ГлавнаяМорской архивИсследованияБиблиотека












Логин: Пароль: Регистрация |


Голосование:
Вам нравится наш сайт?


Отличный сайт!
Хороший сайт
Встречал и получше
Совсем не понравился





» » Почему нашу родину назвали Русью?
Почему нашу родину назвали Русью?
  • Автор: Шестаков |
  • Дата: 12-11-2017 13:53 |
  • Просмотров: 168

Андрей Шестаков, специально для сайта Тайны истории

В настоящее время наша родина называется Россия, а раньше, давным-давно, она носила название Русь. Спрашивается, откуда взялось это название и что оно означает? Может быть оно произошло от названия народа, как, например, Британия – от бритов, Франция – от франков, Германия – от германцев, а Русь – от русов?

Я решил проверить, так ли это и, первым делом, заглянул в энциклопедию: «Русь – происхождение этого слова до сих пор вызывает споры языковедов и историков. Существует несколько версий появления этнонима, из которых наиболее представительны две: т.н. «северная» и «южная». Согласно 1-й теории, слово «Русь» возникло в новгородской земле и зафиксировано здесь богатой топонимикой: Руса, Порусье, Околорусье, Русська на Волобже в Приладожье и т.д. Эти названия очерчивают первичную территорию «племенного княжения» словен новгородских, подтверждая запись «Повести временных лет»: «…прозвася Руськая земля, новгородьци». По содержанию и форме в языковом отношении «Русь» - название, возникшее в зоне интенсивных контактов славян с носителями «иних языцей» как результат славянско-скандинавских языковых взаимодействий. Первичное значение термина, по-видимому, «войско, дружина»; возможна детализация – «команда корабля, гребцы» или «пешее войско, ополчение». Славянская форма «Русь», по всей видимости, связана с финским «ruotsi» так же, как с финским «suomi» связано славянское «сумь». Жившие в Северо-Восточной Руси финские племена называли словом «ruotsi» древних шведов, приходивших на своих гребных драккарах для обмена товарами, сбора даней или грабежа. Славяне же, жившие бок о бок с финно-угорскими племенами по Ильменю, Ладоге, Верхней Волге – весью, мерей, мещерой, муромой и др., называли пришельцев варягами. Это наименование почти всегда в летописях было связано со словом «Русь» (варяго-русь). И летописная версия о призвании Рюрика новгородскими словенами использует термины «Русь» и «дружина» как взаимозаменяемые. Славянизированное скандинавское «varing», «vaering» первоначально означало вообще скандинавов, которые в качестве наёмных солдат поступали на службу к славянским князьям или византийским императорам. Бытовавшее на Балтике (не только у скандинавов, но и у поморских славян, финнов и прибалтийских племён) обозначение словом «Русь» рати, войска в Северо-Восточной Руси уже в IX в. жило совершенно самостоятельной жизнью, оторвавшись и от прибалтийско-финского, и от близкого по первичному значению скандинавского слова. На ранних этапах развития Древнерусского государства «Русь» стала обозначением ране-феодального восточного «рыцарства», защищавшего «Русскую землю», нового, дружинного по формам своей организации общественного слоя, выделявшегося из племенной среды. […] Позднее, к началу XII в. название «Русь» утратило первоначальное значение социального термина, замененного развитой и дифференцированной социальной терминологией для обозначения господствующего слоя. Дальнейшее развитие получило государственное территориальное понятие «Русь», «Русская земля», обозначающее государство, возглавленное этим слоем, объединявшим «великих князей», «светлых князей» и «всякое княжьее», «великих бояр», «бояр» и «мужей», от которых уже отделились купцы-гости. «Русь» как название широкого надплеменного дружинно-торгового общественного слоя, консолидирующего его дружину, войско, звенья административного аппарата, наполняющего города «Русской земли», безотносительно к племенной принадлежности, защищённого княжеской «Правдой роськой», - это понятие восточно-славянское. Название этого по происхождению и своему составу прежде всего славянского слоя родилось на славяно-финно-скандинавской почве, но в развитии своём полностью подчинено закономерностям развития восточнославянского общества и Древнерусского государства. В течение IX – X вв. слово «Русь» из социального переросло в этническое и стало самоназванием не только для новгородских словен, но и (после похода Олега на Киев) киевских полян, «прозвавшихся русью», а также посланцев Олега и Игоря Рюриковича, гордо заявлявших византийцам: «Мы от рода рускаго». С помощью варяго-руси возникли города в Северо-Восточной Руси: Новгород, Белоозеро, Изборск, Ладога и др., а затем путём объединения их в новое политическое целое – «(Киевскую) Русь», основой успеха которого, видимо, было более выгодное по сравнению с другими городами расположение Киева на пути «из варяг в греки». Кто владел Киевом – владел всем Поднепровьем: покорение и объединение населения Поднепровья должно было последовать само собой. Только таким образом можно объяснить, почему наименование «Русь», которое первоначально принадлежало лишь варягам, сидели ли они в Новгороде, Белоозере, Полоцке или в Киеве, именно из Киева распространилось как общее наименование для всего восточного славянства и почему именно Киев стал «матерью городов русских».

Сторонники «южной» теории связывают происхождение этнопонима «Русь» с Полянской землёй. По этой теории, имя «Русь» восходит к названию реки Рось, впадающей в Днепр южнее Киева. Первое надёжное упоминания «Русь» как этнонима относится ещё к событиям IV в. (Иордан «О происхождении гетов») в форме «росомоны» - народ Рос или «люди с реки Рось». Как отмечает Б.Н. Рыбаков, древнейшая письменная форма слова «русский» была «росьский». Видимо, сначала народ и держава назывались не Русью, а Росью (ср. росс, Россия). Согласно южной теории имя это – славянское и зафиксировано памятниками на юге державы ещё за полтысячелетия до Рюрика, поэтому ничего общего с ним не имеет. Есть ещё несколько, менее значительных теорий происхождения слова «Русь» (скифо-сарматская, водная теория: русло-рус-русский – русь и т.д.)[1]».

Автор энциклопедии не упомянул следующие теории:

Готская теория.

Слово «русь» возводится к готскому существительному *hrotps – «слава», восстанавливаемому из засвидетельствованных в письменных источниках прилагательного hrotpeigs (вин. п. мн. ч.) – «торжествующий, победоносный, славный» и ряда однокоренных слов в других германских языках.

Иранская теория.

Понимаемое как этноним слово «русь» сопоставляется с рядом названий географических объектов и этнонимов, частью засвидетельствованных, начиная с I тысячелетия до н.э., византийскими авторами в Северном Причерноморье, частью сохранившихся в топонимике до настоящего времени в Среднем Поднепровье. Устанавливается соответствие с этно- и топонимической основой иранского происхождения ruxs/roxs – «белый, светлый», ареал которой в V в. до н.э. – VI в. до н.э. охватывал Среднюю Азию, Северный Кавказ и Северное Причерноморье.

Прибалтийско-славянская теория.

Основана на существовании в западноевропейских источниках XII – XIII вв. этнонимов и названий территорий сходного со словом «русь» звучания: Rut(h)eni (Rut(h)enia), Rugi (Rugia), а также название о. Рюген. Основой для выведения слова «русь» из них – было употребление названий Rut(h)enia и Rugia для обозначения Руси, а также славянского населения о. Рюген.

Прибалтийско-славянская теория – 2.

По этой теории существовало два вида русов: русы-ободриты (прибалтийские славяне) проживавшие на о. Рюген и причерноморские русы – потомки антов. Ильменские словене (новгородцы) пригласили на княжение русов-ободритов. При объединении восточнославянских племён в единое государство – Русь, произошло слияние этих двух видов русов.

Безусловно, наибольшую известность получила «северная» или норманнская теория, поэтому рассмотрим её подробнее: «Слово «русь» рассматривается обычно как этноним и связывается с древне скандинавским корнем rotp- через финское Ruotsi. Эта теория в любой её модификации предполагает несколько этапов развития слова: а) формирование древнескандинавского исходного наименования; б) его распространение в финноязычной среде; в) его последующее заимствование восточными славянами.

а) Исходной формой финского Ruotsi считаются производные от др.-герм. глагола с и.-е. основой *егё-: др.-исл. roa, др.-англ. rowan – «грести» и др. Предлагались следующие возможные исходные формы: др.-шв. Rodhsin – название жителей области Рослаген (Roslagen<*Rotpslagen, совр. Руден – Roden) на восточном побережье Швеции из др.-герм. *rods (ср.: др.-шв. rodher – «весло, гребля».; др.-шв. композиты rodsmen, rodskarlar, rodsbyggjar, засвидетельствованные в источниках XIII-XIV вв., от др.-шв. rotper – «гребля, судоходство, плавание»; те же композиты со значением «жители проливов, шхер», т.е. жители Средней Швеции, от др.-шв. rotper – «пролив между островами, неглубокое морское пространство»; др.-шв. *rtprt «гребное судно», откуда *Rotp(r)in>Rotpslaghm (Roslagen) по аналогии со skeppslag – «округ, поставлявший в ополчение одно судно», поэтому rotpsmen=skeppslagmen.

Всё отмеченные гипотезы апеллируют к древнешведским формам, прямое обращение к которым, однако, невозможно, поскольку выделение древнешведского, как и других диалектов, произошло лишь в X-XI вв. На более ранее возникновение фин. Ruotsi по историческим причинам указывали В. Томсен и А. Погодин. Подробное фонетическое обоснование заимствования фин. ruotsi в VI-VII вв. дал С. Экбу, который показал, что исходной должна быть архаичная форма *potp(u)R или редуцированная, т.е. более вероятна для того времени *rotp(e)R, где конечное –R в силу незавершённости процесса ротацизма могло звучать как [z], а не как [г].

Представляется, что поиски конкретной словоформы, исходной для фин. Ruotsi малоперспективны из-за скудности сохранившегося древнегерманского лексикона и не имеют научной ценности, поскольку существование самого корня и его производных во всех германских языках середины I тысячелетия н.э. несомненно. Любой из композитов с первой основой rotp- мог закономерно отразиться в западнофинских языках как Ruotsi/Roots.

Комплекс значений др.-герм. *ropru- - «гребля, весло, плавание на гребных судах» проявляется во всех германских языках. В шведской рунической надписи первой половины XI в. засвидетельствовано значение «поход [на гребных судах]»: han. uas. buta. bastr. i rutpi (i rodi). hakunar – «Он был лучшим из бондов в походе Хакона». Корень *rotp- был продуктивен и как первая часть композитов (Rotpslagen, rotpskarl, rotpsmadr и др.), в том числе обозначавших участников походов. Поэтому можно предположить, что скандинавы, проникавшие ещё в довикингскую эпоху на территории финских племён, обозначали себя каким-то словом, производным от rotp-, и познакомились финны именно с этим «профессиональным» самоназванием.

б) Контакты скандинавов и населения Финляндии и Юго-Восточной Прибалтики по археологическим данным ощутимы уже с бронзового и раннего железного века и усиливаются в середине I тысячелетия н.э. Судя по погребальным памятникам, скандинавы с середины I тысячелетия проникают в Западную Финляндию и на Аландские острова, где в конце I тысячелетия формируется метисная финно-скандинавская культура,  а также на побережье современной Эстонии, где встречены погребальные комплексы второй половины I тысячелетия, близкие скандинавским. Эти контакты создавали почву для заимствования и распространения в финноязычной среде самоназвания военных групп скандинавов в форме фин. Ruotsi/эст. Roots (совр. – Швеция Ruotsalainen/rootslane – «шведы»; водск. Rotsi, лив. Ruots – «Швеция»).

[…]В качестве этнонима название получило распространение на севере и северо-востоке Европы в финноязычной среде во всяком случае к середине VIII в. Западнофинские языки устойчиво используют его как этноним для обозначения шведов. Но уже в ряде карельских и саамских диалектов этноним обнаруживает неоднозначность и используется для обозначения как шведов, так и собственно русских (ср.: др.-рус. «немцы», обозначавшее этнически различные народы Западной Европы, саам. Tara, Tarra – «Норвегия» и «Русь» и др.), т.е. пришлого, иноэтнического населения, собиравшего дань; функциональное родство затушевало для местного населения этнические различия. В языке коми – далее на восток – корень «роч-» (из общеперм. *гос, заимствованного из прибалтийско-финских языков), а также ненец, «луца» (*luatsa), эвенк, «луча», «нуча» и др. имеют единственное значение «русский», поскольку население этих областей сталкивалось только с русским колонизационным потоком.

Существование слова Ruotsi/Roots во всех западнофинских языках с единым значением свидетельствует или о его исконности, или о заимствовании его в период западнофинской языковой общности, которая относится к VI-VIII вв. н.э. Предполагаемое (на основании фонетических закономерностей развития германских языков) время заимствования слова rotps- в финские языки – VI-VII вв. – соответствует именно периоду западнофинской языковой общности.

Представлению же об исконности слова Ruotsi/Roots противоречит узость его семантики и отсутствие производных. Мягисте указал всего три слова сходного звучания и крайне узкого специализированного значение: фин. ruota – «рыбья кость, планка», откуда ruotia, ruotsia – «чистить рыбу от костей»; эст. rood, roots – «твёрдое, защищающее изнутри более слабые внешние части». Однако для двух из них (фин. ruota и эст. rood) предполагается также скандинавское происхождение, а третье (фин. ruotia) является производным от ruota.

Таким образом, середина – начало второй половины I тысячелетия н.э. с точки зрения развития германских и финских языков, а также северогерманско-финских контактов представляется наиболее вероятным временем проникновения в прибалтийско-финские языки слова rotps- в форме Ruotsi/Rootsi.

в) Третий этап развития слова связан с его проникновением в восточнославянскую среду. Представляется убедительным обоснование перехода зап.-фин. uo/oo>др.-рус. у, так как славянское у в это время было долгим гласным, фонетически ближайшим к приб.-фин. –о-, тогда как слав. –о- был кратким, очень открытым типа а~о. Этот переход поддерживается ближайшей аналогией suomi>сумь и общим соответствием др.-рус. у фин. uo/o, обнаруживаемым в финских заимствованиях из древнерусского языка (гумно>kuomina, лужа>luoso и др.)

Возможность перехода фин. ts>др.-рус. с подвергалась сомнению, так как, по мнению некоторых славистов, оно должно было отразиться не как –с-, а как –ц-.  Однако ещё А.А. Шахматов указывал, что др.-рус. –ц- было мягким звуком, не тождественным фин. -ts-, поэтому более вероятна передача последнего звуком с. Г. Шрамм, подробно рассмотревший этимологический аспект проблемы, указал два возможных объяснения перехода ts>с: 1) время образования др.-рус. –ц- не установлено, и этот переход мог осуществиться до возникновения звука –ц- в древнерусском языке; 2) если –ц- уже и существовало, то с могло возникнуть как упрощение консонантной группы -ts- (ср. vepsa>весь). Итак, переход Ruotsi> «русь» представляется в достаточной степени фонетически обоснованным.

Появление скандинавов среди финских племён Восточной Европы (от Приладожья до Верхнего Поволжья) к концу I тысячелетия н.э. совпало со славянской колонизацией этого региона. Вероятны ранние контакты всех трёх этнических компонентов в Ладоге (появление здесь норманнов датируется серединой VIII в.). Показателен смешанный характер расселения скандинавов, финно-угров, балтов и славян, не образующих в Ладоге компактных этнических массивов, финно-славяно-скандинавский контакты отмечены также в Новгороде (после 862 г., если верить летописной датировке), в конце VIII – начале IX в. на мерянском Сарском городище под Ростовом и, по-видимому, в Ярославском Поволжье (если принимать за свидетельство раннего присутствия там норманнов рунические знаки на монетах тимеревского клада последней трети IX в. Причём культура курганов Ярославского Поволжья по некоторым характерным чертам (наличие глиняных амулетов-лап и др.) близка метисной культуре Аландских островов, где эти амулеты датируются более ранним временем; вероятно, таким образом, проникновение в Верхнее Поволжье уже метисного финноскандинавского населения, встретившегося с местными поволжско-финскими племенами (меря) и пришлыми славянами.

Тесные финно-славянские этнокультурные связи засвидетельствованы и значительным числом лексических заимствований в обоих (но более – в финских) языках в эту эпоху, Ю. Миккола датирует древнейшие славяно-финские лексические связи VIII в.; Я. Калима указывает на VII в. как наиболее раннюю возможность; В. Кипарский также относит их к VII-IX вв.

Именно в этой зоне контактов встречаются хотя и немногочисленные, как показала Е.А. Рыдзевская – в противоположность мнению Р. Экблума, топонимы – производные от корня «рус-», а также гидроним – Руса (Русса) с производным Порусье, упомянутый в Воскресенской летописи в сказании о Гостомысле, которое Д.С. Лихачёв считает «возможно, весьма древним».

Таким образом, скандинавская этимология названия «русь», предполагающая следующие ступени: др.-герм. rotps- (самоназвание приплывавших на земли финнов скандинавов)>зап.-фин. Ruotsi/Roots (имеющее этносоциальное содержание)>др.-рус. русь, на всех этапах фонетически закономерна и поддерживается историческими условиями скандинаво-финно-славянских контактов VI-IX вв.[2]».

Следует отдать авторам должное – написано весьма наукообразно и солидно. Тут и неизвестные обычному человеку термины (редуцированная форма, процесс ротацизма, консонатная группа) и незнакомые фамилии (В. Томсен, С. Экбу, Г. Шрамм, Ю. Миккола, Я. Калима), всё это выглядит очень убедительно. Итак, авторы предлагают следующую схему появления слова «русь»:

а) формирование у скандинавов исходного слова (самоназвания);

б) распространение этого скандинавского самоназвания у западных финнов;

в) заимствование восточными славянами этого слова у финнов.

Говоря простым языком, получается, что скандинавы назвали себя rotps («гребцы»), западные финны, услышав это слово, переделали его в ruotsi и стали так называть не только скандинавов, но и восточных славян. Последние, в свою очередь, переделали ruotsi в «русь» и присвоили.

Предположим, что так всё и было, но тогда сразу же возникает, как минимум, два вопроса:

Первый – почему скандинавы, приплывая к финнам, вначале называли себя rotps, потом почему-то перестали это делать, а стали – шведами, норвежцами и датчанами?

Второй – почему славяне стали называть себя так же, как их называли финны, чем им (славянам) так не понравилось собственное самоназвание?

Кроме того, как справедливо заметил О. Трубачёв: «Когда нас вот уже сколько времени пытаются приучить к мысли, что и название какой-то части Швеции или шведов (?), и своё собственное имя (?) мы получили от финнов, как-то при этом даже не дают себе труда задуматься над социологическим и социолингвистическим правдоподобием этого ответственного акта. Ведь к заимствованию побуждает престиж дающей стороны. А был ли он тогда (более тысячи лет назад!) в нужном размере у небольших и вынужденно малочисленных и небогатых во всех отношениях племён примитивных охотников и рыболовов, которыми были на памяти истории (и археологии) так и не поднявшиеся до уровня собственной государственности финны (ХХ век – не в счёт)?... Значение и вес тогдашней Финляндии (если можно так назвать совокупность разнообразных островков финноязычного населения VIII – IX веков) были для этого слишком незначительны[3]».

Теперь проверим следующее содержащееся в энциклопедии утверждение: «Славяне […] называли пришельцев [шведов] варягами. Это наименование почти всегда в летописях было связано со словом «русь» (варяго-русь)». Для проверки я подсчитал количество упоминаний слов «варяги» и «русь» в трёх самых старых летописях (Новгородской 1-й, Ипатьевской и Лаврентьевской). При этом слово «русь» учитывалось в тех случаях, когда летописец имел в виду название народа, а не страны. Вот что у меня получилось: слово «варяги» использовалось 126 раз, слово «русь» - 96, совместно эти слова использовались 8 раз. Так что ни о каком «почти всегда» речь идти не может. Чтобы не быть голословным, приведу все эти 8 случаев совместного использования слов «варяги» и «русь». 

Новгородская 1-я летопись:

 «Идоша за море к варягом […] И от тех варяг, находник тех, прозвашася русь, и от тех словет Руская земля; и суть новгородстии людие до днешняго дни от рода варяжьска.»;

«И седе Игорь, княжа в Кыеве, и беша у него варязи мужи словене, и оттоле прочии прозвашася русью.»

Ипатьевская летопись:

 « Идоша за море к варягам, к руси. Сице бо звахуть ты варягы русь, яко се друзии зовутся свее, друзии же урмани, аньгляне, инеи готы, тако и си […] И от тех варяг прозвася Руская земля.»;

 « И седе Олег княжа в Кыеве, рече Олег: «Се буди мати городом рускым». И беша у него словени и варязи, и прочии, прозвашася русью»;

 « А словенеске язык и рускыи один: от варяг бо прозвашася русью, а первее беша словене; аще и поляне звахуся, но словеньская речь бе».

Лаврентьевская летопись:

 « И идоша за море к варягом, к руси. Сице бо ся звахут ти, варязи суть, яко се друзии зъвуться свое, друзии же урмане, анъгляне, друзии гъте; тако и си. […] И от тех варяг прозвася Руская земля. Новгородьци ти, суть людьее новгородьци, от рода варяжьска, преже бо беша словени»;

« И седе Олег, княжа в Киеве, и рече Олег: «Се буди мати градом руским». И беша у него варязи и словени, и прочии, прозвашася русью.»

«А словеньскыи язык и рускыи одно есть: от варяг бо прозвашась русью, а первое беша словене; аще и поляне звахуся, но словеньскаа речь бе».

Если верить летописям получается противоречивая картина. С одной стороны русь  это варяги такие же как свеи (шведы), урмане (норвежцы), анъгляне (англы), готы (жители о. Готланд) и прибыли из-за моря. С другой – говорили на славянском языке.

 Возможно, это противоречие связано с тем, что летописи, к сожалению, не могут считаться надёжными источниками информации. Дело в том, что дошедшие до нас летописи представляют собой своды, соединения предшествующих летописей с текстами, которые писали сами летописцы. Предыдущие тексты они при этом обычно редактировали. В подавляющем большинстве случаев летописцы писали не о тех событиях, свидетелями которых они были, а о событиях более раннего времени, зачастую происходивших к тому же в других местах.

Первоначальные записи делались монахами, которые вели затворническую жизнь, мало общаясь с миром. Новости попадали к ним, в основном, от странников, естественно, что они оказывались устаревшими и испорченными многократными пересказами.

Переписчики вставляли в ранние сюжеты анахронизмы, подвергали текст смысловой, стилистической, лексической и фразеологической обработкам. Каждый из переписчиков допускал ошибки, многие старались улучшить текст, сделать его более понятным своим современникам. Так в тексте появились вставки и комментарии, которые не выделялись и не помечались. Летописец был лицом заинтересованным и не просто фиксировал исторические события, а вольно или невольно их интерпретировал. Объективное воспроизведение событий его не волновало, главным были политические пристрастия и социальный заказ, когда летопись подвергалась переработке по команде сверху от князей и церковных иерархов. Неудобные факты вымарывались, пробелы заполнялись авторскими домыслами, слухами, устными историко-легендарными сказаниями, пересказами житий первых русских святых. В летопись включали отрывки документов и других летописей, их комбинировали между собой. Кроме того, из-за дороговизны пергамента и трудоёмкости работы тексты при переписке постоянно сокращали. Именно экономией места объясняется большая часть сокращений, чтобы поместить новое и более важное, опускалось старое, потерявшее свой интерес или просто уже непонятное.

Кроме того, в первоначальном летописном тексте дат не было, практически все они появились гораздо позже чем первоначальный текст. При этом, зачастую дата могла оказаться не годом самого события, а годом, когда его записали в летопись.

В результате всего этого летописи, потеряв значение достоверного источника, превратились в сложные многослойные тексты, выделить из которых истину порой бывает просто невозможно.

Теперь, узнав что представляли из себя летописи, посмотрим есть ли в них другие народы (племена) с похожими на русь названиями, то есть, кончающиеся на –ь. Оказывается, есть, а именно: весь, водь, голядь, емь (ямь), корсь, либь, пермь, самоедь, чудь (чюдь). Однако, к славянам эти народы (племена) отношения не имеют, это либо балты либо финно-угоры.

Названия славянских племён были двух  вариантов:

с суффиксом –ян-/-ан- или –ен-, например, волыняне, древляне, полочане, поляне, северяне, словене;

с суффиксом –ич-, например, вятичи, дреговичи, кривичи, радимичи, уличи.

Казалось бы это вполне убедительный аргумент в пользу неславянского происхождения названия «русь». Однако, всё не так просто, по крайней мере одно название, кончающееся на –ь и при этом относящееся к славянам, мне найти удалось, это серебь (серпь) – сербы.

 Пожалуй, пора узнать, что известно о тех, благодаря кому Русь и получила своё название: «Русы (летопис. русь или рось) – одно из северных племён, скорее всего скандинавского происхождения, владевшее на рубеже VIII и IX вв. несколькими важными пунктами на пути «из варяг в греки» и, возможно, обширной территорией в северной и северо-западной части Причерноморья. В это время они совершали морские набеги на берега Чёрного и Каспийского морей. Ок. 790 г. русы напали на укреплённый город Сурож, потом перекинулись на южный берег и в 840 г. взяли и разграбили Амастриду, вернув через 2 года, по договору с Византией, часть добычи и освободив всех пленных. […] В 852 г. русы взяли славянский город Киев. В Киеве тогда «был голод и плач великий». В 860 г. они на 360 кораблях осадили Константинополь, но через неделю сняли осаду и ушли восвояси, заключив, очевидно, с греками очень выгодный для себя мирный договор. В 864 г. русы воевали с болгарами, а в 865 г. – с полочанами. В 867 г. они вели тяжёлую войну с печенегами, посланными против них хазарами; в том же году воевали с кривичами.[…] В 909 г. на Каспии появились ладьи русов, разгромивших о. Абискун. В 910 г. русы напали на Мазандеран, но потерпели поражение и ушли. В 913 г. огромный флот русов в 500 кораблей с благоволения хазарского царя Вениамина, вошёл в Каспийское море, сразился с горцами – противниками Хазарии, но успеха не добился. Тогда русы обрушились на Ширван и Баку – союзников хазар – и опустошили всё западное побережье. Взяв огромную добычу, русы вернулись в Итиль, послали хазарскому царю его долю и расположились на отдых. Мусульманская гвардия Вениамина, с его разрешения, решила отомстить русам за кровь магометан и за пленённых детей и женщин. В 3-дневной битве утомлённые походом русы были разгромлены. Число погибших превысило 30 тыс. чел. Мусульмане в плен никого не брали. Остатки русов бежали по Волге на север, где были убиты волжско-камскими булгарами и буртасами. Это лишь несколько эпизодов, известных древним авторам о русах, которые, вероятнее всего имели в своих рядах как скандинавов, балтов или финнов, так и славян, объединяемых летописями общим названием – варяги или варяго-русь. Спустя почти 200 лет после разгрома аварами и хазарами славянского союза племён во главе с антами, на Днепровском пути стала складываться новая общность, которой суждено было объединить в единое государственное и национальное целое весь славянский восток и дать ему своё имя. Толчок к этому дали русы. Некоторые арабские источники свидетельствуют, что уже в VIII в. русы были известны на востоке как народ, обитавший на севере, вблизи Ильменского и Ладожского озёр, и у истоков Днепра и Волги. О них упоминали как об известных купцах, которые ещё до 846 г. выступали посредниками в торговле Византии с Востоком, такие арабские хронисты, как Ибн Хордадбе, ал-Истархи, Ибн Хаукаль, ал-Балхи, ал-Масуди, Ибн Русте, Гардизи и др., заимствовавшие свои сведения из какого-то, более древнего источника, возможно Муслима ал-Джерми. Всё они говорили о русах как об известном племени, некоторые упоминали, что русы обитали на севере на большом острове, окруженном болотами, что указывает на их первоначальные места обитания между Ильменем и Ладогой. Видимо, здесь, по мнению чешского историка Л. Нидерле, и помещался 1-й центр русов, пришедших из Скандинавии ещё до IX в. Это были Gardar, Gardariki или Austr, Austrriki скандинавских саг и рунических надписей, и здесь на Ладоге были их первые города Aldagen, Aldeigiuborg (Старая Ладога) и Holmgard, Ostragard (Новгород); отсюда распространилось господство русов сначала, видимо, на восток, на Белоозеро и преимущественно на Волгу, а позднее вверх по Волхову и Ловати на Днепр. Это подтверждается также данными лингвистики и археологии. При этом продвижении русов наряду со старыми образовывались новые центры, как на востоке – в Белоозере, Ростове, Муроме, Суздале, так и на юге – близ Смоленска (ср. Гнездовские курганы), в Любече, Чернигове, Вышгороде, Киеве, а также в Изборске, Турове и Полоцке на Западной Двине. Однако основное ядро русов длительное время оставалось на севере, между Ладогой, оз. Ильмень и Валдайской возвышенностью, но в результате растущей децентрализации оно ослабевало и постепенно распалось, пока, наконец, ок. 882 г. не образовалась взявшая верх военная группировка, которая во главе с двумя боярами Рюрика (умершего в Новгороде в 879 г.) – Аскольдом и Диром – обосновалась в Киеве и тем самым положила начало образованию Русского государства, которое постепенно создало не только политическое, но и национальное единство всех восточных славян с центром в Киеве – загадочным Самбатасом византийского императора Константина VIII Багрянородного. Поселения русов первоначально представляли собой сеть гарнизонов, размещённых в важнейших пунктах вдоль двух основных торговых путей: Волжского и Днепровского. Русы были объединены в хорошо вооружённые и с военной точки зрения хорошо обученные дружины, которые благодаря взаимной поддержке смогли подчинить население даже далеко отстоящих районов. Только так и можно объяснить, как им удалось овладеть такой большой страной, подчинить себе столько славянских и финно-угорских племён, чтобы сплотить их затем в единое целое. Рассказ Начальной летописи о добровольном призвании на Русь варяго-руси является лишь литературной легендой, отчасти основанной на действительной новгородской традиции, когда верхушка словен новгородских в своих междоусобицах часто использовала отряды скандинавских наёмников для победы над соперником, отчасти дополненной позднейшими домыслами, появившимися в Киеве. Этническая принадлежность русов – наиболее сложный вопрос их происхождения. Летописец явно отличает их от славян и связывает с заморскими племенами Скандинавии, с норманнами (норвежцами) и шведами. Именно скандинавские германцы и были теми, кто пришли к славянам, покорили их и, объединив, дали им своё имя, создав таким образом предпосылки для образования русской народности и Русского государства.[…] Константин Багрянородный почти всегда последовательно и чётко различал славян и русов.[…] Основные восточные источники (Ибн Фадлан, Ибн Якуб, Ибн Русте, Гардизи и др.) отличали славян от русов. В пользу скандинавского происхождения русов говорят и многочисленные имена (явно северо-германского происхождения) русских князей, бояр и их дружинников, которые приводятся в летописи (главным образом в тексте договора киевского князя Олега с византийским императором Львом в 912 г. и договора киевского князя Игоря Рюриковича с византийским императором Романом в 944 г.);[…] Несмотря на большое значение русов в развитии восточно-славянской державы, с этнической точки зрения их влияние было ничтожно. Их было слишком мало, и поэтому они вскоре растворились в море славян. Род русских князей уже в 3-м поколении отказался от языка и традиций своих отцов. Внук Рюрика получил уже имя Святослав[4]». 

Проверим утверждение о том, что: «Константин Багрянородный почти всегда последовательно и чётко различал славян и русов». Для этого обратимся к трактату «Об управлении империей», написанному византийским императором Константином VII Багрянородным (905 – 959). В нём Константин приводит названия днепровских порогов на «росском» и славянском языках: «Прежде всего они приходят к первому порогу, нарекаемому Эссупи, что означает по-росски и по-славянски «Не спи».

[…] Когда они пройдут этот первый порог, то снова, забрав с суши прочих, отплывают и приходят к другому порогу, называемому по-росски Улворси, а по-славянски Островунипрах, что означает «Остров порога» […] Подобным же образом минуют они и третий порог, называемый Геландри, что по-славянски означает «Шум порога», а затем так же – четвёртый порог, огромный, нарекаемый по-росски Айфор, по-славянски же Неасит, так как в камнях порога гнездятся пеликаны.

[…] Подступив же к пятому порогу, называемому по-росски Варуфорос, а по-славянски Вулнипрах, ибо он образует большую заводь, и переправив опять по излучинам реки свои моносиклы, как на первом и на втором пороге, они достигают шестого порога, называемого по-росски Леанти, а по-славянски Веручи, что означает «Кипение воды», и преодолевают его подобным же образом. От него они отплывают к седьмому порогу, называемому по-росски Струкун, а по-славянски Нарези, что переводится как «Малый порог»[5].

Как видим, Константин даёт либо перевод со славянского, либо описание свойств порога. Из этого видно, что тот, кто информировал Константина, плохо знал росский язык и поэтому был вынужден описывать пороги через славянский язык. Вероятно, этот текст представляет собой фиксацию, по памяти, устного рассказа путешественника. Поэтому от названий не следует ожидать точности при передаче произношения.

Теперь рассмотрим текст подробнее:

Первый порог.

Название этого порога звучит «по-росски» и по-славянски одинаково – Эссупи, что  означает «Не спи», то есть, в данном случае это явно команда, которую отдают при приближении к порогу.

Славянская интерпретация не вызывает больших затруднений – от ст.-слав. «не съпи».

Сторонники скандинавского происхождения подобрали – др.-сканд. sjouppi – «будь внимателен».

Их противники предлагают: иран. aespu – «не спать» или тюрк. аримаспы – «полуоткрытые глаза» или др. прусс. issiepti – «оскаливать».

Второй порог.

«По-росски» - Улворси, по-славянски – Островунипрах, что означает «Остров порога». Здесь мы видим простую констатацию того факта, что около этого порога есть остров.

Славянский перевод прост – от ст.-слав. «островноипрагъ» - «островной порог».

Сторонники скандинавского происхождения считают наиболее подходящим – от др.-сканд. holmfors – «островной водопад».

Их противники предлагают ещё одно славянское слово похожее на Улворси – от др. рус. «вбързе» - «быстро» или иран. ulvara – «место окружённое волнами» или др. прусс. uolvorsa – «утёс (остров) преграда (забора)» или varzyti – «ограничивать, стеснять».

Третий порог.

«По-росски» - Геландри, что означает «шум порога», славянского названия Константин не приводит. (Вообще логичнее было бы назвать порог «грохочущий или шумный» раз уж шум является основным его признаком.)

Сторонники скандинавского происхождения считают, что это название произошло от др.-сканд. gellandri – «шумящий, грохочущий».

Их противники приводят –  др. рус. гъляндрым – «парус на мачте-перекладине (перегородка для ветра)» или гълъядрыи – «шум мачты-перекладины» или др.-тюрк. кurlandi – «громыхать, грохотать».

Четвёртый порог.

«По-росски» - Айфор, по-славянски – Неасит. Константин объясняет это название следующим образом: «так как в камнях порога гнездятся пеликаны».

Славянское название скорее всего произошло от ст.-слав. «несытьнъ» - «ненасытный».

Сторонники скандинавского происхождения производят Айфор от др.-сканд. aiforr – «всегда стремительный».

Их противники привлекают др. рус. яйцевъворъ – «яйцев забор» или готск. aifrs – «внушающий страх (ужас)» или иран. afsar – «ненасытный» или ajkfars – «яйцо ребро (порог гнездовий)».

Как видим, все предлагаемые названия не имеют ничего общего с пеликанами.

Пятый порог.

«По-росски» - Варуфорос, по-славянски – Вулнипрах. По мнению Константина это название описывает порог как имеющий большую заводь.

Славянское название – от ст.-слав. «вълньныипрагъ» - «волновой порог».

Сторонники скандинавского происхождения подобрали подходящее по звучанию слово – др.-сканд. varufors – «порог скалы, выступающий из воды».

Их противники – др. рус. врановъворьць – «вороновый забор» или др. прусс. varnavoras – «ворон-забор» или иран. varufors – «широкий порог».

Шестой порог.

«По-росски» - Леанти, по-славянски – Веручи, что означает «кипение воды».

Славянское название – от ст.-слав. «вьручии» - «кипящий, бурлящий».

Сторонники скандинавского происхождения предлагают др.-сканд. leandi – «смеющийся».

Их противники –  готск. laian – «ругающийся, бранящийся» или др. рус. ланути – «лаять» или льянистий – «льющий» или  др. прусс. liejanti – «льющая» или иран. lejun – «бежать» или lyeant – «вертеть» или тюрк. эйлэну – «вращение».

Седьмой порог.

«По-росски» - Струкун, по-славянски – Напрези, что означает «малый порог».

Славянское название вероятно произошло от команды – от ст.-слав. «напрязи» - «направь».

Сторонники скандинавского происхождения предлагают др.-сканд. strukum – «узкие места реки с бурным течением (стремнины)».

Их противники – др. рус. строувенъ – «струйный» или др. прусс. striukunti – «укорачивать» или иран. sturkon – «не очень большой».

Этот случай аналогичен с четвёртым порогом – все объяснения не имеют ничего общего с приводимым Константином.

Получается, что «россы» говорили на нескольких языках: скандинавских, тюркских, готском, иранских, балтских (др. прусс.), славянских (др. рус.).

Теперь проверим утверждение о том, что: «Основные восточные источники (Ибн Фадлан, Ибн Якуб, Ибн Русте, Гардизи и др.) отличали славян от русов». Действительно, в восточных (арабских) средневековых источниках содержится много подробностей о русах. Естественно, современные авторы это использовали. Так, Е.А. Шинаков и В.Н. Гурьянов сравнили данные 16 арабских источников о русах и славянах по следующим признакам:

общая характеристика;

хозяйство (земледелие, скотоводство, торговля);

социальные отношения (иерархия управления);

религия;

погребальный обряд;

жилища,

одежда;

быт и нравы.

И вот к какому выводу они пришли: «…учитывая многослойность восточных источников, разный характер и степень достоверности их «информаторов», традиционализм схем описания народов определённого типа, становится абсолютно ясно одно: употребляя термины «славяне» и «русы», мусульманские авторы подразумевали под ними абсолютно разные в этническом и экономическом плане общности.

Это не два названия одного и того же народа, не составные части друг друга ни в этническом, ни в социальном аспекте, это два разных, хотя и тесно связанных и в чём-то взаимодополняющих друг друга народы.

[…] мы считаем возможным чисто гипотетически смоделировать характер взаимоотношений терминов «русы» и «славяне» в случаях различной этнической интерпретации последних. Предлагаемые «понимания» терминов «славяне» и «русы» не во всех моделях вытекают из того содержания, которое восточные авторы в эти термины вкладывали, тем не менее, объективности ради приведём их все.

1.Подразумевая под «ас-сакалиба» всех славян, восточные авторы распространяют на них характеристики прежде всего славян западных, точнее, лишь некоторых их регионов.

2.Тот же вариант, но описания даются на примере славян восточных, а не западных.

3.«Славяне» часть восточных славян, не охватываемая понятием «русы».

4.«Славяне» - население севера Восточной Европы (славяне плюс финны). Могли «включаться» в термин «ас-сакалиба» и другие неславянские народы (тюрки, немцы).

При соотнесении с исторической реальностью (вынужденно прибегаем к ней) в первой модели за термином «русы» теоретически могут скрываться франки, фризы, датчане, восточные славяне, часть западных славян (поморская ветвь, например).

Во второй модели «русами» могут оказаться либо часть восточных славян, либо неславянский народ, живший или активно действовавший в Восточной Европе.

В третьей – русы идентичны большинству восточных славян или вообще народов, входящих в состав «государства русов».

Четвёртая модель теоретически исключает русов из числа автохтонов Восточной Европы или соотносит их с народом, не входящим в указанный список, например, балтами.

[…] представляется возможным утверждать, что более всего не противоречит ни данным восточных авторов, ни европейским историческим реалиям модель 2, вариант 2. Не представляется столь абсурдной, как это кажется на первый взгляд, и четвёртая модель возможной реконструкции содержания термина «русы» для реалий середины IX в.[6]»

Таким образом, по мнению авторов, вероятнее всего, русы – неславянский народ, живший или активно действовавший в Восточной Европе.

Следующий аргумент: «В пользу скандинавского происхождения русов говорят и многочисленные имена (явно северо-германского происхождения) русских князей, бояр и их дружинников, которые приводятся в летописи (главным образом в тексте договора киевского князя Олега с византийским императором Львом в 912 г. и договора киевского князя Игоря Рюриковича с византийским императором Романом в 944 г.)».

 Действительно, в летописях содержится значительное количество имён русов (князей, послов, купцов). Многие историки пытались определить к каким языкам относятся эти имена. При этом не все помнят о том, что:

во-первых, эти имена попали в летописи из договоров, заключённых русами с византийцами и, в связи с этим, подверглись двойному искажению – вначале их перевели на греческий язык, а потом ещё раз уже с греческого;

во-вторых, этимология имени далеко не всегда свидетельствует о национальной принадлежности его носителя. Так, например, если мы посмотрим с этой точки зрения на этнический состав русскоязычного населения современной России, то выяснится, что у нас проживают в основном греки (Александр, Алексей, Анатолий, Андрей, Аркадий, Василий, Геннадий, Георгий, Григорий, Денис, Дмитрий, Евгений, Кирилл, Леонид, Максим, Николай, Пётр, Семён, Фёдор, Юрий), римляне (Антон, Валерий, Виктор, Виталий, Иннокентий, Константин, Павел, Роман, Сергей) и древ. евреи (Гаврила, Иван, Илья, Матвей, Михаил, Яков).

Далее я привёл имена русов, содержащиеся в летописях, дав после каждого имени вначале его объяснения сторонниками скандинавского происхождения русов (1), а потом – противниками (2).

Адолб (Адулб): 1) Adolf – «волк судьбы». 2) Кельт. athdholb – «перевоплощённый».

Адунь: 1) Audunnr – «меч судьбы».  2) Объяснений в доступной мне литературе не нашёл.

Актеву: 1) Haktjorvi – «высокий мечник». 2) Лат. оctavius – «восьмой» или тюрк. актей – «белый жеребёнок».

Акун (Якун): 1) Hakon – «повелитель». 2) Древ. –прусс. jacun – «всадник».

Алвад (Алвард): 1) Alfvald – «правитель эльфов». 2) Древ.-прусс. alwide – «знаток пива» или кельт. allwedd – «главный».

Алдан: 1) Halfdan – «полудан (полудатчанин)». 2) Тюрк. имя собственное – «быстрый, первенец, способный и др.».

Аминод: 1) Amund – «безрукий». 2) Алан. амынд – «счастливый» или кельт. amynedd – «терпеливый».

Ангивлад (Иггивлад): 1) Ingivaldr – «власть Инга». 2)  Не нашёл.

Апубкарь (Апубьксарь): 1) Не нашёл. 2) Не нашёл.

Аръфаст: 1) Не нашёл. 2) Не нашёл.

Бруны: 1) Bryn – «коричневый». 2) Древ.-прусс. brunyos – «броня» или древ.-рус. бруный – «белый, седой».

Вельмуд (Веремуд): 1) Vermund – «рука меча». 2) Не нашёл.

Воик: 1) Не нашёл. 2) Не нашёл.

Воист: 1) Не нашёл. 2) Древ.-рус. воистъ – «воинственный».

Вуефаст: 1) Buifast – «обитель силы» или vaevast – «крепкий в битве». 2) Алан. вуефаст – «советник по торговле».

Вузлев: 1) Fusleif – «решительный по жизни». 2) Др.-рус. узьлъ – «узел» или тюрк. бузлы – «ледяной».

Гомол: 1) Gamal – «старый». 2) Др.-рус. гомолъ – «ком, шар».

Грим: 1) Grim – «мрачный, ужасный». 2) Др.-прусс. grimikan – «песня».

Гуды: 1) Gude – «добрый». 2) Др.-прусс. gudde – «лес».

Гунар: 1) Gunnar – «воин битвы». 2) Из племени гуннов.

Гунастр: 1) Gunnastr – «битва богов». 2) Не нашёл.

Евлиск (Ерлиск): 1) Eflisk – «сильный». 2) Не нашёл.

Егри: 1) Eygri – «глазастый». 2) Тюрк. егри – «кривой».

Емиг: 1) Не нашёл. 2) Не нашёл.

Етон: 1) Eydan – «опустошитель» или jotunn – «великан». 2) Др.-прусс. eytune – «идущий в поход».

Ивор: 1) Ivar – «лучник». 2) Не нашёл.

Игорь: 1) Ingvarr – «воин Инга». 2) Тюрк. ингар – «большой мужчина».

Игельд (Ингельд, Инегельд): 1) Ingeld – «огонь Инга» или ingild – «битва Инга» или yggeld – «страшный огонь». 2) Тюрк. ингельды – «большой пришёл».

Иков: 1) Не нашёл. 2) Не нашёл.

Искусеви: 1) Не нашёл. 2) Не нашёл.

Истр: 1) Не нашёл. 2) Греческое название Дуная.

Каницар: 1) Не нашёл. 2) Тюрк. ganicar – «кровосос».

Карлы: 1) Karli – «свободный человек». 2) Тюрк. карлы – «снежный».

Карн: 1) Karn – «птица». 2) Кельт. kearn – «победоносный» или из племени карнов.

Каршев: 1) Karsk – «бодрый». 2) Др.-прусс. karsow – «воин» или тюрк. каршы – «крепость».

Кары: 1) Kari – «курчавый». 2) Кельт. care – «друг» или тюрк. кары – «чёрный».

Клек: 1) Klakk – «глыба» или klokr – «хитрый». 2) Др.-прусс. klekin – «медведь» или др.-рус. клекъ – «кликать».

Кол: 1) Kol – «чёрный». 2) Др.-рус. колъ – «кол».

Куци: 1) Не нашёл. 2) Тюрк. kutsi – «священный».

Либиарь: 1) Leifarr – «наследник воинов». 2) Не нашёл.

Лидул (Лидулфост): 1) Leidulf – «идущий тропой волка» или liotolf – «волчий вой». 2) Не нашёл.

Моны: 1) Mani – «лунный». 2) Не нашёл.

Мутор (Мутур): 1) Не нашёл. 2) Не нашёл.

Олег: 1) Helge – «святой». 2) Тюрк. хулуг, улуг – «великий».

Прастен: 1) Freysteinn – «камень Фрея». 2) Др.-прусс. prastian – «кабанчик» или др.-рус. простъ – «простой» или иран. parastande – «совершающий ритуал».

Роальд (Руальд): 1) Roald – «возраст славы» или ruald – «славный правитель». 2) Кельт. ald – «высокий».

Руар (Рюар): 1) Hroar – «вестник славы» или ruar – «копьё славы». 2) Не нашёл.

Рулав: 1) Hrolafr, hroleif – «наследник славы». 2) Не нашёл.

Свенстир: 1) Не нашёл. 2) Не нашёл.

Свень: 1) Svein – «парень» или sven – «из племени свенов». 2) Не нашёл.

Синько: 1) Sinka – «мешкающий». 2) Не нашёл.

Слуды: 1) Slodi – «путешественник». 2) Др.-прусс. sloyde – «толстяк» или др.-рус. слуды – крутой берег.

Стегги (Стеггисон): 1) Stig – «путешественник». 2) Др.-рус. стягы – прилаг. от стяг.

Стемид (Стемир): 1) Steinmid – «сердце камня». 2) Греч. stamitos – «выносливый».

Сфандр: 1) Svanr – «лебедь». 2) Иран. sfandiar – «созданный святым».

Cфирка: 1) Sverrir – «медведь битвы». 2) Не нашёл.

Телина (Тилен): 1) Не нашёл. 2) Не нашёл.

Тилий: 1) Не нашёл. 2) Не нашёл.

Труан: 1) Troend – «верующий». 2) Лат. trajan – «третий».

Тудков (Тудко): 1) Не нашёл. 2) Кельт. tudi – «племя, народ».

Тудор: 1) Не нашёл. 2) Не нашёл.

Тулб: 1) Не нашёл. 2) Не нашёл.

Турбен (Турберн): 1) Thorbern – «медведь Тора». 2) Не нашёл.

Турбид (Турьбрид, Турбрид): 1) Thorbert – «птица Тора» или torbergr – «помощь Тора». 2) Кельт. turbid, turbrid – «хороший».

Турд: 1) Pordr – «защищённый Тором». 2) Не нашёл.

Улеб: 1) Ulf – «волк». 2) Не нашёл.

Устин (Утин): 1) Не нашёл. 2) Лат. justus – «юстов (принадлежащий Юсту)».

Уты: 1) Не нашёл. 2) Тюрк. ута – «исполни».

Фарлоф: 1) Farlafr – «наследник опасности» или farleif – «наследник странствия». 2) Не нашёл.

Фаст: 1) Не нашёл. 2) Алан. фаст – «мудрый».

Фост: 1) Fast – «крепыш». 2) Не нашёл.

Фрастен: 1) Freysteinn – «камень Фрея». 2) Не нашёл.

Фрелав (Фрелаф): 1) Frelaf – «наследник Фрея». 2) Не нашёл.

Фрутан: 1) Frode – «умелец». 2) Иран. frotan – «тройная сила».

Фудри: 1) Tjodrekr – «великий силач». 2) Не нашёл.

Фурстем: 1) Thorsten – «камень Тора». 2) Не нашёл.

Шибрид: 1) Sigfrid – «победный мир». 2) Не нашёл.

Шихберн: 1) Sigbjorn – «медведь победы». 2) Иран. shishehborn – «прозрачный дождь».

Ятвяг: 1) Не нашёл. 2) Выходец из литовского племени ятвягов.

Итак, всего было приведено 79 имён русов, для которых историки подобрали 110 объяснения из разных языков. Сторонники скандинавского происхождения русов нашли 58 объяснений, остальные – разделились следующим образом: тюркские языки – 13, прусский - 10, древ. русский – 9, кельтский – 8, иранский -  4, аланский и латынь по 3, греческий - 2. Таким образом, доля всех языков, кроме сканд., вместе взятых составила 47%.

 Вот как объясняет подобное неравенство А. Виноградов: «Не будет большим откровением утверждение, что скандинавский «уклон» […] объясняется не только реальной доминацией северных имён среди русов, но и тем обстоятельством, что антропономика [наука исследующая имена людей. – А.Ш.] Швеции, Норвегии и Дании находится на более высоком уровне по сравнению со многими другими, в том числе европейскими странами[7]».

При внимательном изучении списка бросается в глаза наличие в нём имён, хозяев которых, может быть, и не стоит причислять к русам, например: Апубкарь, Воист, Истр, Ятвяг. В связи с этим, я составил более короткий список, включив в него имена только тех русов, которые в летописи были названы князьями, предположив, что они то уж точно были этническими русами. Вот, что получилось: Акун (Якун), Аминод, Аръфаст, Воик, Гуды, Гунар, Евлиск (Ерлиск), Етон, Игорь, Клек, Олег, Тудков (Тудко), Тудор, Тулб, Турд, Устин (Утин), Уты, Фаст. Всего – 18 имён, для которых были найдены 24 объяснения. Из скандинавских языков – 10, из других – 14. Как видим, в этом списке доля не скандинавских объяснений уменьшилась и составила 42%.

При этом, следует признать, что доля славянских объяснений в обоих списках мала и составляет 4-8%.

Подведём предварительные итоги:

Версия происхождения названия «русь» от финского ruotsi выглядит малоубедительно.

Русские летописи считали, что русь прибыли из-за моря, но говорили на славянском языке.

К славянам или финно-угорам принадлежит название племени (народа) русь - не ясно.

Константин Багрянородный различал славян и русов.

Восточные авторы, судя по всему, так же отличали славян от русов.

Только небольшое количество имён русов, из числа зафиксированных в летописях, можно объяснить из славянских языков.

Теперь посмотрим какие аргументы приводят сторонники славянского происхождения русов.

 Вначале обратимся к редко используемой историками науке – топонимике (науке, изучающей географические названия, закономерности их возникновения, развития, функционирования). Вот что эта наука говорит о русах: «Естественным является предположение о том, что они [русы] могли оставить следы своего пребывания в различных регионах в виде топонимов [названия объектов на местности] и гидронимов [названия водных объектов]. И таковые действительно были обнаружены. И не просто обнаружены – они образуют сплошной массив, который оказался весьма внушительным.

[…] Отметим, что на территории России «рус»-топонимы оказались сконцентрированы в северо-западных областях и являются продолжением польского массива, проходящего через Прибалтику и Белоруссию.

[…] Полученные результаты говорят о том, что миграция русов происходила из южнобалтийских областей и осуществлялась в основном широкой полосой вдоль побережья на восток[8]».

«…районом локализации русов следует считать исконные земли обитания западных славян, Германию и Польшу, откуда они двинулись по четырём сторонам света: на Балканы, в Скандинавию, Восточную Европу и на запад.

Дополнительным доказательством единства источника происхождения таких названий является присутствие топонимов Rus в различных отдалённых областях Испании, Италии, Норвегии и России.

Отсюда следует и ответ на главный вопрос: русы были западнославянским племенем, отсюда они и пришли на будущую Русь[9]».

«Западные славяне, в том числе и русы, проживали в тесном контакте со скандинавами. […] Взаимное влияние культур, языков и их обоюдное проникновение было очевидным. В этом и состоит причина скандинавских черт, в том числе и имён, отмечаемых у русов.

[…] Русы шли в Восточную Европу не по «приглашению», а в результате широкомасштабной миграции славянских племён по стандартным путям. Они осваивали Восточную Прибалтику, левым крылом накрыв Приильменье[10]».

Теперь о том, что говорит новая наука --  ДНК-генеалогия и вначале несколько слов о ней: «ДНК-генеалогия, наука, которая в своей основе рассматривает скорости мутаций в ДНК, и на этом основании определяет времена древних миграций, времена жизни предков групп людей (например, Рюриковичей), времена исторических событий древности, и многое другое, имеющее прямое отношение к эволюции человека, заселению им нашей планеты по регионам, а также археологии, лингвистике и генеалогическим линиям ныне живущих людей (и не только ныне живущих)[11]».

Вот что пишет по поводу происхождения Рюриковичей, которые были русами, ведущий специалист по ДНК-генеалогии А. Клёсов: «Как вариант – не норманны они были (гаплогруппа[12]N1c1), и не восточные славяне (гаплогруппа R1а), а по сути, славяне балтийские (гаплогруппа I1), прижившиеся на Дону-Донце за многие века. Вот их, своих, и позвали княжить в Новгород, тем более что у них был и боевой опыт, и умение. И не чужаки были. Племя называлось «рус».

[…] есть ещё одна версия – что варяги были носителями гаплогруппы R1а. По сути, картина схожая – многие славяне гаплогруппы R1а ушли на Запад, в Скандинавию, в середине-конце I тыс. н.э., но многие продолжали возвращаться, торговать, ходить по Волжско-Каспийскому пути, и возвращаться к себе на острова Балтики – Рюген, Готланд, Аландские острова. Имена могли уже иметь скандинавские, но продолжать быть славянами, говорить на том же языке, что и новгородцы и староладожцы. Видимо, заслужили уважение и признание. Кого-то из них и призвали княжить, с дружиной[13]».

«…предками Рюриковичей были никакие не шведы, а наиболее вероятны славяне, представители южно-балтийской ветви…[14]».

Однако, насколько мне известно, историки до сих пор не сумели найти среди южно-балтийских славян племя (народ) под названием «русь». (В европейских источниках упоминаются, по крайней мере, пять племён балтийских славян названия которых, хоть и отдалённо, но похожи на «русь», а именно: радгощане (ратаре), раны (руяны), рароги, редари, резане (речане).

Кроме того, если русы носили в основном скандинавские имена и говорили, по всей видимости, всё-таки на языке заметно отличавшемся от др. русского, то можно ли считать их славянами? Мне могут возразить, что язык, например, чехов сильно отличается от языков русских, украинцев, белорусов, но тем не менее они славяне. Однако, историки утверждают, что в те времена, славянские языки отличались друг от друга в значительно меньшей степени, чем в наше время.

Мне представляется, что ни одна из существующих в настоящее время теорий происхождения русов не может ответить на всё вопросы, которые возникают у каждого, кто попытается разобраться в этом запутанном вопросе.

Итак, с сожалением приходится констатировать, что в доступной мне литературе не удалось найти однозначного и бесспорного объяснения происхождения как названия Русь, так и самих русов. Естественно, я далеко не первый кто пришёл к подобному выводу: «…проблема происхождения и начала Руси не решена, противоречия не устранены…[15]». «Причин для этого две: фактов не хватает, несмотря на вековые плодотворные поиски; имеющиеся факты сильно противоречат друг другу. Никому пока не удалось создать концепцию, в которую бы непротиворечиво уместился бы весь накопленный исторический материал[16]».

 



[1] Славянская энциклопедия. Киевская Русь – Московия: в 2 т. Т. 2 М., 2005. С. 287

[2]  Мельникова Е., Петрухин В. Обзор гипотез о происхождении термина «русь» (комментарии к книге Константина Порфирогенита «Об управлении Империей»). На сайте: www.ukrhistory.narod.ru

[3] Трубачёв О.Н. К истокам Руси. Народ и язык. М., 2013. С. 79

[4] Славянская энциклопедия. Киевская Русь – Московия: в 2 т. Т. 2 М., 2005. С. 286

[5] Древняя Русь в свете зарубежных источников. Том 2: Византийские источники. М., 2010. С. 164

[6] Шинаков Е.А., Гурьянов В.Н. «Славяне» и «русы» IX начала Х вв.: сравнительный контентанализ «восточных» источников. На сайте: www.kopyo.com

[7] Виноградов А.Е. Русская тайна. Откуда пришёл князь Рюрик? М., 2013. С. 330

[8] Курбатов В.А. Тайные маршруты славян. М., 2007. С. 320

[9] Там же. С.328

[10] Там же. С. 330

[11] Клёсов А.А. Происхождение славян. ДНК-генеалогия против «норманнской теории». М., 2013. С. 293

[12] Гаплогруппа – группа схожих гаплотипов имеющих общего предка, у которого произошла мутация, унаследованная всеми потомками. Гаплотип – совокупность аллелей на локусах одной хромосомы.

Аллели – различные формы (значения) одного гена, расположенные в одинаковых участках (локусах) гомологичных хромосом и определяющие альтернативные варианты развития одного признака.

[13] Клёсов А.А. Происхождение славян. ДНК-генеалогия против «норманнской теории». М., 2013. С. 214

[14] Там же. С. 365

[15] Кутузов Е.Н. Варяги. Славяне. Русские. М., 2013. С. 7

[16] Там же. С. 6

Читайте также: