ГлавнаяМорской архивИсследованияБиблиотека












Логин: Пароль: Регистрация |


Голосование:
Вам нравится наш сайт?


Отличный сайт!
Хороший сайт
Встречал и получше
Совсем не понравился





» » » Гибель Бахчисарая. Поход Миниха 1736 года
Гибель Бахчисарая. Поход Миниха 1736 года
  • Автор: Malkin |
  • Дата: 23-09-2016 11:25 |
  • Просмотров: 1495

В 1578 году посол польского короля Мартин Броневский так отозвался о Ханском дворце в Бахчисарае

История Крыма знает взлеты и падения. Страницы белые и черные. Правители полуострова поднимали свои знамена над городами своих врагов, и над крымскими столицами реяли чужие флаги. Немало памятников мирового уровня было построено в Крыму, и без счета их погибло в войнах прошлого. Но вряд ли что сравнится по своему варварству с разрушением Ханского дворца в Бахчисарае. Будучи не крепостью, а шедевром гражданской архитектуры, он имел все шансы пережить первое российское вторжение на полуостров, но не пережил. Об истории гибели целой эпохи в пламени войны 1736 года мы поговорим ровно 280 лет спустя.

В 1578 году посол польского короля Мартин Броневский так отозвался о Ханском дворце в Бахчисарае.

Ханский дворец, или дом, древними татарскими государями великолепно украшен зданиями, мечетями, гробницами и банями. Ханы, имея свободное время от занятий, нередко удаляются в этот дворец со своими женами; потому что это место, или положение дворца, очень благоприятно для охоты. Там есть сады яблоней и других плодов, виноградники, прекрасные поля, орошаемые чистыми ручьями».

Век спустя, в 1667 году турецкий путешественник-энциклопедистЭвлия Челеби не мог скрыть восхищения этим местом.

«Построен за семь лет этот бахчисарайский дворец. Дворец этот подобен раю, и если человек на него внимательно посмотрит, то удивится и изумится… Длина его по окружности составляет пятьсот шестьдесят шагов, в четырёх местах есть мощные и прочные железные ворота… За этими воротами триста шестьдесят великолепных комнат, расположенных друг над другом, с нишами, и высокие дворцы с бесчисленными разнообразными росписями, подобными хамелеону. Каждое строение построено кем-нибудь из падишахов… В трёх местах есть залы собраний, в каждый из которых вмещается по три тысячи человек… В этих залах ханы заседают, проводят шахиншахский диван по законам рода Чингизидов, творят там суд и устанавливают справедливость».

Но через два столетия, в 1850 году, польский вояжер и литератор Антоний Марчинковский не мог скрыть своего разочарования при виде бывшей резиденции ханов.

«Остановились мы перед большим деревянным домом, без второго этажа, с разными росписями а-ля квач, очень похожими на рисунки на оконных рамах еврейских трактиров. Думал, по простоте сердца, что это заезжий дом или школа караимов. А был это дворец Гиреев! И грязная башня, что возвышалась в глубине, это минарет ханской мечети; у ворот грязные десятники стерегли внутренность дворца».

Ему вторит в 1872 году русский визитер Евгений Марков.

«Познакомившись с бахчисарайскою роскошью и бахчисарайским комфортом, примешь за дворец и почтовую станцию, тем более настоящий дворец, хотя бы и татарский. Снаружи он плоховат и немного обещает; по восточному обычаю, он идет оградою кругом двора; наверху торчат башенками живописные мавританские трубы; стены расписаны еще снаружи… Это один из немногих архитектурных документов когда-то процветавшей здесь восточной жизни. В нем нет почти следов того изящества, той утонченной роскоши и фантастичности, которыми восхищают путешественников. Все в нем довольно бедно, просто и прозаично».

Что же произошло в Крыму такого, что превратило роскошный «райский сад» в неказистый «деревянный дом»? Почему восторги одних путешественников сменяются разочарованием других?

Откровенный и безжалостный ответ дает английский профессор Эдвард Кларк, посетивший Крым в 1800 году. Он писал: «В Бахчисарае русские удовлетворили свое варварское наслаждение разрушением и уничтожили совершенно эту столицу».

Одна из наибольших культурных трагедий Крыма развернулась во время очередной русско-турецкой войны 1735–1739 годов. На следующий год после ее начала произошло доселе немыслимое событие – русская регулярная армия успешно вторглась на Крымский полуостров. До этого два с половиной века Россия оборонялась, отбивала набеги крымцев, изредка контратаковала, но Перекоп оставался непреодолимой преградой. Лишь донским казакам на их быстроходных стругах да плывшим с ними русским удавалось ворваться на крымское побережье. Регулярная же армия была бессильна…

И вот в 1736 году фельдмаршал Христофор Миних взялся осуществить давнюю российскую мечту – нанести Крымскому ханству удар в самое сердце. 17(28) мая Миних с армией прибыл к Перекопу и затеял переговоры о его сдаче. На третий день русское войско по морскому побережью обошло Перекопский вал и вышло в тыл ханским войскам. 20(31) мая хан Каплан Герай отступил, предместья Ор-Капу пали в этот же день, а окруженная крепость капитулировала 22 мая (2 апреля). Затем Миних двинулся на Гезлев (нынешнюю Евпаторию).

Город достался Миниху без боя, османский гарнизон вернулся в Турцию, крымские же татары расположились на подступах, блокируя доставку продовольствия. 10(21) июня войска Миниха прошли перешеек у озера Сасык. На следующий день часть армии была выдвинута для зачистки селений по левому флангу, но натолкнулась на сопротивление крымских татар. Воспользовавшись случаем, калга Фетих Герай II напал на обоз русской армии и сумел захватить там пленных и добычу. Впрочем, Миниха это не остановило.

17(28) июня фельдмаршал подошел к Бахчисараю. Атака крымцев и янычар заставила передовые части русских отступить, но плотный артиллерийский огонь обеспечил наступающим перевес. Сам город пал без боя. В тот же день крымские татары напали на отряд казаков, доставлявших фураж, и смяли его, однако вытеснить Миниха из Бахчисарая не смогли.

Ночью 21 июня (2 июля) отряды генералов Измайлова и Бирона совершили вылазку за провиантом в Ак-Мечеть (ныне – Симферополь) и, заняв город, сожгли его. На обратном пути крымские татары атаковали русские силы, но отбить припасы не смогли.

Однако триумф Миниха был недолгим. Отсутствие нормального снабжения, повальные болезни и, как результат, колоссальные потери, вынудили его отказаться от похода на Кефе (нынешнюю Феодосию) и оставить Бахчисарай. И в этот момент разыгралась трагедия.

Торжествующий после взятия столицы давнего врага и разъяренный необходимостью отступить из нее, Миних вызвал к себе молодого капитана Манштейна. Фельдмаршал приказал ему составить подробное описание Ханского дворца, а затем – сжечь его вместе с городом. В пламени погибла не только большая часть строений, но и бесценные ханские архивы и библиотека. Дворец, строившийся и украшавшийся более двухсот лет, в один момент сгорел.

Говоря сегодняшним языком, российская армия совершила военное преступление. Она уничтожила мирный объект, не имевший оборонительных сооружений, и бывший шедевром архитектуры. Она также в один день лишила крымских татар большей части их письменного наследия: от философских трактатов до любовной лирики. История крымцев, оставшаяся без документальной базы, скоро стала заложницей историографии победившей Российской империи.

А все попытки восстановить дворец, как в последние годы Крымского ханства, так и в период Российской империи, были неудачны. Площадь комплекса сократилась в четыре с половиной раза, некоторые постройки были снесены, а другие – сильно перестроены. Позднейшие реставраторы лишь ухудшили общее состояние дворца – и это заметили все европейские и часть русских путешественников.

И начавшееся в последние годы восстановление памятника было грубо прервано аннексией Крыма. Скандалы вокруг дворца, отсутствие света, разрушающиеся перекрытия – такова современность одной из важнейших крымских жемчужин. И как ни прискорбно это сознавать, российское небрежение может завершить то, что не удалось российскому пламени 280 лет назад. Дворец ханов вновь оказался на краю гибели…

Сергей Громенко, крымский историк и публицист, кандидат исторических наук

 

Читайте также: