ГлавнаяМорской архивИсследованияБиблиотека












Логин: Пароль: Регистрация |


Голосование:
?


!



Самое читаемое:



» » Размышления об истории Беларуси
Размышления об истории Беларуси
  • Автор: Malkin |
  • Дата: 22-03-2021 12:38 |
  • Просмотров: 208

Беларусь

Вступление

А хто там iдзе?

Беларусы.

Я.Купала

Кто мы - современные белорусы? К сожалению, такой вопросы возникает в наши дни - во время существования самостоятельного и независимого государства белорусов, о котором мечтали многие поколения наших предков. Сомнения свойственны каждому мыслящему существу. Попробуем разобраться, что же это за страна - Беларусь, загадочная и непознанная для многих её жителей.

Приходится констатировать, что национальные традиции и связь поколений нашего народа во многом прерваны. В отсутствии преемственности опыта кроется причина многих наших нынешних бед. Государство в своем развитии проходит те же стадии, что и человек. Когда маленький ребенок подрастает до определённого возраста, у него появляются вопросы о том, как он появился на свет. От того, насколько продуманы ответы его родителей, часто зависит формирование мировоззрения ребёнка, его будущие успехи и неудачи. Пожалуй, один из самых тяжёлых результатов получается тогда, когда до самого совершеннолетия человека убеждают в том, что его принёс аист. Вырастает недоверчивый, озлобленный неудачник с набором комплексов и внутренних противоречий. Таких людей не любят и зачастую эксплуатируют их недостатки. Причина отставания в развитии такого человека проста - окружающие используют опыт не только свой, но и чужой. Даже гений не может понять всё многообразие жизни, опираясь только на собственный разум.

С большинством возникающих у человека проблем уже кто-то сталкивался в прошлом. Критический анализ чужого опыта позволяет с минимумом затрат найти правильный путь, или хотя бы не повторять ошибок. Исторический опыт Беларуси настолько насыщен и многообразен, что его с лихвой хватит нескольким народам, только изучай.

Белорусам достаточно хорошо знать своё прошлое, чтобы избегать ошибок при движении в будущее. Наша история - это не сплетни третьесортного уезда, претендующего на роль второсортной губернии. Находящаяся в центре Европы Беларусь влияла на глобальные исторические процессы Старого света. Длительное игнорирование роли нашего народа привело к современному состоянию европейской исторической науки. Она выглядит в виде двух, ничем не связанных обрывков истории Западной и Восточной Европы. Связующее звеном между ними - это история Белой Руси и Великого княжества Литовского, которая только теперь "стала выходить из подполья".

Наше государство не такое уж маленькое, как считают некоторые белорусы. Величие народа сильно приуменьшает комплекс национальной неполноценности. К примеру, Швеция, имея такое же по численности население, как и у нас, никому не позволяет к себе относиться снисходительно. Население целого континента Австралии всего в два раза больше населения Беларуси. Наши ближайшие соседи латыши восхищаются тем, что у нас есть мощная промышленность и большое население. Например, эстонцев на полмиллиона меньше, чем минчан, но для них это не является поводом для самоуничижения. Главным является не то, как к нам относятся россияне, немцы или американцы, а в то, как мы сами позволяем к себе относиться.

Белорусы чувствуют себя маленьким и беспомощным народом из-за недостатка национальной сознательности. Автору приходилось служить в Советской армии далеко от дома, в Сибири. Среди множества национальностей, составлявших армейский коллектив, каждая была уникальна по-своему. Основной отличительной чертой белорусов, иногда доходившей до абсурда и поражавшей военнослужащих других национальностей, была крайняя разобщенность. Белорусы, составлявшие половину личного состава части, к удивлению многих, никогда не имели решающего голоса. Мусульмане - казахи, не задумываясь, вступались за кавказцев, хотя между их родинами были тысячи километров. Белорусы же, находясь за тысячи километров от родины, делились на минчан, витебчан, гродненцев и т.д. К тому же, для полного контроля над белорусами, от них добивались полной разобщенности. Особист, курировавший воинскую часть, даже дружбу гродненцев или минчан называл "опасным проявлением национализма".

Белорусы уже более десяти лет живут в самостоятельном государстве. То, что называлось "национализмом" и "сепаратизмом" во времена Советского Союза, теперь является основой государственности. Тем более досадно видеть противостояние людей, выступающих за сохранение независимости, т.е. за сохранение конституционного строя и тех, кто по долгу службы обязан этот строй охранять. На кого только не делятся белорусы! На социальные классы, слои, группы, группки, сторонников и противников чего только возможно. Белорусы делят свои силы и противопоставляют друг другу. В итоге, каждый остаётся одиноким и беспомощным винтиком, а потенциал нации близок к нулю.

Иногда приходится слышать о том, что все проблемы белорусов были бы решены, если бы они не были такими мягкотелыми, "памяркоўнымi". Следует заметить, что при отсутствии четких национальных ориентиров, "памяркоўнасць" является единственным механизмом самосохранения. Берись белорусы при любом конфликте за автоматы, уже давно не было бы такой нации. Примеров же того, как белорусы воевали друг против друга и так предостаточно.

То, что в мирное время является лишь досадным недоразумением, в годы испытаний становятся трагедией. Говорят: "ворон ворону глаз не выклюет". То, чего не делают даже птицы, к сожалению, часто делают белорусы. Они не только запросто бьют, но и стреляют друг в друга. Во время Второй Мировой войны по разным оценкам от трёхсот до пятисот тысяч белорусов воевало в партизанских отрядах. Примерно такое же количество было по другую сторону баррикады. Люди с оружием в руках воевали против возвращения зверств НКВД и узаконенных грабежей под названием "раскулачивание". Целые деревни становились полицейскими. Естественно, ни немцев, ни большевиков не интересовали мотивы поступков белорусов. И тем и другим белорусы были нужны лишь в качестве солдат. Многочисленные художественные фильмы о войне воспроизводят только половину правды. Вся правда слишком страшна и сейчас, спустя более полувека. Например, знаменитое сражение при прорыве блокады Полоцко - Лепельской партизанской зоны в 1944 году. С одной стороны воевали бригады Данукалова, Короленко, Романова. С другой - полки бригады Каминского и группа Ветвицкого. Первым помогали русские, а вторым - немцы.

Случай, когда одну нацию используют другие в качестве пушечного мяса отнюдь не уникальный. В начале 20-го века Польша оставалась разделенной между Австро-Венгрией, Германией и Россией. Во время Первой Мировой войны, поляки в австрийских мундирах и поляки в русских шинелях стреляли друг в друга. Чем успешнее они это делали, тем меньше становилось людей, создававших "польскую проблему". Только сильная личность - Пилсудский смог объединить поляков в единую нацию.

Во время Великой Отечественной войны обезлюдела значительная часть территории Беларуси. Например, в Россонском районе погиб каждый второй. Никто не хотел погибать, но почему так получалось? Много раз с экранов телевизоров твердилось, что уроки войны не должны быть забыты. В чём же они заключаются? Многочисленные фильмы и книги о войне пропагандируют национальную нетерпимость к немцам, но не несут никакой информации о причинах возникновения военных конфликтов и о том, как себя вести в случае их возникновения. Нам твердят: фашизм не должен повториться. Но нигде не говорят, что такое фашизм? Как узнать современных фашистов, если они славяне, не носят свастику и называются по-другому? Как белорусам не попасть в очередной раз между молотом и наковальней? Как бы ни складывалась ситуация у наших границ в будущем, жизненно необходимо воспитание хотя бы у молодёжи чувства национального единства, как абсолютного приоритета.

Внутренние проблемы у белорусов оказались значительно более сложными и глубокими чем у соседних народов. Только досконально разобравшись и устранив внутренние противоречия, мы сможем перестать быть нацией неудачников. Быстрее найти своё место в современности и восстановить мир в душе белорусам поможет изучение своей истории.

Психологи-криминалисты считают, что чаще всего изнасилованиям подвергаются женщины определённого склада характера, имеющие комплекс жертвенности. Своим поведением они неосознанно будят агрессивные инстинкты и морально готовы к тому, что жертвой будут именно они. Происходящие с ними беды не заставляют их бороться, а лишь подтверждают внутреннее ожидание несчастий.

Белорусов называют многострадальным народом. Если беды происходят вновь и вновь, значит, что-то неправильно в нас самих. Что? Автор является лишь историком-любителем и высказанные здесь умозаключения не претендуют на то, чтобы стать догмами, а лишь предлагают направление поиска путей разрешения застарелых национальный проблем. Цель этой книги - побудить профессиональных литераторов, историков, учёных других специальностей и политиков разобраться в причинах белорусских комплексов, по возможности их устранить и выработать современную национальную идеологию, способствующую гармоничному и благополучному развитию нации. Автором сначала перечислены наиболее часто встречающиеся современные проблемы белорусов, а затем сделана попытка анализа истории, с позиций современной логики.

У Беларуси великая история и описать её всю в одной книге невозможно. Автор и не ставит перед собой такую задачу. Основное внимание уделено тем периодам белорусской истории, которые чаще всего замалчиваются или преднамеренно искажаются. Читатели, для которых проблемы современности не представляют интереса, могут перелистнуть следующие две главы и открыть страницу, где находится "Начало белорусской истории".

Надеюсь, книга будет интересной не только для специалистов, но и для тех, кто не обладает глубокими познаниями истории.

Современность

Значительное место в системе по воспитанию комплекса неполноценности у белорусов занимает российская и советская историческая "наука". Она настолько прочно вошла в наше сознание, что уже кажется естественным то, что белорусов всегда представляют недалёкими и отсталыми лапотниками. Описание нашей республики начинается со "счастливых" лет революции или как исключение с начала XX века. Возьмём, к примеру, детскую энциклопедию "Что такое Кто такой" образца 1975 года. Тысячелетняя (а возможно и 1500 летняя) история Беларуси сжата до нескольких абзацев. В доверчивые детские души западает мрачная картина: "Это был один из самых нищих и отсталых краёв царской России. В деревнях, носивших горькие названия - Голодное, Бесхлебицы, Мохоеды, Короеды, виднелись покосившиеся, полуразвалившиеся домишки, а зачастую просто землянки. Лишь в некоторых местах дымились трубы маленьких заводиков. За годы Советской власти Белоруссия стала развитой промышленной республикой. Над ней поднялся новый лес - лес заводских и фабричных труб." Просто "Кошмар на улице Вязов" с хэппи-эндом. Воспитанием комплекса неполноценности занималась поощряемая царизмом и Советами псевдобелорусская литература, показывавшая всё самое неприглядное в жизни народа. Произведения в стиле "Пяць лыжак зацiркi", были образцом так называемой "белорусской литературы". В любой стране есть нищета. В жизни каждого народа, да и любого человека есть моменты, которыми не принято гордится. Белорусам длительное время внушали мысль, что в их истории все было только негативным.

Для образованных ("особо умных") белорусов схема навязывания комплекса неполноценности была более сложной. Культивировался образ многострадального народа-неудачника. Почему многострадального? Да потому что он "отсталый" и "забитый" (читай: "недалёкий"). Человека с развитым интеллектом это ставит в тупик или вызывает апатию, что собственно и требуется. Например, правительство даже такой благополучной страны как США запретило демонстрацию по ТВ терактов 11-го сентября, чтобы не развивать у американцев комплекс жертвы и неполноценности. Белорусам же столетиями "вдалбливают" в головы, что они отсталые и недалёкие.

Человеческая психика обладает странным свойством: чем более наглой и чудовищной является ложь, тем в неё легче верится. Поколения белорусов, выросшие на такой вот "истории" и "литературе" трудно переубедить в том, что их предки не были убогими. Псевдобелорусское воспитание продолжается и сейчас. В учебных заведениях делают так называемые "белорусские хатки", основными атрибутами которых являются прялки, лучины и лапти. Автор не имеет ничего против лаптей, обутых на артистов фольклорных ансамблей. Но в качестве высшего достижения нации - увольте.

Конечно, легко засорять мозги детям. Они не могут критически оценивать информацию. Статистика, на основе которой можно сделать выводы о позитивности или отрицательности влияния России на Беларусь тщательно скрывалась. Например, данные о соотношении количества зерна, собираемого до и после коллективизации, не публикуются до сих пор. Конечно, в 20-м веке в Беларуси появилось много фабрик и заводов. Но в европейских странах, в которые большевиков не впустили, их построено намного больше. При любой власти люди пашут, сеют, рождаются и умирают. Заслуга в этом не властей, а природы. Оценить качество политического строя можно, только сравнивая соотношение положительных и отрицательных факторов, влияющих на естественный ход жизни.

Не так давно в Гродно проходили празднества, посвящённые 200-летию образования Гродненской губернии. Как писалось в официальных источниках, это "эпохальное" событие "способствовало развитию" Гродненщины. Как же получилось, что в результате этого "развития" Гродно из центра передового воеводства, где находилась ставка короля Стефана Батория, превратился в "один из самых нищих и отсталых краёв царской России"? Российская история утверждает, что до захвата белорусских земель, тут жили плохо. Это очень напоминает советскую байку о "загнивающем Западе". Почему же тогда из России бежали на запад, на белорусские земли целыми губерниями, а не наоборот? Ещё в середине XVIII века русская императрица Елизавета требовала от короля Речи Посполитой вернуть с белорусских земель миллион (!) беглых крестьян-россиян. Позже, императрица Екатерина II восхищалась трудолюбием и отсутствия беспробудного пьянства у своих новых подданных - белорусов, "возвращённых" с помощью суворовских штыков. Если "снять с ушей" российскую историческую "лапшу", можно найти причину, объясняющую экономическую деградацию белорусских губерний во времена царизма. Согласно постановлению от 1795 года, налоговые платежи в бюджет Российской империи допускалось перечислять как в звонкой монете, так и ассигнациями. Лишь белорусам, "временно", предписывалось делать это только металлическими деньгами. На первый взгляд второстепенная инструкция, регламентирующая порядок использования платёжных инструментов, на самом деле уничтожила экономику белорусских земель. Если официальный курс обмена металлических денег на бумажные, был равен 1:1, то реально, за 22 рубля серебром давали 100 рублей ассигнациями. Таким образом, налоговая нагрузка на белорусские губернии была почти в 5 раз больше, чем на российские. О каком развитии может идти речь, если выгоднее было не работать вовсе? Этот акт вынуждал белорусских помещиков вкладывать деньги в развитие экономики России. За устойчивостью такого "развития" белорусских земель следил генерал губернатор Муравьёв, прозванный нашими предками "вешателем". Политика польских властей на территории Западной Белоруссии и Украины в 20-30-х годах XX века ничем не отличалась от предшествующей, царской. Так в бюджете 1924 года первые два места в структуре польского экспорта занимали белорусский лес и украинские энергоносители. Недовольных экономической и национальной политикой отправляли в польский концлагерь в Березе-Картузской.

С тех пор прошло много времени, изменилось социальное и государственное устройство страны, а белорусские чиновники по привычке выполняют ту же функцию - вытесняют трудолюбивых людей за рубеж. Трудно сказать, чем обоснована такая настырность - сознательным подрывом основ государственной безопасности или недомыслием. Нелепые разговоры о привлечении иностранных инвестиций идут на фоне массового оттока капитала куда угодно, но только не в Беларусь. Стоит ли удивляться, когда за объединение с Россией голосуют не только пенсионеры, но и молодые люди, которые видят в этом возможность смены существующей разорительной экономической политики. Судя по тому, что те же молодые люди готовы уехать на Запад, речь идет не о славянском братстве народов, а о попытке избежать безысходности и бесперспективности существования на родине. Те, кто пока остаются дома, не видят никакого просвета впереди. Разве это нормально? Прекращая предпринимательскую деятельность, субъекты хозяйствования перестают выплачивать зарплату своим сотрудникам и содержать за счёт налогов убыточные госпредприятия и пенсионеров. Оставшиеся бюджетные крохи приходится делить на пособия по безработице (или псевдозарплату на госпредприятиях) уже и для бывших предпринимателей. Люди начинают ходить не на работу, а на митинги.

До наших дней дожило очень мало белорусов, "имевших счастье" своими глазами видеть коллективизацию 20-30-х годов. Зато рассказов очевидцев "исторических" преобразований на селе в Западной Беларуси в 50-х годах ХХ века предостаточно. Ещё до воссоединения 1939 года, исчёрканные цензорами письма от родни, проживавшей в Советской Белоруссии, читали всей деревней: "... живём мы так хорошо, что на обед едим даже брюкву". Над сельчанином, поверившим в реальность этого, смеялась вся острая на язык родня. После воссоединения и коллективизации уже не смеялись. Брюкву ели и сами.

Устанавливать советскую власть в белорусскую деревню ехали "двадцатипяти..." и прочие "тысячники". Лодыри и бездельники со всей России, которых никто не брал на работу дома, ехали учить жизни белорусов. Не удалось услышать ни одного положительного отзыва об их "помощи", зато отрицательных только записывай. Тунеядцы и алкоголики, люди непутевые даже по российским меркам, они отучили работать и споили белорусскую деревню. Результат их деятельности читатель может увидеть в ближайшем к себе колхозе. Ситуация напоминает поговорку "один с сошкой, а семеро с ложкой". Целые хозяйства превратились из кормильцев в нахлебников. В самой России сейчас критически и здраво оценивают результаты коллективизации. Возможно, в недалёком будущем российским фермерам будет возвращено право собственности на землю. Почему же белорусы цепляются за глупости, от которых отказываются даже их авторы?

Строительство промышленных предприятий на территории Беларуси с участием российских специалистов, конечно же, явление положительное. Но не надо забывать, что белорусы не были обузой. На многочисленных ударных стройках, разбросанных по территории Советского Союза, трудились тысячи белорусов. Рабочие и ученые - белорусы внесли значительный вклад в союзную науку и обороноспособность. Вспомнить хотя бы уроженца города Глубокого, П.О.Сухого, самолеты которого составляют основу российской истребительной авиации и теперь. Среди пятнадцати советских республик БССР была среди немногих, имевших положительное сальдо функционирования экономики. Из-за принципа уравниловки, трудовой вклад белорусов перераспределялся для поднятие уровня благосостояния кавказских и среднеазиатских республик. Никто не сказал за это даже спасибо.

Важную роль в воспитания национального самосознании играет язык. Проблема белорусского языка стоит весьма остро. Его современная версия - "трасянка" не вызывает желание на ней говорить. Если я не прав, пусть филологи меня поправят. С позиции обывателя, "трасянка" выглядит как испорченный русский язык. Многие слова, фразы режут слух, поэтому на "трасянке" трудно думать. Её развитие скорее напоминает мутацию: "Калгас Акцябр", "вёска Кiрпiчоўшчына", "ўрэмя работы 8-17", "не курыць" - этих пародий не заслуживает ни белорусский, ни русский языки.

Главная проблема современного белорусского языка заключается даже не в замене многих слов на искажённые русские, а в разрушении его внутренней структуры. Ведь язык - это не только словесный набор. Язык отражает национальный способ мышления. В соответствии с внутренней логикой языка строятся предложения и фразы. Попробуйте заменить польские слова на русские в фразе "вытворня фильтров самоходовых". Получившаяся конструкция "фабрика фильтров автомобильных" не является русской. Аналогично, при механической замене русских слов не получаются польские фразы. Подмена внутренней структуры белорусского языка русской, наносит самый большой ущерб. Фразы напоминают русифицированный WINDOW'S: все внутренние процессы идут на английском, а конечные результаты воспроизводятся на русском, причём зачастую некорректно.

На Белосточчине, где язык подвергался меньшему давлению, приходится слышать ласкающие слух белорусские фразы. Даже заимствованные слова звучат мягко. Сравните "рэклама" и "рэкляма". К сожалению, белостоцский диалект для нас, как недоученный иностранный язык: всё понимаешь, но сам так говорить не можешь. Может быть, филологи смогут собрать всё лучшее в белорусском языке из его сохранившихся диалектов? Популяризации белорусского языка, безусловно, способствовала бы поддержка государства. Например, налоговые льготы при размещении рекламы на белорусском языке. Чтобы не стать источником злоупотреблений и не опорочить идею, эти льготы должны быть небольшими. Вместе с тем, не допустима дискриминация русского языка, так как это повлечёт за собой межнациональную напряженность.

О том, "Як бальшавiкi рэфармавалi беларускую мову" писал в 1994 году Янка Войнiч: Бальшавiкi iмкнулiся да стварэння iмперыi, у якой усе было б аднолькавае, стандартнае. Iм належыць iдэя "злiцця моваў", г.зн. пераходу ўсiх народаў на расейскую мову. Першы этап "злiцця" - "зблiжэнне" моваў, якое праводзiлi прымусовымi, рэпрэсiўнымi метадамi.

Беларуская лiтаратурная мова адрадзiлася ў XIX - пачатку XX стагодзя. Складалiся граматыкi, слоўнiкi, стваралася навуковая тэрмiналогiя. Але праца гэтая не была завершаная. Пры канцы 20-х гадоў бальшавмцкiя ўлады абвiнавацiлi мовазнаўцаў у шкоднiцтве i за некалькi хваляў рэпрэсiяў вынiшчылi фiзiчна. Сярод знiшчаных - Бранiслаў Тарашкевiч, Вацлаў Ластоўскi, Язэп Лёсiк, Сцяпан Некрашэвiч, Мiкола Байкоў ды iншыя.

"Варожымi" былi абвешчаны i iхнiя працы, у тым лiку пастановы Акадэмiчнае канферэнцыi па рэформе правапiсу 1926 года, праект рэформы правапiсу 1930 года. У 1933 годзе беларускай мове спешна, без грамадскага абмеркавання, дэкрэтам навязалi бальшавiцкую рэформу. Мэтай яе было "лiквiдаваць штучны бар'ер памiж беларускай i рускай мовамi", г. зн. спынiць развiцце беларускае мовы, пазбавiць яе непаўторнага аблiчча. Скасавалi мяккi знак, якi абазначаў памякчэнне (песьня - песня, зьява - з'ява), сталi пiсаць не як чуецца, а на расейскi лад (чэскi - чэшскi, ня быў - не быў), у вынiку чаго пачало страчвацца характэрнае для беларусаў вымаўленне. Запазычаныныя словы мелi пiсацца ўжо не на заходнееўрапейскi, а на расейскi ўзор (дакляраваць дэклараваць, газэта - газета). Нават скланяцца i спрагацца словы беларускай лiтаратурнай мовы цяпер даводзiлася аналагiчна расейскiм (у садох, у палёх - у садах, у палях; не ганеце - не ганiце). Уводзiлася зусiм не ўласцiвыя беларускай народнай мове дзеепрыметнiкi, "асаблiва калi яны азначаюць сацыяльны сэнс" (эксплуатуючы i эксплуатуемы клас). Востры пратэст супраць рэформы выказала iнтэлiгенцыя Заходняй Беларусi, з цiхiм незадавальненнем успрынялi гвалт над мовай у самой сталiнскай БССР." Автор этих слов - Янка Воiнiч говорил тогда о необходимости избавления и очищения родного языка от тяжелого сталинского наследия. За прошедшие восемь лет, белорусское правительство не сделало в этом направлении никаких шагов. "Воз и ныне там".

Воспитание комплекса неполноценности у подневольного народа является обязательным элементом любой колониальной политики. Силы колонии подпитывают метрополию и тяжелому положению вассалов требуется какое-то объяснение. Поэтому культивируется образ недалекого и пропащего народа - неудачника, который если бы не метрополия, давно бы уже исчез. Когда-то, ещё до Октябрьской революции, финны просили Россию предоставить им самостоятельность. На заседании Государственной Думы, депутат Марков говорил с трибуны: "Отпустить не жалко, жалко людей. У них ведь только шишки да болота. Пропадут же!" От такой речи можно было бы платочком утирать слезы умиления, если бы Марков не продемонстрировал свое истинное отношение к финнам, уже сходя с трибуны. Он толкнул финского депутата, ждавшего слова со словами: "Посторонись, чухна', Русь идёт".

Ни в одной постколониальной стране Европы, Африки или Азии не удалось построить благополучное общество сразу. Отсутствие политического опыта у властной элиты, длительное уничтожение национальных корней, да и просто всех здоровых сил общества дают о себе знать. Беларусь в этом отношении не является исключением. Национальная сознательность не только значительно ослаблена, но продолжает подвергаться давлению, а ведь она является единственной серьезной опорой власти. Да, национальное самосознание белорусов размыто. Это означает, что важнейшим направления действий властей, для своей же безопасности, является укрепление "нацыянальнай свядомасцi". В одной детской сказке, королевский олень гордился своими шикарными рогами и сетовал на слабые ноги. Когда на него напали волки, ноги хоть были слабы, спасали, как могли, а развесистые рога только цеплялись за ветки. Слабость национальной сознательности в постколониальных странах приводит к тому, что интересы внешних "друзей" и врагов оказывают на политическую жизнь больше влияния, чем внутренние процессы. В результате, страна, де-юре имеющая независимость, долгие годы остается марионеточным государством, сотрясаемым борьбой внешних сил за господство в регионе. Существует два варианта такого "развития":

Внутренние силы страны контролируются одним соседним государством. Применительно к Беларуси это может выглядеть следующим образом: вдобавок к пророссийскому правительству, создаётся пророссийская оппозиция. Правительство и оппозиция борются между собой, набивая, друг другу "синяки" и "шишки", а потом вместе бегут к "матушке" России, чтобы плакаться "в подол". При любом исходе внутренней борьбы, внешняя ориентация остаётся неизменной.

Внутренние силы контролируются разными государствами. Примеров такого развития событий в белорусской истории предостаточно. Вспомнить хотя бы времена русско-шведского "потопа" XVII века.

Единственный выход - повышение уровня собственной экономики и национального сознания, а сделать это можно только консолидацией всех внутренних сил государства. Ничто так не волнует людей, как свои собственные доходы. Люди прощают любые ошибки власти, если видят реальный рост своего благосостояния. Разумеется, правительство любой страны говорит, что только этим оно и занимается. Таков "закон жанра". Возможно, обывателю и не надо знать всех тонкостей экономических механизмов. Пользуясь телевизором или компьютером, человек, как правило, мало интересуется особенностями работы микросхем, находящихся внутри. Приходя на работу, наемные работники, естественно, заинтересованы работать как можно меньше, а получать как можно больше. Интересы нанимателя и работников в этом смысле прямо противоположны, и чтобы работники не голодали, а хозяин не разорился из-за высокой себестоимости продукции, необходим баланс интересов сторон, поддерживать который могут только профессионалы. К примеру, попытка создать "социально ориентированную" экономику в Швеции и Германии приводит к оттоку капитала в страны с меньшей налоговой нагрузкой, в том числе и в бывшие советские республики. Белорусский "рыночный социализм" страдает теми же "болезнями", только проходят они в более жесткой форме.

Старшее поколение людей, выросшее в советские времена - просто кладезь комплексов, делающих их легко управляемыми. Существующее среди них представление о союзе с Россией как о возврате во времена СССР, глубоко ошибочны. Зачастую они связываются с мечтами о низких ценах и работе вполсилы, по-советски. Любителям низких цен можно напомнить о бесплатном труде и поездках в Москву за колбасой. Получение квартиры, как и сегодня, было делом почти невозможным. Владельцев личных автомобилей, из-за их малочисленности, как правило, знали в лицо все жители микрорайонов. Что касается надежд на работу по-советски, с чтением романов и вязанием на рабочем месте - это вообще историческое прошлое. Современная Россия - это жёсткое капиталистическое государство, где с таким подходом к работе придётся жить "с огорода", либо собирать в парках бутылки. Надежды белорусских пенсионеров на объединение с Россией как на манну небесную ничем не оправданы. Двадцатилетние российские солдатские вдовы едва ли захотят делиться своей пенсией с нашими ветеранами, ради их рассказов о войне. Вне зависимости от отношения к развалу СССР, такого государства больше нет. Даже если силой собрать воедино все бывшие пятнадцать республик и назвать их по-старому, это будет совсем другое государство.

Значительная часть белорусского комплекса неполноценности состоит из мифа о нашей нефтяной и газовой зависимости от России. Мол, у нас, бедолаг, нет природных запасов энергоносителей, поэтому зависимость от России предопределена самой природой. Если Беларусь объединить с Россией, нефть и газ все равно придется покупать, как и сейчас. Дарить никто ничего не собирается. В чем тогда смысл объединения? В более низких, внутрироссийских ценах на энергоносители? А за это будем платить жизнями наших детей в очередной кавказской войне? Не дороговато ли?

Конечно, стратегическое сырьё и продовольственная безопасность - это абсолютные ценности. Но всё зависит от того, как государство умеет распорядиться имеющимися богатствами. Многие страны - экспортёры нефти сотрясают конфликты и перевороты. Фактически, ими манипулируют развитые государства Европы и Америки. Кроме России, Норвегия - единственная европейская страна, добывающая нефть. Тем не менее, довольно трудно себе представить замёрзших, передвигающихся на гужевых повозках немцев, французов, или американцев. Во время бомбардировок Югославии, Россия пыталась оказывать давление на бывших союзников по соцлагерю, угрожая уменьшением поставок нефти. Из этого ничего не вышло, потому что они покупают нефть за деньги, а не за обязательства верности. Если Россия уменьшит поставки нефти, её место с удовольствием займут конкуренты.

Дело в том, что современная экономика далеко ушла от натурального средневекового хозяйства, когда каждый мог пользоваться только тем, что произвёл или добыл сам. Нефть, газ или зерно - это товар. Чтобы иметь в изобилии кукурузу, её не обязательно выращивать в Заполярье. Почти всё можно купить за деньги. Чтобы иметь деньги, нужно производить конкурентоспособные товары, будь то ракеты или ширпотреб. Важно то, что это будет покупаться. Одним из важнейших условий эффективного производства является экономическая свобода. Беларусь обладает большим производственным, научным и сельскохозяйственным потенциалом. Никаких объективных предпосылок для нищеты у белорусов нет. При наличии экономической свободы и стратегической линии государства на поддержку предпринимательства, есть все условия для того, чтобы стать европейским Сингапуром или Тайванем.

Отношение к России у белорусов либо резко отрицательное, либо благостно положительное. Это находит отражение и в трудах белорусских историков. Национальная идеология не должна быть ни антироссийской, ни пророссийской. Национальная идеология должна быть пробелорусской. Другие варианты недопустимы. Никто и никогда не считался со слабыми государствами в прошлом. Не стоит ожидать наступления такого романтического времени в будущем. Сильное и развитое государство не провоцирует у соседей завоевательские инстинкты.

Если для российских политиков Беларусь - это стратегическая, "буферная", "бамперная" или ещё какая-нибудь зона, то для нас это Родина и она у нас одна. Разумеется, что нигде на свете кроме родины мы не нужны никому. Если нас меньше чем русских, это еще не повод игнорировать наши интересы. То, что населения в нашем государстве в 15 раз меньше, чем в Российской Федерации, означает только то, что мы в 15 раз больше должны любить свою родину Беларусь.

Несмотря на речи о славянском братстве, российские политики для себя всегда проводили четкую границу в отношении белорусов: это мы, а это - они. Исходя из этого, строятся экономические и политические отношения. Это естественно, своя рубашка ближе к телу. В истории предостаточно примеров, когда собственные интересы превалировали над принципами общечеловеческой справедливости. Например, во время Второй Мировой войны, польское правительство находилось в изгнании, в Великобритании. В это время немцами были опубликованы материалы об обнаруженных в Катыни массовых захоронений польских офицеров, расстрелянных НКВД перед войной. Польский премьер в изгнании - Сикорский требовал от Черчилля разрыва отношения с СССР. Но для британской монархии в то время дружба с коммунистом Сталиным была важнее справедливости и установления истины в деле о Катыни. Каждый день англичане гибли под немецкими бомбами, вот-вот могла начаться высадка фашистов на острова. Помешать этому могли только советские удары на восточном фронте. Поэтому Черчилль всячески угождал Сталину. Сикорский не мог молчать о трагедии польских пленных офицеров. Он выступил с резкими обвинениями в адрес Советского Союза. Спустя несколько недель он погиб во время полета на британском транспортном самолете вблизи Гибралтара. Английский пилот, который никогда не надевал спасательный жилет, именно в этом полете одел его и остался живым. О Катыни забыли и вспомнили лишь во времена "холодной войны".

Вооружённый нейтралитет - единственная приемлемая военная доктрина для Беларуси. Участие в антироссийских, а равно и в антизападных коалициях не соответствует национальным интересам белорусов. Можно вспомнить ответ полочан на призыв киевского князя идти войной на половецкого хана: "Ты с Боняком Шелудяком (прозвище хана) здравствуйте оба и управляйтесь сами, а мы имеем дома что делать". Полочане не позволяли навязывать себе чужие заботы, вместо своих. У Полоцкого княжества не было ни постоянных друзей, ни постоянных врагов. Были только свои постоянные интересы. Благодаря этому оно и достигло могущества. Военный союз с Россией - это хорошо, но только в рамках, отвечающих национальным интересам Беларуси. Белорусы не должны принимать участие в военных конфликтах в интересах России, тем более, удовлетворять её имперских амбиции в отношении Беларуси. Российские политики стремятся подставить головы белорусов на направлении возможного столкновения сверхдержав. Что сказать, естественное и здоровое человеческое желание "загребать жар" чужими руками. Проблема не в них, а в белорусах, считающих, что война - это совершенно абстрактное понятие и она больше никогда не повторится. Великий русский писатель А.П.Чехов говорил: "если в первом акте пьесы на стене висит ружье, то в третьем оно должно выстрелить". Белорусский народ уже много раз оказывался под ударами с двух сторон. Нужно ли экспериментировать с будущим наших детей? В наступившем, Третьем тысячелетии, человечество не стало гуманнее ни на грамм. Алчность и амбиции всех российских генералов, вместе взятых, не стоят ранения, а тем более смерти одного белорусского солдата, милиционера, или сотрудника спецслужб. Как можно называть патриотами пенсионеров, призывающих к объединению с Россией, в результате чего будущее белорусской молодежи попадет в зависимость от сиюминутных политических интересов Кремля! Что касается глупых высказываний о том, что пенсионерам тогда будет легче ездить в Россию, так кто же им мешает делать это сейчас?

Не оправданы опасения белорусов того, что без России наша армия не сможет обеспечить безопасность страны. Все зависит от того, что мы понимаем под безопасностью. Да, создать огромную агрессивную армию - пугало Европы, мы не сможем. Создать профессиональную оборонительную армию, способную остановить, а лучше предотвратить агрессию извне - белорусам вполне по силам. Например, Тайвань, население которого составляет 22 миллиона человек, в состоянии десятилетиями содержать полумиллионную армию, обеспеченную самым современным оружием. Несмотря на жёсткое политическое противостояние и угрозы, руководство континентального Китая так никогда и не решилось осуществить военное вторжение 4-х миллионной Китайской Народной армии на Тайвань. Разумеется, чтобы содержать армию, нужны большие деньги. Глубоко ошибается тот, кто считает, что тайваньцы отдают на содержание своей армии все до последних грошей, а сами, по колено в воде, мотыгами обрабатывают посевы риса. Руководство Тайваня не занимается экономическими экспериментами, а последовательно развивает рыночные отношения и экспорт товаров во все страны мира. Читатель без труда найдёт тайваньские товары (под этикеткой "Made in China") в ближайшей торговой точке. Количество мобильных телефонов на Тайване превышает численность населения страны. Обычным явлением является наличие одного телефона для работы и, как минимум одного, для личной жизни.

Следует сказать, что тайваньцы начинали подъем своей экономики "от мотыги". Экономическая ситуация на острове была далеко не радужной. После Второй Мировой войны, революционную партию Гоминдан вытеснили из континентального Китая поддерживаемые Сталиным соратники Мао. Гоминдановцы, под руководством Чанкайши были вынуждены перебраться на остров Тайвань. Главный город острова - Тайбэй был объявлен временной столицей "Республики Китай". Когда стало ясно, что вернуться на континентальный Китай не удастся, революционное правительство Тайваня провело рыночные реформы. От военной диктатуры перешли к демократическим принципам. Благодаря очевидным успехам экономики, на президентских выборах убедительную победу одержал тот же глава гоминдановского правительства.

До понимания механизмов тайваньской торговой экспансии, нашим многочисленным контролирующим и перераспределительным органам далеко, как до Луны. Белорусские чиновники сетуют на большое число посреднических торговых организаций. Хочется спросить: сколько выпустили сами чиновники штук, тонн или кубометров продукции за отчетный период? Во всём мире стремятся к расширению торговой сети, а у нас - наоборот. В современном мире, успех экономики возможен только при осуществлении агрессивной маркетинговой политики. В конкурентной борьбе побеждает тот, кто использует все возможности и ресурсы, в том числе и правового поля. Правовое поле белорусского законодательства больше похоже на минное. Из-за этого, белорусским субъектам хозяйствования зачастую выгоднее не работать вовсе, не говоря уже о завоевании чужих рынков и прочих тонкостях конкурентной борьбы. Говорят, что рыба ищет место, где глубже, а человек - где лучше. Из-за непродуманной политики белорусских властей скоро в Москве предпринимателей-белорусов будет больше, чем кавказцев. Попытка белорусских налоговых органов поставить их доходы под контроль, приведет к принятию ими российского гражданства и окончательной потере для нашей страны светлых умов, трудолюбивых людей и их денег. На многочисленных высоких и низких "нарадах", нелепо звучит вопрос - "где взять деньги?" Деньги появляются в двух случаях: их зарабатывают, либо печатают. Может быть, пора взяться за ум и прекратить вытеснять из страны людей, которые эти деньги зарабатывают? Достаточно создать благоприятные условия для бизнеса, а там, пусть российские и западные контролеры думают о том, как остановить вывоз капитала в Беларусь.

В постперестроечное время, в некоторых бывших советских республиках из-за разгула криминала и национального шовинизма невозможно было выйти на улицу без автомата. В Беларуси, слава богу, такого не было. Отчасти в этом есть заслуга властей. Однако, как это иногда случается, позитивные тенденции, доведенные до абсурда, становятся настоящим бедствием. В деле "упорядочения" экономики уже давным-давно перейдена "золотая середина" баланса свобод и обязанностей, а криминальный беспредел сменился чиновничьим засильем. Многочисленные контролирующие и карающие органы, используя свои неоправданно расширенные полномочия не только дискредитируют власть, но и поддерживая обстановку экономической нетерпимости, подрывают экономическую безопасность страны.

Среди белорусских обывателей распространено мнение, что рынок - это спекуляция. Дремучее невежество в вопросах экономических отношений - обычное явление среди чиновников, регулирующих экономику. Во всех развитых странах считают, что рыночные отношения и спекуляция - это противоположные понятия. Отсутствие свободного рынка = монополизация, приводит к тому, что население вынуждено покупать товары и услуги у одного поставщика, каким бы ни было низким качество и высокой цена. Получение сверхдоходов в этом случае и является спекуляцией. В западных странах для предотвращения подобных явлений созданы специальные антимонопольные ведомства, призванные не допускать снижения количества конкурирующих фирм.

Чтобы понять суть процессов, происходящих в современной белорусской экономике, попробуем представить себе гипотетическую ситуацию: в каком-то среднестатистическом колхозе, под названием "Ленинский (или, если угодно, "Октябрьский", "Светлый", "Новый" и т.п.) путь", рабочая лошадь перевозит телегу с грузом. За день, например она, делает 10 рейсов, каждый раз, перевозя по 0,5 тонны. Итого 5 тонн за смену. Экономическое положение в колхозе, как и в соседних, тяжелое. Чтобы хоть как-то "соскочить с картотеки", председатель требует от колхозников все новых трудовых подвигов. Он упрашивает их, грозит им. И вот один "рационализатор" предлагает: чтобы увеличить выработку, нужно вдвое увеличив вес груза, перевозимого лошадью за один рейс. Сказано сделано. Итог эксперимента неутешителен: с грузом в 1-ну тонну, вместо ожидаемых 10-ти рейсов, лошадь смогла сделать только один. К тому же, налицо все признаки фиаско: хромающая, исхлестанная лошадка, охрипший возница. Самое время признать ошибку и вернуть все на свои места. Но не тут то было. О "новаторстве" уже стало известно руководству района и оно требует увеличить загрузку телеги до 5-ти тонн. Ожидаемый эффект впечатляет - за 10 рейсов 50 тонн перевезенного груза! Районные чиновники уже представляют, как они будут "перераспределять" итоги экономического "чуда" и не внемлют никаким аргументам. Мало того, "передовая" технология уже принудительно внедряется по всему району. Загвоздка лишь в одном: лошадь не тянет даже половины новой нормы. Количество рейсов равно нулю. Не помогает ни хлыст, ни охапка прошлогоднего сена. Даже проведение персонального политзанятия с "несознательной" лошадью не дает никакого результата. Да он уже и не нужен. Цель достигнута - глава района пошел на повышение. Издохшую лошадь и сломанную телегу спишут, а "передовой опыт" будет использован в других отраслях экономики.

Этот рассказ о колхозной жизни, разумеется, выдуман. Белорусская экономика, словно описанная выше лошадка, не в состоянии тянуть колоссальную налоговую нагрузку. В результате бездумного увеличения всевозможных сборов и отчислений, целые отрасли разрушаются и деградируют. Но это еще не все. Немыслимые запреты, словно путы на ногах, мешают любому движению. Руководитель или бухгалтер любого белорусского предприятия легко сможет назвать как минимум десяток нелепых нормативных актов, искусственно отягощающих работу. Хочется воскликнуть: дайте возможность работать тем, кто этого хочет!

Политика белорусских властей, направленная на ограничение доступа иностранного капитала в страну не лишена логики. При существующем теперь уровне развития белорусской экономики, через "открытые двери" хлынет поток денег, который поставит под контроль всю государственную собственность. Дело тут не только в обоснованных опасениях за экономическую безопасность Беларуси. Например, в Польше, открытость для западного капитала привела к уничтожению целых отраслей производства, составлявших потенциальную конкурентную опасность для немецких концернов. Тем не менее, закрытость экономики - это скорее "страусиный" метод, который не может спасти на долгое время. Современный рынок - это гонка. Успех в современном мире сопутствует тем, кто опережает других в скорости развития. Основа для успешного старта белорусской экономики, имевшаяся во времена перестройки: большой промышленный и научный потенциала уже в значительной степени разрушились. Приходится по-хорошему завидовать россиянам, сумевшим быстро перейти на рыночные "рельсы". Стремление белорусских властей к показателям 1991-го года, уже отбросило страну на десятилетие назад.

Успех экономики - это не точка остановки в каком-нибудь "эталонном" 1913 или 1991 году. Это путь. Интересно, что идеология всех восточных единоборств тоже подразумевает движение, путь к совершенству - "до". Например, каратэ-до, дзюдо, тэквондо, даже путь самурая - буси-до. Людьми не так позитивно воспринимается наличие определённых социальных благ, как процесс их роста. Тогда появляется уверенность в завтрашнем дне, строятся планы на будущее. Встать на путь благополучия - главная задача нынешнего поколения белорусов. С этим никто не спорит, но никто не знает, как это сделать. Государство ходит по кругу одних и тех же ошибок и не в силах его разорвать. Словно камень на шее, тянет вниз набор старых, нерешённых проблем, всплывающих в самом неожиданном обличии. Чтобы сдвинуть дело с мёртвой точки, нужна воля. Поэтому автору представляется первоочередной задача избавления белорусов от многочисленных комплексов неполноценности, навязанных извне и сковывающих силы народа.

Суть экономической политики, проводимой государственными ведомствами в период перехода к рынку можно увидеть на примере нашей соседки - России. Чиновники и политики, в зависимости оттого, что хотят от них услышать, говорят о развитии рыночных отношений или о социальной защищённости человека труда. Эти речи абсолютно ничего не означают. Чтобы чиновники не говорили, вся их деятельность в эпоху массовой приватизации преследует три цели:

Искусственное разорение государственных предприятий с целью максимального снижения их приватизационной стоимости.

Накопление стартового капитала для скупки разорившегося госимущества.

Создание максимальных трудностей другим представителям элиты и широких слоёв населения для достижения предыдущего пункта. Цель - недопущение появления конкурентов в приватизации госимущества.

Всё это воплощается в жизнь с помощью дурацких, на первый взгляд законов, финансовых пирамид типа МММ, демагогии, а также благодаря низкой экономической культуре населения.

Чиновники разваливали экономику и разоряли госпредприятия до тех пор, пока не скупили их по дешёвке. Те же самые люди сразу перестали быть "дураками" и проявили весьма высокий уровень экономической компетентности. Предприятия очень быстро вышли из кризисного состояния и стали прибыльными.

Отличие белорусской модели лишь в том, что экономика уже давно и находится в ожидании приватизации. За это время предприятия разорены и развалились на самом деле.

Любые, даже самые хорошие реформы терпят неудачу, если они не выгодны для большей части населения страны или нет доверия к тому, кто их проводит. Вопрос справедливости экономических реформ во все времена был болезненным. Чаще всего камнем преткновения становится пресловутое "равенство". Каждый его понимает по-своему. Все считают себя выразителями народных интересов. Бездельники, естественно, считают, что они должны получать столько же, сколько и те, кто работает по-настоящему. Главным принципом экономических реформ должно стать РАВЕНСТВО ВОЗМОЖНОСТЕЙ ЗАРАБОТАТЬ деньги. Тот, кто не хочет работать, пусть нищенствует.

Может быть, стоит объединиться с Россией и все невзгоды исчезнут, сами собой? В России хватает своих проблем и было бы наивно считать, что наши начнут решать раньше, чем застарелые беды всех восьмидесяти девяти субъектов федерации. В России, из-за долгов министерства обороны, энергетики отключают от электричества даже ракетные комплексы. Будут ли они церемониться с нашими пенсионерами, не желающими оплачивать полную стоимость коммунальных услуг? Нет. Внутри российской элиты власти идет жестокая и бескомпромиссная борьба за контроль над финансовыми и товарными потоками. Неужели кто-то из российских олигархов захочет пустить на свое место белорусских чиновников, в знак благодарности за сдачу суверенитета Беларуси? Глупость. Да и зачем платить тем, от кого уже ничего не зависит?

Не стоит впадать в отчаяние из-за того, что белорусское государство исчезало с карты Европы, а экономика подвергалась значительным разрушениям. То же самое происходило, например, с французами. Всего десять лет назад германская нация была разделена на три части: ГДР, ФРГ и Западный Берлин. До Второй Мировой войной, этикетка на товаре "Сделано в Японии" была символом плохого качества. Американские ковровые бомбардировки японских городов зажигательными, а затем и ядерными бомбами уничтожили всю промышленность и значительную часть населения. Японцы нашли в себе силы восстановить свою страну и сделать из неё пример для подражания. Чем мы хуже японцев? Ничем. Никаких объективных причин для экономического отставания у Беларуси нет. Современный кризис - это последствие того, что власти идут на поводу у люмпенизированной части общества.

Во всех развитых странах экономическую стабильность и процветание связывают с многочисленностью "среднего класса". Действительно, олигархи при неблагоприятной экономической ситуации со своими деньгами могут сменить гражданство или сместить правительство. Алкоголики и лентяи будут поддерживать любую власть только до тех пор, пока она их кормит и не заставляет работать. Кто же будет их кормить, если государство будет создавать благоприятные условия только им? Ставку можно делать только на тех, кто хочет и может зарабатывать - представителей среднего класса, которым, к сожалению, в существующей экономической ситуации работать очень сложно. Когда-то американский президент Р. Рейган снизил налоги для того, чтобы обеспечить рост деловой активности и прогресс в экономике. Как только не издевались продажные советские карикатуристы над "рейганомикой". Жизнь всё расставила по своим местам. За годы правления Рейгана число миллионеров в Америке достигло миллиона человек (т.е. 1 из 250). Отсюда их патриотизм. Советский Союз, не выдержав экономического соревнования, лопнул как мыльный пузырь.

Те, кто считает себя элитой власти и государства, смотрят свысока на ошибки обывателей. Тем не менее, они сами находятся в плену широко распространённых заблуждений. Человеку свойственно проводить временную грань, кажущуюся какое-то время недостижимой: XXI век, коммунизм, будущая счастливая жизнь, новое тысячелетие и т.д. Проведение приватизации в интересах чиновников, представляется ими как манна небесная. Им даже в страшном сне не снится, что когда-нибудь, формулировка "...и другие нарушения" может быть применена при конфискации имущества у них и их детей. Взрослые дяди верят в то, что после наступления этого времени "Х" их жизнь станет совсем другой, безоблачной и счастливой. Только в сказках все проблемы исчезают со свадьбой главных героев. В жизни свадьба означает конец детских проблем и начало взрослых. Естественное стремление белорусских чиновников с помощью приватизации народного имущества обеспечить спокойную жизнь себе и своим потомкам ведёт скорее к обратному. После приватизации продолжается процесс, называемый переделом собственности. Основа для нескончаемого передела имущества в Беларуси заложена уже сейчас. Итоги приватизации, проведенной по противоречивым белорусским законам в интересах незначительной части общества, более чем спорны.

Кроме внутренних причин, гарантирующих беспокойную жизнь белорусских "приватизаторов" в будущем, существует немаловажный внешний фактор. Никакой "железный занавес" не может оградить на длительное время. При общем низком уровне экономической мощи государства, оно не может не подвергаться сильному влиянию соседей, по белорусским меркам сказочно богатых. Белорусских "олигархов" могут раздавить "соседские", как лягушку, между пароходом и причалом, иногда не желая того.

В оппозиционной прессе белорусскую власть иногда сравнивают с различными диктатурами: румынской, туркменской, или иракской. Упускается главная отличительная особенность этих стран от Беларуси, создающая основу для длительного существования диктатуры: наличие больших месторождений нефти и газа. В какой бы нищете и беспросветности ни жили бы граждане этих стран, правящая верхушка может десятилетиями без внешней помощи обеспечивать себе безбедное существование за счёт экспорта энергоносителей. Божий дар в виде нефти, газа, алмазов, в этом случае превращается в наказание для народа, поэтому, слава богу, в Беларуси нет больших запасов полезных ископаемых.

У Беларуси как государства, нет никаких других перспективных вариантов развития, кроме как стать экономически развитым демократическим государством. Конечно, быть богатым чиновником в бедной стране - это тешит больное самолюбие. Чем быстрее поймет элита власти, что быть очень богатым в богатой стране намного приятнее и безопаснее, тем будет лучше для всех. Создание экономических условий для роста численности среднего класса обеспечит необратимость экономических преобразований. Вместо сотни заводов, на право собственности которыми претендуют тысячи чиновников, появится много новых, вновь созданных. В развитых странах существует не две градации благополучия: богатый или бедный, а много ступенек. Получив более высокооплачиваемую работу, человек переезжает в более престижный район, покупает более престижную машину и т.д. Нет такого уровня доходов, чтобы не были другие, выше или ниже этого. Оступившись однажды, человек не падает на самое дно, а только перемещается на более низкую ступень в обществе. Направление дальнейшего движения зависит от него самого. То же самое происходит и с политиками. Даже для главы государства отставка не становится полным крахом жизни. Спустя какое-то время он может вновь попытать счастья. В самом худшем случае - будет ездить по университетам с лекциями на тему "как я стал президентом". Применительно к Беларуси, показателем дальновидности было бы, например, проявление уважения действующего главы государства к своим предшественникам. В отличие от разрушения, созидательный процесс занимает много времени, иногда жизнь нескольких поколений людей. Обеспечить последовательное движение государства в нужном направлении может только развитая демократия с отработанной системой легитимной передачи власти.

Еще одна проблема белорусского менталитета - это то, что наличие собственных национальных интересов белорусы по привычке скрывают сами от себя. Этот феномен партизанской идеологии выработан в условиях многовекового национального гнёта, сначала польского, затем русского. Примеры того, как национальное достоинство, запрятанное слишком глубоко в лабиринтах разума, не находит выхода в нужный момент, известны не только в истории Старого света. Например, во времена средневековья, испанские конкистадоры, на захваченных у коренного населения Америки территориях, создавали марионеточные правительства во главе с подконтрольными вождями. Тупак Амару был одним из таких вождей инков. За годы своего правления, он отправил в Испанию огромное количество золота. Своим необузданным рвением в исполнении любых прихотей испанцев, он усыпил их внимание. Неожиданно начавшееся под его руководством народное восстание против конкистадоров считается самым крупным. В течение всех лет своего правления, Тупак Амару готовил склады с оружием и отряды бойцов. Испанцам даже пришлось вызывать подкрепление из Европы. Однако широкие народные массы не поддержали восстание. Они привыкли к тому, что испанцам нужно подчиняться. Люди не знали, как поведёт себя Тупак Амару дальше: может быть, он опять будет призывать к подчинению конкистадорам. Восстание было подавлено, а Тупак Амару попал в тюрьму. Испанские судьи недоумевали: зачем ему всё это было нужно? Ведь на деньги, отправленные в Испанию, он мог построить там шикарную виллу, где бы и провёл свою старость. Тупак Амару попросил принести мешок зерна. Он достал зёрнышко и сказал: "Это - золото, отданное испанцам, а мешок зерна - это то, что спрятали предков". Пытки не дали ничего. Эта фраза вождя перессорила конкистадоров, стоила жизни многим золотоискателям тогда, не даёт им покоя и сейчас. Тупак Амару был казнён. Инки так и не смогли освободиться от испанского владычества. Имя легендарного вождя - суперконспиратора сейчас использует террористическая группировка, захватившая в свое время посольство Японии в Перу.

Загнанные в глубокое подполье простые желания и естественные устремления перерождаются в уродливые инстинкты. Их прячут ещё больше и проблемы становятся неразрешимыми. Зачастую, чтобы остановить злонамеренное использование внутренних проблем достаточно просто озвучить: "мне это не нравится" или "нам это не нужно".

Никакой прогресс государства не возможен, если белорусы не избавятся от страха. Закрепощённый страхом мозг человека всё окружающее воспринимает только в двух цветах: чёрном и белом. Чёрно-белое мышление свойственно детям. Окружающих людей они делят на хороших докторов Айболитов и плохих Бармалеев. Взрослея, дети начинают понимать, что крокодилы, которых лечит Айболит не такие уж и хорошие, а у Бармалея для его поступков есть какие то причины. Находясь под воздействием страха, взрослый человек деградирует до двухцветного детского мировосприятия. Хроническое ожидание беды мобилизует все интеллектуальные ресурсы для борьбы с мнимыми трудностями. На долю реальных проблем остаются только примитивные, чёрно-белые подходы. Всё многообразие мира оценивается в системе координат с двумя делениями: хорошо - плохо. Неадекватность восприятия приводит к неудачам, которые лишь подтверждают их ожидание.

У любых систем с двумя устойчивыми состояниями есть одна особенность, называемая в технической литературе "гистерезисом". Суть явления заключается в том, что переключение из одного состояния в другое и обратно происходит не на их границе, а с запаздыванием. Чем шире этот коридор бездействия ("петли гистерезиса"), жестче потом переключение. Применительно к людям, это выглядит так: несмотря на то, что уже давно надо отреагировать на внешнее воздействие, человек продолжает вести себя пассивно и продолжаться такое состояние может сколь угодно долго. При определенных обстоятельствах, достаточно капли, чтобы переполнить его чашу терпения и вызвать неадекватно сильную реакцию даже на незначительное воздействие. Поэтому, черно-белое мышление, как и другие факторы, ведущие к неадекватности мировосприятия человеком, не может приветствоваться. Таких людей часто используют окружающие в своих целях. Тем более, недопустимо черно-белое мышление, как особенность менталитета целого народа.

Страх всегда использовался и будет использоваться как один из способов ослабления противника. Особенно уродливые формы приобретают акции устрашения на войне. Демонстрация по телевидению или в жизни сцен отрезания ножом голов солдатам, подобно оружию массового поражения. Гибнет один человек, а у тысяч видевших это наступает паралич воли, заклинивает сознание. Солдаты, подавленные увиденным, наступают на мины, не замечают приготовленных засад. С ними проще воевать, в них легче стрелять.

Во все времена наряду со страхом, ложь использовалась как оружие массового поражения. Средневековые войны "во имя веры и справедливости" имеют такое же отношение к добродетели, как "восстановление идеалов демократии" и "интернациональная помощь" с помощью напалма и ковровых бомбардировок во времена нынешние. Приходится констатировать, что во все периоды истории война и демагогия были неразделимы.

История

Прежде чем углубиться в исследование исторического аспекта комплекса неполноценности у белорусов, попробуем выяснить, что представляет собой сама история.

История, философия, религия, физика, астрономия, медицина и другие понятия - это всего лишь придуманное людьми деление единой системы мироздания. Невозможно сразу поднять тонны груза, но можно перенести его по частям. То же самое верно в отношении интеллектуальных задач: в калькулятор невозможно загрузить задания, выполняемые OS Windows, но можно разбить их на множество частей и с допустимой степенью точности просчитать не только на калькуляторе, но и на счетах. Человеческий разум не в состоянии охватить сразу всё многообразие мира целиком. Поэтому информация разбивается на части, сопоставимые с интеллектуальными возможностями человека.

Говорят, что история никого ничему не учит. Никто не обязан человечество ничему учить. Никто не помогает и не мешает ему. Вселенная развивается независимо от понимания её процессов людьми. Люди изучают окружающий мир с целью установления его закономерностей и использования их для улучшения своей жизни. История - такая же наука, как и все остальные. Её объективное изучение и правильное использование выводов позволяет избежать похожих ошибок. В противном случае, попав в аналогичную ситуацию, люди повторяют старые, а иногда совершают ещё более серьёзные ошибки.

Множество раз история переписывалась в угоду сиюминутным политическим заказам. Все без исключения государства приукрашивают и "удревняют" своё прошлое. Часто историю делают "продажной девкой", обслуживающей политиков. Верность науки при таком подходе такая же, как и у представительниц соответствующей профессии.

Многие годы белорусское историческое и культурное наследие сильно искажалось, замалчивалось и "прихватизировалась" соседями. Вне территории Беларуси сейчас находится 99% её исторических и культурных ценностей. Возвращать их никто не собирается хотя бы потому, что белорусы этого не требуют.

Приходится иногда слышать от белорусских высокопоставленных чиновников и прочих деятелей высказывания о бедности белорусской истории. Такие заявления можно воспринимать только как показатель невежества. Разобранной на части, нашей истории вполне хватает трем народам: полякам, русским и литовцам.

Летописи, проливающие свет на наше далёкое прошлое либо умышленно уничтожались, либо скрываются в секретных хранилищах и сейчас. Если бы дела наших предков были постыдными, историю Беларуси уже давно использовали бы колониальные режимы Польши и России для воспитания комплекса неполноценности у белорусов. Однако белорусская история замалчивалась полностью. Даже при изучении летописей, написанных бывшими противниками наших предков, проступает образ сильного и гордого народа, имеющего достойную историю. "Заштукатурить" это невозможно. Поэтому в советской исторической "науке" описание Беларуси начиналось с образования БССР в 1919 году, как будто до этого здесь была "чёрная дыра".

Уничтожение и утаивание древних летописей осложняет, но не лишает нас возможности узнать своё прошлое. Наши предки жили на пересечении торговых и военных путей. В сохранившихся летописях партнёров и оппонентов наших предков можно найти недостающие страницы истории. Возможно, было бы плодотворным изучение скандинавских, немецких и греческих исторических источников. Естественно, для этого необходимо серьёзное внимание и финансирование государства.

Много может дать непредвзятый анализ оригиналов уже известных и многократно цитируемых летописей. То, на чём воспитываются наши современники это всего лишь многократное копирование предвзятых трактовок летописей. Всем известно, что каждая последующая копия хуже предыдущей. Изучение древних оригинальных текстов по силам только историкам - профессионалам. Но чтобы это принесло пользу, надо отказаться от сложившихся и навязанных стереотипов. Не следует забывать и о предвзятости самих летописцев.

Значительные искажения возможны и в процессе адаптации старого языка к восприятию современного человека. Особенностью устной и письменной речи является то, что люди передают не полное описание предметов и событий, а лишь их отличие от общепринятых образов и стереотипов. Связано это с небольшой пропускной способностью речевого канала передачи данных. Например, если одна подруга сообщает другой в письме, что она выходит замуж и уже купила платье, это не значит, что раньше у неё платьев не было. Тем более, она не пытается в письме изложить суть понятия "выйти замуж". Обмен таким количеством информации между людьми не выдержит ни обычная, ни электронная почта. Люди сообщают друг другу лишь своеобразный код, активирующий у получателя один из уже сложившихся традиционных образов. Таким образом, для передачи отличий нового образа от традиционного, достаточно сообщить минимум уточняющих деталей. Возможно, математик, читающий эти строки, воскликнет: выделение изменения величины и обратное преобразование сродни математической операции дифференцирования, с последующим интегрированием. Но при таком преобразовании теряется информация о постоянной составляющей, в нашем случае - базовая информация о менталитете предков, их стереотипах восприятия, в соответствии с которыми писались и воспринимались послания летописцев. Именно эта утрачиваемая информация о фундаментальных понятиях старины нас и интересует. К сожалению, её приходится восстанавливать исходя из описания второстепенных подробностей: количества съеденного лошадьми овса и размеров глиняных черепков. Возможно, свой вклад в историю смогут внести специалисты по прикладной теории кодирования и восстановления массивов информации.

Ошибки восстановления информации появляются даже при временном расстоянии между написанием и чтением, измеряемом десятилетиями. Предложите современному минскому студенту найти на карте города Брест-Литовский или Минск-Литовский. После долгих поисков на территории Литовской республики он заявит, что проще найти Брест французский и Минск-Мазовецкий. Когда наши современники читают старинные тексты, естественно они воспринимают их, исходя из сложившихся современных стереотипов, а не из понятий на обладание которыми рассчитывал летописец. Например, множество комедийных сюжетов основано на том, что люди из разных социальных слоёв, поколений или стран одинаковые сообщения "раскодируют" по-разному. Можно ли вообще говорить о какой-то достоверности восприятия текстов, от написания которых нас отделяют сотни лет? Вопрос адресован специалистам - профессионалам. Может быть, изложенные здесь идеи сдвинут с места процесс разгадки застарелых тайн истории?

Значительно продвинуть любые исследования помогает компьютерный анализ. Европейская цивилизация делает ставку на развитие техники. Значительный прогресс в точных науках, соседствует со средневековыми подходами в гуманитарных. Однако всё что ни делает человек, то по образу и подобию своему. Методы анализа и решения технических проблем, как правило, применимы для "исконно" гуманитарных. Важно сформулировать для компьютерного анализа алгоритмы систематизации и анализа исторической информации. Технических препятствий для этого нет. Когда-то на заре развития компьютерной техники, в США был создан суперкомпьютер "Крэй", предназначенный для моделирования и анализа возможной ядерной войны. Современная игровая приставка "Сони плэй стэйшн" обладает большей производительностью, чем занимавший огромную площадь суперкомпьютер "Крэй".

Существует теория решения изобретательских задач (ТРИЗ), которая позволяет, не дожидаясь озарения, ежедневно делать изобретения среднего уровня путём выполнения формализованных шагов. Сотрудничество гуманитариев с "технарями", скорее всего, будет весьма плодотворным. Представители точных наук не боятся громких имён в науке и застарелых стереотипов. Они знают, что ошибаться может очень большое количество людей. Например, всё человечество когда-то было уверено в том, что Солнце вращается вокруг Земли. Но если это не соответствует истине, такое убеждение не стоит выеденного яйца.

Главной проблемой компьютеризации исторического анализа является соответствие параметров развития общества их математической модели. По поводу несоответствия параметров модели и оригинала физики-экспериментаторы шутят: бросив железный гвоздь в таз с водой можно сделать вывод о том, что железные пароходы тоже будут тонуть. Попробую очертить круг проблем, затрудняющих формализацию математического анализа истории (МАИ).

Для правильного анализа истории важнейшими условиями являются максимальный диапазон временных рамок и отсутствие разрывов информации. Летописцы описывали только новые, либо из ряда вон выходящие события, опуская устоявшиеся, традиционные. Если исследование начинать с максимально доступной древности, то в поле зрения попадут и события, сформировавшие устоявшиеся традиции, но когда-то тоже бывшие новыми. Важность непрерывности повествования неоспорима. Иногда судьбы целых государств и народов решались в течение дней или даже минут. Пропускать такие "мелочи" даже на фоне столетий недопустимо. В современной литературе очень часто воспроизводятся описания средневековых битв без достаточной информации о предшествующих и последовавших событиях. Представьте, что в XXII веке будут изучать Сталинградскую битву, вырванной из контекста событий. Потомки будут задавать вопросы: откуда взялись немцы на Волге? Или это была битва с поволжскими немцами? Осталась ли потом граница с Германией вдоль Волги? Чтобы с достаточной степенью достоверности анализировать Сталинградскую битву, начинать исследование надо с 1933 или даже с 1917 года, а заканчивать падением Берлинской стены.

Древние летописцы, как правило, были людьми компетентными во многих областях знания: истории, политике, экономике, географии, геральдике, механике, астрономии, медицине, теологии и многих других. Летописцы предполагали, что их читатели будут иметь соответствующие широкие познания. Современная наука накопила колоссальный объём информации, который невозможно знать одному человеку в полном объеме. Поэтому, области знания разделены на узкие секторы, между которыми, порой, целая пропасть. Создалась парадоксальная ситуация. Из глубины веков до нас дошло очень мало информации. Но даже этот минимум мы используем частично. Современные историки, являясь типичными узкими специалистами, не воспринимают летописные сведения, требующие высокого уровня компетенции в других областях науки. Учёные других специальностей не интересуются историческими вопросами, считая их чужими.

Существует стереотип, что современный человек, даже школьник-троечник, с ошибками набирающий тексты на компьютере, является более умным, чем профессионал средневековья. Предложите нашему современнику сделать из куска руды хотя бы корпус к его компьютеру.

На фото изображен бывший оборонительный канал Мальборкского замка столицы Тевтонского ордена. Справа - оригинальная стена, простоявшая в воде с XIII века. Слева уже осыпается стена, восстановленная после штурма замка Красной армией в 1945 году. Разница в качестве строительства налицо. "Ну, это же немцы, куда нам до них" - скажет кто-то. Взгляните на то, как сохранились фрески, написанные нашими предками по заказу Ефросинии Полоцкой ещё в XII веке, на сто лет раньше строительства Мальборкского замка! На сколько лет хватает современных суперустойчивых красок? Профессионалы есть профессионалы, независимо от того, родились они в наше время или сотни лет назад. Примеров, подтверждающих эту истину предостаточно.

Основой жизни любого государства является экономика. Древние специалисты по маркетингу были не менее искусными в своем деле, чем современные. Многие исторические события имеют под собой экономическую основу. Даже изучая абсурдные гонения на колдунов, следует помнить, что половина имущества осуждённого доставалась доносителю, а половина государству.

МАИ, скорее всего, выявит то, что чаще всего искажениям подвергаются не сами исторические события, а взаимосвязь между нами. Устоявшиеся стереотипы вроде: "Куликовская битва стала началом освобождения Руси от татарского ига" просто "притянуты за уши". После Куликовской битвы ещё 82 года русских князей назначали татарские ханы, а дань платилась 96 лет. Пять поколений! Лиха беда "начало"! Транзитом проскакивает целое столетие исключительно важных событий, сформировавших европейские наций и религиозные предпочтения. Если использовать такой подход, то 23 июня 1941 года можно смело называть началом освобождения территории СССР и окончательного разгрома фашизма. Фальсификаторы направляют общественное мнение в обход важных событий, словно охотники гонят дичь между верёвками с флажками. Для этого завышается значимость одних событий и принижаются другие. Например, Ледовое побоище на картинах и в кинематографе изображается как колоссальная битва, прекратившая походы ливонских рыцарей на Русь. Чтобы поставить всё на свои места, достаточно вспомнить, что количество рыцарей исчислялось десятками человек. Вместе с оруженосцами и племенами эстов, на льду Чудского озера в тот день были сотни, но никак не тысячи "немцев". Особым почитанием Александр Невский обязан Петру Первому, искавшему идеологическую основу "исконности" земель вблизи Невы. После сражения у Чудского озера, походы ливонских и тевтонских рыцарей прекратились лишь на время, в 1261 году снова пришлось биться с ними у озера Дурбэ. После переноса в 1309 году столицы Тевтонского ордена из Венеции в Мальборк набеги рыцарей пошли конвейером, по несколько нашествий в год. Напротив, Грюнвальдской битве, определившей дальнейший ход истории и во многом благодаря которой Европа выглядит именно так, как мы её привыкли видеть, в советских учебниках посвящалось от силы несколько предложений. После Грюнвальдской битвы походы Тевтонского ордена на белорусские земли прекратились навсегда. Лишь через 505 лет на нашу землю ступил немец с оружием - в 1915 году во время I Мировой войны.

Одна из самых сложных проблем любого анализа - это достоверность исходных данных. Во все времена, государства стремились приукрасить свою историю и очернить соседей. Весьма часто, властители, ради удержания контроля над страной, прибегали ко лжи. Распознать обман - сложная задача для человека, не говоря уже о компьютере. Обычный лжец боится простых и ясных вопросов. Но как быть с лжецами абсолютно бессовестными? Даже обилие сохранившейся информации, зачастую мало что дает. Например, некто Ульянов, до Февральской революции 1917 года призывал передать всю власть советам. Между Февральской и Октябрьской, ради собственных шкурных интересов, требовал забрать у советов всю власть. После Октябрьской, опять, так же "искренне" призывал: "Всю власть советам", а бывших соратников по борьбе из других партий называл "политическими п'гоститутками". Ульянов разваливал Российскую империю, а его наследник Сталин, делал прямо противоположное - воссоздавал её, расстреливая при этом мешавших ему ленинцев. Тем не менее, все это делалось под лозунгом неукоснительного следования ленинским заветам. Формулируя задачи для компьютерной обработки исторической информации, придется мотивацию человеческих поступков описывать четкими математическими формулами. Но ведь бывают личности, не имеющие никаких моральных устоев и сдерживающих рамок. Логика их поступков, переведенная на машинные коды, будет аналогична компьютерным вирусам большой разрушительной силы. Их слова не несут никакой объективной информации. Главная цель лжи - разрушение интеллекта противника. Как можно объяснить ящику с микросхемами, что люди бывают бессовестными абсолютно, если сами Homo sapiens часто верят лжецам? В библии сказано: "по делам узнаете их". К сожалению, к тому времени, когда все становится ясно, деяния лениных, сталиных, гитлеров и подобных нелюдей, обходятся человечеству слишком дорого. Больше всех страдают народы, поверившие своим вождям подлецам. Например, колоссальные потери советского народа в 1941 году вызваны тем, что завравшийся Сталин, считавший себя самым умным человеком на земле, не смог разглядеть не выдуманную, а реальную угрозу немецкого нападения.

Важное место при оценке событий прошлого имеет анализ политического строя государства. У власти всегда находились не просто князья и короли, а живые люди. Многие их поступки продиктованы сложившейся системой взаимоотношений внутри государства. Например, можно сколько угодно изучать бесконечные спартанские войны, но без анализа государственного строя картина будет не полной. В древней Спарте было два царя: один для мирного времени, а другой для войны. Чтобы оставаться у власти, "военные" цари постоянно провоцировали новые конфликты. Поэтому если никто не трогал спартанцев, то они сами нападали на соседей.

Оценка исторических событий зависит в первую очередь от того, кто её делает. Например, историю уничтожения рыцарского ордена тамплиеров воспроизводят следующим образом: в результате неудачи крестовых походов, многие рыцари были вынуждены вернуться из Палестины в Европу. То же самое сделали и тамплиеры - они вернулись во Францию, но сохранили при этом свою организационную структуру. Король Франции обвинил их в колдовстве и орден Тамплиеров был уничтожен, а его имущество конфисковано. Писатели пишут о подлости короля. Историки о его алчности, ведь орден Тамплиеров вывез из Палестины огромные сокровища. Для политиков совершенно очевидно, что поступок короля в первую очередь мотивирован заботой о безопасности своей власти. Ни один монарх не стал бы терпеть у себя тысячи вооружённых до зубов людей, которые не собираются ему подчиняться. Представьте, какие приказания отдавал бы президент СССР, если выведенная из Афганистана 40-я армия вышла бы из-под его контроля?

Возможно, бывшие государственные деятели смогли бы ощутимо помочь историкам. Польза от такого сотрудничества была бы обоюдной. Современная политика намного более изощрённая, чем средневековая. Теперь, без казней на площадях, правители управляют не тысячами, а миллионами людей. При этом народ думает, что сам этого хочет. Средневековая политика является фундаментом современной, как таблица Пифагора для высшей математики. Математические модели позволяют прогнозировать развитие не только физических или химических, но и социальных процессов. При достаточном развитии методов МАИ, очевидна их польза для анализа и прогноза современных социальных ситуаций. Будут ли эти достижения, как и любые другие, использованы во благо или во вред людям? Это зависит не от компьютеров, а от моральных устоев политиков.

Игорь Литвин

Из книги «Затерянный мир, или малоизвестные страницы белорусской истории»

 

Читайте также: