ГлавнаяМорской архивИсследованияБиблиотека












Логин: Пароль: Регистрация |


Голосование:
Вам нравится наш сайт?


Отличный сайт!
Хороший сайт
Встречал и получше
Совсем не понравился





» » » Адрианопольскнй мир и формирование болгарской общины из г. Лясковец в Кишиневе (1830-1840)
Адрианопольскнй мир и формирование болгарской общины из г. Лясковец в Кишиневе (1830-1840)
  • Автор: Malkin |
  • Дата: 16-05-2015 13:57 |
  • Просмотров: 2862

Адрианопольскнй мир, заключенный в сентябре 1829 года, признал гре­ческую независимость, укрепил сербскую автономию, дал автономию Валахии и Молдавии, но не изменил политический статус болгарского народа.

Наши соотечественники оказали большую поддержку русской армии в русско-турецкой войне (1828-1829). Они входили в отряд полка Лип­ранди, в котором было 1500 болгар-добровольцев. При осаде г.Силистра в Северо-Восточной Болгарии русское командование сформировало отряд Георгия Мамарчева. Тогда Мамарчев совершил первую попытку восста­ния с центром в г. Тырново и установил связь с Сливеном и Котел ом при поддержке Г.С. Раковского. Русское командование, однако, арестовало Мамарчева и сорвало подготовку восстания.

Г. Мамарчев и его единомышленники в болгарских землях не отказа­лись от своих планов. После войны они организовали в 1835 г. восста­ние— Велчову заверу, тесно связанное с выступлением их единомыш­ленников в Силистре, где в то время находились русские войска. По усло­виям Адрианопольского мира Силистрия была под русской оккупацией до 1836 г., и только в этом году город и прилегающие к нему территории были переданы туркам. Таким образом, в начале 30-х годов все еще суще­ствовали благоприятные условия для восстания. Мамарчев и Раковский их использовали. Во время Крымской войны (1853-1856) дело этих двух ре­волюционеров продолжил капитан Никола Филиповский.

Но если вновь вернемся к Адрианопольскому миру и его значению для болгар, то обнаружим, что статья 13 — единственное проявление внимания к нашим соотечественникам. Болгары получили по этому дого­вору право на переселение в земли Российской империи. Такое право по­лучили и болгарские добровольцы из состава русской армии. Среди бол­гарских добровольцев особого внимания заслуживает Цани Калянджи из Лясковца.

Лясковец — обычный болгарский городок в Северо-Восточной Бол­гарии, он расположен возле Тырнова. До 60-х годов XIX в. его жители пользовались большими правами автономии. В городе было сильно влияние греческого освободительного движения, поэтому русско- турецкая война 1828—1829 гг. открыла дорогу надеждам лясковчан на освобождение.

Ц. Калянджи был сыном известного участника Греческого восстания (1821). Он — первый болгарский учитель в Лясковце, который осмелился сжечь греческие церковные книги и преподавать родной язык в школе[1]. В этой своей деятельности он находил поддержку лясковсцкого учителя Николы Козлева.

Во время русско-турецкой войны 1828-1829 гг. Ц. Калянджи был в отряде в составе полка Липранди и получил орден за храбрость лично от своего русского военного начальника[2]. Во время Крымской войны Ц. Калянджи находился в штабе русской армии и занимался организацией болгарских добровольческих чет и болгарской разведки для русского ко­мандования в болгарских землях. В знак благодарности русское прави­тельство даровало ему звание почетного русского гражданина и вручило золотую медаль с Владимирской лентой для ношения на шее. Ц. Калян­джи поселился в Бессарабии и умер в 1868 г. в Кишиневе[3].

Ц. Калянджи получил привилегии в России и успел дать высшее обра­зование своим сыновьям — Павлу и Ивану Калянджи (Иван Степанович Иванов). Павел Калянджи поселился в Комрате (Бессарабия) и в 1862 г. стал главным учителем в болгарском Комратском училище. Он был ин­спектором и болгарских бессарабских школ[4]. Павел Калянджи был одним из создателей болгарского добровольческого движения в сербско-турец­кой войне 1876 г. Он также автор болгарских учебников для школ бесса­рабских болгар.

Иван Калянджи являлся воспитанником Максима Райковича из Ляс- ковца, Христаки Павловича из Свиштова и Ивана Момчилова из Елены. Он был учителем и участником церковной борьбы в своем родном городе, добровольцем во время Крымской войны. После войны он получил на­правление от русского правительства на учебу в духовную семинарию Кишинева. Такая привилегия была дана только ему и Н. Козлеву из Ляс- ковца. Иван Калянджи окончил также и духовную семинарию в Киеве, и историко-филологический факультет Киевского университета[5].

В 60-е годы XIX в. Иван Калянджи был инспектором и попечителем болгарских колоний в Бессарабии. В 1862 г. он основал болгарское учи­лище в Комрате, боролся за существование болгарских школ в Бессара­бии. В 1868 г. Иван Калянджи поселился в Кишиневе и стал русским чи­новником. Он создал Кишиневское болгарское общество по распростра­нению грамотности, которое формировало болгарские четы в Сербско- турецкой войне 1876 г. и болгарское ополчение во время русско-турецкой войны 1877-1878 гг.

Род Калянджи из Лясковца политически вырос во время русско-турец­ких войн. В Лясковце он связан с родом попа Стояна Брусева.[6] Судьба рода Стояна Брусева была похожа на судьбу других лясковчан, переживших в родных местах русско-турецкие войны. Вместе с Иваном Калянджи поп Стоян Брусев был учителем в Лясковце. Кроме того, он был воспитанни­ком архим. Максима Райковича, видным деятелем церковного движения и находился в рядах самых ярых противников «грецизма» в Лясковце.63

По словам Еню Кырпачева, род попа Стояна Брусева происходил из Калофера[7]. Его представители жили в «Ангельской махале» в Калофере при церкви «Святой Архангел». Стоян Брусев из Калофера участвовал в добровольческой чете во время русско-турецкой войны 1806-1812 гг. и получил императорское русское свидетельство и императорский указ от 1812 г. из Калофера семья Стояна Брусева переселилась в Кишинев.

Жизнь и деятельность Стояна Бруссва из Лясковца были докумен­тально описаны в воспоминаниях, оставленных Петром Хр. Попивано- вым, и изданы акад. Иваном Радевым. Однако если вернемся к Еню Кыр- пачеву, то увидим, что род Брусевых берет свое начало из Калофера, и его представители из этого города тоже были участниками болгарского доб­ровольческого движения во время русско-турецких войн.

Поп Стоян Брусев из Лясковца, по словам Петра Хр. Поливанова, был активной фигурой в восстании воеводы Н. Филиповского во время Крым­ской войны. Чета Филиповского была сформирована главным образом из лясковчан при Лясковецком монастыре, который она охраняла в Габров- ских Балканах до смерти воеводы. Эти утверждения Петра Хр. Поливано­ва правдоподобны и дополняют существующие мнения.

Однако, если обратиться к исследованиям видного советского уче­ного В.Д. Конобссва, следует отмстить, что еще в 60-е годы XX в. Ко­нобеев открыл существование самостоятельного болгарского нацио­нально-освободительного движения во время русско-турецких войн[8].

В.Д. Конобеев считал, что Россия в войне 1828-1829 гг. поддерживала идею восстания в Болгарии, Сербии, Македонии и Румелии, но не ус­пела его осуществить. Тогда русское командование дало приказ о пе­реселении болгар в Россию[9].

Во время русско-турецкой войны 1828-1829 гг. болгарское нацио­нально-освободительное движение развернулось в районах, где велись военные действия. Одним из этих районов была Северо-Восточная Болга­рия с центром в г. Силистра. В 1835 г. Г. Мамарчев и Г.С. Раковский ор­ганизовали в Силистре Велчову заверу, а во время Крымской войны — Тайное общество и восстание Н. Филиповского °. Стефан Дойнов пишет, что Вслчова завера была отправным пунктом в направлении национально- освободительного движения по пути самостоятельных действий[10]. Благо­даря Георгию Мамарчеву восстание было подготовлено в 1835 г. в Тыр- ново Велчо Атанасовым-Стеколыциком, Василом Хадживылковым и др. Позднее деятели Велчовой заверы создали и Тайное общество Раковского. Все эти движения укрепляли болгарский революционный дух. По словам Ст. Дойнова, Велчова завера и восстание Николы Филиповского, органи­зованное Тайным обществом, были вершиной болгарского национально- освободительного движения первой половины XIX в.

Н. Филиповский подготовил свою чету еще в 1854 г. в Лясковецком монастыре, но непосредственная помощь шла не только от Раковского и Тайного общества, но и от Ивана Калянджи, который во время войны по­селился в Силистре. В то время Цани Калянджи, отец Ивана, находился в штабе русской армии. Тайное общество, как и Велчова завера, были ори­ентированы на русскую помощь. Надежды на нее входили в планы Раков­ского и Ивана Калянджи, в действия Раковского в Цариграде, Афинах и в Брэильские бунты 40-х годов XIX в[11].

Тайное общество и восстание Николы Филиповского были связаны с Лясковцем. В четах Н. Филиповского были в основном болгары из Ляс- ковца, и среди них был поп Стоян Брусев[12]. Поп Стоян Брусев после раз­грома четы ушел в Бессарабию, где русское правительство дало ему надел земли. Здесь он служил священником в болгарской церкви в с. Кайрак- лия[13]. В 1870 г. поп Стоян Брусев вернулся в Лясковец, но его сын Христо Брусев остался в Бессарабии и окончил Болградское центральное болгар­ское училище и Одесский правовой факультет[14].

Хр. Брусев также вернулся в Лясковец и стал помощником Николая Жекова в его работе в качестве ректора Петропавловской духовной семи­нарии в Лясковецком мионастыре[15]. Хр. Брусев и Н. Жеков помогали Ан- тиму I в его избрании болгарским экзархом[16].

С борьбой за избрание болгарского экзарха также связаны Христо Г. Данов и Николай Живков. Они были очень благодарны Хр. Брусеву за его позицию в избрании Антима I. Такое их отношение нашло отражение в сохранившейся переписке между Хр. Брусевым и Хр. Г. Дановым[17]. Хр. Г. Данов вместе с Николаем Живковым, управляющим Русенским книж­ным магазином Данова, были не только благодарны за оказанную помощь Антиму I, но в благодарность за неё помогли Хр. Брусеву напечатать его книги в Вене. Также они отправили ему учебные пособия для ‘школы в Лясковце и др.

Никола Козлев был другим видным лясковецким учителем, судьба ко­торого была схожа с судьбами Бруссва и Калянджи. Подобно им он начал свою политическую деятельность, приняв участие в церковной борьбе в Лясковце. Он тоже был участником восстания Николы Филиповского. Н. Козлев смог спастись в Бессарабии, а русское правительство устроило его в Духовную семинарию в Кишиневе [18]. Н. Козлев был первым болга- рином-стипсндиатом Кишиневской духовной семинарии наряду с болга­рами из Македонии (Скопье и Охрид).

Кишиневская семинария открылась в 1813 г., сразу же после при­соединения Бессарабии к Российской империи. В 1824 г. в семинарию поступили первые болгарские ученики-стипендиаты[19]. Это были болга­ры из Македонии, а наряду с ними и болгарин из Лясковца. В 60—70-е годы XIX в. интерес Кишиневской духовной семинарии к болгарам уси­лился.

Кишиневская духовная семинария вновь обратила внимание на бол­гар в 1869 г., когда 19 представителей бессарабских колонистов во главе с настоятелем Киприяновского монастыря просили бессарабского гу­бернатора в Кишиневе принять меры по развитию болгарского просве­щения в бессарабских колониях[20]. В результате лясковчанин Иван Ко- лянджи создал Кишиневское болгарское общество по распространению грамотности.

Кишиневское болгарское общество официально начало работать в 1871 г. Однако еще в 1869 г. оно стремилось укреплять свои связи с Тыр- ново и с Лясковцем— очагами революционных бунтов времен русско- турецких войн начала XIX в. По настоянию Ивана Калянджи Кишиневское общество приняло своих первых стипендиатов из Тырнова и Лясковеца[21].

Третий большой род Лясковца, связанный с попом Стояном Брусе- вым, а также с церковным и революционным движением в городе, был род попа Ивана Шаранкова. Об этом роде упоминалось еще в воспомина­ниях Петра Хр. Попиванова. По словам Н. Жечева, поп Иван Шаранков был среди тех, кому давали клятву в Велчовой завере[22]. М. Москов и Д. Минев поставили род Ивана Шаранкова среди видных родов лясковец- ких чорбаджиев[23].

Об участниках Велчовой заверы П. Кисимов писал, что у них не было другой надежды, «как только на самих себя»[24]. Он же писал, что заговор стал реальностью после русско-турецкой войны 1828-1829 гг., поскольку этой войной «население было ободрено и материально улучшено...»[25].

Петр Хр. Попиванов очень обстоятельно остановился на политиче­ской деятельности попа Ивана Шаранкова, о котором мало известно. Его воспоминания являются продолжением рассказа о попе Иване Шаранкове из документального сборника «Болгарское восстание 1835 г.». По словам Петра Попиванова, Иван Шаранков созвал первое заседание Велчовой заверы с ведома Тырновского греческого митрополита Иллариона в гре­ческом училище при Митрополии в Тырново. Греческое училище стало одним из центров заговора[26]. Этот факт свидетельствует, о том, что Завера не только находилась под влиянием греческого освободительного движе­ния, но и о том, что она была направлена против Цариградской Патриар­хии. Ив. Шаранков был переселенцем из Янины, вдохновленный идеями Греческой заверы (греческого восстания 1821 г.)[27].

Поп Иван Шаранков, известный как поп Иван-Лясковчанин, был ста­ростой кафедральной церкви «Св. Богородица» в Тырново, после разгро­ма Велчовой заверы вернулся в церковь «Св. Димитрий» в Лясковец. По­хоронен в церкви «Св. Николай» в Лясковеце.

Судьба, подобная судьбе Ив. Шаранкова, была и у Антона Никопита из Македонии, который пришел в Лясковец из Скопье и тоже был под влиянием идей Греческой заверы. По словам Петра Хр. Попиванова, Ив. Шаранков и Антон Никопит были частью тысяч «славяноболгар», кото­рые населяли Юго-Западную Грецию в те годы. (E. X. — поднимался во­прос об Эгейской Македонии).

Антон Никопит-Македонец был верным помощником Мамарчева. Он являлся членом Тырновского комитета, во главе с Вслчо Атанасовым- Стеколыциком (Болта)[28]. Клятва заговорщиков в Тырново приносилась Велчо Заговорщику (E. X. — Велчо Атанасов-Стеколыцик), учителю Ан­тону Никопиту-Македонцу и попу Ивану Шаранкову-Лясковчанину[29]. Поп Иван Шаранков входил и в состав Лясковецкого комитета. Лясковец- кий комитет находился среди центров заговора (Тырново, Тырновская округа, Елена, Еленский округ, Трявна, Дряново, Габрово и Горна Оряхо- вица). Участие двух болгар из Эгейской Македонии в Завере показывает, что македонские болгары были тесно связаны с национально-освободи­тельным движением болгарского народа.

Воспоминания Петра Хр. Попиванова дают представление и о воз­можностях, которые предоставляла Россия деятелям революционной эмиграции, спасшимся в Бессарабии. Одному из дядей П. Хр. Попива­нова удалось получить стипендию Тодора Минкова для учебы в Нико­лаевском пансионе и окончить гимназию в Николаеве (Южная Рос­сия)[30]. Хр. Брусев, сын попа Стояна Брусева, успешно окончил Болгардское центральное училище и юридический факультет Одесского университета. Сам поп Стоян нажил, как уже говорилось, «завидное благосостояние в с. Кайраклия (Бессарабия)»[31]. Первым учителем в болгарском училище в Комрате (Бессарабия) был Павел Калянджи из Лясковеца, который впервые написал болгарские учебники для бесса­рабских болгар: «Болгарский букварь», «Краткая хрестоматия», «Друг детей». Учебник «Друг детей» был издан в Одессе с посвящением Ивану Калянджи из Кишинева и Стояну Калянджи из Лясковца. Учеб­ник содержал много страниц из «Лесного путника» Г. Раковского, ма­териалы о Лясковце, о переселении в Россию и др. Учебники П. Ка­лянджи распространялись в Одессе, Болграде, Галаце, Тулче, Свишто- ве, Пловдиве, Тырново и Лясковце[32]. Их распространял среди болгар Христо Г. Данов.

Кишиневское общество по распространению грамотности поддержало планы Василия Д. Стоянова по созданию Болгарского книжного общества Брэилы. Капиталы Книжного общества состояли из взносов болгарских общин, которые участвовали в учредительном собрании. Капиталы пере­давались Попечительству общества в Брэиле и хранились в Одесском банке Одесского болгарского попечительства. В 1872 г. болгары из бесса­рабских колоний и Кишинева внесли в Одесский банк 15000 франков[33]. До того, как в 1872 г. он покинул Книжное общество, Стоянов пользовал­ся поддержкой братьев Паница в Вене, бессарабских болгар Болграда и Кишинева и болгар Тулчи (Северная Добруджа)[34].

Во взаимоотношениях и политических связях между Кишиневским обществом по распространению грамотности, лясковецкими болгарами и Раковским важную роль играл Петр Оджаков из Лясковца. В 1869 г. П. Оджаков стал секретарем Кишиневского общества по распростране­нию грамотности[35]. П. Оджаков был также участником церковного дви­жения в Лясковце и пользовался доверием Раковского.

После русско-турецких войн начала XIX в. много болгар пересели­лось из Лясковца в Бессарабию благодаря своим соотечественникам в До- бруджс. С ними был связан Петр Оджаков, который организовал их в об­щества садоводов и овощеводов в период Первой болгарской легии (доб­ровольческого отряда— О. М.) в Белграде7. Лясковецкие садоводы и овощеводы были социальной основой Брэильских бунтов, болгарских ле- пш в Белграде и Кишиневского общества по распространению грамотно­сти. Они были самой многочисленной болгарской эмиграцией в Кишинев.

Болгарские эмигранты из Лясковца собрались в основном в Кишине­ве. Один из членов этой общины — хаджи Иордан Брадата из Елены был связан с торговлей в районе Кишинева[36]. Он был видным участником Велчовой заверы и был известен среди своих соотечественников как «че­ловек ученый и развитой для своего времени». Во времена Заверы хаджи Иордан Брадата вместе с Митьо-Софийцем и Велчо-Стеколыциком разра­ботал в Плаковском монастыре план восстания.

Вслчова Завера имела также значительный отклик среди болгар в Пи- ротском округе, «где существовал заговор 300 сел», и в Македонии, где усилилось гаидучество [37].

Адрианопольский мир создал для болгар возможность не только пе­реселиться в Бессарабию, но и организовать свое национально-освобо­дительное движение[38]. В революционных бунтах во время войны 1828— 1829 гг. выросли «герои» революционного движения в Лясковце, кото­рые связали свою жизнь с Бессарабией. Лясковсцкис болгары стали «деятельной патриотической совестью» болгар Кишинева. Среди вид­ных деятелей революционного движения в Лясковце периода русско- турецких войн начала XIX в. отмечены также поп Стоян Бруссв и поп Иван Шаранков — дед и прадед болгарских академиков Радоя Попива­нова и Петра Попиванова.

Е. Хаджиниколова

Из сборника статей «Война, открывшая эпоху в истории Балкан: К 180-летию Адрианопольского мира», 2009.



[1] Драганова Т. Общестпепо-стопанско и политаческо развитие на Лясковец през втората половина на XIX в.// Лясковец в миналото. Велико Търново. 1994. С. 81-111; Козлев II. Ав­тобиография. Родна мисъл. XIII. 1923. № VII-X. В 1841 г. Цани Гинчев, поддержанный Ни­колой Козловым, начал церковную борьбу в Лясковцс. В 1845 г. его дело подхватил от Петра Оджакова и Ивана Калянджи (Иван Ст. Иванов-Калянджи) сын Ц. Калянджи. См. Д. Ми- нев.Цапи Гинчев и Никола Козлев. Жизнь и творчество. Варпа, 1932.

[2] В Българска Бессарабия. София, 1938; Гинчев Ц. Спомени. Военни известия. 1918. Бр. 85-90; Минее Д.. Град Лясковец. Мипало, сегашно съетояние и дейци. Исторически и сто­пански приноси. Варна, 1944. С. 61-64,136-137, 334.

[3] В Българска Бссарабия. Минее Д. Град Лясковец. С. 65-66; Гинчев Ц. Няколко думи от биографията на Георги (Сава) Раковски. Илюстрация Светлина, 1918. Кн. 6; Златоустова Ек. Български пратешщи при руския император през 1856 г. В. Мир. Бр. 11, 630 от 5 май 1939; Народна библиотека «Св. св. Кирил и Методий». Болгарски исторически архив (НБКМ/БИА), ф. 18, а. ед. 4, л. 1: Эти русский указ об определении Цани Гинчева почетным русским гражданином.

* Ботушаров Хр. Павел Калянджи. // Радетели за просвета и кпижнина. София, 1986. С. 371-380; Генчев Н. Българо-руски културни общувания през Възраждансто. София, 2002. С. 166-169; Димитров А. Училището, прогресьт и националната революция. Българско учи­лище през Възраждансто. София, 1987. С. 201; Кисимов П. Исторически работа. Мойте спо­мени. Ч. 4. София, 1903. С. 27-29; Нлетньов Г. Обществено-политическата дейност на Павел Калянджи през Възраждапето. Лясковац в миналото. Велики Търпово, 1944. С. 292-293; Червенков Н.Н. Политические организации болгарского национально-освободительного движения во второй половине 50-60-х гг. Кишинев, 1982. С. 130; Хаджиниколова Е. Бълга- рите в Сьрбско-турската война 1876 г. София, 1996. С. 217.

[5] Бананов П. Нова България. Отец Паисий, 1938. № 9; Бонева В. Пшгдели Кисимов в Бе- сарабия (1862-1865); Българите в Северното Причерноморие. Изследования и материали. Велико Търново, 1997. Т. 6. С. 254-255; Белчев Б. Иван С. Ивапов-Калянджии развитието на българскота възрожденека просвета до 1866 г. // Научна сесия, посветена на 100-годишната на проф. Петьр Ников. — Известия на Българското исторнческо дружство. Т. 38. София, 1986. С. 186-193; Иванов Ив. Ст. Сборник статей. Кишинев, 1896; Калчев К. Исторически календар за бесарабските българи. Велики Търново, 2001. С. 8, 126; Минее Д.. Град Ляско­вец. Миналото, сегашно състояние и дейци. С. 334-336; Оджаков П. Местовъзпитанието на нашите учени в настоящего столетие до 1886 г. // Училищен преглед. IX. 1904. № 1-2; Пена- ков Ив. Българите в Южна Бесарабия. Отец Паисий. 1938. № 5, 7, 9; Шипчанов П. Иван Сте­панович Иванов-Калянджи. // Военно-исторически сборник. 1987. № 5. С. 154-166; Хаджи- николова Ел. Иван Ст. Иванов. // Радетели за просвета и книжнина. С. 234-239.

[6] Попиванов Петьр Хр. Малка Лясковска сага. (Отец Иван Шаранков, поп Стоян Бру­сев). Под обша редакция на акад. Иван Радев. Велико Търново, 2005. С. 45.

[7] Генчева Цв. Просветното и културно развитие на Лясковец през XIX в. II Лясковец в миналото. Велико Търново, 1994. С. 110-113.

[8] Начов //. Из ръкописите па Еня Хр. Кърпачов. София, 1932. С. 123-113

[9] Конобеев ВД. Национально-освободительное движение в Болгарии 1828-1829. // Уче­ные записки Института славяноведения ЛИ СССР. М., 1960. Т. 20. С. 221-274; он же. Българского пационалпоосвободително движете. Идеология, програма, развитие. Под ред. на Крумка Шарова. София, 1972. С. 451.

[10] Там же. С. 281-304; Грек Ив. Българскитс доброволци (волонтеры) от 1828-1829 г. // Векове, 1975. №5; Филипова Д. Силистра град па 18 века. Силистра, 1969; Романски Ст. Георги Мамарчев и доброволчсската му команда от 1828-1829. // Списание на Българската академия на науките. София, 1921. Кн. 22. С. 175-207. Тайное общество Раковского (1853- 1854) было создано и действовало с ведома и одобрения Ивана Калянджи из Кишинева. Общество было связано с церковной борьбой, и в нем участвовали видные церковные деяте­ли из Лясковца и Тырнова (Кыпчо Кесаров, Никола Козлев, Иван Цопзоров, Петко Р. Сла- вейков и др.). См. Косев Д. Отражение на Кримската война (1853-1856) в България. // Исто­рически преглед. 111. 1946-1947. №2; Трайков В. Раковски и балканските народи. София, 1971.

[11]  Дойное Ст. Българите в руско-турецките войни. 1774-1850. София, 1987. С. 146-150, 159,175 и др.

[12]  Конобеев В.Д. Българското националноосвободително движение... С. 281-287; Москов М. Лясковец. Миналото и бъднините му. Търново, 1920. С. 16; Пенев Б. Биографични бележ- ки за Раковски от Петко Р. Славейков. // Вестник на вестниците. Бр. 2 от 7 января 1917 г.; Пенев Б., Арнаулов М., Стоилов А. Георги С. Раковски. По случай 50-годишнината от смъртта му. София, 1917. С. 13, 23-25, 33, 40, 134; Романски Ст. Раковски и балканските народи. София, 1971. С. 44, 150, 195, 204, 330, 332, 386, 414-418 и др. В. Трайков высоко оценивал исследования В.Д. Конобеева, который первым установил, что Раковский сам связался с русским командованием во время Крымской войны, чтобы согласовывать дейст­вия армии с болгарским четническим движением в болгарских землях.

[13]  Гъбенски Хр. и П. Историята на град Габрово и габровските въстания. Габрово, 2003. С. 117-118; Минее Д. Град Лясковец... С. 55-61.

[14]  Попиванов Петьр Хр. Малка Лясковска сага... С. 24,43,51,55-64.

[15] Там же. С. 49. Хр. Брусев стал членом Лясковецкого революционного комитета, созданного Левским. Он умер в Лясковце будучи судьей. См. Титоров И. Българите в Бесарабия. София, 1905. С. 326; Лясковец в миналото. Велико Тырново, 1994. С. 79, 82, 139. Хр. Брусев приобрел доверие Н. Жекова, так как его отец поп Стоян Брусев был первым учеником архим. Максима Райковича, игумена Лясковецкого монастыря и уча­стника Велчовой завсры. Н. Жеков продолжил учительское и революционное поприще архим. Максима Райковича в Лясковце и как его ученик стал ректором Тырновского епархиалыгаго богословского училища, открытого Илларионом Макариопольским в Лясковецком монастыре в 1874 г.

[16] НБКМ/БИА. Ф. 68. А. ед. 4. Л. 6-9, 21-23. Там же. ПВ-5437, 5451, 5458.

[17] Там же.

[18] Радкова Р. Нови данни за просветно-цьрковното състояние па българските колонии в Новорусийска край и в Бссарабия през първата половина на XIX в. // Известия на Болгарско­го историческо дружество. София, 1978. Кн. 32. С. 103; Н. Козлев был не только участником восстания Капитана Деда Николы (Н. Филиповского), но и работал в комитетской организа­ции Левского. Он был учителем не только в Лясковце, но и в Бессарабии. Он являлся извест­ным поэтом, а после Освобождения спова стал учителем в Болгарии.

[19] Бъчварова Н. Възпитаници на южноруските училища и развитие научных знаний в Болгария (XIX в.) София. 1989. С. 14; Поглубко К. А За да бъдат полезпи на парода си. Со­фия, 1976. С. 27-32; Радкова Р. Нови данни за проевстно... С. 103.

[20] Генчев Н. Българо-руски културни общувания през възраждането... С. 168; Дойное Ст. Българите в Украина и Молдова през Възраждането (1751-1878). София, 2005. С. 330- 338; ЗабуновИД. Болгары на юге России и национальное болгарское возрождение в 50- 70 гг. XIX в. Кишинев, 1981. С. 51-52; Минев Д.. Просветно дело в Лясковец. София, 1970. С. 75-97; Оджаков П. Южнославянският пансион на г-на Т. Минкова в Росии — град Нико­лаев. Материали за учебного дело в Быгария. Св. 2. София, 1905. С. 29; Поглубко К.А. Весна Освобождения. Кишинев, 1978. С. 90-91; он же. Из истории болгаро-российских культур­ных связей 40-70 годов XIX в. Кишинев, 1976. С. 167; Хаджиниколова Ел. Българските пре- селници в южните области наРусия (1856-1877). София, 1987. С. 142-144.

[21]       Минев Д. Град Лясковец... С. 121; Кулелиев Йорд. Девическото образование във Вели­ко Търново преди Освобождението (1822-1877). В. Търново, 1936. С 46, 62.

[22]  Жечев Н. Велчовата завера. София, 1985. С. 42.

[23]  Москов М. Лясковец. С. 11 \ Минев Д. Град Лясковец... С. 40.

[24]  Българското вьстание от 1835 г. (Велчовата завера). Материали и документа. Съста- вител, автор на предговора и на очерците — проф. д.ф.н. Иван Радев. Велико Търново, 2000. С. 69.

[25]  Там же. С. 70.

[26]  Попиванов Петьр Хр. Малка Лясковска сага... С. 27-29.

[27]  Попивапов Петьр Хр. Малка Лясковска сага... С. 13,25,27-29.

[28] Попиванов Петьр Хр. Малка Лясковска сага... С. 29-30; Българското въетание от 1835 г... С. 75, 179-183.

[29] Попиванов Петьр Хр. Малка Лясковска сага... С. 29, 31. По словам Н. Жечева, глав­ным очагом Велчовой заверы были Плаковский монастырь, Преображенский монастырь и Лясковсцкий монастырь во главе с архим. Максимом Райковичем. Клятва приносилась отцу Сергию из Плаковского монастыря, Ив. Шаранкову из Лясковца, попу Саве из Елены, хаджи Теодосшо из Капшюского монастыря. См. Н. Жечев. Велчовата завера. София, 1985. С. 42, 49, 51. В действительности оказалось, что видным деятелем в руководстве комитета, состо­явшего из шести человек, был учитель Аптон Никопит-Македопец.

[30] Там же. С. 51.

[31] Поливанов Петьр Хр. Малка Лясковска сага... С. 61. Путь попа Стояна Брусева про­шел через колонию Шикирли-китай, где он сначала обосновался. См. ЧелакЕк. Училищното дело и културно-просветният живот на българските преселници в Бессарабия /1856-1878/. София, 1999. С. 96.

[32] Челак Ек. Културни прояви на българските преселници в руската част на Южна Беса- рабия (1856-1878). //Болгария в сърцето ми. София, 1996. С. 129-130.

[33] Там же. С. 141; Документы за историята на БКД в Брала /1868-1876/. София, 1958. С. 14-15, 24-25, 123; Начов Н. Калофер в миналото. София, 1927. С. 488-489; Поглубко К.А. Весна Освобождения... С. 116\ Диалог от букви.. Кореспонденцията между М. Дринов, Гр. Начович, В.Д. Стоянов, В. Друмев и Т. Пеев (1868-1875). Съставител Корнелия Божанова. София, 2002. С. 58, 127 и др.

[34] Диалог от букви... С. 38, 109, 111, 119 и др.

2 Грудов В. Петьр Оджаков в културните традиции на Българското Възраждане. В: Ляс- ковец в миналото... С. 363-365; Славчев П. Исторически корени и формиране на селището. См: Лясковец в миналото... С. 11.

[36] Българското въетание от 1835 г... С. 61.

[37] Там же. Стр. 47-48

[38] Одринският мир от 1829 г. и балканските народи.Со^ия, 1981. С. 184.

Читайте также: