ГлавнаяМорской архивИсследованияБиблиотека












Логин: Пароль: Регистрация |


Голосование:
Вам нравится наш сайт?


Отличный сайт!
Хороший сайт
Встречал и получше
Совсем не понравился





» » Княгиня Ольга и поход русов на город Бердаа в 943 году
Княгиня Ольга и поход русов на город Бердаа в 943 году
  • Автор: Malkin |
  • Дата: 19-10-2019 15:20 |
  • Просмотров: 177

ЛЕБЕДЕВ А.Н.

КНЯГИНЯ ОЛЬГА И ПОХОД РУСОВ НА ГОРОД БЕРДАА В 943 году

 

 

Княгиня Ольга

ВСТУПЛЕНИЕ. Статьи, представленные в этом разделе, объединены в общий информационный блок. Причина такой компоновки заключается в логике событий, произошедших в то время в Русской Земле.

 

ПОХОД РУСОВ НА ГОРОД БЕРДАА1. Данный поход, как и два предыдущих, совершенных в 884 и 913 годах на Каспийское побережье, подпадает под ту же самую зависимость, которая нами показана ранее: выступление древлян против Руси и последующий за этим поход древлян на Каспий в земли населенные мусульманами. Для того, чтобы показать причины такого похода, мы, как и прежде, займемся сбором информации, о событиях, произошедших как на территории Руси, так и на территории Прикаспия с Причерноморьем.

ЧТО В ИСТОЧНИКАХ? Ход событий в этом походе выглядит следующим образом: «943/944 году отряд русов захватил богатый азербайджанский город Берда'а, расположенный близ реки Куры в армяно-грузинском приграничье. Русы быстро разбили стоявший в городе небольшой гарнизон правителя области Марзбана, который сам в это время воевал в Сирии. Заняв город, русы заявили местным жителям, что готовы гарантировать их безопасность и свободу вероисповедания, если те будут подчиняться новым хозяевам Берда'а. Однако вылазки против захватчиков продолжались, поэтому русы истребили часть городского населения. Тем временем Марзбан подтянул к городу большое войско, однако так и не смог выбить русов оттуда, хотя и изрядно потрепал их отряд. Вторжение мосульского князя в южную часть Азербайджана вынудило Марзбана перебросить на юг свои основные силы, оставив в Берда'а лишь небольшую часть войска. В конце концов русы, ослабленные распространившимися среди них болезнями, а также постоянными стычками с мусульманами, решили оставить город. Ночью они вышли из крепости, нагруженные добычей, добрались до своего лагеря на берегу Куры, где сели на ожидавшие их суда и отплыли домой» 2.

Теперь посмотрим, что за события происходили в это время на Руси.

В 941 году («В лЬто 6449) русы совершают поход на побережье Малой Азии – в Вифинию, однако, в столкновении с ромеями, терпят поражение3. Весть о разгроме доходит до Игоря.

Игорь, узнав о неудаче, бросает клич о сборе рати для нового похода4. После того как был брошен такой клич, о каких-либо других событиях, которые произошли бы в этом году на Руси, в "Повести временных лет" не сообщается.

Под 942 годом («В лЬто 6450) в летописи сообщается о том, что у Игоря родился сын Святослав5. Однако, как нами уже было показано ранее, на самом деле в этот год родился Владимир6.

В 943 году («В лЬто 6451), как сообщается в летописи, Русь вновь ходила в Константинополь и заключила с Византией какой-то договор7. Что это был за договор, в летописи не уточняется.

Восточные авторы сообщают о нападении русов на город Бердаа8.

В 944 году («В лЬто 6452) Игорь, наконец-то, собирает рать (клич о сборе которой был брошен еще три года назад), поднимает печенегов и отправляется в поход на Византию. Византийцы, видимо, решив, что войной уже сыты по горло, отправляют к Игорю посольство с выгодными для Руси условиями мира, на что Игорь соглашается9.

Получается довольно-таки интересная картина; для того, чтобы собрать в поход рать (а точнее ополчение), князю требовалось три года. Какой-то не вероятно большой срок!

В 945 году («В лЬто 6453) на Русь приходят византийские послы. После этого русы совместно с византийскими послами отправляется в Константинополь заключать первый мир10. После принесения русами и византийцами клятвы по соблюдению условий договора, русское посольство возвращается домой на Русь. Игорь собирается идти в Древлянскую землю за данью11.

Все в том же 945 году («В лЬто 6453) Игорь, наконец-то, отправляется в Древлянскую землю собирать дань. Но, древляне, возмущенные произволом правителя, к которому любовью и так не пылали, восстают. В результате восстания Игорь погибает12.

Ольга, узнав о гибели Игоря, начинает мстить древлянам за смерть своего мужа: в результате чего в ладьях заживо хоронят первое посольство древлян. Некоторое время спустя, в горящей бане, уничтожается второе древлянское посольство, а за ним следует избиение на тризне в Древлянской земле13 еще пяти тысяч древлян.

В 946 году («В лЬто 6454) Ольга окончательно расправляется с древлянами, обложив оставшееся население Древлянской земли данью14, намного превышающую ту, которую оно платило Игорю.  «Vae victis»15.

После усмирения древлян Ольга в 947 году («В лЬто 6455) отправляется в Поильменье и, объезжая Северную Русь, устанавливает погосты для сбора дани. Кроме этого, Ольга пытается привести к каким-то общим показателям и величину взимаемого с населения оброка16.

 

Ну, что ж, информация о том, что за события происходили в сороковые годы десятого века на Руси, нами собрана. Что дальше? А дальше, если внимательно всмотреться в эти события, можно увидеть много интересного.

Во-первых, эти перечисленные события можно разбить на четыре группы, в каждой из которых события будет состоять из событий определенного характера.

В первую группу попадают годы 941 и 944 – это годы, в которые Русь воевала с Византией.

Во вторую группу попадут годы 942 и 943 – это годы между войнами.

В третью группу будут зачислены годы 945 и 946, во время которых полыхало древлянское восстание и события, связанные с его подавлением.

В четвертую группу попадает год 947, во время которого предпринята попытка упорядочит взаимоотношения между данниками и теми, кому эта дань предназначалась.

В пятый раздел попадают 943 и 945 года, на время которых между Русью и Византией приходится заключение договоров о мире. Причем первый договор о мире, почему-то заключается в 945 году, в то время как второй – в 943. Что это? Как такое вообще возможно?

СТРАННОСТИ ТЕКСТА. Во-вторых, если события каждого года, под которым они и датированы, рассматривать по отдельности в отрыве от всех остальных событий, то все становится, вроде бы, ясно и понятно и каких-либо вопросов по ним не возникает.

Но как только мы эти события начинаем рассматривать в комплексе, в контексте с другими событиями, да еще и проверять по другим источникам, как тут же начинаем замечать, что всех этих событиях, отображенных в летописи, начинает прослеживаться нарушение причинно-следственных связей. Особенно бросается в глаза как отсутствие причин перерыва в войне Руси с Византией в 941 года, так и невозможность понимания причин возобновления войны в 944 году, тем более в условиях, когда годом раньше (в 943 году) уже был заключен договор о мире между этими странами.

Еще одной головоломкой служит то, что в 943 году Русь "вновь" ходила заключать договор о мире, в то время как в 944-945 году сообщается о том, что в Константинополь Русь ходила заключать всего лишь "первый" договор? Что это за договоры? Почему заключение первого договора происходит после заключения второго?Складывается такое впечатление, что летописец события поменял местами.

В-третьих, в тексте источника наблюдается еще одна странность; под одной и той же датой (945 год («В лЬто 6453)) повествуется о двух разных событиях: еслив первом случае речь идет об отправлении ответного посольства в Царьград, то во втором - о гибели Игоря в Древлянской земле. Вопрос, почему повторно поставлена одна и та же дата? Это что, более поздняя вставка? По какой причине она появилась? В разговоре с историками, которые своими глазами видели первоисточник, выясняется, что данный текст в летописи претерпел уточнения и исправления, что достаточно хорошо видно на листах первоисточника. Более того, высказано предположение о том, что в тексте есть вставка, которая и послужила причиной нарушения последовательности событий. На вопрос о том, кто сделал такую вставку и каковы причины, специалисты ответить пока не могут. Но, скорее всего, такая вставка появилась уже после Нестора.

Теперь главный вопрос, если между событиями в Древлянской земле и в походах древлян на Каспий действительно существует связь, то как объяснить то, что нападение на Бердаа17 произошло раньше восстания в Древлянской земле? Восстание в Древлянской земле, согласно летописи, происходило в 945-946 годах, в то время как поход русов на Бердаа состоялся в 943 году. Как такое могло произойти? По идее-то, все должно было быть как раз наоборот: вначале должно было вспыхнуть восстание, а за ним последовать поход на Каспий. Произойти такого в реальности, конечно же, не могло! Отсюда напрашивается вывод: если связь между походами русов на прикаспийские земли и рассматриваемым нами здесь случаем (восстания древлян) существует, то это значит, что в тексте летописи содержится ошибка, которая выражается в компоновке текста и событиях, зафиксированных в них. То есть, ошибку следует искать в описании очередности событий, отображенных в летописи. Да это видно и из самого текста летописи, в котором четко прослеживается нарушение причинно-следственной связи.

По этой причине, следует еще раз заглянуть в "Повесть временных лет".

При более тщательном ознакомлении с текстом летописи бросается в глаза еще одна интересная деталь; события, интересующие нас, в летописи занимают отрезок времени протяженностью в семь лет и летописцем, по не понятным пока причинам, почему-то, эти самые события выделены в отдельный блок информации, который с обеих сторон ограничен перечнем лет, за время которых, как будь-то, ни на Руси, ни в мире, ничего не происходило. То есть, до и после этих событий, в мире и на Руси была тишь и гладь, божья благодать.

А ЧТО В РЕАЛЬНОСТИ? Поиск объяснений таких несоответствий, заставляет начать поиск ответа на вопрос о том, что за договор заключался Русью в 943 году и был ли он, хоть каким-то образом, связан с походом славян на город Бердаа? Для этого рассмотрим несколько вариантов таких ответов.

ФЕНТЕЗИ. Для начала рассмотрим вариант, при котором поход на Бердаа мог быть совершен Русью. То есть, встанем на позиции тех исследователей, которые видят в таких действиях сговор Руси с Византией, направленный против третьих лиц. Для рассмотрения такого варианта, вроде бы, имеются все основания: наличие договора Руси с Византией позволяет сделать предположение о том, что Русь ходила в Константинополь не только для того, чтобы заключать мир с Византией, но и для того, чтобы договориться о безпрепятственном18 грабеже мусульман. Но, вот незадача: неужели, для Руси, пожелавшей это сделать, требовалась договоренность об этом с Византией? А без такой договоренности она этого сделать, что, не могла? Складывается такое впечатление, что для грабежа врагов Византии Руси требовалось получение исключительного соизволения Империи… Но вопрос, а договоренность-то между сторонами в чем заключалась? В грабеже врага, что ли?

Может быть, договоренность нужна была для того, чтобы предупредить возможный удар со стороны Византии по Руси во время похода последней на мусульман??? Это уже какой-то бред! Территория Руси для византийских войск была недосягаема, да и печенегов против Руси ромеи в это время тоже поднять не могли, ибо печенеги, на тот момент, врагами Руси не были. Но, даже если Русь и опасалась подобного шага со стороны кочевников, то договор нужно было заключать не с Империей, а с печенегами. Да и Византия в этом случае должна была не препятствовать такому походу, а всячески способствовать его проведению: «Да, вы, хоть всей страной уйдите в этот самый поход! Чем больше вы там прольете мусульманской крови, чем больше вас там поляжет, и чем дольше вы там будете находиться - тем меньше времени и сил у вас останется для войн с нами. Если же рати русов домой вообще не вернутся, то это еще лучше - одним врагом меньше». Как видим, Русь в таком походе рисковала потерять весь свой воинский контингент, участвовавший в походе. Кроме того, если бы русы и хотели совершить такой поход, то им для этого ни какой договоренности с Византией заключать не требовалось.

Не менее интересен и другой вопрос, а что нужно было Руси на Каспии? Если Русь собиралась в дальнейшем воевать с Византией (как ни как, а в 944 году Игорь, наконец-то, собирает рать, клич о сборе которой был брошен еще три года назад, поднимает печенегов и отправляется в поход на Византию), то было бы разумней не в поход на мусульман идти, а отправить туда посольство и попытаться договориться с мусульманами о совместных военных действиях против Империи. Да и будущая война требовала сбора сил, а не их распыления и расходования. Не могла же Русь действовать в ущерб самой себе и избавляться от тех в ком сама нуждалась.

К тому же в 943 году на Руси еще и войско-то собрано не было. Кто в поход-то ходил?

Учитывая сказанное, приходится делать вывод о том, что участие Руси в походе на Бердаа проблематично, ибо данный поход не отвечал ее интересам.

Итак, нами установлено, что если Русь в 941 году готовилась к новому походу на Византию, то заключение какого-либо договора со страной будущего нападения, выглядит, по меньшей мере, странным. Подобным шагом (вначале заключая договор, а на следующий год нарушая его) Русь ставила себя в довольно-таки щекотливое положение, создавая себе репутацию ненадежного партнера, с которым вообще вряд ли стоило заключать какие-либо соглашения и договора. Какой прок от таких договоров, если заключенный договор завтра будет нарушен? Подобный шаг был не в интересах Руси.

Вызывает недоумение и поведение ромеев. На что они рассчитывали, предлагая в 944 году Руси мир, если Русью только что был нарушен договор, заключенный всего лишь год назад (в 943 году)? Можно предположить, что ромеям было необходимо во чтобы то ни стало, добиться прекращения похода и, в конечном счете, они этого добились. Допустим, что это так. Но, для чего нужен был еще один договор, если гарантий соблюдения которого все равно не было? Русский князь мог ведь посчитать, что и эта дань мала и, значит, на следующий год вновь собрать рать и пойти на Византию, мотивируя свои действия недостатком золота (серебра), которое давала Империя. Привыкнув к таким подачкам, русы вообще в Византию могли ходить как на работу.

Как видим, подобный договор с Русью не ограждал Византию от произвола со стороны Руси. К тому же, неужели Византии было выгодно платить дань Руси, не имея при этом никаких гарантий соблюдения условий мира? При таком положении и Византия договор могла не заключить. Дань можно было выплачивать всякий раз, как только русская рать появлялась на ее границах. Результат-то от этого никак не менялся. Однако, раз договор был заключен, значит подобное поведение обеих сторон должно иметь объяснение. Может быть нам что-то неизвестно? Может быть все дело в том, что не правильно понята запись, содержащаяся в летописи, ее смысл? Проверим! "Пакы приидоша на Царьградъ, и миръ створиша съ Романомъ възвратишася въсвояси (Вновь ходили в Царьград, и мир заключив с Романом, возвратились восвояси"19). Да, нет, вроде бы, все правильно - русы до этого уже побывали в Константинополе, но вопрос лишь в том, когда? Почему в летописи об этом ничего не сообщается? Вариантов, конечно же, можно предложить уйму, но самым правильным, все-таки, будет тот, что летописец об этом ничего не сообщает только по той простой причине, что им об этом уже все написано. Где? В каком месте? Упоминания о том, что русы до 943 года были в Константинополе, мы в летописи не найдем. Но, в том-то все и дело, что нами в начале главы не зря было сделано уточнение о том, что все события данного периода летописцем выделены в, так называемый, отдельный блок информации, в котором можно найти ответы на все интересующие нас вопросы по данному периоду. То есть, в этом блоке информация имеется обо всем.

РЕАЛИТИ. Значит, объяснение данным событиям нужно искать в чем-то другом. Посольство, отправившееся заключать в 943 году договор между Русью и Византией, должно было выполнять какую-то иную задачу. . . И уж точно не договариваться о набеге на мусульман.

И действительно, если вчитаться в события 941 – 947 годов, то в летописи и впрямь есть место, в котором повествуется о том, что русы уже бывали в Константинополе, только датируется это событие не годами предшествующими 943 году, а годом 944. В чем же тут дело? На наш взгляд, все дело в ошибке, которая была вызвана спешкой написания текста, последующим исправлением этого текста и потребностью во внесении дополнений и уточнений в описанные события. Ну, а почему бы и нет? Сделал же летописец ошибку величиной в 6 лет, при определении даты похода Руси на Константинополь в 860 году, а сообщение о походе поместил не там, где это следовало сделать. Значит, подобная ошибка могла закрасться и здесь.

КАЛЕНДАРЬ. Чтобы разобраться со всем этим, придется разбираться с тем, что на самом деле произошло в это время на Руси. Начать придется с 941 года. Но, перед тем как приступить к повествованию и с целью избегания путаницы, сделаем небольшое уточнение; поскольку год в Русской Земле в те времена начинался в сентябре, а мы, в современном мире пользуемся юлианским20 и григорианским21 календарями, неизбежно приходится сталкиваться с разрывом в продолжительности года. То есть, в повествовании описываемых летописью событиях появляется разрыв в несколько месяцев (около четырех месяцев), что приводит к путанице в датах. Причина такой путаницы в том, что мы все события древности, так или иначе, вписываем в наш календарный (григорианский) год, то есть с 1 января по 31 декабря.

С целью избегания путаницы, мы события, произошедшие с января по сентябрь, будем обозначать в виде - 941 год, в то время как события, произошедшие с сентября по январь, будем обозначать в виде - 941/942 год.

Теперь вернемся к событиям.

ХРОНОЛОГИЯ. Если в отношении достоверности датировки похода русов на Бердаа, зафиксированной в восточных источниках (943 год), сомнений ни у кого не возникает, а между восстаниями в Древлянской земле и походами древлян на земли Прикаспия, действительно существует связь, то это значит, что древлянское восстание должно было быть подавлено до 943 года. Но, в таком случае, события, описанные в "Повести временных лет" с 941 по 947 год, на самом деле произошли за более короткий период времени и, значит, действительно имеет место нарушение, как очередности событий, так и сроков.

Чтобы не быть голословным, попробуем обосновать это и определить время, необходимое для сбора рати в поход? Подсказку мы найдем все в той же "Повести временных лет": "Ярославъ и выиде ис Киева 7 день постиже и ту (от Киева до Полоцка - А.Л.), и победи Ярославъ Брячислава (Ярослав выехав из Киева за 7 дней и преодолев расстояние (от Киева до Полоцка - А.Л.) и победил Ярослав Брячислава"22).

Но, если известно количество времени, необходимое для преодоления расстояния от Киева до Полоцка, то, зная расстояние от Киева до Ладоги, можно посчитать и количество времени, необходимое для передачи информации из одной точки пространства в другую. На это потребуется не более 14-15 дней. Если же сделать поправку на срочность, то это время можно сократить и до 10 дней. Добавив сюда дней 5 на сборы и дней 20 на дорогу собравшейся рати до Киева, получим время на сбор новой рати - месяц - полтора.

Далее, раз поход на побережье Малой Азии в Вифинию был совершен в начале лета (18 июня 941 года), то известие о разгроме русской рати на Русь могло быть доставлено в первых числах месяца – 5-10 июля.

Если Игорь бросил клич о сборе новой рати в эти числа, то в Ладогу такая весть могла быть доставлена не позднее 20 июля. Не позднее 25 июля желающие отправиться в поход, должны были начать движение в сторону Киева. Не позднее 10-15 августа рать должна была стоять под стенами Киева, готовой к новому походу.

Что ж! Клич брошен и, значит, рать не собраться не могла. Но, в таком случае, чем объяснить то, что поход был отложен на три года? Дело ведь еще и в том, что раз уж рать собрана и готова к походу, то она должна была быть использована по назначению, с пользой для дела, "государства", "правительства" и народа (рати). Отложить же поход, в этом случае, было просто нереально, не для того же ратники собирались, чтобы услышать из уст князя: "Пошли вон!" Такая ситуация могла подтолкнуть собравшихся ратников само организоваться и отправиться в набег самим и ... наломать таких дров, что мама не горюй!

Тут дело еще и в том, что если поход откладывался, собранную рать нужно было чем-то кормить, да к тому же не день и не два, а целых три года! Допустим, что провиант был найден, но, ведь и это еще не все - всю эту ораву нужно было где-то разместить на постой и занять чем-то, иначе от безделья "рекруты" могли или разбежаться по домам или сами уйти в набег. Но, раз собранную рать распускать было нецелесообразно, то может быть ее никто и не распускал?

Следует учесть и такой фактор: не все, кто откликнулся на призыв, были профессиональными воинами, кормившимися исключительно за счет войны или княжеской дани. Без сомнения, среди них большинство составляли пахари, а это значит, что такой ратник свой дом мог покинуть только на время и обязан был вернуться домой к началу сбора урожая или, в крайнем случае, до начала зимы. Вряд ли стал без дела сидеть и ремесленник.

Вот и получается, что как ни крути, а при задержке начала похода рать непременно должна была разойтись по домам. Более того, поход должен был завершиться не позднее начала страды. Получается, что ни Игорь, ни рать три года ждать не могли.

В связи с тем, что летописец ничего не сообщает ни о роспуске собранной Игорем рати, ни об ее повторном сборе, ни об отказе от похода, ни о каком-либо другом походе в другую точку пространства, следует делать вывод о том, что в конце лета все того же 941 года рать должна была идти в поход на ромеев23. Осенью же 941/94224 года (пусть даже в конце сентября) рать должна была возвратиться домой. Подтверждение о том, что все эти события происходили именно в 941 году, содержится в Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов, в которой сказано о том, что: «В лЬто 6450 (942 г). Въдасть дань деревьскую СвЬнделду тому же»25. То есть, это событие относится к 941/94226 году (к событию, произошедшему после августа).

Ну, что ж, по логике вещей все так и должно было быть, а вот так ли все было на самом деле, узнать можно только проанализировав то, как события могли развиваться дальше.

Итак, клич брошен. Рать собрана. Подняты печенеги. И в конце лета 941 года или в начале осени того же 941 года (941/94227 года) огромное войско подошло к Дунаю. В Византии, узнав от болгар о начавшемся походе Руси, снаряжают посольство и отправляют его навстречу русскому войску с предложением о мире.

Как видим, если отбросить дату "В лето 6452" (944г.), а события, перечисленные в летописи под этой датой подставить к событиям, перечисленным под датой "В лето 6449" – то все становится на свои места и получается последовательная картина развития событий.

После этого остается соединить воедино два текста. "В лето 6449 (941г.)... Темь же пришедшимъ в землю свою, поведаху каждо своимъ о бывшемъ и о ляднемъ огни: "якоже молонья", рече "иже на небесихъ, Греци имуть в себу, в сию пущающе жьжмаху насъ: и сего ради не одолехомъ имъ." Игорь же пришедъ и нача съвокупити вои многы, и посла по Варягы за море, вабя и на Грекы, хотя поити на ня. . . (разрыв текста – А.Л) . . . Игорь совокупи воя многы, Варягы, и Русь, и Поляны, и Словены, и Кривичи, и Печенеги ная, и тали в нихъ поемъ, поиде на грекы в лодьях и на конехъ, хотя мстити себе... Се слышавъ царь, посла къ Игореви лутьшии бояры, моля и глаголя: "не ходи, но возьми дань, иже ималъ Олегъ, и придамъ еще къ той дани"... И послуша ихъ Игорь, и повеле Печенегомъ воевати Болгарскую землю, а самъ вземъ у Грекъ злато и поволокы на вся воя, възвратися въспять, и приеде къ Киеву въсвояси» (Те кто возвратились в землю свою, поведали о случившемся и об огне с кораблей: "как молнии", говоря: "как будь-то с небес бросают его в нас: и именно поэтому не смогли (мы - А.Л.) одолеть их". Игорь же начал собирать множество воинов, и послал к варягам за море, призывая в поход на греков. . .(разрыв текста – А.Л.). . . Игорь собрав воинов много, и полян, и словен, и кривичей, и печенегов нанял, взяв у них заложников, пошел на греков в ладьях и на конях, желая мстить за себя... Про это услышал царь, послал к Игорю лучших бояр, умоляя и говоря: «не ходи, возьми дань, такую же какую имел Олег, и добавлю к этой дани еще... (Да и не мудрено! В Эгейском море все еще действовал русский флот, так и не уничтоженный ромеями в начале лета28). И послушал их Игорь, и повелел печенегам воевать болгарскую землю, а сам взяв у греков золото и парчу на всех своих воинов, возвратился восвояси в Киев"29).

О том, как события развивались дальше можно узнать из текста все тех же летописей. Тут нам не помешает обратить внимание на то, что под одной и той же датой ("В лето 6453"30) описаны совершенно разные события: в первом случае речь идет о заключении договора о мире между Русью и Византией, а во втором - о событиях в Древлянской земле. Но вот что интересно, если с первым текстом, стоящим под датой "В лето 6453" проделать операцию аналогичную той, что была проделана с текстом, стоявшим под датой "В лето 6452", то получится законченная картина событий, а заодно появятся и ответы на ряд вопросов, поставленных еще в начале главы.

 

Итак, 941/94231 году (после августа) "... и приде къ Киеву въсвояси. Присла Романъ и Константинъ и Стефаны послы къ Игореви построити мира перваго: "Игорь же глаголавъ съ ним(и) о мире. Посла Игорь мужи свои къ Роману, Романъ же събра бояры и сановникы. И приведоша Рускыя послы, и повелеша глаголяти обоихъ речи на харатью, равно другаго свещания, бывшаго при цари Романе, и Константине, Стефане христолюбивых владыкъ"32. После того как возвратились послы и русью была принята клятва о соблюдении условий договора: "Игорь же нача княжити въ Киеве, и миръ имея къ всемъ странам33.

После заключения с ромеями мира, Игорь разрешает Свенделду собрать дань с какой-то части древлян: «В лЬто 6450 (941/942 г). Въдасть дань деревьскую СвЬнделду тому же»34, что тот и поспешил сделать.

После этого, дружина князя Игоря, смотря на Свенделда, начинает роптать о своей тяжкой доле: «Ркоша дружина Игорева: отроци Свенделжи изооделеся суть оружьемъ и порты, а мы нази; и поиди, княже, с нами в дань, да и ты добудешь и мы»35.

Игорь, поддавшись на нытье своей дружины, начинает обдумывать, как бы тоже наведаться к древлянам за данью: И приспе осень, и нача мыслить на Древляны, хотя примыслити большую дань (И подоспела осень, и начал (Игорь - А.Л.) обдумывать, как получить большую дань с древлян"36).

Что подтверждает правильность утверждения в том, что события развивались именно так, а ни как-то иначе? Два момента!

Первый момент состоит в том, что, как уже написано, по всем произведенным подсчетам, поход должен был завершиться в 941 году еще «до начала уборки хлебов», то есть, до осени. Но, ведь о том же самом повествуется и в летописи: "И приспе осень". То есть, поход и впрямь был завершен осенью 941 года, ибо до этого дня не только ромейские послы успели побывать в Киеве, но и русские в Константинополе и даже вернуться домой. Да, в общем-то, это подтверждает и логика. Слабо верится, в то чтобы ромеи стали тянуть с заключением договора. Не могла не быть не заинтересована в скорейшем заключении договора и Русь, ибо без него нечего было и думать об обещанной Романом дани.

Второй момент состоит в том, что текст, стоящий под датой: "В лЬто 6453" (945г.). Присла Романъ и Константинъ и Стефанъ послы къ Игореви построити мира перваго (Прислали Роман, Константин и Стефан послов к Игорю заключить первый мир")37, должен быть поставлен под датой "в лЬто 6449" (941 г.) и перед текстом: "Пакы приидоша на Царьградъ, и мир створивше с Романомъ, взвратишася въсвояси (Вновь приходили в Царьград, и мир заключив с Романом, вернулись восвояси"38).

В этом случае становится понятным, почему в летописи имеется такая странная запись. Все правильно: раз был заключен "первый мир" и о нем уже имеется упоминание в летописи, то должно быть упоминание и о заключении "второго мира". Раз ходили "вновь" заключать договор, то значит, в летописи должно присутствовать место, в котором повествовалось бы и о том, что в это же самое место, с той же самой целью ходили и раньше. В нашем случае есть как первое, так и второе да, к тому же и в строгой последовательности произошедших событий: первый раз в Константинополе послы были в лЬто 6449 (в 941 г.), а второй - в лЬто 6451 (в 943 г).

Допустим, что все так и было. А дальше Игорь должен был осуществить то о чем "мыслил" - отправиться собирать дань. Но, возникает новый вопрос, когда именно это произошло? Неужели 2 сентября 941 года? Конечно же, нет! Целесообразней это было сделать уже после уборки урожая, когда население сидело по домам, то есть, с наступлением заморозков и холодов – ближе к ноябрю–декабрю.

На то, что все именно так и было, указывает тот факт, что тело Игоря после его гибели благополучно сохранилось до прибытия Ольги в Древлянскую землю и устройства ею тризны для мужа. А ведь это, как известно, произошло не сразу после гибели князя - до этого была еще и "почетная езда" в ладье, а за тем и "баня для послов". Могло ли тело Игоря сохраниться так долго в теплую погоду? Если не уповать на "святость" мощей Игоря, то допущение о том, что поход Игоря в Древлянскую землю состоялся уже с наступлением холодов, следует считать верным, ибо холод как раз и есть лучшим консервантом. Значит, сообщение летописи о сборе дани Игорем на следующее календарное лето (941/942 год) и после заключения мира с Византией, верно.

Теперь сделаем еще ряд уточнений, первое из которых будет таким; все события, произошедшие "В лето 6454" произошли на самом деле "В лето 6450", но все в том же 941 году, но в 941/942, а почему - сейчас разберемся. Тут стоит обратить внимание на то, что Игорь разрешил Свенделду собрать дань с древлян, но какое-то время спустя, сам отправился собирать дань повторно. Несмотря на такой произвол, древляне смолчали, видимо еще были памятны события 914 года. Но даже и после того как Игорю показалось, что собранной дани все равно мало и он отправился за ней в третий раз, древляне попробовали уладить дело миром («почто идеши опять? поималъ еси вьсю дань»39). Но Игорь проигнорировал мнение своих данников, за что и поплатился, . . древляне восстали: «И не послуша ихъ Игорь, и шедшее из города ИскоростЬня противу Древляне, и убиша Игоря и дружину его: бЬ бо ихъ мало»40.

 

Согласно сообщению, содержащемуся в летописи, после гибели Игоря, русы во главе с Ольгой приступают к расправе над древлянами: гибнет первое посольство древлян, за ним второе, после чего еще 5000 человек, и вдруг. . . карательная операция прекращается. В чем причина? Что помешало довести задуманное мероприятие до конца? Вот именно - помешало! Причиной может быть только одна - погодные условия, зима, обильные снегопады, что без сомнения должно было затруднить активность боевых действий и снижало боеспособность рати, а это лишний раз указывает на то, что события происходили где-то в конце ноября – начале декабря. Помимо этого, избиение 5000 человек должно было послужить сигналом к тому, чтобы все население Древлянской земли попряталось по лесам. Ясное дело, что в такой ситуации, когда и днем с огнем никого не найдешь - пытаться привести наказание в исполнение - затея безнадежная: кого наказывать, если ни кого невозможно ни найти, ни поймать. Именно поэтому операция и была отложена на весну - "лЬто 6450" (942 года). А весной, когда снег сошел, вода спала, дороги оказались открытыми - карательные мероприятия были возобновлены.

Не следует упускать из виду и еще одно немаловажное обстоятельство: за зиму должны были закончиться продовольственные запасы, что, в конечном счете, должно было сказаться на продолжительности сопротивления древлян. Стало быть, прекращение карательных мер в зимнее время года – это хорошо продуманный шаг.

Но война затянулась до осени, то есть, до "лЬта 6451" (942/943 год). К этому моменту древляне проиграли главное сражение и "побегоша и затворишася въ городехъ своихъ... и стоя Ольга лето цело, и не можаще взяти города"41 (Побежали (древляне) и затворились в городах своих…и стояла Ольга целое лето, и не могла взять города). Но это то, что касается главного города древлян – Искоростеня. Другие же города Древлянской земли были взяты.

Как видим, основные события на Руси происходили в 941 - 942 года, а это означает, что у разгромленных древлян было предостаточно времени, чтобы добраться до земель населенных мусульманами.

Таким образом, решив задачу с датировкой событий: о войне Руси с Византией, заключением между ними мирного договора и подавления Ольгой древлянского восстания, мы вышли на запись, существующую в летописи и которую следует считать базовой: "В лето 6451" (943 г.). "Пакы приидоша на Царьградъ, и миръ створивше с Романомъ, възвратишася въсвояси"42 (Вновь ходили в Царьград и мир заключили с Романом, возвратились восвояси). Причина такого утверждения заключается в том, что события, описанные в летописи, произошли в то самое "Лето", которое и указано в тексте.

Что еще необычного можно увидеть в тексте: "В лето 6451" (943 г.). "Пакы приидоша на Царьградъ, и миръ створивше с Романомъ, възвратишася въсвояси"43? А то, что в нем нет упоминания имени Игоря. Если в первом случае такое упоминание имеется, то во втором – нет. Это говорит о том, что второй договор заключался уже без участия Игоря, кем-то другим.

Теперь можно прокомментировать данную запись и дать ответ на вопрос, почему и с какой целью ходили послы Руси в Константинополь "в лето 6451" (943 г.)? Но для этого придется дать ответ еще на один вопрос, все ли древляне были наказаны Ольгой? Вряд ли! Кто-то должен был такой участи и избежать! К примеру, о судьбе того же князя Мала летопись ничего не сообщает. Попасть в число тех, кого постигла участь древлянских послов в Киеве он не мог: в это время Мал оставался в Древлянской земле. Есть все основания считать, что он участи погибших древлян избежал. Безусловно, таким он был не один. Но, избежав мечей и огня в сражениях и осадах - еще не означает застраховать себя от дальнейших неприятностей, ибо карательные меры были предприняты по всей Древлянской земле. Значит, дома оставаться было опасно, а спасти свою жизнь можно было, только уйдя на чужбину. Волей-неволей, а древлянам приходилось искать место, где можно было бы коротать остаток своих дней. Где это место? Где угодно, но только не в пределах Руси. Скорее всего, в Византии, ибо Византия никогда не отказывалась от наемников славян. Предположив, что остатки древлян ушли именно в Византию и, увязав поход посольства в 943 году с итогами древлянского восстания, мы придем к довольно-таки неожиданным выводам о причине, по которой послы "вновь" появились в Константинополе. Целью посольства было не столько перезаключение договора 941 года, сколько проверка соблюдения и выполнения ромеями статей уже имеющегося договора, а попросту говоря, Русь требовала выдачи ей бежавших древлян, оказавшихся в Византии.

Может возникнуть вопрос, о каких статьях договора идет речь? А вот о каких: "А ще ли ускочить створивы убо(й) и убежить, а аще будеть имовить, да возмуть именье его ближние убьенаго: аще ли есть неимовить створившый убийство и ускочить, да ищуть его, дондеже обрящеться: (аще ли обрящеться) да убьенъ будет (Если убийца спрячется и убежит, и если будет богат, то пусть возьмут имущество его ближние убитого. А когда убийца неимущь и спрячется, то пусть ищут его до тех пор пока не найдут: (а когда найдут) пусть он будет убит"44). Данный пункт договора давал Руси право требовать от ромеев выдачи ей в руки всех беглецов из Древлянской земли, укрывшихся в Византии, для последующей над ними расправы.

Любой здравомыслящий человек, не может не заметить того, что речь в договоре идет о христианах. Верное замечание. Однако, не стоит забывать о положениях «Пространной редакции церковного устава Ярослава Мудрого», на которое, оказало влияние византийское церковное право о том, что «христианин… не имеет права ни пить, ни есть вместе с некрещеными людьми…, а если он с ними ест-пьет, то митрополиту в вине»45. Но, в таком случае, древляне, прибыв в Византию и становясь на службу к византийскому императору, просто обязаны были креститься. А раз так, то они по всем статьям попадали под действие русско-византийского договора!

Что если Ольга первоначально, когда древляне ушли в Византию, и не помышляла о получении беглецов в свои руки? Что, если положение поменялось после того, как произошло крещение беглецов – свои люди у Руси должны были быть и в Константинополе. Вот уж когда руки вновь зачесались! Никуда древляне не денутся! Дай срок, и перезревший плод сам упадет к твоим ногам!

Ромеи, всегда настаивавшие на заключении договоров между сторонами, не могли нарушить договор: ромеям оставалось или выдать древлян, или объявить древлянам о целесообразности покинуть пределы Империи, а Руси ответить, что таковых в Византии нет.

На такое требование Византии, древляне вынуждены были покинуть ее пределы. Так как запад и север для них были закрыты, оставалось только уйти на восток в Хазарию. После ухода из Империи, беглецы, двигаясь в сторону Хазарии, оказываются в Бердаа. После захвата города и неудачной его защиты, древляне уходят в Каганат.

ИТОГИ. А теперь еще раз пройдемся по событиям и изложим их так, как они были в реальности (на самом деле).

Первое: 941 год («В лЬто 6449). Русь совершает неудачный поход на побережье Малой Азии – в Вифинию. Игорь, узнав о неудаче, бросает клич о сборе рати для нового похода, поднимает печенегов и отправляется в поход на Византию. Византийцы отправляют к Игорю посольство с выгодными для Руси предложениями о мире, на что Русь соглашается46. Византийские послы приходят на Русь. После этого русы совместно с ромеями, прибывшими на Русь, отправляется в Константинополь заключать первый мир. После возвращения посольства и принесения русами клятвы по соблюдению условий договора, Игорь принимает решение идти в Древлянскую землю за данью47. Древляне, возмущенные попыткой трехкратного сбора с населения дани, восстают и убивают Игоря. В ответ русы проводят карательную операцию против древлян и расправляются с восставшими. С наступлением холодов русы останавливают проведение карательной операции.

Второе: 942 год («В лЬто 6450). Летопись сообщает о том, в этот год родился Владимир. Русы с наступлением весны возобновляют проведение карательной операции против населения Древлянской земли. Древляне полностью разгромлены и обложены еще большей данью: И възложи на ня дань тяжку, и две часті идета Киеву, а треться Вышегороду къ Ользе; бе бо Вышегородъ Ольжинъ городъ. И иде Олга по Деревьской земли съ сыномъ своимъ и дружиною своею, уставляющи уставы и урокы; и суть становища ея и ловища ея. И приде в городъ свой Кыевъ съ сыномъ своимъ Святославомъ, и пребывши лЪто едино48. Ольга, с целью предотвращения новых восстаний данников и произвола со стороны сборщиков дани в дальнейшем, а значит, повторения событий 941 года, объезжает вначале Древлянскую землю, а затем и Северную Русь и устанавливает погосты для сбора дани. Кроме того, Ольгой установлена величина оброка для населения49.

Третье: 943 год («В лЬто 6451). Сообщается о том, что Русь вновь ходила в Константинополь и заключила с Византией второй договор. Восточные авторы сообщают о походе русов на город Бердаа50.

Как видим, причин для того, чтобы не доверять летописи, сообщающей о том, что "В лето 6451 (943 г)" действительно было отправлено повторное посольство Руси в Константинополь, где вновь был заключен договор, в котором подтверждались статьи договора, заключенного еще в 941 году при Игоре, нет. Получается, что все события описанные летописью с 941 по 947 год на самом деле уместились не в 6 лет, а всего лишь в три года, с 941 по 943 год.

ЧТО ВИДНО И ЧЕГО НЕ ВИДНО В ЛЕТОПИСИ? Если мы смотрим на события, описанные в летописи, то видим что существует нарушение не только в последовательности описываемых событий, но и смещение этих событий во времени. Такое смещение во времени составляет четыре года. То есть, события, состоявшиеся в 941 году, записаны как события, произошедшие в 945.О существовании такого разрыва в хронологии событий в русских летописях было замечено еще в 1977 году51. Более того, было замечено, что в летописях подобные несоответствия достаточно часты: текст, в котором описываются одни и те же события, может датироваться разными дата. Была названа и причина такого несоответствия.

Во-первых, вставки, которые присутствуют в летописях, вносились разными летописцами и порой в разное время. В нашем случае можно предположить, что основной текст летописи, писавшийся Нестором - летописцев, в дальнейшем был дополнен тем же Сильвестром, который имел дополнительную информацию и посчитал нужным дополнить текст летописи этой самой информацией.

Во-вторых, разрыв в четыре года объясняется тем, что летописцы пользовались в своих взглядах на датирование событий разными эрами. Одни летописцы события датировали, используя константинопольскую52 эру, вторые – старовизантийскую53, а третьи, вообще, - антиохийскую54. Здесь интересно то, что разрыв во времени между константинопольской и старовизантийской эрами составлял как раз те самые четыре года, на которые нами и обращено внимание.

Вывод из сказанного будет такой: разница в датировке событий, произошедших на Руси в сороковые годы десятого века, связана с дополнениями и уточнениями, внесенными разными авторами, использовавшими в датировании событий разные хронологические эры55.

ОЛЬГА

Не смотря на то, что княгине Ольге (в крещении Елене, жене князя Игоря, матери князя Святослава, которой приписывается правление Русью на протяжении 20 лет), посвящено немало статей, она и по сей день продолжает оставаться одной из самых загадочных фигур Древней Руси. Точку в данном вопросе ставить рано, а мешает этому наличие чрезмерного количества вопросов, ответы на которые, увы, до сих пор отсутствуют. По большому счету жизнь княгини Ольги можно назвать Системой со множеством неизвестных.

 

Взять, к примеру, вопрос о ДАТЕ РОЖДЕНИЯ. Ни в одном источнике мы такой даты не найдем. Правда, такую дату можно вычислить, совместив между собой данные нескольких источников. Вот только насколько такое вычисление будет отражать действительность, вопрос!

Возьмем для примера "Повести временных лет", в которой имеется сообщение о дате смерти княгини - "В лЬто 647756 (969 г)". Если воспользоваться "Преложным житием Ольги", в котором записано, что умерла она в возрасте 75 лет, и из даты смерти вычесть указанную продолжительность жизни княгини, то получим год ее рождения. Таким годом будет 894 год.

Казалось бы, с датой рождения разобрались и на этом можно ставить точку. Однако, не все так просто. Если вместо "Преложного жития Ольги" воспользоваться "Мазуринским летописцем"57, то там найдем сообщение о совсем иной продолжительности жизни Ольги: "Всех же лет живота ее бяше 80, инда пишет 88 лет"58. Если попытаться вычислить дату рождения при помощи этого источника, то получим совершенно иную цифру; в этом случае датой рождения княгини будет не только 889, так и 881 год. В такой ситуации закономерно появление вопроса, а какая из этих дат верна? 881, 889 или 894 год? Правильно ли производить отчет от одной даты?

Не больше ясности и в вопросе о МЕСТЕ РОЖДЕНИЯ княгини. В одном источнике Ольга названа уроженкой города Изборска: «Егда Игорь возмужа, ожени его Олег, поят за него жену от Изборска, рода Гостомыслова, иже Прекраса нарицашеся, а Олег преименоваю и нарече во свое имя Ольга. Име же Игорь потом ины жены, но Ольгу мудрости ея ради паче иных чтяше»59.

Во втором - местом рождения княгини назван Плесков60.Но, и тут не все понятно: о каком именно Плескове идет речь - о русском Пскове или же о болгарской Плиске?

Да и со Псковом-то тумана хватает. "Житие святой великой княгини Ольги" уточняет, что родилась она в деревне Выбуты Псковской земли, которая находится в 12 км от Пскова выше по течению реки Великой.

Получается, что Ольга может быть не только уроженкой Пскова, но и Плиски, Изборска, Выбут и даже уроженкой Скандинавии, как на этом настаивают исследователи, усматривающие сходство имени Ольга со скандинавским - Helga61.

ПРОИСХОЖДЕНИЕ. Не меньше вопросов существует и по поводу происхождения княгини и ее социального статуса. Одни авторы, беря во внимание скандинавский аналог имени Ольга - Helga, отстаивают точку зрения об ее скандинавском происхождении. Правда, тут в отношении социального статуса Ольги сказать что-нибудь внятного вообще невозможно.

В другом источнике указывается на то, что Ольга происходила из рода Гостомыслова62.

В третьем повествуется о том, что Ольга была дочерью князя Олега: «Нѣцыи жє глаголютъ, ѩко ѻльгова дщєри бѣ ѻльга»63. Если вспомнить о том, что Игорь был сыном Олега, то утверждение о том, что Ольга была дочерью Олега, выглядит чем-то вроде фантазии. Безусловно, что Ольга могла происходить из рода Олега, но уж точно не из его семьи. . . в этом случае, противоречия уже не будет.

В четвертом источнике содержится запись о том, что Ольга была из болгарского княжеского рода: «Игорѧ жє ожєни [Ѻльгъ] въ Българѣхъ, поѧтъ жє за нєго кнѧжну Ѻльгу»64. 

В пятом источнике социальный статус Ольги вообще сводится до уровня обыкновенной крестьянки, понравившейся князю Игорю65: «Игорь переправляясь через реку на лодке, заметил, что перевозчиком была юная девушка. Игорь тотчас же «разгорѣся жєланіемъ» и стал приставать к ней, однако получил в ответ достойную отповедь: «Зачем смущаешь меня, княже, нескромными словами? Пусть я молода и незнатна, и одна здесь, но знай: лучше для меня броситься в реку, чем стерпеть поругание»66.

Иными словами, даже если отказаться от скандинавских корней и упоминания о деревне Выбуты, то все равно можно говорить о трех местах рождения.

ДАТА СВАДЬБЫ. Подогревает интерес в Ольге и сообщение "Повести временных лет" о дате свадьбы Ольги, а именно о 903 годе: «и приведоша ему жену отъ Плескова именемъ Ольгу»67. Сочетание такой даты с датой рождения сына Ольги - Святослава (942 год), делает такое сочетание противоестественным. Не понятно, как могла родить ребенка женщина в шестидесятилетнем возрасте?

Правда тут стоит отметить, что если опираться на "Степенную книгу"68, повествующую о том, что Ольга прожила в супружестве 42 года, то можно получить не только еще одну дату смерти Ольги – 945 год, но и еще одну дату свадьбы – 927 год. Однако с выводами спешить не будем.

Что мы имеем в итоге? А имеем мы неоднозначную информацию. С одной стороны, конечно, наличие информации – это хорошо, но вот ее избыток – всегда плохо, ибо все это только вносит путаницу и неопределенность в вопросе.

 Что можно сказать по поводу такого разнообразия дат? С одной стороны, когда удается высчитать три даты рождения, складывается такое впечатление, что речь идет не об одном человеке, а о трех. С другой стороны, когда речь заходит о месте рождения, наблюдается аналогичная картина: так же можно говорить о трех местах рождения, а значит и о трех женщинах. В третьем случае, когда речь заходит о социальном статусе Ольги, упуская из виду упоминание о незнатном происхождении Ольги, прозвучавшее из уст самой Ольги, что могло и не соответствовать действительности, так же можно говорить о трех женщинах.

Но чего нет во всех этих цифрах? А нет дат свадеб, кроме одной из них. Получается, что для того, чтобы говорить о трех женщинах, следует найти еще две даты свадеб (если это, конечно, возможно).

Но самое большое противоречие состоит в том, что заводя разговор об Ольге, все исследователи стоят на одной и той же позиции – речь у них всегда ведется только об одной и той же женщине. Ни один из них не посмел предположить, что речь может идти не об одной, а о трех женщинах, которые, по каким-то причинам, носили одно и то же имя. По этой причине, закономерен вопрос, а можно ли из всего этого разнообразия, сформировать хоть какую-то более-менее внятную точку зрения?

 

Учитывая то, что данная тема непосредственно связана с темами престолонаследия в Русской Земле и походами русов на Каспий, все вопросы, касающиеся судьбы русской княгини, придется рассматривать особенно тщательно.

Начать, лучше всего, с поиска закономерностей. Первая закономерность нами уже найдена; складывается такое впечатление, что речь идет не об одной, а о трех, женщинах, каким-то образом носивших одно и то же имя.

Для того, чтобы найти другие закономерности, требуется ключ, благодаря которому и удалось бы приоткрыть потайную дверь знаний.

Как ни странно, но ключом к данной теме является поиск ответа на вопрос о дате свадьбы княгини. Если для подтверждения правомочности высказанного утверждения следует найти дату второй свадьбы, то за этим дело не станет: стоит только вспомнить о дате рождения Святослава - о 912 годе69. Нет ничего необычного в том, что спустя 9 месяцев после свадьбы у супружеской четы рождается чадо. А раз так, то вторая свадьба должна была состояться если не в 912, то в 911 году. Безусловно, для того, чтобы сделанное допущение стало аксиомой, его следует проверить и найти доказательства. Вот этим и займемся!

ДАТЫ. Перво-наперво, ознакомимся с событиями 911-912 годов и поищем те, которые хоть как-то, можно увязать со свадьбой Игоря с Ольгой и рождением у них будущего князя - Святослава.

Такое событие действительно имеется и зафиксировано оно в "Повести временных лет" - это подписание мирного договора между Византией и Русью, в котором говорится о том, что: "В лето 6420 (912 год). Посла Олегъ мужи свои построити мира и положити ряды межи Грекы и Русью... И таково написание дахомъ царства вашего на утверждение обоему пребывати, таковому свещанию, утвержение и извещение межи вами бывающаго мира, месяца себтября въ 2, а в неделю 15, в лето создания миру 6420"70.

Что заставляет обратить внимание на данный договор? Прежде всего, дата, стоящая под договором - 2 сентября лета 6420 (912г.), которая позволяет определить не только более точное время заключения такого договора, но и дату проведения свадьбы Игоря с Ольгой и возраст невесты на момент свадьбы.

В соответствии с существующим взглядом на датировку, данное событие современными учеными, с опорой на текст летописи, однозначно фиксируется 912 годом. Однако, если вспомнить о том, что год в те времена начинался с 1 сентября, то придется такое мнение менять. Получается, что в реальности следует говорить не о 912, а о 911 годе или, как нами было показано ранее, о 911/912 годе (сентябре-декабре 911 года).

А вот для того, чтобы понять, как договор о мире с Византией, связан с рождением Святослава, читателю придется запастись терпением.

 

Как уже отмечалось, в качестве дат рождения княгинь можно рассматривать три даты, но мы пока ограничимся двумя - 894 и 881 годами.

Если говорить о свадьбе, состоявшейся в 911 году, то под нее, скорее всего, подходит невеста, родившаяся в 894 году, ибо в 911 году ей должно было исполниться 17 лет. Более того, именно эта невеста, прожив 75 лет, умерла в 969 году и именно она была матерью Святослава.

В то же время вторая дата рождения - (881 год) больше подходит для невесты, которая была уроженкой Изборска и к которой относится запись в летописи: «Егда Игорь возмужа, ожени его Олег, поят за него жену от Изборска, рода Гостомыслова, иже Прекраса нарицашеся, а Олег преименоваю и нарече во свое имя Ольга. Име же Игорь потом ины жены, но Ольгу мудрости ея ради паче иных чтяше»71. То есть, это была любимая жена Игоря. Если вспомнить о том, что первая любовь чаще всего бывает наиболее сильной, то можно предположить, что смерть Прекрасы-Ольги приходится на тот же самый год, что и смерть Игоря – на 941 год. Если мы воспользуемся данными, содержащимися в "Степенной книге"72, повествующей о том, что в супружестве Ольга прожила 42 года, то мы получим и дату свадьбы – 899/900 год. В этом случае получается, что на момент свадьбы невесте было 18 – 19 лет.

Но, как следует из текста "Повести временных лет", у Игоря была еще одна жена, свадьба с которой у него состоялась в 903 году73:«и приведоша ему жену отъ Плескова именемъ Ольгу»74. В этом случае, невеста и впрямь могла быть из того же самого рода, что и Олег75. Чего у нас нет в этом случае? А нет ни даты смерти, ни даты рождения. Но, наберемся терпения. . .

ДЩЕРЬ ТУТРАКАНА. Поскольку у нас появились новые вопросы, а вопрос о том, как договор о мире с Византией, связан с рождением Святослава, остался без ответа, уделим внимание именно дате 911 года. В этом случае у нас появляется возможность выяснить, откуда была родом Ольга, выданная замуж в 911 году, и проверить истинность легенды о том, что: "Игоря же (Олег) жени в Болгарехъ, поях за него княжну именем Олги и бе мудра вельми”.

Приведенная нами выдержка из летописи, очень хорошо увязывается с другим летописным сообщением: «…женись князь Игорь Рюрикович во Плескове, поя за себя княжну Ольгу, дщерь Тмутаркана…»76. Поскольку летопись писалась значительно позже описываемых в ней событий, в текст могла закрасться ошибка: летописцем название такого населенного пункта как Тутракан, находившегося неподалеку от Плиски, записано как Тмутаркан77.

Теперь относительно датировки. Если мы женитьбу Игоря, как и летописец, увязываем с Болгарией, то почему проверку следует проводить не по 907, а по 911 году? Ответ прост: если придерживаться текста "жени в Болгарех", то конечно, следовало бы рассматривать и вариант, когда свадьба Игоря и Ольги могла состояться именно в 907 году вскоре после похода Руси на Константинополь? Но здесь вызывает возражение не только возраст невесты, которой в 907 году должно было исполниться всего лишь 13 лет, но и ее статус. Замуж просили выдать не простую смертную, а княжну: невесту следовало подготовить, дождаться подходящего возраста, выторговать для Болгарии какие-то преференции, подумать как можно использовать такой брак во благо болгарского государства и много еще чего. Для осознания случившегося, нужно было подготовиться и сформулировать позицию. По этой причине царь Семион не мог вот так запросто взять и выдать княжну замуж, руководствуясь принципом: «Бери Боже, что нам негоже».

То есть, если о 907 годе хоть и следует заводить речь, то только как о годе помолвки и не более того.

Теперь обоснуем причину, по которой следует увязывать в одно целое свадьбу и посылку посольства Руси в Константинополь. Раз невеста в Болгарии, а жених на Руси, то для того, чтобы сыграть свадьбу, нужно было кому-то к кому-то ехать. Кому? Мог ли за невестой ехать Игорь? На наш взгляд нет. Данный шаг и Болгарией, и Византией, да и верхами Руси, должен был восприниматься не иначе как более низкий статус Руси по отношению к Болгарии: за невестой ведь ехал не простой русич, а будущий глава государства, лицо, стоявшее на вершине пирамиды власти. Поэтому свадьба могла состояться только на территории Руси. Но, в таком случае, остается или болгарам везти невесту к жениху, что опять-таки выглядит как навязывание и ставит уже Болгарию ниже Руси (на что не согласились бы сами болгары), или русам самим доставлять невесту жениху. Второй вариант предпочтительней. Жених выглядит заинтересованной стороной и тем самым происходит уравновешивание не только положения, но и интересов обеих сторон. В общем-то, так поступали все женихи и в более поздние времена. Но раз уж невесту должны были сопровождать к месту свадьбы поверенные люди жениха, то уместен и такой вопрос: как и каким образом это было сделано? А вот тут самое время вспомнить о посольстве, перед которым могла стоять задача не только заключения договора о мире с Византией, но и сопровождения невесты на Русь при возвращении домой. В таком случае остается найти подтверждение сказанному. Это лучше всего сделать, посчитав количество времени, которое посольство могло пробыть в пути. Поможет в этом "Повесть временных лет", в которой сообщается о том, что: "Ярославъ и выиде ис Киева 7 день постиже и побежи Ярославъ Брячислава - Ярослав выехав из Киева за 7 дней преодолел расстояние (от Киева до Полоцка - А.Л.) и победил Ярослав Брячислава"78.

Если учесть, что расстояние от Киева до Константинополя по Днепру и Черному морю, составляет чуть больше двух расстояний от Киева до Полоцка, то это расстояние форсированным маршем можно преодолеть дней за 20. Если же учесть, что посольство шло значительно медленнее воинов спешивших на битву, то можно предположить, что ему для того, чтобы добраться до Константинополя, требовалось дней 30. Добавим сюда еще дней 20, которые могли уйти на подписание договора. Сюда же приплюсуем еще месяц, который требовался на обратный путь и еще дней 10 на всякие непредвиденные обстоятельства. В результате получим 3 месяца. Конечно, нами взято максимальное количество времени, хотя процедура подписания могла быть значительно короче, а непредвиденных обстоятельств вообще могло и не быть. Если вспомнить о дате договора между Русью и Византией (месяца себтября въ 2, а в неделю 15, в лето создания миру 6420"79), то посольство на Русь должно было вернуться где-то к началу ноября. Если посольство шло в Константинополь и возвращалось домой одним и тем же путем, то есть, через Болгарию, то что ему могло помешать выполнить задание по сопровождению невесты на Русь? Учтем и то обстоятельство, что посольство состояло из лиц занимавших важное положение на Руси, а раз так, то невеста отбывала на Русь с почетом и в окружении знатных вельмож.

Но раз уж невеста к ноябрю-месяцу должна была появиться на Руси, и вслед за этим была сыграна свадьба, то вполне закономерным будет и рождение первенца спустя 9 месяцев после нее. То есть, ребенок должен был появиться на свет к концу "лета 6420", а если излагать суть в нашем летоисчислении, то к концу лета 912 года – в июле, августе. Сделаем проверку: "отъ перваго лета Игорева до перваго лета Святославля летъ 33 - от первого лета (от года рождения - А.Л.) Игорева до первого лета (года рождения - А.Л.) Святослава 33 года"80. Если сказанное перевести на язык цифр, то все это будет выглядеть следующим образом:

6387 + 33 = 6420 лето,т.е. 879 + 33 = 912 год.

Все сходится! Таким образом, для признания Ольги болгарской княжной у нас имеется дата приезда Ольги на Русь, обстоятельства при каких она сюда попала, а так же наличие данных, позволяющих все это проверить, то есть, дата рождения у супружеской четы сына.

Еще одним подтверждением болгарского происхождения Ольги является то, что при ней находился монах Григорий, бывший высшим болгарским духовным сановником, да к тому же бывшим еще и любимцем самого царя Симеона Великого. Без сомнения, в свите княжны были и другие представители из болгар.

Таким образом, в 911 году болгары, спустя двадцать семь лет, вновь оказались на Киевских горах.

После всего этого, можно утверждать, что еще одной женой Игоря была болгарка, уроженка города Плиска (Тутракана). Датой свадьбы Игоря с Ольгой был 911 год.

ИМЯ. Проверка версии о болгарском происхождении Ольги позволяет понять, откуда княгиня была знакома с тонкостями христианской религии, знание которых ею и было продемонстрировано после повторного крещения. Повторного крещения потому, что Болгарией христианство было принято еще в 865 году и, потому, сложно себе представить, чтобы княжна была некрещеной. В этом случае становится понятным, почему в свите Ольги, при поездке ее в Константинополь, присутствовал священник – монах Григорий.

Но тут появляется еще один вопрос, если Ольга была болгарской княжной и была крещена еще в младенчестве, то каково ее подлинное имя? Если бы имя Ольга было в святцах того времени, то данного вопроса не возникло бы, но дело в том, что в святцы это имя попало значительно позже, а это говорит о том, что имя «Ольга» болгарская княжна получила только по прибытии на Русь! Так как же звучало ее подлинное имя? Тут самое время вспомнить о крещении Ольги в Константинополе - разгадку следует искать именно там. Дело в том, что если принять это событие за непреложный факт, то появляются и ответы на отсутствующие вопросы и в частности, когда и в каком году произошло крещение Ольги в Константинополе?

Оказывается, если человек уже крещен и после этого от веры не отрекался и в другую веру не переходил, а его, тем не менее, повторно крестят, то данная процедура является не более, чем формальностью. Но тут появляется другой вопрос, может ли христианин, исповедующий православие, иметь два имени, данных ему одной и той же церковью? Нами преднамеренно не затрагивается вопрос о «постриге» - эта процедура совершенно другого порядка, нежели та, которая в данном случае рассматривается. Иными словами, может ли человек предстать пред богом с двумя именами? Вот то-то и оно, что нет! Символ Веры гласит: «…исповедую единокрещение во оставление грехов…». Но, если человек пред Богом может предстать только имея одно имя, то не является ли повторное крещение со стороны Ольги хорошо продуманным шагом? Если крещение - это хорошо продуманный шаг, то княгиня, зная данное положение и идя на это, не желая вступать в противоречие с постулатами православия, должна была позаботиться и о том, чтобы при повторном крещении, имя, полученное ею, не расходилось с тем именем, которое ей было дано в младенчестве при крещении. А раз так, то имя княгини Ольги, до ее прибытия на Русь, должно было быть тем же самым, что и во время крещения в Константинополе - Елена.

Допустим, что крещение - это хорошо продуманный шаг. Но как сделать так, чтобы при повторном крещении получить то же самое имя, что и при крещении при рождении? Оказывается, сделать это не так уж и сложно – достаточно пройти крещение в "день ангела" на который и выпадает имя Елена (или ближайший к нему день). Таким образом, человек остается чист и перед Богом и перед совестью, ибо не нарушил догматов церкви сам и других к этому не подталкивал.

Но откуда взялось имя Ольга? Как-то уж слишком сильно оно совпадение с именем князя Олега! Здесь следует вспомнить о том, что болгары имели родственные контакты с Тюркским миром. Были ли они тюрками или нет будем разбираться в следующий раз, вот только титулатура правителей и знати у болгар была если не тюркской, то из мира степей. Стоит вспомнить и о том, что имя Олг, Олга, Ольга, Олге могут быть калькой со слова Олгъ (Олгьо) или Оглу – сын, наследник. Получается, что Олга (Ольга) означает – Наследница? Наследница чего? Скорее всего, болгарского княжеского, а если точнее, царствующего рода. Случайно ли появление такого имени? Может быть запись в летописи: «а Олег преименоваю и нарече во свое имя Ольга»81подходит и для этого случая? Неспроста же Олег дал Прекрасе новое имя? А ведь неспроста! Прекраса была наследницей рода Гостомысла и получила новое имя не просто так ради забавы. По-сути, Ольга – это даже не имя, а титул. В этом случае, Олег, называя Елену Ольгой, давал ей титул «наследницы» болгарского рода и трона. Не зря народ прозвал Олега Вещим! Хитер был мужик, далеко смотрел!

А теперь вернемся к ходу событий. Болгарский царь Симеон, увлеченный идеей греко-славянской империи, после похода Руси на Константинополь, усмотрел в союзе с Русью не плохой шанс для реализации своей мечты.

С другой стороны, князь Олег, мог быть озабочен тем, что у Игоря все ни как не рождался наследник и по этой причине мог начать подыскивать Игорю невесту. Подрастающая болгарская княжна могла заинтересовать правителя Руси. В этом случае предложение Олега к болгарской стороне о женитьбе княжича на княжне не могло не последовать. Да и последовало, если исходить из текста летописи.

Симеон же в свою очередь увидел в таком предложении Олега перспективу реализации своей давней мечты, которую все ни как не удавалось воплотить.

Но Симеон таким шагом добивался еще одной цели. Выдачей Елены замуж за иноземного правителя, Симеон отсекал возможность воцарения на троне Болгарии потомков своего брата Владимира Расате82и закрепления болгарского престола за своими потомками.

Как видим, интересы сторон совпали и стороны согласились на предстоящую свадьбу. Правда, как мы заметили, интересы у сторон были совершенно разные и шли в разрез с интересами противоположной стороны: обе стороны даже и не помышляли «ложиться» под другую сторону. То есть, интересы болгарской элиты были одними, а интересы русской – совершенно другими.

Не смотря на это, Симеон надеялся на то, что ему удастся в дальнейшем, вовлечь своего зятя, а тому, в свою очередь, Русь, в сферу интересов Болгарии.

В 911 году болгарская княжна Елена, дочь князя Владимира Расате, брата царя Симеона, прибывает на Русь и становится женой князя Игоря. Некоторое время спустя у Игоря с Еленой рождается сын, получивший имя, которое до этого никогда не использовалось на Руси – Святослав. Более того, Святослава окружали и воспитывали болгарские дядьки, именно по этой причине его поведение и тактика, применяемые им во время военных походов, разительно отличалась от тех, что использовалась и применялась Русью и очень сильно напоминали тактику степняка, а не жителя лесов и рек.

Более того, сын Святослава получил имя Владимир в честь своего деда - Владимира Расате отца Елены. Кстати, такое имя на Руси до этого момента так же не использовалось. Здесь, как мы понимаем, без учета интересов Елены и ее мнения по этому поводу не обошлось.

В общем, не зря Игорь был холоден не только к Елене, гнувшей свою линию не смотря ни на что, но и к сыну Святославу.

Что мы имеем в ИТОГЕ? А в итоге мы имеем следующее.

Первая жена Игоря происходила из рода Гостомысла и была уроженкой Изборска. В девичестве эта жена Игоря носила имя Прекраса. В замужестве ее имя было изменено на Ольгу – Наследница. Датой рождения Прекрасы был 881 год 10 февраля83. Годом замужества был 900 год, датой смерти – 941/942 год.

Вторая жена Игоря была уроженкой Пскова и даже деревни Выбуты. Дату рождения этой жены Игоря, как и год смерти, мы пока назвать не можем. Зато мы знаем год ее свадьбы с Игорем - 903 год. Каким было ее имя в девичестве, пока не известно, но в замужестве она получила то же самое имя, что и первая жена Игоря – Ольга.

Третья по счету жена Игоря происходила из болгарского княжеского рода, была дочерью Владимира Расате и уроженкой Тутаркана. В девичестве эта жена носила имя Елена. В замужестве ее имя, как и имя первых жен Игоря, было изменено на Ольгу – Наследница. Датой рождения Елены было 3 июня (или 24 июля84) 894 года. Годом замужества был 911 год, датой смерти – был 969 год.

 

ПОЕЗДКА ОЛЬГИ В КОНСТАНТИНОПОЛЬ

 

Теперь настало время разобраться с датой поездки Ольги-Елены в Константинополь. Эта дата является ключевой в описываемых нами событиях. По этой причине вновь заглянем в источники.

К примеру, Константин Багрянородный, не называя года, сообщает только о днях приема Ольги в Царьграде - это 9 сентября в среду и 18 октября в воскресение. Указанные дни недели приходятся на 946 и 95785 годы.

В то же время "Повесть временных лет", называя датой поездки Ольги в Константинополь совершенно другой год - год 955 (В лето 646386), ни слова не говорит о том, в какую пору года это произошло.

Но, есть еще и третий источник - немецкая хроника "Продолжателя Регинона Прюмского", в котором вообще не названо ни года поездки, ни тем более времени года, во время которого такая поездка осуществлялась, но зато сообщается о том, во время правления какого из византийских императоров произошло данное событие: "отмечено крещение Ольги-Елены русской королевы в правление императора Романа в Константинополе"87. Хотя и тут не все понятно. Во время правления какого императора Романа происходило крещение Ольги - Романа I Лакапина, находившегося у власти с 12 декабря 919 год по 16 декабря 944 года88, или же во время правления Романа II, который правил Византией с 959 года? Получается, что если брать в качестве датировки поездки Ольги в Константинополь дату, указанную в "Повести временных лет", то получается, что такая поездка ни как не могла состояться ни в одну из дат, указанных в "Продолжателе Регинона Прюмского".

 

Для уточнения даты поездки стоит обратить внимание на одну маленькую деталь, на которую почему-то внимания ни кто не обращает: в православии при крещении человеку дается то имя, которое стоит в святцах в день его крещения. Если же на этот день имя в святцах отсутствует, то из святц берется имя, стоящее ближе к дню крещения. Учитывая то, что "день ангела" всех Елен приходится на 3 июня (по новому стилю), можно констатировать, что крещение Ольги в Константинополе произошло или 3 июня или в ближайшие к нему дни, то есть, крещение произошло или в начале лета или в первой его половине.

В таком случае следует первый вывод; сведения приведенные Константином Багрянородным о визите Ольги, ни какого отношения к крещению не имеют. Да, в общем-то, о крещении он ничего и не сообщает. Что это значит? А значит это ни много ни мало то, что ни в 946, ни в 957 годах крещения Ольги не было. Видимо у Константина Багрянородного речь шла о каком-то другом визите, который мог состояться уже после повторного крещения. По этой самой причине затею о том, чтобы считать данное событие произошедшим во времена правления императора Романа II, придется оставить. Все это позволяет нам сузить границы поиска.

Таким образом, для определения года крещения Ольги остается только время правления Романа I Лакапина. То есть, крещение не могло состояться позднее 16 декабря 944 года.

Определив верхнюю границу события, попытаемся найти и нижнюю. Для этого обратим внимание на следующий текст из "Повести временных лет": «И по крещении призва ю царь и рече ей: «хощю тя понятии жене». Она же рече: «како мя хощеши понятии, а крестивъ мя самъ и нарекъ мя дщерь? а въ крестьянехъ того несть закона, а ты самъ веси»89. Что интересного в этой выдержке? А то, что к моменту поездки в Константинополь мужа Ольги Игоря уже не было в живых. Ольга уже была вдовой. В качестве подтверждения к сказанному как раз и служит диалог между императором Романом и Ольгой. Если бы Игорь в это время еще был жив, то предложения к Ольге о замужестве от императора Романа не поступило бы. Замужнюю женщину взять в жены – дело не слыханное. Таким образом, поездка Ольги в Константинополь состоялась в промежутке между концом 941 и 16 декабря 944 года.

На том основании, что летописью крещение Ольги датируется временем, следующим за временем подавления древлянского восстания, а сама Ольга в подавлении этого самого восстания принимала самое непосредственное участие, то получается, что до завершения этих событий Ольга в Константинополь поехать тоже не могла, как не могла поехать туда и до гибели Игоря. Если до гибели мужа у нее не было оснований ехать в Константинополь, то сразу же после его гибели – времени.

Таким образом, идею с поездкой Ольги в Константинополь во время правления князя Игоря, (то есть, до 941 года), также придется оставить без рассмотрения.

Подтверждает такой вывод и текст летописи: Ольга "иде... по Деревьской земли съ сыномъ своимъ и дружиною своею, уставляющи уставы и уроки: и суть становища ея и ловищаея. И приде в городъ свой Киевъ съ сыномъ своимъ Святославомъ, и пребывши лето едино90. Как видим, после окончания операции по подавлению восстания, Ольга объезжала Древлянскую землю, устанавливая там размер дани и места ее сбора. Остаток лета Ольгой был проведен в Киеве91.

С наступлением нового года, то есть, с 1 сентября 942 года (942/943 г) "иде Олга к Новугороду и устави по Мъсте погосты и дань, и по Лузе погосты и дань и оброкы: и ловища ея суть по всей земле, и знамения и места и погосты". Таким образом, до зимы 942-43 годов Ольга была занята решением дел накопившихся внутри страны, а это значит, что до января 943 года ни о какой поездке княгини в Константинополь речи тоже идти не может. Если учесть зимние погодные условия и вспомнить о непроходимости путей и дорог в это время, то сроки поездки в Царьград придется отодвигать еще, как минимум, до средины весны или же до апреля-мая 943 года, то есть, до той поры пока не сойдут снега и ото льда не вскроются реки.

Таким образом, промежуток времени, в который и можно втиснуть поездку Ольги в Византию, составляет около полутора лет: с апреля 943 года по декабрь года 944.

Теперь, вспомним о том, что декабрь лета 6452 – это фактически декабрь 943 года, ибо год в то время начинался с 1 сентября, а не с 1 января, как сейчас. Стало быть, декабрь был четвертым месяцем, а не двенадцатым в году. Это заставляет время, отпущенное княгине Ольге для визита в Константинополь, сократить, фактически, с полутора лет до полугода: с апреля 943 – по декабрь 943 года. Таким образом, необходимость поспеть в Константинополь ко дню ангела: к 3 июня, заставляет датой отъезда в Византию назвать весну 943 года.

То, что движение по рекам начиналось уже в начале лета, подтверждает и Константин Багрянородный: «И в июне месяце, двигаясь по реке Днепр, они спускаются в Витичеву, которая является крепостью пактиотов россов, и, собравшись там в течение двух-трех дней, пока соединятся все моноксилы, тогда отправляются в путь спускаются по названной реке Днепр»92.

В поисках подтверждения высказанного утверждения, опять-таки, целесообразно, обратиться к первоисточникам. Если открыть "Повесть временных лет", то там можно прочесть следующее: "В лето 6451. Пакы приидоша на Царьградъ, и миръ створивше с Романомъ, възвратишася въсвояси. - В лето 6451. Вновь приходили в Царьград и мир заключив с Романом возвратились восвояси"93.Таким образом, получается, что в течение одного года (943) произошло два немаловажных события: первое событие – это поездка княгини Ольги в Константинополь и принятие ею там крещения, и второе событие – это прибытие в тот же Константинополь посольства Руси, требовавшего соблюдения Византией статей договора заключенного между двумя этими странами еще в 941 году. И вот тут, в поисках ответа на вопрос о дате поездки княгини в Византию, приходит еще одна интересная мысль, а что если и крещение княгини, и поездка посольства состоялись не только в один и тот же 943 год, но даже в одно и то же время? И даже более того, это было одно и то же посольство!

А почему бы и нет! Если смотреть на это с точки зрения рациональности, то это самый оптимальный шаг - и расходов меньше (а после войны лишние средства вряд ли были) и безопаснее. Что все это дает? А это дает не только возможность назвать дату поездки Ольги в Константинополь - это конец весны - начало лета 943 года, но и, тем самым, подтвердить правильность выдвинутой версии о развитии событий на Руси в 941-943 годах.

В качестве подтверждения высказанной здесь точки зрения, можно опереться на запись, оставленную потомкам, Ионой Скилицей: «И жена некогда отправлявшегося в плавание против ромеев русского архонта, по имени Эльга, когда умер ее муж, прибыла в Константинополь». То есть, из этой записи можно сделать вывод о том, что прибытие Ольги в Царьград, произошло некоторое время спустя после смерти ее мужа.

Константин Багрянородный сообщает о том, что в составе свиты Ольги было 2 переводчика, 22 посла и 44 купца. Поражает то, что количество свиты Ольги полностью соответствует количеству послов, представленных в посольстве Руси. Как не крути, но получается, что посольство возглавляла именно Ольга и ни кто иной!

Принимая за основу утверждение о том, что было одно посольство Руси, в котором Ольга принимала самое непосредственное участие, мы получаем возможность назвать причину похода славян на Бердаа все в том же 943 году, как и назвать и причину, заставившую Ольгу отправиться в столь далекий путь. Целью поездки княгини в Константинополь можно назвать что угодно, но только не крещение, да, кстати, ни в одном из первоисточников об этом и не сообщается. О том, что крещение состоялось - да, об этом повествуется, а вот о том, что оно было целью поездки – нет.

В качестве подтверждения правоты высказанного предположения о том, что Ольга была в составе посольства и играла в нем главенствующую роль, следует обратить внимание на очередность событий, приведенных в тексте летописи: "И видевъ ю добру сущу лицемъ и смыслену велми, и удивися царь разуму ея беседова к ней и рекъ ей: "подобна еси царствовати в городе семъ с нами." Она же разумевши, и рече къ царю: "азъ погана есмь, да аще меня хощещи крестити, то крести мя самъ: аще ли, то не крещуся" (И видел ее добру (красиву - А.Л.) лицом, и сообразительну очень, и удивился царь разуму ее, беседуя с ней сказал: достойна царствовать в городе этом с нами". Она же сообразив (здесь слово "сообразив" по смыслу подходит больше, нежели слово "поняв" - А.Л.) и говорит царю: "Я язычница, если хочешь меня окрестить, то крести меня (лично - А.Л.) сам: не то не крещусь"94). Это приведен официальный (общепризнанный) перевод. В то же время, хотелось бы предложить несколько иной перевод текста, который, все-таки, будет более точно отражать произошедшие события и позволит более полно понять суть происходящего: "И видел ее добру лицом и сообразительну очень и удивился царь разуму ее беседуя с ней и изрек ей: "Достойна царствовать в городе этом с нами". Она же поразмыслив, говорит царю: "Я язычница. Если хочешь меня крестить, то крести, но сам лично: еже ли нет, то не обессудь - не крещусь".

Что можно сказать о произошедшем? Фраза "да аще меня хочеши крестити" говорит о том, что предложение о крещении, прозвучавшее в ходе беседы, исходило не от императора. И более того, такого предложения от него и не поступало, просто Ольга, умело сменила тему разговора, подменив один контекст на другой. Иными словами, если все сказанное перевести на современный язык, то слова Ольги можно выразить следующим образом: «Как же ты собрался царствовать вместе со мной в Царьграде, если я не крещена? Канон запрещает! Уж не собрался ли ты меня крестить? . . Если собрался, то крестить меня придется тебе лично! Если нет, то не крещусь! Не по чину мне принимать крещение из рук человека с более низким, нежели у меня, статусом». В общем, Ольга оказалась еще той интриганкой!

Кроме того, поведение императора нельзя объяснить ни чем иным, кроме как проявлением эмоций и слова сказанные императором по поводу царствования были сказаны им вскользь, как бы, между прочим, и не более того, а вот то, что Ольга, неосторожно брошенную императором фразу, умело использовала в переговорах, это факт.

После обмена такими любезностями, переговоры пошли в нужном для Руси русле - это уже было совсем другое дело.

Да и будь целью поездки Ольги в Константинополь смена вероисповедания, то беседа об этом во время встречи пошла бы с самого начала. Мы же, как видим, данная тема была поднята только в конце встречи. На основании выше изложенного становится понятным, что целью поездки княгини в Византию было отнюдь не крещение. Но, что же в таком случае? На помощь в данном вопросе, опять-таки, приходит сопоставление.

Внимание тут следует обратить вот на что. Как известно между Ольгой и Романом I, перед тем как княгиней было принято крещение, происходила беседа. Если люди разговаривают на ту или иную тему: о погоде, о небесах, о звездах, и где отсутствуют какие-либо договоренности на будущее, то такой разговор можно назвать и беседой. Но, как только люди начинают о чем-то договариваться, пытаясь при этом устранить проблемы стоящие перед ними, то такой разговор принято называть переговорами. Наивно было бы предполагать, что Ольга проделала столь далекий путь только ради того, чтобы переброситься с императором парой фраз о погоде. Получается, что между Ольгой и Романом I шли какие-то серьезные переговоры, во время которых ни одна из сторон не желала уступать другой ни на йоту? Вопрос, о чем шли переговоры? Для получения ответа еще раз обратимся к летописи, в которой содержится следующая запись: "В лето 6451. Пакы приидоша на Царьградъ, и миръ створивше с Романомъ, възвратишася въсвояси"95. Почему внимание стоит обратить именно на эту фразу? Да потому, что как в первом, так и во втором случае, речь идет о посольствах. Сопоставив между собой два этих события: визит посольства и визит Ольги в Константинополь состоявшиеся в один и тот же год, в одно и то же время, невольно приходишь к выводу о том, что речь идет об одном и том же событии. Как ни крути, но получается, что княгиня Ольга была одним из представителей посольства. Учитывая то, что император переговоры вел лично с ней, можно сказать и о том, что переговоры происходили на высшем уровне: глава государства вел переговоры непосредственно с главой другого государства. То есть, Ольга как раз и была главой посольства. Ну, в самом деле, не мог же император опуститься до уровня посла, пусть даже и самого красивого в мире: статус – превыше всего! Равный всегда разговаривает с равным. Более того, столь высокий уровень указывает на то, что переговоры касались наивысших интересов государства.

На то, что именно Ольга и была главой посольства, указывает ее личная заинтересованность в положительных результатах таких переговоров. Но раз так, то можно назвать и причину заставившую княгиню ехать в Константинополь и принимать там крещение - это дела не только посольские, а, прежде всего, государственные.

Более точный ответ можно получить, если попробовать выявить интересы каждой из сторон в столь деликатном деле: что имела каждая сторона на начало переговоров, что получала, и что могла потерять в случае принятия того или иного решения.

Рассмотрим ситуацию, в которой находились стороны.

Как известно, Византия в ту пору, фактически, с трех сторон, была окружена врагами: с востока - арабами, с запада - Болгарией, с юга (с моря) - маврами и берберами. Положеньице у нее было не позавидуешь. В такой ситуации Византия должна была постоянно нуждаться в воинах. Появление в Империи древлян, бежавших из Руси, должно было быть воспринято положительно. Древлян, крестив и подучив военному делу можно было бы с успехом использовать в войнах, как против мусульман, так и против Болгарии, с их помощью можно было спасти положение на фронтах.

Древляне же, лишившись Родины и найдя единственное пристанище в Византии, могли стать и надежной опорой трона, ибо единственной ниточкой связывающей их с этой страной был император.

Русам важно было заполучить беглецов для расправы, чтобы всем показать, что бывает с мятежниками.

 

Таким образом, согласись император на требования русов (Ольги) о выдаче беглецов (древлян), тем самым, не только подтверждал взятые на себя Империей обязательства, зафиксированные в договоре 941 года, но и должен был распрощаться с мечтой на улучшение положения Империи на фронтах. Легко ли было императору пойти на такой шаг? Вряд ли! Стало быть, для того, чтобы не вступать в противоречие с пунктами договора, Константинополь обязан был найти не только оправдание своим действиям, но и доказать несостоятельность домогательств к себе со стороны Руси.

Все это указывает на то, что переговоры обещали быть нелегкими. Если проанализировать положение Византии, то получим и ответ на вопрос о том, где и на чем Ольга сумела продемонстрировать свои умственные способности: "и удивися царь разуму ея"96. В простой беседе о погоде и цветах можно продемонстрировать свои знания, но не ум и изворотливость. Ум можно продемонстрировать в споре, там, где приходится делать выводы, заключения и убеждать в своей правоте, там, где необходима смекалка. Ум - это умение пользоваться существующей ситуацией (или знаниями) в достижении стоящей перед собой цели (Недаром же, слова "ум" и "умение" имеют один и тот же корень!).

Учитывая сказанное, можно предположить очередность в развитии событий. Во время переговоров, все доводы Романа I Ольгой были успешно сведены «на нет». Однако, не смотря на это, император в отношении выдачи древлян оставался непоколебим. Может быть, все на этом и закончилось бы и стороны разошлись по домам при своих интересах, не оброни император фразу, которую Ольга так умело использовала в своих интересах. Расчет, сделанный княгиней, полностью оправдался. В Константинополе должны были прийти к выводу о том, что раз крестится первое лицо государства (откуда в Империи могли знать, что это не так?), то вслед за этим могло последовать и крещение остальных русов. А раз так, то, глядишь, не далеко и то время, когда вся страна станет христианской, а это, в свою очередь, будет способствовать сближению государств, которое будет происходить как посредством религии, так и культуры. В результате Русь могла стать, если не союзницей Византии, то хотя бы, по отношению к ней, нейтральным государством, что порой бывает так необходимо при решении некоторых вопросов внешней политики. Ради такой перспективы можно было и древлянами пожертвовать! Обмен для Византии выглядел не только равноценным, но даже и выгодным.

ПОСЛЕ ПЕРЕГОВОРОВ. Итог переговоров таков: Византия подтвердила условия договора 941 года со всеми вытекающими отсюда последствиями и, значит, обязана была выдать в руки Руси беглецов.

Древляне, узнав об этом, вынуждены были уйти из Империи. Единственным местом, куда они могли направиться, был Восток - Хазария.

Русь древлян не получила и, несолоно хлебавши, возвратилась домой. О том, что Ольга и посольство выдачи древлян не добились, повествует «Повесть временных лет», правда в несколько завуалированной форме: «Си же Ольга приде къ Киеву, и якоже рькохомъ, и присла к ней царь Грецкый, глаголя: «яко много дарихъ тя; ты же глаголала ми, яко аще възращаюся в Русь, многы дары послю ти, челядь и воскъ и скору, и воя многы в помощь». Отвещавши же Олга рече къ посламъ: «аще ты», рци, «такоже постоиши у мене в Почайне, якоже азъ в Суду, то тогда ти вдамъ»97.

Вместе с тем, Русь, все-таки, всем дала понять: руки у нее намного длиннее, нежели кажется, и дотянуться смогут даже до тех земель, на которые ее власть уже и не распространяется.

Вместе с тем, вопрос о княгине Ольге нельзя считать закрытым, не дав ответа еще на один вопрос: как могло получиться, что княжна Елена стала Ольгой («а Олег поименова [переименовал] ю и нарече во свое имя Ольга»98)? Можно, конечно, это объяснить тем, что имена Елена и Ольга, для русича могли быть созвучны и поэтому прижились в таком соотношении. Но с другой стороны не стоит забывать и о политических вопросах. Тому же Олегу, было важно расставить приоритеты внутри общества Русской земли и привязать отдельные родовые группы населения (род Гостомысла, болгар, русов) к власти, к княжескому роду и продемонстрировать идею их единства в пределах Русской Земли. По этой причине все жены Игоря и получали титул Наследницы – Ольга.

ПОСЛЕ КОНСТАНТИНОПОЛЯ. Для того, чтобы поставить точку в вопросе об Ольге прокомментируем сообщение Иакова Мниха о том, что: "По святем крещении си блаженая княгини Ольга живе лет 15 и угодив богу добрыми делами своими, и успе месяца июля в 11 день в лето 6477(969г.)"99. Учитывая то, что мы имеем дело с переводом, у нас нет возможности достаточно четко и точно прокомментировать указанную запись, ибо не совсем понятно, идет ли в данном отрывке речь только о княгине Ольге или же еще о ком-то? В связи с этим появляется мысль о наличии ошибки (или в переводе, или в первоисточнике). Оставим пока все так как есть и попытаемся сопоставить текст перевода сообщения Иакова Мниха с материалом написанным нами.

То есть, если мы забудем о дате 969 года, то картина, получаемая в результате прочтения сообщения Иакова Мниха, будет выглядеть следующим образом. Иными словами, если к дате вторичного крещения, то есть, к 943 году, прибавить все те же 15 лет, о которых и повествует Яков Мних, мы получим 958 год.

Что смущает в этой дате? А то, что она, по каким-то причинам, близка к дате приема, описанного Константином Багрянородным - к году957 (18 октября в воскресение). Учитывая то, что новый год в то время начинался с 1 сентября, можно допустить, что и в данном случае ошибки нет - 958 год может быть именно 957 годом. Таким образом, мы имеем два сообщения: одно о смерти княгини, а второе о приеме в Константинополе, относящиеся (приходящиеся) на один и тот же год. Так может попытаться объединить и эти два события воедино?

Но в таком случае, напрашивается вопрос, а о какой смерти идет речь, если годом смерти Ольги принято считать год 969? Но тут самое время вспомнить о том, что у Игоря была не одна, а три жены (а то и больше) и заодно о возрастах жен на момент смерти - это 75 и 80 лет, или даже 88.

С первой женой все понятно: родилась в 881 году в Изборске, умерла в 941 в возрасте 60 лет, девичье имя – Прекраса.

С третьей женой тоже все понятно: родилась в 894 году в Плиске (Болгария), умерла в 969 году в возрасте 75 лет, девичье имя – Елена.

Но, тут у нас появляется возможность кое-что сказать и о второй жене Игоря. Нами установлено, что эта Ольга была уроженкой Пскова (деревня Выбуты), умерла в 957/958 году, свадьба ее с Игорем состоялась в 903 году, прожила она 80 лет, а это значит, что родилась она в 878 году и была, по сути, ровесницей Игоря.

Вопрос о четвертой жене Игоря, которая прожила на этом свете 88 лет, мы упускаем из-за отсутствия информации.

В результате и в этом вопросе кое-что проясняется. Остается только лишь дать пояснения по поводу того, как появились даты 958 и 969 годов. Это следует объяснять тем, что, княгини, жившие в одно и то же время, носили не имена, а титулы, которые всеми воспринимаются в качестве имен.

Следует учесть и то, что Иаков Мних писал обо всем этом уже после смерти княгинь, не зная ни одной из них лично и, уж тем более, видимо, ничего не знал о первой жене Игоря. Нельзя исключать и того, что Иаков Мних для написания своего сочинения пользовался каким-то первоисточником и, возможно, что даже не одним, в связи с чем и мог перепутать что о ком писалось, о какой именно Ольге шла речь в том или ином источнике. С учетом всего сказанного, немного видоизменим перевод записи сделанной Иаковом Мнихом: "После святого крещения блаженной княгини Елены - Ольга (первая жена Игоря - А.Л.) живет лет 15 и угодив богу добрыми делами своими и умирает месяца июля в 11 день в лето 6466 (958г.)". Получается, что и у Иакова Мниха речь тоже идет о нескольких женщинах, хотя и писал он о святой равноапостольной Русской православной церкви Ольге-Елене.

 

© А. Н. Лебедев, 2000, 2019

 

 

1Литературу см.: Половой Н.Я. О маршруте похода русских на Бердаа и русско-хазарских отношениях в 943 г.//ВВ. М., 1961. Т. XX. С. 90-105.

2The Eclipse of the Abbasid Caliphate/N.T. Amedroz and D. S. Margoliouth. Oxford, 1921. Vol. 2. P. 62-64 (русский перевод: Флоровский А.В. Известия о Древней Руси арабского писателя Мискавейхи X—XI вв. и его продолжателя//Seminarium Kondakovianum. Prague, 1927. Vol. I. P. 178-182).

3Повесть временных лет. - К.: Радянський письменник, 1990. - С.64.

4Повесть временных лет. - К.: Радянський письменник, 1990. - С.66.

5Повесть временных лет. - К.: Радянський письменник, 1990. - С.66.

6Лебедев А.Н. Закон престолонаследия. См.: https://secrethistory.su/2010-zakon-prestolonaslediya.html

7Повесть временных лет. - К.: Радянський письменник, 1990. - С.66.

8Литературу см.: Половой Н.Я. О маршруте похода русских на Бердаа и русско-хазарских отношениях в 943 г.//ВВ. М., 1961. Т. XX. С. 90-105.

9Повесть временных лет. - К.: Радянський письменник, 1990. - С.68.

10Повесть временных лет. - К.: Радянський письменник, 1990. - С.68-78.

11Повесть временных лет. - К.: Радянський письменник, 1990. - С.78.

12Повесть временных лет. - К.: Радянський письменник, 1990. - С.80.

13Повесть временных лет. - К.: Радянський письменник, 1990. - С.80-86.

14Повесть временных лет. - К.: Радянський письменник, 1990. - С.86-92.

15Vae victis  [ˈwae̯ ˈwiktiːs], с латинского — «горе побеждённым». См.: Ю.С. Цыбульник. Крылатые латинские выражения. — М.:: ООО "Издательство АСТ", 2003. — С. 99—100. — 830 с. — 5000 экз. — ISBN 5-17-016376-2.

16Повесть временных лет. - К.: Радянський письменник, 1990. - С.92.

17Городище в нескольких километрах от современного города Барда в Азербайджане на р. Тертер.

18Нами здесь и дальше используются форма приставки «без», что отражает не только правильность вложенного смысла в содержание, но и правильность правописания в русском языке, которая регулировалась правилом и нормой отрицания. В форме «безпрепятственность» – «без» + «препятственность» норма отрицания присутствует, в то время как в форме «беспрепятственность» - «бес» + «препятственность» отсутствует само отрицание. По этой причине желательно вернуться к нормам русского языка, существовавшим в 19 веке.

19Повесть временных лет. - К.: Радянський письменник, 1990. - С.66.

20Юлиа́нский календа́рь — календарь, разработанный группой александрийских астрономов во главе с Созигеном. Календарь назван в честь Юлия Цезаря, по указу которого был введен в Римской империи с 1 января 45 года до н.э. Год по юлианскому календарю начинается 1 января, так как именно в этот день с 153 года до н. э. избранные комициями консулы вступали в должность. Юлианский календарь заменил старый римский календарь и основывался на астрономической культуре эллинистического Египта. В Киевской Руси календарь был известен под названием «Миротворного круга», «Церковного круга», индикта и «Великого индиктиона». Юлианский календарь в современной России обычно называют старым стилем.

21Григориа́нский календа́рь — система исчисления времени, основанная на циклическом обращении Земли вокруг Солнца; средняя продолжительность года принята равной 365,2425 суток; содержит 97 високосных лет на 400 лет. Впервые григорианский календарь был введён папой римским Григорием XIII в католических странах 4 октября 1582 года взамен прежнего юлианского: следующим днём после четверга 4 октября стала пятница 15 октября. Григорианский календарь используется в большинстве государств и стран мира. В литературе также применяется название — Новый стиль.

22Повесть временных лет. - К.: Радянський письменник, 1990. - С.230.

23Ромеи – самоназвание населения Византийской империи.

24Летописная система – григорианская система летоисчисления.

25Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов. – М.: Л.: Издательство Академии наук СССР , 1950. – С.110.

26Летописная система – григорианская система летоисчисления.

27Летописная система – григорианская система летоисчисления.

28 Никитин А. Князь Игорь «волк в овцах» // Наука и религия. - М.: Наука, 1991. - №№3-4.

29 Повесть временных лет. - К.: Радянський письменник, 1990. - С.68-78.

30 Повесть временных лет. - К.: Радянський письменник, 1990. - С.68-78

31Летописная система – григорианская система летоисчисления.

32Повесть временных лет. - К.: Радянський письменник, 1990. - С.68

33Повесть временных лет. - К.: Радянський письменник, 1990. - С.78.

34Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов. – М.: Л.: Издательство Академии наук СССР , 1950. – С.110.

35Повесть временных лет. - К.: Радянський письменник, 1990. - С.80.

36Повесть временных лет. - К.: Радянський письменник, 1990. - С.78.

37Повесть временных лет. - К.: Радянський письменних, 1990. - С.68.

38Повесть временных лет. - К.: Радянський письменних, 1990. - С.68.

39Повесть временных лет. - К.: Радянський письменних, 1990. - С.80.

40Повесть временных лет. - К.: Радянський письменних, 1990. - С.80.

41Повесть временных лет. - К.: Радянський письменник, 1990. - С.88.

42Повесть временных лет. - К.: Радянський письменних, 1990. - С.66.

43Повесть временных лет. - К.: Радянський письменних, 1990. - С.66.

44Повесть временных лет. - К.: Радянський письменник, 1990. - С.74.

45Древнерусские княжеские уставы XI-XV в. Издание подготовил Я.Н.Щапов. - М., 1976. - С.89-98

46Повесть временных лет. - К.: Радянський письменник,1990. - С.66-68.

47Повесть временных лет. - К.: Радянський письменник,1990. - С.68-80.

48Повесть временных лет. - К.: Радянський письменник,1990. - С.90-92.

49Повесть временных лет. - К.: Радянський письменник,1990. - С.92.

50Городище в нескольких километрах от современного города Бардаа в Азербайджане на р.Тертер.

51Кузьмин А.Г. . Начальные этапы древнерусского летописания. - М.: Изд-во Московского университета, 1977, - с. 406.

52Константинопольская эра, византийская эра, древнерусская эра, «от Адама», мартовский стиль — система летоисчисления «От сотворения мира», которая православными теологами относилась к пятнице — шестому дню творения, вычисленному согласно Септуагинте как 1 марта 5508 года до н. э., а впоследствии как суббота 1 сентября 5509 года до н. э. (сентябрьский стиль). Начиная с VII века, постепенно стала текущей хронологической системой в Византийской Империи и во всём православном мире, например, в Сербии и Болгарии. Использовалась, в частности, в русских летописях (с некоторыми погрешностями в 1-2 года, связанными с датами первого дня нового года и другими проблемами), а также вообще на Руси до календарной реформы Петра I в 1700 году.

53Старовизантийская эра – 5504 года от сотворения мира до Рождества Христова.

54Антиохийская эра – 5500 лет от сотворения мира до рождества Христова. Антиохийская эра — (1 сентября 5969 год до н.э.) по Феофилу, создана в 180 н.э.

55Кузьмин А. Г. Древняя Русь в IX—XI вв.

56Повесть временных лет. - К.: Радянський письменник, 1990. - С.108.

57"Мазуринский летописец". См.: Гераклитов А.А. Филиграни XVII в. на бумаге рукописных и печатных документов русского происхождения. М., 1963, стр. 204-205, №1376, №1383.

58Литаврин Г.Г. О датировке посольства княгини Ольги в Константинополь//История СССР., 1981. - №%. - С.177. См. так же: ПСРЛ.- М. 1968. Т.ХХХ1. - С.40

59Татищев В.Н. История Российская. Т. 1. М.-Л.: АН СССР, 1962. – С.111.

60Гиляров Ф. Предания русской начальной летописи. - М., 1878. - С.153-158; Татищев В.Н. История Российская. - М.,Л.,1963. -Т.1.

61Древне-скандинавское ᚼᛁᛚᚴᛅHelga. См.: Гедеонов С. Отрывки из исследований о варяжском вопросе. — Спб, 1862. — С. 198—200.

62Татищев В.Н. История Российская. Т. 1. М.-Л.: АН СССР, 1962. – С.111.

63Пискаревский летописец, Полное собрание русских летописей. — Т. 34. — М., 1978. — С. 31.

64Поздний список Повести временных лет. Архимандрит Леонид. Откуда родомъ была св. великая княгиня Ольга // Русская старина, 19/1888 июль, 215—222; Николаев В. Славянобългарският фактор в христианизацията на Киевска Русия. БАН, София, 1949, с. 101.

65Иоакимовская летопись. См.: Татищев В.Н. История Российская. Т. 1. М.-Л.: АН СССР, 1962. – С.111.

66«Степе́нная кни́га» — один из круп­ней­ших памятников русской исторической литературы XVI века, по­ве­ст­вую­щий о русской ис­то­рии с древ­ней­ших вре­мён до 1560-х гг. Она вобрала в себя значительное число произведений древнерусской книжности, иногда частично, а иногда даже полностью. Также она содержит ряд уникальных известий, достоверность которых не выяснена.

67Повесть временных лет. - К.: Радянський письменник, 1990. - С.40.

68«Степе́нная кни́га».

69Лебедев А.Н. Закон престолонаследия. См.: https://secrethistory.su/2010-zakon-prestolonaslediya.html

70Повесть временных лет. - К.: Радянський письменник, 1990. - С.48-54.

71Татищев В.Н. История Российская. Т. 1. М.-Л.: АН СССР, 1962. – С.111.

72«Степе́нная кни́га» — один из круп­ней­ших памятников русской исторической литературы XVI века, по­ве­ст­вую­щий о русской ис­то­рии с древ­ней­ших вре­мён до 1560-х гг. Она вобрала в себя значительное число произведений древнерусской книжности, иногда частично, а иногда даже полностью. Также она содержит ряд уникальных известий, достоверность которых не выяснена.

73Повесть временных лет. - К.: Радянський письменник, 1990. - С.40.

74Повесть временных лет. - К.: Радянський письменник, 1990. - С.40.

75Просьба не путать род с семьей.

76Сообщение летописца из Погодинского сборника под 1606 годом. http://svitoc.ru/index.php?showtopic=1546&p=17198

77http://svitoc.ru/index.php?showtopic=1546&p=17198

78Повесть временных лет. - К.: Радянський письменник. 1990. - С.230

79Повесть временных лет. - К.: Радянський письменник, 1990. - С.48-54.

80Повесть временных лет .- К.: Радянський письменник. 1990. - С.26.

81Татищев В.Н. История Российская. Т. 1. М.-Л.: АН СССР, 1962. – С.111.

82http://drevo-info.ru/articles/19478.html

83День ангела Ольги.

84День памяти равноапостольной Ольги, великой княгини русской.

85Рапов О.М. Русская церковь в 9-первой трети 12 века.- М.: ВШ.- 1988.- С.163.

86Повесть временных лет.- К.: Радянський письменник, 1990.- С.92.

87Перевод данного издания см.: Голубинский Е.Е. История русской церкви.- М. С.103.-Т.1, 4.1.

88Рапов О.М. Русская церковь в 9-первой трети 12 века.- М.: Ш.- 1988.- С.165.

89Повесть временных лет.- К.: Радянський письменник.- 1990.-С.94.

90Повесть временных лет.- К.: Радянський письменник.-1990.- С.92.

91Повесть временных лет.- К.: Радянський письменник.-1990.- С.92.

92См. Константин Багрянородный. Об управлении империей/Под редакцией Г.Г. Литаврина и А.П.Новосельцева. – М.: 1989. http://oldru.narod.ru/text.htm 

93Повесть временных лет.- К.: Радянський письменник.- 1990.-С.66.

94Повесть временных лет.- К.: Радянський письменник.- 1990.-С.92.

95Повесть временных лет.- К.: Радянський письменник.- 1990.-С.66.

96Повесть временных лет. - К.: Радянський письменник. 1990. - С.92.

97Повесть временных лет.- К.: Радянський письменник.- 1990.-С.96, 98.

98Иоакимовская летопись, История Иоакима — условное название выдержек из старой рукописи, опубликованных русским историком XVIII века В. Н. Татищевым в труде «История Российская» (1-й том, 4-я гл.в).

99Кузьмин А.Г. Русские летописи как источник по истории древней Руси. - С.229.

Читайте также: