ГлавнаяМорской архивИсследованияБиблиотека












Логин: Пароль: Регистрация |


Голосование:
Вам нравится наш сайт?


Отличный сайт!
Хороший сайт
Встречал и получше
Совсем не понравился





» » Строительство пирамид
Строительство пирамид
  • Автор: Prokhorova |
  • Дата: 17-02-2014 17:50 |
  • Просмотров: 2034

 Вернуться к оглавлению

Глава шестая.

 Я хочу напомнить читателю о том, что фараоны, впервые объединившие под своей властью весь Египет, были выходцами с юга, то есть из Верхнего Египта, и что первоначально их столицей был город Тис, древнеегипетский Тине, откуда и происходит термин «тинитские фараоны». Затем к концу Второй династии (приблизительно в XXVIII веке до нашей эры) они основали в Мемфисе новую столицу, откуда правили всей страной. Гробницы, построенные ими в Верхнем Египте, были совершенно отличны от тех, что мы видим в Саккара. Здесь же самым прекрасным образцом царских усыпальниц является ступенчатая пирамида Джосера.

 Профессор Джорж Эндрю Рейзнер в своей монументальной монографии «Эволюция египетских гробниц до Хеопса» [D. A. Reisner. The development of the Egyptian Tomb down to the Accession of Cheops, Cambridge, Mass, 1936, p. 153-154.] пишет следующее:

 «К тому времени в Верхнем Египте – речь идет о конце эпохи Второй династии – надземные сооружения гробниц фараонов и частных лиц представляли собой постройки из кирпича-сырца, возводимые как открытые шахты, а затем перекрываемые деревянными кровлями или коробовыми сводами из того же необожженного кирпича. В Мемфисе во времена Второй династии наибольшее развитие получил определенный вид усыпальниц с уходящей вглубь лестницей и высеченными в скальном грунте подземными покоями, В больших гробницах это был целый сложный комплекс, а в маленьких – всего одна комната. В период Третьей династии столица была окончательно перенесена в Мемфис и по всему Египту распространился мемфисский тип погребений».

 Такая перемена была обусловлена развитием в Мемфисе искусства обработки камня. Как говорит Рейзнер:

 «Египетские мастера достигли столь высокого совершенства в обработке камня, что. уже могли высекать блоки известняка любого размера и вырубать по приказу фараона огромные шахты, траншеи или лестничные спуски в скальном грунте. Однако камень в значительных количествах все еще шел только на постройку зданий для фараонов, и даже здесь каменные блоки были весьма невелики по сравнению хотя бы с теми, что использовались для строительства во времена Четвертой династии в Гизе.

 Самым ранним примером каменного зодчества с облицовкой служит гробница Джосера с окружающими ее зданиями и оградой. С точки зрения кладки и архитектурных деталей этот комплекс является как бы переходным этапом от древнейшей архитектуры из кирпича-сырца времен Второй династии к пусть сравнительно небольшим, но уже каменным блокам из белого известняка».

 В четвертой главе я уже вкратце описал, как добывали и обтесывали каменные блоки. Однако в зависимости от типа строительства методы добычи и обработки камня менялись. В частности, способы, применявшиеся древними египтянами при постройке пирамид, до сих пор не выяснены до конца.

 Прежде всего не следует забывать, что пирамида была религиозным сооружением. Поэтому закладка пирамиды сопровождалась сложным ритуалом и различными церемониями. Нам они известны только в общих чертах благодаря изображениям в храме Солнца фараона Пятой династии Ниусерра, По-видимому, в них участвовал сам фараон, а также жрецы и жрицы, облаченные в одеяния богов и богинь.

 Церемонии состояли из следующих основных обрядов: вбивание кольев и растяжка веревок; разбивка плана на поверхности площадки; смачивание песка; изготовление кирпичей; укладка кирпичей.

 Особенно интересны последние две церемонии: очевидно, они были пережитком тех времен, когда гробницы строились из кирпича-сырца и каменная кладка была еще неизвестна..

 Во время церемонии закладки под фундамент зарывали образцы строительных материалов, предназначенных для данного сооружения. Мы называем такие тайники «жертвами закладки». Большая часть найденных погребений такого рода относится к эпохе Среднего Царства, но почти несомненно, что подобная церемония существовала и в более древние времена.

 В жертвах закладки иногда встречаются пластинки из кирпича, камня, металла или дерева обычно с именем фараона. Под пирамидой Аменемхета 1 были обнаружены подобные жертвы. Среди них оказались череп быка, разбитые глиняные сосуды и шесть глиняных кирпичей, на каждом из которых имелась надпись с именем фараона и названием его пирамиды. Этот многовековой ритуал сохранился, кстати, и до наших дней. Чем в сущности отличается от древних захоронений современный обычай торжественно замуровывать ходкие газеты и монеты в фундаменты местных ратуш?

 После освящения участка и завершения всех церемоний начиналась следующая стадия строительства.. Необходимо было соорудить подземные части здания.

 Во второй главе я уже говорил о недостроенной пирамиде в Завиет-эль-Эриане с ее глубоким колодцем, к которому ведет наклонная лестница и траншея. Необходимо отличать такого рода открытые траншеи, как в Завиет-эль-Эриане, от туннельного типа подземных ходов, прорытых под пирамидой Джосера и, как мы увидим позднее, под вновь найденной пирамидой. Но и в том и в другом случае усыпальница для саркофага с мумией фараона строилась на дне открытого колодца, который приходилось впоследствии засыпать щебнем и замуровывать. Такую усыпальницу обычно располагали в подземной части сооружения. Ее облицовывали гранитом из Асуана в Верхнем Египте. Блоки для кровли усыпальницы заранее обтесывались и нумеровались перед укладкой. В усыпальнице Джосера до сих пор можно различить подобные знаки нумерации.

 Затем строилась вспомогательная насыпь, по ней к усыпальнице подтаскивали саркофаг, где должна была покоиться мумия, и устанавливали его на место. Однако это относится только к пирамидам, сооруженным после Джосера, ибо в усыпальнице Джосера скорее всего вообще не было никакого гроба. Она представляет собой маленькую комнату размерами 295х97,5х162,5 сантиметра и проникнуть в нее можно лишь через дыру в гранитном потолке, которая закрывается огромной гранитной глыбой, как бутылка пробкой – если только возможно представить себе пробку весом в три с половиной тонны!

 В упомянутой выше книге Фёрса и Квибелла «Ступенчатая пирамида» Фёрс пишет следующее:

 «Сравнительно небольшие размеры усыпальницы... говорят о том, что там, вероятно, никогда не было даже внутреннего деревянного гроба, ибо деревянные части его вряд ли прошли бы через узкое отверстие для гранитного блока. Оно так мало, что через него можно было просунуть только мумию, завернутую в пелены, да и то с немалым трудом».

 Прочие подземные ходы прорывались под местом сооружения пирамиды и обычно примыкали к входной галерее (впрочем, под пирамидой Джосера находятся галереи с отдельными входами). Эти галереи вели к усыпальницам других членов семьи фараона [иногда такие галереи прорывали впоследствии], а также к складам или кладовым с погребальной утварью и бесчисленными каменными сосудами, где хранилось все необходимое для фараона в его загробной жизни. В некоторых сосудах, вазах или чашах была пища, другие имели чисто ритуальный характер и, очевидно, оставались пустыми.

 Для того чтобы понять логику древних египтян, необходимо учитывать, какую огромную роль играла в их жизни магия. Совершенно не обязательно было оставлять умершему какую-то настоящую вещь – порой достаточно было одного символического изображения этой вещи. Так, вместо настоящей пищи в жертву покойному можно было приносить только сосуды из-под этой пищи.

 Количество подобных сосудов, обнаруженных под пирамидой Джосера, трудно даже определить. Описывая одну из галерей или кладовых, Квибелл говорит:

 «Эта галерея оказалась не усыпальницей, а складом или, вернее, двумя складами, каждый длиной около тридцати метров. Они расположены частично один над другим и разделены всего полуметровым слоем камня. Оба склада доверху набиты грудами алебастровых сосудов и чаш. Кровля обрушилась на них и раздавила большую часть на мельчайшие кусочки. Должно быть, они весили около девяноста тонн» (выделено мною).

 Такой разгром не всегда был случайным: иногда его производили те, кто переносил все эти сосуды в кладовые. Фёрс, описывая в дневнике раскопок ходы, найденные им под тремя длинными галереями юго-западного угла пирамиды, пишет следующее:

 «Из южных оконечностей галерей было извлечено огромное количество осколков каменных сосудов, однако здесь их меньше, чем под самой ступенчатой пирамидой, все свидетельствует о том, что они были разбросаны и разбиты намеренно».

 Я упоминаю об этих фантастических обычаях только для того, чтобы обратить внимание читателя на ту духовную пропасть, которая отделяет нас от древних египтян. Но чтобы разгадать сейчас смысл и назначение воздвигнутых ими памятников, необходимо через эту пропасть перекинуть мост.

 Совершенно случайно красивые каменные сосуды, о которых шла речь, в свою очередь помогли нам понять, какими способами строители времен Третьей династии возводили каменные здания. Подобные тонкие сосуды изготовлялись уже за несколько столетий до правления Джосера, и когда, наконец, египтяне под руководством Имхотепа приступили к постройке пирамиды из каменных блоков, в их работе ясно сказалось древнее, унаследованное от предков искусство обработки камня. Фёрс пишет:

 «Во всем ощущается большое строительное мастерство, однако за ним не стоит вековой опыт каменной кладки и в нем нет умения использовать присущие камню природные свойства материала. Все строится предельно прочным, а затем отделывается и формируется, как скульптура. Например, вертикальные желоба и панели на стенах высекают уже после их постройки кремневыми буравами и медными долотами. На обтачивание и укладку маленьких каменных блоков расходуется непомерно много труда и материала. Здесь проявляется лишь древнее традиционное искусство камнерезов, привыкших вытачивать каменные сосуды (это ремесло в эпоху Третьей династии уже начало клониться к упадку) и смотревших на камень как на почти пластический материал. Изготовляя свои каменные сосуды, камнерезы не искали для них особых, свойственных камню форм. Они просто повторяли формы глиняных сосудов, стараясь их сделать более прочными и красивыми. Точно так же и первые каменщики-строители старались при помощи камня сделать вечными старые формы строений из кирпича и тростника – не больше».

 Когда рытье подземных переходов подходило к концу, начинались работы по подготовке площадки для самой пирамиды. Иногда, как, например, при постройке пирамиды Джосера и вновь открытой пирамиды, фундамент выкладывался непосредственно на скальном грунте, предварительно выровненном. Позднее в случае необходимости насыпали плоскую платформу из щебня. Выравнивание производили, по-видимому, тем же способом, который описан в четвертой главе: квадратную площадку огораживали валом, заливали водой, а затем уровень поверхности воды отмечали на валу. При постройке вновь открытой пирамиды, как мне удалось установить при помощи теодолита, пришлось проделать весьма значительную работу по выравниванию площадки.

 Тем временем архитектор должен был уже подготовить чертеж с указанием размеров в локтях и углов наклона. Энгельбах пишет:

 «Пирамиды Снофру в Медуме и Хуфу в Гизе имеют такие пропорции, что если взять воображаемую окружность, равную периметру их основания, то высота пирамид будет точно соответствовать радиусу такой окружности. Это дает нам угол наклона граней, равный 51°51' или тангенс 1,14/11» [S. Clarke and R. Engelbach. Ancient Egyptian Masonry, London, 1930.].

 Математические задачи, связанные с пирамидами, сохранились в двух папирусах: в так называемом «Математическом папирусе Ринда» и в «Московском математическом папирусе» [Московский математический папирус хранится в Государственном музее изобразительных искусств им. А. С. Пушкина. Он датируется концом эпохи Среднего Царства – примерно XVIII в. до н, э. Впервые опубликован академиком В. В. Струве в 1930 г. – Прим. ред.]. Вот одна такая задача из папируса Ринда:

 «Задача. Пирамида с длиной стороны в 140 локтей имеет наклон в 5 ладоней и 1 палец. Какова ее высота?

 Решение. Раздели один локоть на удвоенное число наклона, равное 10 ладоням 2 пальцам (10 1/2 ладоней). Две трети от 10 1/2 равняются 1 локтю. Дели 7 на 10 1/2, ибо в 1 локте 7 ладоней. Получишь 2/3. Две трети от lOVa равняются 1 локтю. Помножь 2/3 на 140, ибо это длина стороны пирамиды. 2/3 от 140 дает 93, 1/3 от локтя. Это и будет высотой».

 Чтобы выразить угол наклона, у египтян был один способ: отсчет определенного количества ладоней и пальцев по горизонтали от основания вертикали высотой в один локоть, через вершину которой угол наклона падает на горизонталь. Выражать величину угла иными способами они не умели.

 Наконец, площадка тщательно ориентировалась по сторонам света. Древние египтяне не знали компаса и, несмотря на это, добивались поистине удивительной точности в определении частей света. Так, например, Великай пирамида, сооружение площадью в 62 500 квадратных метров, сориентирована по сторонам света с погрешностями менее одного градуса. Эти погрешности следующие:

 Северная сторона – сдвиг на юг западным углом на 2'28''.

 Южная сторона – сдвиг на юг западным углом на 1'57''. Восточная сторона – сдвиг на запад северным углом на 5'20''.

 Западная сторона – сдвиг на запад северным углом на 2'30''.

 Все еще до конца не выяснено, каким образом египтяне добивались столь высокой точности ориентации. Вероятнее всего, они ориентировались по звездам северной части неба, отмечая угол их восхода, точку наблюдения и угол захода. Это давало им истинный север. После этого определить остальные три части света уже не составляло особого труда.

 В короткой главе можно лишь в самых основных чертах рассказать о строительстве пирамид, однако я считаю, – что вопрос об организации труда, о последовательности операций и о способах строительства, насколько это нам известно, необходимо осветить.

 Я не стану останавливаться на многочисленных теориях, возникавших в разное время относительно способов подъема и установки на место огромных мегалитических блоков более поздних пирамид. Скажу только, что у нас нет никаких данных, подтверждающих версию, будто древние египтяне располагали для. этого какими-либо механическими приспособлениями, если не считать простейших, вроде рычагов, катков и наклонных плоскостей. Мы не знаем даже, были ли у них хотя бы вороты. Так, Энгельбах и некоторые другие авторы полагают, что египтяне втаскивали камни по наклонным насыпям, применяя голую физическую силу людей, по слою жидкого известкового раствора, служившего смазкой, и окончательно обрабатывали их уже на месте. Изображений воротов или блоков нет ни на одном египетском рисунке или рельефе. Да и на каменных глыбах нет никаких следов крючьев или «волчьих зубьев» подъемных механизмов, которые наверняка сохранились бы, если бы камни поднимали при их помощи. Но последнее маловероятно. Ведь даже реи на короблях египтяне поднимали, подталкивая снизу, а не подтягивай вверх!

 С другой стороны, гранитная глыба, запирающая вход в усыпальницу южной гробницы Джосера, – к ней я еще вернусь – была несомненно поднята наверх и опущена вниз при помощи веревки, перекинутой через балку, которая до сих пор стоит на своем месте. Однако это было сделано внутри здания. У нас нет никаких данных за то, что египтяне располагали подвижными подъемными механизмами для наружных строек.

 Так или иначе, эта проблема не затрагивает пирамиды Третьей династии. Тогда каменные блоки были еще относительно невелики. Их свободно могли переносить два человека.

 В четвертой главе я говорил о том, как добывался камень в каменоломнях. Там рабочие были сведены в бригады или смены. Для того чтобы следить за добычей блоков, за их переправой через реку, особенно когда дело касалось мелкозернистого облицовочного известняка, и для наблюдения за возведением самой пирамиды, разумеется, нужна была сложная и разветвленная административная система из целой армии писцов. Писцы ведали подсчетом, маркировкой блоков в случае необходимости, а главное – устройством жилья и питания многочисленных строителей, каменщиков, масте.ров и других рабочих, занятых на постройке.

 Время от времени мы находим остатки орудий этих древних строителей: корзины для переноски грунта, точно такие же, как сегодня, кремневые сверла и скребки, медные инструменты, обрывки веревок. При раскопках в каменоломнях Туры было обнаружено большое количество толстых, прекрасно сплетенных веревок, брошенных здесь древнеегипетскими каменотесами тысячелетия назад.

 Чтобы облегчить перевозку добытого в каменоломнях Туры известняка, от берега к пирамиде строились специальные дамбы. Остатки таких дорог до сих пор сохранились в Гизе, Саккара, Дашуре, Абидосе и других местах.

 В отличие от своих владык безыменные египетские строители, воздвигшие грандиозные гробницы, не оставили о себе почти никаких сведений, поэтому восстановить сейчас более или менее достоверно их жизнь необычайно трудно. Нам известны инструменты, которыми они пользовались, и некоторые рабочие приемы. Мы знаем, что они были объединены в бригады. А что еще?

 Кое-что нам известно о жилых кварталах рабочих. В Мединет-Абу, близ Луксора, археологи обнаружили густое скопление развалин длинных строений барачного типа, где содержались рабочие, занятые на постройке гробниц фараонов Восемнадцатой и Девятнадцатой династий в Фиванском некрополе. Неподалеку от Великой пирамиды в Гизе Петри, а позднее Рейзнер нашли фундаменты аналогичных бараков. Петри следующим образом описывает еще одно такое поселение времен Двенадцатой династии в Кахуне:

 «Дома были различной величины, от четырех – до шестикомнатных, но на каждой улице стояли дома одного какоголибо типа. Длина улиц неодинакова. На одной улице, длиной в 18,6 метра, стояло два дома, на других, длиной до 70 метров, – восемь или девять домов... Ширина улиц колеблется от 3,3 до 4,5 метра. Посередине улиц были вырыты канавы для воды, вроде сточных канав в английских городах прошлого. Тротуаров не существовало, поскольку в таких поселениях не было повозок».

 Петри полагает, что в простых домах были открытые дворики напротив входа, общая комната с одной стороны, кладовая с другой и лестница, ведущая на крышу. Более крупные дома состояли из четырех комнат, выходящих на открытый двор, и пяти других комнат, сообщавшихся с внешними.

 Двери в таких домах были деревянные, с деревянными порогами и косяками, вделанными в стену. Когда отверстия под поворотный стержень двери разрабатывались, обитатели дома подкладывали под стержень кусок какой-нибудь кожи, обычно подметку изношенной сандалии.

 Учитывая разницу в климате и обычаях, такие жилища ремесленников были, пожалуй, лучше, чем скученные лачуги рабочих в городах промышленного севера Англии или некоторые трущобы индустриальной Америки.

 Что касается способов оплаты, то здесь у нас нет никаких соотносительных единиц, которые можно было бы сравнить с современными. В древнем Египте, особенно в ранний период его истории, существовала только натуральная плата.

 Леонард Котрелл в своей книге «Жизнь в эпоху фараонов» замечает по этому поводу следующее:

 «Для нас, с нашей развитой сложной системой банков и денежного обращения, такой способ оплаты кажется примитивным, однако древних египтян он вполне устраивал. У них также были рынки, они также платили жалованье, извлекали прибыль и устанавливали цены, не прибегая к деньгам».

 Высшие слои ремесленников и их семьи, по-видимому, жили в скромном достатке, но что касается и без того измученных наводнениями крестьян, выполнявших грубую, неквалифицированную работу, то они, очевидно, жили в страшной нищете. Единственное, что они получали, – это пищу.

 Остается ответить еще на один вопрос: как же возводили самую пирамиду? Ответить на него весьма трудно, ибо не сохранилось ни одного древнеегипетского изображения, на котором воспроизводился бы этот этап строительства, и ни одного письменного свидетельства, где бы он описывался.

 Существуют весьма остроумные теории, порой совершенно фэцтастические. Так, «отец истории» Геродот, посетивший Египет в V веке до нашей эры, дает такое удивительное объяснение, что его стоит процитировать. В книге II, глава 125, греческий историк пишет:

 «Эта (Великая) пирамида была построена уступами... Сооружалась она таким образом: по окончании уступов поднимали остальные камни машинами, состоящими из коротких кусков дерева. Сначала камень поднимали с земли па первый ряд уступов, каждый положенный здесь камень перекладывали на другую машину, уже стоявшую в первом ряду ступени. Отсюда камень поднимался третьей машиной во рторой ряд. Вообще машин было столько, сколько рядов ступеней в пирамиде, или же машина была одна, удобно подвижная, которую переносили с одного ряда в другой, лишь только камень был снят с нее. О двух способах мы говорили потому, что и нам так рассказывали. Прежде всего отделаны были верхние части пирамиды, потом следовавши;за ними снизу и, наконец, самые нижние части, те, что лежат на земле» [Геродот. История в девяти книгах. Перев. с греч. Ф. Г. Мишсико, т. 1, М., 1888.].

 Здесь несомненно идет речь о Великой пирамиде в Гизе, каменные блоки которой весят по нескольку тонн каждый в отличие от пирамиды Джосера и вновь открытой пирамиды, сложенных из гораздо меньших камней – их-то можно было поднять без всяких механических приспособлений! Но даже в таком случае весьма сомнительно, чтобы «короткие куски дерева» были в действительности чем-либо более сложным, нежели обыкновенные рычаги.

 Внимание некоторых ученых привлекала одно время модель «качалки», найденная среди «жертв закладки» времен Нового Царства. Она представляла собой два деревянных полоза, изогнутых у основания, наподобие опор кресла-качалки, соединенных между собой деревянными перекладинами. Было высказано предположение, что каменные блоки «враскачку» переваливали со ступени на ступень пирамиды и укладывали на место. Однако Кларк и Энгельбах замечают по этому поводу:

 «Предположим, что существовало бесчисленное количество «качалок», достаточно прочных, чтобы выдержать вес десятитонных блоков, и что при их помощи каменные глыбы переваливали со ступени на ступень и укладывали. Когда таким образом все блоки будут подняты до вершины, пирамида примет почти такой же вид, как все пирамиды в Гизе в настоящее время. Для того чтобы облицевать ее, останется только две возможности: либо придется перекатывать наверх облицовочные блоки точно таким же способом, но для этого нижние ряды должны каким-то таинственным образом п о ддаваться под ними внутрь, что противоречит всем законам механики; либо сами облицовочные блоки должны представлять собой серию ступенек, ибо иначе по ним невозможно ничего вкатить наверх. Однако в последнем случае их пришлось бы обтесывать впоследствии уже на месте. К тому же такая форма облицовочных блоков совершенно не походит на облицовочные блоки незаконченной третьей пирамиды и других незаконченных каменных сооружении».

 Другая теория заключается в том, что главную роль в строительстве пирамид играли «подпорные ряды» – независимые слои кладки, прилегающие к центральному ядру, Согласно этой теории вначале возводился внутренний холм, затем первый внутренний ряд кладки на всю высоту. После этого строители еще раз начинали от основания, доводили очередной слой кладки до вершины, и так продолжалось, пока не заканчивалось строительство всей пирамиды.

 В этой теории есть, однако, весьма уязвимое место. Известно, что древние египтяне не имели подъемного такелажа. Следовательно, они могли поднимать каменные блоки только на руках со стороны фасада. Однако чтобы поставить на место огромные каменные глыбы, использовавшиеся при постройке позднейших пирамид, оставался только один способ – сооружение специальных наклонных насыпей, примыкающих к стенам постройки.

 Мы знаем, что в более поздние времена египтяне прибегали к этому способу. На рельефе эпохи Нового Царства так изображается постройка йтены; в Карнакском храме еще совсем недавно можно было видеть подобную насыпь, прислоненную к одному из пилонов. Остатки таких насыпей сохранились также возле пирамиды Аменемхета 1 и в Лиште и близ пирамиды в Медуме.

 Но если мы предположим, что каждый подпорный слой возводился сразу на всю высоту, прежде чем каменщики приступали к следующему, это будет означать, что по окончании кладки одного слоя огромную покатую дамбу из кирпича-сырца придется отодвигать назад, чтобы освободить место для нового слоя. Такой способ неизбежно потребовал бы колоссальной затраты бесполезного труда. А мы знаем, что египтяне были слишком хорошими организаторами, чтобы на это согласиться.

 В настоящее время считается, что прилегающие слои кладки возводились только для придания пирамиде прочности, и возводились они все одновременно. Сторонники этой теории полагают, что работа шла в следующей последовательности.

 После подготовки платформы фундамента строители выкладывали первые ряды кладки.

 Затем к одной из сторон пирамиды пристраивали вспомогательную насыпь, по которой на полозьях втаскивали каменные блоки.

 «По мере того как пирамида становилась все выше, насыпь тоже надстраивали в высоту и в длину; одновременно ее верхняя часть делалась все уже, в соответствии с сужением стороны пирамиды к вершине. Если угол наклона сторон пирамиды равнялся 52°, то и бокам насыпи придавали наклон под углом в 52°. Таким образом исключалась опасность оползня или обвала.

 Три стороны пирамиды, не подпертые насыпью, должны были иметь дополнительные насыпи, достаточно широкие наверху, чтобы на них могли разместиться рабочие и материалы. Но поскольку по ним не втаскивали снизу каменные глыбы, их внешняя сторона могла быть весьма крутой,лишь бы они не обрушились от собственной тяжести. На  верхние площадки этих дополнительных насыпей укладывали деревянные балки, образовывавшие прочную дорогу для полозьев, на которых перетаскивали каменные блоки. Остатки подобных балок были обнаружены американскими археологами на месте их использования в Лиште».

 Приведенный выше отрывок из превосходной книги И. Э. Эдвардса «Пирамиды Вернемся, однако, к нашей пирамиде. Хотя окончательное подтверждение вышеизложенной теории может дать только полное исследование всего участка вокруг пирамиды, во время раскопок зимнего сезона 1953/54 года я нашел новые доказательства ее правильности. С четырех сторон сооружения мною были обнаружены следы того, что почти несомненно являлось строительными опорами, «дополнительными насыпями», описанными выше и предназначенными для того, чтобы рабочие могли по ним подниматься на верх строящейся пирамиды. Они сооружены из «тафла» (мягкой глины) из подземных галерей.

 Интересно отметить один факт: вершина этих насыпей находится выше нынешнего уровня пирамиды! Можно предположить, что ранее она была большей высоты и что впоследствии верхние ряды ее кладки были разобраны на камень.

 Кроме того, на западной стороне пирамиды, ближайшей к каменоломне, мы обнаружили часть первоначальной насыпи, по которой подносили камень. Если бы пирамида была достроена, все насыпи по мере облицовки постепенно убрали бы. Эту операцию я опишу в заключительной главе.

 Сейчас еще рано делать предсказания, однако одно несомнение: мы нашли первую пирамиду, оставленную во время строительства, и это, по-видимому, даст нам возможность разрешить ряд проблем, над которыми тщетно бились целые поколения археологов.

 Вернуться к оглавлению

Читайте также: