ГлавнаяМорской архивИсследованияБиблиотека












Логин: Пароль: Регистрация |


Голосование:
Вам нравится наш сайт?


Отличный сайт!
Хороший сайт
Встречал и получше
Совсем не понравился





» » Гибель линкора
Гибель линкора
  • Автор: chikin |
  • Дата: 13-01-2014 13:01 |
  • Просмотров: 4343

Морской орёл парил за облаками... Подводный пантеон необозрим.

Уж тут не водрузишь могильный камень И не посадишь дерево над ним...

Расул Гамзатов (1923-2003), аварский советский поэт и общественный деятель

Это случилось 29 октября 1955 года в половине второго ночи. Все сейсмостанции Крыма с холодным равнодушием зафиксировали колебания земли в районе Севастополя. Это взорвался флагман Черноморского флота линкор «Новороссийск». Через 2 часа 45 минут он опрокинулся и ушёл на дно. Погибло более 600 человек. «Гибель линкора была и останется крупнейшей катастрофой боевого корабля в мирное время с начала столетия до наших дней», — писал в книге «Тайна гибели линкора «Новороссийск» Б. А. Каржавин (С.6).

Почти полвека участники событий, писатели, журналисты, историки, частные исследователи спорят, каждый отстаивая свою версию трагедии. Они сводятся, в основном, к направлениям: подрыв корабля подводными диверсантами, мина периода второй обороны Севастополя, минирование итальянцами перед передачей линкора советской стороне и ряд других, о которых не стоит вспоминать (например, торпедирование неизвестной ПЛ)... У каждой из версий есть доводы. Одна выглядит абсурдной. В последнем случае (автор — Олег Сергеев) речь идёт о том, что это сделали мы сами (?!).

Невольно вспоминается фраза, оброненная Иоганном Гёте: «Говорят, истина лежит между двумя противоположными мнениями. Неверно! Между ними лежит проблема».

Прикоснёмся к ней.

В декабре 2010 года случилось то, что заставило задуматься.

Один из бывших командиров отряда борьбы с ПДСС, в прошлом помощник командующего КЧФ по противоподводной диверсионной работе, ветеран флотского спецназа, на мой вопрос о возможных причинах гибели линкора, улыбнулся. ««Есть ещё одна версия, — медленно проговорил он, наморщив лоб, — она не обсуждалась в достаточной степени общественностью. Их было трое, они пришли с берега. Двое из них — прибыли в город, а третий из Севастополя. Но говорить об этом рано. Документы закрыты». В докладе Правительственной комиссии (17.10.1955), расследовавшей причины гибели корабля, между прочим, говорилось: «... нельзя полностью исключить, что причиной подрыва линкора является диверсия».

«Документы закрыты». Как часто приходится слышать исследователям эту зловещую фразу, и опускаются руки. А итальянцы предполагают рассекретить часть материалов спецслужб интересующего нас периода только в 30-х годах текущего века.

Рискнём вернуться более чем на полвека назад. Попробуем иначе взглянуть на одну из крупных трагедий Черноморского флота и Севастополя, всего советского ВМФ. Сделаем это, не претендуя на исключительность и не умаляя мнения других исследователей и специалистов.

Итак — диверсия.

Какими силами то сделано, мы знаем, но не ведаем, как это случилось практически, и были ли это итальянцы. Для того, чтобы приблизиться к пониманию процесса операции, обратимся к истории 10-й флотилии MAS, которой командовал «чёрный князь» Витолио Боргезе. Его люди тренировались в минировании линкора, когда он ходил ещё под итальянским флагом и назывался «Джулио Чезаре» («Великий Цезарь»). Сохранилась фотография, на которой пилоты человекоуправляемых торпед находятся около борта корабля. Известно, что Боргезе, якобы, молвил (интерпретация), что под советским флагом линкор жить не будет. Но слова далеко не всегда дела, и ниже мы вернёмся к этой реплике. Обратимся к истории элитного подразделения подводных диверсантов Италии периода Второй мировой войны (1939-1945).

Итальянцы стоят у истоков профессионального использования подводных диверсантов в военно-морском деле. Случилось это ещё в ходе Первой мировой (Великой, второй Отечественной) войны (1914-1918). Впрочем, во время последней войны России с Турцией (1877-1878) русский офицер пытался вплавь добраться до корабля неприятеля и подорвать его с помощью мины.

Итальянский торпедный катер MAS

В ходе конфликта на Дунае действовала мощная турецкая флотилия, насчитывавшая в своём составе: 8 бронированных артиллерийских мониторов, 5 канонерских лодок, 11 вооружённых пароходов и ряд судов других классов. В распоряжении русских находилось всего 14 паровых катеров и 20 гребных судов. Силы не равны тем более, если учесть угрозу с моря броненосной эскадры Гобарт-паши. В этой ситуации лейтенант Михаил Фёдорович Никонов выдвинул идею применения изобретённого англичанином Бойтоном плавательного снаряда для разведки и подрыва кораблей противника с помощью ручной мины. Вскоре для этой цели он собрал около 15 единомышленников. На флоте их назвали «пловцы-охотники».

Основная задача, возлагаемая на них — это разведка. Но М. Ф. Никонов принял решение взорвать турецкий корабль миной. Используя «плавательный снаряд» и прикрепив к нему ручную мину, он отправился на поиск неприятеля. Никонову удалось вплавь приблизиться к берегу, занятому турками, и наметить цель недалеко от города Тульчи. Это был бронированный монитор. Подготовив мину, Никонов вплавь отправился к кораблю, но допустил просчёт в определении дистанции вероятного сноса течением. Последнее оказалось сильным. Двух десятков метров не хватило офицеру, чтобы достичь цели. Его снесло течением на несколько километров в низовье. Там он выбрался на остров, где провёл остаток ночи и следующий день.

С наступлением темноты Никонов вернулся в расположение части.

Итальянская человекоуправляемая торпеда «Майяле»В 1918 году инженер-капитан 3 ранга Рафаэле Россети и лейтенант медицинской службы Рафаэле Паолуччи спроектировали человекоуправляемую торпеду. Управление ей осуществлял один человек. Для изготовления изделия был использован корпус немецкой 510-мм. торпеды (длина — 8, 2 м. , водоизмещение — 1, 5 т. ). Носитель мог передвигаться только в полупогруженном состоянии. Его скорость составляла не более 2 узлов, что обеспечивал двигатель мощностью 40 л. с., приводимый в действие сжатым воздухом. Заряд взрывчатки состоял из двух гильз по 170 кг весом каждая и был оборудован часовым механизмом с задержкой времени до 5 часов. Торпеду снабдили мощными магнитами для крепления боеприпасов к корпусу корабля. Исходя из данной особенности торпеды, авторы назвали её «Миньятта» («Пиявка»).

31.10.1918 года Р. Россети и Р. Паолуччи впервые применили носитель. С помощью него они проникли в австрийскую ВМБ Пола. Утром один заряд заложили под днище линкора «Вирибус Унитис». Часовой механизм был установлен на срок срабатывания 1 час. «Второй заряд с временной задержкой часового механизма был оставлен на торпеде, которую Р. Паолуччи положил по течению в дрейф. «Миньятту» отнесло в сторону стоянки вспомогательного крейсера «Вин» (7400 тонн), который после взрыва второго боеприпаса оказался серьёзно повреждён...».

6 часов 45 минут утра. Мощный взрыв под корпусом линкора «Вирибус Унитис» подписал ему смертный приговор. Так начиналась подводная война...

До начала второго мирового конфликта носитель был доработан. К середине 30-х годов XX века инженеры суб-лейтенант Тезео Тезеи и суб-лейтенант Элио Тоски изготовили модернизированный вариант «Миньятты». Он получил название SLC (тихоходная торпеда) или «Майяле» («Поросёнок»).

При максимальной скорости около 5,5 км/час, носитель позволял осуществлять переброску двух пловцов-диверсантов (пилотов) на дальность до 19 км. Изделие могло работать в погружённом состоянии до 30 метров. Его автономность (по запасу дыхательной смеси в аппаратах замкнутого типа пилотов) составила примерно 6 часов. Вес ВВ в ходе модернизации увеличен с 250 до 300 кг. Часовой механизм имел задержку срабатывания до 5 часов.

Таким образом, Италия — это единственная страна из участников мирового конфликта, которая вступила в него, имея новый вид диверсионного оружия с отработанной тактикой применения. Итальянцы успеют подготовить и кадры. С 1936 года под командованием капитана 2 ранга Гонзаго ди Чирелло началось обучение пилотов для новой человекоуправляемой торпеды «Майяле». Это были смелые, самоотверженные, молодые и отчаянные люди. Они знали, что вероятность выживания в круговерти будущей подводной смерти вряд ли превысит 30%. Но были готовы на это во имя любимой Италии.

Для доставки носителей и пилотов-диверсантов к месту операции переоборудованы подводные лодки: «Ириде», «Амбра» — тип «Пёрла», «Гондар», «Шире» — тип «Адуа», «Гронго», «Мурена» — тип «Флутто». После начала войны координация действий и обеспечение подводных диверсантов возложены на специальную флотилию штурмовых средств — 10-й флотилию MAS (создана в 1938 году). На её вооружении находились сверхмалые подводные лодки, человекоуправляемые торпеды, взрывающиеся катера. Первым командиром флотилии стал капитан 2 ранга В. Моккагатта.

«Очень способный и знающий офицер, настойчивый в осуществлении своих целей, — писал В. Боргезе в книге «10-я флотилия MAS» (С.21). — До этого он служил, главным образом, на больших кораблях, и ему не хватало специальных технических знаний в области нового оружия. Однако, благодаря своей неиссякаемой энергии, исключительной работоспособности, он быстро вошел в курс дела. Прекрасный организатор, он разработал такую организационную структуру, которая должна была превратить отряд штурмовых средств в высокоэффективную военно-морскую часть, занимающуюся исследованиями, созданием и применением оружия, способного «поражать противника всюду, где бы он ни находился».

Князь Джулио Валерио БоргезеПосле гибели В. Моккагатты подразделение возглавил князь В. Боргезе. Позже он заявил: «Имея управляемую торпеду и взрывающийся катер, итальянский флот, и только он один, владеет средствами, которые могли бы при внезапном и массовом применении их одновременно в различных портах принести Италии весьма ощутимую победу в самом начале военных действий. Эта победа уравняла бы потенциальные возможности противостоящих флотов...».

Однако ближайшие боестолкновения принесут ощутимые потери итальянской стороне. Англичанами был захвачен образец итальянской человекоуправляемой торпеды. В 1941 году представителями туманного Альбиона сформировано подразделение по борьбе с подводными диверсантами противника. Его возглавили лейтенанты Бейли и Крэбб. Но с 1941 года наиболее удачными оказались действия флотилии итальянских взрывающихся катеров МТМ.

25.07.1941 года случилась катастрофа. Погиб второй создатель человекоуправляемой торпеды майор Т. Тезеи и почти всё командование 10 флотилии МАС. После этого основное внимание итальянцы сконцентрировали на использовании человекоуправляемых торпед и взрывающихся катеров МТМ. Они уходили в бой, неся потери, но. Погибают или оказываются «тяжело» повреждены в короткий срок: норвежский танкер «Периклес» (8324 тонны водоизмещением), вооруженный теплоход «Дурхэм» (10 900 тонн), эскадренный танкер «Денбидейл», танкер «Фиона Шелл» (2444 тонн), эсминец «Джервис».

Знаковой победой итальянцев стало уничтожение английских линкоров. Окончание 1941 года станет триумфом бойцов 10 флотилии MAC (19 декабря). ««Почти одновременно около 6.20 утра прозвучали два взрыва. «Вэлиант» потеряет 167 кв. м. носовой части нижних булей и получит другие серьезные повреждения (только в июле 1942 года закончится ремонт корабля). Ещё хуже окажется состояние другого линкора — «Куин Элизабет». Огромной силы взрывом у него было вырвано 502 кв. м. двойного дна, и корабль грузно осядет на дно (ремонт закончится в июле 1943 года). На фоне этой ««катастрофы», как назовёт английский адмирал Каннигхэм происшедшую трагедию, гибель танкера «Сагона» (7554 тонн), заминированного и подорванного в тот же день экипажем третьей ««Майяле» (капитан В. Мартелотта, унтер-офицер М. Марино), как и попутное повреждение взрывом эсминца «Джервис», уже не воспринимались так остро... Из трёх линкоров, подорванных подводными диверсантами в ходе военного конфликта, — два были на счету итальянцев».

А те импровизируют. В испанском порту Альхесирас (напротив Гибралтара), на итальянском судне «0льтерра» итальянцы создали секретную базу человекоуправляемых торпед и подводных диверсантов «Группа Гамма». «Под видом капитального ремонта часть трюмных отсеков корабля было переоборудовано для скрытого выхода и входа носителей в подводном положении». При этом 12 подводных диверсантов группы «Гамма» действовали самостоятельно, но в согласовании с общим направлением операций.

Сделаем полезное отступление.

Спецподразделение подводных диверсантов «Гамма» создано В. Боргезе в конце 1941 года. Оно предназначалось для совместных действий с экипажами человекоуправляемых торпед «Майяле». На вооружении диверсантов находилось легководолазное снаряжение, позволявшее действовать под водой около часа. Для подразделения были разработаны малые заряды весом 2-3 кг, закрепляемые на поясе бойца в количестве 4-5 штук. Они получили название «Жучки». Установка боеприпаса осуществлялось к корпусу судна с помощью вакуумных присосок. Разработан носимый заряд «Ракушка» весом около 4, 5 кг. Он имел более надёжное магнитное устройство крепления к днищу корабля или судна.

1942 год принёс ряд серьёзных неприятностей для флотилии. Но 10.12.1942 года итальянцы на рейде Алжира атаковали корабли союзников на якорной стоянке. Уничтожены четыре судна общим водоизмещением 22 300 тонн. С сентября 1942 года по август 1943 года подводными диверсантами группы «Гамма» и экипажами человекоуправляемых торпед «Майяле» удалось потопить или повредить 11 транспортных судов и кораблей союзников общим водоизмещением 54 200 тонн!

Но всё это происходило вне черноморского театра военных действий во Второй мировой войне.

С лета 1942 года отдельная группировка 10-й флотилии MAS действовала на Крымском полуострове против советского Черноморского флота. Они расположились в районе мыса Форос (недалеко от современной правительственной дачи «3аря»). Район дислокации подразделения позволял оптимально использовать штурмовые катера на коммуникациях ЧФ. Заметим, что диверсионная группа «Гамма» в Крыму не действовала, вспоминая популярный в своё время художественный фильм «Их знали только в лицо».

Для нанесения ударов по кораблям черноморцев выбиралось, главным образом, ночное время. Предполагалось, что в данное время суток в море будет выходить до 3 катеров. Им удастся потопить несколько судов на Севастопольских коммуникациях.

С помощью немцев была оборудована временная база с устройствами для спуска и подъёма катеров, в её окрестностях установлены зенитные орудия.19 мая 1943 года из Ла Специи в Симферополь прибыло итальянское спецподразделение. На автомобилях добрались до места дислокации. Подразделение организационно входило в «колонну Моккагатта», а оперативное управление морскими силами Италии на Чёрном море осуществлял капитан 2 ранга Мимбелли».

СМПЛ типа СВУспешными окажутся действия итальянских сверхмалых подводных лодок (СМПЛ) на Чёрном море (6 СМПЛ типа СВ (бортовые № 6-и).

14.01.1942 года итальянский адмирал Риккарди подписал с Берлином соглашение, в соответствии с которым с весны 1942 года, «лёгкие национальные морские силы» страны будут привлечены к содействию немецким ВМС в боевых действиях против советского флота на Ладоге и в Чёрном море. На Ладогу предполагалось направить 4 торпедных катера МАS под командованием капитана 3 ранга Бьянкини. На Чёрном море планировалось разместить 10 катеров МАS, 5 торпедных катеров МТВМ и 5 штурмовых (взрывающихся) катеров МТМ москитного флота. О действиях последних немцы отзывались с восторгом. На севастопольских коммуникациях МТМ: «...не ограничивали свои задачи атаками вражеских судов», но и «широко сотрудничали с приморским флангом германской армии. Эти корабли обстреливали из пулемётов советские войска и их укрепления на побережье, высаживали подрывные команды, и множество раз дрались с советскими катерами. Их действия получили самую высокую оценку немцев» (см. MILITARY Крым, №2.2005 год).

Итальянские СМПЛ на железнодорожных платформах в период 25.04. — 02.05.1942 года были переправлены из Ла Специи в Констанцу (Румыния). В течение месяца их ввели в боевой состав. Своим ходом лодки переброшены в Крым, базировались в порту Ялта. Первая группа итальянских СМПЛ типа СВ прибыла в город из Констанцы 05.06.1942 года (СВ-1 — капитан-лейтенант Лезен д Астен, СВ-2 — лейтенант Руссо, СВ-3 — лейтенант Соррентино).11 июня в Ялту прибыла вторая группа лодок (СВ-4 — капитан-лейтенант Суриано, СВ-5 — капитан-лейтенант Фаророли, СВ-6 — лейтенант Галлиано).

Лодки принимали активное участие в боевых действиях против советского Черноморского флота на подступах к Севастополю и потопили, по итальянским данным, подводные лодки С-32 и Щ-203 (V-бис, 1935 года постройки, командир капитан 3 ранга В. И. Немчинов). Сами итальянцы потеряли только одну субмарину и то не в ходе боевых действий (С-5). Она была потоплена в Ялтинском порту торпедными катерами Кочиева. Кстати, СМПЛ была квалифицирована катерниками, как малотоннажная баржа.

09.10.1942 года итальянская 4-я флотилия, в которую входили все СМПЛ и катера на Чёрном море под командованием капитана 1 ранга Мимбелли, получила приказ о перебазировании на Каспийское море.01.09.1942 года итальянцы оставили базу на мысе Форос и перебрались в Ялту.22 сентября они покинули город и своим ходом прибыли в Мариуполь. В качестве основного места базирования итальянского подразделения была выбрана Махачкала. Но разгром немецких войск под Сталинградом сделает выполнение этого приказа бессмысленным.02.01.1943 года по приказу адмирала Бартольди все итальянские корабли отозваны с черноморского театра военных действий. В марте 1943 года, преодолев немалые трудности «колонна Моккагатта», которой командовал Романо, прибыла в Специю.09.09.1943 года все СМПЛ типа СВ, оказавшиеся к тому времени в Констанце, были переданы ВМС Румынии.

Мы специально относительно подробно остановились на действиях итальянского спецподразделения MAS, чтобы у читателя сложилось собственное мнение о его возможностях.

Капитуляция Италии (03.09.1943) остановила практические действия флотилии. Однако опыт ее боевого применения, механизмы разработки операций, наработки в области технического обеспечения уже вводились в подготовку спецподразделений флотов Германии, Англии, США. По законам военного времени делалось это быстро, без оглядки на неизбежно огромные затраты. Итальянцы были в Севастополе.

В июле 1942 года они принимали участие «в очень тяжёлом» бою за 35-ю батарею и писали, что не скоро его забудут.

Катера получили задачу заблокировать выходы из казематов батареи в сторону моря. Для этого в дело были включены четыре единицы (продержались в море 14 часов 10 минут).

Кроме этого итальянцы должны были высадиться на берег и войти в подземные казематы батареи.

Линкор «Новороссийск» в Севастопольской бухтеКомандир 10-й флотилии MAS князь Витолио Боргезе писал: «форт... после падения Севастополя оставался последним очагом сопротивления русских. Построенный на высоком отвесном берегу, он состоял из системы траншей и галерей, пробитых в скалах, некоторые из них имели выход к морю. Наши сторожевые и торпедные катера получили приказ принять участие в штурме, т. е. заблокировать выходы из форта. В море вышли 4 наших катера, экипажи которых были вооружены автоматами и ручными гранатами. Маленькая группа... моряков проникла с моря в галереи. Поднятый ими шум, стрельба из автоматов и взрывы гранат ввели застигнутых врасплох обороняющихся в заблуждение относительно количества атакующих, что помогло немцам сломить упорную оборону противника».

В результате штурма захвачено около 80 военнопленных. Это были последние защитники 35-й батареи. Измученные, голодные, все раненные, затравленные ядовитыми газами, они уже не могли оказать противнику серьёзное сопротивление.

6  июля 1942 года итальянцы посетили Севастополь. Он произвёл на них огромное впечатление. «Город полностью разрушен, — вспоминал один из моряков, — В порту были видны затопленный крейсер, и миноносец: мастерские, верфи — всё разрушено. Трупы плавали в воде. Во дворах домов оставленные всеми раненные горожане лежали на земле и молча ожидали смерти. Ни одного крика, ни одного стона; живые так и лежали среди мёртвых, которых никто не убирал. Повсюду только пыль, жара, мухи, трупы, трупы и ещё трупы. На улицах прохожие перешагивали через мёртвых...».

Сохранилась фотография, где около севастопольского причала пришвартованы несколько СМПЛ типа СВ.

Война закончилась. Наступили непростые 50-е годы, всё более набирала обороты «холодная война».

Развитие подводных носителей торпедообразного типа продолжалось. Итальянцы снова стали одними из первых, кто предложил новые решения в разработке проверенного практикой вида подводного оружия. Их специалисты создали транспортировщик «Си Хорст» («Иппокампо») или «Морской конёк». В сентябре 1955 года состоялись испытания нового носителя в районе Лос- Анджелеса (США). Напомним: в октябре 1955 года погиб «Новороссийск».

Внешне носитель имел торпедообразный корпус длиной 2 метра, в котором размещались два пловца-пилота. Общая масса изделия составляла 1145 кг. Особенностью конструкции явилось то, что в качестве энергетической установки использовался бензиновый двигатель, работающий по схеме РДП (т. е. с подачей воздуха с поверхности воды через гибкий шланг). Во время испытаний «Си Хорст» прошёл под водой 21 милю со скоростью 6 узлов, погружаясь на глубину от 3 до 45 метров. По данным газеты «Сан» (30.09.1955), автономность носителя по дальности действия составила 37 миль. Это была серьёзная заявка относительно перспективных направлений развития подводных транспортировочных средств подводных диверсантов. Но испытания его, напомним, прошли только в сентябре 1955 года. За столь короткий срок доверить операцию, способную вызвать международный скандал, не доведённому техническому средству. опасно, но не исключено... Могли быть использованы первые модели СХ в атаке на «Новороссийск»? Зная состояние проекта — нет.

Теперь другое обстоятельство.

Вспомним «Ольтерру» и стремление итальянских диверсантов, при покидании ВМБ будущего вероятного противника, оставлять «закладки». Такое могло случиться в 1944 году?

Известно, что в 1947 году Италия была лишена права иметь штурмовые средства в ВМФ.10-ю флотилию MAS расформировали. Но итальянцы участвовали в подготовке немецких, английский и израильских подводных диверсантов. Вскоре и в самой Италии, несмотря на условия мирного Договора от 1947 года, было воссоздано профильное подразделение. Оно размещалось в г. Вариньано, командовал им капитан 1 ранга Биринделли, имевший богатый боевой опыт. В процессе реорганизации спецподразделение имело разные названия (совр. «Comcubin»).

Гибель «Новороссийска» часто связывают со знаковой фразой Валерио Боргезе, что под советским флагом линкор ходить не будет. На 1955 год в Италии оставались подводные диверсанты, которые могли выполнить эту задачу. Но если они пришли с берега, то она была бы не реальной без помощи, законсервированной в Севастополе агентуры, оставленной немцами. После освобождения города в мае 1944 года «Смерш» активно выявлял её.

Братская могила моряков линкора «Новороссийск». Мемориальное кладбище «Коммунаров» (пл. Восставших, г. Севастополь)Б. А. Каржавин в книге «Тайна гибели линкора «Новороссийск» оговорился, что на осень 1955 года был отмечен подозрительный наплыв итальянских туристов в Ялту. Почему — не до, почему не после? Данные действия, удобное прикрытие для проникновения в страну нелегальной агентуры. Их было двое, два улыбчивых итальянца, сошедших по трапу круизного лайнера в Ялтинском порту. Но не достопримечательности Крыма их интересовали. Необходимо было в короткий срок проникнуть в Севастополь и встретиться с тем, кто поможет им решить задачу уничтожения линкора. Заметим, что в составе 10 флотилии МАБ состоял. русский дворянин, один из самых опытных подводных диверсантов — Эудженио Волк. После капитуляции Италии он будет тренировать англичан. А супругой командира 10-й флотилии МАС В. Боргезе являлась русская дворянка, графиня Дарья Васильевна Олсуфьева. Это говорит о высокой вероятности связи их с русской диаспорой, мечтавшей о свержении Советов любой ценой.

Снова обратимся к Борису Александровичу Коржавину. Он писал: ««Это было в Алжире в конце 1964 года. Мы исполняли свой долг по обучению на торпедных катерах «183-го» проекта офицеров и мичманов алжирского ВМФ. При разговоре с алжирским офицером, не помню его фамилии, он сказал, что в Алжире несколько офицеров из Италии обучают алжирцев, подводников-диверсантов, и один из них участвовал в подрыве линкора «Новороссийск» (С.237).

По данным источника, действительно, два итальянских офицера были удостоены высоких наград вскоре после гибели линкора. Кто эти люди?

Судьба предателя также неведома.

Теперь главное.

Они могли использовать «закладку», оставленную до покидания немцами Севастополя. Поэтому итальянцы или кто-то другой прибыли в СССР «чистыми». Полезно вспомнить, что в ходе оккупации Севастополя немцы с «линейкой» облазили доки в Адмиралтействе (Александровский и Алексеевский), самые крупные на театре. Они внимательно изучили 35-ю и 30-ю батареи, составили их подробные схемы. Плохо верится, что то же не было сделано с береговой чертой города. Она особенно важна для диверсионной работы. Любопытно, но после гибели линкора было получено распоряжение из Москвы осмотреть все гроты и ниши в окрестностях ВМБ. Этим занимались боевые пловцы борьбы с ПДСС ЧФ, а потом КЧФ. Подобная операция выполнялась не единожды (в советское время). У автора нет информации, что были обнаружены «закладки» спецсредств или их следы. По официальной информации их не было обнаружено.

И если мы говорим о внешней диверсии, то боеприпасы такой мощности доставлялись к линкору с помощью носителя. На руках это сделать невозможно.

За более полувека после трагедии в Севастопольской бухте выдвинуты и другие версии гибели линкора. Например, «... в районе взрыва, как мы помним, была обнаружена ««рваная часть баржи с лебедкой длиной 8-9 метров, шириной 4 метра, выступающая из грунта на 2.5-4 метра», т. е. до днища линкора. На барже вполне можно было разместить заряды В. В. , обшей массой 2-2.5 тонны и более» (см. http:// flot.com).

Нет, не то. На дне Севастопольской бухты чего только не лежит после двух оборон и Гражданской войны. Очевидцы свидетельствуют, что у борта линкора видели «какие-то катера» в ту роковую ночь. Но это нормальное явление. Флот живёт круглые сутки с абстрактным понятием «выходных». По бухте постоянно перемещаются баркасы, катера, перевозя личный состав, грузы.

И здесь нет ответа.

Вряд ли можно согласиться и с заманчивой версией капитана дальнего плавания Михаила Ландера из Одессы. Он поведал, что, якобы, встречался в Италии с участником диверсии. «Тогда он показал мне фотографию восьми подводников, где в центре он и руководитель группы — известный итальянский специалист-подводник. Он мне всё так подробно рассказал и нарисовал, что сомневаться в его правдивости нельзя. На мой вопрос, почему он мне рассказывает, он ответил, что он единственный ещё живой из этой компании и был связан обетом молчания. А поскольку он уже одной ногой «там», я могу об этом написать».

Тот сообщил: носители были доставлены в территориальные воды СССР кораблём-маткой. После его покидания итальянцы расположились в бухте Круглая (Омега), создав там «базу». Из неё диверсанты совершили два выхода на носителях к линкору, доставив смертельный груз. Потом вышли в море, сутки ждали корабль и были эвакуированы. Дословно.

Братская могила моряков линкора «Новороссийск». Братское кладбище, Северная сторона Севастополя«Исполнители — восемь боевых пловцов, за плечами у каждого боевая диверсионная школа на Чёрном море.21 октября 1955 ночью из одного итальянского порта вышел обычный грузовой пароход и направился в Чёрное море в один из днепровских портов под погрузку пшеницей (не было такого парохода, подтверждено документами. — А. Ч. ). Курс и скорость рассчитали так, чтобы пройти траверс маяка Херсонес в полночь 26 октября в 15 милях. Придя в заданную точку, пароход выпустил из специального выреза в днище мини-субмарину и ушёл своим курсом. «Пиколло» (? — А. Ч. ) прошла в район бухты Омега, где устроили подводную базу (по тому уровню — это как? — А. Ч. ) — выгрузили дыхательные баллоны (диверсанты пользовались аппаратами с замкнутым циклом дыхания. — А. Ч. ), взрывчатку, гидробуксиры и др. С темнотой вышли обратно в море в ожидании сигнала. Наконец получили сигнал, вернулись в бухту Омега точно в нужном месте. Переоделись в скафандры (?, гидрокомбинезоны или гидрокостюмы. — А. Ч. ) и, захватив всё необходимое, при помощи гидробуксиров (?. — А. Ч. ) поплыли к объекту. Видимость ужасная, работали почти на ощупь. Дважды возвращались в Омегу за взрывчаткой в магнитных цилиндрах. С заходом солнца все закончили, приплыли в Омегу и быстро прошлюзовались в «Пиколло». Впопыхах забыли сумку с инструментами и запасной винт гидробуксира. С темнотой вышли в море, двое суток ждали свой пароход, поднырнули под матку, днище захлопнули, воду откачали. Три долгожданных удара по рубке известили, что люк можно открывать.

Всё. Операция закончена. Амбиция удовлетворена. Так было со слов очевидца» (Всемирный клуб одесситов, The World Odessit Club, Odessa, Ukraine, 10.10).

Вынужден был изучить состояние береговой черты бухты того времени и данные глубин. По сведениям современников (опрос) выяснилось: на берегу этой весьма мелководной севастопольской гавани находился пляж. Севастопольцы приезжали на него в автобусах, на катерах. Западнее бухты находилась охраняемая Дача командующего флотом. Рядом располагался Дом отдыха. На берегу действовал причал для катеров, которые курсировали из Севастопольской бухты с отдыхающими. Неподалёку находился охраняемый объект ПВО (одно время был вооружён зенитными артсистемами). На восточном берегу с начала XX века базировалось авиаподразделение гидроавиации (в настоящее время — авиаремонтный завод). Наконец, пограничная зона.

Могла ли группа диверсантов с носителями в течение 2 суток находиться в данном месте (база) незамеченными? В бухте, где в соответствии с морской картой глубина 15 метров находится только на входе. В бухте, где подавляющая акватория имеет её значения 2-5, а небольшая часть — 8 метров, да ещё с СМПЛ, название которой нигде обнаружить не удалось (судя по источнику). Вряд ли.

И вообще, в тексте есть ряд деталей (см. по ходу изложения), которые говорят о том, что человек, писавший его, плохо знаком с терминологий водолазного дела. Но этого не мог не знать источник «информации», к которому аппелирует автор.

И последнее из «итальянской версии». Приведём слова бывших диверсантов 10-й флотилии MAS. В книге «Проклятая тайна» эти интервью опубликовал А. Н. Норченко.

Луиджи Феррари[1] говорил: «Этот вопрос для нас не нов. Его нам уже задавали в разных письмах. Все спрашивали, не мы ли взорвали «Джулио Чезаре» в Севастополе? Говорю ответственно и определенно: это всё выдумки. В то время наша страна была в разрухе, своих проблем хватало!.. Да и зачем нам всё это надо? Это уже далекая история. Я бы безо всяких проблем признал своё участие, но выдумывать то, чего не было, не хочу.

Я на 95 процентов не представляю, кто бы, кроме итальянцев, это мог сделать. Но на 100 процентов уверен, что это не итальянцы. Была у нас и техника, и подготовленные люди. Вроде, кроме нас и некому, многие так рассуждают. Но мы к этому акту никакого отношения не имеем. Это абсолютно точно. Он был нам ни к чему. И вообще, знаете, сеньор Алессандро, (так Луиджи называл Норченко — А. Ч.) если бы «Джулио Чезаре» в боевых условиях подорвал я, то доложил бы Вам об этом с гордостью. А приписывать это себе не хочу».

Эмилио Леньяни[2] так прокомментировал вопрос о гибели линкора и высказываниях его командира В. Боргезе: «Фантазии всё это. Князь, насколько я его знал, никаких таких клятв никому не давал. Да и шпаги у нас у всех были одинаковые. И вообще, зачем нам, итальянцам, было рисковать, чтобы подорвать этот ржавый ящик, который еле плавал, и стрелять почти не мог?! Я-то лично знаю это лучше других. Из-за него и рисковать нечего было, пусть бы себе плавал и разорял вашу казну... А если уж кому и было мстить, так это Англии с Америкой

—  они забрали у нас совсем новые линкоры «Витторио Венето» и «Италию», а немцы разбомбили «Рому» в день перемирия. Так что ни с какой стороны эта акция с «Джулио Чезаре» в Италии была абсолютно не нужна... Виновных и заинтересованных надо искать в другом месте».

Эвелино Марколини[3] не только высказал мнение, но обосновал технически, так как был водителем человекоуправляемой торпеды: «Мы все в курсе дела, что под линкором рвануло больше тонны взрывчатки. На своей «Майале» я бы мог доставить не больше 280 килограммов. Чтобы доставить к линкору наш заряд, потребовались бы средства обеспечения: или подлодка, или что-нибудь вроде «Ольтерры». И чтобы они были недалеко. Потому что запаса хода на возвращение практически не было бы: торпеду надо было бы потом утопить, а самим выбираться просто так.

А это же физически невыполнимо в малоизвестном месте. Да ещё в считанные минуты... О пловцах из «Гаммы» и говорить нечего. В вашей воде они бы вообще долго не продержались. Так что я плохо представляю, как бы сам это сделал. Да и зачем нам это было нужно?.. Если бы мы и на самом деле участвовали в подрыве «Джулио Чезаре», то это сразу же стало бы известно всем, и с нами тогда расправились очень быстро, разорвали бы на куски. И прежде всего наши левые, они имели тогда большую силу в Италии».

Главнокомандующий ВМС Италии адмирал Г. Вентуриони, комментируя трагедию, согласил­ся с коллегами: «С журналистской точки зрения, это было бы интересно, будь это правдой, но с высоты своего положения я должен сказать, что это вымысел. Этого не могло быть, и данный несчастный случай произошел не по вине итальянских пловцов...» («Новороссийск» (29 октября 1955 года). http:// www.darkgrot.ru. ). Разумеется, военные, в силу известных причин, далеко не всегда говорят правду, связанную с профессиональной деятельностью. Но, похоже, итальянская версия трещит по швам?

Схема линкора при подрыве: I. - палуба удлинённого полубака; II. – палуба батарейная; III. - палуба жилая (броневая); IV. – палуба карапасная.

Большое любопытство вызывает возможный «английский след» в севастопольской трагедии. Это — геополитика. Откровенно говоря, такая постановка вопроса стала неожиданностью. Стоит поразмыслить. Тем более что на момент гибели линкора англичане имели отлично подготовленные, имевшие боевой опыт, поставившие жирную точку в биографии, например, «Тирпица», хорошо оснащённые подводные диверсионные силы. Напомним, которые готовили и итальянцы, после капитуляции их страны.

«Возможно, флагман Черноморского флота стал жертвой ближневосточной политики Советского Союза», — писал Сергей Елагин, — атаку «Новороссийска» проводили настоящие профессионалы, специалисты своего дела. Их в то время было так мало, что не составляло большого труда назвать поименно каждого! Это могли быть только боевые пловцы из итальянской флотилии MAS, британской 12-й флотилии или германского соединения «К». Других специалистов с практическим боевым опытом в Европе и НАТО просто не существовало. Почему правительственная комиссия СССР в 1955 г. только робко потянула и тут же оборвала тонкую ниточку версии, которая тянулась к диверсантам из 12-й флотилии военно-морских сил Великобритании в Портсмуте?».

Историческая справка. «... Остаётся вопрос о мотивах подрыва «Новороссийска». Ответ можно найти в истории Суэцкого канала! В феврале 1955 г. Британия инициирует образование военного союза Багдадского пакта, куда первоначально входят Турция и Ирак. Англия вступает в Багдадский пакт 4 апреля 1955 г., что позволяет ей установить двойной военный контроль (через НАТО и Багдадский пакт) над черноморскими проливами — единственным путём для выхода Черноморского флота СССР в Средиземное море.14 мая 1955 г. была создана Организация Варшавского договора, в который входит и Албания, что создает возможность военно-морского присутствия СССР в Средиземном море, базируясь на албанский порт и военно-морскую базу Дуррес в непосредственной близости от стратегической коммуникации Британской империи через Суэцкий канал!

В сентябре 1955 г. Египет в ответ на реальную военную угрозу со стороны Великобритании заключает «торговые» соглашения с СССР, Чехословакией и Польшей о поставках современного вооружения. 29 октября 1955 г. происходит таинственный подрыв линкора «Новороссийск» в Севастополе, что реально могло бы уничтожить всё боевое ядро Черноморского флота и на длительный период вывести из строя его главную военно-морскую базу.11 июня 1956 г. зону Суэцкого канала покидает последний британский солдат. В июле 1956 г. правительство Египта национализирует Суэцкий канал. 29 октября 1956 г. Великобритания, Франция и Израиль предпринимают агрессивные действия против Египта в зоне Суэцкого канала.

Если задаться вопросом, что объединяет даты 29 октября 1955 г., 29 октября 1956 г., то ответ лежит в плоскости геополитики — Суэцкий канал!» (см. «Независимое Военное Обозрение», 25 (295), 26.07.2002 г.).

Ещё. В печать просочилась информация, что линкор, якобы, был выбран в число одного из первых кораблей ВМФ СССР, где будут испытаны ядерные боеприпасы. И это, якобы, для Англии, «Владычицы морей», представляло реальную угрозу. Угрозу да, в условиях сложившегося противостояния 50-х, но планировался ли «Новороссийск» к такой модернизации?

Документы обнаружить не удалось.

Полезно заметить, что Англия подошла к концу Второй мировой войны со спецподразделениями, имевшими на вооружении человекоуправляемые торпеды «Марк-1» (Мк-1), «Чериот» («Колесница») (дальность подводного хода на скорости 3 узла примерно 18 миль). Для их транспортировки были переоборудованы ПЛ «Тандерболт», «Труппер», т «Р-113». Позже британцы создали человекоуправляемую торпеду «Марк-2» («Мк-2») или «Терри-Чериот». Дальность хода изделия достигла 30 миль[4]. На вооружении британских подводных диверсантов находились СМПЛ «Миджет субмарине» (обозначались как Х), «Уэльман», носитель «MSC» (моторное погружающееся каноэ), прозванный пловцами «спящая красавица». Для доставки диверсантов его использовали и американцы.

Важная деталь. Как из самых мощных кораблей атомной эпохи, его готовили перевести на данный вид оружия одним из первых. Не повод для Англии и США?

Официальная версия гибели линкора озвучена правительственной комиссией под председательством заместителя Председателя Совета Министров СССР В. А. Малышева. (Об этом «Морской архив» уже писал в №1 за 2012 год – «Причина гибели линкора «Новороссийск») Причина взрыва корабля — донная мина RMH. Это мощное оружие (ВВ более тонны взрывчатки). Но главное, сложность обнаружения «поскольку мины этого типа — неконтактные, как полагали специалисты, сработал прибор срочности и кратности, т. е. остановленный когда-то часовой механизм был вновь запущен от внешнего воздействия. Однако и тогда, и теперь эта версия вызывает очень много споров, ибо мина пролежала на грунте более 11 лет, разъедаемая морской водой. Справедливости ради надо отметить, что в Севастополе их находят до сих пор...» (Парламентская газета 2006, № 143). 

«У большинства исследователей, которые занимались этой проблемой, такая версия причины события вызывает серьезные сомнения. Они полагают, что мина типа LMB или RMH, или даже две, которая, возможно, могла лежать на дне бухты, не имела достаточной мощности, и её взрывное устройство к 1955 году не могло быть работоспособным», — отмечали в статье«Германская морская донная мина RMH (Regulaere-Mine H (RMH) (Информация к тайне гибели линкора «Новороссийск»)»Ю. Г. Веремеев и Ю. И. Мартыненко (см. http:// army.armor.kiev.ua)

Масса ВВ мины составляет 1252-1316 кг. в тротиловом эквиваленте. Кроме данного изделия, немцы использовали в минировании акватории моря и бухт Севастополя мины: ВМ-4, М-1000, LМВ.

Немецкая морская мина RMHДалее авторы приводят весьма ценную информацию: «В книге ««Гибель линейного корабля ««Новороссийск»: Документы и факты» сказано: проведённые в ВМФ СССР наблюдения за партией немецких трофейных батарей в количестве 244 комплектов, состоящих из элементов типа ЕКТ изготовления 1943-1944 гг., позволяют достаточно точно оценить вероятность безотказной работы неконтактных взрывателей М-2 в донных минах типа RMH. Наблюдение за саморазрядом батарей велось в лабораторных условиях с 1948 г., т. е. по прошествии четырех лет с момента их изготовления. За отказ батарей принимался факт снижения напряжения ниже 7 В.

Из 244 батарей через 4 года со дня изготовления небоеспособными оказались 110 (45%), через 5 лет —159 (65%), через 6 лет —195 (80%), через 7 лет — 226 (92,5%), через 8 лет — 241 (98, 8%), через 9 лет 244 (100%). Эти данные подтверждает контр-адмирал Н. Никольский в своей книге «Гибель линкора ««Новороссийск», бывший в тот момент начальником штаба эскадры». В тексте указаны данные по батареям питания, подчеркнём, складского хранения. Это важно.

Чудес не бывает. К концу 1955 года аккумуляторы мин типа RMH (с учётом не стандартных условий эксплуатации) должны были умереть. Независимо, отдельно она потерялась на дне бухты или в связке. 9 февраля 1956 года Совет Министров СССР принял постановление о подъёме линкора «Новороссийск». Объект признан взрывоопасным и несущим угрозу нормальному базированию флота в Севастополе. Эта операция стала самой крупной для советского АСС ВМФ. Она стала классикой «не только в части технических решений и образцовой организации работ, но и примером полной самоотдачи её исполнителей от возглавившего ЭОН-35 легендарного Николая Петровича Чикера до рядового матроса-водолаза».

Начальник АСС ВМФ контр-ад- мирал Н.П. Чикер и Н.П. Муру на днище линкораПредложено как боевой корабль «Новороссийск» не восстанавливать. После подъёма отбуксировать в б. Казачья для разделки на металл. Все работы закончить в IV квартале 1957 года.

Разделка корабля на металлолом завершилась в июле 1959 года. «Металлургическая промышленность страны получила 20 660 тонн металла, в том числе 7500 тонн легированных сталей и 515 тонн цветных металлов» (Морские вести России № 2 (302) 2009 г. ). Скупо поведал документ.

Всякий раз, бывая на мемориальном кладбище Коммунаров, обязательно подхожу к двум братским могилам.

В одной лежат ребята с БПК «Отважный», в другой моряки «Новороссийска». До 1 ноября 1955 года, задыхаясь в отсеках погибшего линкора, они пели песню «Варяг». Обречённые чувствовали — спасти их не успеют. Умирать тоже надо учиться и уметь. Это последняя наука, которую постигает человек на Земле.

Первогодком курсантом лётного училища я маршировал по плацу под слова песни: «Врагу не сдаётся наш гордый «Варяг», пощады никто не желает...». Потом под слова этой же песни шёл в составе боевого полка по взлётной полосе. А обречённые моряки линкора последний раз пели «Варяг» в его отсеках.

Трагедия линкора «Новороссийск» навечно останется болью не только флота, но народа нашего. Мужество, самопожертвование, чувство долга, стойкость и хладнокровие моряков, умиравших в его отсеках — это вековая ответственность наша перед ними. Ответственность в сохранении памяти о Великой истории, Великой страны и её флота, ни разу не спустившего военно-морской флаг перед противником.

P. S. Почему-то верится в слова скромного, невысокого роста человека с погонами капитана 1 ранга: «Они пришли с берега, и было их трое».

Аркадий Чикин 

Статья из альманаха «Морской архив», №3 (4), 2012
Председатель редакционного Совета Марков А.Г.
Главный редактор Маслов Н.К.

[1] Л. Феррари. Служил подводным диверсантом в «отряде Гамма». Участник боевых операций, кавалер Большой золотой медали «за воинскую доблесть».

[2] Э. Леньяни. Службу на флоте начинал в команде линкора «Джулио Чезаре», поэтому хорошо его знал. В 10-й флотилии MAS — на штурмовых катерах. Во время войны был в Крыму и Севастополе. С 1949 года — командир отряда кораблей.

[3] Э. Марколини. Подводный диверсант 10-й флотилии MAS. Удостоен Большой золотой медали «за воинскую доблесть» по результатам операции против британского авианосца «Акуила».

[4] 1 морская миля = 1853 м., 1 узел = 1 морская миля/час.

Читайте также: