ГлавнаяМорской архивИсследованияБиблиотека












Логин: Пароль: Регистрация |


Голосование:
Вам нравится наш сайт?


Отличный сайт!
Хороший сайт
Встречал и получше
Совсем не понравился





» » » Крым в составе Российского государства (конец XVIII - первая половина XIX в.)
Крым в составе Российского государства (конец XVIII - первая половина XIX в.)
  • Автор: Malkin |
  • Дата: 12-11-2017 11:07 |
  • Просмотров: 168

Докт. ист. наук Индова Е. И. и докт. ист. наук Кабузан В. М.

Из сборника «Крым: прошлое и настоящее», Институт истории СССР АН СССР, 1988

Заключение Кючук-Кайнарджийского договора с Россией не означало полного отказа Турции от притязаний на Крымский полуостров. Османская империя накапливала военные силы, вела сложную дипломатическую игру с европейскими державами. Интересы последних смыкались с планами Стамбула, не желавшего утверждения России на крымском побережье Черного моря.

В 1787 г. османский флот поднял паруса и направился к Крымскому полуострову. Наряду с турецкими командирами на этих морских кораблях находились английские и французские офицеры. Первый генерал-губернатор Таврики, граф Потемкин, поручил организацию военной обороны полуострова А. В. Суворову. Отсутствие русского флота на Черноморском побережье Крыма диктовало план военных действий на укрепленном побережье. А. В. Суворов принял энергичные оборонительные меры, сосредоточив на берегу все артиллерийские батареи.

В сентябре 1787 г. османская армада начала высадку турецких матросов и солдат на Кинбурнской косе. Подпустив вражеский десант на близкое расстояние, русская артиллерия нанесла большой урон войскам противника. А. В. Суворов, тяжело раненный в сражении, повел солдат и матросов в решительный бой. Турецкий десант был смят и отброшен, но султанский флот продолжал блокировать побережье Крыма.

В июле 1788 г. небольшая русская эскадра под командованием Ф. Ф. Ушакова нанесла поражение турецкому флоту. Победа в неравном сражении над армадой османских кораблей знаменовала рождение молодого Черноморского флота России. В то же время это было начало длительной борьбы на море двух государств, завершившейся отказом Турции от Крыма.

Присоединение Крыма к России, несмотря на ее феодально-абсолютистский строй, объективно способствовало прогрессивным сдвигам в различных сферах жизни этого древнего благодатного края. Наступление мирной обстановки, прекращение опустошительных войн и набегов, ликвидация рабского труда благотворно сказались на экономике Крыма. Открылись широкие возможности для восстановления и роста городов, развития торговли, хозяйственного освоения необъятных просторов Северного Причерноморья.

Согласно указу от 2 февраля 1784 г., на территории бывшего Крымского ханства учреждалась новая Таврическая область, преобразованная в 1802 г. в губернию. Вместо прежних наместничеств (каймакамств) создавалось 7 уездов, из которых 5 (Симферопольский, Левкопольский, а с 1787 г. и Феодосийский, Евпаторийский и Перекопский) уездов располагались в пределах самого полуострова. В 1837 г. из Симферопольского уезда выделился новый — Ялтинский уезд, после чего административное деление края почти не изменялось вплоть до 20-х гг. XX в.

В конце XVIII в. в Крыму насчитывалось более 100 тыс. жителей, причем наряду с татарами здесь обитала часть ногайцев, греков, армян и представителей других народов. Около 31 тыс. человек христианского вероисповедания (как отмечалось выше) нашли себе убежище в Северном Причерноморье. Имела место и крупная стихийная миграция в Турцию татар и ногайцев, главным образом недовольных сменой феодалов, за которыми последовали и зависимые от них крестьяне. Несмотря на это, оставшиеся в Крыму татары составляли в 90-х гг. ХУП! в. большинство местного населения.

В конце XVIII — первой половине XIX в. население Крымского полуострова быстро увеличивалось, пополняясь новыми переселенцами, в основном русскими и украинцами. Рост населения произошел и за счет части татар и ногайцев, вернувшихся после мытарств из Турции. Характерной чертой Крыма был относительно высокий удельный вес горожан и сравнительно быстрое развитие морских портов. После вхождения Крыма в состав России увеличилось население Евпатории, Ялты, Феодосии, был основан Севастополь. В 1792 г. в Бахчисарае проживало 5,4 тыс. человек, в Евпатории — 3,4 тыс., в Карасубазаре —3,1 тыс., в Симферополе—1,6 тыс. Городское население Таврической губернии в 1827 г. составляло 21 409 душ обоего пола, т. е. увеличилось в целом на 17%. Рост городов происходил главным образом за счет купечества и мещанского сословия.

Население Крыма пополнялось и за счет крестьян, а также части помещиков из Центральной России, Белоруссии и Украины. Подавляющее большинство из них получило или купило у государства земли, оставленные бежавшими из края вместе с турками местными беями и мурзами. В составе местных жителей появились затем немцы, болгары, венгры, молдаване, литовцы и представители других народов. Таврическая губерния постепенно стала одной из многонациональных окраин Российского государства.

После вхождения Крыма в состав России коренным жителям полуострова была предоставлена свобода передвижения и вероисповедания, они были освобождены от воинской повинности. Однако в начале XIX в. было создано четыре татарских полка из добровольцев, которые несли охрану внутреннего порядка. В период всеобщего подъема патриотизма во время Отечественной войны 1812 г. два воинских подразделения крымских татар участвовали в Бородинском сражении. Перекопским полком командовал подполковник Ахмет-бей Хункарович, во главе Симферопольского стоял полковник Бегильдеев.

Правительственным указом от 22 февраля 1784 г. татарской феодальной знати были предоставлены права российского дворянства. Основная масса беев и мурз, как и русские помещики, получила земли. Татарские муллы и другие представители мусульманского духовенства были освобождены от уплаты налогов. Царское правительство шло на такие меры, желая избежать недовольства местного населения и ослабить воздействие протурецки настроенных элементов. Серией законодательных актов татарские и ногайские поселяне были приравнены по своему положению к различным категориям крестьян Российской империи. Согласно постановлению от 22 ноября 1827 г., татарское население имело по закону право собственности на движимое и недвижимое имущество. Крестьяне, помимо государственных, или казенных, могли свободно продавать и закладывать свои земли. Татарские поселяне, обрабатывавшие помещичьи наделы, имели право оставлять их после выполнения договорных условий и переходить к другим помещикам или на казенные земли.

Татарское крестьянство, как и основная масса русских, украинских и других переселенцев, было неоднородным. Значительная масса сельского населения не имела собственных наделов и вынуждена была арендовать земли у помещиков, беев и мурз. Землевладельцы нередко завышали размеры арендной платы, нарушали условия договоров по обработке земли на определенный срок. Многочисленные злоупотребления помещиков и местных феодалов вызывали жалобы крестьян, для разбора которых создавались особые административные комиссии.

Несколько в лучшем положении по сравнению с помещичьими находились государственные крестьяне, составлявшие более многочисленную категорию сельского населения Таврической губернии. Казенным поселянам, наделявшимся государственной землей, дозволялось заниматься также виноделием, ремеслами, добычей соли, ловлей рыбы и свободной торговлей. В 1827 г. они составляли 173 тыс., а в 1858 г. превышали 260 тыс. душ мужского пола. В состав государственных крестьян входили помимо казенных поселян казаки, отставные солдаты, чиновники и т. д. Относились к государственным крестьянам и крымские татары, но значительная их часть работала на помещиков, беев и мурз.

Положение основной массы местного и пришлого крестьянского переселенческого населения было довольно трудным. Неграмотных крестьян часто обсчитывали, бюрократы-чиновники пренебрежительно относились к простому народу, его чаяниям и запросам. Все это порождало объективные экономические и социальные предпосылки для борьбы против самодержавия и устоев крепостнического строя.

В конце XVIII — первой половине XIX в. основным занятием населения северных районов Таврической губернии было скотоводство. Преимущественное направление в животноводстве имело коневодство и овцеводство. В южных областях полуострова было издавна развито садоводство и виноградарство. В начале XIX в. в сельском хозяйстве края происходило увеличение посевных площадей, но это не привело к резкому возрастанию производства зерна и других культур. Недостаточный уровень агротехники, периодические засухи и неурожаи мешали быстрому росту местного земледелия.

В общем неравномерным было и развитие скотоводства из-за его во многом экстенсивного характера, периодической бескормицы и падежа скота.

В начале XIX в. был проведен ряд мероприятий в области садоводства и виноградарства в Таврической губернии. Местные власти пригласили садоводов из Германии, открыли виноградарское училище в Судаке (1804), заложили Никитский ботанический сад в окрестностях Ялты (1812). Благодаря энергичным мерам к середине XIX в. наблюдается определенный сдвиг в сельском хозяйстве, рост урожаев в огородничестве и других отраслях земледелия.

Развитие местного земледелия и скотоводства, разумеется, было неравномерным и сопровождалось подъемами и спадами. Несмотря на это, Крымский полуостров за сравнительно короткий срок начал превращаться из малонаселенного разоренного края в регион с прогрессирующим хозяйством и торговлей.

В конце XVIII — первой половине XIX в. определенное развитие получает и обрабатывающая промышленность Таврической губернии. Причем здесь более, чем в других областях России, она была тесно связана с переработкой сельскохозяйственного сырья. Местные промыслы и ремесла были преимущественно размещены в городах и носили характер домашних кустарных заведений. В конце 20-х гг. XIX в. в материковых районах губернии распространяется мануфактурное производство, в основном суконные фабрики с вольнонаемными рабочими. Немаловажное значение имела добыча соли, достигшая вскоре 15 млн пудов в год. Через крымские порты шло большое количество товаров: шерсть, вина, фрукты, хлеб, скот, рыба, соль, ковры, сафьяны и т. д.

Развитие сельского хозяйства, зарождение мануфактуры, втягивание в орбиту всероссийского рынка имели важное значение для Крыма. Вместе с этим происходило дальнейшее разложение натурального хозяйства, что вело к расслоению, обеднению и разорению народных масс не только села, но и города. Трудящиеся слои, доведенные до крайней нужды, поднимались на борьбу против крепостных порядков и их самодержавной опоры. В Таврической губернии в первой трети XIX в. произошли крупные волнения, порожденные насилием и эксплуатацией простого народа.

В 1783 г., после вхождения Крыма в состав России, на берегу Ахтиарской бухты была заложена Севастопольская крепость. Город стал со временем крупным портом и опорной базой русского флота на Черном море. В конце 20-х гг. XIX в. быстро росший Севастополь насчитывал около 30 тыс. жителей. В городе имелось немало солдат, матросов, ремесленников, мастеровых, обслуживавших Черноморский флот. Основная часть этого простого люда обитала в Корабельной и Артиллерийской слободках, причем была связана также с рыболовством, огородничеством, чем занимались в основном женщины и подростки.

В 1828 г. царские власти издали указ о карантине в связи с эпидемией чумы, распространившейся в Причерноморье. Севастополь был окружен цепью солдат, что ограничило возможность заниматься морскими промыслами и бахчеводством. Положение в городе значительно ухудшилось летом 1829 г., после введения более строгих карантинных мер. Эти меры распространялись на семьи рабочих, мастеровых, солдат и матросов и не затрагивали богачей и аристократическую знать. Прекратившийся из деревень подвоз сельскохозяйственного продовольствия вызвал страшный голод и лишения среди народа.

Царские чиновники, купцы-подрядчики беззастенчиво наживались на поставках муки и других продуктов, присваивая себе крупные суммы. Жителей слобод, подозреваемых в болезни (хотя в городе не было известно ни одного случая заболевания чумой), сгоняли в особые карантинные бараки. Ослабленных голодом и лишениями «простолюдинов», принимаемых нередко за «чумных больных», почти заживо закапывали в ямы. Между тем жившие в самом городе помещики, торговцы, генералы, весь городской «свет» предавались безудержным пирам и забавам.

В 1830 г. слободские женщины с детьми напали на мортусов — «санитаров» (набраны они были из уголовных элементов), учинявших насилия. Матросы, докеры, портовые рабочие, солдаты набросились на дом военного губернатора Севастополя генерала Н. А. Столыпина и убили его. Власть в городе перешла в руки восставшего народа, во главе которого стал военный совет («добрая партия»). Четыре дня Севастополь был в руках повстанцев, поддержанных моряками боевых кораблей.

Однако среди народных руководителей не было единства, они проявили нерешительность, и восстание было подавлено. Расправа была зверской, вожди движения (Иванов, Пискарев, Шкуропелов и др.) были приговорены к смерти. Большое число повстанцев было сослано на каторгу, а жители Корабельной и Артиллерийской слобод высланы в Архангельск. Народное восстание 1830 г. в Севастополе было одной из прелюдий грядущих революционных битв в Крыму.

 

Читайте также: