ГлавнаяМорской архивИсследованияБиблиотека












Логин: Пароль: Регистрация |


Голосование:
Вам нравится наш сайт?


Отличный сайт!
Хороший сайт
Встречал и получше
Совсем не понравился





» » Джемилев Мустафа
Джемилев Мустафа
  • Автор: Malkin |
  • Дата: 05-12-2020 18:04 |
  • Просмотров: 336

Детство и юность Мустафы

Ему было полгода, когда вместе с семьей и его народом малыша Мустафу изгнали из Крыма. Он не запомнил тот страшный день 18 мая 1944 года и первые годы жизни в Узбекистане. Но рассказы об этом и о прекрасной, далекой родине были той духовной атмосферой, в которой мальчик рос и взрослел.

У крымских татар в местах депортации было принято ходить друг к другу в гости по вечерам. Во времена этих вечерних визитов гостей почти всегда были довольно откровенные разговоры, в том числе и на политические темы. Дом родителей Мустафы Абдулджемиля и Махфуре также всегда был открыт для гостей. Правда, мера смелости и откровенности разговоров зависела от личности гостя. Если отец вел разговоры только на бытовые темы и всячески избегал политических вопросов – было понятно: он этому гостю не очень-то доверяет.

Родители Мустафы Джемилева

Родители Мустафы Джемилева

Так в кругу большой крымскотатарской семьи – без влияния фальши и лжи официальной советской пропаганды – формировалось мировоззрение детей. Хотя у Абдулджемиля не было даже среднего образования, но он очень много читал, а вот Махфуре практически наизусть знала Коран. Когда наступило время вступать в комсомол, отец сказал Мустафе: «Мы не можем заставлять или приказывать, но если тебе удастся не вступить в комсомол – мы будем очень рады».

Большое влияние на мировоззрение Мустафы оказывал и брат Анафи, который был старше его на два года. Анафи много читал и учил Мустафу выбирать зерна правильной информации из огромного массива официальной печатной продукции. Когда у детей накапливались небольшие деньги, они покупали довольно серьезные для их возраста книжки.

Мустафа Джемилев (второй слева в нижнем ряду) – ученик 8 класса Мирзачульской средней школы. Архив Мустафы Джемилева

Мустафа Джемилев (второй слева в нижнем ряду) – ученик 8 класса Мирзачульской средней школы. Архив Мустафы Джемилева

Несколько повзрослев, Мустафа стал посещать Ташкентскую публичную библиотеку. В ее фондах он обнаружил подшивки легендарной крымскотатарской дореволюционной газеты «Терджиман», которую издавал выдающийся просветитель тюркского мира Исмаил Гаспринский, имя и деятельность которого в то время уже были запрещены в СССР. Когда Мустафа рассказал об этом отцу, у того от волнения даже слезы появились на глазах. Отец рассказывал, какой это был великий и святой человек, как они в свое время хранили номера этой газеты рядом с Кораном.

Поскольку «Терджиман» с 1883-го по 1905 год издавался параллельно и на русском языке, то Мустафа быстро перечитал все выпуски. Дальше было сложнее, поскольку позже, вплоть до смерти Исмаила Гаспринского в 1914 году и далее под редакцией его сына Рефата и Асан Сабри Айвазова, до прихода большевиков, газета выходила только на крымскотатарском языке арабским шрифтом. С помощью отца Мустафа стал интенсивно учиться читать и писать арабской графикой. Учился он этому еще и для того, чтобы прочитать не только остальные номера «Терджимана», но и другие крымскотатарские издания с арабской графикой – «Янъы Чолпан», «Илери», «Окъув ишлери».

Как рассказывает сам Мустафа Джемилев, «изучать крымскотатарский язык по учебникам было невозможно – их в Узбекистане не было, – но родители разговаривали дома только на крымскотатарском языке». В условиях культурного геноцида, который власти планомерно осуществляли в отношении крымскотатарского языка и культуры репрессированного народа, это был единственный способ выучить родной язык.

Мустафа Джемилев. Июнь 1959 года

Мустафа Джемилев. Июнь 1959 года. Архив Мустафы Джемилева

Ему не было еще и двадцати, когда смысл и главная цель жизни были для него определены: отныне все его помыслы были связаны с мечтой о возвращении в Крым его народа…

Еще в конце 1950-х, когда Мустафа учился в десятом классе, ему в руки попало письмо, начинавшееся словами: «Дорогой Никита Сергеевич…». Это было обращение к первому лицу государства от группы крымских татар, в котором говорилось о необходимости возвращения народа в Крым. Хотя тональность петиции была Мустафе не по духу, но то, что в нем говорилось, Мустафу вдохновило, он даже написал маленькое стихотворение на эту тему. Юноша упорно расспрашивал старшую сестру Васфие, которая давала ему почитать ту петицию, как бы познакомиться с теми, от кого эти петиции исходят, но она категорически отказалась сообщить, у кого взяла экземпляр петиции, так как ей это дали «под большим секретом».

По окончании школы в узбекистанском Гулистане Мустафа работал токарем на авиационном заводе в Ташкенте.

В конце 1961 года Джемилев принимает участие в деятельности нелегальной молодежной организации «Союз крымскотатарской молодежи». Молодые крымские татары собирались, общались, читали стихи, пели песни. Мустафа успел подготовить и зачитал доклад об истории крымских татар. Продолжалось это недолго – весной 1962 года организация была разогнана властями, арестованы Марат Омеров и Сеит-Амза Умеров. По словам Джемилева, оба они занимали лидирующее положение на собраниях: «Марат Омеров – очень эрудированный человек, автор проекта устава, программы организации и текста клятвы его членов. Сеит-Амза Умеров, к тому же, был тогда единственным среди крымских татар студентом юридического факультета Среднеазиатского государственного университета, куда обычно крымских татар не брали. Не исключено, что при его приеме допустили какую-то оплошность – потеряли бдительность и не обратили внимание на его национальность. Возможно, и это обстоятельство послужило дополнительным доводом для его ареста».

Мустафа Джемилев вспоминает: «Разгром «Союза крымскотатарской молодежи» вызвал в народе неоднозначную реакцию. Было много обывателей, которые говорили: «Серсемлер, къарынлары тойду да, энди Къырымны истемеге башладылар. Бунларын себебинден халкъымызнын башына даа буюк белялар ачыладжагъындан хаберлери екъ…» (То есть: «Вот же, придурки, перестали голодать, так теперь им и Крым подавай. А то, что из-за них на голову народа может нахлынуть новая беда, они не ведают…»). Но очень скоро, всего через 3-4 года, те же люди, которые нас называли «придурками», сами стали инициативниками, то есть включились в национальное движение».

Сначала это была преимущественно петиционная деятельность. Под обращениями и петициями собирали подписи известных крымских татар, потом стали проводиться массовые собрания, собираться подписи всех желающих и отправляться большие делегации в Москву для вручения этих обращений в государственные инстанции. Поскольку это было сопряжено с немалыми материальными расходами, то одновременно с подписями собирались и деньги. Собирались деньги и на свадьбах.

В 1962 году Мустафа Джемилев поступил учиться в Ташкентский институт инженеров ирригации и мелиорации сельского хозяйства, откуда был исключен в 1965 году по предписанию КГБ СССР. Основной причиной исключения из института была распространенная среди крымскотатарской молодежи его рукопись «Краткий исторический очерк тюркской культуры в Крыму в XIII-XVIII веков», содержание которой было расценено сотрудниками КГБ как «националистическое и антисоветское». Исключению из института предшествовало обсуждение «персонального дела Мустафы Джемилева»…

Тюремные университеты

Впервые Мустафу Джемилева осудили в мае 1966 года – в связи с его отказом служить в Советской Армии по политическим мотивам его приговорили к полутора годам лишения свободы.

Когда в 1967 году Мустафа вышел на свободу, о восстановлении его в институте уже не могло быть и речи. Для него начинались совершенно иные «университеты».

Мустафа Джемилев, 1968 год

Мустафа Джемилев, 1968 год. Фото из архива М.Джемилева.

В этот период Джемилев часто бывал в Москве, где познакомился и сблизился с генералом-правозащитником Петром Григоренко – у него он прожил несколько месяцев. Мустафу там считали родным человеком, а супруга генерала Зинаида Михайловна называла его не иначе как «сыном». Это был очень плодотворный и важный период для развития молодого крымского татарина, поскольку в это время он не только перечитал все книги в библиотеке Григоренко, но и познакомился практически со всеми московскими диссидентами.

Петр и Зинаида Григоренко

Петр и Зинаида Григоренко. Архив автора

В мае 1969 года Петра Григоренко арестовали в Ташкенте. Ответом его друзей-правозащитников стало образование несколько дней спустя, 20 мая 1969 года «Инициативной группы по защите прав человека в СССР». Вот как рассказывал об этом Виктор Красин: «В начале мая 1969 года были арестованы генерал и Габай (Илья Габай был арестован 19 мая 1969 года – авт.). Совершенно неожиданно Якир сказал мне: «Пришло время осуществить твою любимую идею. Только не называй его громко (он имел в виду слово «комитет»), а как-нибудь поскромнее, например, как у крымских татар – «инициативная группа».​

Мустафа Джемилев и известные советские диссиденты Генрих Алтунян (Харьков), Владимир Борисов (Ленинград), Леонид Плющ (Киев), Татьяна Великанова (Москва), Наталья Горбаневская (Москва), Сергей Ковалев (Москва), Виктор Красин (Москва), Александр Лавут (Москва), Анатолий Левитин-Краснов (Москва), Юрий Мальцев (Москва), Григорий Подъяпольский (Москва), Татьяна Ходорович (Москва), Петр Якир (Москва), Анатолий Якобсон (Москва) стали соучредителями первой в СССР открыто действовавшей независимой гражданской ассоциации.

Основной формой деятельности «Инициативной группы по защите прав человека…» являлось составление и распространение открытых обращений, адресованных в адрес Организации Объединенных Наций, а также советским властям и гражданам СССР и содержащих сведения о политических преследованиях в Советском Союзе. Вскоре почти все члены «Инициативной группы по защите прав человека в СССР» подверглись разного рода репрессиям, 12 из 15 членов арестовали и осудили, семеро из них в разные годы были вынуждены покинуть СССР.

Мустафу Джемилева арестовали спустя несколько месяцев – в сентябре 1969 года. Его дело объединили с делом учителя и поэта, активного участника диссидентского движения Ильи Габая. Политический процесс по обвинению Джемилева и Габая в изготовлении и распространении документов, содержащих «клевету на советский государственный и общественный строй» проходил в Ташкентском городском суде в январе 1970 года. Подсудимые виновными себя не признали. В дни процесса около здания суда собирались сотни крымских татар, дежурили усиленные наряды милиции. В зале суда постоянно присутствовало 20-30 работников КГБ.

В защитительной речи на процессе, а также в последнем слове перед зачтением приговора Мустафа Джемилев говорил о преступлении, совершенном советским режимом против крымскотатарского народа, его борьбе за возвращение на родину и восстановлении государственности, о созданной крымскими татарами материальной и духовной культуре в Крыму.

Речь Ильи Габая заканчивалась словами: «Крымскотатарский народ продолжает оставаться в состоянии морального и физического угнетения, по отношению к нему допускаются циничные, бесчеловечные надругательства».

Суд приговорил Мустафу Джемилева к трем годам лишения свободы строгого режима, Илью Габая – к трем годам лишения свободы общего режима. Джемилев отбывал срок в Узбекистане, Габай – в Кемеровской области.

Мустафа Джемилев освободился из заключения в сентябре 1972 года и, как «не ставший на путь исправления», проживал под гласным административным надзором в Гулистане, работая до следующего своего ареста инженером в совхозе. Поскольку Джемилев продолжал активное участие в национальном движении крымскотатарского народа, вскоре последовали новые репрессии. В июне 1974 года он был арестован и приговорен к одному году лишения свободы в лагерях строго режима в Омской области. Это было третье заключение Мустафы Джемилева.

За три дня до окончания срока против находящегося в заключении Мустафы Джемилева возбудили новое уголовное дело по обвинению в составлении документов, порочащих советский строй, и проведении антигосударственной пропаганды среди заключенных. В знак протеста против произвола властей и тюремной администрации Мустафа Джемилев объявил голодовку, которая продолжалась 303 дня при принудительном кормлении через зонд. Данная протестная голодовка, получившая широкий резонанс в мире, привлекла внимание международной общественности к правам человека в СССР и бесправному положению крымскотатарского народа.

30 января 1976 года в лондонской газете «Дейли Телеграф» говорилось: «33-х летний лидер крымских татар Мустафа Джемилев исчез из лагеря для заключенных в городе Омске (Россия). Об этом сообщили его друзья в Москве. Члены его семьи опасаются, что он, возможно, умер на седьмом месяце голодовки. Его родителям в КГБ, куда они обратились, заявили, что вопрос о состоянии его здоровья и местонахождении «не их дело». Джемилев объявил голодовку, когда власти лагеря отказались освободить его по истечении срока в один год лишения свободы, предусмотренного приговором. Это был его третий срок за активную деятельность в защиту дела крымских татар».

В западной и турецкой печати о смерти Мустафы Джемилева сообщалось как о свершившемся факте, публиковались даже некрологи и стихи в память о нем. В Стамбуле, Анкаре, Бонне возле советских посольств и консульств, возле здания ООН в Нью-Йорке прошли демонстрации с требованием привлечения к ответственности убийц Мустафы Джемилева. В некоторых случаях демонстрации сопровождались сожжением советских флагов или забрасыванием советских представительств тухлыми яйцами. В Анкаре была издана четырехактная пьеса «Джемильоглу» драматурга Абдуллы Азизоглу, которая заканчивалась смертью Мустафы Джемилева в тюрьме Омска...

Но к счастью, Мустафа был жив, хотя и очень слаб…

Закрытое заседание Омского областного суда проходило 14-15 апреля 1976 года. На процесс не были допущены специально прибывшие из Москвы известные правозащитники – академик Андрей Сахаров и его супруга Елена Боннэр.

Мустафа Джемилев и Андрей Сахаров

Мустафа Джемилев и Андрей Сахаров. Архив Мустафы Джемилева

В последнем слове Мустафа Джемилев заявил: «Этот процесс является в моей жизни четвертым по счету судебным процессом. Независимо от того, какие выдвигались формальные обвинения и какие мне инкриминировались статьи уголовных кодексов, причиной всех этих судебных и некоторых внесудебных репрессий, которым я подвергался в последнее десятилетие, были мои политические взгляды и убеждения, мое участие в Национальном движении крымскотатарского народа за возвращение на свою национальную родину и восстановление автономии, то есть за возвращение и восстановление всего того, что было отнято и ликвидировано в результате совершенного против этого народа преступления в мае 1944 года».

Суд приговорил Мустафу Джемилева к 2,5 годам лишения свободы в лагерях строгого режима, которые он отбывал на Дальнем Востоке в лагере «Приморский»…

«Я поклялся…»

После освобождения из лагеря Мустафа Джемилев продолжил участвовать в правозащитном движении, за что в феврале 1979 года его вновь арестовали. Это был уже пятый его арест. Приговор – 4 года ссылки в Якутию.

Мустафа Джемилев. 1979 год

Мустафа Джемилев. 1979 год. Архив Мустафы Джемилева

В 1979 году молодая крымская татарка, учительница Сафинар прочла в газете статью о «махровом антисоветчике» Мустафе Джемилеве. Статья была разгромная, но Сафинар прекрасно знала: в среде крымских татар этот человек пользовался огромным уважением, о нем рассказывали как о легендарном герое, борце за права своего народа. Сафинар написала Мустафе письмо в Якутию. К ее удивлению, скоро пришел ответ…

Завязалась переписка, а вскоре Сафинар получила из Якутии бандероль от Мустафы, в которой была кассета с нежной турецкой песней о любви. Вспыхнуло чувство, а вскоре она уже ехала к нему в Якутию. Долгой и трудной была эта дорога, и с тех пор они вместе…

Мустафа и Сафинар Джемилевы в Якутии. Июль 1980

Мустафа и Сафинар Джемилевы в Якутии. Июль 1980. Архив Мустафы Джемилева

Сафинар ханум до сих пор с волнением вспоминает то время. Нелегко было быть женой «антисоветчика», но бытовые проблемы и постоянное давление органов меркли в сравнении с ее тревогами и страхами за мужа – больше всего она боялась, что Мустафа объявит очередную голодовку или его попросту убьют в лагере.

Мустафа, Сафинар и Хайсер Джемилевы. Якутия. 1982

Мустафа, Сафинар и Хайсер Джемилевы. Якутия. 1982. Архив Мустафы Джемилева

Вскоре после возвращения из ссылки в Ташкент, в ноябре 1983 года, Мустафу Джемилева вновь арестовали. В феврале 1984-го Ташкентский областной суд приговорил его к 3 годам лишения в лагерях строгого режима – «за составление и распространение документов, порочащих советский государственный строй», а также в «организации массовых беспорядков» при попытке похоронить отца в Крыму. Джемилев пытался исполнить последнюю волю отца, завещавшего похоронить себя в Крыму, однако похоронную процессию власти не пропускали в Крым.

На суде Мустафа Джемилев сказал: «Четырнадцать лет назад... я поклялся, что никто никогда и ни при каких обстоятельствах не заставит меня отказаться от выполнения своего долга и обязанностей, налагаемых честью, совестью и национальным достоинством. Сегодня я вновь могу повторить эту клятву и надеюсь, что у меня будет достаточно душевных сил, чтобы не изменить этому принципу до конца своих дней».

Перед окончанием лагерного срока, который Мустафа отбывал в Магаданской области и который должен был закончиться 10 ноября 1986 года, против него возбудили новое уголовное дело. Джемилеву предъявили обвинение по статье 188-3 УК РСФСР («Злостное неподчинение законным требованиям администрации мест лишения свободы»). C 30 ноября 1986 года он находился в состоянии голодовки. Друзья и родственники объявили, что в знак солидарности с Мустафой каждый день нового срока будет отмечен голодовкой одного из них. В обвинительном заключении на суде, который проходил 17-18 декабря 1986 года в Магадане, ему инкриминировали 29 эпизодов. Приговор – 3 года лишения свободы условно с 5-летним испытательным сроком и освобождение из-под стражи в зале суда. На такое решение суда повлияла уже меняющаяся политическая ситуация в СССР, но главным образом – мощная международная кампания в защиту советских диссидентов, в том числе Мустафы Джемилева, инициированная Андреем Сахаровым, Петром Григоренко и другими правозащитниками.

Слева направо: Елена Боннэр, Сафинар Джемилева, Мустафа Джемилев, Андрей Сахаров

Слева направо: Елена Боннэр, Сафинар Джемилева, Мустафа Джемилев, Андрей Сахаров. Архив Мустафы Джемилева

Прибыв в Узбекистан, Джемилев сразу включился в политическую деятельность, направленную на координацию многочисленных инициативных групп крымскотатарского национального движения. В апреле 1987 года на Первом Всесоюзном совещании представителей инициативных групп Мустафу Джемилева избрали в число 16 членов Центральной инициативной группы Национального движения крымских татар.

На Пятом Всесоюзном совещании представителей инициативных групп, проходившем 29 апреля-2 мая 1989 года в Янгиюле, большинством голосов было принято решение учредить на базе существующих инициативных групп общественно-политическую Организацию крымскотатарского национального движения (ОКНД).

Новая организация стала преемником Центральной Инициативной группы (ЦИГ), которая в 1987-1988 годах имела статус постоянно действующего органа в период между Всесоюзными совещаниями и признавалась большинством инициативных групп крымскотатарского движения. Создание ОКНД мотивировалось в преамбуле Устава необходимостью перехода к более организованным формам политической борьбы за свои национальные права и демократию.

ОКНД имела фиксированное членство, устав и программу. На первом же совещании тайным голосованием сроком на один год были избраны Центральный Совет из 27 человек, Ревизионная комиссия (в ее состав вошли 6 человек) и председатель ОКНД – им стал Мустафа Джемилев.

В том же 1989 году Мустафа Джемилев вместе с семьей вернулся в Крым, они поселились в Бахчисарае. С этого времени центр борьбы крымскотатарского народа за восстановление своих прав перенесся непосредственно в Крым.

В июне 1991 года на национальном съезде крымскотатарского народа, созванном впервые после 1917 года, – Втором Курултае, Мустафу Джемилева избрали Председателем Меджлиса крымскотатарского народа – высшего представительного органа крымских татар. Второй Курултай принял несколько основополагающих документов – Декларацию о национальном суверенитете крымскотатарского народа, Обращение ко всем жителям Крыма, Обращение к крымскотатарскому народу, Обращение в ООН, Обращение к Президенту СССР и другие.

В 1996 году на Третьем Курултае крымскотатарского народа Мустафу Джемилева переизбрали главой Меджлиса на второй пятилетний срок. На этом посту он оставался до осени 2013 года, когда в результате выборов его сменил на этой должности Рефат Чубаров.

Инаугурация нового состава Меджлиса крымскотатарского народа. Бахчисарай. 1 ноября 2013 года

Инаугурация нового состава Меджлиса крымскотатарского народа. Бахчисарай. 1 ноября 2013 года. Фото и архив автора

В комментариях журналистам Мустафа Джемилев сказал:

«В жизни крымских татар произошло историческое событие – через более чем 22 года сменился председатель Меджлиса, и наша обязанность теперь – помогать новому руководству, новому председателю. У меня удовлетворение от того, что руководство Меджлиса крымскотатарского народа передано в надежные руки».

Комментируя свои дальнейшие планы, Джемилев сказал: «Я думаю, чтобы служить делу, не обязательно быть председателем Меджлиса. Есть очень большая сфера деятельности… Я вижу своей задачей содействие в укреплении системы самоуправления крымскотатарского народа, то есть системы национальных органов самоуправления Меджлиса-Курултая».

Новые испытания, выпавшие на долю Украины и, в частности, Крыма уже в начале 2014 года показали, насколько опыт и принципы Мустафы Джемилева необходимы уже в новых геополитических реалиях…

«Верный союзник и славный полководец»

«Для Украины он – верный союзник и славный полководец, который привел свой многочисленный отряд на решающую битву «за нашу и вашу свободу», которую ведут сегодня оба наши народа. И здесь мы выходим на еще одно измерение духовного подвига Мустафы Джемилева, который нами, украинцами, и вообще всем человечеством все еще недооценен. В мире хорошо знают имена таких ярких представителей ненасильственного движения, как Махатма Ганди или Нельсон Мандела. Мы справедливо изучаем историю их подвижничества, не осознавая до конца, что рядом с нами действует человек такого же морального калибра и той же «Золотой пробы».

Это ему и его ближайшим собратьям человечество обязано, что вокруг Крымского полуострова мы не имеем кровавого месива. И только аберрация геополитического зрения, которая присуща мировым лидерам, и нерезонансность событий в нашей части мира приводят к тому, что весь крымскотатарский народ во главе с его лидером Мустафой Джемилевым до сих пор не стал коллективным лауреатом Нобелевской премии мира».

Так пишет член-основатель Украинской Хельсинкской группы, вице-ректор Украинского Католического университета Мирослав Маринович в предисловии к только что вышедшей книге «Мустафа Джемилев. Путь лидера» (ИД «Стилос», 2018).

С марта 1998 по настоящее время Мустафа Джемилев – депутат украинского парламента (в 1998 году избран по партийному списку Народного Руха Украины). Он – народный депутат Украины III-VIII созывов, автор нескольких десятков законопроектов, член комитета Верховной Рады Украины по вопросам прав человека, национальных меньшинств и межнациональных отношений (с 1998 года), председатель подкомитета по вопросам депортированных народов, национальных меньшинств и жертв политических репрессий (2 сентября 2003-15 июня 2007), председатель подкомитета по вопросам этнополитики, прав коренных народов и национальных меньшинств Украины, жертв политических репрессий (с декабря 2012 года).

Мустафа Джемилев (по центру) у памятника генералу Петру Григоренко в Симферополе

Мустафа Джемилев (по центру) у памятника генералу Петру Григоренко в Симферополе. Архив Мустафы Джемилева

Огромный жизненный опыт, мудрость, исторические знания, аналитический ум – все эти качества позволяют Мустафе Джемилеву точно предсказывать ход событий в стране и в мире.

17 марта 2010 года, за четыре года до «крымского референдума», в Брюсселе в здании Европейского парламента состоялись слушания о положении крымских татар в Украине, на которых выступил тогдашний председатель Меджлиса крымскотатарского народа Мустафа Джемилев. Первый раздел его выступления назывался «Угрозы территориальной целостности Украины». В своем выступлении Джемилев акцентировал внимание на тех вызовах и угрозах, которые стояли на тот момент перед Украиной и Крымом: «Крым составляет всего около 4% площади и 5% населения всей Украины, но события, происходящие на этом полуострове, занимают в информационном пространстве Украины и, особенно, ближайшего соседа Украины – России значительно больше места, чем многие другие регионы Украины вместе взятые. Это объясняется тем, что этот полуостров имеет ряд особенностей, а вместе с ними и проблем, несвоевременное разрешение которых может привести к прямым конфликтам как внутри украинского общества, так и во взаимоотношениях Украины и России».

Ситуация, как отмечал Мустафа Джемилев, еще более осложнилась и «стала более тревожной после российско-грузинской войны в августе 2008 года, когда российские войска заняли значительную часть суверенной Грузии, создали там свои военные базы и в одностороннем порядке объявили о признании независимости Абхазии и Южной Осетии, чем грубо попрали территориальную целостность Грузии. Тревога еще больше усилилась после принятия Россией в начале этого года новой военной доктрины, согласно которой эта страна считает себя вправе применять военную силу за пределами своей территории, если сочтет, что проживающие в других странах россияне подвергаются какой-либо угрозе».

Политик напомнил, что «одним из главных доводов России для оправдания вторжения на территорию Грузии были ссылки на нарушения прав проживающих в этой стране абхазцев и осетин, которым до этого роздали российские паспорта. А имеющих российские паспорта граждан и граждан с двойным гражданством в Крыму насчитывается по меньшей мере несколько десятков тысяч. Опасность для Крыма и Украины в целом российско-грузинской войны заключалась еще и в том, что базирующиеся в Севастополе корабли Черноморского флота России участвовали в этой войне и обстреливали города Грузии. А по правилам войны Грузия, при наличии возможностей и желания, как известно, имела полное право открыть ответный огонь не только по этим кораблям, но и по их базам, то есть по территории Крыма».

Таким образом, подытоживал Джемилев, «дальнейшее пребывание российского Черноморского флота на территории Украины, особенно в свете новой военной доктрины России будет… служить угрозой территориальной целостности Украины, а также одной из причин межнациональной напряженности в Крыму, поскольку сепаратистские пророссийские силы в Крыму рассматривают этот флот как собственную опору».

Увы, «нет пророка в своем Отечестве»… События марта 2014 года в Крыму показали, насколько провидческими были эти слова.

12 марта 2014 года Джемилев встретился в Москве с бывшим президентом Татарстана Минтимером Шаймиевым. Здесь же по инициативе президента России Владимира Путина состоялся его продолжительный телефонный разговор с Мустафой Джемилевым. В интервью журналисту Дмитрию Гордону 18 марта 2017 года Джемилев рассказал о деталях этого разговора: «Господин президент, я же приехал сюда не для того, чтобы вам какие-то советы давать, у вас тут, наверное, сотни советников. Я приехал, чтобы выразить точку зрения коренного народа Крыма. Вы должны покинуть нашу территорию. Вы совершаете большую ошибку, вам надо вывести свои войска». А он говорит, мол, подождем четыре дня до волеизъявления крымского народа, выведем. Я ему говорю: «Вы, наверное, уже в курсе, что представительный орган коренного народа уже принял решение бойкотировать этот референдум, и вы знаете, что этот референдум никто признавать не будет». И он опять повторял – «воля народа», все такое».

Два дня спустя, 14 марта 2014 года, Мустафа Джемилев встретился в штаб-квартире НАТО с представителями Европейской службы внешних действий и лидерами НАТО, призвал ввести миротворческие войска ООН в Крым. Он также призвал европейских дипломатов и представителей НАТО не принимать во внимание результаты предстоявшего «референдума». 17 марта Джемилев встретился в Измире с тогдашним премьер-министром Турции Реджепом Эрдоганом.

Мустафа Джемилев и Реджеп Эрдоган

Мустафа Джемилев и Реджеп Эрдоган, архивное фото

20 марта 2014 Мустафа Джемилев был привлечен к работе над проектом постановления о Заявлении Верховной Рады Украины относительно гарантии прав крымскотатарского народа в составе Украины; инициатором этого законопроекта стал Петр Порошенко. Законопроект был принят 283 голосами «за».

Перед принятием законопроекта Мустафа Джемилев в своем выступлении сказал: «Уважаемые народные депутаты! Наш коллега народный депутат Петр Порошенко предложил Верховной Раде для рассмотрения крайне актуальный и полезный документ… Обеспечение прав коренного крымскотатарского народа, родиной которого является Крым, по международному праву, помимо прочего, даст нашей стране дополнительные правовые рычаги влияния на международной арене на агрессора».

31 марта 2014 года на заседании Совета безопасности ООН, созванной по инициативе Литвы и Украины, Мустафа Джемилев заявил: «Великие державы, подписавшие в 1994 году Будапештский меморандум, гарантирующий безопасность и территориальную целостность Украины в обмен на отказ от ядерного оружия, попросту обманули. Уже сейчас в Украине растет настроение, что страна любой ценой должна восстановить свой ядерный статус, поскольку вполне очевидно, что никакая страна не посмела бы столь нагло оккупировать территорию ядерной державы».

Он выразил надежду, что «мировым сообществом будут предприняты достаточно эффективные меры по освобождению нашей страны от оккупации и предотвращению подобных агрессивных действий в отношении суверенных государств».

22 апреля 2014 года Мустафе Джемилеву при выезде из Крыма был вручен «Акт уведомления о неразрешении въезда в Российскую Федерацию» на срок до 19 апреля 2019 года. В начале мая Джемилев не смог попасть в Крым. Попытавшись добраться в Крым авиарейсом Москва-Симферополь, он прибыл в Москву из Киева, однако его не пропустили через пункт паспортного контроля, заявив, что ему въезд запрещен. Возвратившись в Украину, 3 мая 2014 Джемилев попытался вернуться в Крым через контрольно-пропускной пункт в Армянске. Трасса Армянск – Херсон была блокирована бойцами ОМОНа, автомобилями «Урал», бронетехникой. Встречавшие Джемилева крымские татары прорвались сквозь цепь ОМОНовцев, но провести в Крым своего лидера им не удалось.

Мустафа Джемилев пытается попасть на территорию Крымского полуострова. 3 мая 2014 года

Мустафа Джемилев пытается попасть на территорию Крымского полуострова. 3 мая 2014 года

20 августа 2014 года президент Украины Петр Порошенко назначил Джемилева Уполномоченным по делам крымскотатарского народа.

21 января 2016 года подконтрольный России Киевский районный суд Симферополя заочно арестовал Джемилева. В отношении Мустафы Джемилева, объявленного в федеральный розыск, было возбуждено уголовное дело по трем статьям Уголовного кодекса России, связанным с терроризмом и подрывом основ государственной безопасности России.

Вклад Мустафы Джемилева как лидера крымскотатарского народа и одного из моральных авторитетов в Украине и мире отмечен множеством наград и премий различных государств. Несколько раз кандидатура Джемилева выдвигалась различными общественными и правозащитными организациями на соискание Нобелевской премии мира.

В 1998 году Джемилеву за правозащитную деятельность присуждена ежегодная премия Управления Верховного Комиссариата ООН по делам беженцев имени Ф.Нансена. Полученная премия (100 тысяч долларов) была использована Джемилевым на строительство в Крыму двух национальных культурных центров, детского дошкольного центра и выплату ежемесячных стипендий пятидесяти студентам вузов.

Встреча Мустафы Джемилева (на переднем плане справа) с экс-президентом Турции Сулейманом Демирелем

Встреча Мустафы Джемилева (на переднем плане справа) с экс-президентом Турции Сулейманом Демирелем, архивное фото

Мустафа Джемилев – кавалер ордена князя Ярослава Мудрого IV и V степеней, ордена «За интеллектуальную отвагу» и ордена Турецкой Республики, лауреат почетных грамот Верховной Рады Украины и Кабинета Министров Украины, лауреат премий: имени Пилипа Орлика «За демократизацию украинского общества», «Свет справедливости» и «Солидарности», обладатель «Креста Солидарности Борьбы». Он почетный доктор права Сельджукского университета и Высшего технологического института, почетный доктор в области международных отношений Чанаккаленского университета имени Восемнадцатого марта.

Сегодня Мустафа Джемилев – не только самый влиятельный в мире крымскотатарский политик, он – признанный моральный авторитет независимой Украины. Он сторонник европейской и евроатлантической интеграции Украины, утверждения в украинском обществе принципов демократии и, разумеется, лидер своего крымскотатарского народа. Народа, который по-прежнему борется за свою единственную родину – Крым.

Гульнара Бекирова

Историк, кандидат политических наук. До 2014 года работала в Крыму на крымскотатарском телеканале ATR и преподавала в Крымском инженерно-педагогическом университете. С ноября 2014 года – автор исторической колонки «Страницы крымской истории» на Крым.Реалии. Автор и ведущая программы «Тарих седасы» («Голос истории») на телеканале ATR, член Украинского ПЕН-центра. Автор десяти книг, сценарист шести документальных фильмов, множества статей и публикаций в украинских и зарубежных СМИ. Лауреат Международной премии им. Бекир Чобан-заде, финалист книжного рейтинга «Книжка року-2017». Заместитель председателя Специальной комиссии Курултая по изучению геноцида крымскотатарского народа.

Читайте также: