ГлавнаяМорской архивИсследованияБиблиотека












Логин: Пароль: Регистрация |


Голосование:
Вам нравится наш сайт?


Отличный сайт!
Хороший сайт
Встречал и получше
Совсем не понравился





» » Что говорит нам сегодня Шопенгауэр?
Что говорит нам сегодня Шопенгауэр?
  • Автор: Malkin |
  • Дата: 12-05-2014 14:09 |
  • Просмотров: 3485

Вернуться к оглавлению

Вместо заключения

По словам отечественного мыслителя В. В. Любищева, прошлое мысли - "не кладбище с могильными плитами с навеки похороненными заблуждениями, а собрание недостроенных архитектурных ансамблей, многие из которых не были закончены не из-за порочности замысла, а из-за несвоевременного рождения проекта или из-за чрезмерной самоуверенности строителей" (цит. по: 66. С. 402). Такова философия Шопенгауэра.

Философия является наукой особого рода. Это вековечная мудрость, в которой человечество ставит и пытается решить конечные вопросы бытия и мышления, ищет истину, добро и красоту, смысл жизни и смерти. Это уникальная форма духовности, формирующая мировоззрение не одними только рациональными средствами. Это убедительно показал Шопенгауэр. В наши дни его философия дает пример антипозитивистского понимания этой науки.

Шопенгауэр предложил системное учение, обращенное к цельному пониманию мира, человека и его поведения. В этом учении едины человек и природа. Основой этого единства является воля, поднятая на онтологический уровень. Материализм Шопенгауэра, основанный на богатом эмпирическом материале его времени, благодаря исключительной интуиции обогатил потомков рядом замечательных догадок, далеко выходящих за рамки его эпохи.

Его учение о могучей мировой силе - воле, объективацией которой является человек, о воле, которая подчиняет человека мощи государства, общества, социальной среды, собственным страстям и стремлениям, о воле, которая обрекает человека на горе и страдание, о воле, которой он вынужден подчиняться как неизбывной судьбе, - все это вызывает отторжение, ибо лишает человека смысла существования. Действительно, перед нами философия "плача и зубовного скрежета". В то же время учение о воле может рассматриваться как модель идеи об энергийности мира, которую провидели античные мыслители, западная мистическая традиция и православие в России. Но здание учения философа осталось недостроенным. Он исключил из поля зрения объективное содержание морали, стремление человечества к идеалу, к высокой любви, в конце концов к обретению высшего смысла своего бытия. Его этика, беспощадная к миру, где господствуют страдания и смерть, власть безмерной воли в подлунном мире, требует от людей приспосабливаться, чтобы выжить, и люди, лишенные понимания высшего смысла, утрачивают память о том, зачем и для чего они живут; без такой памяти мучения жизни потеряли бы смысл. К тому же в его учении человек спасается в одиночку.

Шопенгауэр доказывал, что мир вещей самих по себе, недоступный эмпирическому познанию, так же, как сущностные аспекты мира явлений, познается путем интуитивного чистого созерцания, имеющего эстетическую основу, уходящую в глубины бессознательного. В учение о познании Шопенгауэра положено единство познавательной, эстетической и нравственной составляющей философии: эстетика, выступающая как связующее звено между гносеологией и этикой, завершает целостное отношение к миру, что до сих пор не учитывается в специальных исследованиях, посвященных природе философского знания. Шопенгауэр конкретно показал значение бессознательного для акта творчества. И, наконец, он убедительно реабилитировал интуицию (в том числе интеллектуальную), имеющую важную роль в процессе познания.

Ныне и мир в целом, и индивид теряют чувство самосохранения, даже здравый смысл. Поэтому ответы философа на вечные мучительные вопросы человеческого существования, его совет не оглядываться на прошлое, радоваться и утру как новому рождению, и сегодняшнему дню с его хотя бы маленькой удачей, и завершенному делу, его уроки противостояния судьбе самоограничением, самодисциплиной, самопринуждением, самоотречением и направленностью скованной воли наперекор судьбе - все это обещает обретение малой толики счастья, на которое человек может надеяться и которого в состоянии достичь в этом действительно жестоком мире. В этом привлекательность и жизнеспособность философии Шопенгауэра.

К погибели ведет болезнь потребительства, которая уже много десятилетий захлестывает людей. Мир соблазнов разъединяет нас с подлинным бытием, с базисным призванием человека, таит угрозу конца света, когда сольются в одно экологическая катастрофа, угроза ядерной войны и безумства бессмысленной погони за потребительскими видимостями. Шопенгауэр учит любить природу, думать о ней. В его учении о самоограничении видится призыв: "Чуть помедленнее кони!.. Чуть помедленнее!.." Назад к природе, в том числе к природе собственно человеческой, которой для жизни ведь нужно совсем немного.

Человечество стремится к "удобной" жизни, к комфорту. Достойно ли человека это стремление? Что станется с человеком, когда он избавится от бремени неизбывности трагичности собственного бытия? Абсолютный комфорт ведет к небытию. Шопенгауэр невыразительно называл это скукой (слабое определение!). Облегчение бремени человеческого существования в его усовершенствовании снимает груз с души, с бремени совести и обязательств долга. Это - страшный соблазн, угроза человечности в человеке, тем более что его призывают спасаться в одиночку.

Погоня за золотым тельцом, за престижем как гарантиями счастливой жизни ведут к отходу от живой глубины бытия, к подобию жизни; вседозволенность завершается в конце концов преступностью по отношению к жизни других и собственной (чего стоят терроризм или "отказники", уходящие в виртуальный мир, в мир галлюцинаций - в наркотики с их псевдосвободным полетом); раскрепощенная похотливость - дорога к СПИДу и утрата самого сокровенного в человеке - способности любить, к забвению метафизических глубин мира. "Философия для всех" Артура Шопенгауэра - отказ от безудержных хотений, от алчности, зов к ответственности - указатель пути к спасению в нашем повседневном существовании.

Философия является наукой особого рода и в том отношении, что она может быть изложена в более или менее полной форме, в то время как прогресс науки безграничен. Это положение может вызвать споры. И уж совсем проблематичным может показаться тезис, что философия сегодня достигла своей полноты и завершенности; но не случайно наше время не отмечено никакими выдающимися философскими свершениями. Время великих систем и громких имен позади. Сегодня философия может существовать только как история философии. Задача состоит в том, чтобы освоить полученное наследие, свести его воедино, отсечь все тупиковые ответвления, оценить по достоинству, понять до конца все жизнеспособное и плодотворное, сделать его достоянием читающей и думающей публики. Немецкому философу Артуру Шопенгауэру в этом грядущем синтезе уготовано одно из важнейших мест.

 

Шопенгауэр был современником бурной эпохи всемирной истории. Это было время Великой французской революции (1789-1794) и многочисленных европейских войн, заложниками и жертвами которых стали десятки тысяч людей, когда рушились государства и царства и на их месте возникали новые, когда народы Европы стонали под пятой нового наполеоновского порядка, когда они, воодушевленные победоносной отечественной войной русского народа против Бонапарта, поднимались на национальное сопротивление захватчику, когда в постреволюционную эпоху складывались и новый экономический и политический порядок, и новый уклад жизни.

Шопенгауэр непосредственно не был вовлечен в катаклизмы эпохи: он не восторгался революцией; лично не страдал от войн, но подростком, испытывая тяготы военного времени в путешествиях по Европе, глубоко переживал бедствия, постигшие людей; он не воодушевлялся идеями спасения Германии от наполеоновского ига; он был лишь наблюдателем происходящего, но горячо переживал разруху, человеческие страдания и жертвы.

Это было время расцвета немецкой философии, начатой "Критикой чистого разума" Канта в 1781 году и получившей впоследствии название классической, когда создавались великие философские системы, отмеченные прославлением разума и обоснованием грядущего торжества человеческой мысли в решении высших жизненных проблем и в осуществлении человеческого призвания. Культ разума и рационального знания, глубокая вера в поступательное развитие человечества, в прогресс и счастье человеческого рода как высшей цели природы (Кант), как высшей мудрости абсолютного духа (Гегель), постулирование разумности человеческого поведения, рационалистическое или религиозное обоснование абсолютной морали - таковы основные достижения основоположника немецкой классики и многих продолжателей его философии, учения которых отмечены историческим оптимизмом и высокой гуманностью. Шопенгауэр был учеником Канта, но он во многом шел иным, чем учитель и его великие современники, путем.

Итоги немецкой классической философии, которая стала почвой и средой развития философии Шопенгауэра и в которую он внес свой оригинальный вклад, можно сформулировать следующим образом:

1. Главное философское достижение эпохи - диалектика. Она была разработана столь основательно, что открыла перед человеческой мыслью дотоле неизвестные горизонты. Историзм как принцип мышления прочно вошел в философский обиход: мир стал пониматься как развивающееся противоречивое целое. Древняя догадка о тождестве противоположностей стала аксиомой. Новой была идея диалектической логики, построения системы взаимосвязанных категорий. Тем самым был усовершенствован специфический язык философии как науки.

Философия оперирует предельно широкими понятиями, которые отражают не только различные стороны действительности, но и их взаимные связи, переходы, взаимное воздействие. Такие понятия гибки, текучи, переходят друг в друга. Определить их можно только через их место в системе. Но научная логическая сторона метафизики - только одна часть дела. Другая не менее, а, может быть, более важная форма диалектики - интеллектуальное созерцание, интуиция, когда в единичном явлении можно узреть сущность. Это относится не только к искусству, но и к природе и к мировидению. Эта форма диалектики была особенно важна для Шопенгауэра, а позже - и для русских идеалистов.

2. Было радикально пересмотрено отношение субъекта и объекта. Все предшествующие учения (и материалистические, и идеалистические) грешили созерцательностью: процесс познания представлялся им пассивным восприятием образов, поступающих извне. Немецкая классика впервые провозгласила активность сознания, вторжение субъекта в объект и их непрерывное взаимодействие. Знание возникает в результате синтезирующей деятельности субъекта: сознание не только отражает мир, но и творит его.

3. Сфера познания предстала в более широких масштабах. В нее включили и бессознательные, неконтролируемые сознанием процессы. Бессознательная работа мысли присутствует и в единичном акте творчества, где решающая роль принадлежит продуктивному воображению. Есть и коллективное, массовое бессознательное - мифологическое мышление, которое представляет собой необходимую ступень в развитии форм общественного сознания. Сознание поднимается и к своим вершинам, охватывая самоосмысление познающего Я.

4. В XVIII веке появилась "новая наука" - так Дж. Вико назвал область социального знания; Вольтер употребил термин "философия истории". Немецкая классическая философия обосновала идею общественной закономерности, указав на деятельность как на сферу ее наиболее яркого проявления. Творчество, созидание, орудия труда предстали как предмет философского рассмотрения. Была предпринята попытка увидеть в истории человечества закономерные этапы прогрессивного, хотя и противоречивого развития. Прогресс приводит к осуществлению вековой мечты человека - устранению войн из жизни общества, установлению всеобщего правопорядка. Благо человека стало высшей заботой философии.

5. Другой "новой наукой", получившей в Германии имя и систематическую разработку, была эстетика. Уходившие в древность предшествующие учения были отрывочными и не схватывали диалектический характер красоты как особого вида взаимодействия человека и природы. Эстетическое выступило как опосредующее звено между теорией и практикой, наукой и нравственностью. Впервые искусство вошло в сферу исторического рассмотрения, проанализированы были две взаимосвязанные формы художественного обобщения.

6. В древней философской науке - этике - немецкой классической философии также удалось сказать новое слово. Обсуждалась проблема счастья. Возникла идея долга как абсолютного побудительного мотива морального поведения. Впервые в философии была поставлена проблема идеала (19. С. 302-304).

7. По-новому встала проблема человека. "Что такое человек?" Таков главный вопрос философии Канта. Ответ на него нельзя дать научными средствами.

Нет, человека ты никак

Истолковать не в состоянии.

Этот упрек Фауста Мефистофелю как бы произносит философия науке, которая пребывает в безмятежном неведении относительно своих возможностей. Только совокупное философское знание в состоянии ответить на вопрос, волновавший немецкую классику от Канта до Шопенгауэра.

Хотя Шопенгауэр и не принял многие плодотворные идеи своих современников, его мысль развивалась в русле идей, поставленных Кантом и развиваемых Фихте, Шеллингом, Гегелем. Но в целом его учение было чуждым духу того времени; его учение не было этим временем востребовано: идея прогресса его не воодушевляла, вера в разум подвергалась сомнению, хотя рассудок и здравый смысл никогда ему не изменяли.

Системы старших современников Шопенгауэра, указывающие человечеству благую цель, вызывали у него аллергию: он не только их не принимал, но даже ненавидел, особенно Гегеля. Исключение он делал только для Канта, да и то с некоторыми оговорками. И все же Шопенгауэр, как и его выдающиеся современники, вышел "из Канта", он восхищался им, почитал его за "великий дух, которому человечество обязано незабвенными истинами" (74. С. 13). Взяв за исходные позиции многие идеи Канта, Шопенгауэр пошел иным, чем его старшие современники, путем. Но его натурализм был исключительным, а гуманизм и этика соответствовали этическому потенциалу немецкой классики.

В методическом и методологическом плане Шопенгауэр стремился создать философскую систему, обнимающую всеобщность бытия и мышления. Однако он с неприязнью относился к системосозидающим корифеям немецкой классики - Фихте, Шеллингу и Гегелю именно за их стремление представить мир во всей полноте; он называл их прославленными софистами послекантовского периода, которых следует изгнать из царства философов за шарлатанство.

Поскольку Шопенгауэр провозглашал неприятие такого системосозидания, многие интерпретаторы его учения посчитали его учение чуждым систематичности, быть может, вследствие его незамкнутости.

Однако некоторые современные исследователи настаивают на том, что его философия благодаря отчетливости, последовательности аргументации и упорядоченности представляет собой именно систему, а сам он является "систематическим мыслителем" (102. С. 2). Нападки на создателей систем выражались в личностном неприятии исторического оптимизма их авторов и определялись преимущественным интересом Шопенгауэра к антропологическим проблемам, что объективно побуждало его стать к ним в оппозицию.

Несмотря на то что единственным предметом его интересов и его учения был человек - конкретный, эмпирический, реально действующий, погруженный в юдоль собственного физического и духовного несовершенства, неблагоприятных внешних обстоятельств и страха перед смертным уделом, - структура его учения выступает как система, обнимающая мир и указывающая на место человека в этом мире. Шопенгауэровские устремления гуманистичны; его беспокоит проблема человеческого счастья, он хочет научить людей, как стать счастливыми, но видит недостижимость этой цели: в отличие от современников, его взгляд на мир и человека в нем пессимистичен.

Все свое внимание Шопенгауэр сосредоточивал на иррациональных, слепых силах человека и мира, но стремился их объяснять, оставаясь исключительно на почве рационализма. Это был "самый рациональный философ иррационального", писал о нем Томас Манн. Рационализм - господствующая традиция западноевропейского философствования, но не единственная. Со времен Древней Греции многие мыслители сохраняли потребность в иррациональном. Чувствуя что-то вне разума, они стремились освободиться от пресса разумности. Но и философское откровение, и вера в сверхрациональное парадоксальным образом имели рационалистический характер. Шопенгауэр не был исключением, но он вернул в философию эмоциональную сферу.

Шопенгауэр считал себя посторонним на этом карнавале жизни, но в то же время пытался дать ответ на вопросы, которые, как он полагал, были животрепещущими, однако не поддаются решению здесь и теперь и обречены оставаться нерешенными из-за мании величия человечества. Три глубоких симптома этой мании видел Шопенгауэр задолго до того, как они были осознаны людьми: 1) космологический, когда человек предстает как венец творения, а между тем Земля - лишь один из бесчисленных шариков в бесконечном пространстве, на котором существует плеснеподобный налет живых и думающих существ; 2) биологический, когда человек предстает как венец природы благодаря своему разуму, но является всего-навсего животным, интеллект которого призван лишь компенсировать дефицит инстинкта и недостаточную органическую приспособленность к условиям обитания; 3) психологический симптом, который выражается в иллюзии, что наше сознательное Я является господином в собственном доме.

Шопенгауэр не оставил собственного жизнеописания (имеется всего четыре кратких автобиографии, написанные им самим; это два - "curriculum vitae" (от 1813 и 1819 годов), представленные для защиты докторской диссертации и получения звания приват-доцента, а также два биографических наброска 1851 года для "Истории новой философии" Э. Эрдмана и для энциклопедического словаря Мейера. Но вскоре после смерти философа начались (не без скандала) интенсивные публикации его наследия, в том числе писем (которые, правда, сохранились далеко не полностью), заметок и отрывков из дневника, позволяющие (хотя их датировка оказалась не всегда возможной) понять многие реалии его существования, генезис его идей и приверженность на протяжении всей жизни к возникшему с юности мировидению.

Отстранившись от злобы дня, претендуя на общечеловечность, Шопенгауэр обнаруживает родство в первую очередь и с немецкой классической философией и - шире - с общеевропейской традицией Нового времени, хотя и вносит в свое учение темы и понятия, почерпнутые из индийской мудрости. Но в полном смысле его творение - дитя немецкого гения.

Есть мнение: каков человек, такова и его философия (Фихте). И в самом деле, оригинальные идеи отражают особенности личности своего творца. У Шопенгауэра личностное начало, как в содержательном плане и в характере дискурса, так и в личностных интенциях по своей интенсивности уступает, быть может, только Ф. Ницше.

По словам И. В. Гете, чтобы понять поэта, надо пойти в страну поэта. Не только в окружающую поэта действительность, но и в страну его внутренней жизни, его душевных порывов, его сердца. То же самое следует сказать и о философе: чтобы понять учение, нужно иметь в виду не только его мировоззрение, не только предмет его интересов, методологию и метод, которых он придерживался, но и внешние условия создания учения - образ жизни общества и особенности духовной среды, а также, по возможности, проникнуть во внутренний мир творца, в обстоятельства его жизни и личного опыта, в его характер.

Дитя эпохи, Шопенгауэр оставался для нее нелюбимым, чужим ребенком. Плоть от плоти духа немецкой классики, он пребывал как бы за ее пределами благодаря отказу от культа рациональности и пессимизму. В чем здесь родство и где обозначены разрывы, можно понять, лишь обратившись к событиям жизни и духовным исканиям мыслителя. В то же время нельзя оставить без внимания и последующие варианты толкований его философии, которые имеют значение в наши дни: они помогают нам более основательно выявить актуальные ныне аспекты мировоззрения нашего героя.

Вернуться к оглавлению

Основные даты жизни и творчества Артура Шопенгауэра

1788, 22 февраля - в вольном ганзейском городе Данциге в семье оптового купца Генриха Флориса и Иоганны (урожденной Трозинер) родился Артур Шопенгауэр.

1793 - вскоре после присоединения Данцига к Пруссии семья переселяется в вольный ганзейский город Гамбург.

1797 - родилась Адель Шопенгауэр.

Июль - путешествие Артура с отцом в Париж и Гавр. В течение двух лет Артур живет в Гавре в семье купца Грегуара де Блеземира. Дружба с его сыном Антимом.

1799, август - возвращение в Гамбург.

До 1803 года посещает частную торговую школу Рунге.

1803, март - решение Артура о путешествии с родителями по Европе (Голландия, Англия, Франция, Швейцария, Австрия).

1803, 3 мая - начало путешествия.

1804, 25 августа - конец путешествия.

Сентябрь-декабрь - обучение в фирме купца Кабруна в Данциге.

1805 - обучение в торговом доме именитого купца Иениша в Гамбурге.

20 апреля - смерть отца.

1806, сентябрь - переселение матери и сестры в Веймар.

Октябрь - основание Иоганной Шопенгауэр салона в Веймаре и начало дружбы с И. В. Гете.

1807, май - Артур покидает Гамбург, переселяется в Готу и начинает учиться в гимназии с целью подготовки для обучения в университете.

Декабрь - Артур вынужденно уходит из школы в Готе, переселяется в Веймар, берет частные уроки.

Влюбленность в Каролину Ягеман.

1809 - окончание гимназического курса.

9 октября - поступление в Геттингенский университет.

1809-1811 - обучение в Геттингене на медицинском факультете; со второго семестра - обращение к философии.

1811, Пасха - посещение Веймара.

Встреча с Виландом, предсказавшим ему успех на философском поприще.

Осень - переводится в Берлинский университет.

1811-1813 - обучение в Берлинском университете. Слушает лекции Фихте, Шлейермахера и др.

1813, 2 мая - бегство из Берлина в Веймар перед началом войны с разбитой в России наполеоновской армией. Переселение в Рудольштадт.

Июль-ноябрь - создание книги "О четверояком корне достаточного основания". Защита ее в качестве докторской диссертации в Йене.

5 ноября - возвращение в дом матери.

Зима - беседы с Гете. Раздоры с матерью из-за ее друга Герстенберга.

1814, май - разрыв с матерью. Артур покидает Веймар.

1814-1818 - живет в Дрездене.

1815 - трактат "О зрении и цвете". Первые наброски основного труда "Мир как воля и представление".

1818, март - окончание работы над рукописью "Мира...". Договор о публикации книги с издательством Брокгауза. Осень - начало итальянского путешествия (Флоренция, Рим, Неаполь, Венеция).

1819, январь - "Мир как воля и представление" выходит в свет. Лето разорение семьи вследствие банкротства данцигского банкира Мюля. Конфликт с матерью и Аделью.

25 августа - снова в Дрездене. Получение места доцента на философском факультете Берлинского университета.

1820, 23 марта - начало лекций в Берлине. Их провал.

1821 - начало романа с актрисой Каролиной Медон.

Скандал с соседкой - швеей Маркет, судебный процесс с которой длился более пяти лет.

1822, 27 мая - второе итальянское путешествие (Милан, Флоренция, Венеция).

1823 - возвращение на родину. Прибытие в Мюнхен. Тяжелая болезнь на фоне депрессии.

1824 - пребывание в Бад Гаштейне, Мангейме и Дрездене. 1825, апрель снова в Берлине. Новые неудачи: лекции невостребованы, философские переводы не приняты.

1831, август - бегство из Берлина во Франкфурт-на-Майне в страхе перед холерой.

1832, июль - до июня 1833 - живет в Мангейме.

1833, 6 июля - возвращение во Франкфурт-на-Майне, где живет до конца своих дней.

1835 - трактат "О воле в природе".

1838 - смерть матери.

1839 - премированная работа "О свободе воли".

1840 - трактат "Об основе морали", премии не удостоенный. 1844 - второе издание "Мира как воли и представления", переработанное и расширенное за счет второго тома.

1849 - смерть Адели.

1851 - "Парерга и Паралипомена".

1852-1853 - начало известности.

1859 - третье издание "Мира как воли и представления".

1860, 21 сентября - смерть Артура Шопенгауэра.

Список литературы

1. Адамар Ж. Исследование психологии процесса изобретения в области математики. М., 1970.

2. Андреева И. С. Современные зарубежные исследования философии Ницше. М., 1984.

3. Антология мировой философии. М., 1971. Т. 3.

4. Асмус В. Ф. Проблема целесообразности в учении Канта об органической природе и в эстетике// Кант И. Собр. соч.: В 6 т. М., 1966. Т. 5. С. 5-63.

5. Балашов Ю. В. Наблюдатель в космологии: дискуссии вокруг антропного принципа // Проблема гуманитаризации математического и естественно-научного знания. М., 1991. С. 80-119.

6. Батюто А. Тургенев - романист. М., 1972.

7. Бердяев Н. А. Философия свободы. М., 1989. С. 12-250.

8. Бердяев Н. А. Философия творчества, культуры и искусства. М., 1994.

9. Блюменкранц М. А. Как остановить колесо Иксиона? // Шопенгауэр А. Афоризмы и максимы. М.; Харьков, 1999.

10. Боррадори Дж. Американский философ. М., 1998.

11. Булгаков С. Расизм и христианство // Вестн. русского христианского движения. Париж, 1990. No 158. С. 160-201.

12. Булгаков С. Н. Соч.: В 2 т. М., 1993.

13. Быховский Б. Э. Шопенгауэр. М., 1975.

14. Гартман Э. Сущность мирового процесса или философия бессознательного. М, 1873.

15. Гайденко П. П. Прорыв к трансцендентному. Новая онтология XX века. М., 1997.

16. Гайденко П. П. Жизнь и творчество Фихте // Фихте И. Г. Соч. М., 1995. С. 6-67.

17. Гулыга А. В. Кант. М., 1970.

18. Гулыга А. В. Место эстетики в философской системе Канта // Философия Канта и современность. М, 1974. С. 267-289.

19. Гулыга А. В. Немецкая классическая философия. М., 2001.

20. Гулыга А. В. Эстетика в свете аксиологии. М., 2000.

21. Гусейнов А., Скрипник А. Пессимистический гуманизм Артура Шопенгауэра // Шопенгауэр А. Свобода воли и нравственность. М., 1992. С. 5-18.

22. Достоевский Ф. М. Поли. собр. соч.: В 30 т. М., 1973. Т. 5.

23. Евлампиев И. И. История русской метафизики в XIX-XX веках. Русская философия в поисках абсолюта. СПб., 2000. Т. 1.

24. Зощенко М. М. Возвращенная молодость // Соч.: В 3 т. Л., 1987. Т. 3. С. 5-160.

25. Ильин И. А. Дневник. Письма. Документы (1903-1938). М, 1999.

26. Исхаков Б. И. Жизнь параллельных миров. М., 1999. Ч. 1-2.

27. Кант И. Критика способности суждения // Собр. соч.: В 8 т. М., 1994. Т. 5.

28. Кант И. Критика чистого разума // Там же. М, 1994. Т. 3.

29. Кант И. Основоположения метафизики нравов // Там же. М., 1994. Т.4.

30. Курляндская Г. Б. Таинственные повести Тургенева // Третий международный Тургеневский конгресс. Орел, 1971. С. 3-71.

31. Курляндская Г. Б. Эстетический мир И. С. Тургенева. Орел, 1994.

32. Лавров П. Л. Очерки вопросов практической философии // Философия и социология. Избр. произв.: В 2 т. М., 1965. Т. 1. С. 339-462.

33. Лаут Р. Философия Достоевского в систематическом изложении. М., 1996.

34. Ленин В. И. Материализм и эмпириокритицизм. Поли. собр. соч. Т. 14.

35. Маркс К. Введение к критике гегелевской философии права // Маркс К, Энгельс Ф. Соч. М., 1955. Т. 1. С. 414-429.

36. Маркс К, Энгельс Ф. Манифест коммунистической партии // Там же. Т. 4. С. 419-459.

37. Маркс К. Тезисы о Фейербахе // Там же. Т. 3. С. 3-4.

38. Мееровский Б. В., Нарский И. С. Философия мировой воли и скорби // Шопенгауэр А. О четверояком корне... Мир как воля и представление. Т. 1. Критика кантовской философии. М., 1993. С. 632-666.

39. Нефедов Е. И. Взаимодействие физических полей с живым веществом. Тула, 1995.

40. Ницше Ф. Несвоевременные размышления // Поли. собр. соч. М., 1910. Т. 4. С. 3-263.

41. Ницше Ф. Соч.: В 2 т. М., 1990.

42. Переписка Гете и Шопенгауэра // Шопенгауэр А. Поли. собр. соч. М., 1910. Т. 4. С. 653-677.

43. Платон. Соч.: В 3 т. М., 1970-1972.

44. Плеханов Г. В. Отсюда и досюда - заметки публициста // Избр. филос. произв. М., 1958.

45. Пумпянский Л. Группа таинственных повестей // Тургенев И. С. Полн. собр. соч. М.; Л., 1929. Т. 8. С. V-XX.

46. Розанов В. В. В мире неясного и нерешенного. М., 1995.

47. Розанов В. В. Заметки о важнейших течениях в русской философской мысли в связи с переводной литературой по философии // Философия и психология. М., 1890. Кн. 3. Ч. 1. С. 1-36.

48. Розанов В. В. Мимолетное. М., 1994.

49. Розанов В. В. Среди художников. М., 1994.

50. Розанов В. В. Уединенное. М., 1990.

51. Руссо Ж. Ж. О причинах неравенства. СПб., 1907.

52. Свясьян К. А. Фридрих Ницше - мученик познания // Ницше Ф. Соч.: В 2 т. М., 1990. Т. 1. С. 5-45.

53. Силуянова И. В. Философия нигилизма Фридриха Ницше // Из истории западноевропейской культуры. М., 1979. С. 111-124.

54. Соловьев В. С. Соч.: В 2 т. М., 1988.

55. Ступаков Г. П. В мире единства. Философские, религиозные, естественно-научные аспекты. М., 1998.

56. Толстой Л. Н. Собр. соч.: В 22 т. М., 1974 ел.

57. Тургенев И. С. Полн. собр. соч.: В 30 т. М., 1978 ел.

58. Троцкий Л. О пессимизме, оптимизме и о многом другом // Восточное обозрение. СПб., 1902. No 36. С. 77-79.

59. Трубников Н. Н. О смысле жизни и смерти. М., 1996.

60. Философский прагматизм Ричарда Рорти и российский контекст. М.,1997.

61. Философия Шопенгауэра // Социальная теория и современность. Вып. 13. М, 1993.

62. Фихте И. Г. Второе введение в учение о науке // Избр. соч. М., 1916. Т. 1.

63. Фихте И. Г. Факты сознания. М, 1914.

64. Фишер К. Артур Шопенгауэр. М., 1896.

65. Флоренский П. В. Статьи по искусству // Собр. соч. Париж, 1975. Т.1.

66. Фурсов А. И. Биг Чарли, или О Марксе и марксизме: эпоха, идеология, теория (К 180-летию со дня рождения Маркса) // Русский исторический журнал. М., 1999. Т. 1. No 2. С. 345-354.

67. Чанышев А. А. Человек и мир в философии Артура Шопенгауэра // Шопенгауэр А. Поли. собр. соч. М., 1992. Т. 1. С. 1-12.

68. Чанышев А. А. Учение Шопенгауэра о мире, человеке и основе морали // Шопенгауэр А. Собр. соч.: В 6 т. М., 1999. Т. 1. С. 452-468.

69. Чанышев А. А. Этика Шопенгауэра. Критический анализ. М., 1986.

70. Шеллинг Ф. Соч.: В 2 т. М., 1989.

71. Шопенгауэр А. Афоризмы житейской мудрости // Шопенгауэр А. Свобода воли и нравственность. М., 1992. С. 260-420.

72. Шопенгауэр А. Критика кантовской философии // Шопенгауэр А. О четверояком корне... Мир как воля и представление. Т. 1. Критика кантовской философии. М., 1993. С. 377-502.

73. Шопенгауэр А. Мир как воля и представление. Т.1 // Шопенгауэр А. О четверояком корне... Мир как воля и представление. Т.1. Критика кантовской философии. М., 1993. С. 125-501.

74. Шопенгауэр А. Мир как воля и представление. Т. 2. М., 1993 С. 125-626.

75. Шопенгауэр А. Новый паралипоменон. М., 2000.

76. Шопенгауэр А. Об основе морали // Шопенгауэр А. Свобода воли и нравственность. М., 1992. С. 20-126.

77. Шопенгауэр А. О воле в природе // Шопенгауэр А. Мир как воля и представление. Т. 2. М., 1993. С. 127-259.

78. Шопенгауэр А. О свободе воли // Шопенгауэр А. Свобода воли и нравственность. М., 1992. С. 46-124.

79. Шопенгауэр А. О четверояком корне достаточного основания // Шопенгауэр А. О четверояком корне... Мир как воля и представление. Т.1. Критика кантовской философии. М., 1993. С. 5-124.

80. Шопенгауэр А. Парерга и Паралипомена // Поли. собр. соч. М., 1903-1910. Т. 3-4.

81. Шопенгауэр А. Рассуждение, излагающее физиологически наиболее важную теорию цветов // Полн. собр. соч. М., 1910. Т. 4. С. 259-287.

82. Эйнштейн А. Физика и реальность. М., 1965.

83. Aalto A. Synopsis. Basel, 1980.

84. Abendroth W. Arthur Schopenhauer in Selbstzeugnissen und Bilddokumenten. Hamburg, 1967.

85. Die Autographen des Schopenhauer-Archivs des Stadts-und-Univer-sitatsbibliothek Frankfurt a M. Stuttgart, 1988.

86. Autrum H. Der Wille in der Natur und die Biologie heute // Schopenhauer-Jahrbuch. Frankfurt a. M., 1969. S. 89-101.

87. Baer С G. Die Schopenhauerische Philosophic in ihren Grundzeugen dargestellt und kritische beleuchtet. Dresden, 1857.

88. Baer T. Arthur Schopenhauer und russische Literatur des spaeten XIX. und friihen XX. Jahrhunderts. Miinchen, 1981.

89. Becker A. Arthur Schopenhauer und Sigmund Freud. Historische und charakterologische Grundlagen ihrer gemeinsamen Denkstrukturen // Schopenhauer-Jahrbuch. Frankfurt a. M., 1971. S. 114-156.

90. Bothe F. Geschichte der Stadt Frankfurt am Main. Frankfurt a. M., 1977.

91. Briigger P. Die doppelsinnige Aufhebung der negativen Wertungen in Schopenhauers Aestethik // Schopenhauer-Jahrbuch. Frankfurt a. M., 1988. S. 199-213.

92. Cartwright D. Schopenhauer as moral philosopher - Towards the actuality of his ethics // Schopenhauer-Jahrbuch. Frankfurt a. M., 1989. S. 54-63.

93. Decker F. Wille zum Leben - Wille zur Macht: Eine Untersuchungen zu Schopenhauer und Nietzsche. Amsterdam, 1984.

94. Ebeling H. Schopenhauer und Marx: Parameter eines Vergleichs// Schopenhauer und Marx. Philosophic des Elends - Elend der Philosophic Hain, 1990. S. 1-20.

95. Funke G. Ethik als Grundwissenschaft: Handeln aus Klugheit, Neigung, Pflicht, Mitleid? // Schopenhauer-Jahrbuch. Frankfurt a. M., 1989. S. 19-42.

96. Gwinner W. Arthur Schopenhauer aus personlichem Umgange dargestellt. Leipzig, 1861.

97. Hartmann E. von. Philosophie des Unbewussten. Versuch einer Weltanschauung. Berlin, 1923.

98. Hartmann H. Schopenhauer und die heutige Wissenschaft // Schopenhauer-Jahrbuch. Frankfurt a. M., 1964. S. 151 - 175.

99. Harvey W. Linguistic relativity in french, english and german philosi-phy // Philosophy today. Celina, 1996. No 5. P. 273-288.

100. Heine H. Samtliche Schriften. Mimchen, 1976.

101. Hossenfelder M. Sind die Guten gluklich? // Geistige Tendenzen der Zeit. Perspektiven Weltanschauungstheorie und Kulturphilosophie. Frankfurt a. M., 1996. S. 283-345.

102. HiibscherA. Arthur Schopenhauer: Biographie eines Weltbildes. Stuttgart, 1967.

103. Hubscher A. Denker gegen der Strom: Arthur Schopenhauer gestern, heute, morgen. Bonn, 1973.

104. Hubscher A. Schopenhauer-Bibliographic Stuttgart, 1981.

105. Hubscher A. Eii; emrcov // Schopenhauer A. Handschriftliche Nachlass. Frankfurt a. M. Bd. 4. T. 1. S. 288-318.

106. Iljin I. A. Die Philosophie Hegels als contemplative Gotteslehre. Bern, 1946.

107. Janz K. Nietzsche: Biographie. - Munchen; Wien, 1978-1980. Bd. 1-3.

108. Janouch G. Gesprache mit Kafka. Frankfurt a. M., 1968.

109. Jauch U. Schopenhauer oder Kant // Schopenhauer in der Postmoderne. Wien, 1989. S. 49-58.

110. Knodt R. Das Leiden und das Lachen // Ibid. S. 133-141.

111. Kormann F. Zur Schopenhauerbuste Elisabet Neys // Schopenhauer-Jahrbuch. Frankfurt a. M., 1958. S. 100-113.

112. Lindner E. O., Frauenstadt J. Arthur Schopenhauer. Vom ihm, uber ihn. Leipzig, 1862.

113. Lutkehaus L. Schopenhauer: Metaphysische Pessimismus und soziale Frage. - Bonn, 1980.

114. McLaughin S. Schopenhauer in Russland. Zur literarischen Rezeption bei Turgenev. Wiesbaden, 1984.

115. Magee B. The philosophy of Schopenhauer. Oxford, 1983.

116. Malter A. Arthur Schopenhauer: Transzendentalphilosophie und Metaphysik des Willens. Stuttgart, 1991.

117. Mann Th. Schopenhauer. Stockholm, 1938.

118. Medon K. Sieben Briefe an Arthur Schopenhauer //Schopenauer-Jahrbuch. - Frankfurt a. M., 1944.- S. 83 - 90.

119. M?#/er-Philosophen-Lexikon. Lutz-Stuttgart, 1989.

120. Morgenstern M. Schopenhauers Philosophie der Naturwissenschaften. Bonn, 1985.

121. Ottmann H. Ethische Vorztige des Nicht-Handelns vor dem tun // Schopenhauer in der Postmoderne. Wien, 1989. S. 125-132.

122. Pisa K. Schopenhauer und Sinnlichkeit. Miinchen, 1978.

123. Primer H. Das Problem des Materialismus in der Philosophie Arthur Schopenhauer. Frankfurt a. M., 1984.

124. Safranski R. Schopenhauer und die wilden Jahre der Philosophie. Eine Biographic Hamburg, 1990.

125. Scheer B. Aesthetik als Rationalkritik bei Arthur Schopenhauer // Schopenhauer-Jahrbuch. Frankfurt a. M, 1988. S. 213 - 227.

126. Schirmacher W. Von Schopenhauer zu Marx: Das Problem des Forschritt // Schopenhauer in der Postmoderne. Wien, 1989. S. 41 - 48.

127. Schirmacher W. Wir sind die Postmoderne // Ibid. - S. 15-20.

128. Schmidt A. Schopenhauers Gliicksproblem // Drei Studien iiber Materialismus. Munchen, 1977. S. 21-79.

129. Schmidt A. Schopenhauer und Materialismus // Schopenhauer und Marx: Philosophie des Elend und Elend der Philosophie. Hain, 1980. S. 132-169.

130. Schoelzel A. Schopenhauerische Philosophie als Ausgangspunkt einer "kritische Theorie" der biirgerliche Gesellschaft // Dt. Ztschr. fur Philosophie. Berlin, 1988. No 2. S. 136-145.

131. Schopenhauer A. Der Briefwechsel: In 3 Bde. - Munchen, 1929- 1942.

132. Schopenhauer A. Gesammelte Briefe. Bonn, 1978.

133. Schopenhauer A. Gesprache. Stuttgart, 1971.

134. Schopenhauer A. Der handschriftliche Nachlass: In 5 Bde. Frankfurt a. M., 1966-1975.

135. Schopenhauer A. Ein Lebensbild in Briefen. Frankfurt a. M., 1987.

136. Schopenhauer A. Philosopische Vorlesungen. Miinchen-Ztirich, 1985. Bd. 1: Theorie des gesammten Vorstellens, Denkens und Erkennens.

137. Schopenhauer A. Samtliche Werke: In 5 Bde. - Stuttgart, 1976-1979.

138. Schopenhauer A. Uber das Sehn und die Farben // Samtliche Werke. Stuttgart, 1978. - Bd.3. - S. I93 - 283.

139. Schopenhauer J. Unbekannte Briefe an ihren Sohn // Schopenhauer-Jahrbuch. Frankfurt a. M., 1971 - 1977: Bd.52. S. 95 - 149; Bd. 56. S. 158 -186; Bd. 57. S. 105 - 126.

140. Sloterdijk P. Der Denker auf der Btihne. Nietzsches Materialismus. - Frankfurt a. M., 1986.

141. Thiergen P. Schopengauer in Russland // Slavische Studien. Koln, 1988. S. 581 - 591.

142. Uber Arthur Schopenhauer. Zurich, 1978.

143. Unveroffentliche Briefe an Schopenhauer// Schopenhauer-Jahrbuch. Frankfurt a. M., 1937. S. 107 - 143.

144. Vaternahm T. Schopenhauers Frankfurter Jahre // Schopenhauer-Jahrbuch. Frankfurt a. M., 1968. S. 112-121.

145. Vaternahm T. Zu Schopenhauers Testament // Schopenhauer-Jahrbuch, Frankfurt a. M., 1953/54. S. 90-93.

146. Vester H. G. Schopenhauer als Vordenker der Postmoderne // Schopenhauer in der Postmoderne. Wien., 1989. S. 33-40.

147. Voigt H. Wille und Energie // Schopenhauer-Jahrbuch. - Frankfurt a. M., 1970. S. 133 - 138.

148. Volkelt J. Arthur Schopenhauer. Stuttgart, 1901.

149. Welsh W., Pries Ch. Alt fur neu: Kritische Bemerkungen zu Schopenhauers traditionelle Auslegung der Philosophie. Braunschweig, 1979.

150. Ziegler Th. Die geistigen und sozialen Stromungen des 19. Jahrhundert. Berlin, 1910.

Вернуться к оглавлению

 

Читайте также: