружения оказались разрушенными, — пишет финский историк Хелге Сеппяля, — на главные позиции были направлены резервы 10-й дивизии"9. А в это время командование Ленинградского фронта готовилось нанести новый мощный удар артиллерией и авиацией по переднему краю противника. 10 июня соединения 21-й армии находились уже в полной готовности на исходных позициях. Командующий фронтом генерал армии Л.А. Говоров выехал с оперативной группой для непосредственного руководства наступлением войск на наблюдательный пункт, располагавшийся на главном направлении прорыва.

В 06.20 10 июня 1944 года могучая канонада артиллерийских и минометных батарей возвестила о начале наступления. Вслед за пятиминутным огневым шквалом вновь началось методическое разрушение и уничтожение уцелевших еще  оборонительных сооружений, узлов связи, командных и наблюдательных пунктов неприятеля. Орудия прямой наводки пробивали проходы в проволочных и противотанковых заграждениях и минных полях.

В это же время морская артиллерия КБФ, занимавшая удобные позиции на приморском фланге, вела интенсивный огонь по укреплениям в районе Белоострова и в тылу войск противника. Над боевыми порядками 21-й армии проносились тяжелые снаряды корабельной артиллерии, стрелявшей с Невы.

Спустя час началась 30-минутная авиационная подготовка. Более 170 бомбардировщиков и столько же штурмовиков под прикрытием истребителей нанесли мощный удар по ДЗОТ-траншейной системе и опорным пунктам переднего края финской обороны в районах Старого Белоострова, Раяйоки, Каменки и Ольховки. Ураганный огонь, продолжавшийся два часа на небольшой территории, — свидетельствовали финские историки, — перемолол оборонительные сооружения финнов, превратив их в груды песка и земли, уничтожил на позициях оружие и дезорганизовал многие подразделения обороняющихся".

Бронетанковые части 21А (31, 260 гв. тпп, 226, 185 тп, 396 и 351 тсап), а также 1222 сап в этот период совершили переход на исходные позиции и за 20 минут до конца артподготовки вышли в атаку.

Воины 21-й армии, воодушевленные обращением Военного совета Ленинградского фронта ко всем бойцам и командирам, с нетерпением ждали сигнала к наступлению. В 08.20 армия перешла к активным действиям. Вновь, как в операциях по захвату Синявино в сентябре 1943 года и при снятии блокады Ленинграда в январе 1943 года, для обеспечения атаки танков и пехоты и их продвижения был применен метод "сползания" артиллерийского огня. Командиры артиллерийских дивизионов, наблюдая за действиями танкистов и пехоты, сдвигали огонь с одного объекта на другой, по которому уже стрелял один из дивизионов. Вследствие этого огонь наращивался и постепенно, по мере продвижения вперед наступавших, "полз" впереди них от траншеи к траншее, от объекта к объекту. В результате противник не мог определить, когда артиллерия закончила артподготовку и начала сопровождать атакующие войска.

Облака пыли, песка и черно-желтого дыма поднимались на высоту 20-30 метров, когда пехота в сопровождении танков пошла в атаку. Наступление развивалось стремительно. На главном направлении — вдоль Выборгского шоссе — действовал 30-й гвардейский стрелковый корпус под командованием генерал-лейтенанта Н.П. Симоняка. 109-й стрелковый корпус генерал-лейтенанта И.П. Алферова наступал вдоль железной дороги на Выборг и по Приморскому шоссе. Правофланговым был 97-й стрелковый корпус, которым командовал генерал-майор М.Л. Бусаров. Он наступал в общем направлении на Каллелово.

В течение 10 июня удалось продвинуться вперед от 5 до 15 километров. "У советских войск была такая сила, — пишет Хелге Сеппяля, ~ что противодействие финнов в начале не следует принимать даже во внимание".

В боях на правом берегу реки Сестра отлично действовали экипажи 226-го танкового полка. Лучшим среди них был командир роты лейтенант Т. П. Авдеев. В решительный момент боя он закрыл корпусом машины амбразуру ДОТа, мешавшего атаке наступавших подразделений. Когда путь стрелкам преградил огонь другого ДЗОТа, Авдеев выскочил из танка, подобрался к ДЗОТу и бросил в его амбразуру связку гранат, подавив огневую точку. Дважды раненный, танкист Авдеев продолжал вести тяжелый бой. Советское правительство высоко оценило подвиг лейтенанта Т.П. Авдеева, присвоив ему звание Героя Советского Союза. Получили также высокое звание Героя Советского Союза воины 381-й стрелковой дивизии: командир пулеметного расчета сержант ГА. Багаутдинов из 1259-го стрелкового полка, командир отделения младший сержант Набиджан Минбаев из 1261-го стрелкового полка и комсорг батальона этого же полка младший лейтенант В.Т. Рубченков.

В ходе боев 187-й стрелковый полк (командир полка майор ЕЛ. Рябков) 72-й стрелковой дивизии овладел станцией Оллила (Солнечное), а 456-й стрелковый полк (командир полка майор Л.Д. Мелехин) 109-й стрелковой дивизии — станцией Куоккала (Репино).

Больших успехов в первый день боев добились 45-я и 63-я гвардейские стрелковые дивизии. Части 63-й гвардейской дивизии одними из первых прорвали оборону противника. Овладев Старым Белоостровом, являвшимся сильным вражеским узлом сопротивления, они далеко продвинулись вперед вдоль Выборгского шоссе и подошли к населенному пункту Яппиля (Симагино).

Мужественно сражались артиллеристы 1309-го истребительно-противотанкового артиллерийского полка 46-й отдельной истребительно- противотанковой артиллерийской бригады РГК, обеспечивавшего продвижение гвардейцев. Наводчик орудия сержант В.Р. Николаев был дважды ранен, но продолжал непрерывно вести огневой бой с врагом Вечером его нашли у разбитого орудия, из которого он стрелял до последней возможности. За стойкость и отвагу Президиум Верховного Совета СССР присвоил сержанту В.Р. Николаеву высокое звание Героя Советского Союза.

В целях развития успеха 21-й армии были организованы две подвижные армейские танковые группы в составе: группа № 1 — 152 тбр, 26 гв. тп, группа № 2 — 1 тбр (Краснознаменная) и 27 гв. тп, которые были введены в состав армии из резерва фронта Остальные части (397, 394 тсап, 952, 1238 сап, 27 тп) оставались в резерве фронта.

Финские войска пытались во что бы то ни стало приостановить продвижение 21-й армии. В ставке финской армии планировали нанести в течение дня контрудар, чтобы вернуть утраченные позиции. Маннергейм отдал приказ командиру 4-го армейского корпуса подготовить этот контрудар, для чего в район прорыва направлялась единственная финская танковая дивизия, 3-я пехотная дивизия и резервная артиллерия. Однако наступление советских войск было настолько стремительным, что планы неприятеля оказались неосуществимыми. В помощь 10-й пехотной дивизии в район Келломяки (Комарово) прибыли лишь имевшиеся поблизости резервы. Но они не могли сыграть существенной роли. За день боев эта дивизия потеряла большую часть своей артиллерии и понесла значительные людские потери.

Активно взаимодействовала с наземными войсками Красной Армии авиация. Несмотря на резкое ухудшение погоды после полудня, летчики 13-й воздушной армии произвели в первый день наступления около 850 боевых вылетов. Противник потерял в воздушных боях с советскими летчиками до 10 самолетов.

На второй день наступления особенно успешно действовали 109-й и 30-й гвардейские стрелковые корпуса. Несмотря на усиленные контратаки противника, войска 21-й армии, применяя широкий маневр, обходы и охваты финских укрепленных позиций, опорных пунктов и узлов сопротивления, смело продвигались вперед и вышли на главных направлениях ко второй оборонительной полосе.

Не давая противнику закрепиться на промежуточных рубежах, 109-я стрелковая дивизия генерал-майора Н.А. Трушкина при поддержке 1-й подвижной танковой группы и 185 тп овладела железнодорожной станцией Келломяки и городом Терийоки (Зеленогорск).

В боях за город Терийоки отличились бойцы 456-го и 602-го Краснознаменного стрелковых полков, подвижная танковая группа в составе 1-й отдельной танковой бригады полковника В.И. Волкова и 27-го отдельного гвардейского танкового полка подполковника Д.А. Гнездилова, а также танкисты 185-го отдельного танкового полка подполковника А.К. Юнацкого и артиллеристы 1222-го самоходного артиллерийского полка подполковника И.А. Бирюкова "Около 17 часов, — вспоминали командир 109-го стрелкового корпуса генерал-лейтенант И.П. Алферов и начальник политотдела М.А. Басовский, — в Терийоки ворвались танки и бойцы 5-й стрелковой роты 602-го стрелкового полка 286-й дивизии. Город окутывал дым. Отступая, противник взорвал много зданий, а еще больше поджег... Финские автоматчики, засев в каменных домах, пытались задержать наших бойцов. Но к 18.00 город был полностью очищен от противника.

В это время 30-й гвардейский стрелковый корпус, продолжая наступление вдоль Средневыборгского шоссе, уже приближался к мощному узлу обороны противника Кивеннапа (Первомайское). Несмотря на исключительно трудные условия заболоченной, изобиловавшей всевозможными препятствиями местности, соединения корпуса не снижали темпа продвижения вперед.

Решительно действовала 63-я гвардейская стрелковая дивизия. Продуманно и четко руководили частями в ходе наступления командир дивизии генерал-майор А.Ф. Щеглов и его штаб, который возглавлял полковник А.Д. Голубев.

Хорошо зная боевые возможности частей, личные качества командного состава, работники штаба оперативно решали все вопросы в условиях быстро развивавшихся боевых действий.

Полки этой дивизии показали отличную выучку в тяжелых боях по прорыву укреплений противника. Одним из лучших среди них по праву считался 190-й гвардейский стрелковый полк, проявивший высокие боевые качества еще при снятии блокады. Командир этого полка гвардии полковник А.Г. Афанасьев удостоен высокого звания Героя Советского Союза. "Полк гвардии полковника Афанасьева, участвуя в наступлении войск Ленинградского фронта на Карельском перешейке... — отмечал при награждении М.И. Калинин, — на одном из наиболее ответственных участков во время прорыва трех линий мощной фашистской обороны... показал замечательную боевую выучку и героизм всего личного состава”.

При штурме укреплений отличился один из опытных воинов 63-й гвардейской стрелковой дивизии — кавалер ордена Славы II и III степени Н.А. Залетов. В напряженный момент боя, когда вышел из строя командир роты, Залетов заменил его и повел подразделение в атаку, обеспечив тем самым успех наступления на сильно укрепленный поселок. За проявленное мужество Н.А. Залетов был награжден высшей солдатской наградой — орденом Славы I степени, став, таким образом, первым на Ленинградском фронте кавалером ордена Славы всех трех степеней. На второй день операции вступила в боевые действия также и 23-я армия. В брешь, пробитую в обороне противника 97-м стрелковым корпусом, был введен 98-й стрелковый корпус С этого момента 97-й корпус переподчинялся командующему 23-й армией.

К исходу 11 июня войска Ленинградского фронта овладели уже более чем 80 населенными пунктами и фактически вышли ко второй полосе обороны противника. Об этом командующий фронтом генерал армии Л А. Говоров подробно доложил в Ставку, которая дала положительную оценку действиям войск фронта В тот же день Верховный Главнокомандующий объявил благодарность войскам, отличившимся при прорыве обороны противника на Карельском перешейке. 11 июня Москва салютовала войскам Ленинградского фронта 20 артиллерийскими залпами из 224 орудий. Несколько соединений и частей получили почетное наименование Ленинградских.

"Новая победа велика и знаменательна...", — писала в передовой статье газета "Правда". — В операции, начатой с таким блеском, мы видим те же черты, что и в прорыве блокады Ленинграда, в прорыве укреплений немцев на Перекопском перешейке, в форсировании водных рубежей на пути к нашей западной границе... Подготовка прорыва и его проведение показывают искусство советской разведки, обдуманность и точность маневра"14. В газете подчеркивалось далее, что победа была достигнута в результате взаимодействия всех родов войск — пехоты, артиллерии, авиации, танков и инженерных войск, — бесстрашия и героизма наших воинов.

Командование финской армии, не ожидавшее столь сильного  натиска войск Ленинградского фронта, стало направлять в помощь отходившим частям 4-го армейского корпуса дополнительные силы: три пехотные дивизии и одну бригаду.

12 июня сопротивление финских войск заметно возросло. Соединения и части 23-й армии смогли продвинуться всего лишь на 2-6 километров. На главном направлении удалось все же добиться заметных успехов: 30-й гвардейский стрелковый корпус выбил противника из поселка Кивеннапа, а 109-й корпус освободил железнодорожную станцию Райвола (Рощино) и поселок Тюрисевя (Ушково). За день было занято более 30 населенных пунктов. Но дальше продвижение войск замедлилось. Впереди была широкая полоса железобетонных укреплений Командующий фронтом распорядился направить и надолбов, сложная система противотанковых и туда и 110-й корпус, а также сосредоточить основную массу противопехотных препятствий.

Получив 12 июня директиву Ставки Верховного Главнокомандования, требовавшую развить успех наступления и 18-20 июня овладеть Выборгом15, генерал армии Л.А. Говоров решил перенести направление главного удара Средневыборгского шоссе в полосу Приморского шоссе. Это было продиктовано тем, что противник сосредоточил против 30-го гвардейского стрелкового корпуса наибольшее количество сил и имел в районе н/п Кивеннапа очень мощные укрепления.

Несколько ранее на приморском участке был введен в действие 108-й стрелковый корпус.

Перед 23-й армией командующий фронтом поставил задачу прорвать вторую полосу обороны и развить наступление в направлении на Кивиниеми (Лосево). Прорыв второй полосы обороны противника планировался на утро 14 июня.

Всю ночь на 13 июня и весь следующий день шла скрытная перегруппировка войск. Огромную работу пришлось проделать штабу 3-го артиллерийского корпуса прорыва, который организовал движение потока орудий и машин с боеприпасами по узким дорогам и заболоченным местам. На путях движения войск работали 24 инженерных батальона, восстанавливая разрушенные участки дорог и мосты. "...Текли потоки артиллерии. Пробок не было. На перекрестках и развилках дорог, у мостов и в узких дефиле — всюду находились группы офицеров. Они встречали артиллерийские дивизионы и разводили их на огневые позиции и наблюдательные пункты... 13 июня к концу дня против финских узлов сопротивления Кутерселькя, Ванхасаха и Метсякюля были созданы мощные артиллерийские группировки для прорыва 2-й оборонительной полосы. Почти 110 дивизионов артиллерии и минометов было переброшено на приморское направление. Для прорыва второй полосы обороны противника здесь было сосредоточено до 250 орудий и минометов на километр фронта.

В процессе перегруппировки войск вся идеологическая работа была направлена на то, чтобы усилить наступательный порыв воинов. В устной и печатной пропаганде особо подчеркивалось, что перед мощью советского оружия не смогут устоять никакие линии укрепления противника. На дорогах стояли указатели с выразительным призывом "Вперед, на Выборг!".

В армейских газетах "Боевой натиск" и "Знамя победы", в дивизионных газетах, поднимали наступательный дух войск. Большой интерес вызывали корреспонденции В. Вишневского, К. Симонова, И. Эренбурга, А. Ганичева, Д. Руднева, П. Воронова, В. Лунина. Немалую роль сыграли листовки, издававшиеся массовыми тиражами политуправлением фронта и политотделами соединений. Оперативно изданные листовки "Вперед, на Выборг!", "Честь и всенародная слава отважным гвардейцам!" (о мужественных воинах 63-й гвардейской стрелковой дивизии) и другие оказали воодушевляющее воздействие на воинов.

Именно в это время совершил бессмертный подвиг боец 2-й роты 98-го стрелкового полка 10-й стрелковой дивизии ефрейтор Д.К. Ушков. В районе Мустоловских высот, которые были очень сильно укреплены, ефрейтор Ушков бросился на амбразуру вражеского ДЗОТа. Благодаря этому подвигу ключевой рубеж неприятельской обороны вскоре был взят. Д.К. Ушкова похоронили с воинскими почестями под Ленинградом, в поселке Парголово.

Президиум Верховного Совета СССР посмертно присвоил Дмитрию Константиновичу Ушкову Звание Героя Советского Союза

К концу дня 13 июня на приморском направлении были созданы мощные артиллерийские группировки. Они получили приказ начать разрушение крупных узлов сопротивления — Кутерселькя, Ванхасаха и Метсякюля. Войска своевременно заняли исходные позиции для атаки.

Вперёд, на Выборг!

14 июня начался прорыв главного финского оборонительного рубежа на приморском направлении. В течение часа с лишним тяжелые снаряды долбили бетонные стены ДОТов, имевших толщину почти 2 метра. Орудия огнем прямой наводки раскалывали бронеколпаки, разрушали гранитные надолбы, уничтожали проволочные заграждения.

Авиация 13-й воздушной армии в течение 40 минут бомбардировала и штурмовала укрепления, огневые позиции и траншеи противника. По почину командира эскадрильи 58-го бомбардировочного авиационного полка капитана П.Т. Сырчина17 многие самолеты брали предельное количество бомб. В результате одного удара 26 пикирующих бомбардировщиков Пе-2 во главе с капитаном Сырчиным разрушили 6 ДОТов и нанесли большие потери пехоте противника в траншеях.

Финские войска, оборонявшие приморское направление, несмотря на мощную артиллерийскую и авиационную подготовку, встретили части 109-го и 108-го стрелковых корпусов организованным огнем и сильными контратаками.

Самый напряженный бой разгорелся за укрепленный узел Кутерселькя, располагавшийся на господствующей высоте. Озеро и болото затрудняли обход узла обороны, а удар с фронта мог повлечь за собой большие потери. Штурм Кутерселькя, осуществлявшийся 72-й стрелковой дивизией генерал-майора И.И. Ястребова, 109-й стрелковой дивизией генерал-майора Н.А. Трушкина, 286-й стрелковой дивизией генерал- майора МД Гришина и 1-й Краснознаменной танковой бригадой полковника В.П. Волкова, — одно из незабываемых героических событий в летописи Ленинградского фронта. Целый день на этом участке шли ожесточенные бои, в ходе которых проявились массовый героизм и несгибаемая воля советских воинов.

В это время не только на земле, но и в воздухе, где активно действовали 277-я и 281-я штурмовые авиадивизии полковников Ф.С. Хатминского и С.Е. Греськова, напряжение достигло наивысшего предела. "Шесть часов подряд штурмовики долбили Кутерселькя. Шесть часов подряд летчики не вылезали из кабин. И никаких пауз, никакой передышки. Не успевал самолет приземлиться, как его снова заправляли горючим, вооружали бомбами и эресами (PC) и отправляли на боевое задание. Одна волна Ил-2 сменяла другую. На земле оставались только те, кого уже не могла поднять в воздух искалеченная вражескими снарядами машина, и раненые".

Уже к вечеру 14 июня 133-й и 187-й стрелковые полки 72-й стрелковой дивизии заняли Кутерселькя, а 456-й стрелковый полк 109-й стрелковой дивизии овладел важным опорным пунктом Сахакюля. Однако полностью прорвать вторую оборонительную полосу противника сразу не удалось. Командующий фронтом решил под прикрытием массированного огня артиллерии и ударов бомбардировочной и штурмовой авиации развить наметившийся успех.

Вскоре части 21-й армии пошли на прорыв укреплений. Разгорелся чрезвычайно напряженный и трудный бой. Финские войска пытались сильными контратаками приостановить продвижение 109-го стрелкового корпуса, вступив в рукопашные схватки. Мужественно сражались бойцы 381-го стрелкового полка подполковника Н.Б. Марченко. Наступая через болота вдоль Выборгской железной дороги, они с боем овладели населенным пунктом Мустамяки. Это дало возможность нанести комбинированный удар по кутерселькскому узлу сопротивления с фронта, с фланга и тыла и успешно прорвать вторую оборонительную полосу.

Всему Ленинградскому фронту стали известны имена самых отважных из тех, кто штурмовал кутерселькские укрепления: командира батальона капитана М.И. Леля, старшего лейтенанта М. Стренадо, командира танка М.П. Лунева, Героя Советского Союза младшего сержанта АЛ. Ардашева. За большие заслуги в организации прорыва второй полосы обороны противника командир 109-го стрелкового корпуса генерал-лейтенант И.П. Алферов был удостоен звания Героя Советского Союза.

Исключительно умело действовала 1-я Краснознаменная танковая бригада. Совершив обходный маневр через Мустамяки и Неувола, она вышла к Приморскому шоссе в районе Лемпияля и отрезала пути отхода финским частям, оборонявшимся на участке, где наступал 108-й стрелковый корпус. Прорвавшись на шоссе, советские тяжелые танки настолько быстро продвигались вперед, что застали врасплох находившиеся поблизости части противника Штаб финской кавалерийской бригады вынужден был через леса пробираться в расположение своих войск в район Уусикиркко.

При прорыве обороны танкисты умело взаимодействовали со штурмовой авиацией. Еще до начала операции к танкистам были направлены офицеры связи и наведения от ВВС, опытные в прошлом летчики. Один из них — старший лейтенант А.Ф. Разгулов потерял на войне правую руку и не мог уже летать, но остался в строю. Он показал себя

Под ожесточенным огнем воины наступавших частей прорвались через проволочные заграждения и минные поля, уничтожили гарнизоны уцелевших от ударов артиллерии и авиации ДОТов и в ходе яростных боев в траншеях захватили укрепленный район второй полосы обороны противника.

После взятия Метсякюля командующий 21-й армией генерал-лейтенант ДН. Гусев ввел в бой в полосе наступления 109-го стрелкового корпуса находившийся во втором эшелоне армии 110-й стрелковый корпус генерал-майора А.С. Грязнова. Этот маневр имел решающее значение для завершения прорыва второй финской оборонительной полосы на приморском участке.

Над войсками неприятеля нависла опасность окружения в районе юго-западнее Ванхасахи, и они стали поспешно отходить к третьей полосе обороны — к восстановленной "линии Маннергейма". Вскоре 46-я стрелковая дивизия при поддержке 152-й танковой бригады и морского десанта освободила бывший форт Ино (Приветненское).

В то же время войска 23-й армии в ходе двухдневных боев окончательно взломали первую полосу обороны противника и завершили выход ко второй полосе.

За шесть дней наступательных боев войска фронта прорвали две оборонительные полосы, продвинулись вперед более чем на 40 км и расширили прорыв до 75 км по фронту. "Теперь, — писала в те дни английская газета "Дейли мейл", — на Карельском перешейке русские прорвали стальную, бетонную линию, которая, как утверждали, принадлежала к числу самых сильных в мире". Советские войска, отмечала далее газета, "полным ходом устремились к Выборгу.

Быстрое продвижение фронта на выборгском направлении объяснялось отнюдь не слабым сопротивлением противника, а силой натиска частей и соединений 21-й армии.

После взятия советскими войсками важнейших узлов обороны на участке Кутерселькя, Мустамяки командование финской армии приказало отступившим войскам закрепиться на промежуточных позициях. В районе Лийкола противник 12 раз переходил в контратаки под прикрытием танков. На опушках лесов, на дорогах и в отдельных хуторах финны оставляли заслоны, чтобы сковывать действия наступавших войск. Финские части разрушали мосты, устанавливали различного рода мины-сюрпризы и взрывающиеся заграждения.

Однако части фронта быстро ремонтировали дороги, восстанавливали мосты, наводили переправы, очищали основные маршруты для движения войск. Это обеспечивало высокий темп наступления 21-й армии. Передовые танковые отряды с автоматчиками на броне обходили узлы сопротивления, опорные пункты и прорывались в тыл вражеских частей. Войска 21-й армии 16 июня значительно продвинулись вперед, подойдя к станции Перкярви (Кирилловское) и Уусикиркко (Поляны).

Командующий фронтом генерал армии А.А. Говоров, член Военного совета фронта генерал- лейтенант А.А. Кузнецов и командующий 21-й армией генерал-лейтенант Д.Н. Гусев, находившиеся в соединениях армии, тепло поздравляли участников прорыва второй полосы обороны противника с большим успехом. Командующий фронтом поставил задачу быстрейшего выхода к третьей линии финских укреплений, считая, что дорога на Выборг оказалась фактически открытой.

Наращивая темпы продвижения вперед, 108, 109-я и 110-й стрелковые корпуса в течение 17 и 18 июня прошли с боями западную часть Карельского перешейка. Было занято много населенных пунктов, и в том числе: Перкярви, Уусикиркко, Аойстола, Пихкала, Хумалайоки, Маркки и Илякюля. Приблизившись к опорным пунктам Лейпясуо и Сумма, прикрывавшим железную и шоссейную дороги на Выборг, советские войска начали прорыв третьей линии укреплений.

Большого успеха добилась 18 июня 46-я стрелковая дивизия полковника С.Н. Борщева, быстро продвигавшаяся вперед вдоль побережья Финского залива. Исключительно смелый прорыв в глубь обороны противника в районе Муурило совершила боевая группа ее разведчиков во главе с начальником штаба стрелкового полка старшим лейтенантом В.М. Рачковским. Используя брошенные финскими самокатными подразделениями велосипеды, она в течение ночи прошла вдоль Приморского шоссе 25 километров и незаметно вышла к железобетонным укреплениям противника в тот момент, когда они еще не были даже полностью заняты их гарнизонами. Появление группы В.М. Рачковского, открывшей огонь по находившимся вблизи ДОТов финским солдатам, вызвало панику в рядах противника. Даже из занятых укреплений солдаты стали убегать в тыл. Это был один из участков третьей полосы обороны, взятый с ходу подразделением 176-го полка 46-й стрелковой дивизии. Глубоко вклинившись в оборону противника, это соединение к исходу дня овладело городом и портом Койвисто (Приморск).

По словам историков, "казалось, будто 21-я армия течет неодолимой силой".

18 июня по радио был объявлен Указ Президиума Верховного Совета СССР и постановление Советского правительства о присвоении звания Маршала Советского Союза АЛ. Говорову и звания генерал-полковника А.А. Жданову и ДН. Гусеву. Тем самым Центральный Комитет партии и правительство СССР давали высокую оценку успехам, достигнутым в боях на Карельском перешейке, и отмечали выдающиеся способности и полководческое искусство военачальников, руководящих проведением столь сложной операции.

19 июня главнокомандующий армией Финляндии маршал Маннергейм обратился к финской армии с призывом остановить советские войска.

Финское командование усиливало свою группировку на Карельском перешейке, перебрасывая сюда соединения со свирского и медвежьегорского участков фронта. В боях уже находились прибывшие из Карелии 4-я и 17-я пехотные дивизии, а также 3-я и 20-я пехотные бригады. В районе Выборга сосредоточивались 6-я и 11-я пехотные дивизии, также переброшенные с Карельского фронта. Начальник генерального штаба финских вооруженных сил генерал Хейнрике обратился 19 июня в ставку германского командования с просьбой о помощи, надеясь получить 6 немецких дивизий для прикрытия выборгского и кексгольмского направлений.

В этих условиях для войск Ленинградского фронта чрезвычайно важно было не снижать темпов наступления. Авиационные части 13-й воздушной армии усилили удары по вражеским позициям, возглавляемые подполковником M.H. Колокольцевым произвели бомбардировку скопления военных грузов с высоты 1700-2000 метров. До 350 вагонов и платформ, а также 10 складов с военными материалами были частично уничтожены. Удалось, кроме того, во многих местах разрушить железнодорожные пути.

110-й корпус вел бои на рубеже южнее Какинсари между железной и шоссейной дорогами. В итоге к исходу 19 июня линия Маннергейма была прорвана по фронту на 50 километров — от Муола до Финского залива.

Финские войска отчаянно сопротивлялись, пытаясь любыми средствами задержать наступление 21-й армии, а возможностей для этого среди лесов, болот, рек и озер перешейка имелось немало. Однако советские воины настойчиво и бесстрашно шли вперед. Используя сильную поддержку артиллерийского огня, укрываясь за валунами и деревьями, они подбирались к неприятельским ДОТам и ДЗОТам, блокировали и уничтожали опорные пункты врага.

Как и в предыдущих боях, возглавлять атаку подразделений при штурме неприятельских укреплений и опорных пунктов поручали самым отважным воинам.

Таким смелым и умелым воином в 23-й армии по праву считался сержант Суханов. В трудном бою он, пренебрегая смертельной опасностью, вступил в единоборство с гарнизоном неприятельского ДЗОТа, в котором находились два офицера и шесть солдат. Незаметно подобравшись, Суханов метнул в амбразуру гранаты. ДЗОТ умолк, но когда подразделение рванулось вперед, начал вести огонь другой ДЗОТ. Суханов вновь вступил в неравный бой.

При прорыве второй оборонительной полосы противника большую изобретательность и находчивость проявили танкисты. Они приспособились раздвигать гранитные и железобетонные надолбы, установленные в 4-5 рядов, с помощью танков КВ. Впервые так действовали танкисты 46-го отдельного тяжелого танкового полка гвардии лейтенант М.В. Соколов и механик-водитель старший сержант B.C. Шмелев.

Уже 19 июня 115-й стрелковый корпус, захвативший накануне важные опорные пункты противника Рауту (Сосново) и Валкярви (Мичуринское), вышел широким фронтом к Вуоксинской водной системе. А на левом фланге армии 98-й и 6-й стрелковые корпуса (последний был переброшен на Карельский перешеек с нарвского направления), преодолев сопротивление финских войск, закрепившихся на удобных рубежах обороны между озерами Муолаярви, Кирккоярви, Пункусярви и Вуоксиярви, овладели сильным узлом сопротивления противника Муола. Тем самым 23-я армия осуществила прорыв третьей полосы обороны и вышла приблизительно на одну линию с войсками 21-й армии.

Через 9 дней после начала наступления три линии мощных финских укреплений оказались уже позади. "Красная Армия, — писала по этому поводу английская газета "Дейли мейл", — прорвалась через тройную линию Маннергейма с поразительном легкостью.

Вечером 19 июня командующий Ленинградским фронтом Маршал Советского Союза Л.А. Говоров отдал приказ 21-й армии овладеть в течение следующего дня Выборгом Для развития успеха из фронтового резерва в состав 21-й армии была введена 30-я отдельная гвардейская танковая бригада, которая к 9.00 19 июня сосредоточилась в районе Куоккала, имея задачу со средствами усиления — 1238 сап, 3-м батальоном 1076 сп, составляя подвижную группу, действовать в полосе 314 сд в направлении шоссе и железной дороги Койвисто — Выборг, а затем стремительной атакой завладеть Выборгом и удержать его до подхода основных сил.

В это время шли бои по прорыву укреплений, прикрывавших южную часть города. Наступавшим в сторону Выборга трем стрелковым корпусам — 108-му (вдоль Выборгского залива), 97-му (вдоль железной дороги) и 109-му (на район станции Тали) — приходилось преодолевать каждый шаг с боем Финские войска оборонялись на подступах к городу с еще большим упорством, чем на всех предыдущих рубежах.

Непосредственно с юга к Выборгу подходили три стрелковые дивизии: 314-я полковника М.С. Елшинова, 90-я генерал-майора Н.Г. Лященко и 372-я полковника П.И. Радыгина. Их поддерживали 1-я отдельная танковая бригада полковника В.Л. Проценко, 30-я отдельная гвардейская танковая бригада полковника С.А. Соколова, три отдельных гвардейских танковых полка полковника Л.П. Красноштана (260 гв. тпп), подполковника ДА. Гнездилова (27 отд. гв. тпп) и майора П.Д Примаченко (31 отд. гв. тпп), два самоходно-артиллерийских полка подполковников И.А. Бирюкова (1222 сап) и И.Д Котова (1238 сап), 5-я гвардейская артиллерийская дивизия прорыва полковника В.Н. Иванова и другие части.

Войска искусными обходными маневрами преодолевали многочисленные укрепления и заграждения, все ближе и ближе продвигаясь к городским окраинам.

Финское командование предпринимало все меры к тому, чтобы удержать Выборг. Непосредственное прикрытие города с юга было возложено на 20-ю бригаду полковника А А Кемпи. С востока Выборг прикрывали 3-я пехотная бригада (район Таммисуо), 18-я пехотная дивизия (район станции Тали) и 4-я пехотная дивизия (озеро Носкуанселькя, река Вуокси). Кроме того, в резерве северо-восточное Выборга находились 6, 10, 11-я и 17-я пехотные дивизии и танковая дивизия генерал-майора Лагуса.

В районе Выборга дислоцировалась отдельная бронерота самоходных орудий ВТ-42-114/Н18. По данным на 17.03.1944 года в ее составе числилось 14 САУ (возможно остальные были в ремонте, именно это косвенно объясняет наличие номера старого образца на командирской машине). Подразделением командовал лейтенант артиллерии Стиг Сиг Сиппель. Сражаясь на подступах к городу, бронерота потеряла несколько самоходок (одна из них имела регистрационный номер "Ps.511-19") и, имея 9 машин, отошла к Выборгу. Две ВТ-42 из 3-го взвода были приданы 3-му батальону 3-й бригады, оборонявшей район Талтисуо. Две другие САУ передавались в оперативное подчинение 3-му батальону 20-й бригады финнов, которая обороняла район Карьяла. Еще 2 ВТ-42 были приданы 2-му батальону 20-й бригады в районе Мааскола. Три ВТ-42 вместе с командиром роты расположились в Ристимяки для поддержки обороны 2-го батальона, из них два находились почти на восточной окраине города в районе горы Ристимяки, где прикрывали огнем 5-ю и 6-ю роты. Третья машина поддерживала 7-ю роту (2-го батальона) и находилась на окраине Выборга чуть южнее горы Ристимяки. При обороне города финны намеревались использовать самоходки ВТ-42 как средство борьбы с советскими танками.

Ведя активную оборону, финны настоятельно просили помощи у немецкого командования.

Руководство нацистской Германии, получившее заверение финляндского правительства в том, что Финляндия не пойдет на заключение перемирия с Советским Союзом, распорядилось перебросить на Карельский перешеек из группы армий "Север" 122-ю пехотную дивизию, 303-ю бригаду штурмовых орудий и самолеты 5-го воздушного флота. В течение 16-18 июня в Финляндию германским командованием было переброшено 32 бомбардировщика, 38 истребителей, 10,5 тысяч противотанковых ружей и 5 тысяч фаустпатронов. К моменту боев за Выборг активность немецкой бомбардировочной и истребительной авиации в этом районе заметно возросла.

Однако противнику все же не удалось удержать Выборг. Утром 20 июня первые подразделения частей 108-го стрелкового корпуса ворвались на южную окраину города. Ни сильнейший огонь, ни взорванные мосты и разбросанные вокруг фугасы, ни сплошные минные поля не остановили их. Обойдя небольшое озеро Хейвойсаари и преодолев топкое болото, передовые батальоны вышли к городу со стороны железной дороги Ленинград- Выборг.

Благодаря тому, что инженерным частям удалось обезвредить мины, почти сплошь покрывавшие Выборгское шоссе, и быстро построить переправы освобождали одну улицу Выборга за другой. Бои шли за каждый дом, за каждый квартал.

90-я стрелковая дивизия генерал-майора Н.Г. Ляхценко, ворвавшаяся в Выборг одной из первых, почти шесть часов вела бой в предместьях и на улицах города. Командир дивизии и ее штаб умело руководили трудными уличными боями, стремясь расчленить и уничтожить 20-ю финскую бригаду по частям. Бои за центр города вел 173-й стрелковый полк, а на флангах действовали 19-й Краснознаменный и 286-й стрелковый полк. В авангарде двигались боевые машины 1-й танковой бригады. Сам город был охвачен с флангов 314 и 372 сд.

Старинная Выборгская крепость была взята батальоном 90-й стрелковой дивизии, которым командовал майор Д.А. Филичкин. Хотя находившиеся там финские подразделения пытались преградить путь наступавшим, бойцы этого батальона, обходя крепость с двух сторон, вплотную подошли к ней и взяли ее штурмом Отступая за крепостной мост, финские солдаты взорвали его, как только основные части 20-й пехотной бригады миновали старую крепость.

самоходчики отдельной батареи попытались прикрыть отход войск к уже упоминаемому крепостному мосту. В этой неразберихе одна САУ была брошена, а в командирский ВТ-42 (№ 717, эта самоходная установка имела старый номер, применявшийся до 1943 года. ~ Прим. авт.) попал снаряд, выпущенный из тридцатьчетверки. Снаряд пробил башню, сорвал люк и убил лейтенанта Сиппеля и танкиста Адиэля Сорвисто. Механик-водитель Аарне Виртанен получил 10 осколков в спину, но попытался вывести свою самоходку из-под обстрела. В конце концов эта ВТ-42 окончательно вышла из строя (сломалась ведущая ось, перекосило гусеницу, заглох мотор), а Виртанену, несмотря на ранения, удалось добраться до своих. Он был единственным оставшимся в живых из экипажей трех САУ, подбитыхи советскими войсками в боях за Выборг.

Ожесточенный бой шел и за Выборгский вокзал. Оборонявшиеся там подразделения противника выкатили пушки для стрельбы прямой наводкой. Но атака советских воинов была настолько стремительной, что пушки не успели сделать ни одного выстрела. После рукопашной схватки вокзал был взят. Когда советские части проникли из района железнодорожной станции во фланг финских войск, те, поддавшись панике, снова оставили свои позиции и отошли через Сорвали (пригород Выборга) на северо-запад. 20 июня город Выборг был полностью в руках советских войск. На башне старинной крепости взметнулось трехметровое красное полотнище.

В ночь на 21 июня столица нашей Родины Москва салютовала доблестным воинам Ленинградского фронта, прорвавшим линию Маннергейма и овладевшим городом и крепостью Выборг. В приказе Верховного Главнокомандующего, адресованном Маршалу Советского Союза Л.А. Говорову, отмечались заслуги войск 21-й и 23-й армий, 13-й воздушной армии, 3-го артиллерийского корпуса прорыва, танкистов и саперов.

Во время выборгской операции ВТ-42 нередко вступали в противоборство с советской бронетанковой техникой. Так, в районе Таммисуо две окопанные по башню финские самоходки столкнулись с вышедшими на них 4 Т-34 и САУ СУ-122. Финны выпустили по нашей бронегруппе 15 снарядов, но результатов не было. Одна из ВТ-42 попыталась сменить позицию, но загоревшаяся в машине электропроводка вывела ее из строя. С помощью бутылок с горючей смесью и фаустпатрона СУ-122 все же удалось подбить, а остальные Т-34 отошли. К вечеру неимоверными усилиями финским пехотинцам удалось подбить еще 4 танка. У второй ВТ-42 при отходе слетела гусеница. Была попытка ехать на колесном ходу, но к вечеру САУ тоже была повреждена, брошена и подожжена собственным экипажем.

В районе Карьялы две финские ВТ-42, для маневренности передвигавшиеся на колесном ходу, также столкнулись с советскими танками. В этом бою произошла огневая дуэль между ВТ-42 и КВ. Находящаяся в засаде самоходка выпустила по советскому тяжелому танку 18 снарядов, однако не повредила его, хотя попадания были. В ответ КВ произвел 8 выстрелов и, судя по всему, нанес повреждения САу. Командирский ВТ-42 пришлось бросить, так как он, заехав в канаву, застрял- Второму ВТ-42 удалось отойти вместе с пехотой.

В общей сложности из девяти оборонявших город финских САУ ВТ-42 уцелело 4 (всего в летних боях с 17 по 21 июня 1944 года было безвозвратно потеряно 8  ВТ-42, а из числа уцелевших боеспособными были только 6. — Прим. авт.). Одно самоходное орудие, захваченное в относительно исправном состоянии было доставлено на Ленинградский артиллерийский завод.

сопротивление противника и его организованную оборону на рубеже рек Вуокси, Ихантола, Тисихара, вынуждены были закрепиться и перейти к временной обороне.

На этом рубеже оборонялись части 2, 3, 4, 10, 15, 18-й пехотных дивизий, 3-й и 20-й пехотных бригад, подразделений кавбригады и танковой дивизии. Кроме того, на этот рубеж противник бросил 11, 17-ю пехотные дивизии, снятые с Карельского фронта и вооруженные противотанковым кумулятивным оружием ближнего боя — фаустпатронами, а также 19-ю пехотную бригаду, сформированную из 19-й пехотной дивизии.

Кроме того, на этом участке заняли оборону прибывшие сюда немецкие части: 122-я пехотная дивизия и 303-я бригада штурмовых орудий.

Именно в конце июня — начале июля 1944 года финское командование начало все активнее применять в боях свои танки и САу. До этого они действовали мелкими группами по 3-5 машин, усиливая противотанковую оборону, и в открытые поединки с советскими машинами старались не вступать. Но 25 июля в районе Юустила 27-й танковый полк Красной Армии, продвигаясь колонной без разведки (танки Т-34), был атакован 10 финскими танками Т-26, и в результате получасового боя потерял 18 боевых машин. Однако все-таки это был частный случай. Наибольшие потери советским бронетанковым войскам наносили противотанковые пушки и фаустпатроны.

К началу августа на этом участке фронта установилось временное затишье.

Граница восстановлена

Успешные боевые действия советских войск на Карельском перешейке привели к тому, что финляндское правительство решило начать частичную эвакуацию столицы Хельсинки и предоставило государственному совету чрезвычайные полномочия. Хотя было очевидно, что самым разумным решением для Финляндии являлся выход из войны, тогдашний финский президент Р. Рюти предпочел другой путь — дальнейшее подчинение нацистской Германии. После переговоров с прибывшим в Финляндию германским министром иностранных дел Риббентропом он подписал 26 июня декларацию, предусматривавшую отказ от заключения любого сепаратного мира без согласия Германии.

Характерно, что это решение принималось в обстановке явной бесперспективности для Финляндии дальнейшего ведения войны, когда вслед за поражением, понесенным финскими войсками на Карельском перешейке, на них обрушился удар со стороны Карельского фронта, начавшего наступление на свирском и петрозаводском направлениях.

В соответствии с замыслом Ставки Верховного Главнокомандования войска Карельского фронта под командованием генерала армии К.А. Мерецкова начали наступление 21 июня, то есть на следующий день после взятия Выборга. Им пришлось наступать в исключительно трудных условиях, на местности, изобиловавшей водными преградами, преодолевать мощные укрепления, создававшиеся противником свыше двух с половиной лет. 7-я армия во взаимодействии с Ладожской военной флотилией успешно форсировала реку Свирь и прорвала главную полосу финской обороны.

Операция, вошедшая в историю Великой Отечественной войны под названием Свирско-Петрозаводской, была проведена войсками фронта с уверенным зрелым мастерством, тем более что плотность железобетонных укреплений в Карелии превосходила плотность сооружений на "Линии Маннергейма".

В Южной Карелии оборону держали только финские войска (группа войск "Олонец"), позже сведенные в Олонецкую (5, 7, 8, 11-я пехотные дивизии, 15-я пехотная бригада, Ладожская бригада береговой обороны и другие более мелкие подразделения) и Масельскую (1,6, 14-я пехотные дивизи, 21-я пехотная бригада, Онежская бригада дивизиям, а также 20-й пехотной бригаде уже в ходе боев за Выборг перебросили 6 и 11 пд. В составе финских войск было около 130000 человек, до 1000 орудий и минометов, около 30 бронеавтомобилей и легких танков, до 200 самолетов.

Советские войска 7-й (4, 37 гв., 94, 99 ск, 150, 162 УР, 368 сд, 69 мсбр, 29 тбр, 7 гв. тбр и части усиления) и 32-й (27,176, 289, 313 сд, отд. арт. пул.

б-н и части усиления) армий Карельского фронта имели в своем составе 184000 человек, около 4000 орудий и минометов, 223 танка и САУ, 854 самолета 7 ВА.

Советским войскам 7-й армии Карельского фронта предстояло преодолеть Свирь — многоводную реку 350-метровой ширины. Вся она находилась под контролем огневых точек финнов, прикрывалась цепями ДЗОТов, ДОТов, траншей, "лисьих нор", бронеколпаков. Какой бы сильной не была артиллерийская подготовка советских войск, часть финских и немецких огневых точек все равно уцелеет, притаится и обнаружит себя лишь в тот момент, когда солдаты Красной Армии начнут форсировать реку.

Чтобы минимизировать потери, советское командование пошло на военную хитрость. После мощного удара артиллерии и интенсивной бомбардировки с воздуха Свирь на плотах и лодках форсировали чучела! Пока враг вел бешеную стрельбу по ложным целям, наши наблюдатели засекли огневые точки противника, а артиллеристы нанесли по обнаруженным объектам точечный удар. Тут же к реке двинулись несколько десятков машин — амфибий американского производства "Форд" GPA и танков Т-37/38, которые начали перебрасывать л/с автоматчиков — саперов через реку. А позднее, как и планировали, командованием Карельского фронта были наведены понтонные переправы, и на вражеском берегу оказались не только пехотные части, но и танки. Оборонительная система, которую враг строил и совершенствовал более двух лет, была прорвана. Так победили военное мастерство и хитрость.

Касаясь танковых сил Красной Армии, участвовавших в проведении Свирско — Петрозаводской операции, можно ответить, что перед началом наступления они были значительно увеличены.

Особое значение операции придает то мастерство и точность, с которой была разработана вся операция по прорыву немецко-финской обороны на реке Свирь.

Ударная группировка Карельского фронта перешла в наступление 21 июня 1944 года.

В 8.40 на направлении главного удара 7-й армии началась артиллерийская подготовка, которая продолжалась 3 часа 32 минуты. Это была самая длительная артиллерийская подготовка в Великой Отечественной войне. Разрушение траншей, огневых точек и подавление живой силы и огневых средств в траншеях контроль пристрелки — 30 минут, ложный перенос огня — 5 минут и прикрытие ложной переправы (где использовались муляжи и чучела бойцов. — Прим. авт.) — 20 минут, ведение методического огня — 10 минут и, наконец, уничтожение и подавление живой силы и огневых средств в первой, второй и третьей траншеях — 52 минуты. Из 52 минут 32 минуты отводилось на подавление и уничтожение живой силы и огневых средств противника одновременно в трех траншеях, 10 минут — только на переднем крае и ближайшей глубине и еще 10 минут только в глубине обороны.

Следует заметить, что трудно обосновать целесообразность проведения контроля пристрелки после 7-минутного огневого полета. Ведь этим самым противнику предоставлялась возможность привести себя в порядок (после огневого налета). Вполне себя оправдал ложный перенос огня в сочетании с демонстрированными действиями пехоты, в результате чего противник был введен в заблуждение, а также были вскрыты новые огневые средства на переднем крае его обороны. В артиллерийской подготовке участвовала тяжелая самоходная артиллерия (338, 378 гв. тсап), ведя огонь прямой наводкой.

За 40-50 минут до окончания артподготовки к берегу выдвинулись бронетанковые и автомобильные части, которым вместе с десантом автоматчиков первым предстояло форсировать реку Свирь: 92-му отдельному полку плавающих танков Т-37/38 и 275-му отдельному батальону плавающих автомобилей американского производства "Форд" GPA.

Общее время наступления было определено в 12.12 после окончания артиллерийской и авиационной подготовки. Однако с началом последнего огневого налета (15 минут) по первой и второй траншеям, то есть в 11.53, передовые батальоны от дивизии первого эшелона наступательной группировки на автомобилях- амфибиях и плавающих танках начали форсирование реки Свирь. С подходом к северному берегу реки на расстоянии 100-150 м в период с 12.08 до 12.18 по сигналу пехоты буксируемая артиллерия и самоходные установки перенесли огонь на участках высадки с первой траншеи на 150-200 м в глубину по отдельным целям, ходам сообщения, окопам между первой и второй траншеями. Часть артиллерии перенесла огонь на вторую траншею, увеличивая общую плотность огня по ней и таким образом окаймляя район высадки. Одновременно группы прикрытия переправы (орудия прямой наводки, пулеметы, батальонные минометы) сосредоточили свой огонь по первой траншее. Подавленный огнем артиллерии противник оказал слабое огневое сопротивление высадке первого эшелона. Вслед за первым эшелоном начал переправу второй эшелон, который состоял из двух-трех стрелковых батальонов от каждой дивизии с артиллерией.

Первый эшелон, закрепившись на противоположном берегу, овладел первой траншеей и под прикрытием артиллерийского огня продолжал развивать атаку в глубину. С овладением первой траншеей артиллерия перенесла огонь с целей между первой и второй траншеями на вторую траншею, в результате чего плотность огня сосредоточения огня (ПСО). В итоге атака пехоты имела полный успех. До овладения второй траншеей она поддерживалась нарастающим огневым валом, а дальше методом ПСО.

Легкая артиллерия и минометы переправлялись через Свирь с помощью плотов. В полосе 37-го гвардейского стрелкового корпуса с первым эшелоном пехоты переправлялись на плотах с каждым батальоном рота 82-мм и батарея 120-мм минометов, два 76-мм орудия полковой батареи, четыре орудия 45-мм калибра и передовой наблюдательный пункт артиллерии группы пехотного полка. Со вторым эшелоном переправлялось, как правило, до дивизиона артиллерийского полка дивизии, до дивизиона 120-мм минометов, истребительно-противотанковая батарея и остальная часть артиллерии дивизии. С главными силами дивизии первого эшелона корпуса переправлялась в две очереди вся остальная артиллерия корпуса. Такие возможности обеспечивали 500-600 лодок на каждую дивизию первого эшелона (которые обеспечивали переправу двух стрелковых полков со штатной артиллерией). Через 2,5-3 часа после начала форсирования начали работать 20 паромных переправ на полуглиссерах. К 18 часам 21 июня был наведен 16-тонный мост длиной 280 м. К 16 часам вся полковая артиллерия и минометы, 239 ап 98-й гвардейской стрелковой дивизии, отдельные батареи других полков, часть 7 6-мм самоходно-артиллерийских установок переправили на северный берег. Для переброски средних танков и самоходок СУ-76М имелись два специальных 30 и 60-тонных парома. К исходу 23 июня на правый берег реки Свирь были переправлены следующие бронетанковые соединения и части: 29 тбр, 70 тп, 378 гв. тсап, 370, 371 и 372 гв. сап, а 24 июня вся артиллерия и бронетанковые части 7-й армии переправлялись на северный берег и активно поддерживали наступающие войска.

В боях на территории Южной Карелии исключительное мужество и отвагу проявили рядовой А.М. Алиев, старший сержант А.Ф. Барышев, рядовой Саркказы Бекбосунов, рядовой ВА. Маркелов, рядовой И.П. Мытарев, рядовой П.П. Павлов, рядовой М.Р. Попов, рядовой М.И. Тихонов, старший сержант В.П. Елютин, младший сержант И.С. Зажигни, старшина ИД. Морозов, сержант ВА Малышев, старший сержант В.И. Немчинов, сержант И.К. Паньков, младший лейтенант КА. Кулик и лейтенант И.Г. Плис. Всем им было присвоено высокое звание Героя Советского Союза. Опасаясь разгрома группы войск "Олонец", финское командование начало поспешный отвод своих соединений на вторую оборонительную полосу и к Петрозаводску. 21 июня развернулось наступление и 32-й армии Карельского фронта, действовавшей из района севернее Онежского озера.

Несмотря на успешное наступление советских войск в Южной Карелии, финское командование не решилось перебросить туда войска, противостоявшие Ленинградскому фронту. Напротив, оно продолжало усиливать группировку, которая вела оборонительные бои против 21-й и 23-й армий. Прибывшая из Эстонии 122-я немецкая пехотная дивизия заняла оборону на побережье Финского залива, а ЗОЗ-я бригада штурмовых орудий была подчинена генерал- майору Лагусу. Перебазированные с нарвского участка эскадрильи немецких пикирующих бомбардировщиков Ju-87 и истребителей FW-190 также действовали против наступавших войск Ленинградского фронта. 21-я армия,  сосредоточил здесь исключительно сильную группировку. Несмотря на то, что под натиском наступавших войск Карельского фронта финская армия вынуждена была оставлять один город за другим (21 июня части Красной Армии освободили Повенец, 23 июня — Медвежьегорск, 25 июня — Олонец, 10 июня — Питкяранти, а 28 июня — Петрозаводск и Кондопогу), участок фронта севернее Выборга рассматривался финским военным командованием как главный и наиболее опасный.

Бои, которые вели 21-я и 23-я армии, становились все более упорными. В результате их войскам удалось продвинуться вперед к исходу июня лишь на 8-10 километров. Заметное усиление противодействия противника наступавшим советским войскам объяснялось тем, что финны ввели в бой полученные из Германии противотанковые средства и авиацию.

Жаркие бои разгорались в воздухе. В массированных налетах советской авиации на позиции финских войск участвовало до 100 самолетов одновременно. Очень трудный бой пришлось выдержать 26 июня группе из 12 штурмовиков 566-го штурмового авиационного полка, которую возглавлял старший лейтенант В.И. Мыхлик, впоследствии дважды Герой Советского Союза. Выполняя боевое задание без прикрытия истребителей, штурмовики были атакованы десятью Me-109. Заняв плотный боевой порядок, советские летчики не только отразили все атаки, но даже уничтожили три вражеских самолета.

В этот день, сбив тридцать девятый самолет противника, погиб в неравном бою с семью "мессершмиттами" отважный летчик 159-го истребительного авиационного полка старший лейтенант В.Г. Серов. "...Есть на Карельском перешейке местечко Серово, — писал дважды Герой Советского Союза П.А. Покрышев. — Названо оно так в честь прославленного летчика старшего лейтенанта Владимира Серова. Он служил у нас командиром особой группы охотников. Когда условия полета или характер задания были до предела трудными, я посылал Владимира Серова. И он всегда оправдывал наши ожидания. Владимир Серов был человеком завидной отваги”25. За гибель боевого друга дорого заплатили враги. Однополчанин В.Г. Серова мастер воздушного боя лейтенант Д.В. Ермаков сбил над Карельским перешейком за несколько дней 8 самолетов, по 3-6 самолетов уничтожили в июньские дни летчики А.И. Горбачевский, В.А. Зотов, С.Г. Литаврин и И.П. Неуструев.

Принимая во внимание серьезные трудности, возникшие перед соединениями, наступавшими северо-западнее Выборга, Военный совет Ленинградского фронта решил предпринять такую операцию, которая позволила бы выйти в тыл неприятельской группировке. Замысел командования фронта заключался в том, чтобы, освободив от противника острова Выборгского залива, высадить затем десант на северном его побережье за вражескими укрепленными позициями. Для проведения операции решили привлечь 59-ю армию под командованием генерал- лейтенанта И.Т. Коровникова. Десантирование войск возлагалось на Краснознаменный Балтийский флот, для чего заместителем командующего 59-й армией был назначен вице- адмирал Ю.Ф. Ралль, возглавлявший все боевые средства флота в Кронштадтском морском оборонительном районе.

1 июля была предпринята первая попытка высадить десант на остров Тейкарсаари (Игривый), чтобы разведать там оборону и при благоприятном развитии событий захватить его. В ночь на 1 июля отряд морских охотников, бронекатеров и стрелковый батальон и разведчики из 260-й бригады морской пехоты, вышел из Койвисто. Однако, хотя и удалось захватить плацдарм на острове, десант пришлось возвратить, так как он попал под сильный артиллерийский огонь финских батарей, находившихся на северном берегу залива, и понес значительные потери.

После этой неудачи командующий фронтом приказал осуществить одновременную высадку десантов на трех островах: Тейкарсаари, Суонионсаари (Новик) и Равансаари (Малый Высоцкий). Десантироваться должны были части 224-й стрелковой дивизии полковника Ф.Н. Бурмистрова с орудиями и крупнокалиберными пулеметами.

Остров Тейкарсаари должен был захватить 160-й торпедных катеров, на которых разместились стрелковый полк, входившии в десантный отряд Суонионсаари планировалось взять силами 143-го стрелкового полка, десантировавшегося под руководством капитана 3-го ранга B.C. Сиротинского. На остров Равансаари был нацелен 185-й стрелковый полк из района Транзунд, отделенного от этого острова узким проливом.

4 июля транспорты с десантными отрядами вышли из шхер, окаймлявших рейд города Иоханнес (Советский). Вскоре на острова, где намечалось произвести высадку, обрушились массированные удары артиллерии и авиации. Затем десанты подошли к островам и высадились на берег. Начались напряженные схватки. В течение четырех часов шел бой за один из наиболее крупных островов — Суонионсаари. Десантники — воины 143-го стрелкового полка — одержали победу. К вечеру был освобожден и соседний остров — Эсисаари, куда отступил финский гарнизон с острова Суонионсаари.

В течение первой половины дня воинам 185-го стрелкового полка удалось овладеть островом Равансаари, на который они высадились без специальных десантных средств, самостоятельно форсировав Транзундский пролив. Отважно действовал здесь комсорг батальона старший сержант МА. Ивашечкин, переплывший одним из первых пролив под сильным огнем противника. Заменив погибшего командира роты, он возглавил атаку советских воинов и обеспечил тем самым быстрое освобождение острова.

Труднее протекала борьба за остров Тейкарсаари, длившаяся почти два дня. Ввиду недостаточно точных разведывательных данных о противодесантной обороне и минных заграждениях вокруг острова 100-й стрелковый полк понес здесь значительные потери. Все же его подразделениям удалось закрепиться на острове. Финское командование перебросило на Тейкарсаари новые подкрепления и несколько раз предпринимало отчаянные атаки. Отважные воины полка удержали в своих руках южную оконечность острова. Высадившиеся на следующий день два батальона из 124-й стрелковой дивизии полковника М.Д. Папченко при поддержке переправленных на остров четырех танков отбросили финские подразделения к северной его части. 5 июля остров был полностью освобожден.

В этот же день воины 124-й и 224-й стрелковых дивизий успешно вели бои за острова Туркинсаари, Мустасаари и Мелансаари. Исключительную самоотверженность и мужество проявил командир роты 224-й стрелковой дивизии старший лейтенант Т. Алимов. Он переплыл пролив и умело руководил ликвидацией вражеского гарнизона на острове Мустасаари.

К исходу 6 июля операция по освобождению островов Выборгского залива в основном завершилась. "Три-четыре дня, — писал адмирал В.Ф. Трибуц, — мы очищали острова от мелких групп противника. Делать это быстрее мешали мины-ловушки. Но 10 июля острова Выборгского залива полностью стали нашими. Поставленная командованием фронта задача была выполнена".

В ходе этой операции большую роль сыграла авиация 13-й воздушной армии и Краснознаменного Балтийского флота. В течение 4 и 5 июля авиационные части совершили 2 тысячи самолето-вылетов и обрушили на гарнизоны островов тысячи бомб. Важное значение для успешных действий 59-й армии имело также то, что за два дня до операции в Выборгском заливе 13-я воздушная армия совершила мощные налеты на аэродромы противника в Лаппенранта и Иммаланярви, где в общей сложности было уничтожено 47 самолетов противника. При нанесении удара по вражеским аэродромам отличились летчики-штурмовики во главе с командиром звена Е.М. Кунгурцевым. Отлично действовал в ходе операции летчик ГМ Паршин, который на штурмовике "Месть Барановых", подаренном ему семьей ленинградских патриотов, с бреющего полета расстрелял несколько неприятельских самолетов. Оба летчика впоследствии были дважды удостоены звания Героя Советского Союза.

После освобождения основных островов Выборгского залива началась подготовка к высадке десантов на его северном побережье. Эту задачу планировалось осуществить силами 59-й армии.

Тем временем войска 23-й армии, действовавшие на 100-километровом фронте по Вуоксинской водной системе от Ладожского озера до района северо-западнее Яюряпя (Барышево), пытались форсировать реку Вуокси и развить наступление на кексгольмском (приозерском) направлении. Особенно ожесточенный характер носили бои с 4 по 11 июля в районе Яюряпя, где части 98-го стрелкового корпуса генерал- лейтенанта Г.И. Анисимова 7 июля вышли к берегу Вуокси. Командование 23-й армии поставило задачу осуществить форсирование этого водного рубежа силами 115-го стрелкового корпуса генерал-майора С.Б. Козачека.

Стрелковые части форсировали реку, штурмом взяли позиции противника на противоположном берегу и обеспечили тем самым успешную переправу остальным эшелонам дивизии. В ходе ожесточенного боя был захвачен плацдарм.

В течение последующих трех дней неприятель, перебросив в этот район части 15-й пехотной дивизии, танковой дивизии и 19-й пехотной бригады, предпринимал яростные контратаки, чтобы ликвидировать плацдарм Но все эти усилия разбились о стойкость бойцов 115-го стрелкового корпуса.

В боях за плацдарм главная заслуга принадлежала бойцам и командирам 142-й стрелковой дивизии. Несмотря на губительный артиллерийский и минометный огонь противника, они пробили брешь во вражеских укреплениях на Вуокси. "...Был проявлен массовый героизм всех воинов дивизии, — писал ее командир полковник ГЛ. Сонников. — Но особенно отличились воины 461-го стрелкового полка под командованием полковника Петухова (сам он был ранен в этом бою) и воины 588-го стрелкового полка под командованием полковника Белоусова, которые являлись основной ударной силой по захвату, удержанию.

Массовый подвиг воинов 142-й дивизии высоко оценен: 1450 солдат, сержантов и офицеров были награждены орденами и медалями. Восемь самых храбрых из них — офицеры Г.Ф. Симанкин, Д.Д. Скворцов, СП. Кобец, Н.П. Осиев, сержанты А.Е. Борисюж, П.Ф. Гончаров, рядовые AM Иванов и ПА. Потрясов стали Героями Советскою Союза. Среди отдавших жизнь в этих боях за Советскую Родину был начальник политотдела дивизии подполковник Д.Б. Джатиев, сражавшийся в боевых порядках 588-го стрелкового полка. Именем этого мужественного человека назван один из населенных пунктов вблизи реки Вуокси.

11 июля 1944 года по указанию Ставки Верховного Г лавнокомандования войска Ленинградского фронта, действовавшие на Карельском перешейке, перешли к обороне.

Под влиянием побед, одержанных Красной Армией на Карельском перешейке и в Южной Карелии, внутриполитическая обстановка в Финляндии все более обострялась. Для широких масс финского народа стало ясно, что война проиграна Финские войска, потерявшие только в боях на Карельском перешейке 44 тысячи убитыми и ранеными, оказались отброшенными почти к линии своей государственной границы. В Южной Карелии за время наступления войск Карельского фронта с 21 июня по 10 августа его части и соединения продвинулись вперед на 80-160 километров, достигнув правым флангом границы с Финляндией, а в центральной части и левым флангом приблизились к ней на расстояние 40-60 километров.

Росту антивоенных настроений в Финляндии способствовали мощные удары, нанесенные советскими войсками по германской армии в летних операциях: разгром группы армий "Центр" в Белоруссии в июне-августе и выход к границам Восточной Пруссии, а также к Висле, стремительное наступление на Украине в июле- августе и полное освобождение ее от врага. Все это произвело огромное впечатление в Финляндии.

В обстановке усилившейся политической напряженности ушел в отставку с поста президента Р. Рюти. Пришедшему на смену ему 1 августа К. Маннергейму ничего не оставалось, как подчиниться обстоятельствам и требованиям части финской общественности, настаивавшей на скорейшем заключении мира с СССР. В конце августа правительство Финляндии через своего посланника в Швеции заявило правительству Советского Союза о желании вести мирные переговоры. В ответ на это Советское правительство поставило перед Финляндией предварительные условия, заключавшиеся в том, чтобы она порвала отношения с Германией и добилась нмводя немецких войск с финской территории в двухнедельный срок 4 сентября правительство Финляндии заявило, что принимает эти условия и направляет в Москву мирную делегацию. Уже утром того же дня финские солдаты выставили в своих окопах по всему фронту белые флажки и группами без оружия стали подходить к переднему краю обороны советских войск с восторженными возгласами: "Мир! Войне конец!"

Ставка Верховного Главнокомандования дала указание войскам Ленинградского и Карельского фронтов прекратить военные действия против Финляндии с 5 сентября.

Окончание войны Советского Союза с Финляндией было юридически закреплено соглашением о перемирии, заключенным 19 сентября 1944 года в Москве, а затем мирным договором, подписанным в Париже 10 февраля 1947 года. После заключения соглашения о перемирии финские войска отошли за линию государственной границы.

В точно определенный срок (за два с половиной месяца со дня подписания соглашения о перемирии) Финляндия провела демобилизацию своей армии, доведя ее до контингентов мирного времени. Демобилизация финской армии, так же как и другие меры, предусматривавшиеся соглашением о перемирии, проводились под контролем Союзной контрольной комиссии, которая была учреждена в Хельсинки под председательством генерал-полковника А.А. Жданова. В составе контрольной комиссии находились начальник тыла Ленинградского фронта генерал-лейтенант ГМ. Савоненков и ряд офицеров штаба и управления фронта.

Выход Финляндии из войны на стороне нацистской Германии имел большое военное и политическое значение. Серьезно улучшились стратегические позиции Красной Армии на северо- западном крыле советско-германского фронта, удалось устранить угрозу Ленинграду с севера, были введены в действие важные в народнохозяйственном и военном отношении железнодорожные, водные и шоссейные магистрали, связывавшие северные районы со всей страной. Кроме того, создавались более благоприятные условия для действий войск Ленинградского фронта против немецкой группировки в Прибалтике. Германия, лишившаяся еще одного своего союзника, попадала все в большую изоляцию. Финляндии же соглашение о перемирии с Советским Союзом обеспечило восстановление ее национальной независимости и самостоятельности. Оно закладывало основы развития советско- финляндских отношений на принципах добрососедства и дружбы.

Боевые заслуги войск Ленинградского и Карельского фронтов, сокрушивших "Карельский вал" противника, были высоко оценены Советским правительством: 48 соединений и частей получили почетное наименование Ленинградских и Выборгских, около 70 тысяч воинов удостоены высоких правительственных наград — орденов и медалей, а 27 человек стали Героями Советского Союза. Однако за победу пришлось заплатить кровавую цену — 23 674 человека погибли во время проведения Выборгско-Петрозаводской стратегической наступательной операции.

Выполнив свою задачу на Карельском перешейке, советские войска стали готовиться к новым серьезным сражениям, которые еще предстояло вести с германскими войсками.

Источники и литература

1.         Материалы Центрального архива Министерства обороны (ЦАМО):

а)         Отчет штаба УК и MB Ленинградского фронта о боевых действиях войск фронта на Карельском перешейке с 10 июня по 5 июля 1944 года (ЦАМО, ф. 217, оп. 1283, д. 418 а, лл. 1-34);

б)         Отчет штаба Управления командующего БТ и MB 7 А о боевых действиях бронетанковых и механизированных частей армии с 21 июня по 12 июля 1944 года (ЦАМО, ф. 214, оп. 102269 с., д. 17, лл. 223-243);

в)         Дополнение штаба БТ и MB Карельского фронта к отчету о боевой деятельности бронетанковых и механизированных войск 7 А в операции с 21 июня по 12 июля 1944 года с замечаниями, выводами и предложениями (ЦАМО, ф. 214, оп. 102269 с., д. 17, лл. 206-210);

г)         Отчет штаба управления командующего БТ и MB 7А о боевых действиях бронетанковых и механизированных войск армии с 13 по 31 июля 1944 года (ЦАМО, ф. 214, оп. 102269 с., д. 17, лл. 143-149).

2.         Архив штаба Ленинградского военного округа (ЛенВО).

3.         Материалы газеты "Правда".

4.         Материалы газеты "Красная звезда".

5.         История Второй мировой войны 1939-1945 (в двенадцати томах). Том 9. М., Воениздат, 1978. 576 с.

6.         История ордена Ленина Ленинградского военного округа. М., Воениздат, 1974. 613 с.

7.         Россия и СССР в войнах XX века. М., Олма-Пресс. 607 с.

8.         Советская артиллерия в Великой Отечественной войне 1941-1945 годы. Воениздат, 1960. 801 с.

9.         Оборона Ленинграда. 1941-1944. Воспоминания и дневники участников. Л., "Наука", 1968. 490 с.

10.       Маршал Мерецков: Сборник документальных повестей и воспоминаний. Из юбилейной серии "Полководцы России". М., Издательство "Менеджер", 2000. 320 с.

11.       Пароль — "Победа!". Воспоминания участников битвы за Ленинград. Л., Лениздат, 1969. 680 с.

12.       Борщев С. Н. От Невы до Эльбы. Л., Лениздат, 1970. 320 с.

13.       Калинин М.И. О коммунистическом воспитании и воинском долге. М., Воениздат, 1958. 720 с.

14.       Новиков А. А. В небе Ленинграда. М., "Наука", 1970.480 с.

15.       Трибуц В. Ф. Балтийцы наступают. Калининград, 1968. 460 с.

16.       Esa Muikku, Jukka Purhonen. The Finnish Armoured Vehicles 1918-1997. Finland, Tampere, Apali, 1998.208 p.

Читайте также: