ГлавнаяМорской архивИсследованияБиблиотека












Логин: Пароль: Регистрация |


Голосование:
Вам нравится наш сайт?


Отличный сайт!
Хороший сайт
Встречал и получше
Совсем не понравился





» » Черная борода и Эдвард Лоу - пираты из преисподней
Черная борода и Эдвард Лоу - пираты из преисподней
  • Автор: Malkin |
  • Дата: 15-12-2016 21:13 |
  • Просмотров: 1457

Мир морских разбойников составляли головорезы самых различных мастей. Были среди них храбрые вояки, ловкие мошенники, лихие гуляки, отъявленные пропойцы, способные на самые разнузданные неистовства. Иные из пиратских деяний ошеломляют дикой лютостью и беспощадной жестокостью, беспримерной наглостью и изощренным коварством. Словно призраки преисподней, питаемые мошью темных сил зла, поднялись они из мрака ада и на залитых солнцем морских просторах, среди мирной гармонии райских островов, творили свои бесчинства. Одного упоминания имен этих чудовищ хватало, чтобы едва живые от страха пленники с готовностью расстались с любыми ценностями, — только бы спасти свою жизнь, только бы никогда больше не повстречать этих головорезов, сеявших смерть и мучения.

Черная Борода

«  По порядку, не все сразу,   засмеялся доктор Ливси.   Надеюсь, вы слышали об этом Флинте?   Слыхал ли я о Флинте?!   воскликнул сквайр.   Вы спрашиваете, слыхал ли я о Флинте? Это был самый кровожадный пират из всех, какие когда-либо плавали по морю. Черная Борода перед Флинтом младенец. Испанцы так боялись его, что, признаюсь вам, сэр, я порой гордился, что он англичанин…»

Вы, конечно, узнали героев романа «Остров сокровищ». Изумительная фантазия Роберта Льюиса Стивенсона заворожила многие поколения читателей и отправила их на быстрой «Эспаньоле» через Атлантику на поиски чудесного клала, закопанного легендарным капитаном Флинтом на пиратском острове. Но если сам Флинт был персонажем, явившимся на свет благодаря авторскому вымыслу, то жутковатый «младенец» Черная Борода, упоминаемый сквайром Трелони, — реальное историческое лицо.

пират Эдвард В официальной корреспонденции его именуют Тэтч (Thatch), но общепризнанным стал пущенный в обиход таинственным капитаном Джонсоном другой вариант его имени — Тич (Teach). Всего лишь около двух лет этот кровожадный пират плавал в водах Атлантики, но зловещая слава о его «подвигах» успела докатиться от побережья Виргинии до Тринидада. Предположительно, Эдуард Тич родился в Бристоле в 1680 году — впрочем, согласно другой версии, местом рождения его был остров Ямайка, и семья будущего пирата была очень почтенной и уважаемой. Настоящая фамилия его была Драммонд. Во время Войны за испанское наследство он плавал на каперских судах в Вест-Индии. После окончания военных действий официальное каперство было запрещено, и Тич стал пиратом. В 1716 году в компании с Бенджаменом Хорниголдом он начал плавать вдоль Атлантического побережья Северной Америки, командуя небольшим шлюпом. В 1718 году около острова Мартиника Тич захватил крупное торговое французское судно и, переоснастив его в 40-пушечный военный корабль, взял на себя командование, назвав судно «Месть королевы Анны» (как воспоминание о прекрасных днях разбоя в ее царствование). Когда Хорниголд принял амнистию, Тич, возглавляя эскадру из трех кораблей, продолжил пиратство. Одной из наиболее известных его акций стало дело в Чарлстоне (Южная Каролина). Неожиданно войдя на рейд, Тич захватил в гавани восемь кораблей с ценными грузами и богатыми пассажирами. В ультимативной форме он потребовал выкуп за людей и… лекарства, так как на его судах было много больных. Если же требование не будет удовлетворено, пригрозил Черная Борода, то он казнит пленников и пришлет губернатору их головы. Пока представитель захваченных пленных вел переговоры в муниципалитете, Тич отправил капитана одного из своих судов, Ричардса, и его команду в город. Бандиты нагло расхаживали по Чарлстону и терроризировали местных жителей. Власти покорились и отдали выкуп и медикаменты — лишь бы скорее избавиться от присутствия незваных гостей. Пираты отправились дальше на север. В июне 1718 года суда вошли в залив Тонсейл (Северная Каролина), где «Месть королевы Анны», попав на мель, потерпела крушение. Тич со своими людьми спасся на других кораблях. Затем между командами произошла ссора, и пираты разделились. Что послужило причиной конфликта — неясно. Возможно, Тич приказал вытащить оба судна на пустынный берег для килевания, а сам, с двадцатью — тридцатью головорезами удрал на баркасе, прихватив всю добычу, — это было бы вполне в его духе. А может быть, он просто высадил часть команды на берег и ушел в открытое море. Так или иначе, через некоторое время Черная Борода заявился к губернатору Северной Каролины и, приняв объявленную амнистию… отправился грабить дальше.

Этот субъект был большим оригиналом во всем — от неординарной внешности до непредсказуемых поступков.

«Физиономию капитана Тича, именовавшею себя Черной Бородой, сплошь покрывала густая растительность, сразу приковывавшая взгляды,   — пишет капитан Джонсон.   Эта борода ужасала Америку… Она была черного цвета, и хозяин довел ее до таких чудовищных, размеров, что казалось, будто волосы растут прямо из глаз. Тич имел обыкновение заплетать ее в маленькие косички с ленточками и закидывать их за уши. Во время сражения он вешал на каждое плечо широкую перевязь с тремя парами пистолетов в кобурах и втыкал под шляпу запальные фитили, так что они свисали, едва не касаясь щек. Его глаза от природы были лютыми и дикими. Невозможно представить себе фигуру более жуткую, чем этот беснующийся человек, сравнимый разве что с фурией из ада».

Грубый, свирепый и безрассудно отважный человек, Тич обладал неожиданным чувством юмора весьма мрачного оттенка. Вот каким было его любимое развлечение во время попоек. Как-то раз, пьянствуя с приятелями в своей каюте, он внезапно достал два пистолета, взвел курки и, скрестив руки, сунул их под стол. Лишь один собутыльник догадался, что сейчас произойдет, и стремглав вылетел из каюты; двое оставшихся ничего не поняли или были настолько пьяны, что не могли передвигаться. Черная Борода задул свечу и принялся палить в темноте. К счастью, первый пистолет дал осечку, но пуля из второго попала одному из пиратов, Израэлю Хендсу, в колено и сделала его инвалидом. Впоследствии Тич похвалялся, что просто решил выяснить, насколько «счастье» сопутствует его приятелям.

Этот дикий человек вел судовой журнал, до сих пор, к сожалению, не обнаруженный. Известно лишь два фрагмента. Вот они: «…1718 Ром кончился. Братство абсолютно трезво. Какая-то дьявольская смута царит у нас. Мерзавцы что-то замышляют. Много болтают о том, чтобы разойтись».   Записи возобновились спустя некоторое время — когда Тич встретил в море торговое судно. «Я его захватил. На борту нашлось множество ликеров. Я чертовски разогрел братство, и все теперь в порядке».

Впрочем, куражился Тич недолго. В середине ноября 1718 года карательная экспедиция из двух военных шлюпов под командованием лейтенанта Роберта Мэйнарда обнаружила его корабль в бухте Окракок (Северная Каролина). Невзирая на численное превосходство военных, Тич сдаваться не собирался. Прикрытый мелями залива, он спокойно стоял на якоре в ожидании, когда шлюпы отыщут фарватер на мелководье и приблизятся на пушечный выстрел. Наконец он счел свое положение выигрышным и пошел в атаку. Расстреляв первый, меньший, шлюп, он направился к кораблю Мэйнарда, чтобы решить дело в абордажной схватке. Забросав палубу шлюпа фанатами и бутылками с горючим веществом, пираты во главе с Тичем ворвались на борт. Разгорелась отчаянная схватка. Тич и Мэйнард выстрелили друг в друга, пирата ранило. Оба выхватили сабли и бились до тех пор, пока удачный выпад Тича не обезоружил лейтенанта. Черная Борода уже готовился нанести смертельный удар противнику, но один из моряков поразил его в шею. Но Тич продолжал сражаться, и только выстрел из пистолета в упор свалил его мертвым на палубу. На теле пиратского главаря насчитали двадцать пять ран. Голова Тича была повешена под бушпритом, а затем выставлена на площади Виргинии.

Неслыханный злодей

Капитан Эдвард Лоу«Капитан Эдвард Лов родился в части Лондонской, которая называется Вестминстером; он рано принялся за ремесло мошенническое: отнимал у других ребят, что у них было, а ему нравилось. Это было дело его, а когда не давали, то он их бил. Когда он стал возрастать, тогда познакомился со всеми парнишками, которые чистят башмаки на разводной площади; он их обучал обманывать людей, а кто с ним не соглашался, тот должен был с ним драться. Вот его первая школа [1]»

Старший брат взял его с собой на корабль, идущий в Новую Англию. Попав в Бостон, Лоу пристроился сначала на канатном дворе, затем ушел в плавание и в конце концов стал квартирмейстером на каботажной шлюпке в Бостоне. Как-то раз он поругался с капитаном своего судна и в ярости застрелил его. С двенадцатью головорезами он скрылся на шлюпке в открытом море и, захватив небольшое торговое судно, начал пиратствовать. Прошло немного времени, и удачливый Лоу стал командовать вполне приличным судном. Его появление на рейдах портов приводило в отчаяние местную администрацию. Так, например, у Азорских островов «…Лову попался тридцати двух пушечный французский корабль; а на рейде Михайловском, он взял множество разных судов, стоящих на якоре, и не было ему нужды выпалить даже из одной пушки. Воды только ему недоставало, и для того послал он к губернатору святаго Михаила, просить дозволения запастись свежей водою, обещая ему, что за такое снизхождение он отдаст назад все суда им взятые; а в случае отказа, созжет их всех. Губернатор, чтоб спасти суда, позволил брать свежую воду, а Лов возвратил ему шесть разных судов…»

Во время своих разбойничьих налетов Лоу действовал с изощренной жестокостью, оставив о себе память как об одном из наиболее злобных и кровожадных садистов.

Он «…взял с собой на борт около ста отчаянных робят, какие только бывают на виселицах…»   и — «взяли богатой португальской корабль… но как груз не столько нужен им был как деньги, то они начали мучить матросов, которые принуждены были объявить, что корабельщик бросил в море мешок с тысячью мойдорами (золотая монета в три с половиной золотников). Лов, узнавши сие бранился и ругался до исступления; вырезал у корабельщика обе губы и наконец умертвил его со всем экипажем корабельным, состоящем в тритцати шести человеках…

—…взяли… корабль именуемой Амстердамской купец. Корабельщику Лов разрезал нос, отрезал ему уши, и разграбивши весь корабль, отпустил на волю. После того, он взял один шлуп… велел всех людей перевязать и поставить им между пальцами зазженные фитили, отчего тело все сгорело до костей; наконец высадил их на берег необитаемой никем; таким образом поступил он и с другими кораблями, какие попадались в руки…»

Деятельность этого кровопийцы вызвала ответные действия английских властей. На Лоу началась охота, и в погоню за его судами отправился 20-пушечный военный корабль. Он застиг два судна Лоу, но главарь, бросив своего компаньона на произвол судьбы, ушел на своем корабле.

«…Лов после щастливого своею избавления… пуще остервенел и сделался злейшим врагом всему роду человеческому, ибо клялся отомстить всякому, кто только попадется ему в руки; первою жертвою его был Натан Скиф, шкипер одного шлупа, употребляемаго для ловли китов: взявши сие судно, пират велел его высечь нагаго на палубе сквозь строй своих товарищей, потом отрезал ему уши, и мучили его всяким образом для своею веселия. Уставши, прострелили ему голову…»

Вакханалия продолжилась у Ньюфаундленда, затем Лоу перебрался к Азорским островам и вышел к западным берегам Африки. Пройдет немного времени, его схватят французы и без долгих колебаний повесят.

Д. Н. Копелев

Из книги «Золотая эпоха морского разбоя»



[1]Взаглавииитекстеиспользуютсяматериалы, содержащиесявнеопубликованнойрукописиФ. В. Каржавина«Жизнеописанияпиратов». (Орфографияипунктуацияисточникасохранены.)

Читайте также: