ГлавнаяМорской архивИсследованияБиблиотека












Логин: Пароль: Регистрация |


Голосование:
Вам нравится наш сайт?


Отличный сайт!
Хороший сайт
Встречал и получше
Совсем не понравился





» » История Сибирской коллекции Петровской кунсткамеры
История Сибирской коллекции Петровской кунсткамеры
  • Автор: Malkin |
  • Дата: 07-01-2014 22:26 |
  • Просмотров: 3625

Предисловие

В своём докладе Русскому археологическому обществу в 1901 году о Сибирской коллекции Кунсткамеры видный русский археолог А.А. Спицын писал: «Коллекция предметов древности, собранная энергией и счастьем Петра Великого, составляет одно из важнейших достояний русской археологии. Правда, она вот уже два века лежит под спудом, доступная лишь поверхностному обозрению, никем не описанная, никем научно не взвешенная, даже никем и нигде не изображённая в полном составе, но все мы знаем, что это сокровище большой цены. Тот ещё не может считаться археологом, кто не обращал пытливого внимания в сторону этого чудесного и загадочного собрания». [1]

Прошло ещё полвека, и положение не изменилось. Собрания Петровской кунсткамеры, в частности Сибирская коллекция, до сих пор в полной мере не изучены и не опубликованы, хотя и привлекали к себе пытливое внимание многих археологов. Описание этой коллекции, выполненное на немецком языке ещё до 1904 г. хранителем Эрмитажа Г.Е. Кизерицким и в настоящее время значительно устаревшее, осталось неизданным.

За исключением единичных предметов, опубликованных ранее, в частности Лина, [2] тридцать три из наиболее эффектных вещей Сибирской коллекции описаны и изданы И.И. Толстым и Н.С. Кондаковым в выпуске третьем «Русских Древностей». [3] Позднее эти же самые вещи в том или ином количестве воспроизводились в качестве иллюстраций в работах Боровки, [4] Попа и Аккерман, [5] Сальмони и Феттиха [6] и др. В последнее время несколько предметов, ранее уже опубликованных, приведены в статье Гаскинса [7] с кратким изложением истории Сибирской коллекции Петра I. В целом до настоящего времени опубликовано около сорока предметов знаменитой Сибирской коллекции, в то время как в ней насчитывается свыше двухсот пятидесяти.

Основная причина столь длительной задержки в описании и издании Сибирской коллекции Петровской кунсткамеры, мне думается, заключается в том, что вещи этой коллекции происходят из курганов, хищнически раскопанных в Западной Сибири в конце XVII и первой четверти XVIII в. Точное местонахождение этих курганов неизвестно. Неизвестным остаётся не только комплекс вещей, среди которых были найдены предметы Сибирской коллекции Петровской кунсткамеры, но и тип раскопанных памятников. Кроме того, до самого последнего времени в Западной Сибири не были исследованы курганы с погребальным инвентарём, аналогичным вещам Сибирской коллекции, кроме Катандинского и Берельского курганов Горного Алтая, раскопанных В.В. Радловым [8] в 1865 г. Только раскопки последних лет, главным образом Академии наук СССР и Государственного Эрмитажа, открыли в Горном Алтае некоторые возможности для интерпретации значительной части вещей этой коллекции.

Детальное, особенно стилистическое исследование публикуемых вещей показывает, что они разновременны. В большинстве своём они скифского и сарматского происхождения, но имеются и более позднего, этническая принадлежность которых пока не может быть установлена. Датировка многих вещей оказалась возможной при сопоставлении их с предметами из горноалтайских курганов скифского времени. Время последних теперь прочно установлено, как по найденным в них переднеазиатским изделиям династии Ахеменидов в Персии, так и радиоуглеродным методом.

Исторически важным выводом из изучения Сибирской коллекции Петра I является факт, подтверждающий сообщение Геродота о том, что в его время скифскими племенами была заселена территория Западной Сибири от Урала на западе до Алтая на востоке. Из наличия в Сибирской коллекции ряда ювелирных изделий иранского происхождения следует, что в скифское время имелись связи с Передней Азией скотоводческих племён не только Алтая, но и всей Западной Сибири. Связи эти, видимо, продолжались и в сарматское время.

Таким образом, Сибирская коллекция, как и раскопанные на Алтае курганы, до известной степени проливают свет на проблему происхождения европейских скифов и их культуры. Она является подтверждением античной традиции о происхождении европейских скифов из Азии, о чем я уже писал в одной из последних своих работ. [9]

Задачей настоящего издания является по возможности полная публикация Сибирской коллекции, состоящей исключительно из золотых вещей, хранящейся ныне в особой кладовой Эрмитажа и получившей в литературе название «скифо-сибирского золота».

При подготовке публикации Сибирской коллекции Петра I мною исключены вещи «сибирского происхождения из собрания Кунсткамеры», такие, например, как серебряный ритон ахеменидского времени, так называемые «бактрийские» вещи и некоторые другие, которые выпадают из комплекса основного собрания.

С другой стороны, мною описаны сибирские вещи, поступившие в послепетровское время в Кунсткамеру и позднее в Эрмитаж, какие вне сомнения происходят из погребений одновременных и аналогичных тем, в которых были найдены подобные вещи Петровской коллекции.

Описанию коллекции предпосылается её история, анализ содержащихся в ней вещей, попытка их датировки и оценки культурно-исторического значения.

Пользуюсь случаем выразить свою признательность директору Государственного Эрмитажа профессору Михаилу Илларионовичу Артамонову и хранителю Эрмитажа Анастасии Петровне Манцевич за их дружескую помощь, оказанную мне при работах над Сибирской коллекцией Петра I.

[1] А.А. Спицын. 1906, стр. 227.

[2] Ch. Linas. 1878. — В работе Лина воспроизведено 14 предметов в красках с акварельных рисунков, два — с фотографий и 8 предметов в гравюрах, выполненных по зарисовкам М.А. Одобеско после изучения им в Петербурге Сибирской коллекции в 1868 г. Три из упомянутых выше гравюр скопированы из «Monumenta Sibirica», из издания, которое, вслед за А.А. Спицыным, я называю Академическим Атласом.

[3] И.И. Толстой и Н.С. Кондаков. 1890.

[4] G. Borovkа. 1928.

[5] А.V. Роре and Ph. Асkerman. 1938 (т. IV табл. 117, С; 121, А и С: 122, К; 138, Е).

[6] A. Salmony. 1947-1952; N. Fettich. 1952.

[7] J.Е. Нaskins. 1959,

[8] W. Radlоff. 1893.

[9] С.И. Руденко. Искусство Алтая и Передней Азии. М., 1961.

История Сибирской коллекции Петровской кунсткамеры.

Первые сведения о раскопках курганов в Сибири относятся к 1669 г.: «Около Исети и в окружности оной русские люди в татарских могилах или кладбищах выкапывают золотые и серебряные вещи и посуду». 1

Из переписки голландца Витзена2 с девентерским бургомистром Купэром мы узнаем, что раскопки курганов в Западной Сибири в XVII в. были сосредоточены главным образом по левую сторону Иртыша. В письме от 4 ноября 1705 г. Витзен писал: «Много лет тому назад в Сибири, близ Тобольска, Тюмени, Верхотурья и в других местах на ровной степи были вскрыты курганы, сначала случайно, а впоследствии умышленно, и в них были найдены склепы... Находились там остатки покойников со всякого рода утварью, ушными привесками, браслетами, идолами, цепочками и металлическими кубками, серебряными и медными». 3

По словам Белля, проехавшего Сибирь в 1720 г., «много народу ходит каждое лето из Томска и других мест на равнину за 9-10 дней пути к могилам, раскапывает их и находит много золота, серебра, бронзы и драгоценных камней, мечи и оружие, уборы сёдел и уздечек». 4

Д.Г. Мессершмидт, посланный Петром I в Сибирь для сбора всякого рода коллекций, в том числе и древностей, в своем дневнике от 25 марта 1721 г. сообщает, что первоначально промыслом откапывания золота и серебра в могилах занимались русские, жившие на Ишиме. Оттуда они продвигались всё далее и далее на восток, пока в своих поисках не дошли до Оби. Живущие по верхнему течению Оби в его время зарабатывали много денег главным образом раскопками в степях.

«С последним санным путём они отправляются за 20-30 дней езды в степи; собираются со всех окрестных деревень в числе 200-300 и более человек и разбиваются на отряды по местностям, где рассчитывают найти что-нибудь. Затем эти отряды расходятся в разные стороны, но лишь настолько, чтобы всегда иметь между собою сообщение и, в случае прихода калмыков или казаков (казахов, — С.Р.), быть в состоянии защищаться; им нередко приходится с ними драться, а иным и платиться жизнью. Найдя такие насыпи над могилами язычников, они, иногда правда, копают напрасно и находят только разные железные и медные вещи, которые плохо оплачивают их труд, но иногда им случается находить в этих могилах много золотых и серебряных вещей фунтов по 5, 6 и 7, состоящих из принадлежностей конской сбруи, панцирных украшений,5 идолов и других предметов».

О масштабах, которые приняли раскопки курганов Западной Сибири в первой четверти XVIII в. в поисках золота, можно судить не только по числу участников этих раскопок, но и по сообщению Мессершмидта, узнавшего от красноярских золотых дел мастеров, что у местного воеводы Д.Б. Зубова имелось очищенного им могильного золота на несколько тысяч рублей. 6 Следует при этом учесть, что золотник золота в те времена ценился по одним данным 90 коп., а по другим — даже 50 коп. 7

Первый, кто заинтересовался Сибирским могильным золотом, был Витзен. О первых редкостях, с большим трудом собранных в Сибири для Витзена его агентами, в письме от 8 декабря 1704 г. Витзен пишет, что все они до него не дошли. Они были отправлены морем, но судно было захвачено пиратами. 8

Письмом от 18 сентября 1714 г. Витзен сообщает о полученных им извлечённых из древних могил Сибири предметах чистого золота, опубликованных впоследствии на четырёх таблицах второго издания его сочинения «Noord-en-Oost Tartarye», вышедшем в 1785 г. На этих таблицах (рис. 1-3) изображены золотые9 украшения, найденные в могилах и полученные Витзеном в 1716 г.

Татарские золотые идолы языческие, недавно добытые, вместе с некоторыми золотыми же тельными украшениями, из древних могил Сибири

Рис. 1. Татарские золотые идолы языческие, недавно добытые, вместе с некоторыми золотыми же тельными украшениями, из древних могил Сибири (Витзен).

Золотые татарские головные украшепия, найденные в сибирских могильных холмах

Рис. 2. Золотые татарские головные украшепия, найденные в сибирских могильных холмах (Витзен).

Монеты и золотые украшения, вырытые из древних татарских могил в Сибири

Рис. 3. Монеты и золотые украшения, вырытые из древних татарских могил в Сибири (Витзен).

 

Замечательные вещи из сибирских курганов попали не только в руки Витзена. Значительная их часть была приобретена владельцем Тагильских заводов Л.Н. Демидовым, который в 1715 г. поднёс их императрице по случаю рождения царевича Петра Петровича. И.И. Голиков 10 в сообщении об этом подношении называет их «богатыми золотыми бугровыми сибирскими вещами».

Вещи эти возбудили живой интерес Петра I, и сибирский губернатор кн. М.П. Гагарин получил от него устный приказ — разыскать и доставить ему подобные старинные вещи.

В «Делах Кабинета Петра Великого» 11 Л.Л. Спицын обнаружил документ, из которого следует, что уже в январе 1716 г. от Гагарина поступило десять золотых вещей. «В 10 д. генваря 1716 отдано Петру Мошкову принесённых от Государя старинных золотых вещей, которые принёс Баклановский, а те вещи объявил князь Матвей Петрович, а именно:

Две бляхи больших, на них вылиты львы.

Четыре штуки небольших, на них вылиты зверьки.

Две серьги с цепочками.

Два зуба человеческие, вделаны в золото с цепочками».

Декабря 12 дня 1716 г. из Тобольска государю выслано Гагариным пятьдесят шесть «мест» золотых вещей при следующем письме:

«Всемилостивый Государь. Повеление мне Вашего Величества, дабы приискать старых вещей, которые сыскивают в землях древних поклаж, и по тому Величества Вашего повелению колико мог оных сыскать золотых вещей послал ныне до Величества Вашего при сем писме. Л о силе, Государь, их и какие вещи и которая какие ваги — то, Великий Государь, ведение приложено при сем писме. Величества Вашего последний раб Матвей Гагарин».

Список вещей («ведение золотым вещам, которые сего 1716 году сысканы в земле древних поклаж, какая которого нумера и какова весу»), присланных Гагариным, извлечён из Дела Кабинета Петра Великого и опубликован Л.Л. Спицыным. 12

Всего под 55 номерами в списке Гагарина перечислено 102 предмета, и кроме того, в пятьдесят шестом месте было «мелких золотых вещей 20 штук послано государю царевичу Петру Петровичу, которые сысканы при тех же вышеозначенных вещах».

В 1718 г. Петром I издано два указа. По одному из них редкостные вещи должны были доставляться в Московскую и Петербургскую аптеки. Второй указ касался размера вознаграждения за вырытые из земли предметы.

«За человеческие кости за все, ежели чрезвычайного величества, тысячу рублёв, и за голову пятьсот рублёв.

«За деньги и прочие вещи, кои с подписью, вдвое — чего они стоят. За камни с подписью по рассуждению 13

«Где кладутца такие вещи, всему делать чертежи, как что найдут».

Преемник Гагарина кн. Черкасский в 1720 г. запрашивал Сенат, покупать ли ему золото, находимое в могилах, на что последовал указ Сената 1721 г. «Куриозныс вещи, которыя находятся в Сибири, покупать сибирскому губернатору или кому где надлежит настоящею ценою и, не переплавливая, присылать в Берг- и Мануфактур-коллегию». 14

Какие вещи были доставлены Черкасским, неизвестно, но Г. Миллер во время своего путешествия по Сибири обнаружил в архиве г. Тары дело 1721 г., № 151, содержавшее «Указ, коликое число всякого золота могильного и других курганных вещей в покупке в казну было и о присылке того золота и вещей в Тобольск; при оном указе отписка о посылке в Тобольск золота Тарским служилым человеком Фёдором Мясниковым». 15

Из всего, что известно нам о происхождении Сибирской коллекции Петровской кунсткамеры, следует, что она в основном состояла из подношения Демидова, вещей, представленных Гагариным и присланных Черкасским.

В 1726 г. все эти вещи были переданы в Кунсткамеру. Бакмейстер об этом писал, что в 1726 г. в Кунсткамеру поступило от двора «драгоценнейшее собрание из чистого золота вещей, в числе которых находилось 250 вынятых в Сибири из гробов татар, обладавших прежде сею страною. Дабы иметь точное понятие в важности сего прибытка, довольно сказать, что весу всего золота было 74 фунта». 16

В дальнейшем Сибирская коллекция Кунсткамеры пополнилась всего несколькими вещами, так как массовые раскопки сибирских курганов прекратились. Г.Ф. Миллер во время своей экспедиции в Сибирь (1733-1743), имея поручение Академии собирать древности, приобретать их и самому разрывать курганы, передал Кунсткамере всего несколько предметов, так как в это время почти все курганы были уже раскопаны. По его словам, «никто больше на сей промысел не ходил, потому что все могилы, в коих сокровища найти надежды имели, были уже разрыты».

В своем «изъяснении» Миллер, между прочим, писал: «А хотя я сам не был так щастлив, чтобы найти какие редкости в старинных могилах, однако в бытность мою на Колывано-Воскресенском заводе удалось мне купить некоторые вещи из золота, кои я, потому что они весьма достопамятны, по возвращении моём из

Сибири отдал в императорскую Кунсткамеру. Между оными находился человек, на лошади сидящий, нарочито чисто выделанный». 17

В перечне вещей из старинных могил из степи между Иртышом и Обью, приобретённых Миллером в Сибири, значатся: «...рыцарь на коне, о котором речь была выше, олень и несколько колец и серёг золотых». 18

Описание вещей Кунсткамеры, в том числе Сибирской коллекции, было впервые опубликовано Академией наук в труде «Musei Imperialis Petropolitani» (vol. II, ch. l, 1741), а затем в «Росписи 1745 г.». 19

По распоряжению президента Академии наук графа Разумовского для предполагавшегося издания «Monumenta Sibirica» с 1742 г. начали вырезываться на меди изображения различных вещей Кунсткамеры, в том числе и сибирских. В 1750 г. была выпущена в продажу при описании Кунсткамеры часть этих таблиц, задуманное же издание не было осуществлено, так как медные доски погибли во время пожара Кунсткамеры в 1747 г.

В 1859 г. Сибирская коллекция Кунсткамеры поступила в Государственный Эрмитаж, где и хранится в настоящее время. Позднее, в 1894 г. из Академии наук было дополнительно передано несколько вещей той же коллекции.

Хотя описания вещей в «Списке Гагарина», в «Musei Imperialis Petropolitani» и в «Росписи» далеко не всегда вразумительны, но благодаря тому, что имеются данные о весе большинства предметов, а также наличие их изображений на вышеуказанных таблицах в так называемом Академическом Атласе, 20 представляется возможным установить принадлежность к Сибирской коллекции почти всех вещей, хранящихся в настоящее время в Эрмитаже.

Местность, где производились в первой четверти XVIII в. раскопки, по всем данным, была территорией, занимаемой ныне современным северным Казахстаном и Алтайским краем (б. Барнаульский округ), преимущественно территорией между Иртышом и Обью. Последнее, на что уже обращал внимание А.А. Спицын, соответствует известному указанию Демидова, извлечённому из рукописи Геннинга об уральских заводах, о том, что важнейшие места находок могильного золота расположены под 50° северной широты. 21 Имеются, между тем, основания полагать, что «бугрование», т.е. добывание из курганов золотых и серебряных вещей, не ограничивалось территорией Сибири, а выходило и за её пределы — «на места или бугры, где напредь сего имелись Зюнгарские кладбища». Примечательно, что ввиду того, что при этом бугровании «браны были в полон люди и лошади, из коих иныя и до смерти при тех буграх убиваны», позднее, в 1764 г., состоялся указ, «дабы никто под жестоким наказанием в степь для бугрования не ездил». 22 Отсюда вполне вероятно предположение, что бугровщики в первой половине XVIII в. могли проникать в предгорья Алтая, Тарбагатая и Северного Тянь-Шаня.

Каковы были курганы, в которых бугровщики находили вещи Сибирской коллекции, некоторое представление дают сведения, сообщённые Г.Ф. Миллером в его «Исторических замечаниях».

«Около Семипалатинского и Устькаменногорского острогов, где почти вся степь богата голышами, и близ каменистых гор, от которых последний острог получил своё название, могилы либо вымощены сверху, на одинаковом с почвой уровне, голышами или добытыми из скал камнями, либо обставлены в кружок такими же камнями, на фут вышиною, либо (но реже) покрыты кучею таких камней. Иногда видать поставленные стоймя камни вокруг мощёной настилки и кружка, вышиною в 1 или 2 фута, иногда же неподалеку от могил, на восток, стоят отдельные глыбы камня, нередко превышающие рост человеческий. Надписей или изображений на них я никогда не встречал... Там, где местность изобилует камнями, могилы внутри на локоть глубины, а иногда вплоть до покойника, наполнены, в перемежку с землёю, голышами, или каменными глыбами, или плитами... Покойники, от которых уцелели одни только кости, притом сильно истлевшие, лежат на глубине 1-3 локтей, головою всегда на восток, без всякого следа того, чтобы они некогда были положены в особый гроб. Вместо этого довольно часто находили остатки шёлковых и бумажных тканей, в которые они были завёрнуты. По таким же остаткам видно, что народ был очень богат, потому что иногда они состоят из расплющенного на тонкие пластинки чистейшего золота, которого курганщики нередко находили в одном кургане до 1 фунта весом. Другие драгоценности, добытые из этих могил, заключаются в серьгах, в запястьях и кольцах золотых, в искусно отлитых из золота и серебра изображениях животных, и особенно в разных сделанных из серебра, на половину смешанного с медью, конских украшениях, которые не очень дорого продаются в здешних местах. Драгоценные камни встречались редко.

Мечи же, стрелы и другие изделия из меди и железа хотя и были находимы часто, но, к великому ущербу исторического знания, не обращали на себя внимания находчиков, так что мне не удалось видеть никаких таких вещей». 23

Результаты раскопок могил типа, описанного Г.Ф. Миллером, произведённых советскими археологами в течение последних десятилетий в верховьях Иртыша и Оби, а также на Алтае, 24 среди которых, возможно, имеются и разрытые бугровщиками, дают возможность, хотя бы в первом приближении, систематизировать вещи из Сибирской коллекции и оценить её историко-культурное значение.

Сибирская коллекция Петра I состоит исключительно из золотых вещей: пряжек, застёжек, украшений одежды, ожерелий, или так называемых шейных гривн, браслетов, перстней, серёг и других мелких ювелирных изделий, как редкое исключение — из предметов домашнего обихода и украшений конской сбруи.

<!--[if gte mso 9]> Admin 11.6568

<!--[if gte mso 9]> Normal 0 false false false MicrosoftInternetExplorer4 <!--[if gte mso 9]> <!--[if gte mso 10]> /* Style Definitions */ table.MsoNormalTable {mso-style-name:"Обычная таблица"; mso-tstyle-rowband-size:0; mso-tstyle-colband-size:0; mso-style-noshow:yes; mso-style-parent:""; mso-padding-alt:0cm 5.4pt 0cm 5.4pt; mso-para-margin:0cm; mso-para-margin-bottom:.0001pt; mso-pagination:widow-orphan; font-size:10.0pt; font-family:"Times New Roman"; mso-ansi-language:#0400; mso-fareast-language:#0400; mso-bidi-language:#0400;}

С.И. Руденко

Из книги «Сибирская коллекция Петра I»

 

[1] В.В. Pадлов. 1891, Приложения, стр. 21.

[2] Н.К. Витзен (1641-1717), голландец, юрист и государственный деятель, молодым чиновником в 1664 г. прибыл в Россию с голландским посольством для собирания материалов для своего труда, вышедшего первым изданием в 1692 г.: Noord-en-Oost Tartarye. Ещѐ до путешествия за границу Петр I находился в переписке с Витзеном. Во время пребывания Петра I в 1697 г. в Голландии Витзен, в доме которого некоторое время жил Пѐтр, выхлопотал ему разрешение работать на ост-индской верфи в Амстердаме; он же доставил ему учителей моренлавательского искусства и черчения.

[3] В.В. Радлов. 1894, Приложения, стр. 128.

[4] И.И. Толстой и Н.С. Кондаков, 1890, стр. 37; подробнее см.: В.В. Радлов. 1891.

[5] В.В.Радлов. 1888, Приложение «Извлечение из путевого дневника Д.Г. Мессершмидта», стр. 10.

[6] Там же, стр. 18.

[7] По 90 коп. золотник чистого золота, по словам Г.Ф. Миллера, в конце первой четверти XVIII в. продавался в Красноярске и Енисейске (В.В. Радлов. 1894, Приложения, стр. 73). Цена 50 коп. за золотник чистого золота сообщается Гмелиным (там же, стр. 74).

[8] Извлечение из писем Витзена к Г. Куперу в переводе на русский язык см.: В.В. Pадлов. 1894, Приложения, стр. 127-134.

[9] Чрезвычайно интересная коллекция сибирских древностей Витзена известна только по гравюрам, опубликованным в его труде. Из сочинения Гебгарда (I.F. Gеbhаrd. Het Leven van Mr. Nic. Corn. Witsen. Utrecht, 1881-1882) видно, что все собранные Витзеном коллекции по смерти его были распроданы с публичного торга. На запрос Археологической комиссии, не (7/8/9/10/11) поступили ли сибирские древности Витзена в один из голландских местных музеев, директор Нидерландского музея древностей в Лейдене сообщил, что, насколько ему известно, «сибирские древности, упомянутые в Noord-en-Oost Tartarye, не находятся в коллекциях нашего края». (В.В. Радлов. 1894, Приложения, стр. 137).

[10] «1716 г. В один приезд г. Демидова в Петербург родился монарху сын Царевич Петр Петрович, и когда знатные особы при поздравлении Монархини по древнему обычаю подносили приличные дары: то он, пользуясь сим случаем, поднес Ея же Величеству богатыя золотыя бугровыя сибирские вещи и сто тысяч рублей денег» (И.И. Голиков. 1789, ч. IX, стр. 443).

[11] Дела Кабинета Петра Великого, 1716, т. XXX, л. 492.

[12] См.: А.А. Спицын. 1906, стр. 235-240 (Дела Кабинета Петра Великого, 1716, № 26, лл. 274 и 365-368).

[13] Сборник императорского Русского исторического общества, 1873, стр. 372.

[14] Полное собрание законов, т. VI, № 3738. Цит. по: В.В. Pадлов. 1894, стр. 146.

[15] В.В. Pадлов. 1894, Приложения, стр. 146.

[16] Бакмейстер. 1779, стр. 117.

[17] Г.Ф. Миллер. 1764, декабрь; В.В. Радлов 1894, Приложения, стр. 123.

[18] B.B. Pадлов. 1894, стр. 126.

[19] Материалы для истории императорской Академии наук, 1894.

[20] Экземпляр Академического Атласа хранится в архиве Института археологии Академии наук СССР (шифр Р, 1, инв. № 1231). В атласе 32 гравюры, из них 13 таблиц гравюр с воспроизведением вещей Сибирской коллекции.

[21] А.А. Спицин. 1906, стр. 232.

[22] В.В. Pадлов. 1894, Приложения, стр. 73.

[23] Там же, стр. 61.

[24] Детальное описание вещей, найденных при раскопках курганов с каменной наброской в Горном Алтае, дано в работах С.В. Киселѐва (1949), С.И. Руденко (1952, 1953 и 1960).

Читайте также: