ГлавнаяМорской архивИсследованияБиблиотека












Логин: Пароль: Регистрация |


Голосование:
?


!



Самое читаемое:



» » Новые данные по истории средневековой армянской общины в кишлавской котловине. поселения Бор-Кая и Сала
Новые данные по истории средневековой армянской общины в кишлавской котловине. поселения Бор-Кая и Сала
  • Автор: Malkin |
  • Дата: 12-05-2014 16:17 |
  • Просмотров: 2786

Кишлавская котловина (по названию с. Кишлав (совр. с. Курское) расположена в Юго-Восточном Крыму в межгорье между Главной и Второй грядами Крымских гор (рис. 1). Ее размеры невелики: 10 на 5 км. Котловину орошает река Индол (Мокрый Индол) и два ее правых притока - речки Курт и Суук-Сала. С запада и северо-запада котловина ограничена массивом горы Кубалач (738 м) и вершинами Куляба и Кизил-Таш, с севера - лесистым макросклоном Главной гряды с наивысшей точкой на вершине Таушан-Тепе (771 м). Север котловины замыкает скалистый массив г. Бор-Кая (361 м), а с востока протяженные отроги г. Агармыш (722 м). В рельефе котловины чередуются невысокие холмистые гряды с широкими приречными долинами. Традиционно со времен средневековья сельхозугодия в регионе используются для выращивания садовых и зерновых культур, выпаса скота и под покосы.

Удобных проходов в котловину, через которые в средневековье были проложены дороги для гужевого транспорта, автор статьи насчитал пять (рис. 2). С севера-запада и запада дороги шли из долины реки Кучук- Карасу и города Карасу-Базара, минуя селения Бурундук-Отар и Орталан через ущелья реки Индол. С юга, из долины реки Суук-Су и побережья, попадали в котловину через перевалы Главной гряды и селение Эль-Бузлы [1]. С востока из Старого Крыма горный проход вел через долину и селение Шах-Мурза, а с северо-востока дорога проходила, минуя селение Османчик [2], из армянского селения Нахичеван, стоявшего на крупном торговом пути на равнине под г. Агармыш [3].

С первой трети XIV в., т.е. с начала массовой миграции армян из Аксарая в Крым [4], до переселения христиан российским правительством в 1778 г. [5], в котловине постоянно проживало многочисленное армянское население. По мнению Е. А. Айбабиной «сельская часть Юго-Восточного Крыма с середины XIII в. была заселена армянским и греческим населением...» [6]. Автору статьи не известно ни одного памятника в Кишлавской котловине (нарративного, эпиграфического, археологиче­ского и т. д.), который без сомнения был бы в этно-культурном плане атрибутирован армянским, и соответственно датирован XIII в.

Схожая ситуация наблюдается и на средневековых памятниках соседней Старокрымской долины.

По переписи 1778 г. из трех армянских сел Кишлавской котловины - Сала, Топлы и Камышлык (рис. 2) было выселено 558 человек [7]. С учетом жителей-армян из сел Орталан, Бурундук-Отар и Мелик, общее количество переселенцев достигло 1087 человек., что составило основную массу сельского армянского населения в Крыму [8]. По переселении в 1780 г. на Нижний Дон армяне основали села Чалтырь, Топти (Крым), Мец Сала, Султан Сала, Несвита [9]. В дальней­шем в XIX - нач. XX вв. потомки переселенцев сохраняли свой языковой диалект и народные традиции [10].

До настоящего времени из армянских древностей в Кишлавской котловине детально изучались только церкви Сурб Саргис и Сурб Урпат в Тополевке [11]. Находки последних лет вблизи с. Курское и в с. Грушевка позволяют расширить географию средневековых армян­ских памятников в регионе.

Краткое описание памятников средневекового поселения Сала

Средневековое поселение Сала (Сале, Суук-Сала, Салы,) (на диал. донских армян «сала» - камень, плита [12]; тюр. «сала» - приток реки, межгорная ложбина, лощина; деревня, село, стоянка, усадьба; азерб. «сал» - большой камень, целый камень [13]) автор статьи, основываясь на двухлетних исследованиях, локализует на правобережье речки Суук-Сала в восточной части современного населенного пункта Грушевка, Грушевского сельсовета, Судакской административной зоны (рис. 1,1) [14].

Армянские переселенцы 1778 г. из селения Сала в количестве 224 «душ обоего пола», объединившись с выходцами из мелких сел, в 1790 г. основали в 20 км от г. Новый Нахичевань село Мец Сала [15]. В «Камеральном описании Крыма 1784 года» деревня с таким названием не указана. В «Списке населенных мест Российской империи. Таврической губернии. 1865 г.»

значится под № 1681 «Салы (Суук-Салы), село, казенное, русское, при ручье Салы» [16]. Епископ Гермоген в 1887 г. писал о Сале:

«Салы - селение между двумя почтовыми трактами из Симферополя и Феодосии и в Судак: оно окружено горами со всех сторон, кроме северной. Вдоль села - речка Суук- Сала, а в окрестностях - горные ручьи... Салы - слово армянское: в русском переводе - дубняк... По выходу армян, в Салы переселены были отставные солдаты из великорусских губерний: они-то и были родоначальниками нынешних сальских жителей.

Церковь каменная, с такою же оградою, построена в 1792 г. из армяно-католического храма и освящена в честь Знамения иконы Божией Матери, а в 1864 г. расширена постройкой двух боковых приделов» [17].

О.Н. Бадер в 1940 г. сообщил о средневе­ковых древностях в с. Грушевка следующее: «Близ дер. Салы по указанию членов школьного краеведческого кружка было обследовано место старого турецкого (?) керамического завода, к востоку от деревни, на северо-западном склоне горы Каламбутка. Здесь обнажается слой с массой обломков глиняных сосудов, среди которых встреча­ются довольно значительные части кувшинов и т. п.» [18].

На улице Садовой в с. Грушевке сохрани­лась церковь, значительно перестроенная в кон. XVIII - XIX вв. Она - однонефная, прямоугольная (12.3 на 8.4 м), типа базилики, с пристроенными в 1864 г. с юга и севера прямоугольными (9 на 5 м) приделами (рис. 3). Алтарная часть выступает из общего объема здания значительно опущенным от подкровельного карниза прямоугольным выступом (рис. 4). Внутреннее пространство алтарной части, судя по технике кладки стен и составу раствора, сохранилось с позднего средневековья. Данное предположение подтверждают и особенности конструктивно­планировочного решения, примененные строителями в оформлении интерьера центральной алтарной апсиды с конхой и боковыми приделами. Два боковых алтарных придела (хорана) расположены к северу и югу от центральной апсиды и не связаны с нею проходами. Северный придел, квадратный в плане, со скошенными углами, перекрыт сферическим куполом, выполненным из бутового камня. Южный придел, прямоуголь­ный в плане, представляет двухъярусную конструкцию. Конструктивно близкое решение было использовано зодчим в церкви армянского монастыря Аменапркич в с. Богатое (быв. Бахчи-Эли), при строительстве северного придела обходного восточного помещения [19].

Нижний ярус значительно опущен от уровня пола центральной апсиды и перекрыт плоскими плитами, которые одновременно являются полом верхнего яруса. В него, вероятно, попадали по деревянной лестнице. При входе в верхний ярус заметен вмонтированный в северную стену

керамический сосуд (горловиной наружу) - голосник. Алтарная часть освещалось тремя узкими оконцами, расположенными по одному в каждом из алтарных сооружений. Размеры алтарной части по внешнему контуру: южная стена - 318 см; восточная стена - 839 см; северная стена - 314 см. Внутренние обмеры и фотофиксация алтаря не проводились, в этом автору статьи (христианину по обряду Армянской Апостольской Церкви) было отказано местным православным духовенст­вом.

Свод церкви лежит на продольных стенах здания, подпертый двумя полуциркульными арками, которые опираются на пилоны, выдвинутые из западной и восточной стен. В октябре 2004 г. при проведении внутри храма строительных работ в основании юго­восточного пилона был найден фрагмент хачкара (600 Х 280 мм) (рис. 5). На фрагменте сохранилась выполненная в рельефе часть нижней ветви основного креста, с орнаментом. С обеих сторон от ветви креста просматрива­ются фрагменты полупальмет с малыми крестами. Исходя из сохранившихся размеров памятника, плита с хачкаром достигала высоты одного метра. По стилистическим особенно­стям декора памятник предварительно датирован XV-XVI вв. [20].

Земляные и строительные работы, проведенные православной общиной на территории, прилегающей к храму в августе 2004 г., открыли ряд средневековых археологических объектов: грунтовое погребение (рис. 6), строительные остатки (трехрядная бутовая кладка и вымостка к западу от церкви) (рис. 7, 1-2), хозяйственные ямы. Указанные памятники датируются по керамическому материалу и данным стратиграфии разновременно с сер. XV в. до XVIII в.

Интересна находка примерно в 200 м к юго-западу от церкви на приречной террасе мельничного жернова (диаметр 890-900 мм, толщина 190-200 мм) (рис. 8). Жернов выполнен из местного кварцевого песчаника, его рабочая сторона по центру имеет глубокую вырубку в форме креста, замкнутого на внутреннее отверстие(0 160 мм). Жернов с берега речки в 2004 г. был перевезен местными жителями за ограду церкви, там он сейчас и находится.

Наличие водяных мельниц в регионе в позднее средневековье подтверждает факт и поныне действующей мельничной канавы в с. Земляничное (быв. Орталан). Армянские кварталы в Орталане занимали восточную часть селения. Базиликального типа здание церкви не сохранилось, вблизи него находилось здание водяной мельницы. Вода к мельнице поступала за 2 км из скалистого урочища в балке Абдарма по действующему и поныне каналу с акведуками и бассейнами [20]. В Старом Крыму, к юго-востоку от источника св. Пантелеимона, сохранилась вырубленная в скальном наклонном пласте заготовка под мельничный жернов. Ущелье Монастырской речки, берущее начало от родников монастыря Сурб Степанос, после слияния с балкой Биюк-Узень, еще в XIX в. называлось «овраг Шабан-Дегерман» [22] (дэгирмэн с тюр. мельница [23]). В ущелье вдоль русла речки на припойменных террасах видны остатки оросительных и мельничных канав и отдельно стоящих строений [24].

Н. В. Рухлов в 1915 г., описывая водные источники в окрестностях села Салы, отметил: «Правый берег речки около села Салы носит название «Фонтальная гора... Со склонов Фонтальной горы обнажаются выходы родниковых вод; так при сел. Салы находится один водоразборный бассейн, построенный еще в старину греками [армянами - А. Б.] ...»[25]. В 300 м к востоку от церкви, на окраине села расположены три действующих родника и водонасосная станция, предположительно, в этом районе и находился, упомянутый Н. В. Рухловым водоразборный бассейн. От него вода по керамическим трубам подавалась и в построенный в 80 м к югу от церкви сельский фонтан (рис. 9). Сооружение фонтана, прямоугольное в плане с декорированным фасадом и глухими стенами, с примыкающим к нему с тыльной стороны колодцем - цистерной. К основанию фасада (западная стена фонтана) примыкает каменное корыто, предназначенное для забора воды и водопоя домашних животных [26]. Описанный тип фонтана в нескольких вариантах был характерен для Крыма в XV-XIX вв. [27]. Судя по надписи на фасаде, фонтан последний раз перестраивался в 1890 г.

В музее средней школы с. Грушевка хранится хачкар с надписью и датой (рис. 10). Точное место находки памятника учителем истории В. П. Реутенко не установлено. Хачкар выполнен на мраморной плите подтрехуголь- ной формы (340х285х80 мм). Рельеф слабопрофильный, горизонтальные ветви креста короче вертикальных, окончание ветвей креста декорированы двумя шишечками. Основанием креста является простой плетеный узел из двойной рельефной полосы переходящий в полупальметы. Верхнее поле рельефа в средокрестье оформлено двумя простыми крестами. Изображение креста заключено в прямоугольную нишу с треугольным навершием. Датирующая надпись вырезана тонкой линией на уровне основания главного креста с двух сторон от него, вне рельефного поля. Посвятительная надпись выполнена в нижней части плиты в два ряда:

- датирующая надпись: В году 932 (1483)

- посвятительная надпись: Святое Знамение Христа в добрый (Барекандан?) праздник от Авака и его сыновей

Очевидно, хачкар сохранил свою первона­чальную форму, будучи выполнен на фрагменте привезенной издалека мраморной плиты, он предназначался для вставки в бутовую кладку стены культового здания. Мотивы декора, использованные мастером в оформление рельефа памятника, имеют общие стилистические черты с декором на хачкарах XIV-XV вв. из Каффы [28] и монастыря Сурб Хач.

А. М. Байбуртский

Из сборника «Материалы по археологии и истории античного и средневекового Крыма. Вып. I». Симферополь, 2008

Пещерная церковь на горе Бор-Кая

Памятник находится в 1,5 км к северо- западу от северной окраины с. Курское (быв. Кишлав) на западном склоне г. Бор-Кая, под скальной стеной (рис. 1,2). Епископ Гавриил в сер. XIX в. описал церковь следующим образом: «Против Болгарской колонии Кишлавы, на запад, у подошвы высокой горы, называемой Буркое, в одном из обрушившихся с вершины ея огромнейших камней, находится высеченная руками человеческими пещера вышиною 1 саж. 1. 3 /4 арш., шириной 2саж. 1. 1 1/2 арш. и длиною 5 сажень. Посредине ея лежит дикий, обсеченный наподобие жертвенника камень, без надписей. Вход в пещеру с запада» [29].

О. Н. Бадер в 1940 г. писал о памятнике: «В 16 км от Старого Крыма обследована пещерная церковь горы Бор-Кая. Снят план пещеры, сделан ее разрез. На полу найдены 2 фрагмента толстостенной глиняной посуды. В шурфе, заложенном у северо-восточного входа, были обнаружены угли и зуб свиньи» [30].

Церковь высечена в скальном блоке, сползшем по склону горы после обвала навеса скальной стены. Скальный блок рассечен примерно по центру трещиной по направлению с севера-востока на юго-запад, западная часть памятника смещена и просела по отношению к остальному массиву. С внешней стороны следы подтески имеет только западная стена скалы (рис. 11), в ней устроен дверной проем, оформленный сверху тимпаном и пазы предназначенные для вставки балок кровельной конструкции примыкавшего к церкви с запада притвора. На верхней плоскости скалы сохранились вырубленные в камне водоотводные желоба. Вблизи церкви на отдельно стоящих скалах также сохрани­лись следы подрубок, но их функциональное назначение в силу плохой сохранности и частичной задернованости, неясно.

Интерьер церкви прост, с запада от входа на 4 м протянулся подтесанный в монолите свод неправильной треугольной формы, переходящий в природную залу (рис. 12). В ней в восточной части сохранились алтарный (?) камень и вырубленные в северной стене ниши. Внутренние размеры храма: длина по длинной оси памятника с запада на восток, от входа до престольного (?) камня - 10 м, ширина по поперечной оси с севера на юг колеблется от 220 до 500 см., высота в западной части церкви достигает 240 см.

По сведениям А. В. Гаврилова, внутри церкви в 1990 годы местными жителями был найден хачкар без надписей (Современное местонахождение памятника неизвестно). На южном откосе свода церкви, слева от входа зафиксированы процарапанные на камне простейшие изображения крестов, магендои- дов и кругов. Примерно в трех метрах от входа на основании свода сохранилась в две строки надпись, выполненная в небрежной манере (рис. 13). Надпись вырезана в камне тонкими линиями на участке стены 120х130 мм. Левая часть надписи зашифрована (нельзя исключать и графические изображения), в правой части читаются отдельные армянские буквы, схожие по манере написания с буквами из надписей XVII-XVIII вв. из монастыря Сурб Хач [31]. Датировать надпись без расшифров­ки и прочтения затруднительно, исходя из стилистически выделенных особенностей написания прочитанных букв, предварительно памятник можно отнести к позднему средневековью.

По устному сообщению А. В. Гаврилова, на территории ныне заброшенного сада, расположенного на пойменной террасе р. Индол, примыкающей к юго-западному склону г. Бор-Кая, в 1990-х годах после плантажной вспашки им на значительной площади был собран керамический материал (рис. 1,3). Исследователь датировал керамику XIV-XV вв. Вблизи самой церкви идет сбор как античной, так и средневековой керамики, при этом первая количественно преобладает.

Собранный средневековый материал маловыразителен, и хронологически соотносится с керамикой с поселения на пойменной террасе.

Карта-схема Кишлавской котловины со средневековыми памятниками

 Рис. 1. Карта-схема Кишлавской котловины со средневековыми памятниками, описанными в статье:
1 – поселение Сала;
2 – пещерная церковь на западном склоне г. Бор-Кая;
3 - средневековое поселение на припойменной террасе р. Мокрого Индола. М 1:500 м.

Топографическая карта Кишлавской котловины XIX в. Съемка полковника Бетева и подполковника Оберга. М 1 дюйм – 1 верста.

 Рис. 2. Топографическая карта Кишлавской котловины XIX в.
Съемка полковника Бетева и подполковника Оберга. М 1 дюйм – 1 верста.

Храм в с. Грушевка. Вид с юго-запада.

  Рис.3. Храм в с. Грушевка. Вид с юго-запада.

Храм в с. Грушевка. Вид на алтарную часть с юго-востока.

 Рис. 4. Храм в с. Грушевка. Вид на алтарную часть с юго-востока.

Храм в с. Грушевка. Фрагмент хачкара из фундамента юго-восточного пилона церкви.

 Рис. 5. Храм в с. Грушевка.
Фрагмент хачкара из фундамента юго-восточного пилона церкви.

Храм в с. Грушевка. Позднесредневековое грунтовое погребение, открытое на уровне фундамента стены южного придела церкви.

 Рис. 6. Храм в с. Грушевка.
Позднесредневековое грунтовое погребение, открытое на уровне фундамента стены южного придела церкви.

Храм в с. Грушевка. Строительные остатки XVI-XVIII вв. и архитектурные детали, открытые к западу от церкви

Рис.7. Храм в с. Грушевка. Строительные остатки XVI-XVIII вв. и архитектурные детали, открытые к
западу от церкви: 1 - вымостка пола помещения; 2 – бутовая кладка; 3 – база под колонну; 4. – фр-т корыта; 5 – западная стена церкви.

Мельничный жернов.

 Рис. 8. Грушевка. Мельничный жернов.

Грушевка. Сельский фонтан.

 Рис. 9. Грушевка. Сельский фонтан.

Хачкар 1483 г. из экспозиции музея средней школы в с. Грушевка.

 Рис. 10. Хачкар 1483 г. из экспозиции музея средней школы в с. Грушевка.

Пещерная церковь на западном склоне г. Бор-Кая.

 Рис.11. Пещерная церковь на западном склоне г. Бор-Кая.
Вид с запада: 1 –тимпанная ниша; 2 – пазы под балки кровельной конструкции; 3 – водоотводные канавы; 4 – разлом в скальном блоке

Интерьер пещерной церкви на г. Бор-Кая. Вид с запада.

 Рис. 12. Интерьер пещерной церкви на г. Бор-Кая. Вид с запада.

Пещерная церковь на западном склоне г. Бор-Кая. Надпись на скальном своде храма.

 Рис. 13. Пещерная церковь на западном склоне г. Бор-Кая.
Надпись на скальном своде храма.

Примечания

1  Книга путешествия. Турецкий автор Эвлия Челеби о Крыме (1666-1667 гг.) / Перевод и комментарий Е. В. Бахревского. Симферополь, 1999. С. 75; Административно - территориаль­ные преобразования в Крыму. 1783-1998 гг./ Справочник. Симферополь, 1999. С. 112, 114, 195.

2. Жители деревни Османчик в средневековье поставляли ко двору османского султана белый мед, собранный из ульев диких пчел на луговинах г. Бор-Кая. Пчелиные семьи и поныне сохранились на этой скалистой с запада и юга горе. Они лепят свои белые соты на скалах, иногда на высоте 20 и более метров. Административно-территориальные... С. 112, 114.

4 Айвазовский Г. Заметка о происхождении Новороссийских армян // ЗООИД. Одесса, 1867. Т.У1. Отд. 3. С.552; Микаелян В. А. История крымских армян. Киев, 2004. С. 17-18.

5 Бархударян В.Б. История армянской колонии Новая Нахичевань (1779-1917). Ереван, 1996. С. 14-31; Микаелян ВА. Указ. соч. С. 137-147.

6 Айбабина ЕА. Рельефы и архитектурные орнаменты средневековых армянских храмов Крыма // Историческое наследие Крыма. Симферополь, 2004. №5. С. 6-16.

7 Дубровин. Н. Присоединение Крыма к России. Рескрипты, письма, реляции и донесения. СПб., 1885. Т.11. С. 713.

а Там же. Общее количество армян-переселенцев, выходцев из сельской местности, включая Старый Крым, составило 1354 ч. (См.: Там же. С. 711, 713).

а Бархударян В.Б. Указ. соч. С. 33-35. 10Тер-Саркисянц А.Е. Армяне. История и этнокультурные традиции. М., 1998. С. 311, 318­343; Малхасян А Г. Армяно-русский словарь донских (нахичеванских) армян. Корни слов и фамилий. Ростов-на-Дону, 2001. С. 3-5.

11Якобсон АЛ, Таманян ЮА. Армянская архитектура в Крыму. Ереван, 1992. С. 44-45; Воронин Ю.С. Армянские памятники Крыма. Архитектура. Симферополь, 2000. С. 8-9; Айбабина ЕА. Указ. соч. С. 6-16.

12 Малхасян А.Г. Указ. соч. С. 151.

13 Суперанская А.В., Исаева ЗГ, Исхакова Х.Ф. Топонимия Крыма. Часть I. Введение в топонимию Крыма. М., 1995. С. 172.

14 Административно-территориальные... - С. 72.

15 Дубровин Н. Указ. соч. С.713.; Бархударян В.Б. Указ. соч. С. 34.

16 Административно-территориальные... С.195.

17 Епископ Гермоген. Таврическая епархия. Псков, 1887. С. 396-397.

18 Бадер О. Материалы к археологической карте восточной части горного Крыма // Труды научно­исследовательского института краеведческой и музейной работы. М., 1940. Т.1. С. 157. Рис. 1:26.

19 Воронин Ю.С. Указ. соч. С. 7.

20Айбабина ЕА. Декоративная каменная резьба Каффы XIV- XVIII веков. Симферополь, 20о1. С. 70-71, 149-150. Рис. 12.

21 Рухлов Н.В. Обзор речных долин горной части Крыма. Петроград, 1915. С. 187; Белинский ИЛ, Лезина И.Н, Суперанская А.В. Крым. Географи­ческие названия: Краткий словарь. Симферополь, 1998. С. 17.

22 «Старокрымского Армяно-Георгиевского монастыря, всемилостивейше пожалованная земля этому монастырю (1793-1875)» // ГА АРК, ф. № 377, оп. 11, д. 817.

23 Суперанская А.В. и др. Указ. соч. С. 158.

24 Байбуртский А М. Средневековые поселения на горе Святого Креста // Причерноморье, Крым, Русь в истории и культуре. Материалы III Судакской международной конференции. Киев- Судак, 2006. Т.Н. С. 31.

25 Рухлов Н.В. Указ. соч. С. 189.

26 Халпахчьян ОХ. Гражданское зодчество Армении. М., 1971. С. 232.

27 Воронин Ю.С. Указ. соч. С. 12, 21, 29;

28 Пештмалджян МГ. Памятники армянских поселений. Ереван, 1987. С. 49. - Рис. 65 и др. Айбабина ЕА. Декоративная каменная резьба... С. 62-76, 148-149.

29 Гавриил. Остатки христианских древностей в Крыму. Уезд Феодосийский // ЗООИД. Одесса, 1846. Т.1. С. 325.

30 Бадер О. Указ. соч. С. 156-157, Рис.1, 24; 2-3.

31 Петросян М.В, Саргсян Т.Э. Сурб Хач. - Симферополь, 1998. С. 94-102.

Читайте также: