ГлавнаяМорской архивИсследованияБиблиотека












Логин: Пароль: Регистрация |


Голосование:
Вам нравится наш сайт?


Отличный сайт!
Хороший сайт
Встречал и получше
Совсем не понравился





» » Процесс формирования военных информационных служб Польши в 1918-1921 годах
Процесс формирования военных информационных служб Польши в 1918-1921 годах
  • Автор: Vedensky |
  • Дата: 10-06-2014 17:28 |
  • Просмотров: 1092

Возрождающееся польское государство уже на заре своего становления столкнулось со многими проблемами. Экономи­ческий кризис, общественное брожение и политическая борь­ба являлись только некоторыми препятствиями на пути к со­зданию стабильного государства. Однако фундаментальное значение для будущего народа и польского государства име­ли проблемы его территориального образования и места в Европе, а также создание системы внешней и внутренней бе­зопасности. Эти главные цели планировалось осуществить в результате предпринимаемых политических, дипломатичес­ких и военных мер. Большое значение имели успехи польско­го оружия в борьбе, проводимой на рубежах возрождающе­гося государства. В этой обстановке было естественным сильное влияние военных институтов на функционирование го­сударственного аппарата. Многие сферы общественной жиз­ни в различной форме подвергались «милитаризации», и од­новременно с этим военные органы расширялись до уровня, отвечающего требованиям военных условий. Указанный пери­од длился почти до конца 1921 года. Только тогда государ­ственный аппарат, в том числе и армия, перешел к деятельно­сти и организации в мирных условиях. Доминирование армии должно было уступить законам нормального функционирова­ния государственной и политической жизни.

Процесс образования военных информационных служб в Польше после 1918 года проходил практически в условиях во­енного времени и при их активном участии в вооруженных конфликтах, связанных с борьбой за независимость и ста­новлением самостоятельного государства. В 1918-1921 годах организация, формы и методы деятельности разведки и контр­разведки совершенно отличались от тех, которые должны были применяться в мирное время. Кроме того, следует добавить, что сложная военно-политическая обстановка на польских терри­ториях способствовала созданию многих институтов разведки.

25 октября 1918 года Регентский совет принял решение, имевшее большое значение для будущей организации воен­ных властей. Вместо Военной комиссии было создано Мини­стерство военных дел, руководителем которого стал полков­ник Ян Врочыньский. В то же время Регентский совет, оставляя за собою верховное командование Вооруженными силами, об­разовал новое центральное военное ведомство - Генераль­ный штаб Войска Польского. Сначала он должен был подчи­няться министру военных дел, но на практике Генштаб стал независимым органом. Первым начальником Генштаба был ге­нерал Тадеуш Йордан-Розвадовский.

Приезд Юзефа Пилсудского в Варшаву не только радикаль­но изменил политическую обстановку в стране, но также су­щественно повлиял на организационное развитие военных ин­ститутов.

11 ноября 1918 года Регентский совет передал Ю. Пилсудс- кому верховное командование Вооруженными силами Польши, а Совет министров решением от 20 ноября 1918 года под­твердил свое право осуществления контроля над войсками. Генштаб предназначался для руководства военными действи­ями, а Министерство военных дел - для управления войсками. Как начальник Генштаба, так и министр военных дел были по­мощниками Верховного главнокомандующего Войска Польско­го. В конце 1919 года произошла очередная реорганизация верховных военных властей, в результате которой утвердился последний раздел компетенции по военным вопросам между Верховным командованием Войска Польского (ВКВП) и Мини­стерством военных дел. Этот первый орган вместе с Генераль­ным штабом принял функцию руководства Вооруженными си­лами на фронтовой территории, а Министерство военных дел с подчиненным ему аппаратом должно было заниматься орга­низацией, мобилизацией, обучением новобранцев в тылу страны, дообеспечением и поставкой ресурсов для фронто­вых воинских частей. В обоих учреждениях были созданы спе­циальные разведывательные и контрразведывательные орга­ны. Принятый дуализм этих служб был намеренным и вызван разным диапазоном компетенции обоих институтов.

Уже в структуре созданного в октябре 1918 года Генераль­ного штаба ВП нашлось место для Информационного отдела. Предположительно, он стал создаваться еще до 25 октября. Перечень задач этого подразделения был сформулирован до­статочно лаконично. В них входили следующие направления: «Изучение иностранных армий и их военной литературы. Раз­ведывательная и контрразведывательная служба. Польские подразделения за границей. Бюллетени иностранных госу­дарств. Предоставление компетентным властям военной и по­литической информации о соседних государствах. Военные ат­таше. Шифры». Первым начальником отдела стал Мечислав Мацкевич. Затем был создан отдельный Пресс-отдел, который должен был выполнять учетно-учебные функции. В конце но­ября 1918 года Информационный отдел преобразовался в VI Информационный отдел Генерального штаба со следующей внутренней структурой:

  1. секция II «а» - разведка на Западе;
  2. секция II «в» - разведка на Востоке;
  3. секция II «с» - контрразведка;
  4. секция II «d» - информирование компетентных властей о важных военных и политических проблемах соседних госу­дарств.

Вместе со сменой начальника отдела 12 декабря 1918 года была начата интенсивная работа по его реорганизации. Новая организационная схема была готова в середине января 1919 года. Отдел возглавлял начальник, и у него был один заместитель. Отдел состоял из следующих подразделений:

  1. секция особых поручений, организационных вопросов и шифров;
  2. секция по вопросам Востока;
  3. секция по вопросам Запада и военных атташатов;
  4. секция политических вопросов;
  5. секция военно-полицейских вопросов;
  6. секция адъютантов;
  7. разведывательный отдел;
  8. Пресс-бюро;
  9. офицер связи с МИД;
  10. офицер связи с военной жандармерией.

Возрастающая роль ВКВП в структуре высших государствен­ных властей способствовала тому, что диапазон компетенции его разведывательного органа значительно расширился за пре­делы поля военных действий. Среди работников VI Отдела до­минировали офицеры, связанные с бельведерским лагерем. Это стало еще больше заметно, когда реферат по вопросам Польской военной организации (ПВО) был присоединен к VI От­делу ВКВП. Он занимался использованием организации ПВО и союзов приграничных восточных районов Польши для про­ведения разведывательной и диверсионной деятельности.

В течение последующих нескольких месяцев разведыватель­ная служба ВКВП подверглась дальнейшим организационным преобразованиям и кадровым изменениям. Реорганизация, проведенная 11 мая 1919 года, не внесла в ее структуру су­щественных изменений, кроме переименования отдела с VI на II и увеличения его штата с 7 до 40 офицеров. В июне 1919 года из II Отдела ВКВП в Министерство военных дел были переда­ны две секции: политическая и военно-полицейская, вы­полнявшие контрразведывательные задачи, а в ведении разведывательной службы ВКВП остались ограниченные кон­трразведывательные функции.

В изданном в октябре 1919 года Временном положении о разведывательной службе в Войске Польском был подтверж­ден принцип того, что вся полнота разведывательной работы сосредоточена в аппарате Верховного командования ВП. На­чальник II Отдела ВКВП с помощью подчиненных работников, проходивших службу в Центре и территориальных филиалах, занимался организацией и руководством военной разведы­вательной службой. Компетенция же в контрразведыватель­ной сфере была разделена между ВКВП (на фронтовой терри­тории) и Министерством военных дел (в тылу страны). В положении также были представлены формы и методы разве­дывательной работы:

«а) непосредственная оперативная деятельность, опирающа­яся на работу с агентурой, завербованной на идейной и мате­риальной основе;

б) изучение пленных и дезертиров;

в) анализ документов;

г)  радиотелеграфная разведка;

д) авиационная разведка;

е)  разведка по перехвату».

Можно отметить, что тогда удалось создать организацион­ную систему органов военной разведки, отвечавшую европей­ским стандартам и обеспечивавшую результативность их дей­ствий. Большое значение в разведывательной работе имели сбор информации, ее анализ и обработка. В выполнении этих задач в реорганизованном в октябре 1919 года II Отделе ВКВП огромную роль играли вновь созданные подразделения: Учет­ное бюро и Разведывательное бюро. Первое из них вобрало в себя представительства военно-дипломатической секции по вопросам Востока и Запада.

Учетное бюро подразделялось на следующие отделы:

  1. зарубежный и внутренний;
  2. Германия, Гданьск, Бельгия и Швейцария;

3. Румыния, Италия, Югославия, Турция;

  1. Россия, Украина, Кавказ и Белоруссия (в этом отделе на­ходились офицеры связи при украинском атамане Петлюре);

5. скандинавские государства, Англия, Эстония, Литва и Латвия;

6. Соединенные Штаты Америки, Япония, Китай, Сибирь;

7. Франция, Испания, Португалия.

Разведывательное бюро состояло из следующих отделов:

  1. организационного - рефераты: организационный, учебный, применения техники в разведке и фотографический;
  2. разведывательного А - рефераты: Германия, Гданьск, Ав­стрия, Швейцария, скандинавские государства;
  3. разведывательного Б - рефераты: Чехословакия, Венгрия, Румыния, Балканы, Италия, Испания, Португалия, Франция;
  4. разведывательного Ц - рефераты: северный, восточный, юго-восточный;
  5. контрразведывательного - рефераты: борьбы со шпиона­жем и антигосударственной деятельностью и следственный.

22 июня 1920 года вопросы контрразведки снова были вы­делены в самостоятельную контрразведывательную секцию. Кроме типичных для разведывательной работы структур II От­дела ВКВП были созданы организационные подразделения, за­нимавшиеся пропагандистским и культурно-просветительским воздействием:

  1. Отдел внешней пропаганды, состоящий из рефератов: прес­сы, зафронтовой пропаганды и канцелярии;
  2. Внутренний отдел - рефераты: регистрации, кассовый, кадров;
  3. Ill секция Пресс-бюро со следующим диапазоном компе­тенции:
    1. организация представительств прессы при командова­нии в районе военных действий;

2. изучение польской и зарубежной прессы;

  1. обработка сообщений из прессы для использования их военными властями;

4. разработка военных бюллетеней для прессы;

  1. проведение пропаганды среди солдат на фронте с по­мощью брошюр и прокламаций.

На практике Пресс-бюро широко проводило продуманную культурно-просветительскую деятельность на фронте. В фев­рале 1919 года в пропагандистских целях оно приступило к изданию газеты для солдат «Солдаты Польши». Затем были созданы «Издательство полевой библиотеки», поставлявшее литературу на фронт - в окопы, и Солдатский университет. С помощью Научно-учебного департамента Министерства воен­ных дел в середине 1919 года стала осуществляться акция по организации книжных магазинов и библиотек, а также фрон­товых театров. В Пресс-бюро были созданы Центральная ки­ностудия и Фотоотдел. Предлагаемые культурные услуги были адресованы не только военным, но также и гражданскому на­селению. В феврале 1920 года появились рефераты памятни­ков и произведений искусств. Всей работой Пресс-бюро во время войны руководил известный писатель Юлиан Каден-Бан- дровский.

Вторым внутренним подразделением II Отдела, занимавшим­ся организацией пропагандистских акций и противодействи­ем вражеской пропаганде в Войске Польском, была VI секция пропаганды и опеки над солдатами, которая в декабре 1919 года выделилась из Пресс-бюро. После перестройки внутренней структуры эта секция состояла из следующих отделов: орга­низационного, солдатского просветительства, опеки над сол­датами, цензуры, инструкторов по просветительству. Структу­ру II Отдела ВКВП дополняли еще 3 секции: бюро шифров, политическая и упомянутая ранее секция контрразведки.

Существенное значение для результативной деятельности разведывательных служб в период формирования границ и го­сударственного устройства II РП имела организация террито­риальных военных подразделений специальных служб. Там со­средотачивались все оперативные усилия разведывательной службы. Территория государства была поделена на зоны: внут­реннюю и фронтовую. В первой органы военной контрразвед­ки взаимодействовали с гражданской контрразведкой (поли­тическая полиция). На территории ведения военных действий обстановка была более сложной. На западе страны после на­чала Великопольского восстания в декабре 1918 года были задействованы также возможности и кадры ПВО во время со­здания Разведывательного отдела Верховного командования ВС Великопольского восстания, который в феврале 1919 года получил название Информационный отдел. В августе 1919 года вместе с созданием Великопольской армии он преобразо­вался в Разведывательную секцию, подчиняющуюся I Интен­данту. В этот период военные власти восставших были неза­висимыми от варшавского правительства. Это также касалось разведывательных органов. Работники разведки Великополь­ской армии осуществляли свою деятельность как в непосред­ственном тылу фронта, так и в глубине немецкого государства (в Берлине, Щецине и Крулевце). Они приобретали агентов среди солдат и местного населения. Особенно трудные усло­вия для сбора информации складывались в Приморье. В но­ябре 1919 года группа польских агентов в Щецине (семья Маюв) была арестована и приговорена немецким судом к дли­тельному тюремному заключению. Только в ноябре 1919 года закончился период относительной самостоятельности органов Великопольской разведки. Вместо Главного командования был создан Штаб командования Великопольского фронта, подчи­ненный, как и воинские части на Восточном фронте, Верхов­ному командованию Войска Польского. Тогда также было про­ведено унифицирование организации разведывательных служб. Разведывательная секция преобразовалась во II Отдел Вели­копольского фронта.

Точно так же проходил процесс организации специальных служб на юге страны, на территории Верхней Силезии. Снача­ла разведкой и контрразведкой занимался Подкомиссариат Верховного народного совета (ВНС). Только в 1919 году в ре­зультате польско-немецкого конфликта был создан Юго-За­падный фронт. В рамках командования этого фронта было орга­низовано с использованием кадров ВНС и ПВО II Разведывательное бюро. Оно состояло из 4 секций: разведывательной, контр­разведывательной, прессы и просвещения, картографической.

Активность разведки Юго-Западного фронта проявлялась, главным образом, на немецком, верхнесилезском, цешинском и оравском направлениях. Однако плебисцитные вопросы ос­тавались полностью в компетенции II Отдела Штаба Министер­ства военных дел. Отсутствие результатов и неспособность ру­ководства II Разведывательного бюро в сфере управления привели к тому, что вместе с изменением названия «Юго­Западного» фронта на «Силезский» бюро преобразовалось в Иц Информационный отдел, руководимый новым шефом. Вся организация разведывательных филиалов была сориентиро­вана на главные направления оперативной заинтересованнос­ти этих служб: немецкое и чешское. В центре разведки Коман­дования Силезского фронта Разведывательная секция была разделена на два самостоятельных подразделения, охватыва­ющих разведку в отношении Германии и Чехословакии. После этого началось энергичное создание сети территориальных подразделений, таких как резидентуры разведки (в виде отде­лений), агентуры и пограничные пункты. Так, например, были созданы 4 отделения с резиденцией в Ченстохове, Цешине, в Новом Сонче и Новом Тарге. Первое из них инфильтрировало в разведывательном плане Верхнюю и Нижнюю Силезию и в исключительных случаях территорию Германии. Разведыва­тельные пункты были образованы в Кожпю, Освенциме, Со- сновце, Верушеве, Прашце и Вроцлаве. В связи с принятым решением об организации плебисцита, который должен был решить вопрос о будущем этого региона, в январе 1920 года основная тяжесть разведывательной работы отделения в Чен­стохове была перенесена на территорию, охваченную плебис­цитом. Только спустя год решением центральных властей во­енная разведка передала свою компетенцию (касающуюся Верхней Силезии) Разведывательному отделу Польского пле­бисцитного комитета в Бытоме. Остальные отделения зани­мались организацией разведывательной сети на чехословац­кой и венгерской территории. В ходе этой работы были созданы 6 внутренних разведывательных пунктов (в Жилине, Оломунь- це, Прешбурге, Ласонце, Прешове, Мункачу) и 15 зарубежных резидентур.

Прибывшую в Польшу в апреле 1919 года армию генерала Юзефа Халлера включили в состав создававшегося тогда Гали­цийского фронта. II Отдел этого фронта принял в свой состав большую часть кадров Информационного бюро армии Халлера.

В связи с относительной стабилизацией военно-политичес­кой обстановки на западе государства на этой территории в начале 1920 года была начата акция по переводу Вооружен­ных сил на организацию мирного времени. Были ликвидиро­ваны командования фронтов: Поморского, Великопольского и Силезского. Вместо Вторых Информационных отделов были созданы 3 отделения - в Грудзоньдзе, Познани и Кракове, не­посредственно подчиненных II Отделу ВКВП. В соответствии с письмом начальника Штаба ВКВП от 14 марта 1920 года были установлены штаты личного состава каждого отделения и их внутренняя структура. Она принципиально отличалась от су­ществовавших ранее организационных решений. В структуру входили рефераты: учетный, организационный, перехвата, ра- диоразведывательный, политики и прессы, внешней пропаган­ды и иностранного шпионажа. Оперативная территория отде­лений была разделена на сектора, руководимые офицерами разведки, которые имели в своем распоряжении сеть разведы­вательных пунктов на территории иностранного государства. В принципе отделения могли вести только неглубокую разведку. Однако с учетом того, что центральные военные власти в своих стратегических концепциях придавали большое значение воо­руженному конфликту, сотрудники разведотделений осуществ­ляли разведывательные оперативные мероприятия в глубине Германии, опираясь на население польского происхождения.

Решающее значение для польских разведывательных опе­раций на территории Юго-Западной Европы имела работа Кра­ковского отделения. После ликвидации отделений бывшего Галицийско-Подольского фронта в Стрыю и Коломыи Кракрв- ское отделение взяло на себя ведение неглубокой разведки в Чехословакии, Румынии и Венгрии. Для этих целей оно распо­лагало 95 кадровыми работниками и 35 постоянными развед­чиками, действовавшими на территории 6 разведывательных секторов. Условия деятельности на юге страны были особен­но трудными. В то время вопрос о государственной принад­лежности Верхней и Цешинской Силезии был еще неясным, часть местного населения не идентифицировала себя с польскими национальными интересами, и, кроме того, Силе­зия стала ареной политических сражений между отдельными обществами и партиями. По этой причине очень часто возни­кали споры вокруг компетенции центральной власти, прежде всего на территории Верхней Силезии, где местные полити­ческие деятели относились с недоверием к ее представите­лям. Руководители разведывательных секторов обращали внимание на то, что много институтов являлось представитель­ствами иностранных разведок. Например, городская полиция в Цешине и Вельске была под контролем чешской разведки. В результате такого положения в мае 1920 года чехи арестовали большую часть работников польской разведки в Бялой. Боль­шую помощь польской разведке оказывали словацкое населе­ние (в качестве конфидентов) и немногочисленные венгры, населявшие территорию Северо-Восточной Словакии.

Совершенно иной была организация военных разведыватель­ных служб на восточном театре военных действий. Там наи­более долго велись военные действия, и поэтому структура органов II Отдела ВКВП должна была соответствовать орга­низации боевых воинских частей Войска Польского. В январе 1920 года Командование фронтов было преобразовано в Ко­мандование армий. При каждом вновь созданном Командова­нии армии были сформированы Вторые информационные от­делы, внутренняя структура которых представляла собой следующее:

  1. разведывательная секция с организационным и учетным рефератами;
  2. контрразведывательная секция со специальным рефера­том контрольных станций;
  3. секция политики и прессы с рефератом внешней пропа­ганды;
  4. культурно-просветительная секция.

Таким образом, Информационный отдел Подольского фрон­та стал II Отделом 6-й Армии, действовавшей против больше­вистской 12-й Армии. Среди подчиненных отделений, одно из которых, в Коломыи, было расформировано, а второе, нахо­дящееся в Стрыю, изменило свое положение - как уже ранее упоминалось, оно стало замыкаться на отделение II Отдела ВКВП в Кракове. В свою очередь, Информационный отдел Ко­мандования Волынского фронта стал II Отделом Командова­ния 2-й Армии. В то же время Информационный отдел Коман­дования Литовско-Белорусского фронта преобразовался в следующем порядке: отделение в Минске было переименова­но во II Отдел Командования 4-й Армии, кроме того, были сфор­мированы II Отдел 4-й Армии и II Отдел 1-й Армии.

Вместе с наступившим перемирием на Восточном фронте в октябре 1920 года была начата работа по основательной ре­организации военных учреждений, а также органов разведки и контрразведки. Постепенно осуществлялся переход к дея­тельности в мирное время. В начале 1921 года начались вы­вод с фронта отдельных армий и их ликвидация. Этот процесс продолжался до 1922 года. Часть функций из сферы админис­трации и инспекции приняли на себя создаваемые инспекто­ра™ армии. На основании приказа Министерства военных дел от 9 мая 1921 года были созданы следующие инспекто- раты: I - Вильно, генерал Е. Рыдз-Шмиглы; II - Варшава, гене­рал Т. Розвадовский; III - Торунь, генерал И. Секерский; IV - Краков, генерал С. Шептыцкий; V - Львов, генерал С. Халлер.

Значительно труднее было приспособить систему организа­ции специальных военных служб к новым условиям. Ранее, уже в 1920 году, на западе и юге страны были созданы отделения II Отдела ВКВП (в Кракове, Познани и Грудзоньдзе). Таким же способом на Восточном фронте II отделы отдельных армий пре­образовались в отделения II Отдела ВКВП, которые непосред­ственно подчинялись руководителю Информационных служб Верховного командования ВП. 1 июня 1921 года вместо II От­дела Командования 6-й Армии было создано отделение II От­дела ВКВП во Львове. Точно так же из II Отдела Командования 2-й Армии было создано отделение II Отдела в Гродно, а по­зднее оно передислоцировалось в Вильно. Из разведыватель­ных органов остальных армий (1, 4 и 7) организовалось отде­ление II Отдела в Бресте-над-Бугом. Заслуживает внимания тот факт, что контрразведывательные секции II отделов лик­видированных армий были отделены от вновь созданных от­делений и передавались в контрразведывательные подразде­ления соответствующих Командований генеральных округов (КГО) - II отделов. Например, секция контрразведки II Отдела Командования 6-й Армии была принята КГО Люблин и Львов.

Вновь образованные отделения должны были заниматься не­глубокой разведкой.

Потребность их создания объяснялась следующим: «В целях функционирования постоянного разведывательного центра на юго-восточной границе, центра, организующего работу посто­янной сети разведывательных приграничных и заграничных от­делений и пунктов, необходимо создать отделение II Отдела ВКВП во Львове. Одним из мотивов его создания уже в дан­ный момент, перед общей реорганизацией верховных воен­ных властей, является потребность унифицирования условий разведывательной работы на всей территории РП. Наличие ко­мандований армий на восточной границе не препятствует со­зданию отделений на постоянной основе. Сегодня эту работу ведут II отделы армий. Однако отсутствие постоянных центров работы, независимых от изменений, которые должны произойти в армии, вызывает необходимость ускорения создания этой организации».

Отделения в своем большинстве имели ту же самую внут­реннюю структуру. В них входили следующие подразделения: организационный реферат, реферат кадров, технический ре­ферат, реферат разведывательной агентуры, хозяйственная ко­миссия, канцелярия.

В ходе процесса организационных преобразований органов военной разведки и контрразведки в августе 1921 года было принято решение о ликвидации Верховного командования Вой­ска Польского. Отдельные подразделения ВКВП вошли в состав Особого военного совета, Генерального штаба и Министерства военных дел. II Отдел ВКВП был принят в Генеральный штаб.

Иным способом преобразовывалась организация военной кон­трразведывательной службы на территории внефронтовой зоны.

В июне 1919 года из Верховного командования ВП в Мини­стерство военных дел было передано 2 секции - политическая и военно-полицейская. На основе этих секций в июле того же года создается Информационный департамент в Министерстве военных дел. Он состоял из политической секции и отдела по контролю международной корреспонденции, а также телефон­ной и телеграфной связи, который позднее был передан в Ми­нистерство внутренних дел. Методы и направления деятель­ности департамента принципиально отличались от характера работы II Отдела ВКВП. Он занимался контрразведывательной деятельностью в широком ее понимании, охватывая всю тер­риторию страны за исключением фронтовой территории.

Руководитель II Департамента Министерства военных дел должен был обеспечивать общественный порядок в тылу фрон­та и выполнять различные обслуживающие функции для ли­нейных воинских частей. Для этого работники департамента подготавливали информационные сообщения для соответству­ющих командований, занимались борьбой с антигосударствен­ной агитацией как в армейских рядах, так и в политической жизни, а также разрабатывали мероприятия по контрпропа­ганде. Наряду с этим проводилась соответствующая работа среди солдат, возвращавшихся с фронта, и военнопленных из Красной Армии, которые находились в специальных лагерях. Департамент взаимодействовал с различными представите­лями антисоветских и антиреволюционных сил, например с ос­татками корпуса генерала Бредова, сконцентрированными в лагерях в глубине страны. Разведывательно-пропагандистс­кой инфильтрации особенно сильно подвергались украинцы и белорусы. В Бресте-над-Бугом генерал С. Булак-Балахович обу­чал белорусские части. В то же время украинские солдаты и офицеры были собраны в лагере Ланьцуче. Большой поддер­жкой Информационного департамента пользовался Борис Са­винков, который получил согласие на формирование военных отрядов для выступления против большевиков. По договорен­ности с полицейской контрразведкой они активно занимались борьбой с коммунистической пропагандой.

В феврале 1920 года Министерство военных дел было осно­вательно реорганизовано на французский манер. В создан­ном Штабе министерства вместо ликвидированных департа­ментов появились отделы. Вопросы контрразведки оказались в ведении II Информационного отдела Штаба Министерства военных дел. Сначала в него входили 3 секции: общеоргани­зационная, контрразведывательная и информационная. В июле 1920 года была создана плебисцитная секция. Она состояла из 3 отделов, которые должны были действовать на плебис­цитных территориях: Верхняя Силезия, Цешинская Силезия, а также Вармин и Мазуры. Все специальные акции, организуе­мые на этих территориях, должны были согласовываться с ру­ководителем данной секции. Это было вызвано интересом военных властей к положению регионов, вопрос о государ­ственной принадлежности которых должны были решать пле­бисциты. Там оказывалась помощь действующим гражданс­ким парамилитарным польским организациям (диверсионный реферат ПВО). Следует также напомнить, что в то же самое время члены Совета обороны государства приняли решение о создании Добровольческой армии. В рамках Главного инспек­тората Добровольческой армии был создан II Отдел информа­ции и пропаганды.

Как уже упоминалось, большинство задач информационных служб Министерства военных дел относилось к контрразведы­вательным направлениям. В целях более результативной дея­тельности было начато создание территориальных контрраз­ведывательных отделений Министерства военных дел. Уже в ноябре 1918 года стала вестись работа по разделению страны на генеральные округа, которых сначала было 5, а в 1920 году их насчитывалось уже 9: Варшавский, Гродзенский, Поморс­кий, Келецкий, Лодзинский, Краковский, Львовский, Познань­ский, Любельский. Командующие округов располагали штаба­ми, которые создавали внутренние подразделения-отделы. Одним из них был II Информационный отдел, который отвечал за борьбу со шпионажем и антигосударственной деятельнос­тью на территории округа. Руководители этих отделов подчи­нялись, с одной стороны, своему непосредственному начальни­ку - командующему округа, а с другой - руководителю II Отдела Министерства военных дел.

Особого внимания заслуживает деятельность жандармерии во время войны 1919-1921 годов. Эти подразделения выпол­няли 2 вида задач. Одни охватывали вопросы нарушения дис­циплины в войсках, т.е. нарушения устава, дезертирство, са­мовольные отлучки и т.д. В период войны жандармерия выполняла задачи, которые в нормальных условиях находились в компетенции гражданской полицейской службы, т.е. охраны здоровья и жизни граждан и борьбы с криминальными пре­ступлениями (военная полиция). В некоторых регионах стра­ны, в Восточной и Западной Малопольше и Великопольше, отделы жандармерии являлись зародышами будущей Государ­ственной полиции. Второй вид задач был связан с деятельно­стью отделов жандармерии как исполнительных органов для служб военной разведки и контрразведки, т.е. они занимались борьбой с антигосударственной деятельностью. Жандармерия в зависимости от территории своей деятельности делилась на полевую (фронтовая зона) и внутреннюю (тыл фронта). Пер­вая подчинялась Верховному командованию ВП, вторая - ми­нистру военных дел.

Для второй в апреле 1919 года в Министерстве военных дел был создан Отдел жандармерии, сфера компетенции которо­го сначала распространялась только на территорию бывшего Польского королевства. Организация жандармерии в отдель­ных регионах королевства носила различный характер. На базе Польских Вооруженных сил ротм. Околович создал в ноябре 1919 года в Варшаве Отделение жандармерии, которому были подчинены бывшее районное командование и посты гмин.

Организация в Любельском округе опиралась на отделения ав­стрийской жандармерии. В Келецком округе подразделения жандармерии создал ротм. В. Людвиковский, подчинивший себе различные полицейские формирования и австрийскую жандармерию. Позднее жандармерия была организована в Лодзинском округе. Это произошло не так стихийно, как в дру­гих районах. Туда приехал делегат из Варшавы Лоньчковский, который провел кампанию добровольного призыва. Как уже упоминалось, в Великопольше и Малопольше отделы жандар­мерии играли роль гражданской полиции, и поэтому в буду­щем они преобразовались в государственный орган по под­держанию порядка.

Центр в Варшаве подвергался многим реорганизациям (Ко­мандование жандармерии, Руководство организации, Инспек­торат). В структуре Центра и территориальных подразделе­ний всегда находились подразделения с негласными надзорными и полицейскими функциями. В созданной 7 апре­ля 1919 года полевой жандармерии, предназначенной для дей­ствий на территории боевых действий, также находились под­разделения с подобной компетенцией. Сначала в Главном отделении полевой жандармерии при ВКВП был создан Инви- гиляционный отдел[1]. В этапных отделах функционировали следственные рефераты.

В период преобразования общественно-политической сис­темы и границ II Республики в 1918-1921 годах потребность в результативности действий специальных служб резко возрос­ла. Особенно способствовали развитию органов полицейских репрессий действия радикальных политических организаций и враждебных Польше соседних государств. В целях коорди­нации работы специальных служб было необходимо создание главных центров. Сначала намеревались создать 3 центра этого типа - при ВКВП, Министерстве военных дел и Главной ко­мендатуре Государственной полиции.

Верховное командование ВП должно было проводить борь­бу со шпионажем и диверсиями во фронтовой зоне и во фрон­товом тылу с помощью полевой жандармерии. Подобную сферу деятельности должен был иметь Инвигиляционный центр Ми­нистерства военных дел, располагавший на территории госу­дарства (за исключением фронтовой территории) возможнос­тями военной жандармерии. В конце концов, полицейская контрразведка была предназначена для борьбы с антигосу­дарственной деятельностью и обычной преступностью. В мае 1920 года руководитель II Отдела ВКВП майор К. Болдескул высказался против создания трех военных инвигиляционных центров. По его мнению, четкое функционирование такого орга­на могло обеспечить создание единого инвигиляционного цен­тра для всего государства. Уже 25 октября 1919 года был со­здан Военный инвигиляционный реферат при II Отделе Штаба Командования жандармерии Министерства военных дел. Сна­чала в нем предусматривалась 31 штатная единица. В его за­дачи входило:

  1. регулирование деятельности Военной инвигиляционной службы;
  2. классификация уголовного и конфиденциального инвиги­ляционного материала;
  3. подготовка военного инвигиляционного материала для пе­чати в Следственной газете и ППИ.

Много сомнений вызывали раздел оперативных и репрессив­ных мер в действиях военной контрразведывательной службы и ее взаимоотношения с гражданскими органами безопасности.

Тем более возникал вопрос, требующий быстрейшего рас­смотрения новой ситуации, в связи с постепенным угасанием всех вооруженных конфликтов, проводимых польским государ­ством. В это время, на переломе 1920-1921 годов, было орга­низовано проведение ряда межведомственных совещаний. До сих пор задачи политической контрразведки оставались в ком­петенции органов военных секций контрразведки II Отдела Штаба Министерства военных дел. Репрессивно-исполнитель­ные функции также находились в распоряжении учреждений Военной жандармерии. На совещании 10 декабря 1920 года было предложено постепенно перевести контрразведыватель­ные функции в компетенцию Государственной полиции. Май­ор Грегер из VI Отдела Штаба Министерства военных дел об­ратил внимание на то, что «гражданское население должно быть защищено от вмешательства военных властей, потому что офи­церы, не имея наработанного правового навыка, могут нанес­ти ущерб гражданам их арестами без предварительного сбо­ра достаточного доказательного материала». На очередном совещании 8 января 1921 года дело дошло до конфликта с представителями военной контрразведки, которые потребовали оставить за армией полное руководство в вопросах полити­ческого характера, касающихся также и гражданских лиц.

В конце концов, в марте 1921 года задачи «политической кон­трразведки» оказались в компетенции органов Государствен­ной полиции. В то же время военная контрразведка с отдела­ми жандармерии (исполнительный орган) должна была занять­ся «обеспечением интересов Вооруженных сил государства от подрывной деятельности иностранных государств и враждеб­ной пропаганды».

Анджей Мисюк

Из книги «Спецслужбы Польши, Советской России и Германии»



[1] Oddzial inwigilacyjny - отдел по негласному надзору за враждебными элементами и пресечению их антигосударственной деятельности.

 

Читайте также: