ГлавнаяМорской архивИсследованияБиблиотека












Логин: Пароль: Регистрация |


Голосование:
Вам нравится наш сайт?


Отличный сайт!
Хороший сайт
Встречал и получше
Совсем не понравился





» » » Каменные святилища и крымский Вифлеем
Каменные святилища и крымский Вифлеем
  • Автор: Vasiliev |
  • Дата: 20-09-2020 17:00 |
  • Просмотров: 371

Андрей Васильев, специально для сайта "Тайны истории"

Первая революция

Как выглядел Крым 6.000 лет назад? Современному туристу трудно представить, что в это время не было ни автомобильных и железных дорог, ни комфортабельных гостиниц, ни уютных приморских поселков и городов.

Полуостров был краем дикой, почти нетронутой человеком природы. Полноводные реки, непроходимые леса, в которых не было даже намека на дороги, покрытые снегом вершины гор. Крым был почти безлюден, лишь маленькие группы – несколько десятков человек – охотников и собирателей времен неолита (нового каменного века) обитали в этом время на территории полуострова. Они были вооружены луками и стрелами, а также имели крайне примитивные орудия труда в виде разного рода скребков и резцов. Основной жизни этих небольших коллективов была охота на быков, оленей, диких баранов, ослов и других животных.

Внезапно на полуострове происходит то, что ученые называют «социально-экономической революцией». Эта революция была колоссальной по своим масштабам и последствиям и включала в себя ряд составляющих. Во-первых, на смену охоте и собирательству пришли скотоводство и земледелие, появились календарь и колесный транспорт. С появлением больших стад животных возникает необходимость строить гидротехнические сооружения - водоемы с запасом воды для скота. Во-вторых, началось освоение металлургии, появились изделия из металла, хотя каменные орудия еще долгое время были популярны. Полуостров вошел в медно-каменный век (энеолит). В-третьих, резко изменилась социальная структура населения, произошло деление общества на социальные группы, стал более богатым духовный мир. О последнем свидетельствуют курганы-захоронения с высеченными из камня антропоморфным истуканам, и другие памятники, о которых мы расскажем ниже.

Крымский археолог А. Щепинский считал, что «революцию» совершили местные жители – охотники и собиратели времен неолита – и выделил особую локальную кеми-обинскую культуру (по названию кургана Кеми-Оба в Белогорском районе Крыма, с которой началась ее изучение). i

Когда археологи не знают, о каком народе идет речь, они вводят малопонятный для непосвященных термин «археологической культуры». Кеми-обинская культура относится к кругу так называемых «мегалитических культур».

Мегалитическая культура представляет собой одну из самых загадочных и зачастую нелюбимых историками и археологами культур древности. Мегалитами называются разнообразные сооружения из больших блоков дикого или грубо обработанного камня. Выделяется ряд мегалитических памятников: дольмены, менгиры, кромлехи, каменные ящики. Мегалитические памятники распространены на больших территориях, хотя концентрируются, как правило (но не только), в приморских зонах: Сардиния, Мальта, север Пиринейского полуострова, Бретань, Англия, Ирландия, Ближний Кавказ, Крым.

В Европе эпоха мегалитов датируется IV – II тысячелетием до нашей эры. Наиболее известным европейским мегалитическим памятником является, конечно же, британский Стоун-хендж. В Крыму апогей мегалитической эпохи приходится на рубеж IV-III тысячелетий – XVIII век до РХ, хотя ее реликты сохранились почти до нашей эры.

Получается, что крымская мегалитическая (кеми-обинская культура) сформировалась самостоятельно, но почти синхронно аналогичным культурам Западной Европы и Кавказа?

Однако в настоящий момент большинство исследователей не разделяют это точку зрения и считают причиной появления этой культуры миграции предков индоевропейцев. Считается, что кеми-обинцы и современные им обитатели Крыма – представители ямной культуры – были индоариями.

Изложение споров и дискуссий об исторической «прародине» индоевропейцев заняли бы не один том. Эту «прародину» помещают, то на Балканах, то в Закавказье, то в Малой Азии, то в междуречье Днепра и Волги, то в Центральной, Восточной, либо Западной Европе. Обычно полагают, что индоевропейские племена до начала эпохи больших миграций обитали на территории Европы, от Балкан до областей к северу или северо-западу от Черного моря и Центральной Европы. Эта преимущественно лесная зона с умеренным климатом.

В середине III тысячелетия в Северное Причерноморье с севера (вероятно, с территории Восточной Европы) начинают проникать группы индоевропейцев, уже освоивших скотоводство и земледелие. Вскоре они волнами заселяют Северное Причерноморье, Крым, Северо-Западный Кавказ, возможно, ассимилируя крайне малочисленное автохтонное население. Полагают, что причиной миграции на юг могло стать похолодание, создавшее проблемы для культивирования освоенных злаков. ii

Пришельцы находились намного более высокой стадии развития, чем местное население. Еще в период индоевропейской общности они имели развитые хозяйственные и бытовые традиции, а также социальные отношения. У индоевропейских племен существовали весьма развитые имущественные отношения и освещенные традицией правовые нормы. Во главе племен стояли вожди, обладавшими прерогативами власти, уже наметилось или уже осуществилось трехчленное деление общества (жречество, военная аристократия, рядовые общинники), существовали неполноправные члены общин, находившиеся на положении слуг и рабов, появились некоторые виды профессионального ремесла, развивалась торговля. iiiКартина социальных взаимоотношений у предков индо-европейцев описана благодаря исследованиям французского ученого Ж. Дюмезиля, а также множества других авторов – лингвистов, мифологов, историков.

Подтверждают тот факт, что крымские «кеми-обинцы» были пришлым народом, заключение ученых о том, что их памятники не составляют особой крымской культуры, а являются лишь местным вариантом культурной области, которая охватила во второй половине III тыс. до н. э. - первой половине II тыс. до н. э. все Северо-Западное Причерноморье. iv

Пожалуй, один из самых известных крымских кеми-обинских памятников это наскальная роспись из грота Таш-Аир. Открытый в 1935 году археологом Д.А.Крайновым памятник представляет собой грандиозной пиктографическое панно, содержащее изображения людей, животных, символы и загадочные знаки.v Изображения выполнены красной охрой и когда-то занимали площадь 15 квадратных метров. Время не пощадило памятник, в настоящий момент можно видеть лишь небольшую часть изображений, над разгадкой которых бьются как серьезные ученые так и краеведы-любители. Согласно одной из версий, роспись датируется началом II тысячелетия до нашей эры и отображает масштабное событие, когда в горную часть полуострова, населенную оседлыми племенами, вторглись воинственные пришельцы, которые могут быть отождествлены со степными пастушескими народами эпохи бронзы.

Фрагмент росписи в гроте Таш-Арик

Фрагмент росписи в гроте Таш-Арик (прорисовка А. Щепинского)

Потомками кеми-обинцев считаются тавры (I тысячелетие до нашей эры), хорошо известные нам по упоминаниям их у античных авторов. vi Однако тавры, в отличие от своих предшественников не оставили сколько-нибудь значительных памятников, за исключением погребений – «каменных ящиков».

По мнению известной, исследовательницы Крыма Татьяны Фадеевой, тавры представляли собой «реликт некогда многочисленного народа с самобытной культурой». Если тавры были реликтовым этносом, находящемся в фазе гомеостаза (по Л. Гумилеву) то тогда понятно, почему археологические памятники их культуры намного менее впечатляют, чем памятники их предшественников. Судя по ним, можно говорить о деградации социально-культурных связей и упрощении системы в целом.

Этносы-изолянты, к каковым, несомненно, относились тавры, напоминают своеобразные островки грандиозных суперэтносов, переживших эпоху не только расцвета, но и упадка, переживших самих себя и превратившихся в своеобразные «музейные экспонаты». vii

Освоение Крыма индо-европейцами было лишь частью колоссального миграционного процесса, который, возможно, начавшись с перемещений небольших групп, впоследствии (рубеж III и II тысячелетий) перерос в крупные военные походы. Отметим лишь, что около 2200 года до н.э. индоевропейский народ хеттов появился в Малой Азии и, подчинив местное население, и основал первое известное в истории индоевропейское государство – Хеттское царство viii, а в середине II тысячелетия до н.э. индоевропейские племена проникли в междуречье Инда и Ганга, и начали индоевропеизацию Индии.

Индоевропейский континуитет XXVIII-XXII вв. до н. э. по В.А. Сафронову

Индоевропейский континуитет XXVIII-XXII вв. до н. э. по В.А. Сафронову

Однако мы останемся в Крыму, и попытаемся заглянуть в загадочный и скрытый от наших глаз прошедшими тысячелетиями мир носителей кеми-обинской культуры.

Жилища Бога

В первой книге Ветхого Завета Бытие говорится о том, как патриарх Иаков, отправившись в Месопотамию, однажды остановился на ночлег под открытым небом, положив под голову камень. Ему приснился чудесный сон. Иаков, увидел во сне: «вот, лестница стоит на земле, а верх ее касается неба; и вот, Ангелы Божии восходят и нисходят по ней». ix

Проснувшись Иаков сказал: «истинно Господь присутствует на месте сем; а я не знал! И убоялся, и сказал: как страшно сие место! Это не иное что, как дом Божий, - это врата небесные. И встал Иаков рано утром, и взял камень, который он положил себе изголовьем, и поставил его памятником (вертикально - авт.), и возлил елей на верх его. И нарек имя месту тому: Вефиль (Дом Божий)…». x

Судя по всему, в данном тексте мы встречаемся с первым описанием в источнике установки для культовой цели камня-менгира. Менгирами (от бретонских слов men – "камень" и hir – "длинный") называются мегалитические сооружения, которые представляют собой камни вертикальной формы со следами обработки, а иногда без них, вкопанные в землю. Менгиры достигают высотой 4-5 метров, но большинство из них намного скромнее 2-3 метра.

Наиболее известна своими менгирами французская Бретань. Особенно знамениты «ряды камней» у Карнака (Франция), где насчитывается около 3 тыс. менгиров.

В Крыму сохранилось несколько подобных памятников, однако, как следует из описаний путешественников и археологов, еще сто лет назад их было намного больше.

Самые известные из крымских менгиров находятся в селе Родниковое около Севастополя. Греческое название этого села «Скели» («Лестница»), отсюда и название памятника. Второе название – тюркское и означает «поставленный камень» - Текли-Таш.

Отыскать памятник и потрогать его рукой, мысленно вернувшись вглубь тысячелетий, очень легко. Он находится прямо на въезде в село, около бывшего сельского клуба, слева от дороги.

Первоначально в архитектурный комплекс входило 3 менгира. Однако в 60-х годах прошлого века при прокладке водопровода один из них был выкопан. Напрасно, замечательный севастопольский краевед Евгений Веникеев настаивал на возвращении выкопанного менгира на прежнее место. Городские власти оказались глухи к его призывам.

Так что в настоящий момент мы можем наблюдать всего лишь две каменных глыбы. Один их вид заставляет задуматься о вечном. Они покрыты трещинами, мхами и лишайниками. Высота большего менгира составляет 2.8 метров при размерах в среднем поперечном сечении 1 м х 0.7 м. По оценкам ученых, его вес составляет примерно шесть тонн. Второй менгир намного меньших размеров. Его высота около полутора метров, при ширине 1.2 метра и толщине 0.55 метров. xi

Следует отметить, что поблизости нет никаких объектов, из которых можно было бы доставить камень. Их привезли с гор, и можно представить себе, каких усилий потребовала транспортировка этих каменных глыб и установка их в вертикальное положение.

Известный исследователь крымских мегалитических памятников А. Щепинский обследовал скельские менгиры в 1978 году. Он отметил, что, несмотря на то, что подобного рода памятники широко распространены в Европе и Азии (Сибири, Кавказе), но памятники Байдарской долины – самые крупные из найденных в юго-восточной Европе. По мнению Щепинского, комплекс имел культовое назначение. Он датировал этот памятник концом 3-го – началом 2-го тысячелетия до н.э.

Анализируя взаимное положение камней, А. Щепинский отмечал: «Памятники стоят на одной линии, почти строго с севера на юг и обращены уплощенными сторонами к востоку и западу. Очевидно такая ориентация их и взаиморасположение, подчеркивающие четыре стороны света, не случайны и связаны с определенными религиозными представлениями». xii

В Байдарской долине, где расположено село Родниковое, и ее окрестностях находится еще несколько менгиров. В частности, один из них в балке Малтаж-Дере, с юга впадающей в долину. Это столб высотой около 1 метра, уплощенной стороной обращенный к дороге. На столбе группа знаков в виде нарезок, значение которых непонятно. Исследователь этого памятника Г.А. Никитин полагал, что столб и знаки на нем могут иметь какое-то отношение к названию балки, что в переводе значит «торговая» и как-то были связаны с проходившим здесь в древности торговым путем xiii

Еще большее скопление менгиров было зафиксировано в Восточной части Крыма от Кизил-Таша до мыса Меганом. Путешественники XIX века видели вдоль дороги в деревню Токлук (село Богатовка) в трех местах «торчащие глыбы». Их татарские названия были следующими: Параланын-кая (рассыпавшаяся скала), Уг-Таш («Три камня») и Юмала-Таш («Круглый камень»). xiv

Археолог О.Н. Бадер, изучавший эту местность в 1937 году, обнаружил здесь шесть менгиров. Наиболее интересными для изучения, судя по всему, были менгиры около дороги от Судака до мыса Меганом. Во времена Бадера их было два, высота одного 2.7 метра, высота другого – 3 метра. Рядом с менгирами находилось несколько крупных ям. Один из местных жителей сообщил археологу, что за два десятилетия до его посещения менгиров было намного больше, и что ямы сохранились от них xv.

Другой менгир находился около дороги из Солнечной долины в деревню Токлук (Богатовка). Его высота также составляла около 2.7 метров. Широкими сторонами менгир ориентирован на юг и на север. На одной из сторон столба на высоте человеческого роста был высечен четырехконечный крест. xvi

Зачем древним жителям Крыма понадобилось возводить эти сооружения и почему они концентрируются лишь в некоторых районах? Ответа на этот вопрос у официальной науки до сих пор.

Авторитетный исследователь истории религии Мирча Элиаде связывает менгиры с мистическим культом мертвых. По мнению этого автора, менгиры «представляли собой род "заместителей тел", в которых находились души умерших. В конечном счете, каменный "заместитель" был телом, построенным для вечности». Мертвые, возвращаясь в землю, становятся столь же сильными и неразрушимыми, как камни в противоположность хрупкому земному существованию. Появление некоторых бретонских менгиров, поставленных перед галереями дольменов - мест погребений, сложенных из прямостоящих камней – (подобное мы часто наблюдаем в Крыму, где к менгирам примыкают каменные ящики – своеобразные местные дольмены), объясняли также верой египтян в то, что души умерших, превратившись в птиц, покидали могилы, чтобы усесться на столбе при ярком свете солнца.

«Умерший одухотворял камень; он обретал новое тело – каменное, а значит, неразрушимое. Именно это делало менгир или мегалитическую могилу неистощимым источником жизненности и силы. Включаясь в структуру погребальных камней, умершие становились владыками плодовитости и процветания», - утверждает Элиаде. xvii

Правда сам исследователь признает, что не всегда менгиры имели связь с погребениями. При раскопках многих из памятников подобного рода не найдено никаких намеков на захоронения. Правда, некоторые крымские менгиры действительно находились около так называемых таврских «каменных ящиков». Но и здесь их соседство с погребениями скорее кажущееся. Они не включены в ограды таврских каменных могильников, отличаются от них по технике сооружения и размерам. Кроме того, как полагают археологи, менгиры и таврские погребальные сооружения разделяют отрезки времени примерно в тысячу лет. Если это действительно так, то скорее уже могильники более поздних тавров с их культами мертвых тяготели к построенным ранее менгирам, нежели наоборот.

С погребением мертвых уместно связывать антропоморфные статуи времен крымского энеолита, которые в большом количестве найдены на полуострове. Но техника их выполнения и сами ритуальные функции совсем другие, нежели у менгиров.

Указывают на сексуальные и генеративные функции менгиров, поскольку многие из них имеют фаллическую форму. Вера в оплодотворяющие возможности менгиров бытовала среди неграмотных европейских крестьян в Средние века и дожила до начала этого столетия. Молодые женщины с целью иметь детей устраивали "скольжение" (лежа, скользили вдоль камня) или "трение" (сидя на монолите или прижимаясь животом к скале).xviii

Однако, если вчитаться в библейскую историю, первоначально менгиры, видимо, имели совсем другой символику. Вефиль (в русском переводе Ветхого Завета) или, что более правильно Бейт-эль, переводится как «Дом Бога». Иаков прямо говорит, что поставленный им вертикально камень будет считаться «божественным обиталищем»: "Этот камень, который я поставил памятником, будет домом Божиим". Древние евреи благоговели перед Вефилем и отождествляли его с проявленным действием Бога в нашем мире. Пророк Осия говорит своим соплеменникам: "Вот что (Божьи кары) причинит вам Вефиль за крайнее нечестие ваше". xix

Бетилы могли быть разной формы (прямоугольные, конусообразные, расширяющиеся к верху или к низу), но почти всегда, как утверждает французский мистик и философ Рене Генон, они имели почти одно и тоже значение – символизируя мистический «Центр мира». Подобное значение в частности имел знаменитый Омфалос или «пуп земли» в Дельфах. Впоследствии библейский топоним «Вефиль» превратился в название Вифлеема (Бейт-Леем, "Дом Хлеба"), того самого города, где родился Христос. xx Интересно, и то, что раньше Вефиль назывался Луз. Это мистический город – «обитель живых», куда нет доступа Ангелу смерти. xxi

Бетил считался «пророческим камнем», «камнем, который говорит», то есть камнем, который вдохновлял оракулов или возле которого вдохновлялись оракулы, благодаря "духовным влияниям". В этом отношении показателен пример греческого Омфалоса, установленного около прославленного Дельфийского оракула. Согласно легендам, ирландский священный камень Лиа Файл начинал петь, когда на него садился человек, достойный стать королем. Если садился ложно обвиненный человек, камень белел; когда женщина, обреченная на бесплодие, приближалась к нему, камень кровоточил; если же прикоснувшаяся к камню женщина должна была стать матерью, он источал молоко.xxii

Генон попытался также объяснить принципы строительства менгиров в тех или иных географических местах. Он отмечает, что в древней Ирландии, вертикально стоящий "камень вождя" воздвигался в центре каждого удела. Аналогичные примеры существуют и для провинций древнего Китая. Ирландия делилась на четыре королевства, а в центре ее находилось королевство Мид, образованное из территорий, принадлежавших четырем другим королевствам, которые подчинялись верховному королю Ирландии. : «В Уснехе, располагавшемся почти точно в центре страны, был воздвигнут огромный камень, именовавшийся "пупом Земли", а также "камнем уделов", поскольку он находился в том месте, где сходились пограничные линии всех четырех первоначальных королевств. Вокруг него ежегодно, в первый день мая, собирался всеобщий совет, схожий с ежегодным сборищем друидов в "срединном священном месте" (medio - lanon или medio - nemeton) Галии…или с упоминавшимся выше собранием Амфиктионов в Дельфах». xxiii

Таким образом, менгиры могли иметь еще и некое географическое значение в рамках «сакральной географии» древних. К этому можно добавить, что по версии французского археолога Шарля Дио, автора книги «Лозоходство и мегалитические сооружения», мегалиты находятся в связи с подземными водами. Дио, в частности, утверждал, что пересечение потоков отмечается менгирами. xxiv

Судя по всему, «культ камней», имевший место на определенной стадии у многих народов древности, следует считать обращенным не к самим камням, а к Божеству, избравшему их в качестве своего пребывания. В этом отношении ветхозаветный Бетил почти ничем не отличается от Ковчега Завета, бывшем местопребыванием Шекины – «божественного присутствия».

Понятие «Шекины» тесно связано с идеей Святого Грааля xxv. Интересно, что и сам Грааль в ряде произведений имеет форму камня, а не чаши. Так у Вольфрама фон Эйшенбаха он называется «камнем чистейшей воды», упавшим с неба. По другой версии сама чаша была выточена из камня. Речь идет о так называемых «аэролитах», камнях, упавших с неба, самым известным, из которых является, тот, что помещен в оправу Каабы в Мекке и служит местом паломничества мусульман всего мира. Аэролиты также назывались «бетилами», что заставляет предположить, что, по крайней мере символически, они могут иметь связь с менгирами. xxvi

Кеми-Обинское святилище около села Бахчи-Эли (Крым)

Кеми-Обинское святилище около села Бахчи-Эли (Крым), реконструкция А. Щепинского

В этом отношении весьма показательно, что менгир-бетил Иакова был поставлен в месте называемом Луз. Месте, согласно традиции, имеющем точку соприкосновения с небом, а жертвоприношения в Вефиле (Лузе) включали в себя хлеб и вино – непременный элемент православной Евхаристии и средневековой традиции Грааля.xxvii

Загадки древних астрономов

Символическое соприкосновение с небом мегалитических сооружений, о котором писал Рене Генон, можно основываться и на вполне прагматичной функции их использования. Некоторые ученые полагают, что мегалиты могли быть своеобразными обсерваториями древних, построенными с целью наблюдения за движениями солнца и луны. xxviii

Действительно, расположенный перпендикулярно земле одиноко стоящий менгир, навевает мысль о солнечных часах. Создать мини-обсерваторию очень просто. Достаточно выбрать открытое место, встать лицом к Востоку, воткнуть в землю шест и ежедневно проводить наблюдения с солнцем, фиксируя положения тени вокруг шеста. С этим инструментом мы можем научиться определять те или иные астрономические события.

В течение определенного времени отметки будут двигаться с тенью шеста к югу, а солнце к северу, поднимаясь все выше над горизонтом. В какой-то момент тень замрет справа от нас. Затем солнце начнет двигаться к югу, опускаясь все ниже к горизонту, а наши отметки начнут двигаться к северу. Теперь осталась выбрать день для отсчета времени, который будет иметь еще и ритуальное значение.

Так, например, 22 июня солнце, завершив движение к северу, подниматься высоко над горизонтом

Так, например, 22 июня солнце, завершив движение к северу, подниматься высоко над горизонтом. Шест можно окружить кольцевым рвом и валом, в котором сделать два щелевых прохода расположенных друг против друга по линии, прочерченной для этого дня. Раз в год мы сможем наблюдать чудо – первый луч солнца на заре дне ворвется, в узкий проход святилища, осветит шест, и выйдет из него с другой стороны, чтобы озарить землю.

Подобное чудо можно сделать для луча солнца восходящего 21 декабря в день зимнего солнцестояния и для луча дней равноденствия – 21 марта и 21 сентября, достаточно лишь прокопать щели в земляном валу. Необходимо заметить, метка, предназначенная для двух последних небесных событий, расположится точно в центре между отметками солнцестояния, и указывать она будет прямо на восток.xxix

Впоследствии шест можно заменить вертикально поставленным камнем. План нашего сооружения даст нам «шестиспицевое колесо» - прообраз христианской хризмы и символ колеса жизни. Центр нашего сооружения будет соответствовать неподвижному центру – центру мира, местопребыванию Бога, Шекине Ковчега Завета.

План простой солнечной обсерватории

христианская хризма

План простой солнечной обсерватории и христианская хризма

Именно к «шестиспитцевому колесу» восходит изображение одного из главнейших христианских символов – «лябарума» или «Константинова креста», встречающегося в большом количестве в ранне-христианских захоронениях в Крыму. Лябарум, хризма и христограмма представляет собой комбинацию двух первых букв имени Христа, Х (хи) и Р (ро). Согласно легенде, император Константин Великий увидел это изображение в небе в ночь перед битвой на Мильвийском мосту 28 октября 312 года. В первые века христианства он был намного популярнее, чем традиционный крест.

Однако этот символ использовался задолго до Константина, и даже задолго до распятия Спасителя: в древнем Египте, Вавилоне, античной Греции. Очень часто лябарум называют солярным знаком и даже связывают популярность его при Константине с митраистским культом Солнца Непобедимого, к которому был одно время неравнодушен император. Но, как отмечает, блестящий знаток символики Рене Генон, указывая на связь между хризмой и шестиспицевым колесом («колесом становления», «колесом жизни» - в индуистской традиции, «колесом Закона» - в буддизме), известным в Вавилоне, Ассирии и Индии, это не просто «солярный знак», а символ мироздания в целом.

Вращение колеса вокруг неподвижного центра есть универсальный символ мироустройства. «Само наименование колеса (rota) тотчас вызывает в воображении идею вращения, и это вращение есть образ постоянной переменчивости, которая есть удел всего проявленного. В таком движении есть лишь одна неподвижная и неизменная точка, и эта точка есть Центр…. Прохождение любого цикла, или вращение окружности есть последовательность - будь то во временном или каком-либо ином; неподвижность Центра есть образ вечности, где все явления сосуществуют в совершенной единовременности», - отмечает французский ученый Рене Генон. xxx

Шестилучевое колесо представляет собой идеограмму солнечного года, эона, вселенной и одновременно идеограмму Бога. По мнению исследователя доисторической традиции Германа Вирта именно из знака «колеса солнечного года» возник северный алфавит, представлявший собой «следствие и перерождение календарных знаков». Изначальная письменность по Вирту была основана на движении «вокруг Солнца», знаки писались в форме круга по краям круглой дощечки, либо в винтовой спиралевидной форме. Именно от нее произошли крито-минойский, финикийский и семитский алфавиты. xxxi

Несомненна также связь этого знака с астрологией. Хорошо известно, что Зодиак изображается в форме колеса с 12-ю лучами, а слово, обозначающее его на санскрите, означает «колесо знаков».

Христос в центре Зодиака, Северная Италия, 11 век

Христос в центре Зодиака, Северная Италия, 11 век.

Возможно, что для астрономических наблюдений использовался так называемый «Бахчисарайский менгир». Памятник расположен около села Глубокий Яр Бахчисарайского района к северу от пещерного города Чуфут-кале.

Менгир находится на склонах балки Богаз-сала и является самым большим из известных в настоящий момент в Крыму. Он представляет собой вертикальную глыбу известняка почти прямоугольной формы высотой 4 метра.

Памятник открыт совсем недавно и его исследования проводили крымский краевед Игорь Белянский и сотрудник Крымской астрофизической обсерватории А.Лагутин.

Последний считает его одной из древнейших астрохронометрических обсерваторий. На скале к востоку от менгира примерно в 350 метрах на противоположной стороне расположен естественный грот с прорубленным в стене отверстием по форме и размерам напоминающем дверь. Это отверстие очень хорошо просматривается от менгира, и ориентированно от него на юго-восток. При этом, если отойти от менгира на несколько десятков метров в любую сторону, то просвет в скале становится невидимым. А. Лагутин считает, что менгир и «окно» могли представлять собой единый комплекс, являясь диоптрами некоего оптического инструмента. Экспериментальным путем он обнаружил, что линия от менгира к окну указывает на солнце в дни, немного отклоненные от весеннего и осеннего равноденствия. xxxii

Ученые считают, что наблюдения за солнцем связаны с развитием сельского хозяйства, а строительство подобного рода каменных обсерваторий имели целью определение сроков сельскохозяйственных работ. Лунный и солнечный календарь известны еще со времен палеолита. Примерно до III тысячелетия до нашей эры они имели равное хождение, хотя лунный считается древнее. Позднее с этой даты солнечный календарь постепенно вытесняет лунный в связи с развитием сельского хозяйства.

Между тем, легко убедиться, что каменные сооружения, которые считают древними обсерваториями, обладают точностью совсем ненужной для сельскохозяйственных работ, поскольку они привязаны не столько к точным датам, сколько к погодным и другим факторам далеко не всегда приходящимся на один и тот же день или даже неделю.

Может быть, об истинных намерениях строителей этих «обсерваторий» сможет рассказать другой памятник, известный в научной литературе как «Алуштинский кромлех». Кромлехами называют каменные или иногда земляные кольцеобразные ограды, иногда встречаются также кромлехи овальной и S-образной формы. В центре кромлеха может стоять менгир или дольмен.

Большинство крымских кромлехов связано с захоронениями, однако, что касается самого известного из них – Алуштинского – то в результате предпринятых здесь в конце XIX века раскопок никаких намеков на гробницы обнаружено не было.

Впервые менгир был описан в 1886 году русским археологом и этнографом В.Ф.Миллером. В это время сооружение имело «вид невысокого кургана, около девяти аршин (7 метров) в диаметре, укреплённого в основании совершенно правильным кольцом из огромных, поставленных на ребро 29 камней высотою от 1,5 до 2 аршин. Внутренность кольца усеяна небольшими камнями, так что представляется почти вымощенной. В середине круга навалена куча больших камней, один из которых в виде столба высотою в два аршина, водружен на восточной стороне на расстоянии сажени от края. Пространство вокруг памятника усеяно камнями, из которых два большие образуют вход с западной стороны».

Экспедиция Миллера при раскопках кромлеха не обнаружила ничего кроме черепков от грубой посуды. Исследователь сделал вывод, что строительство кромлеха потребовало больших усилий, поскольку камни были привезены с горы Кастель в нескольких километрах к югу от каменного комплекса. xxxiii

Через 50 лет после Миллера кромлех обследовал другой ученый А. Столбунов. Он насчитал 24 крупных камня, составлявших окружность, описал в центре трехметровое в плане сооружение, стороны которого были ориентированы строго по сторонам света. Разделив 24 на 2, исследователь получил 12 – число месяцев солнечного года, что и позволило сделать ему вывод о сугубо практическом назначении кромлеха. По мнению Столбунова, сооружение было предназначено для определения времен года с помощью шеста-гномона. xxxiv

Однако, как следовало из первого описания памятника, первоначально кольцо состояло из 29 камней. Кроме того, непонятная группа камней в центре, изрядно перекопанная экспедицией Миллера, за это время, каким-то образом превратилась в «прямоугольное сооружение».

Исходя из данных первого исследования, можно предположить, что изначально количество камней окружности все-таки составляло 29. В этом случае уместно связать постройку не с солнечным, а с лунным циклом. Как известно, синодический лунный месяц состоит из 29 суток и 12 часов. В древних календарных системах лунные месяцы имели продолжительность то 29, то 30 суток. Возможно, 30-му переходящему дню соответствовал менгир, расположенный около восточной части ограды.

Маловероятно, однако, что камни должны были служить визирами на точки восхода Луны, скорее всего, мы должны говорить о символическом характере этих связей, а не о практическом использовании «обсерватории». Широко известно, что астрономия в древности была тесно связана с астрологией – наукой, основанной на соответствиях функций и циклов человека и его организма и звездного неба. В связи с этим некоторые исследователи, отрицая практическую ценность подобного рода сооружений, полагают, что, что кромлехи, подобные Алуштинскому создавались для понимания сути происходящих с человеком событий и выработки правильного поведения в соответствии с положением планет и звезд.

В этом отношении весьма показательны слова из книги «Бытие»: «И сказал Бог: да будут светила на тверди небесной для отделения дня от ночи, и для знамений, и времен, и дней, и годов» xxxv

Древние прекрасно знали, что, то или иное, положение планет или фаз Луны соответствует не только определенному дню и образу поведения человека. Исходя из знания наперед тех или иных явлений, люди пытались и сейчас пытаются сделать вывод о необходимости выбора адекватного поведения.

Существуют и другие версии о функциях кромлехов. Так А. Хуммель и Х. и М. Аргуэльес считают, что мегалитические сооружения различных мест на земле имеют в своей основе принцип Мандалы, как универсальной модели Вселенной. Эту точку зрения также можно считать вполне обоснованной, поскольку сам принцип Мандалы распространен по миру намного шире, чем сама Мандала. Достаточно вспомнить зиккураты Месопотамии, храмы Мезоамерики и другие величественные сооружения древности.

Алуштинский кромлех был не единственным сооружением в Крыму подобного рода. Уже упомянутый нами академик Паллас видел в конце XVIII века около деревни Токлук к востоку от таврского кладбища «холм, обнесенный правильно по окружности камнями. Внутри этого кольца стоят поставленными вертикально два камня». xxxviК сожалению, более подробного описания памятника нет, а сам он не сохранился. Существовали в Крыму и многие другие мегалитические памятники, но, увы, многие из них были уничтожены и так не дождались своих исследователей.

Загадочная мегалитическая культура Крыма исчезает к началу I тысячелетия до нашей эры. Лишь горцы – тавры продолжают воспроизводить мегалитические сооружения, но уже в уменьшенном масштабе. Исчезновение мегалитической культуры в Крыму совпадает с приходом на полуостров новых народов, относившихся к иранской языковой группе. В течение более, чем 2.000 лет ираноязычные народы: киммерийцы, скифы, сарматы, аланы будут играть колоссальную роль в истории полуострова….

Примечания

i Щепинский А.А. Культуры эпохи энеолита и бронзы в Крыму// СА. 1966, - c. 19-20.

ii Сафронов В.А. Индоевропейские прародины. Горький: Волго-Вятское книжное издательство, 1989, с. 155.

iii Бонгард-Левин Г. М., Грантовский Э. А.От Скифии до Индии. Древние арии: мифы и история. М.: «Мысль», 1983. – с. 173.

iv Тесленко Д.Л. К вопросу о культурной принадлежности погребений в каменных гробницах степной Украины (историографический аспект) // Бронзовый век Восточной Европы: Характеристика культур, хронология и периодизация: Материалы международной научной конференции "К столетию периодизации В.А. Городцова бронзового века южной половины Восточной Европы". Самара: Изд-во ООО "НТЦ", 2001. – с. 27.

v Крайнов Д.А. Пещерная стоянка Таш-Аир I как основа для периодизации послепалеолитических культур Крыма// МИА, т. 91. М.,1960.

vi Щецинский А. А. Красные пещеры. - Симферополь, 1983. - с. 51.

vii Гумилев Л. Этногенез и биосфера земли. – СПб: Издательство «Азбука-Классика», 2002 – с.143-144.

viii Сафронов В.А. Указ. соч. – с. 258.

ix Бытие 28:12.

x Бытие 28:16-19.

xi Репников Н.И. Каменные ящики Байдарской долины//ИАК №30, 1909, - с.129-30.

xii Щепинский А.А. Менгиры Байдарской долины //«Крымская правда», 1978, №255.

xiii Никитин Г.А. О древних памятниках на горе Крестовой, у с. Пещерное и Чертовой лестницы//ИАДК, Киев, 1957. - стр. 333-334.

xiv Смирнов В.Д. Археологическая экскурсия в Крым летом 1886 г. – Записки восточного отделения Русского археологического общества, 1887 г., т. 1, № 4, с. 273 – 302.

xv О. Бадер. Материалы к археологической карте восточной части горного Крыма, Труды института краеведческой и музейной работы НКП РСФСР, 1940, т. I. – с.166-170

xvi Там же, с. 165.

xvii Элиаде М. История веры и религиозных идей. Том I. От каменного века до элевскинских мистерий. Москва: «Критерион», 2002, - с. 58-59.

xviii Элиаде М. Указ. соч. – с. 59.

xix Осия 10:15.

xx Генон Рене. Царь Мира// Вопросы философии. 1993, №3. – с. 124-125.

xxi Там же – с.118.

xxii Широкова С.Н. Мифы кельтских народов. М: «АСТ», 2004 – с. 84.

xxiii Генон. Указ. соч. – с.125-126.

xxiv Фадеева Т.М. Крым в сакральном пространстве: История, символы, легенды. - Симферополь: Бизнес-Информ, 2000. – с. 78.

xxv Мэтьюз Д. Традиция Грааля. Москва: Издательство трансперсонального института, 1997. с. 73.

xxvi Генон Р. Символы священной науки. Москва: Беловодье, 2004. – с.188-190.

xxvii 1-книга Царств 10:3.

xxviii Вуд Дж. Солнце, Луна и древние камни. –М.: Мир, 1981.

xxix Немытов Н. Причалы солнечной ладьи// Фаndanго 2, Симферополь, 2006, с.66-76.

xxx Генон Р. Символы священной науки. Москва: Беловодье, 2004. – с.80-92.

xxxi Вирт Герман Хроника Ура Линда. Древнейшая история Европы. – Москва: «Вече», 2007 – с.222.

xxxii Древние обсерватории Крыма// «Южная столица» 1.10.2004.

xxxiii Шмидт Ф.П. Археологический очерк ЮБК//ИГАИММ, №109, 1935, с. 188-189.

xxxiv А. Столбунов. Звездочеты археолита и другие//Предвестие №6, Симф., 1994.

xxxv Бытие 1:14

xxxvi Путешествие по Крыму академика Палласа в 1793 и 1794 гг.//Записки Одесского общества истории и.древностей (ЗООИД), т. XII, 1881 с.188.

Читайте также: