ГлавнаяМорской архивИсследованияБиблиотека












Логин: Пароль: Регистрация |


Голосование:
Вам нравится наш сайт?


Отличный сайт!
Хороший сайт
Встречал и получше
Совсем не понравился





» » Для чего Мамай ждал князя Дмитрия?
Для чего Мамай ждал князя Дмитрия?
  • Автор: Шестаков |
  • Дата: 06-04-2017 16:25 |
  • Просмотров: 310

Андрей Шестаков, специально для сайта Тайны истории

Попробуем разобраться с вопросом, возникающим при сравнении хронологии движения к месту Куликовской битвы Мамая и князя Дмитрия Ивановича Московского.

Движение Мамая к Куликову полю историки обычно реконструируют следующим образом: в конце июня – начале июля он вышел из Крыма, в конце июля – начале августа дошёл до среднего Дона, где и остановился в районе устья Воронежа. Там Мамай и находился вплоть до начала сентября, и только вечером 7 сентября он подошёл к Красному холму (в 6-7 км от устья Непрядвы).

Дмитрий Иванович 27 августа вышел из Москвы, 28 августа прибыл в Коломну, 29 августа вышел из Коломны и пошёл вдоль левого берега Оки на запад к устью Лопасни, где переправился через Оку, далее повернул на юг к верховьям Дона и Непрядвы и, переправившись 7 сентября через Дон около устья Непрядвы, подошёл к месту будущего сражения.

То есть Мамай в течение месяца, с начала августа и до 7 сентября, фактически простоял на одном месте, дав таким образом Дмитрию Ивановичу возможность сформировать войско и подойти к месту предстоящей битвы.

Что послужило причиной такого странного бездействия Мамая? Среди историков по этому поводу существуют несколько версий.

Версия № 1 (общепринятая)

основана на сведениях, содержащихся в письменных источниках. Там говорится, что Мамай планировал выйти на Оку к устью Угры с тем, чтобы, соединившись там 1 сентября со своими союзниками Ягайло Литовским и Олегом Ивановичем Рязанским, идти на Москву.

Вначале разберемся с Ягайло – вообще был ли возможен союз татар и литовцев?

Посмотрим на взаимоотношения Великого княжества Литовского (ВКЛ) и Золотой Орды с момента образования обоих государств в начале 40-х годов XIII в. и до конца 70-х годов XIV в. Оказывается, что за этот период между литовцами и татарами произошло около десятка крупных военных столкновений и только одна, да и то неудачная, попытка заключить союз. (В 1349 г. великий литовский князь Ольгерд послал своего брата Кориата к хану Джанибеку просить помощи против Симеона Ивановича Московского. Однако хан схватил Кориата и выдал его московскому князю.)

Но может быть, Ягайло решил всё-таки вступить в союз с татарами против общего врага – Москвы?

Посмотрим, чем он занимался после прихода к власти. Заняв великокняжеский стол в 1377 г. после смерти своего отца Ольгерда, Ягайло почти сразу же был вынужден вступить в борьбу за власть со своим старшим братом Вигундом (Андреем).

В следующем году Ягайло сумел одолеть Андрея, который бежал сначала в Псков, а потом в Москву.

В 1379 г. Андрей вместе с московским войском под командованием Владимира Андреевича Серпуховского и Дмитрия Михайловича Волынского совершил вторжение на территорию ВКЛ, взяв пограничные Трубчевск и Стародуб и разграбив их окрестности. Находившийся в это время в Стародубе другой брат Ягайло – Корибут (Дмитрий) – перешёл на сторону Москвы.

Понятно, что, поддержав противников Ягайло, Дмитрий Иванович автоматически стал его врагом. Но была ли у Ягайло возможность, собрав достаточно большое войско, покинуть ВКЛ? Дело в том, что у Ольгерда кроме Ягайло, Андрея и Дмитрия было ещё восемь сыновей, и по крайней мере двое из них были старше Ягайло, то есть также имели право на литовский стол. Кроме того, у Ягайло были очень напряжённые отношения со своим дядей Кейстутом. (В 1381 г. борьба за власть между Ягайло и Кейстутом привела к гибели последнего.)

Таким образом, крайне маловероятно, что Ягайло мог вместе с войском покинуть своё княжество, где под ним шатался трон.

А как же быть с указаниями источников о движении литовского войска к Куликову полю?

Можно предположить, что Ягайло соблюдал нейтралитет в конфликте между Дмитрием Ивановичем и Мамаем и послал войска к границе, чтобы проконтролировать ситуацию. Кто бы ни оказался победителем, он вполне мог зайти на литовскую территорию.

Скорее всего, рассказ о походе Ягайло был выдуман летописцами позднее, после стояния на р. Угре в 1480 г., когда польско-литовский король Казимир был союзником хана Ахмата. Тем более что о походе Ягайло известно только из источников Куликовского цикла, а западнорусские летописи по этому поводу ничего не сообщают.

Теперь посмотрим, что нам известно об отношениях Олега Ивановича Рязанского с Москвой и татарами.

В 1350 г. после смерти князя Ивана Александровича малолетний Олег сел на рязанский стол.

Через три года рязанцы с помощью военной силы вернули себе захваченный ранее москвичами г. Лопасню. Олег по молодости в этом рейде не участвовал.

В 1358 г. из Орды в Рязань для установления твердых границ между Москвой и Рязанью прибыл татарский посол Мухаммад-ходжа. В процессе этого разграничения татары разграбили много волостей в обоих княжествах.

Осенью 1365 г. на Рязанское княжество напал правивший в мордовской земле хан Тагай. Взяв столицу Переяславль-Рязанский и разграбив его окрестности, Тагай пошёл назад, но был настигнут дружинами Олега Ивановича, Владимира Ярославовича Пронского и Тита Фёдоровича Козельского. В результате ожесточённого боя Тагай был разбит.

В декабре 1370 г. рязанское войско под командованием Владимира Ярославовича помогло Москве отразить нашествие литовского князя Ольгерда.

В следующем году Олег Иванович попытался вернуть захваченную в 1301 г. москвичами Коломну. Дмитрий Иванович послал на Рязань войско под командованием Дмитрия Михайловича Волынского. Рязанцы были разгромлены, Олег Иванович бежал. Переяславль-Рязанский занял Владимир Ярославович. (Через полгода Олег Иванович с помощью татарского мурзы Салахмира выгнал Владимира Ярославовича и вернулся в столицу.)

Весной 1373 г. войска, посланные Мамаем, опустошив ряд рязанских областей, вышли на берег Оки и увидели, что на противоположном берегу стоят войска Дмитрия Ивановича. Татары дальше не пошли, а Дмитрий Иванович, заключивший в предыдущем году союз с Рязанью, который предусматривал совместное отражение внешних врагов, за союзника не вступился.

В сентябре 1377 г. Рязанскую землю разорил Арабшах, взяв Переяславль-Рязанский, раненый Олег Иванович бежал.

Летом следующего года Арабшах вторично совершил набег на Рязанское княжество.

В 1379 г. часть рязанских областей была разграблена войсками Мамая.

Как видим, у Олега Ивановича были напряжённые отношения с Москвой и враждебные с татарами. При этом независимо от того, был Олег Иванович союзником Мамая или нет, ясно, что после тех татарских погромов, которые пережила Рязанская земля в 1371, 1373, 1377 – 1379 гг., у Олега Ивановича просто не было достаточного количества воинов, чтобы предпринимать какие-либо походы.

Таким образом, союз Мамая с Ягайло и Олегом Ивановичем представляется маловероятным.

Версия № 2:

«…летом 1380 года Мамай со своей ордой перекрыл Черноморско-Донской торговый путь и тем самым полностью «перекрыл кислород» торговле Сурожа с Москвой. Чтобы разблокировать этот путь, купцы-сурожане подняли на Мамая рать московского князя Дмитрия Донского – ведь от прекращения торговли с Крымом страдали и казна московского князя, и население Москвы, и все княжества Северо-Восточной Руси…[1]»

«Кто подсчитывает убытки от действий Мамая? Ясно кто: московские купцы, торгующие с Крымом, и итальянские купцы (генуэзцы из Сурожа), имеющие тесные связи с Москвой. Мамай перекрыл им торговую артерию! А кто в барышах? Тоже ясно кто: венецианцы из Таны-Азака. Во-первых, донской путь парализован, главный конкурент – Сурож – терпит убытки. Во-вторых, резко возросла роль волжского торгового пути – ведь только через него можно теперь осуществлять связь с Поволжьем и севером Восточной Европы. И теперь вся причерноморская торговля идёт через Тану – Тану, где фактически правят Мамай и венецианцы![2]»

Впрочем, есть и противоположная точка зрения: «…советники-генуэзцы направляют Мамая на Русь[3]».

«Генуэзцы имели возможность финансировать крупные военные мероприятия, такие как наём армии для Мамая[4]

То есть одни историки считают, что Мамай действовал в интересах венецианцев, а другие – в интересах генуэзцев и всё это на основе одних и тех же источников?!

Приведу несколько фактов, характеризующие отношение Мамая к генуэзцам, венецианцам и другим купцам.

Осенью 1362 г. Мамай послал войска на венецианскую факторию в Азове, в результате погибло много венецианцев, а Азов перешёл под контроль Мамая.

В 1365 г. генуэзцы захватили крепость Солдайю (Судак), принадлежавшую княжеству Феодоро, признававшему зависимость от Мамая. Однако тот не вступился за своего вассала.

В 1369 г. Мамай от имени хана Абдаллаха выдал венецианцам ярлык, в котором снизил торговый налог с 4 до 3 %.

В 1372 г. Мамай от имени хана Мухаммад-Бюлека выдал ярлык предоставляющий торговые льготы купечеству Кракова.

В 1375 г. Мамай отобрал у генуэзцев 18 селений в Судакской долине.

В 1379 г. Мамай выдал ярлык конкурентам Кракова – львовским купцам.

Таким образом, вряд ли можно говорить, что Мамай отдавал предпочтение кому-либо из купцов. Он просто стремился не допустить чрезмерного усиления кого-либо из своих торговых партнёров.

Версия № 3:

«Задуманный бекляри-беком [Мамаем] поход оказался слишком масштабным мероприятием, и он, во-первых, не успел собрать вовремя все свои войска, а во-вторых, позволил московскому князю узнать о своих планах и подготовиться к отпору.

В результате, пока войска Мамая только-только стягивались к ставке бекляри-бека на Дону, объединённые силы русских княжеств (за исключением разве что Твери и Рязани, отношения с которыми Дмитрий Московский окончательно испортил своим вероломством) уже вступили в ордынские владения и навязали Мамаю битву в крайне невыгодных ему условиях.

[…] Узнав о подходе русских буквально за несколько дней до сражения, бекляри-бек проделал поистине титаническую работу: ему удалось на последние имеющиеся средства (а возможно и в долг) нанять войска армянских и северокавказских князей, генуэзских наёмников и других степных авантюристов и выставить против русских армию…[5]».

Эта версия также не подходит, так как, отвечая на один вопрос, ставит несколько новых.

Во-первых, автор называет Мамая «опытным политиком и дипломатом, храбрым и решительным полководцем». Так как же этот действительно неординарный человек «не успел собрать вовремя все свои войска» и «позволил московскому князю узнать о своих планах»?

Во-вторых, почему автор решил, что под командованием у Дмитрия Ивановича были «объединённые силы русских княжеств, за исключением разве что Твери и Рязани»? В Куликовской битве, кроме войск из Твери и Рязани, не принимали участия вооружённые силы русских княжеств, вошедших к этому времени в состав ВКЛ, а именно: Киевского, Полоцкого, Черниговского, Турово-Пинского, Новгород-Северского, Переяславского и Волынского княжеств, а также входившего в состав Польши Галицкого княжества, Новгородской земли и Суздальско-Нижегородского княжества.

В-третьих, зачем Мамаю нужно было проделывать «титаническую работу» и тратить «последние имеющиеся средства» для наёма войск, если он мог просто уйти от наступающих русских, хотя бы навстречу своим «стягивающимся» войскам?

В-четвёртых, по мнению автора, получается, что собственная кавалерия Мамая из Крыма не успела подойти, а войска из Армении, Северного Кавказа и генуэзские наёмники (тоже из Крыма), состоящие как из кавалерии, так и из пехоты, успели?!

Теперь попробую обосновать свою версию произошедшего.

Мамай ждал Дмитрия Ивановича не для того чтобы с ним сразиться, а чтобы предпринять совместный поход. Русские князья, в отличие от литовцев, часто предпринимали совместные боевые действия с татарами.

Приведу краткий перечень некоторых совместных русско-татарских военных походов:

В 1258 г. в татарском набеге на ВКЛ принимал участие Василько Романович Волынский.

В 1274 г. в татарском набеге на ВКЛ принимали участие Владимир Василькович Волынский, Глеб Ростиславович Смоленский, Лев Даниилович Галицкий, Мстислав Даниилович Луцкий, Олег Романович Черниговский, Роман Михайлович Брянский.

В 1275 г. в татарском набеге на ВКЛ участвовал Лев Даниилович Галицкий и другие князья, чьи имена в летописях не упоминаются.

Зимой 1276-77 гг. в совместном русско-татарском походе против аланов (ясов) принимали участие Андрей Александрович Городецкий, Глеб Василькович Белозёрский, Константин Борисович Ростовский, Михаил Глебович Белозёрский, Фёдор Ростиславович Ярославский.

Зимой 1277-78 гг. в татарском набеге на ВКЛ принимали участие Владимир Василькович Волынский, Мстислав Даниилович Луцкий, Юрий Львович Галицкий.

В 1278 г. Михаил Глебович Белозёрский и Фёдор Ростиславович Ярославский помогали татарам подавлять восстание болгар.

Зимой 1279-80 гг. в татарском набеге на Польшу принимали участие Владимир Василькович Волынский, Даниил Мстиславович Луцкий, Лев Даниилович Галицкий, Мстислав Даниилович Луцкий, Юрий Львович Галицкий.

В 1282-83 гг. в татарском набеге на Польшу принимал участие Владимир Василькович Волынский.

В 1285 г. в татарском набеге на Венгрию (по другим данным на Польшу) принимали участие Владимир Василькович Волынский, Лев Даниилович Галицкий, Мстислав Даниилович Луцкий, Юрий Львович Галицкий.

В 1287 г. в татарском набеге на Венгрию принимали участие Владимир Василькович Волынский, Лев Даниилович Галицкий, Мстислав Даниилович Луцкий, Юрий Львович Галицкий.

Зимой 1287-88 гг. в татарском набеге на Польшу принимали участие Владимир Василькович Волынский, Лев Даниилович Галицкий, Мстислав Даниилович Луцкий.

В 1324 г. в татарском набеге на ВКЛ, а в 1337 и 1340 гг. – на Польшу принимали участие русские князья, чьи имена в летописях не упоминаются.

Итак, как видим, совместные боевые действия русских князей и татар были достаточно распространённым явлением.

Теперь выясним, куда, а точнее, против кого могли планировать свой совместный поход Мамай и Дмитрий Иванович. Для этого посмотрим, что нам известно о жизни Мамая в период, предшествовавший Куликовской битве. Что происходило в это время в Орде и какие отношения были между татарскими ханами и русскими князьями.

Историки предполагают, что Мамай (настоящее имя Мухаммад), эмир из монгольского племени кият, в 1350-х годах был темником и командовал располагавшимися в Крыму ордынскими войсками.

Правивший в Орде с 1357 г. хан Бердибек сделал его бекляри-беком и выдал за него свою дочь.

Осенью 1359 г. Бердибека убил его родственник Кулпа, и Мамай лишился своего поста.

Летом 1361 г. очередной хан Хызр был убит, трон занял Тимур-ходжа, а Мамай ушёл из Сарая в Крым, где провозгласил ханом Абдаллаха, при котором вновь стал бекляри-беком.

В первой половине 1363 г. Мамай и Абдаллах выбили очередного хана Мир-Пулада из Сарая, и после этого Москва признала своим сюзереном Абдаллаха и обязалась платить ему дань.

Через полгода новый претендент – Мюрид – разгромил Абдаллаха и овладел столицей. Потеряв Сарай, Мамай отправился на запад в междуречье Днепра и Южного Буга, где воевал с литовцами.

Мюрид прислал ярлык на великое владимирское княжение Дмитрию Константиновичу Суздальскому. Однако москвичи при помощи военной силы заставили Дмитрия отказаться от княжения.

Летом 1367 г. в результате очередного заговора следующий хан Азиз был убит, и к власти опять пришли Абдаллах и Мамай.

В следующем году Абдаллах изгнал из Сарая Улджай-Тимур, Мамай в это время был занят подавлением мятежа в Крыму.

В 1370 г. после смерти Абдаллаха, Мамай провозгласил ханом Мухаммад-Бюлека и в третий раз захватил Сарай. После этого Мамай выдал ярлык на великое владимирское княжение Михаилу Александровичу Тверскому. Однако, когда Михаил в сопровождении ханского посла подъехал к Владимиру, горожане не впустили его, заявив, что их великий князь – Дмитрий Иванович.

В этом же году по приказу Мамая войско Дмитрия Константиновича Суздальского выступило в поход на Волжскую Булгарию и заставило местного правителя признать себя вассалом Мухаммад-Бюлека.

Летом 1371 г. Михаил Александрович Тверской прибыл в ставку Мамая с жалобой на действия Дмитрия Ивановича. Мамай заставил Михаила вторично выкупить великокняжеский ярлык. Однако Москва и в этот раз отказалась признать Михаила великим владимирским князем, а Дмитрий Иванович приехал к Мамаю и перекупил ярлык.

В следующем году Урус изгнал Мухаммад-Бюлека из Сарая, Мамай в это время находился на западе своих владений, отражая очередной натиск литовцев.

Весной 1373 г. войска, посланные Мамаем, совершили набег на Рязанское княжество.

В 1374 г. Мамай изгнал из Сарая очередного хана Ильбека, и к власти вновь пришёл Мухаммад-Бюлек. Однако вскоре его второй раз выгнал Урус.

В этом же году по приказу Уруса Дмитрий Иванович и Дмитрий Константинович разорвали отношения с Мамаем. Оба князя перестали платить дань Муххаммад-Бюлеку, а Дмитрий Константинович ещё и арестовал посла Мамая, который годом позже был убит.

В следующем году войско, посланное Мамаем, совершило набег на земли, подвластные Дмитрию Константиновичу.

В этом же году Мамай в очередной раз выдал ярлык на великое владимирское княжение Михаилу Александровичу. В конце лета Дмитрий Иванович осадил Тверь, и после месячной осады Михаил Александрович капитулировал, отказался от претензий на владимирский стол, признал верховенство Дмитрия Ивановича и заключил союзный договор с Москвой.

В 1377 г. войско посланное Мамаем, в битве на р. Пьяне, разгромило нижегородцев.

В 1378 г. войско посланное Мамаем, в битве на р. Воже, было разгромлено москвичами.

Осенью 1379 г. Дмитрий Иванович возобновил выплату дани Мамаю.

Как видим, основной целью Мамая была власть в Орде. Следовательно, скорее всего, именно в ордынскую столицу Сарай и собиралось русско-татарское войско под командованием Мамая и Дмитрия Ивановича.

Почему же Дмитрий Иванович в последний момент передумал и вступил в конфликт с Мамаем? По-видимому, он решил «поставить на другую лошадь» -- на нового ордынского хана Тохтамыша.

Дело в том, что весной 1380 г. Арабшах без боя уступил ордынский трон Тохтамышу, который вслед за этим подчинил себе Верхнее и Среднее Поволжье и Северный Кавказ. После этого столкновение, правившего в Крыму, Мамая и Тохтамыша стало неизбежным. Вот на сторону этого нового хана Дмитрий Иванович и перешёл.

Судя по летописному сообщению, так же поступили и другие русские князья: «А Тохтамыш пошёл и захватил орду Мамаеву, и царицу его, и улус весь его взял, и богатство Мамая раздал дружине своей. И тогда послов своих отправил к князю Дмитрию и ко всем князьям русским, извещая их о своём приходе и о том, как он воцарился, как победил своего и их врага Мамая, а сам пошёл и сел на царство Волжское. Князья же русские послов его отпустили в Орду с честью и с дарами многими, а сами зимой той и весной вслед за послами отправил каждый своих послов со многими дарами к царю Тохтамышу».

Впрочем, это только очередная версия, обосновать которую я могу только предположениями и логическими рассуждениями.



[1] Бычков А.А., Низовский А.Ю., Черносвитов П.Ю. Загадки Древней Руси. М., 2001. С. 464

[2] Там же. С. 470

[3] Быков А.В., Кузмина О.В. Эпоха Куликовской битвы. М., 2004. С. 164

[4] Там же. С. 167 

[5] Почекаев Р.Ю. Цари ордынские. СПб., 2010. С. 138

 

Читайте также: