ГлавнаяМорской архивИсследованияБиблиотека












Логин: Пароль: Регистрация |


Голосование:
?


!



Самое читаемое:



» » Фальц-Фейн Фридрих Эдуардович
Фальц-Фейн Фридрих Эдуардович
  • Автор: Malkin |
  • Дата: 15-07-2014 12:44 |
  • Просмотров: 6797

Friedrich von Falz FeinРоссийский натуралист, крупный землевладелец и хозяйственник немецкого происхождения. Организовал в своем родовом поместье под Херсоном первый в Украине заповедник, дендропарк и зоопарк с мировым именем - Аскания-Нова, ставший общеевропейским 'центром научных и хозяйственных экспериментов. (род. в 1863 г. - ум. в 1920 г.)

В Российской империи (и на территории Украины в частности) уделялось большое внимание охране определенных видов охотничьих зверей, птиц, промысловых рыб, участков леса, а также защиты почв от эрозии и рек от высыхания. Вместе с тем, заповедные объекты организовывались и для научных, а порой и просто для эстетических целей. Своеобразными охраняемыми объектами были в Украине частные дендрологические парки - Софиевка, Тростянец, Александрия, Веселые Боковеньки, Установка. Всего в начале XX столетия на ее территории насчитывалось около 150 подобных дендропарков. После революции и Гражданской войны их количество сократилось до десяти, и они были спешно преобразованы в государственные заказники.

До того как на Украине утвердилась советская власть, в некоторых дендропарках велась серьезная научная работа, все они тщательно охранялись, а их посещение приравнивалось к походу в театр. Когда в 1902 г. «пролетарский писатель» Максим Горький захотел осмотреть Софиевку, его не пропустили туда из-за отсутствия парадной одежды. Прекрасный дендропарк Веселые Боковеньки заложил в 1893 г. М. Давыдов - внук знаменитого Дениса Давыдова, героя войны с Наполеоном. Для этого он продал свои богатейшие имения, а через 20 лет ходатайствовал перед Императорским Русским Географическим обществом о заповедании парка и передаче его в ведение Общества. Но, конечно, самым известным не только на Украине, но и во всей Российской империи был созданный Ф. Э. Фальц - Фейном заповедник Аскания-Нова, который современники окрестили «земным раем».

Место, где со временем возник всемирно известный заповедник (43 тыс. десятин земли на юге России в Таврии), было передано в наследное владение немецкому герцогу Фридриху Фердинанду Ангальт-Кеттенскому российским императором Николаем I по символической цене - 8 копеек за десятину. Соответствующий царский указ от 1 марта 1828 г. начинался словами: «Цель сего поселения состоит в том, чтобы оно служило образцом большого благоустроенного сельского хозяйства, соединенного с фабричной промышленностью».

Герцог Ангальт-Кеттенский первым делом дал степному участку звучное наименование «Аскания-Нова», которое указывало на отличие от «старой» фамильной Аскании, графства на северной стороне Гарца, издавна принадлежавшего его семье. Затем он купил 8 тыс. мериносовых овец и вместе со 130 немецкими колонистами отправился обживать новые земли в далекой России. Некоторое время владелец вкладывал в заграничное имение немалые средства, а потом произошло невероятное: дисциплинированные немцы перессорились между собой, не поделив доходы, которые приносило овцеводство. Вскоре погиб молодой фруктовый сад, засохли виноградники, а овцы разбежались. Когда же в 1856 г. герцог умер, наследники поспешили избавиться от проблемного российского «графства» и тут же продали его колонисту Фридриху Фейну за 1,5 млн золотых марок.

Новый хозяин быстро навел порядок в Аскании и превратил убыточное ранее хозяйство в богатейшее поместье. Говорят, он даже не знал, сколько у него овец - учитывал только собак, уникальных южнорусских овчарок, пасших отары. Вскоре Фридрих Фейн выдал единственную дочь за своего незаменимого помощника саксонца Иоганна Готтлиба Фальца, и три сына от этого брака стали носить двойную фамилию Фальц-Фейн. Один из них, Эдуард Иванович, и стал отцом создателя первого российского заповедника.

Предприимчивые Фальц-Фейны хозяйствовали со знанием дела. Выписали из Венгрии умелых овцеводов, обводнили сухие земли, пробурив 70-метровые скважины, из которых мощными насосами ежедневно выкачивали для поливов по 300 тыс. ведер воды. Бизнес стал давать хороший доход, имение богатело и разрасталось. В период сельскохозяйственных работ на полях было занято около 1,5 тыс. сезонных рабочих из Киевской, Полтавской и Херсонской губерний. Для постоянных работников были построены кирпичные дома, почта, больница, школа, церковь, мастерская с паровым двигателем. Позже появились телеграф, телефон, водопровод и даже собственная электростанция.

Фридрих Эдуардович Фальц-Фейн родился в имении Аскания-Нова 16 апреля 1863 г. и был старшим ребенком из семи детей. Его отец, Эдуард Иванович, умер рано, и воспитанием мальчика занимался родной дедушка, француз-гувернер Конраде и мать - Софья Богдановна. Она слыла умной и образованной женщиной, была дружна с Л. Н. Толстым, Ф. М. Достоевским, В. Д. Набоковым. В их доме гостило множество выдающихся людей, наведывался из Феодосии И. К. Айвазовский, работы которого Софья Богдановна впоследствии спасла от забвения. Сам губернатор почитал за большое счастье быть приглашенным на обед к Фальц-Фейнам.

В 1882 г. Фридрих покинул родной дом и поступил на естественное отделение старейшего Дерптского (Юрьевского) университета. Науки увлекли будущего естествоиспытателя, и в стенах университета он провел 7 лет, объездив во время каникул почти все ботанические сады и зоопарки мира. Однажды, на Всемирной выставке в Париже, он познакомился с известным ученым Сент-Хилиром, который дал юноше весьма лестную оценку: «В вас счастливо сочетаются любовь к природе, знания, энергия и наличие необходимых средств для выполнения ваших планов!»

Уже летом 1885 г. Фридрих приехал домой на каникулы и посадил первые деревья, давшие начало ботаническому парку, а через четыре года запретил распахивать первый заповедный участок. В 1898 г. он «заповедал» еще два громадных участка в 100 и 500 десятин, а затем три участка в имениях братьев и стал тратить ежегодно по 20-40 тыс. рублей на приобретение животных для зоопарка. Кроме того, на территории имения Фальц-Фейн создал крупный природоведческий музей. Вся эта бурная деятельность богатого землевладельца, не сулившая доходов в будущем, не вызывала понимания у окружающих и родных. «Ученого барина» считали не совсем нормальным и отказывались помогать в его начинаниях. Особенно была недовольна своим сыном Софья Богдановна, а управляющий Асканийским имением просто ставил палки в колеса.

После смерти отца Фридрих получил в наследство Доренбург, а младшему брату Владимиру досталась Аскания. Однако, увидев огорчение старшего брата, тот легко согласился на обмен. Став полновластным хозяином имения, Фридрих Эдуардович моментально уволил строптивого управляющего и с удвоенной энергией взялся за воплощение своих природоохранительных замыслов. Очень скоро в его зоопарке уже обитало 58 видов млекопитающих и 154 вида птиц, добрая половина которых была доставлена с других континентов. Фальц-Фейн сохранил для человечества вымирающую лошадь Пржевальского, впервые давшую приплод в Аскании-Нова. Много сделал он и для спасения беловежского зубра, добившись разрешения на разведение этих животных в своем заповеднике. А вот родоначальника домашней лошади, степного тарпана, спасти не успел. Последнего представителя вида уничтожили крестьяне села Агайман, загнавшие его в ловушку.

Общее количество животных в зоопарке Аскания-Нова доходило до 2 тысяч, а в их обслуживании было занято 100 человек работников, из них 10 - квалифицированных экскурсоводов. «С удовольствием провожу я, - писал Фридрих Эдуардович, - тихие ясные ночи среди нашей южной природы, среди питомцев моего парка. Проснешься на заре, взглянешь на животных: одни бродят, другие предаются отдыху, а вот сегодня слышу какой-то хруст за вышкой - смотрю Бенджамин, крупнейший оленебык, уперся своими могучими рогами, пробует их силу об устои вышки. Дивная, очаровательная ночь. Звезды светят, как алмазы. Набежит ветер, освежит прохладой. Закутаешься плотнее в одеяло, вновь забудешься сладким, крепким сном до утра».

Полет его фантазии и энергичность не знали пределов. Окрыленный первыми успехами, он решил вернуть в степь ее исконных обитателей и добился того, что на территории его заповедника появились сайгаки, степные орлы, дрофы и стрепеты, байбаки. Его дендропарк долго игнорировали лесные птицы. Тогда Фальц-Фейн приказал оборудовать в лесу гнездовья, а в жилых домах строить специальные ниши для скворцов. И вскоре парк наполнился птичьим гамом. Еще в начале 1890-х гг. Фридрих Эдуардович стал кольцевать птиц, став пионером и в этой области.

Однажды журавль, окольцованный сотрудниками заповедника, был пойман в Судане, а кольцо с его шеи доставили к великому калифу Махди. Тот вызвал к себе невольника-европейца и приказал объяснить назначение диковинного предмета. Переводчик взял в руки небольшое латунное колечко с надетой на него капсулой, достал оттуда две тщательно сложенные папиросные бумажки и прочитал: «Этот журавль выведен и выращен в моем поместье “Аскания-Нова”, Таврической губернии, на юге России. Просьба сообщить, где птица была поймана или убита. Сентябрь 1892. Фр. Фальц-Фейн». Реакцию калифа не трудно было предугадать. «Нечестивцы, у них еще есть время заниматься такими пустяковыми и бесполезными занятиями» - было его окончательное заключение.

К 1900 году Фридрих Эдуардович превратил свое имение в настоящий научный институт. Он приобрел уникальное оборудование, выписывал специальную литературу, организовал обширную библиотеку и несколько лабораторий. В «Аскании-Нова» работали видные ученые: И. Пачоский, А. Браунер,        И. Иванов, Н.              Клепинин, М.        Иванов, П. Козлов и др., заповедник посещали иностранцы, среди которых был всемирно известный немецкий пропагандист охраны природы Гуго Конвенц. Четвероногие питомцы Фальц-Фейна участвовали в различных всероссийских и всемирных выставках, торговых ярмарках и научных симпозиумах, принося славу Аскании и медали ее владельцу.

Однако во время Первой русской революции уникальный заповедник-зоопарк чуть было не погиб. Толпы восставших крестьян сожгли и разорили экономии семьи Фальц-Фейнов в Хорлах, Преображенке, Дофино, Максимовке и Даровке. В ноябре 1905 г. Фридрих Эдуардович писал таврическому губернатору: «Ваше Превосходительство. Ввиду ужасов, происходящих в западной части нашего уезда, обращаюсь к Вам с покорнейшей просьбой, ради спасения от разгрома хотя бы нескольких усадеб нашего уезда назначить на постой ко мне в Асканию-Нова и к брату Владимиру хотя бы двадцать человек казаков или крымцев за наш счет и полное содержание.» Губернатор прислал воинскую команду, и они спасли «земной рай» от уничтожения. Природоохранные достижения Аскании не интересовали революционеров. Вождь большевиков Ленин заметил только, что: «В Таврической губ. Фальц-Фейн имеет 200 000 десятин. Про размеры хозяйства может дать представление тот факт, что, например, у Фальц-Фейна работало в 1893 г. на косовице 1100 машин».

Весной 1914 г. заповедник посетил Николай II. Фридрих Эдуардович долго водил гостя по своим владениям, объясняя, что он разводит животных, которые нынче исчезают. Царь очень заинтересовался, задал массу вопросов. Позже он восторженно писал вдовствующей императрице: «Удивительное впечатление, точно картина из Библии, как будто звери вышли из Ноева Ковчега». Вернувшись в Петербург, Николай II подписал указ о возведении Ф. Э. Фальц-Фейна в потомственное дворянство, что было единственным случаем за всю российскую историю, когда дворянство было пожаловано за любовь к животным.

Всю свою жизнь хозяин Аскании-Нова прожил в одиночестве. Его первая любовь - Серафима - трагически погибла, и Фридрих так и не женился. Он чуждался шумных компаний, испытывал отвращение к азартным играм, не пил водки, не терпел курильщиков, находя смысл жизни в работе.

Ф. Э. Фальц-Фейн был избран членом Постоянной природоохранительной комиссии при Русском Географическом обществе, на содержание которой он жертвовал крупные суммы. Богатый помещик оказывал материальную помощь коллегам-ученым, дружил с землевладельцем С. Крымом - одним из организаторов Крымского заповедника. В начале 1917 г. он принял участие в создании в Москве Общества охраны природы, мечтал открыть лесной заповедник в своем белорусском имении Налибоки, где в то время еще водились бобры, практически исчезнувшие в России.

Однако планам не суждено было осуществиться. Власть в Российской империи перешла в руки «народа» и в стране воцарился хаос. При поддержке Временного правительства в Асканию был направлен комиссаром ботаник И. К. Пачоский, а в декабре 1917 г. - путешественник П. К. Козлов, усилиями которых уникальный памятник природы чудом удалось уберечь от разгрома. А вот белорусское имение Налибоки Фальц-Фейну сохранить не удалось. Там были выбиты все бобры, исковеркан древний лес.

Сам хозяин заповедника находился в это время в Москве и был арестован большевиками по подозрению в шпионаже в пользу Германии. Тогда же с ним случился первый удар - парализовало всю левую сторону. В Бутырской тюрьме Фальц-Фейн пробыл несколько месяцев, после чего в августе 1918 г., благодаря протестам ученых-биологов, был освобожден. Не став испытывать судьбу, он сразу же уехал в Германию.

Перед тем как покинуть Россию, Фридрих Эдуардович написал матери в родовой замок и уговаривал ее не верить новой власти и немедленно выехать за границу. Но она ответила: «Ничего со мной не случится, я старая женщина, я никому не сделала зла. Оставь меня здесь с Богом». Однако у большевиков было иное мнение на сей счет - в 1919 г. они расстреляли Софью Богдановну, разграбили и уничтожили красивейший белый замок в порте Хорлы. Некоторым членам семьи Фальц-Фейнов удалось на лодке добраться до Болгарии, но там их встретили такие же грабители. В результате стычки было убито еще несколько родственников Фридриха Эдуардовича. Оставшиеся в живых смогли добраться до Лихтенштейна и нашли приют у своего давнего друга - принца Франца I, служившего в свое время послом Австро-Венгрии в России.

Известно, что Ф. Э. Фальц-Фейн очень страдал на чужбине. «Как трудно жить в городе, тут даже не видно, как заходит солнце», - передавала его слова жена ученого П. К. Козлова. Бывший землевладелец и знаменитый натуралист жил некоторое время в Берлине, где участвовал в работе природоохранной комиссии профессора Конвенца. Вскоре из-за болезни сердца он был помещен в санаторий профессора Даппера в Бад-Киссингене, где 2 августа 1920 г. скоропостижно скончался от сердечного приступа. Похоронили его на старом берлинском кладбище «Двенадцати Апостолов» и на могильном камне с изображением двух степных орлов высекли надпись: «Здесь покоится знаменитый создатель Аскании-Нова».

Оставшиеся на родине соратники Фридриха Эдуардовича в 1922 г. просили Совнарком «соответственным образом отметить научные заслуги покойного Фальц-Фейна как организатора научных основ заповедника, которые имеют громадную научную ценность и завоевали себе мировую славу», однако услышаны не были. Более того, спустя три года большевистский комиссар Зитте, управлявший в то время Асканией, приказал вскрыть все гробы предков семьи Фальц-Фейнов, высыпать их содержимое в яму, а все украшения и мраморные памятники в церкви уничтожить. Сама церковь и склеп были превращены в картофелехранилище.

И лишь в апреле 1994 г., новые украинские власти присвоили «народному заповедному парку» Аскания-Нова имя его основателя - выдающегося натуралиста, крупного землевладельца и талантливого хозяйственника - Фридриха Эдуардовича Фальц-Фейна.

Елена Васильева, Юрий Пернатьев

Из книги «50 знаменитых бизнесменов XIX - начала XX в.»

Читайте также: