ГлавнаяМорской архивИсследованияБиблиотека












Логин: Пароль: Регистрация |


Голосование:
Вам нравится наш сайт?


Отличный сайт!
Хороший сайт
Встречал и получше
Совсем не понравился





» » История контрразведки России
История контрразведки России
  • Автор: Vedensky |
  • Дата: 28-06-2016 20:52 |
  • Просмотров: 1814

Разведка и контрразведка в России существуют столько же лет, сколько существует российская государственность. Разведка была у Святослава и у Александра Невского, у Михаила Кутузова и у героических защитников Севастополя. Но настоящих, системных спецслужб в России не было до тех пор, пока над Европой не начали сгущаться тучи первой мировой войны.

В начале века для России и мирового сообщества в целом не могло остаться незамеченным, что Германия слишком явно стала наращивать мускулы на военных заводах Круппа и других предприятиях Рура. В этом ее целиком поддерживала и Австро-Венгрия. Активизировалась и разведывательная деятельность этих стран в России. Немецким фирмам принадлежали в ней многие банки и почти все предприятия электротехнической, химической промышленности, многие металлургические заводы... Германское и австрийское посольства, не слишком маскируясь, направляли работу своих разведывательных сетей в Польше, прибалтийских губерниях, Петербургском военном округе и в самой столице.

В 1903 году в России была создана профессиональная контрразведка.

Основную роль в этом сыграло Главное управление Генерального штаба. Учтены при этом были также опыт и мастерство, накопленные такими ведомствами, как департамент полиции тогдашнего Министерства внутренних дел, а также известная «охранка» и жандармерия...

Летом 1911 года была создана уже система контрразведывательных органов России.

Первым органом государственной безопасности после октября 1917 года стала Всероссийская Чрезвычайная Комиссия по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией и саботажем, в обиходе —«Чека» во главе с Ф. Э. Дзержинским. Впоследствии она многократно трансформировалась. Менялось и ее название —ВЧК, ГПУ, ОГПУ, НКВД, НКГБ, снова НКВД, МВД, МГБ, КГБ при Совете Министров СССР, просто КГБ СССР...

Первое время ВЧК занималась именно теми делами, которые были обозначены в ее названии: требовалось навести порядок в городах, пресечь начавшиеся грабежи и разбой, взять под охрану все, что могло быть разгромлено и расхищено, справиться с саботажем старых чиновников, не желавших признать новых комиссаров.

В становлении разведки и контрразведки Советской России важную роль сыграл бывший царский генерал Н. М. Потапов.

За короткое время были проделаны операции по ликвидации таких организаций, как «Союз реальной помощи», «Военная лига», «Офицерская объединенная организация», «Белый крест», «Орден романовцев», «Сокольническая военная организация», «Союз борьбы с большевиками и отправки войск Каледину».

Одной из самых громких операций, проведенной тогда еще малоопытными российскими контрразведчиками, была ликвидация «Заговора послов», во главе которого стояли английский дипломатический представитель в России Локкарт, французский посол Нуланс, американский посол Френсис и консул Пул, английский военный атташе Хил, глава французской военной миссии генерал Лавернь и английский разведчик «одесского происхождения», международный авантюрист Сидней Рейли. Особенностью этой операции было внедрение в ряды заговорщиков сотрудников ЧК Яна Буйкиса («Шмидхен») и Яна Спрогиса. Прием этот успешно использовался чекистами и в дальнейшем, хотя изобличение участника грозило ему неминуемой гибелью...

Летом 1918 года в Петрограде был убит неизвестными комиссар по делам печати В. Боровский. В тот же день — 30 августа «народный социалист» Леонид Канегиссер убил председателя Петроградской ЧК Урицкого, а в Москве несколькими пистолетными пулями был тяжело ранен Ленин после выступления на митинге перед рабочими завода Михельсона.

Эти покушения послужили обоснованием к развертыванию в стране «красного террора», в ходе которого были расстреляны несколько тысяч представителей так называемых бывших правящих классов.

Осенью 1919 года «анархисты подполья», объединившиеся с некоторыми эсерами и при участии откровенных уголовников, устроили взрыв в особняке графини Уваровой в Леонтьевском переулке, в котором размещался Московский горком партии. Погибло тогда одиннадцать человек. На этот раз чекистами были схвачены почти все участники заговора.

В годы гражданской войны и долгое время после нее бичом почти всех больших и малых населенных пунктов стал бандитизм.

С большим трудом московские чекисты сумели ликвидировать большинство орудовавших в Москве банд.

В разгоне банд в Москве отличились известные впоследствии контрразведчики Ф. Мартынов и Е. Евдокимов. Одним из ударных отрядов командовал И. Лихачев, будущий директор автозавода, носящего теперь его имя, и министр.

До июля 1918 года в ВЧК служили не только коммунисты, но и их тогдашние союзники—левые эсеры.

Чтобы сорвать Брестский мир, левые эсеры пошли на чудовищную провокацию. По заданию эсера Александровича, тогдашнего заместителя председателя ВЧК, его сотрудники Я. Блюмкин и Н. Андреев проникли в здание германского посольства и убили посла Мирбаха. Это послужило сигналом к началу левоэсеровского мятежа, приуроченного к открытию очередного съезда Советов в Большом театре. Мятеж был подавлен. Сорвать Брестский мир левым эсерам не удалось. Он был аннулирован после Ноябрьской революции в Германии.

Одним из самых крупных успехов контрразведки было выявление и ликвидация так называемого «Национального центра» в столице и его военной организации —«Добровольческой армии Московского района».

В заговоре принимали участие тысячи людей, они должны были поднять вооруженный мятеж, когда осенью 1919 года деникинская армия приблизится к Москве.

Очень важно было в условиях гражданской войны наладить противодействие разведке противника в войсковых частях и учреждениях Красной Армии. Этой работой занималось чисто армейское учреждение —так называемый Военконтроль и военные ЧК. На их базе и были созданы существующие и по сей день Особые отделы. Первым руководителем Особого отдела был видный большевик М. С. Кедров. Впоследствии начальником Особого отдела по совместительству стал сам председатель ВЧК Ф. Дзержинский, а его заместителями И. Павлуновский и В. Аванесов.

За заслуги в годы гражданской войны военная контрразведка была награждена орденом Красного Знамени.

Реорганизация коснулась и других функций ВЧК. Были сформированы внешняя разведка ВЧК —создан иностранный отдел ВЧК (ИНО, впоследствии Первое главное управление КГБ СССР, ныне Служба внешней разведки —СВР РФ) и контрразведывательный отдел —КРО, который много лет возглавлял А. X. Артузов.

Артузов обладал способностью конструировать многоходовые комбинации, связанные с глубоким проникновением в замыслы противника, с учетом его сильных и слабых сторон. Он умел подбирать и растить кадры контрразведчиков.

В числе ближайших помощников и сотрудников Артузова были В. Стырне, Р. Пиляр, А. Федоров, Г. Сыроежкин и многие другие яркие личности.

Проведенные под руководством Артузова операции «Трест» и «Синдикат-2» вошли во все учебники по истории разведки и контрразведки. До сих пор они не имеют себе равных по масштабам и результативности. С их помощью в значительной степени была парализована деятельность контрреволюционной эмиграции и подполья, выведены на советскую территорию и обезврежены крупные фигуры противника —Борис Савинков и Сидней Рейли.

Впоследствии Артузов успешно руководил иностранным отделом —ИНО, был заместителем начальника Разведупра Генштаба Красной Армии. Это он, остро ощущая неизбежное приближение второй мировой войны и вовлечение в нее СССР, направил в Японию Рихарда Зорге, в Швейцарию Шандора Радо, заложил в Германии основы той разведывательной сети, которая вошла в историю под названием «Красной капеллы».

После гражданской войны ВЧК была трансформирована в Государственное политическое управление (ГПУ) в составе Наркомата внутренних дел. С образованием СССР ГПУ было преобразовано в Объединенное государственное политическое управление (ОГПУ) уже при Совнаркоме СССР.

Председателем ОГПУ стал Ф. Дзержинский, а его заместителем и затем преемником В. Менжинский.

Время было сложное. В страну засылались не только отдельные агенты или группы —на территорию России, Украины, Белоруссии из-за рубежа вторгались многочисленные, мобильные и хорошо вооруженные банды.

Убивали пограничников, бойцов мелких гарнизонов, мирных жителей, грабили сберкассы и советские учреждения, жгли дома. Особой жестокостью отличались банды сподвижника Савинкова полковника «Сержа» Павловского, а также банды Булак-Балаховича, Тютюника, многих других.

Оснащали их всем необходимым зарубежные центры.

Бывшие белые генералы и офицеры основали в Париже военизированную организацию «Российский общевоинский союз» (РОВС), номинальным его главой был барон П. Врангель, фактическим руководителем энергичный и еще молодой генерал А. Кутепов. РОВС имел филиалы во многих странах Европы и Азии, его численность порой достигала 200 тысяч человек. По замыслу организаторов, РОВС должен был стать ядром будущей, армии вторжения, а пока он готовил группы боевиков для засылки в СССР. Впоследствии и Кутепов, и сменивший его генерал Миллер были похищены советскими разведчиками и вывезены в СССР.

В Польше Б. Савинков воссоздал под обновленным названием «Народный союз защиты Родины и свободы», позднее перебравшийся в Париж.

Все эти организации вели подрывную работу во всех регионах, и прежде всего —в России.

За рубежом совершались напеты на советские учреждения и на отдельных работников. В Варшаве был убит советский полпред Л. Войков. В тот же день диверсанты бросили две бомбы в помещение Делового клуба в Ленинграде, где было ранено 30 человек.

В Лозанне был убит полпред В. Боровский. В Латвии прямо в купе поезда убит дипкурьер Теодор Нетто.

Была раскрыта группа диверсантов на одном из заводов Тулы. В Москве арестованы бывшие колчаковские офицеры, готовившие взрыв в Большом театре, где должно было проходить торжественное заседание в честь 10-летия Октябрьской революции. В Ленинграде группа диверсантов совершила поджог артиллерийского Куженковского склада. В Москве изобличена в шпионаже группа сотрудников Реввоенсовета. Группа террористов заложила бомбу в здание общежития ГПУ на Малой Лубянке. Взрывное устройство весом 4 килограмма было обнаружено и обезврежено. В августе того же года две группы террористов были обнаружены в момент пересечения ими финско-советской границы. Одна группа была задержана, вторая —из двух человек —оказала яростное сопротивление и была уничтожена.

В 1934 году после смерти Менжинского ГПУ было преобразовано в Главное управление государственной безопасности — ГУГБ — в системе вновь созданного общесоюзного Наркомата внутренних дел. Наркомом НКВД стал бывший заместитель председателя ОГПУ, а фактически сталинский соглядатай при Менжинском Г. Ягода.

Стремясь угодить всесильному генсеку, многие сотрудники НКВД стали придумывать разного рода заговоры, террористические организации, шпионские центры и т. п. Стало поощряться всеохватывающее доносительство. Следователи НКВД, вымогая нужные им показания из арестованных, стали применять в отношении их «незаконные методы воздействия».

Репрессии не миновали и самой Лубянки, и ее органов на местах. Чтобы замести следы преступления, прямые участники фальшивых дел и липовых процессов почти все были уничтожены только потому, что слишком много знали. Сменивший на посту наркома НКВД Ягоду Ежов уничтожил его людей, а пришедший на смену «кровавому карлику» Л. Берия тем же проверенным способом освободился от людей Ежова.

Но вместе с палачами был уничтожен и цвет разведки и контрразведки: высококвалифицированные профессионалы, преданные патриоты и просто глубоко порядочные люди. Таких оказалось около двадцати тысяч человек. В их числе были расстреляны подлинные асы отечественной контрразведки: А. Артузов, В. Стырне, Р. Пиляр, Г. Сыроежкин, С. Пузицкий, А. Федоров, И. Сосновский (Добржинский), участник знаменитой операции «Трест» А. Якушев...

Во второй половине тридцатых годов, когда Гитлер стал готовиться к войне, советские разведчики и контрразведчики столкнулись со специфическими трудностями. Информация, которую они добывали с огромным трудом, порой со смертельным риском, оставалась невостребованной.

Сталин с порога отвергал все предупреждения, которые содержались в повседневных докладах внешней разведки и контрразведки НКВД, разведупра Генштаба. Он упрямо называл их дезинформацией англичан, пытающихся столкнуть лбами СССР и Германию. На некоторых докладных сохранились его резолюции в выражениях далеко непарламентских.

В этих условиях контрразведчикам, истинным патриотам Родины, приходилось вести работу против нацистских спецслужб едва ли не подпольно, рискуя подвергнуться высочайшему гневу.

Несмотря на тяжелейшие условия работы, профессионалы контрразведки сумели в предвоенные годы сделать почти невозможное —фактически парализовать деятельность немецкой и японской разведок, перекрыть им доступ к наиболее важным государственным и военным тайнам СССР. Только в 1940 году и в предшествующие нападению месяцы 1941 года наша контрразведка выявила и ликвидировала 66 резидентур немецких спецслужб, изобличила свыше 1600 фашистских агентов.

В этом —одна из причин того, что гитлеровцы неожиданно для себя вместо победоносного блицкрига получили почти четырехлетнюю изнурительную войну, завершившуюся их полным разгромом.

Уже после войны генерал-фельдмаршал В. Кейтель признался: «До войны мы имели очень скудные сведения о Советском Союзе и Красной Армии... В ходе войны данные от нашей агентуры касались только тактической зоны. Мы ни разу не получили данных, которые оказали бы серьезное воздействие на развитие военных операций».

И другие гитлеровские генералы признавали, что они имели самое ошибочное представление о мощи военной промышленности СССР, о численности и возможностях его вооруженных сил. Полным кошмаром, к примеру, стало для них внезапное появление у Красной Армии самолета-штурмовика Ил-2, лучшего танка второй мировой войны Т-34, знаменитых гвардейских минометов —«катюш» и многого другого. Немецкой разведке не удалось проникнуть в тайну ни одной крупной наступательной операции Красной Армии.

В коротком очерке невозможно рассказать о всех достижениях контрразведчиков в годы Великой Отечественной войны. В тылу они сумели надежно прикрыть от вражеских шпионов, диверсантов и террористов оборонные объекты, железные дороги, электростанции, порты, аэродромы, узлы связи, военные заводы и склады. Уже в первые дни войны при наркоме НКВД была образована так называемая Особая группа, вскоре преобразованная в Четвертое управление Наркомата. При ней была сформирована Отдельная мотострелковая бригада особого назначения — легендарный ОМСБОН. Из ее бойцов и командиров готовили и комплектовали диверсионно-разведывательные резидентуры, забрасываемые в тыл врага. Многие такие группы впоследствии за счет притока бежавших из плена красноармейцев, окруженцев и местных жителей превратились в сильные партизанские отряды, такие как «Победители» и «Неуловимые». Героев Советского Союза Дмитрия Медведева и Михаила Прудникова, командиров этих отрядов, теперь знает каждый. Опытные чекисты работали в соединениях С. Ковпака, А. Федорова, А. Сабурова и у других прославленных партизанских генералов.

В оккупированных гитлеровцами городах для ведения разведывательной работы оставлялись сотрудники госбезопасности. Многие из них погибли с оружием в руках или были казнены гитлеровцами после пыток. Не должны быть забыты потомками имена Константина Заслонова, Николая Гефта, Виктора Лягина. И непосредственно в зоне военных действий, и в прифронтовой полосе контрразведчики вели прямой поединок с немецкими разведывательными органами.

Всего на Восточном фронте действовало свыше 130 органов спецслужб противника. Кроме того, им было создано около 60 школ для подготовки агентуры, главным образом из числа советских военнопленных. Лучшей питательной средой для подбора кандидатов в эти школы были подразделения «Русской освободительной армии» —РОА, более известной как «власовская».

Наши контрразведчики научились проникать в эти строго засекреченные школы, устраиваться в них даже на роли преподавателей. В результате забрасываемые в наш тыл агенты тут же обезвреживались. В ряде случаев контрразведка проводила с разведорганами врага успешные «радиоигры» и тем самым вводила в заблуждение командование вермахта.

Так, молодой советский разведчик Иван Савчук, начавший войну... военфельдшером, пробыл в роли завербованного гитлеровцами агента свыше года. За это время он совершил три «ходки» на советскую сторону и передал нашей контрразведке сведения более чем на 80 немецких агентов и 30 кадровых сотрудников абвера.

Другой разведчик, И. Прялко, сумел внедриться в абвер-группу-102. Он доставил данные на 101 вражеского агента и фотографии 33 немецких профессиональных разведчиков. Заместитель главы абвера адмирала Канариса генерал-лейтенант Пиккенброк, давая показания в плену после войны, вынужден был сказать, что «Россия — самая тяжелая страна для внедрения агентов вражеской разведки... После вторжения германских войск на территорию СССР мы приступили к подбору агентов из числа советских военнопленных. Но было трудно распознать, имели ли они действительно желание работать в качестве агентов или намеревались таким путем вернуться в ряды Красной Армии... Многие агенты после переброски в тыл советских войск никаких донесений нам не присылали».

Во время войны в 1943 году особые отделы были реорганизованы в органы военной контрразведки СМЕРШ и переданы из системы НКВД в ведение Наркомата обороны и Наркомата Военно-морского флота. Они были опять реорганизованы в Особые отделы и возвращены в систему уже Министерства госбезопасности СССР.

Чрезвычайно важной операцией советской контрразведки стало предотвращение заговора гитлеровских спецслужб против руководителей антигитлеровской коалиции: Сталина, Рузвельта и Черчилля во время Тегеранской конференции в ноябре 1943 года. О подготовке заговора стало известно сразу из нескольких источников. Одно из сообщений поступило в Центр из ровенских лесов —от Николая Кузнецова...

С приходом Дня Победы для многих контрразведчиков война не закончилась...

Важной задачей в послевоенные годы для них стало выявление, задержание и обоснованное привлечение к суду изменников Родины: бывших полицаев и карателей, сотрудников немецких спецслужб, запятнавших себя кровью соотечественников.

Розыск предателей иногда занимал годы. Так, палач людиновской разведгруппы Алексея Шумавцова, посмертно удостоенного звания Героя Советского Союза, бывший старший следователь местной полиции Дмитрий Иванов скрывался от возмездия двенадцать лет! За это время Иванов трижды менял фамилию, исколесил Польшу, Германию, Украину, Закавказье, Дальний Восток.

Закончилась война «горячая», и почти сразу началось то, что вошло в обиход общественного сознания как война «холодная», на несколько десятилетий отравившая атмосферу во всем мире и не раз ставившая его на грань ядерной катастрофы.

Из числа очутившихся на Западе так называемых перемещенных лиц бывшие союзники начали интенсивно готовить агентуру, предназначенную для ведения разведывательной работы на территории СССР.

Подготовленных главным образом в американских разведцентрах на территории Западной Германии агентов доставляли на территорию СССР на подводных лодках и быстроходных катерах, сбрасывали на парашютах, переправляли через границу любыми способами. Неоднократно делались попытки завербовать советских военнослужащих в Германии и других странах Варшавского договора.

Активизировали свою деятельность разведчики западных стран, работающие в нашей стране под прикрытием дипломатических паспортов, под видом бизнесменов, журналистов, просто туристов. В шпионской деятельности они широко применяли специально разрабатываемые в секретных исследовательских центрах и лабораториях новые виды хитроумной радио- и иной техники, способов кодирования и передачи информации, открытого наблюдения, вплоть до использования космических спутников.

Это потребовало технического переоснащения и нашей контрразведки.

После смерти Сталина, ареста Берии и его приспешников были радикально перестроены органы государственной безопасности, и в первую очередь —их контрразведывательные подразделения. Был создан КГБ СССР. Из контрразведки были уволены тысячи сотрудников, фабриковавших липовые заговоры, применявших избиения и пытки при допросах. Свыше трех тысяч из них были отданы под суд. А некоторые известные палачи, такие как Родос, Шварцман, Рюмин, расстреляны.

Тысячи невинно осужденных за «антисоветскую» и контрреволюционную деятельность были освобождены из тюрем. Сотни тысяч реабилитированы посмертно.

Эти трудные, даже мучительные процессы очищения нашего общества способствовали оздоровлению обстановки и в органах госбезопасности, что не могло не сказаться на эффективности работы контрразведчиков.

Ими были обезврежены и предстали перед судом английские и американские шпионы подполковник П. Попов и полковник О. Пеньковский.

Главная сфера деятельности контрразведки —борьба со шпионажем — не прерывалась и в годы коренного переустройства нашего общества.

Так, в 1985 году был арестован ведущий конструктор НИИ радиостроения Министерства радиопромышленности СССР А. Толкачев, передавший на запад новейшую разработку бортовой опознавательной системы «Свой —Чужой».

А ущерб, нанесенный нашей стране О. Пеньковским, можно сравнить только с деятельностью американского шпиона, ответственного сотрудника ГРУ Генштаба генерал-майора Д. Полякова.

И Попов, и Пеньковский, и Толкачев, и Поляков, и еще несколько наших бывших соотечественников, ставших шпионами, были приговорены к исключительной мере наказания — смертной казни.

Только за последние годы наши контрразведчики изобличили и обезвредили более 60 шпионов стран, как теперь принято говорить, «дальнего зарубежья».

Однако общеизвестно, что в последние годы серьезную опасность для государства стали представлять иные, преступления, напрямую со шпионажем не связанные. Это контрабандный вывоз из страны стратегического сырья, цветных и драгоценных металлов, расщепляющихся материалов, культурных и исторических ценностей, причем в огромных масштабах. За последнее время заметно вырос незаконный оборот наркотических средств и оружия, терроризм, захват заложников, коррупция в высших эшелонах власти и связанная с ними организованная преступность.

С распадом СССР и образованием на его месте новых суверенных государств прекратил свое существование и КГБ СССР.

Обновленные органы государственной безопасности Российской Федерации рождались в муках бесконечных реорганизаций, разделений, слияний, перетрясок структур и т. п. Достаточно сказать, что одних только наименований ведомства сменилось за несколько лет с полдюжины, пока не установилось нынешнее —Федеральная служба безопасности Российской Федерации. Самостоятельными Федеральными службами стали ранее входившие в КГБ внешняя разведка, правительственная связь, правительственная охрана, пограничные войска.

Но суть не просто в организационных перетрясках и смене вывесок, главное изменение заключается в том, что ныне ФСБ, впервые с 1917 года, служит не интересам одной какой-то политической партии, а государству и обществу в целом. В своей деятельности органы государственной безопасности руководствуются только Конституцией России, ее общим законодательством, в том числе Уголовным и Уголовно-процессуальным кодексами, а также законами, имеющими к ней прямое отношение. К примеру, такими, как Закон об оперативно-розыскной деятельности, Закон о государственной тайне.

Из деятельности органов ФСБ ныне полностью исключены несвойственные ей, в сущности, функции тайной политической полиции.

И основным в ее работе остается, естественно, контрразведка, т. е. выявление и пресечение шпионской и иной подрывной деятельности на территории России иностранных спецслужб.

Теодор Гладков

Из книги «Тайные страницы истории», 2000, ЦОС ФСБ России

Читайте также: