ГлавнаяМорской архивИсследованияБиблиотека












Логин: Пароль: Регистрация |


Голосование:
Вам нравится наш сайт?


Отличный сайт!
Хороший сайт
Встречал и получше
Совсем не понравился





» » » Политическое устройство Киевской Руси
Политическое устройство Киевской Руси
  • Автор: Malkin |
  • Дата: 02-05-2016 16:36 |
  • Просмотров: 4662

Племя было главной политической единицей у восточных славян до прихода варягов. То немногое, что мы знаем о племенной системе, позволяет думать, что главы семейных кланов и племен обладали всей возможной полнотой власти, хоть и не могли использовать ее иначе, чем в строгом соответ­ствии с обычаем и традицией. Встречаясь на совете старейшин, те же самые патриархи находили решения важных, общезначимых вопросов. Таким образом, одни и те же люди задавали тон и на низших уровнях общественной организации, т. е. на уровне общины (мира, задруги), и на самых высоких — вплоть до таких известных нам племенных союзов, как союзы полян, северян и древлян.

На опушке леса или на вершине холма закладывался главный племенной «град», обнесенный частоколом. Их было много, и в них постепенно сосредоточивалась местная полити­ческая власть. Каждое племя селилось вокруг такого центра.

Племенную систему восточных славян варяги использова­ли в своих целях. Цели эти нам известны — война и торговля, торговля и война. В жизнь местных племен требовалось внести элементы единства и порядка — ровно настолько, на­сколько это было необходимо для успешной деятельности тех «коммерческих предприятий», где «держателями контрольно­го пакета акций» были члены династии Рюриковичей. Впро­чем, значительную долю добычи им приходилось отдавать сво­им дружинам, от которых они сильно зависели. Следовало постоянно помнить о дружине, заботиться о ней, удовлетво­рять ее прихоти — а то, гляди, сбежит к сопернику... Варяж­ские князья со своими дружинами селились в городах, распо­ложенных на главных торговых путях. По мере того как варя­ги подчиняли себе окрестные племена, росло политическое значение каждого из этих городов. Главным городом стал Киев.

Однако далеко не всем киевским князьям удавалось со­средоточивать всю власть в своих руках, а только самым честолюбивым, одаренным и безжалостным. Это они, захва­тывая киевский престол, заставляли всех остальных членов династии признавать свои исключительные права. Подобные периоды сильной власти вроде бы смиряли центробежные поползновения и сплачивали подданных. Так продолжалось вплоть до середины XI в.

Затем Ярослав Мудрый реформировал систему престолонаследования, и вслед за этой реформой началась децентра­лизация страны. Теоретически каждый член династии мог теперь претендовать на свою долю власти и владений. В конце концов киевский князь стал не более чем титулованным главой связанного династическим родством, но раздираемого постоян­ными распрями аморфного конгломерата удельных княжеств.

Таково в общих чертах политическое развитие Киевской Руси. Каковы же были механизмы, позволявшие осуществ­лять власть практически? Какими силами она осуществля­лась?

Прежде всего — силами самого князя и его дружины, совета бояр (думы) и собрания горожан (веча). Таким образом, в политическом устройстве Киевской Руси в той или иной степени проявлялись монархические, аристократические и де­мократические тенденции.

Князь властвовал над своими подданными, те окружали его почетом и уважением — само собой подразумевалось, что взамен они получат от князя защиту, порядок, справедли­вость. Но как защитник подданных и гроза врагов князь ровно ничего не стоил без своей дружины. Ну а уж если вра­жеская угроза была слишком велика, собиралось на подмогу ополчение горожан, а то и объявлялась всеобщая мобилиза­ция. Обычно же княжеское войско не превышало 2—3 тыс. человек.

Управлением киевским княжеством (как и другими таки­ми же догосударственными структурами) занимались и столь важные лица, как княжеский дворецкий, эконом и им подоб­ные: князья не утруждали себя мыслями о том, где кончается их личное хозяйство и начинается «общественное». В удален­ные города и веси князья назначали посадников — обычно из числа членов своей семьи. Тысяцкие местного ополчения исполняли волю князя на местах. Правосудие вершил сам князь и его чиновники сообразно «Русской Правде» Ярослава Мудрого. Все это достаточно ясно свидетельствует о том, что княжеская власть была, бесспорно, важнейшим фактором управления. А то, что она должна была соединять в себе военные, судебные и административные функции, также гово­рит о том, насколько вся эта система управления была еще примитивна и неразвита.

Если в военных делах князь всецело зависел от дружины, то для того чтобы содержать и ее, и все прочие институты власти, князю требовалась дань. Со временем процесс ее сбора усовершенствовался настолько, что возникла уже более раз­витая система налогообложения — от каждого отдельного хо­зяйства (от «дыма» или от «сохи»). Среди прочих источников княжеского благосостояния отметим торговые пошлины, су­дебные сборы и штрафы. Кстати, последним киевское зако­нодательство явно отдавало предпочтение перед всеми иными возможными карами за преступные деяния. Так что не будем сбрасывать со счета и эту немаловажную статью дохода.

В некоторой степени князь нуждался и в боярской думе, в особенности когда требовались совет и поддержка. Поначалу это и был совещательный орган, состоящий из старших дру­жинников. Многие из них происходили из варяжской знати или были потомками славянских племенных вождей. Впослед­ствии места в думе получили и церковные иерархи. Однако существование думы вовсе не означало, что князь обязан с ней советоваться, да и вообще ее функции так до конца и не определились. И все-таки дума, фактически представлявшая всю боярскую знать, была, по-видимому, достаточно влиятель­на, чтобы лишать князя поддержки в некоторых его начина­ниях. Так что приходилось считаться и с думой.

Наконец, демократия в Киеве была представлена в лице городского веча. Оно, впрочем, возникло еще до появления в Киеве князей, ибо ведет свое происхождение, по-видимому, от племенных сходов восточных славян. Князь созывал вече в тех случаях, когда ему требовалось узнать мнение горожан, или сами они собирались на вече, если хотели высказать свое мнение князю. На вечах обсуждались вопросы войн и мирных договоров, престолонаследования, назначения чиновников, ор­ганизации войска. Но вече могло лишь критиковать или при­ветствовать политику князя — собственной политической или законодательной властью оно не обладало. Хотя одно фор­мальное право за ним все же признавалось — право заклю­чать договор («ряд») с каждым новым князем, вступающим на престол. Тем самым вече как бы официально признавало власть князя, а взамен тот обещал не преступать традицион­ных пределов своей власти.

Участвовать в вечах имели право все главы семейств. Од­нако тон на них задавала купеческая элита, так что зачастую вече превращалось в место сведения счетов между враждую­щими городскими партиями.

Орест Субтельный

Из книги «История Украины», 1994

 

Читайте также: