ГлавнаяМорской архивИсследованияБиблиотека












Логин: Пароль: Регистрация |


Голосование:
Вам нравится наш сайт?


Отличный сайт!
Хороший сайт
Встречал и получше
Совсем не понравился





» » Боевые пловцы - подводные "истребители"
Боевые пловцы - подводные "истребители"
  • Автор: Vedensky |
  • Дата: 30-05-2015 19:38 |
  • Просмотров: 1706

Разведывательно-диверсионные действия под водой и из-под воды зародились еще в древние времена, но наибольшее свое развитие они получили в XX веке, с появлением принципиально новых технических средств и оружия. Общеизвестно, что наибольших успехов в этой тайной и весьма специфической деятельности достигли как во время Первой мировой, так и в период Второй мировой войны итальянские специалисты. Значительные успехи имели также подводные разведчики-диверсанты ВМС Великобритании, Германии, Японии и некоторых других государств. Но США, одна из могущественнейших в военном отношении стран Запада, как это ни странно, до середины нынешнего столетия имели сравнительно скромные результаты в этой сфере подводной войны.

Предшественниками столь известных в настоящее время по многим причинам разведчиков-диверсантов ВМС США (именуемых также "тюленями" или "морскими котиками") были так называемые морские "истребители". История их появления такова.

Командование ВМС США во время Второй мировой войны не придавало особого значения проведению подводных диверсий с помощью специальных сил и средств, несмотря на значительные успехи в этом итальянцев и англичан. Высшее военно-политическое руководство США волновали более масштабные задачи: американцы готовились к проведению крупных наступательных операций в Европе и на Тихом океане. Важнейшая роль в них отводилась морским десантным действиям. Успех же в них в значительной мере зависел от способности войск преодолевать противодесантные заграждения в прибрежной полосе. Осознавая серьезность этой проблемы, руководство ВМС США в мае 1943 года приняло решение о создании подразделения морских "истребителей" (NDCU - Naval Demolition Combat Unit), специально предназначенного для уничтожения ("истребления") вышеуказанных заграждений.

Боевое крещение это подразделение получило в десантной операции по захвату острова Сицилия в июле 1943 года. Противодесантные подводные заграждения у побережья острова "истребителями" обнаружены не были. Но невзирая на это подводные взрывники без дела не остались. В интересах обеспечения морских десантных действий они взрывали естественные подводные препятствия, уточняли навигационно-гидрографические условия районов высадки, снимали с мелей десантные суда.

В ноябре 1943 года американские войска получили жесточайший урок, понеся тяжелые потери в живой силе и технике при высадке десанта на атолл Тарава: погибло 1200 морских пехотинцев и было потеряно 90 плавающих транспортеров из 125. Военное командование излишне доверилось данным воздушной разведки, не перепроверив и не дополнив их сведениями от других сил разведки и из иных источников. А в результате не были уточнены навигационно-гидрографические условия на подступах к атоллу, не выявлены подводные препятствия и система обороны противника. Именно отсутствие таких важнейших сведений привело к значительным потерям. Это произошло во многом и из-за того, что неоправданно было забыто и не использовалось в этой операции подразделение подводных "истребителей".

Сражение за атолл Тарава показало, что без предварительной разведки района высадки и без проделывания проходов в подводных противодесантных заграждениях нельзя надеяться на успех в морских десантных операциях. Осознав это, командование ВМС США сформировало два подразделения морских "истребителей" на Тихоокеанском театре военных действий, которые стали именоваться "подводные истребительные группы" (UDT - Underwater Demolition Team). В отличие от предыдущего подразделения водолазов-саперов на вновь созданные группы возлагались также и разведывательные задачи.

В новом качестве подводные "истребители" использовались при захвате атолла Кваджелейн в январе 1944 года. Там по результатам их предварительных действий командование войсками даже вынуждено было изменить первоначально принятый план и внести в него серьезные изменения. Последний раз на Тихом океане в качестве саперного подразделения на плаву они действовали в феврале 1944 года при наступлении на атолл Эниветок. После этого они перешли преимущественно к "водной тактике". Теперь подводные "истребители" использовали для обеспечения своих действий надувные резиновые шлюпки и плоты с электромоторами, на смену очкам пришли маски, появились подводные часы и компасы.

В июне 1944 года на Атлантическом театре англо-американским командованием проводилась Нормандская десантная операция, одна из крупнейших во Второй мировой войне. Несмотря на уже богатый опыт использования подводных "истребителей" на Тихом океане, в данной операции они применялись "по старинке", как морские саперы. Но, возможно, это было обоснованным: уж очень специфические задачи стояли перед ними. Оборонительные сооружения немцев начинались на расстоянии 100 метров от линии малой воды в виде сплошной полосы искусственных заграждений. Среди них находились затопленные либо наполовину скрытые водой и грунтом железобетонные пирамиды и надолбы, наклоненные в сторону моря. Затем следовали ряды искусственных "ежей", каждый из которых состоял из трех почти двухметровых стальных брусьев, соединенных под прямым углом. Наиболее труднопроходимыми противодесантными заграждениями были так называемые "бельгийские ворота". Они представляли собой обращенные к морю стальные решетки, составленные из сварных конструкций. Трудность задачи, стоявшей перед подрывниками, состояла в том, чтобы уничтожить эти "ворота", не поразив при этом десантников и не превратив решетки в большой спутанный клубок стальных балок. В этом случае они стали бы представлять еще большую опасность для десантных кораблей и судов. Все пространство между противодесантными заграждениями, а также сами они были плотно заминированы.

Для доставки подрывников к побережью выделялось до 20 танкодесантных барж. На каждой размещались морские "истребители", армейские саперы, бульдозеры и другая необходимая техника, различное оборудование и подрывные заряды. На буксирах за этими баржами следовали плавсредства, до отказа набитые взрывчаткой. Морские "истребители" были одеты в водонепроницаемые комбинезоны, каждый из них имел ножницы для резки проволоки, щипцы для вывертывания запалов из мин, подрывные патроны, мешки с зарядами взрывчатого вещества. Кроме того, часть из них несли катушки с намотанными на них 250 метров детонирующих шнуров.

Но невзирая на чрезвычайные трудности морские "истребители" практически полностью справились с поставленными задачами. Высадка морского десанта на побережье Нормандии и прорыв Атлантического вала были ими успешно обеспечены. Правда, далось это ценой непомерных потерь, самых больших для данных подразделений за весь период Второй мировой войны. Там были убиты или ранены более половины морских "истребителей", принимавших участие в операции.

Каждая последующая морская десантная операция вносила что-то новое в тактику действий, способы и приемы боевого использования боевых пловцов, которые затем совершенствовались. Так, Сайпанская десантная операция, проводившаяся в июне 1944 года, явилась образцом решения разведывательных задач боевыми пловцами, в ее ходе была отработана тактика применения ими так называемых "боевых пар". При захвате острова Гуам в июле 1944 года была разработана тактика расчистки оборонительных сооружений. В этой операции морские "истребители" уничтожили около 620 объектов, преграждавших путь десантным судам, и проделали большое количество проходов для них в коралловых рифах. Во время последующих операций по захвату островов Тайнань и Пелелиу у боевых пловцов появились водонепроницаемые фонари для визуальной связи, портативные приемопередатчики, а также ласты, вскоре ставшие неотъемлемой частью их снаряжения. Тогда же впервые высадка боевых пловцов осуществлялась с помощью подводной лодки. К этому времени флотское командование уже четко представляло, что без морских "истребителей" практически невозможен успех в морских десантных операциях. Во всех планах операций теперь предусматривалось их участие. Разведывательные сведения о противнике и навигационно-гидрографической обстановке, добывавшиеся ими, а также проводившиеся ими взрывные работы по разрушению противодесантных заграждений помогали сводить к минимуму потери высаживавшихся войск. В ходе заключительных операций Второй мировой войны на Тихом океане по захвату Филиппин, островов Иводзима и Окинава у морских "истребителей" появился новый и грозный враг - японские летчики-смертники, камикадзе. В результате их действий боевые пловцы понесли значительно больше потерь, чем во всех десантных операциях на Тихом океане вместе взятых. В частности, при освобождении острова Лусон японский летчик-камикадзе поразил американский транспорт, на котором погибли 11 и были ранены 15 морских "истребителей". При захвате острова Иводзима аналогичный случай произошел с десантным кораблем, там погибли 18 боевых пловцов и многие были ранены.

Окинавская десантная операция, проводившаяся в течение трех месяцев при завершении Второй мировой войны, была самой масштабной после Нормандской операции. Столь же масштабными были там и действия морских "истребителей". Так, в ней участвовали более 1000 боевых пловцов в составе 10 "истребительных" групп, ими были разведаны и очищены от мин и заграждений подходы к пляжам протяженностью несколько километров, взорвано около 3000 противодесантных заграждений. В одной из бухт боевыми пловцами были обнаружены и взорваны 300 моторных лодок, начиненных взрывчаткой и предназначенных для водителей-камикадзе.

После взятия Окинавы морские "истребители" были направлены на юг, на острова Борнео и Новая Гвинея, где еще оказывали сопротивление последние японские гарнизоны. Это были заключительные операции подводных "истребительных" групп во Второй мировой войне.

С ее окончанием большинство подразделений морских "истребителей" было расформировано, а личный состав численностью свыше 3000 человек был уволен в запас. К тому времени в составе ВМС США осталось всего четыре команды морских "истребителей", по две на Атлантическом и Тихом океанах, общей численностью более 200 специалистов. Они должны были составить ядро для развертывания команд подводных разведчиков-диверсантов в будущих войнах. Однако необходимо заметить, что в составе ВМС имелось еще одно сверхзасекреченное подразделение боевых пловцов. Оно было создано специально для проведения подводных диверсий в июне 1944 года по инициативе генерала У. Донована, начальника управления стратегических служб (стратегической разведки). Данное подразделение имело на вооружении экспериментальные дыхательные аппараты и отрабатывало тактику диверсионных действий против кораблей, портов и гидротехнических сооружений противника. В боевых операциях специалистам из его состава, к их сожалению, так и не пришлось участвовать, но, как они считали, это ждало их впереди.

В Корее - "истребители", во Вьетнаме - "тюлени"

После окончания Второй мировой войны, основываясь на результатах анализа предшествующего боевого опыта применения морских "истребителей" и с учетом научно-технического прогресса командование ВМС США в конце 40-х годов пришло к выводу о необходимости переориентации своих сил спецназначения на подводные действия. В соответствии с этим была разработана программа переоснащения команд боевых пловцов и началась отработка тактики их применения в новых условиях. На вооружении боевых пловцов первоначально находились кислородные дыхательные аппараты. Но они имели целый ряд существенных недостатков, к основным из которых относились ограничение глубины погружения (до 20 м) и большая вероятность кислородного опьянения. Проведенные эксперименты по погружению боевых пловцов на различные глубины и исследования воздействия на водолазов отравления избытком углекислоты, а также опьянения кислородом привели американских специалистов к необходимости замены индивидуальных дыхательных аппаратов. На тот период наиболее подходящей заменой оказался акваланг ("водяные легкие"), разработанный французами

Ж.И. Кусто и Э. Ганьяном в 1943 году. По сравнению с кислородным аппаратом акваланг обеспечивал глубину погружения боевых пловцов до 40 метров и сведение к минимуму опасности кислородного опьянения, отравления углекислым газом, возникновения кессонной болезни и баротравмы легких. После принятия на вооружение аквалангов возможности американских боевых пловцов резко возросли. Они стали отрабатывать все более сложные задачи. В частности, они отрабатывали задачи выхода из торпедного аппарата подводной лодки под водой на ходу и обратного возвращения в нее, проникновения в хорошо защищенные пункты базирования из-под воды с обычных и сверхмалых подводных лодок. В это же время был сконструирован первый двухместный подводный носитель водолазов, ставший родоначальником целой серии аппаратов типа "Минисаб".

Сразу же с началом войны в Корее 25 июня 1950 года первые подразделения боевых пловцов перебрасываются на театр военных действий. Это были водолазы-подрывники, известные нам под названием морские "истребители", из команды спецназначения Тихоокеанского флота. Чрезвычайно сложная минная обстановка и отсутствие в составе ВМС США достаточного количества тральщиков предопределили важнейшую роль морских "истребителей" в борьбе с минами в прибрежных районах, на рейдах, фарватерах и в гаванях Кореи. Первая минная разведка была произведена американскими водолазами-подрывниками уже через две недели после начала военных действий в районе Поханга. В начале войны борьба с минной опасностью велась главным образом в ходе морских десантных операций. Так, перед началом Инчхонской десантной операции в сентябре 1950 года около ста морских "истребителей" уточняли навигационно-гидрографическую обстановку районов высадки, обозначали фарватеры, обнаружили и подорвали значительное количество мин. Перед высадкой американского десанта в Вонсане водолазы-подрывники произвели минную разведку подступов к порту, отметили буйками около 50 якорных и донных мин.

С конца 1950 года американские боевые пловцы принимали деятельное участие в противоминном обеспечении кораблей, блокадных сил, очистке от мин портов и фарватеров, через которые шло снабжение войск грузами. В частности, показателен в этом плане опыт боевого применения подводных "истребителей" при уничтожении минных заграждений в районе порта Нампхо в октябре-ноябре 1950 года. Траление мин здесь осложнялось неблагоприятными физико-географическими условиями. Высота прилива в районе достигала 3,5 метра, а скорость течения превышала 3 узла. Малая прозрачность воды затрудняла обнаружение мин. В таких условиях американское командование приняло решение при проведении противоминных действий отдавать приоритет авиации, наносившей бомбовые удары по минным полям с целью вызова детонации мин, а также морским "истребителям". Весьма интересны данные по результативности противоминных действий различных сил, участвующих в них. Так, из 80 мин, уничтоженных в данном районе, на долю авиации пришлось 36, водолазов-подрывников - 27, кораблей-тральщиков - 5; 12 мин, сорванных с якорей во время шторма, были расстреляны корабельной артиллерией.

В этой войне американское командование впервые стало активно использовать подразделения боевых пловцов для диверсионных действий на суше. Они привлекались для подрыва мостов и туннелей на прибрежных коммуникациях, причалов и других портовых сооружений в городах, занятых противником, и т. д. В ходе ведения военных действий американцы постоянно совершенствовали техническое оснащение морских "истребителей" и тактику их использования. Боевые пловцы успешно освоили индивидуальные дыхательные аппараты последних модификаций, резиновые гидрокостюмы, состоявшие из двух частей на "молнии". Впервые для обеспечения подрыва мин боевыми пловцами использовались вертолеты. По результатам войны в Корее командованием ВМС были приняты меры с целью дальнейшего совершенствования возможностей флотских разведывательно-диверсионных сил. В частности, в ходе боевой подготовки интенсивно стали отрабатываться мероприятия по обучению боевых пловцов прыжкам с парашютом, ведению разведки и диверсий на берегу.

Война в Корее убедила военное руководство США в том, что во всех последующих войнах будет значительно возрастать роль хорошо обученных и оснащенных войск и сил специального назначения. С учетом этого, а также обострившегося противостояния США и СССР в американских вооруженных силах стали создаваться специальные формирования, так называемые "зеленые береты", предназначенные для проведения разведывательно-диверсионных и антипартизанских действий, организации психологической войны и поддержки повстанческого движения на территории противника. Аналогом подобных сил в составе ВМС США явились спецподразделения SEAL44 , созданные указом президента США

Дж. Кеннеди 1 января 1962 года на Атлантическом и Тихоокеанском флотах.

Боевое крещение подразделения SEAL, именуемые, как уже отмечалось, также "тюленями", получили во время войны во Вьетнаме. Начиная с 1963 года, они во многом дублировали своих предшественников - подводных "истребителей", занимаясь поиском мин в районах якорных стоянок кораблей 7 американского флота и разведкой районов высадки при проведении морских десантных операций. В последующем американское командование, как будто вспомнив об истинном предназначении этих сил, стало привлекать их главным образом для ведения разведывательно-диверсионных действий в джунглях и на речных акваториях Южного Вьетнама. Здесь они вели борьбу с отрядами Национального фронта освобождения Южного Вьетнама (так называемого Вьетконга), осуществляя разведку, патрулирование, диверсии, захват "языков" и т.д. Численный состав сил специальных операций США в это время увеличился в несколько раз, в том числе значительно возросло количество подразделений специального назначения ВМС. Совершенствовались при этом вооружение и техническое оснащение отрядов SEAL, возросли интенсивность и качество их боевой подготовки. Все боевые пловцы проходили обязательный курс "выживания" в экстремальных условиях, обучались различным способам скрытного проникновения к объектам противника, владению разнообразными видами оружия и технических средств, изучали вьетнамский язык. Спецназовцы совершали прыжки с парашютом с различных видов авиатехники, в том числе с обязательным приводнением. При проведении спецопераций на территории Южного Вьетнама "тюлени" действовали, как правило, небольшими группами по 4-8 человек. В районы ведения разведки и выполнения диверсионных акций они проникали преимущественно водными путями, используя для этого обычные речные катера и вельботы, а в целом ряде случаев - катера специальной постройки, оснащенные водометными двигателями и развивающие скорость хода до 40 узлов. Пунктами базирования разведчиков-диверсантов ВМС являлись южновьетнамские крупные речные порты, использовали они также и маневренные базы - большие десантные корабли.

Боевые пловцы привлекались часто и для освобождения попавших в плен американских военнослужащих. Так, в мае 1972 года американское командование проводило специальную операцию под кодовым наименованием "Лайтнинг" ("Молния") по обеспечению побега американцев из вьетнамского лагеря, находящегося поблизости от Ханоя. Одна из ключевых ролей в этой операции отводилась разведчикам-диверсантам ВМС. Они должны были захватить один из островов в Тонкинском заливе, на котором базировались силы Вьетконга, патрулирующие обширную зону. Через эту зону как раз и предполагалось осуществить переброску спасенных беглецов. Высадка боевых пловцов на остров должна была производиться с уже известной нам подводной лодки специального назначения "Грейбэк" с помощью подводных транспортировщиков. Однако первая группа "тюленей" в количестве четырех человек не справилась с сильным течением, которое отнесло их далеко в сторону от назначенного пункта высадки в открытое море. Обессилев в борьбе со стихией, спецназовцы запросили помощь у обеспечивавшего их крейсера "Лонг бич", с которого были высланы вертолеты, для того чтобы забрать их на корабль. Командир "Грейбэк" коммандер Джон Чемберлен, не имея информации об этом течении и судьбе первой группы, через несколько часов послал второе подразделение "тюленей" на остров. Они попали в точно такую же ситуацию: боевых пловцов отнесло далеко в сторону, подводный транспортировщик был затоплен. Тем временем первая группа возвращалась на вертолетах на подводную лодку "Грейбэк". Предусматривалось сбросить боевых пловцов на воду, а затем они должны были самостоятельно вернуться в лодку, находящуюся в подводном положении. Между тем произошел трагический случай: летчик одного из вертолетов неправильно рассчитал высоту полета, и двое десантировавшихся на воду спецназовцев получили тяжелейшие травмы, при этом один из них, старший лейтенант Спенс Драй, скончался на месте. Вновь вертолеты с "Лонг бич" эвакуировали на корабль боевых пловцов, но теперь уже из состава двух групп. Цепь нелепых случайностей преследовала подводную лодку "Грейбэк". Один из американских эсминцев, обнаружив всплывшую на сеанс связи подводную лодку, принял ее за противника и обстрелял из артиллерийских установок. На этот раз, правда, никто не пострадал: американские комендоры стреляли отвратительно. Не желая испытывать далее судьбу, американское командование приняло решение вернуть подводную лодку "Грейбэк" и боевых пловцов в пункты дислокации. Операция "Молния" провалилась.

На заключительном этапе войны во Вьетнаме разведывательно-диверсионные подразделения американских ВМС участвовали в обеспечении эвакуации личного состава вооруженных сил, персонала посольства и консульств, а также различной техники. Так, например, они отличились в операции по освобождению американского транспорта "Маягес". Этот контейнеровоз в апреле 1975 года по ошибке вошел в территориальные воды Камбоджи и был захвачен камбоджийскими ВМС. На борту судна находился сверхсекретный груз, состоявший из контейнеров с радиоэлектронным оборудованием, шифровальной техникой и секретными документами разведывательного центра США, эвакуировавшегося из-под Сайгона. По указанию президента США Дж. Форда американскими ВМС была проведена специальная операция по освобождению захваченного транспорта и его экипажа. В ней участвовали боевые корабли авианосной ударной группы (флагман авианосец "Корал си"), части морской пехоты, самолеты истребительно-бомбардировочной, палубно-штурмовой и базовой патрульной авиации, подразделения специального назначения. Морская пехота, высаженная с транспортно-десантных вертолетов, захватила остров, к которому был отконвоирован "Маягес", а затем и само судно. В интересах обеспечения этих действий, а также для демонстрации решимости американского военно-политического руководства отстаивать свои интересы любыми средствами авиация нанесла бомбо-штурмовые удары по камбоджийским аэродромам, портам и нефтехранилищам. Операция прошла успешно, поставленные задачи были выполнены, хотя имелись и жертвы среди американцев: более 20 убитых и около 80 раненых. На начальном этапе этой операции как раз и отличились подразделения боевых пловцов. Опасаясь, что контейнеры могут быть вскрыты, а секретный груз попадет в руки камбоджийцев и их китайских советников, американское командование организовало переброску подводных диверсантов в район стоянки "Маягес". Уже через сутки после захвата транспорта камбоджийцами "тюлени" произвели его минирование магнитными минами, чтобы в случае необходимости взорвать судно вместе с грузом и не допустить постороннего вмешательства в "святая святых" американской разведки.

В официальных заявлениях представителей американского военного руководства, подводящих итоги войны во Вьетнаме, конечно же, высоко оценивались действия боевых пловцов. В них отмечалось, что они внесли в успех операций гораздо больший вклад в пропорциональном отношении, чем представители любого другого рода войск. Вместе с тем часто не все так гладко происходит на войне, как об этом трубят средства официальной пропаганды. Лишнее тому подтверждение - операция "Молния". Но главное, пожалуй, при этом - сделать правильные выводы из своих неудач и не повторять в будущем подобных ошибок. Удается это, правда, не всегда.

Е А Байков, Г Л Зыков

Из книги «Тайны подводного шпионажа»

 

Читайте также: