ГлавнаяМорской архивИсследованияБиблиотека












Логин: Пароль: Регистрация |


Голосование:
Вам нравится наш сайт?


Отличный сайт!
Хороший сайт
Встречал и получше
Совсем не понравился





» » Такая разная история славян
Такая разная история славян
  • Автор: Prokhorova |
  • Дата: 08-01-2020 15:25 |
  • Просмотров: 659

Долгое время в науке считалось, что восточные славяне - предки русских, украинцев и белорусов - находились на очень низкой ступени общественного и культурного развития. Как будто это находило свое подтверждение в свидетельствах летописцев, которые утверждали, что некоторые племена восточных славян жили «зверинским образом. Но этим оценкам решительно противоречат, их опровергают находки археологов прошлого и особенно нынешнего века.
Судите сами. Близ Смоленска раскопаны так называемые Гнездовские курганы IX-X веков. В самом большом из них, датируемом началом X века, обнаружено железное оружие (шлем, части щитов, копье, меч). Шлем имеет украшения, напоминающие узорчатую русскую резьбу по дереву. В тамошних курганах найдены также бронзовые весы с коромыслом, что указывает на их принадлежность торговцу. Один из найденных в Гнездове щитов окрашен в красный цвет. Тут напрашивается параллель с позднейшими «червлеными щитами» «Слова о полку Игореве». Среди находок оказался глиняный сосуд со славянской надписью «горухща», что значит - горчица. Немало удивлялись ученые тому, что жителям Гнездова были знакомы ножницы современного типа.
Раскопки кургана под Черниговом, названного Черной Могилой, свидетельствуют, что там был захоронен знатный человек, вероятно князь. Добытые из земли предметы были особого свойства. Это не только дорогие, но и редкие, в том числе обработанные искусными мастерами турьи рога - сосуды, предназначенные для питья, с военными изображениями. Обряд погребения тогда предусматривал сожжение покойников вместе с предметами вооружения и обихода. Вот поэтому не могли порою исследователи определить, что представляют из себя находки - слитки стекла, меди, серебра и золота. Находки железных изделий сельскохозяйственного назначения (серпов, топоров, долот и так далее) позволили ученым предположить, что вместе с князем были сожжены рабы, которым надлежало на том свете работать на своего господина.
Вокруг Киева, Смоленска и Новгорода археологи нашли множество монетных кладов, относящихся к X веку. Обилие восточных монет в этих кладах первоначально смутило ученых. Не есть ли это знак торгового облика русских городов раннего времени? Однако сомнения рассеялись, когда археологи все чаще стали добывать предметы местного ремесленного производства, включая инструменты, предназначенные для изготовления самых разных изделий.
О средневековой металлургии, кузнечном деле говорят обнаруженные в городах Руси наковальни, молоты, клещи, зубила, напильники. Притом встречаются приспособления для весьма специальной фигурной отливки и ковки металла.
Но может быть, самыми выразительными и убедительными свидетелями высокого искусства мастеров служат ювелирные изделия, украшения. Уже в X- XI веках была освоена перегородчатая эмаль. Что это такое?
На золотую поверхность посредством припаивания золотых ленточек наносился контур предполагаемого изображения - рисунка. Толщина таких ленточек, перегородок обычно не превышала ОД миллиметра. Затем полученные мельчайшие ячейки в контуре рисунка заполняли стеклянной массой разных расцветок. Понадобилось мастеру изобразить человеческое лицо - и оно появлялось на площади в четверть квадратного сантиметра, причем можно было различить все детали - глаза, брови, нос, рот, волосы…
Не менее впечатляет знакомство с изделиями, именуемыми сканью. На золото или серебро узор наносился проволокой из благородных металлов. Припаивались мельчайшие золотые или серебряные шарики -«зерна». На украшениях - колтах - число таких зерен порой доходило до 300 на 1 квадратный сантиметр.
Очень много дала археология для восстановления облика городов 13 и селений, древней архитектуры, способов строительства. Благодаря раскопкам доказано, например, что около Владимира был построен князем Андреем Юрьевичем Боголюбским замечательный дворец из белого камня. По работам археологов сегодня можно с полной уверенностью сказать, что Москва как город существовала задолго до первого упоминания в летописи под 1147 годом. Колыбелью нашей столицы был Кремлевский холм, на котором поселились первые москвичи. Раскопки в старинных русских городах, которые подверглись нашествию Батыевой орды, подтверждают печальные известия летописей о причиненных бедствиях. Вслед за слоями земли, заключающими свидетельства мирной жизни горожан, идет мертвый, обугленный пласт - это все, что осталось от некогда цветущих городов. Одним из таких была Рязань. Город возродился позже на другом месте.
А разве нам неинтересно, как выглядели наши предки? Благодаря методу, разработанному советским археологом и антропологом М. М. Герасимовым, эта задача стала посильной ученым. По останкам человека - прежде всего черепа - удалось восстановить, например, облик славянки племени вятичей. Тем же методом Герасимов сделал возможным познакомиться с князем Андреем Боголюбским. Стало понятным, почему этот князь прослыл надменным, всегда ходящим с гордо поднятой головой, как об этом сообщали летописцы. Оказывается, у Андрея Боголюбского срослись шейные позвонки так, что он волей-неволей всегда держал голову чрезмерно высоко. Теперь мы лучше представляем внешний вид Ивана Грозного, адмирала Ф. Ф. Ушакова и других исторических деятелей.
Изучение многочисленных гончарных предметов показало, между
прочим, общность способов изготовления орнамента практически на всех славянских землях от Адриатики до Кубани.
Вместе с тем археология предоставляет ученым богатый материал для выводов о международных связях и взаимовлияниях. Так, в Восточной Европе обнаружены многочисленные клады монет - арабские, византийские, западноевропейские. Это позволило сделать вывод о торговых связях и путях.
Не менее значительны для историков исследования ученых-этнографов. Наука этнография (в переводе с греческого - народоописание) имеет дело с устойчивыми явлениями повседневной жизни людей. Поэтому изучение вековых традиций входит в круг интересов этнографов. Это касается бытового уклада жизни, одежды, пищи, верований, обрядов и так далее. Мы с вами уже говорили, что история - в нас самих. В очень большой мере здесь имеются в виду именно этнографические данные.
Чрезвычайно интересной представляется задача восстановления давно минувших взглядов людей на окружающий мир, на природу, наконец, на место самого человека в мироздании. Мы сейчас, рассматривая, например, древний орнамент или вышивку, резьбу наличников окон старых деревянных домов, оцениваем увиденное с точки зрения красоты, эстетического восприятия этих предметов.
Каждый подобный предмет имел еще и свое символическое значение. Главным образом, люди стремились защитить себя от возможных несчастий, стихийных бедствий, «дурного глаза», происков недругов. Человеку на заре цивилизации казалось, что окружающий мир населен добрыми и злыми духами, на которых можно как-то воздействовать, задобрить, отпугнуть. Вот и появились разного рода изображения, рисунки, фигурки, амулеты, призванные оберегать человека.
Если рассмотреть украшения, которые носили славянские женщины, на них можно увидеть изображения «берегинь», напоминающие женоподобные существа вроде русалок. Одежда, головные уборы далеких времен также отвечали представлениям тогдашнего человека об окружающем мире, культе предков, поклонении творцу всего сущего - Солнцу. И сегодня можно встретить в облике наших современниц нечто пришедшее из глубины веков. Ожерелья, браслеты, вышивка на платьях - все это подсказывает нам, что связь времен хотя и изменилась, но не прервалась.
После принятия христианства на Руси к языческим обрядам, которые нередко сосуществовали с новой религией, добавились новые символы - изображения креста, Иисуса Христа, святых. В путь и воины, и торговцы брали с собой небольшие иконки, христианские знаки помещали на различных предметах и опять-таки на украшениях.
На фасадах старинных деревянных домов часто помещали «полотенца*- резные дощечки, задача которых, согласно вековым преданиям, охранять жилище. То же самое можно сказать об оформлении дымоходов печных труб. Если вы пройдете по довольно длинной набережной небольшого поволжского городка Плеса, то, уверен, обратите внимание, что каждый дом имеет свой, неповторяющийся металлический резной дымоход. Лет двадцать пять назад мне довелось побывать в городе Кургане. Прогуливаясь по одной из улиц, застроенных добротными домами из дерева, я убедился, что украшения на воротах (резной орнамент) также отличались своей непохожестью, индивидуальностью. Богатство фантазии, чувство прекрасного и в данном случае проистекали из давних традиций.
Вероятно, вы хорошо знаете, что ныне очень возрос интерес к народным песням, танцам, увеселениям.
Телевидение позволяет познакомиться с фольклорными ансамбля
ми, возрождающими глубокие народные корни культуры. Ученые
овладели сейчас искусством расшифровывать непривычные для нас
старинные ноты. К заинтересованным слушателям приходит и му
зыка наших предков - то возвышенная, то веселая, плясовая, то
грустно-лирическая.
Загадки, поверья, приметы - и они составляют предмет постоянного интереса этнографов. Исключительно важны как для исследователей, так и для нынешней практической деятельности данные народной медицины о способах лечения, травах, отварах.
И все это дает нам познать этнография. Она же изучает изменения в языке народа, определяет его сходства и различия по местностям, собирает и изучает фольклор.
Сколь бы ни разнились народы по историческим условиям своего развития, обычаям, языку, у них всегда много общего. И было, и есть. В отдаленные эпохи люди по-своему пытались представить мироздание и место в нем разумных существ. Независимо друг от друга народы, находящиеся в разных частях земного шара, создавали мифы, легенды, поразительно схожие между собой. Далеко не всегда это объяснялось влияниями, передачей знаний прямым или косвенным путем. Причиной тому была сама человеческая сущность, единая для всех. В южной Сибири, на территории современной Хакассии, ученые открыли захоронения рубежа каменного и бронзового веков. На обломке плиты запечатлено солнце с копьями. В мифологии древней Индии встречается бог-копьеносец. У многих народов древности обожествлялась Мать-природа или Мать-земля. У северных народов этот образ предстает в виде оленихи или лосихи с узнаваемыми чертами женщины. Оказывается, у индейцев Северной Америки и у сибирских народов общность поклонения одним и тем же зверям и птицам выразилась в сходстве священных изображений - скульптур, рисунков (солнце и ворон, медведь - родоначальник, волк, бобр и т. д.). Реальность и фантастика тесно переплетались в умах людей давней поры.
Вероятно, вы без труда установили, что между археологией и этнографией много общего. Да и в научной практике это наглядно подтверждается. Сочетание разных способов изучения нашего прошлого с использованием приемов различных наук - перспективное дело, надежная гарантия новых открытий.
Но главное внимание в этой книге будет обращено на собственно исторические письменные источники, хотя данные археологии и этнографии также будут вам встречаться на ее страницах.
Одним из самых ранних источников считают летописи, то есть записи событий по годам.
Никто пока не может с точностью сказать, когда на Руси зародились летописи. До нас дошел труд ученого монаха Киево-Печерского монастыря Нестора, датируемый примерно 1113 годом. Но не подлежит сомнению, что летописи существовали раньше.
Сочинение Нестора начиналось так: «Се повести временных лет, откуду есть пошла Русская земля, кто в Киеве нача первее кня-жити и откуду Русская земля стала есть». Автор этого замечательного труда обладал широчайшей и разносторонней осведомленностью не только в истории своей страны, но и хорошо знал события тогдашней мировой истории.
Летописи составляли в монастырях, в княжеских канцеляриях, на боярских дворах. Позже появились своего рода «личные» летописи, авторами которых были люди разного общественного положения-дворяне, горожане, служители государственных учреждений.
Не удивительно, что начальная летопись-«Повесть временных лет», как ее именуют по первой фразе текста, доныне является предметом неослабного внимания ученых разных профилей. К тому же Нестор создавал свой труд далеко не только по памяти. Он имел под руками какие-то не дошедшие до нас документы и более ранние летописи. Некоторые из них могут быть выделены из повествования Нестора. Другие пока не поддаются определению. Ученые теряются в догадках, выдвигают предположения, гипотезы, спорят. Поиск продолжается.
Когда Киевская Русь распалась на самостоятельные княжества-государства, летописание продолжалось и там. Наряду со сведениями из общерусской истории такие летописи рассказывали о событиях в своей земле.
Нетрудно себе представить, что в условиях частых междоусобных войн, борьбы за власть, соперничества феодальных владык летописцам было непросто изобразить происходящее вокруг них правдиво и объективно. И это историки давно заметили. К одним и тем же фактам летописцы нередко подходили с разных сторон. Читающему эти повествования недолго и запутаться в противоречиях и недомолвках. (Несколько позже обратимся к наглядным примерам.)
Так что же, может быть, следует отказаться от использования этих источников, признать их недостоверными, отвергнуть основанные на них исторические построения? Примерно так и рассуждали отдельные историки прошлого веке, которых относят к «скептической» школе. Они вообще ранний период нашей истории объявляли «баснословным». Одним из аргументов было то, что в летописях встречается много преданий, легенд, проверить справедливость которых тогда не было возможности.
Но ученые в конечном счете не согласились со скептиками.
Были предложены и со временем усовершенствованы пути и способы анализа летописных текстов, помогающие разобраться в калейдоскопе их сведений. Высоким авторитетом в среде ученых пользуется имя академика А. А. Шахматова (1864-1920). Ему принадлежит заслуга в разработке способов изучения русских летописей.
Разумеется, никто не может дать гарантии, что найдено универсальное средство, освобождающее исследователя от ошибок. И все же дело изучения летописей не столь безнадежно. Метод их сопоставительного изучения, предложенный Шахматовым, дал свои положительные результаты. Самое главное в нем - умение видеть, распознать связь летописных текстов между собой во времени и пространстве.
В старину было принято включать тексты одних летописей в другие, часто без указания источника заимствования. Это считалось в порядке вещей и никого не удивляло. Некоторые летописные тексты похожи на расписных кукол-матрешек, расположенных одна внутри другой. Но обнаружить это трудно. Важно знать, какими исходными источниками располагали летописцы. Выявление и сопоставление этих корней может дать з руки исследователя ключ для оценки достоверности летописи, а также для понимания описываемых событий.
Методы работы А. А. Шахматова и его последователей доказали свою жизнеспособность. Ученый привлек для анализа практически все известные к началу XX века русские летописи и установил их взаимосвязи между собой. И что особенно замечательно - Шахматов научно предсказал существование таких летописных сводов, которые тогда еще не были известны. Он высказал мысль о том, что в Москве в конце XV века была составлена обобщающего характера летопись, названная им Московским летописным сводом. Через некоторое время историки, работая в архивах, действительно обнаружили этот предугаданный Шахматовым летописный памятник. Предпринимались удачные опыты восстановления содержания утраченных летописей. В труде начала XIX века историка Н. М. Карамзина неоднократно встречались выписки из Воскресенской летописи, сгоревшей в 1812 году. Используя метод Шахматова, летопись по этим отрывкам как бы вернули к жизни, реконструировали.
Чтобы использовать источники в историческом сочинении, необходимо их соотнести, сравнить с другими. Историк волей-неволей превращается в «следователя», задавая сопоставляемым источникам интересующие его вопросы. А если показания «свидетелей»-источни-ков расходятся? Ответы ученых, разумеется, могут получиться различными. И это касается не только летописей.
Историк С. Б. Веселовский рассказал об одном немецком ученом-криминалисте, который читал лекции будущим судебным служащим. Чтобы показать всю сложность сбора свидетельских показаний и их оценки, он проделывал со своими студентами такой забавный, но поучительный опыт.
Пригласив домой группу молодых людей (четыре - шесть человек), он с ними сговаривался разыграть на ближайшей лекции скандал. Разумеется, остальные студенты в заговор не посвящались.
Ученый начинал читать лекцию и наблюдал за аудиторией. Как и обычно, одни слушали внимательно и записывали, другие делали вид, что слушают, третьи потихоньку занимались своими делами. Вдруг раздается звон разбитого стекла. К студенту, стоящему у окна, подскакивает ближайший товарищ. Они о чем-то шепчутся. Затем разговаривают громче и громче. Один замахивается на другого. Вскакивают несколько студентов и бросаются разнимать поссорившихся. Профессор дает сигнал всем успокоиться и занять свои места. Затем он обращается к аудитории: «Возьмите теперь тетради, и каждый из вас пусть напишет, как он себе представляет происшедший скандал*. Затем тетради были собраны, профессор дома проанализировал записи и на следующем занятии рассказал об этом студентам. Насколько же разными оказались эти описания!
Как будто все были свидетелями. Но кто-то заметил одно, кто-то другое. Находившиеся ближе к скандалу давали более четкие показания (хотя и не всегда совпадавшие), сидевшие далеко мало что могли сообщить. Но ведь так бывает и с любыми историческими событиями. Даже современники о них рассказывают по-разному.
Итак, достоверность источников неодинакова. Только критический подход способен выявить крупицы истины.
Поскольку мы повели разговор о летописях, покажем это на их примере. Если бы летописцы следовали тому принципу, который был провозглашен А. С. Пушкиным устами Пимена из бессмертной народной драмы «Борис Годунов», как бы облегчилась работа историков! Вспомните, что говорил Пимен:
Добру и злу внимая равнодушно, Не ведая ни жалости, ни гнева…
Свои сказания Пимен называл правдивыми и надеялся, что они будут переписаны его последователями без изъятий и дополнений:
Когда-нибудь монах трудолюбивый Найдет мой труд, усердный, безымянный… И, пыль веков от хартий отряхнув. Правдивые сказанья перепишет…
Пожалуй, не найдешь такого идеального летописца среди тех, кто составлял эти исторические хроники. «Правдивые сказанья» сплошь и рядом подвергались переделкам, редактировались. Что-то из них изымалось, что-то добавлялось. Не были летописцы в стороне от перипетий жизни. Их пером водили такие же страсти, убеждения и предубеждения, которые были созвучны времени, политической обстановке, да и требованиям сильных мира сего. Все накладывало свой отпечаток на творения летописцев. Одни и те же факты истории отображались то кратко, то пространно, а иногда умалчивались.
Своими произведениями киевские летописцы как бы спорили с новгородскими, эти последние - с московскими, а московские - с тверскими.
Вот как обошлись московские составители летописи с текстами нижегородско-суздальских летописей, оказавшимися у них в руках.
Нижегородско-суздальские князья особенно остро соперничали с московскими в XIV веке. Иногда в этом соревновании они добивались успеха, на что и указывали местные летописцы. Так, в малолетство Дмитрия Донского, в 1360 году ярлык на великое княжение Владимирское получил нижегородский князь. Упомянув этот факт, московский писец осуждающе добавил, что нижегородский претендент занял владимирский стол «не по отчине и не по дедине (то есть не по наследству).
Московский князь, захватив Нижний Новгород в 1392 году, учинил там жестокую расправу с «доброхотами» местного правителя. В московском варианте летописи этот факт стыдливо опущен.
В 1365 году ордынский посол доставил грамоту (ярлык) нижегородскому князю Борису Константиновичу на великое княжение. Этот важный момент московским сводчиком обойден молчанием.
Неоднократно обходятся сообщения об участии нижегородских князей во встречах и союзах правителей Северо-Восточной Руси, о назначении наместника из Нижнего Новгорода в Новгород Великий.
Одним словом, московские сводчики летописи постарались как можно меньше положительного сказать о нижегородских князьях и их деятельности. Зато московские властители представлены в достаточно розовом свете.
Наконец, огромные трудности возникают и тогда, когда, казалось бы» ученый имеет перед глазами одну и ту же летопись в нескольких рукописных экземплярах (их называют списками). Нередко эти списки между собой изрядно расходятся, иногда речь идет об отдельных разночтениях.
В принципе ученые предпочитают иметь дело с летописями, которые как можно ближе стоят ко временам описываемых событий. Но сложность и в том, что большинство летописных текстов дошло до нас в позднейших списках.
Так и летопись Нестора нам известна по спискам XIV-XV веков. Это самые ранние списки. А более поздних и не счесть.

А.А. Преображенский

Из книги «История раскрывает тайны»

Читайте также: