ГлавнаяМорской архивИсследованияБиблиотека












Логин: Пароль: Регистрация |


Голосование:
Вам нравится наш сайт?


Отличный сайт!
Хороший сайт
Встречал и получше
Совсем не понравился





» » » О крымском землетрясении 1927 года
О крымском землетрясении 1927 года
  • Автор: Malkin |
  • Дата: 16-09-2018 18:40 |
  • Просмотров: 136

Землетрясение – одно из самых грандиозных природных явлений, которое дает человеку ясное понимание того, сколь уязвимо и зыбко его бытие перед лицом могущественной стихии… Одно из самых сильных крымских землетрясений произошло в ночь на 12 сентября 1927 года.

Знаменитая картина Кузьмы Петрова-Водкина о крымском землетрясении 1927 года

Знаменитая картина Кузьмы Петрова-Водкина о крымском землетрясении 1927 года, очевидцем которого был автор

Крымско-Черноморский регион относится к числу сейсмоактивных и сейсмоопасных. В базе данных по Крыму содержится около 3000 землетрясений, 40 из которых были весьма разрушительны. Древняя архитектура и археология полуострова сохранили память об ужасных землетрясениях с интенсивностью в эпицентре до 9 баллов, начиная с ХV века до новой эры.

Сейсмологи утверждают, что «между крымскими землетрясениями проходит 80-100 лет». Если это действительно так – мы вступили в опасный период: в последний раз Крым пострадал от разрушительного землетрясения в 1927 году – то есть 88 лет назад. Жизнь покажет – так ли это, а сегодня вспомним, каким оно было – самое сильное крымское землетрясение, и каковы были его последствия для полуострова.

Но прежде небольшой исторический экскурс.

Самое древнее на территории Крыма и современной Украины землетрясение, подтвержденное письменными источниками – Пантикапейское, произошедшее в 63 году до нашей эры.

«В то время, когда Митридат справлял на Боспоре праздник Цереры, внезапно случилось столь сильное землетрясение, за ним последовали ужасные разрушения городов и полей», – писал христианский историк Павел Орозий. По словам римского летописца Диона Кассия, «сильнейшее в истории землетрясение уничтожило несколько городов».

В 480 году нашей эры, примерно в сентябре-октябре, произошло еще одно сильное землетрясение. Известны также землетрясения 1292 года, 1471 года.

О наиболее разрушительном землетрясении средневекового Крыма 1341 года свидетельствует византийский историк Георгий Кедрин в книге «История»: «Оно достигло Крыма, сопровождалось большим потопом, море выступило из своих берегов на 10 верст и причинило вред неописанный».

Землетрясение 1471 года обрушило крепость, гору, и «устрашенные жители разошлись из оной в другие селения», отмечает русский путешественник Павел Сумароков. В 1615 году «было землетрясение в горoде Каффа: развалилась городская стена, затряслась земля, развалились дома, изумились твари, плакали женщины, кричали дети, поднялось море, заколыхалось и пошло обратно» (запись сделана в дневнике жителя Кафы Хачатура Кафаеци).

Знаменитый естествоиспытатель Петер-Симон Паллас описывает землетрясения в Крыму конца ХVIII века, а о землетрясении 1802 года поведал Павел Сумароков, наблюдавший его в Севастополе.

Паникой жителей Южного берега Крыма и Симферополя сопровождалось ночное землетрясение 1838 года. В следующем году было сильное землетрясение с эпицентром возле Фороса – колебания земли привели даже к разрушению сейсмостойких генуэзских построек.

По одним источникам, землетрясение 13 июля 1875 года было несильным, а по другим – его сила составляла до 7-8 баллов.

Имеются данные о январском землетрясении 1902 года. Документы Таврического губернатора свидетельствуют о землетрясении 18 мая 1908 года, другие источники – о толчках силой 5-6 баллов 24 октября 1908 года.

Воспоминания о землетрясении 26 декабря 1919 года свидетельствуют о его огромной силе: был сильнейший шторм, отмечались разрушения в Ялтинском порту.

Но, конечно, наиболее знаменитым в истории Крыма является мощное землетрясение 12 сентября 1927 года.

Ему предшествовало менее разрушительное землетрясение 26 июня 1927 года. Эпицентр июньского землетрясения располагался под дном моря, к югу от поселков Форос и Мшатка. Очевидцы отмечали, что за два часа до начала землетрясения в заливе между Аю-Дагом и мысом Плака появилась длинная полоса пены, которая вскоре исчезла, море при этом оставалось спокойным.

Наблюдалось еще одно необычное явление: при совершенно тихой и спокойной погоде на воде была заметна мелкая зыбь, а море как будто кипело. И если до землетрясения оно было спокойным, то во время толчков был слышен сильный шум, буквально подводный грохот, которые отмечали все, кто в то время оказался в море. Купальщики отмечали, что воду под ними начало крутить, а, поплыв назад, они вначале почувствовали, что попали в горячую струю, а с огромным трудом выбравшись из нее, оказались в холодной воде. По крайней мере в трех местах – Ялте, Алупке и Гурзуфе – были зафиксированы цунами.

Открытка с просьбой о помощи пострадавшим от крымского землетрясения 1927 года

Открытка с просьбой о помощи пострадавшим от землетрясения

Очевидец землетрясения, житель Алушты вспоминал: «Было это 26 июня днем. Сила толчка составляла 5,5 балла. В городе разрушений не было. В деревнях пострадали не очень крепкие татарские постройки. Вскоре все успокоились, курортный сезон продолжался».

Владимир Маяковский и Лиля Брик в Крыму

Владимир Маяковский и Лиля Брик в Крыму

В августе в Алушту приехал знаменитый поэт, «певец революции» Владимир Маяковский. В алуштинском клубе Маяковский выступал с докладом «Всем – все!» и читал знаменитые «Чудеса». Задержись он в городе до 12 сентября, его воспоминания – были бы куда ярче и ужаснее.

Маяковский все же посвятил этому знаменательному крымскому событию 1927 года такие строки стихотворения «Крым», написанного в свойственной ему литературной манере:

Рвало

здесь

землетрясение

дороги петли,

сакли

расшатало,

ухватив за край,

развезувился

старик Ай-Петри.

Ай-Петри!

А-я-я-я-яй!

Но по-настоящему «развезувился» Ай-Петри чуть позже…

В конце лета и начале сентября стояла жаркая погода. В Крыму было много отдыхающих. В полночь с 11 на 12 сентября стояла дивная лунная ночь после недавно прошедшего ливня... Тишина ночи внезапно взорвалась раскатами гула, стуком падающей мебели, обвалившейся штукатурки, звоном разбитого стекла и посуды...

Это был второй – поистине сокрушительный удар крымского землетрясения. Он был значительно более сильным и разрушительным для Крыма, чем июньский.

Разрушенный в результате землетрясения дом в Ялте

Разрушенный в результате землетрясения дом в Ялте

Гораздо более мощным по силе разрушений было землетрясение 12 сентября 1927 года. Его очаг располагался под морским дном южнее Ялты и был вытянут вдоль побережья. В эпицентре сила достигала девяти баллов по двенадцатибальной шкале.

Это землетрясение отличалось и более разнообразными природными явлениями. Так, например, те, кто находился на пароходе «Ильич» утром 12 сентября, при прохождении его в районе Ялты отмечали, что он словно «идет по камням».

Спецвыпуск газеты «Красный Крым» о землетрясении

Спецвыпуск газеты «Красный Крым» о землетрясении

Странным явлением были огненные столбы и завесы в 30 километрах от берега Севастополя. В самом городе наблюдались сильные звуковые и световые эффекты при первом толчке. Жители деревни Нижний Керменчик, что в 35 километрах восточнее Севастополя, наблюдали «огонь красного цвета в виде сильной зарницы». Огненные вспышки были действительно очень сильны, поскольку виднелись на расстоянии до 60-70 километров.

В рапорте Гидрографического управления Черноморского флота читаем: «На мысе Лукулл на протяжении 5 секунд зафиксирован столб пламени, в Евпатории – вспышка огня белого цвета на море, в Севастополе вспышка огня высотой 500 метров, шириной 2,7 километров…».

Наблюдались и иные потрясающие явления. В районе Симеиза утром 12 сентября на поверхности воды были замечены цветные пленки площадью около одного гектара…​

Неудивительно, что столь поразительные и, прямо скажем, жутковатые проявления природы вызвали у людей священный ужас…

Руины после крымского землетрясения 1927 года

Руины после крымского землетрясения 1927 года

Илья Ильф и Евгений Петров поселили в реалии ялтинского землетрясения незабвенного великого комбинатора Остапа Бендера и его спутника Ипполита Матвеевича Воробьянинова. Могучая природная стихия чуть было не лишила их самого дорогого – заветного стула: «Было двенадцать часов и четырнадцать минут. Это был первый удар большого крымского землетрясения 1927 года. Удар в девять баллов, причинивший неисчислимые бедствия всему полуострову, вырвал сокровище из рук концессионеров… Остап был вне себя. Землетрясение, ставшее на его пути! Это был единственный случай в его богатой практике.

– Что это? – вопил Воробьянинов.

С улицы доносились крики, звон и шепот.

– Это то, что нам нужно немедленно удирать на улицу, пока нас не завалило стеной. Скорей! Скорей! Дайте руку, шляпа!..

И они ринулись к выходу. К их удивлению, у двери, ведущей со сцены в переулок, лежал на спине целый и невредимый гамбсовский стул. Издав собачий визг, Ипполит Матвеевич вцепился в него мертвой хваткой... Всю ночь концессионеры блуждали вместе с паническими толпами, не решаясь, как и все, войти в покинутые дома, ожидая новых ударов. На рассвете, когда страх немного уменьшился, Остап выбрал местечко, поблизости которого не было ни стен, которые могли бы обвалиться, ни людей, которые могли бы помешать, и приступил к вскрытию стула. Результаты вскрытия поразили обоих концессионеров. В стуле ничего не было. Ипполит Матвеевич, не выдержавший всех потрясений ночи и утра, засмеялся крысиным смешком.

Непосредственно вслед за этим раздался третий удар, земля разверзлась и поглотила пощаженный первым толчком землетрясения и развороченный людьми гамбсовский стул, цветочки которого улыбались взошедшему в облачной пыли солнцу».

Ильф и Петров

К счастью, человеческих жертв крымского землетрясения было сравнительно немного – источники называют разные цифры (от трех до одиннадцати погибших и нескольких десятков раненых), однако разрушения были весьма велики.

В Алуште были повреждены Генуэзская башня и гостиницы, в Алупке – Воронцовский дворец и мечеть. Знаменитое «Ласточкино гнездо» выдержало, но пострадала, к величайшему огорчению туристов, скала-фундамент.

 

 Повреждения на Ласточкином гнезде вследствие землетрясения

Повреждения на Ласточкином гнезде вследствие землетрясения

На шоссе под Ореандой образовались завалы, сильно пострадал Кикинеиз, произошли обвалы на горе Кошка. В районе Ялты пострадало 70 построек, в самом городе были повреждены гостиницы «Россия», «Ялта», жилые дома.

Сильные разрушения были зарегистрированы и в Севастополе. В начале первого часа ночи город был потрясен сильным подземным толчком. Полминуты спустя случился второй. Оба толчка сопровождались волнообразными колебаниями почвы.

Испуганные люди выбегали из домов, некоторые стали выбрасываться из окон. Газеты того времени писали: «В казармах Брестского полка бросился с высоты третьего этажа один красноармеец, получивший, к счастью, нетяжелые ранения. С балкона второго этажа дома №38 по Таврической улице спрыгнул заведующий коммунальными домами товарищ Захаров. Он получил повреждения ног».

Районный исполнительный комитет и президиум городского совета спустя несколько часов после землетрясения сообщали, что «приняты меры к бесперебойному снабжению города водой и светом, обеспечена своевременная подача медицинской помощи, пожарная охрана начеку. Жизнь города протекает нормально».

Однако в порядке было далеко не все. Следствием землетрясения стали многочисленные повреждения в зданиях, жилищных коммуникациях. Во многих домах образовались трещины в стенах и потолках, обвалились штукатурка и карнизы, вследствие замыкания проводов в отдельных жилищных постройках произошел пожар.

Один из дворов в Севастополе после землетрясения

Один из дворов в Севастополе после землетрясения

В то время, когда случилось землетрясение, в Херсонесском заповеднике проходила всесоюзная археологическая конференция, посвященная 100-летию начала раскопок. Здесь в нескольких зданиях осыпалась штукатурка и обвалилась одна из башен городища.

В протоколе Крымского ЦИКа говорилось, что часть домов совершенно разрушена, часть дала серьезные трещины. «Население южного побережья Крыма живет под открытым небом», – писали газеты.

Рано утром 24 сентября 1927 года было зарегистрировано еще три подземных толчка…

«Уже около двух месяцев население переживает ужасы стихийного бедствия. Паника первых дней улеглась, но положение остается чрезвычайно тяжелым – наступили холода, идут беспрерывные дожди, растут эпидемические заболевания. Землетрясение настигло крестьян в момент сбора винограда и табака, значительная часть урожая погибла», – информировало правительство Крыма.

Как это ни удивительно, но до землетрясения 1927 года в Крыму сколько-нибудь научного наблюдения за сейсмичностью не велось, оно началось только в 1928 году. Станции разместили в Ялте, Феодосии, Симферополе и Севастополе.

Наиболее пострадавшими были признаны Ялтинский район и Севастополь. В материалах 13-й Крымской областной партийной конференции ВКП (б), состоявшейся в ноябре 1927 года, отмечалось: «Ялтинский район, по последним данным, пострадал на 25 тысяч рублей, Севастополь – на 8 тысяч. Распределение средств было одобрено Областным Комитетом – Ялта получила 2/3, Севастополь – 1/3».

Председатель КрымЦИК Вели Ибраимов раздает помощь пострадавшим от землетрясения

Председатель КрымЦИК Вели Ибраимов раздает помощь пострадавшим от землетрясения

Как видим, наиболее разрушительные последствия землетрясения 1927 года коснулись территории Южного берега Крыма, большинство населенных пунктов которого были заселены крымскими татарами. Власти не преминули воспользоваться произошедшим для активизации своих наступательных действий против верующих, особо акцентировав внимание на мусульманах. Поскольку ряд древних мечетей и других культовых сооружений оказались поврежденными в ходе землетрясения, то вместо проведения укрепительных работ, власти предписали их немедленно снести – буквально через месяц ЦИК Крыма издал циркуляр №104 от 12 октября 1927 года «О порядке ликвидации культовых сооружений, которые угрожают обвалом, приведенных в непригодность землетрясением». В результате многие мечети в Крыму были уничтожены.

Несмотря на значительные повреждения, произведенные могучей стихией, многие крымскотатарские постройки уцелели, достойно выдержав экзамен на прочность. Описывая и анализируя способы постройки старых домов, известный крымскотатарский этнограф Усеин Боданинский в работе, написанной вскоре после землетрясения, в 1930 году, констатировал: «Старые татарские дома… весьма устойчивы до землетрясения и несомненно являются результатом многовекового строительного опыта на почве и условиях Крыма. Для нашего советского антисейсмического строительства в Крыму мы должны внимательно изучить старинные методы возведения крестьянских жилищ».

Открытка с просьбой о помощи пострадавшим в результате землетрясения. На фото – разрушенная дача в Алуште

Открытка с просьбой о помощи пострадавшим в результате землетрясения. На фото – разрушенная дача в Алуште

К счастью, землетрясение 1927 года осталось самым сильным в истории Крыма ХХ века – последующие были гораздо слабее. Природа была милостива к полуострову.

Гульнара Бекирова

Крымский историк, член Украинского ПЭН-клуба

Читайте также: