ГлавнаяМорской архивИсследованияБиблиотека












Логин: Пароль: Регистрация |


Голосование:
Вам нравится наш сайт?


Отличный сайт!
Хороший сайт
Встречал и получше
Совсем не понравился





» » Советские спецслужбы и охота на «Ворона» 1943 г.
Советские спецслужбы и охота на «Ворона» 1943 г.
  • Автор: Vedensky |
  • Дата: 04-06-2017 12:40 |
  • Просмотров: 208

генерал Андрей ВласовРазвертывание Власовского движения и проведение со­ответствующих пропагандистских мероприятий на фрон­те и в тылу привлекало пристальное внимание советских органов госбезопасности. Советская сторона адекватно оценивала потенциальную угрозу «морально-политичес­кому единству социалистического общества», заключавшу­юся в возможном изменении репрессивной восточной по­литики на оккупированных территориях, создании полит тического антисталинского центра и перспективном формировании РОА. В рамках оперативных мероприятий А. А. Власову был присвоен псевдоним «Ворон». С весны 1943 г. предпринимались многочисленные попытки физи­ческой ликвидации Власова. Очевидно, успех покушения, по замыслу организаторов, должен был повлечь развал РОА, деморализовать ее командный состав. Представление о мас­штабах развернувшейся «охоты» на «Ворона» дает документ за подписью наркома госбезопасности В. Н. Меркулова и адресованный на имя И. В. Сталина. Также докладная записка рассылалась для ознакомления Л. П. Берия и В. М. Молотову109.

В марте 1943 г. среди членов Русского Комитета чекис­ты установили бывшего 2-го секретаря Ростокинского рай­кома партии г. Москвы бригадного комиссара Г. Н. Жилен­кова, редактировавшего газету «Доброволец». Для изучения возможности вступления в контакт с Жиленковым в целях его последующей вербовки и возможного привлечения к ликвидации «Ворона», в район Псков - Порхов была забро­шена оперативная группа НКГБ СССР майора госбезопас­ности Корчагина. Корчагин имел письмо от жены Жилен­кова - 3. Б. Веселовской, проживавшей в Москве. Меркулов писал Сталину: «Письмо жены должно было напомнить Жиленкову о семье, в целях склонения его к принятию на­ших предложений участвовать в ликвидации ’’Ворона”, убедить Жиленкова, что семья его пока не репрессирована и что от его поведения будет зависеть ее судьба»по. В слу­чае если бы Жиленков отказался участвовать в убийстве Власова, в качестве исполнителей теракта предполагалось использовать группу бывших бойцов и командиров Испан­ской республиканской армии из трех человек во главе с капитаном Ф. Гуйльоном, приданную группе Корчагина. Раз­работка Жиленкова не удалась, хотя она велась целый год и ему отводилась важная роль в покушении на Власова. В пользу вышесказанного говорит тот факт, что Г. Н. Жилен- ков был приговорен заочно к расстрелу Особым Совеща­нием при НКВД СССР только 8 апреля 1944 г., хотя, напри­мер, Ф. И. Трухина осудили к высшей мере наказания 8 де­кабря 1942 г., а А. А. Власова - 24 февраля 1943 г.111

Забрасывались группы НКГБ СССР и в другие города, которые в апреле - июне 1943 г. посещались Власовым. В Смоленск прибыл старший лейтенант госбезопасности Волков. Ему были переданы агенты, знавшие немецкий язык, связи смоленской резидентуры и опергруппа НКГБ в количестве 22 человек под командованием старшего лей­тенанта госбезопасности Погодина, оперировавшая в рай­оне Невеля. Управлением НКГБ по Смоленской области в район Рославля перебрасывалась группа А. А. Скобелева из 5 человек, в Руднянский район Смоленской области - агент с радисткой. В Белоруссии в операции по «Ворону» при­нимали участие 7 резидентур из 27 осведомителей. Непос­редственное выполнение задания возлагалось на Минскую группу подполковника госбезопасности С. В. Юрина, рас­полагавшую связями в Минске. Юрину придавались 4 опер­группы НКГБ общей численностью 37 человек. Помимо этого НКГБ БССР в район Орша - Борисов направлялась группа из 5 человек подполковника госбезопасности Сотикова, ему подчинялись группы НКГБ Ф. А. Соляника и Д. Н. Рудина общей численностью 55 человек. Задания о подготовке терактов против Власова передавались оперг­руппам НКГБ Лопатина (в районе Борисова), Малюгина (в районе Жлобин - Могилев), Неклюдова (в районе Виль­но - Молодечно), Рабцевича (в районе Бобруйск - Калинковичи), Медведева (в районе Ровно), Карасева (в районе Овруч - Киев). Руководителям групп предлагалось изучать условия жизни и быта «Ворона», состояние его охраны, данные о местопребывании и маршрутах следования112. Всего на А А. Власова «охотились» не менее 200 профес­сионально подготовленных чекистов, но столь представи­тельными кадрами «охота» не ограничивалась.

В мае 1943 г. попытку взорвать Власова предприняла оперативная группа разведчиков штаба Западного фронта под командованием майора А. И. Одинцова. С помощью партизан отряда О. Касаева были заложены магнитные мины в спальне особняка на Первомайской улице Моги­лева, куда ожидался приезд «Ворона». Особняк в резуль­тате взрыва оказался уничтоженным почти полностью, но Власов в тот раз в Могилев не прибыл1 и. Весной 1943 г. Западный штаб партизанского движения поручил осуще­ствить убийство Власова четырем специально созданным группам во время визита генерала в Смоленск. Операцию под кодовым названием «Кабан» планировалось осуще­ствить при выступлении генерала в Русском народном театре Смоленска (кинотеатр «Смена»), где собралась местная интеллигенция, работавшая в органах самоуп­равления во главе с бургомистром Смоленска бывшим адвокатом Б. Г. Меньшагиным. Но операция планирова­лась неудачно, группы партизан прибыли в Смоленск, когда Власов его уже покинул114.

Осуществить теракт в Берлине должен был член Нацио­нального Комитета «Свободная Германия» лейтенант Авгу­стин, арестованный Гестапо115. 24 мая 1943 г. в районе Ярцево (северо-западнее Дорогобужа Смоленской области) на передовые немецкие посты вышел майор С. Н. Капустин, представившийся как перебежчик, откликнувшийся на власовские листовки. Капустина доставили в Берлин, где с ним встречался генерал-майор В. Ф. Малышкин, усомнившийся в правдоподобности версии Капустина. Действительно, Ка­пустин был разоблачен как агент, имевший инструкции к октябрю 1943 г. подготовить убийства Власова и Малышкина. Власов ходатайствовал о помиловании «перебежчика», но, по-видимому, его все-таки немцы расстреляли116. Наи­более серьезной вербовкой советскими органами госбезо­пасности кого-либо из лиц, входивших в ближайшее окру­жение А. А. Власова, можно назвать вербовку комбрига Крас­ной армии М. В. Богданова117. 15 июля 1943 г. в поселке Ново-Борисов с Богдановым встретился человек, назвав­шийся представителем Москвы и майором госбезопасно­сти И. Г. Пастуховым. «Пастухов» завербовал Богданова и присвоил ему псевдоним «Гвоздь».

Главной задачей, поставленной чекистами перед Бог­дановым, стало убийство Власова и достижение должно­сти командующего РОА. В конце декабря 1943 г. через майора РОА И. Ефстафьева, также завербованного чекис­тами, Богданов получил яд, но использовать его не стал, зая­вив, что «к кухне доступа не имеет, а за столом Власов не один»118. Ефстафьев пообещал мины, которых Богданов так никогда и не дождался. Задания, полученного от чеки­стов, Богданов не выполнил. Мы сомневаемся в том, что Богданов вообще стремился его выполнить, ибо совершить теракт человеку, входившему в ближайшее окружение «Главнокомандующего РОА» в 1943-1944 гг. было вполне реальным. Ведь вопреки распространенным представле­ниям никакой серьезной охраны в Далеме под Берлином в 1943-1944 гг. Власов не имел, жил и питался достаточно скромно. Богданов знал Власова по совместной службе еще с 1920-х гг., их отношения носили дружеский характер. Ско­рее всего, на Богданова производила впечатление антиста­линская пропаганда власовцев, и его одолевали сомнения. Во всяком случае, когда осенью 1944 г. генерал Трухин пред­ложил Богданову возглавить артиллерийский отдел штаба власовской армии, Богданов не отказался. И общей участи командования ВС КОНР не избежал.

Александров К.

Из книги «Русские солдаты Вермахта. Герои или предатели: Сборник статей и материалов». — М.: 2005.

Примечания

109 Решин Л. Е. Охота на «Ворона» // Совершенно секрет­но (Москва). 1996. № 2. С. 12.

110 Цит. по: там же.

111 ЦА ФСБ РФ. Н-18766. Т. 14. Л. 12; Т. 15. Л. 27; Т. 11. Л. 15-

112 Решин Л.Е. Указ. соч. С. 13.

113 Нагорный В. Взрыв в особняке на Первомайской, или из истории одной диверсионной группы // Красная Звезда (Москва). 1994. 22 нояб.

114 Личный архив,Александрова К М. Фонотека. Интервью с краеведом Л. В. Котовым. Смоленск, 9 июля 1994 г.

115 Хоффманн И. Указ. соч. С. 279.

116 Там же. С. 279, 289-

117 Богданов Михаил Васильевич - комбриг РККА и ге­нерал-майор ВС КОНР. Род. 2 июня 1897 в деревне Воз­ня Вяземского уезда Смоленской губ. Из служащих. Окончил Московское политехническое училище. Беспартийный. Участник Гражданской войны, принимал участие в боевых действиях против частей Северо-Западной Добровольческой армии генерала от инфантерии Н. Н. Юденича, Вооруженных Сил Юга России генерал-лейтенанта А.И. Деникина и Русской армии генерал-лейтенанта П. Н. Врангеля. В РККА с 6 нояб. 1918. Окончил 2-е Петроградские советские арт. курсы (1919). В 1919-1920 - помощник командира и командир батареи 3-го легкоарт. дивизиона 1-й стрел­ковой дивизии 13-й армии. Окончил Высшую Лужскую арт. школу комсостава РККА (1921). Участник подавле­ния Кронштадтского восстания 1921.В 1921-1926-ко­мандир батареи 2 3-го легкоарт. дивизиона, 8-го гаубич- но-арт. дивизиона 8-й Минской стрелковой дивизии, командир арт. парка 12-го отдельного полевого тяже­лого арт. дивизиона. Окончил Высшую Московскую школу7 маскировки (1924). С 1926 проходил службу в арт. полку 2-й Кавказской стрелковой дивизии в долж­ностях: командир батареи, помощник начальника шта­ба, командир дивизиона. Начальник штаба Овручского арт. полка Овручской стрелковой дивизии УВО (1931— 1934). Окончил арт. курсы усовершенствования (1935) и был назначен начальником штаба 60-го Кавказского арт. полка 60-й стрелковой дивизии КВО. С марта 1938 - начальник арт. 9б-й стрелковой дивизии КОВО. Комб­риг (1939). С янв. 1940 - начальник арт. 8-го стрелково­го корпуса. 10 авг. 1941 при выходе из Уманского котла попал в плен. Содержался в лагерях военнопленных в Звенигородке, Белой Церкви, Холме, Замостье. 6 апр. 1942 этапирован в Офлаг ХШ-Д в Хаммельбурге. Уча­ствовал в работе военно-исторического кабинета, опи­сывал историю боевых действий 8-го стрелкового кор­пуса и Юго-Западного фронта летом 1941. С 18 нояб. 1942 - на службе в военно-строительной организации ТОДТ. С дек - начальник учебной части Высшей русско-немецкой школы специалистов под Борисовым, готовившей квалифицированных работников тыловых служб Вермахта. Летом 1943 принял должность заместителя начальника управления «Волга» ТОДТ. 20 нояб. 1941 после расформирования «Волги» зачислен в офи­церский резерв Дабендорфской школы РОА, с дек - в инспекториате по проверке лагерей военнопленных генерал-майора РОА И.А. Благовещенского. 14 нояб. 1942 произведен в чин генерал-майора ВС КОНР и при­нял должность начальника арт. отдела штаба ВС КОНР. В апр. 1945 находился в составе Южной группы ВС КОНР генерал-майора ВС КОНР Ф. И. Трухина. 13 мая сдался представителям контрразведки «СМЕРШ». По приговору ВК ВС СССР расстрелян 19 апр. 1950.

118 Ретин Л. Е. Указ. соч. С. 13-14.

 

Читайте также: