ГлавнаяМорской архивИсследованияБиблиотека












Логин: Пароль: Регистрация |


Голосование:
Вам нравится наш сайт?


Отличный сайт!
Хороший сайт
Встречал и получше
Совсем не понравился





» » Охота за линейным кораблем немцев «Тирпиц»
Охота за линейным кораблем немцев «Тирпиц»
  • Автор: Vedensky |
  • Дата: 26-07-2014 18:28 |
  • Просмотров: 1817

Линейный корабль «Тирпиц»[1]  был гордостью немецкого военно-морского флота: длина 251 метр, ширина 36 метров, четыре башни по два орудия калибра 380 миллиметров, несколько десятков орудий среднего калибра, 6 самолетов типа «Арадо», скорость крейсерского хода 30,8 узлов, радиус действия более 10000 километров без дозаправки.

Экипаж 2340 человек, из которых 1240 погибли во время бомбардировок корабля.

Заявлением, что уничтожение линкора «Тирпиц» существенно изменит положение на морях, сделанном английским военным кабинетом 25 марта 1942 года, было положено начало охоты за этим крупнейшим военным кораблем, которая длилась более двух лет.

 

 1 апреля 1939 года на верфи Вильгельмсхафена собралось более 80 000 человек, чтобы присутствовать при спуске со стапеля на воду линейного корабля «Тирпиц», являвшегося кораблем того же класса, что и «Бисмарк»[2]. Официально было объявлено, что его водоизмещение составляет 35  тонн, что соответствовало морскому международному соглашению по тоннажу военных кораблей. Только после войны стало известно, что в действительности «Тирпиц» имел водоизмещение 43000 тонн, а при полной загрузке и все 53000 тонн. В строй он был введен 25 февраля 1942 года. И с этого дня каждое его передвижение строго контролировалось британской разведкой.

Британская воздушная разведка следила за ходом строительства»Тирпица» на вильгельмсхафенской верфи, а затем и за его ходовыми испытаниями в Балтийском море. По данным аэрофотосъемок была определена скорость корабля. По оценкам, она составляла от 27 до 31 узлов, что при громадных размерах линейного корабля было просто удивительно. Из морского сражения с «Бисмарком» был сделан вывод, что корабли такого класса отвлекают на себя крупные силы, где бы они ни появлялись.

Британскому адмиралтейству было ясно, что непосредственное боевое столкновение с «Тирпицем» будет связано с большими потерями. К тому же открытым оставался вопрос, будет ли вообще побежден этот гигант, обладающий высокой непотопляемостью и весьма приличной скоростью, даже при наличии превосходства британских сил...

В течение уже длительного времени «Тирпиц» находится на стоянке в Тронхейм-фиорде, где в сочетании с другими немецкими боевыми кораблями представляет большую опасность для союзных морских конвоев, направляемых в Мурманск.

Учитывая возможность авианалетов англичан, немцы приняли меры по тщательной маскировке корабля.

Зная, тем не менее, местоположение корабля, англичане чуть ли не каждую неделю совершают облет «Тирпица», производя аэрофотосъемку. Самолеты летали столь низко, что смогли даже вскрыть противоторпедные сети, установленные в два ряда, что позволяло улавливать и торпеды, сброшенные с самолетов.

28 и 29 апреля 1941 года английские бомбардировщики совершили новый налет на корабль. Вместо авиационных бомб на этот раз были применены морские глубинные бомбы, специально сконструированные для этой цели, которые не взрывались при ударе о скалы окружавших корабль гор, а скатывались вниз, взрываясь в воде под его днищем.

Однако эти налеты большого успеха не имели. Небольшие повреждения быстро устранялись, и «Тирпиц» по-прежнему оставался в строю.

Вместе с тем, англичане рассматривали и другую, многообещающую возможность нападения на корабль. Учитывая успешный опыт применения итальянцами наездников на торпедах, с января 1942 года по указанию Уинстона Черчилля начались работы по созданию торпед на двух человек по итальянскому образцу.

Экипаж такой торпеды состоял их трех человек: двух водолазов и техника, который помогал им облачиться в водолазные костюмы и прикрепить кислородные баллоны.

Такие двухместные торпеды имели размеры обычных торпед, но со съемной головной частью, содержащей 300 килограмм взрывчатки. Вес со снаряженной головной частью этой торпеды составлял почти 2 тонны. В движение они приводились аккумуляторными батареями, которых хватало на шесть часов при скорости 4 километра в час. Таким образом, преодолеваемое ими расстояние не превышало 24 километров.

Подготовка наездников начала проводиться с марта 1942 года и уже летом того же года на севере Шотландии стали осуществляться тренировки на сближение с кораблями.

На эти торпеды возлагались большие надежды. Конечно, даже две торпеды с 600 килограммами взрывчатого вещества были для такого гиганта, как «Тирпиц», не слишком опасными, хотя и могли быть доставлены в нужные пункты. Желательно было установить их боевые части в наиболее уязвимых местах - таких, как турбины и рулевое управление. Дело в том, что ремонт этих систем в Норвегии не мог быть осуществлен, и, следовательно, вывод их из строя гарантировал бы на длительное время безопасность и беспрепятственность прохода морских конвоев союзников в Россию.

Норвежский куттер «Артур» с капитаном Лейфом Ларсеном взял на борт две такие торпеды с их командами. Вначале торпеды, замаскированные сетями и брезентом, должны были находиться на палубе судна. За несколько часов до прохождения немецких контрольных постов их следовало прикрепить по обоим бортам куттера ниже ватерлинии и войти в Тронхейм-фиорд. И только на удалении порядка 12 километров до цели в дело должны были вступить наездники.

Все шло, как и было запланировано. Однако из-за сильного волнения моря стальные тросы, которыми были прикреплены торпеды к судну, перетерлись. И вот, когда «Тирпиц» стал уже виден, тросы лопнули, и торпеды пошли ко дну. В соответствии с полученным распоряжением, куттер топится, а команда пробирается в Швецию и оттуда возвращается в Англию.

В конце 1942 года «Тирпиц» перебазируется в Альта-фиорд. И снова вокруг него устанавливаются мелкоячейные противоторпедные сети и предпринимаются соответствующие меры безопасности.

Команда «Тирпица» стала называть свой корабль «островом отдыха», а то и «казармой» - поскольку Гитлер после гибели «Бисмарка» потребовал воздержаться от частых входов его в море. Вот он и находится месяцами у причала.

В отдельных случаях, однако, было достаточно просто его присутствие или маневрирование в фиорде, чтобы задержать отправление конвоев из Великобритании из опасения встречи с кораблем.

Поэтому британское адмиралтейство продолжало свою борьбу с «Тирпицем». В том же 1942 году проходило испытания новое оружие - подводные лодки-малютки, так называемые «Х»-лодки. К началу 1943 года было построено 8 таких лодок, команды которых проходили обучение и тренировки в Северной Шотландии. Эти подводные лодки-малютки имели надводную скорость порядка 5 узлов и подводную - в два раза меньше. Их предназначение заключалось в действиях против кораблей противника в его же гаванях.

Экипажи этих лодок состояли из четырех человек, которые не только не могли стоять выпрямившись во весь рост, но даже и спокойно сидеть. Та теснота учитывалась и при проведении тренировок, поскольку в самой такой малютке было установлено практически все оборудование нормальных подводных лодок, естественно в миниатюрном изготовлении.

Вот как вспоминает капитан Годфри Плейс о проведении удачной операции против «Тирпица», бывший в свои 24 года назначенным командиром лодки «Х-7», награжденный впоследствии Крестом виктории:

«... Наши лодки имели очень простую конструкцию. Это был корпус, сваренный из трех частей. Метод ведения ими боевых действий заключался в подведении двух больших мин - мы называли их боковыми зарядами - под днище намеченной цели. Установив взрыватели с часовыми механизмами, мы нажимали на рычаги, освобождавшие заряды, которые падали на грунт под днище корабля.

Свои тренировки мы проводили в условиях, максимально имитировавших «Тирпиц» на его стоянке в Альта-фиорде и двойные защитные противоторпедные сети.

Специально изготовленный макет «Тирпица» служил для отработки действий по постановке мин в необходимых местах под корабль.

К цели мы должны были подходить своим ходом, но это было нам не по силам из-за величины расстояния от базы до фиорда. Поэтому весь основной переход нас тащили за собой большие подводные лодки. Процедура эта довольно проста, если экипажи обеих лодок предварительно отработают синхронность погружения и всплытия...»

Линкор "Тирпиц"

 Первоначально планировалось отправить шесть подводных лодок типа «Х» для нанесения удара по «Тирпицу» еще весною 1943 года. Поскольку однако подготовка экипажей еще не была полностью закончена, пришлось перенести операцию на осень, так как проводить ее в светлые ночи летом было слишком рискованно.

Адмиралтейство приняло решение начать операцию 11 сентября. Подрывные заряды были укреплены по бортам лодок «Х» и буксирные тросы заведены на большие подводные лодки.

Однако 10 сентября, то есть за сутки до начала планировавшейся операции, адмиралтейству было доложено, что в Альта-фиорде кроме «Тирпица» стоит на якоре еще и «Шарнхорст» <Шарнхорст Герхард Иоганн (1755 - 1813) - прусский генерал. Возглавлял военное ведомство и генеральный штаб Пруссии. Провел реорганизацию прусской армии (некоторые его идеи были даже использованы Гитлером). В 1813 г. - начальник штаба прусской армии в войне против Наполеона.>.

Это сообщение подтвердило радиограмму участника норвежского движения Сопротивления Торстена Рааби:

«Тирпиц», «Шарнхорст» - Каа-фиорд. «Лютцов» отсутствует.

Рааби наблюдал за движением немецких кораблей с колокольни церкви, откуда открывался вид на весь Альта-фиорд и откуда он иногда производил даже их фотографирование. Оттуда же он ежедневно радировал в Лондон о положении дел. Имя Торстена Рааби стало широко известным после того, как он совместно с Тором Хейердалем ересен на «Кон-тики» Тихий океан пятью годами позже - в 1947 году.

Принятые меры безопасности в отношении «Тирпица» казались немцам вполне достаточными: 4 батареи зенитных орудий на высотах вокруг Каа-фиорда и кроме того зенитная артиллерия и дымовые установки на самом корабле. Берега фиорда и ближайшие острова, кроме того, заминированы. Пролив Стернзунд охраняется сторожевым кораблем, а два другие перекрыты сетями и минными заграждениями. На островах Лоппа и Арй установлены береговые батареи и торпедные аппараты. В защитную систему входят также сторожевые посты и посты наблюдения. Ближе к «Тирпицу» - там, где Альта-фиорд отделяется от Каа-фиорда группой рифов и скал, установлена противолодочная сеть длиною 300 метров, которая на ночь закрывается, оставляя в дневное время узкий проход.

Второй пояс заграждений - перед самым кораблем - составляет так называемый «сетевой ящик», представляющий собой прикрепленные к плавающим буям два ряда противоторпедных сетей, уходящих на глубину до 15 метров. Остающийся до грунта зазор для подводных лодок почти непреодолим.

На борту самого «Тирпица» меры безопасности также приняты и соблюдаются неукоснительно. Многочисленные наблюдательные посты имеют задачу постоянно держать в поле зрения воздух, водную поверхность и берег. Внимание экипажа постоянно обращается на возможность попыток вражеских диверсионный действий.

Лох Кернбоун, Северная шотландия, 11 сентября 1943 года, 4 часа пополудни. Несмотря на сильный ветер и большое волнение моря, первая подводная лодка, таща за собой лодку-малютку выходит из бухты. За нею следуют еще пять подлодок, каждая буксируя по лодке-малютке.

Подводные лодки идут в надводном положении, тогда как лодки-малютки в дневное время вынуждены уходить на небольшую глубину, чтобы не быть засеченными немецкой воздушной разведкой. На переходе в лодках «Х» находятся запасные команды, которые затем при подходе к цели будут заменены специально подготовленными экипажами. Такая подмена была необходима, так как при переходе людям было не до сна, да и питание составляли только консервы.

Перед самым подходом к норвежскому побережью произошла утеря лодки «Х-9». Буксирный трос оказался оборванным, а на поверхности моря было обнаружено масляное пятно. Лодка эта найдена так и не была. У лодки «Х-8» буксирный трос также оборвался, но она удержалась на поверхности моря. Ее однако, сняв экипаж на подводную лодку-буксир «Синимф», все же пришлось затопить.

Вечером 20 сентября 1943 года, после девятидневного перехода, лодки, наконец, находились в намеченном месте и можно было приступать к операции. В период между 18.30 и 20.00 часами произошла смена экипажей лодок «Х». Затем лодки «Х-5», «Х-6», «Х-7» и «Х-10» отправились в самостоятельное плавание. Было запланировано, что после производства атаки лодки-малютки возвратятся к базовым подводным лодкам, которые отошли в открытое море в заранее намеченные районы ожидания.

И вновь предоставим слово капитану Плейсу, который продолжил свой рассказ:

«Примерно в 21.15 нам пришлось обходить минное заграждение. Нам было известно только, что первое минное заграждение должно встретиться уже в проливе Стернзунд, но не более. Поскольку наша лодка имела небольшую осадку, в надводном положении особенно опасаться было нечего. Ночь была тихой, и вот на востоке стали различаться горы. Луна освещала их снежные склоны и пролив был виден мне вполне отчетливо. На северо-востоке неподалеку от берега просматривались огни небольшого судна. На самом берегу местами виделся свет, но на водной поверхности было темно.

С наступлением рассвета я ушел под воду и весь день находился под водой. Дальнейшим движением лодки приходилось руководить по карте. Мы пошли на юг, навстречу горам, как бы образующим своеобразную воронку, в месте сужения которой стоял «Тирпиц», прикрытый защитными сетями. Хотя эти сети и были нанесены на карту, я знал, что немцы установили еще дополнительные заграждения, которые были нам неизвестны. Но я пытался не думать об опасностях.

После наступления темноты 21 сентября мы вновь всплыли. Довольно длительное время я ожидал появления других наших лодок, так как мы договорились совершать атаку совместно в 6.30 утра следующего дня. Ночью установил часовые механизмы с замедлением на шесть часов. Затем переоделся потеплее.

Поскольку ни одну из лодок я так и не увидел, решил атаковать корабль в одиночку. И тут появилось первое противолодочное заграждение, в котором где-то должен же был находиться проход, используемый немецкими патрульными катерами и небольшими судами. Осмотрев внимательно заграждение, я увидел этот проход, к которому мы, к счастью, как раз вышли. Через него-то мы и проследовали. Несмотря на темноту, я заметил невдалеке немецкий патрульный катер, и мы сразу же ушли под воду. Далее мы продвигались на глубине 23 метров, как вдруг уткнулись в сеть, которая нас держала, не позволяя никаких движений.

Минута проходила за минутой. И вдруг мы освободились, начав вертикальное всплытие. Выйдя на перископную глубину, увидел не далее как в двадцати метрах громаду «Тирпица» - более сетей уже не было.

На глубине примерно 3 метра мы подошли к левому борту корабля и опустились под его киль, где и сбросили один из зарядов под орудийной башней Б. Дав задний ход, сбросили второй заряд в 45-60 метрах от кормы под орудийной башней Ц.

Сбросив заряды под килем корабля, мы решили уйти на глубину 30 метров, чтобы попытаться найти место, где проскочили сквозь сетевой ящик, выходя к «Тирпицу». Однако на глубине 18 метров мы уткнулись в сеть и зависли. До взрыва наших зарядов оставалось около часа, а ведь и другие наши лодки могли успеть установить свои взрывные устройства. Так что следовало выбираться из сетей как можно скорее.

Мы попытались всплыть наверх, чтобы хоть этим увеличить расстояние до места ожидаемого взрыва. И уже вскоре последовал ужасный взрыв, ударной волной которого нашу лодку выбросило из сети. Всплыв, мы увидели, к своему разочарованию, что «Тирпиц» был по-прежнему на плаву. Заметив нас, немцы тут же открыли огонь из орудий и крупнокалиберных пулеметов. Корпус лодки получил несколько пробоин.

Погрузившись на глубину, мы стали уходить. В дыры корпуса однако хлынула вода. Выбора у нас не оставалось: лодку надо было покидать. А как это сделать? Когда мы всплыли, пули опять забарабанили по борту лодки. Сняв свой белый свитер, я высунулся из люка и стал им размахивать, подавая сигнал, что мы сдаемся. Справ от себя увидел длинный понтон и поплыл к нему. Доплыв до него, обернулся. «Х-7» уже исчезла.»

 

 Кроме капитана Плейса, из экипажей «Х-7» спасся еще только один человек.

Лодке «Х-6» под командованием шотландца Дональда Камерона тоже удалось преодолеть сетевые заграждения и установить свои заряды под днищем «Тирпица». Вынужденный после этого всплыть в непосредственной близости от корабля, Камерон вместе с экипажем был взят в плен, а лодка затонула.

Лодка «Х-10» из-за поломки двигателя была вынуждена возвратится. Когда экипаж перешел на базовую подводную лодку, лодку-малютку пришлось затопить, так как ожидалась штормовая погода.

Лодка «Х-5» вошла в Каа-фиорд, но метрах в 500 от «Тирпица» была обнаружена и потоплена огнем его скорострельных пушек. Из команды лодки никто не спасся.

В вахтенном журнале «Тирпица» об этих событиях была сделана следующая запись:

«22.09. Каа-фиорд. Проход в сетевом заграждении для катеров и буксиров открыт. Пост наблюдения и оповещения сменен в 7.00. Расчеты зенитных средств - сокращенного состава. Основное внимание, согласно приказа, уделяется наблюдению за морем и сушей из-за опасений попыток диверсий. Унтер-офицером с правого борта обнаружен похожий на подлодку продолговатый черного цвета предмет внутри сетевого ящика метрах в 20 от берега. С задержкой примерно в 5 минут об этом доложено старшему помощнику командира корабля, так как было высказано предположение, что это - кит.»

 

 А вот как вспоминает контр-адмирал Ханс Майер, бывший тогда командиром «Тирпица», о тех событиях:

«22 сентября 1943 года мы стояли на якоре в Северной Норвегии в ограждении сетей. Я сидел за завтраком, как вдруг у меня появился совершенно неожиданно старший помощник и доложил, что в сетевом ящике замечен предмет, похожий на маленькую подводную лодку. Сам он в это не особенно верил. Ведь сколько раз объявлялась тревога по пустякам. В изложенное я тоже не особенно поверил, но на всякий случай все же решил объявить тревогу. Старший помощник вышел, и через несколько секунд на корабле раздался сигнал тревоги. Прошло совсем немного времени, и я стал одевать шинель. Тут опять появился мой старший помощник и доложил, что в результате сброса небольших глубинных бомб подводная лодка была вынуждена всплыть и были выловлены 4 англичанина, которые доставлены на борт корабля.

Офицеры и матросы стали по тревоге занимать боевые посты. Я тоже направился на командный мостик, думая, что следовало бы сейчас предпринять. Можно было предложить постановку магнитных или донных мин. Применение торпед казалось мне мало вероятным, так как расстояние было слишком мало. Единственно, что я мог предпринять, так это как можно быстрее сняться с якоря и отойти от причала. Так как машины не работали, пришлось сниматься с двух якорей вручную. Даже подняв носовой якорь, мне удалось через несколько минут отвести корабль в сторону метров на тридцать-сорок. С кормовым якорем однако произошла некоторая задержка, так как он был значительно тяжелее, являясь основным. Так что корма осталась практически на месте. Минут через двадцать раздался оглушительный взрыв. Справа от носа корабля поднялся мощный водяной столб. Я тут же подумал, что корабль, слава Богу, больших повреждений получить при этом не должен. Когда же стали поступать доклады служб всего корабля, мне стало ясно, что и в кормовой части тоже произошел взрыв мины. В результате этого корабль получил, к сожалению, значительные повреждения. С подшипников были сорваны турбины и обе кормовые орудийные башни. Без ремонта было не обойтись. А проводился он там же, в Северной Норвегии. Некоторые повреждения получило и рулевое управление. Ремонтные работы затянулись, и корабль был вновь готов к бою только в начале марта 1944 года, то есть по прошествии пяти с лишним месяцев. Все повреждения были устранены полностью, и корабль снова находился в отличном состоянии. Скорость он опять смог развивать более 30 морских миль в час.»

 

 Стоянка корабля после этого была выбрана в районе Тромсе. Переход туда был осуществлен скрытно в надежде, что англичане потеряют к нему интерес. И в действительности британское адмиралтейство довольно длительное время было в неведении о состоянии корабля. Ему было лишь известно, что «Тирпиц» поврежден и, может быть, даже сильно, но не потоплен и не потерял маневренности.

И хотя местоположение «Тирпица» стало известно англичанам довольно давно, решающий удар был нанесен только12 ноября 1944 года. Для этой цели была специально сконструированы авиабомбы весом 5000 килограмм, которые и были сброшены на корабль. «Тирпиц» перевернулся и так и остался лежать килем на воде. В его стальном чреве была заживо похоронена почти половина экипажа.

Януш Пекалкевич

Из книги «Спецоперации Второй мировой»



[1] Тирпиц Альфред фон (1849 - 1930) - немецкий гросс-адмирал. В 1890 г. - начальник штаба Балтийского флота, а в 1892 - 1895 гг. - начальник штаба главного командования ВМФ. В 1897 - 1916 гг. - министр военно-морских сил. Был сторонником неограниченной подводной войны, выступал за союз с Японией и нейтрализацию России.

[2] Бисмарк Отто Эдуард фон Шнхаузен (1815 - 1898) - рейхсканцлер Германской империи. Выходец их померанского юнкерства. В 1859 - 1862 гг. - прусский посланник в России. С 1862 г. - премьер-министр и министр иностранных дел Пруссии. Осуществил объединение Германии в результате победоносных войн с Данией, Австрией и Францией. Считал войну с Россией чрезвычайно опасной.

Читайте также: