ГлавнаяМорской архивИсследованияБиблиотека












Логин: Пароль: Регистрация |


Голосование:
Вам нравится наш сайт?


Отличный сайт!
Хороший сайт
Встречал и получше
Совсем не понравился





» » Крупп Альфред (род. в 1812 г. - ум. в 1887 г.)
Крупп Альфред (род. в 1812 г. - ум. в 1887 г.)
  • Автор: Malkin |
  • Дата: 11-02-2018 23:02 |
  • Просмотров: 45

Крупп Альфред. Крупный немецкий промышленник и финансовый магнат. Владелец огромной сталелитейной империи, производившей вооружение и боеприпасы, включающей металлургические и машиностроительные заводы, обладатель многомиллионного состояния.Крупный немецкий промышленник и финансовый магнат. Владелец огромной сталелитейной империи, производившей вооружение и боеприпасы, включающей металлургические и машиностроительные заводы, обладатель многомиллионного состояния.

Семейство Круппов принадлежит к одному из самых древних родов немецких промышленников и финансистов, насчитывающему более 400 лет. С этой фамилией всегда ассоциировалось производство оружия, которое является одной из основных отраслей промышленного развития Германии. Адольф Гитлер неоднократно говорил своим штурмовикам, что они должны закалять свой дух и тело до тех пор, пока не станут такими же прочными, как сталь Круппа. Но еще задолго до Гитлера, в XIX в. оружие Круппов помогало прусской армии вторгаться в Австрию, Данию и Францию. И оно же помогло Бисмарку построить новую империю.

Еще в 1901 г. исследователь Клей в работе «Исполин немецкой промышленности» писал: «Замечательно, что завод Круппа, ежегодно выбрасывающий на международный рынок миллионы губительных снарядов, по своему внутреннему устройству во многих отношениях может быть назван передовым промышленным учреждением. Он - один из величайших примеров быстрого развития крупной промышленности, служащей одним из важнейших двигателей современной жизни человечества, и, кроме того, интересен попытками разрешить целый ряд общественных вопросов, тесно связанных с развитием этой промышленности.

Краткая история завода может служить ярким примером того, как незначительное предприятие с небольшими средствами в течение нескольких десятилетий разрослось в колоссальный промышленный город с десятками тысяч рабочих и миллионными оборотами».

История крупповского клана ведет свое начало с Арндта Круппа, мелкого эссенского ростовщика, сколотившего первоначальный капитал на операциях с недвижимостью. Объявленный во время эпидемии чумы 1600 г. «конец света» позволил оборотистому предпринимателю скупить за бесценок чуть ли не все имущество горожан, а затем выгодно продать его обратно. Эта операция принесла ему столько денег, что их хватило еще пяти поколениям Круппов. Потомки вложили деньги в маленькую фабрику скобяных изделий, прикупили земель, несколько угольных шахт и жили вполне безбедно - до тех пор, пока на свет не появился Фридрих Крупп, отец «Короля пушек».

Первый и последний авантюрист в семье, Фридрих полагался на удачу и верил в судьбу. Он истратил немало денег на поиски кладов и других способов быстрого обогащения и не терял надежды стать самым богатым человеком в Германии. В то время секрет изготовления закаленной стали был известен только в Англии, а хранили его там так же строго, как китайцы - секрет изготовления фарфора. Прослышав о том, что Наполеон обещал любому, кто сможет разрушить монополию ненавистных англичан, круглую сумму золотом и свое вечное покровительство, Крупп решил заняться производством стали. Он нанял шпионов, заслал их к конкурентам, но безрезультатно - им не удалось добыть ничего, что можно было бы использовать в технологическом процессе.

Но тут удача ему улыбнулась - два беглых британских офицера явились в контору Круппа и заявили, что готовы продать секрет. На следующий же день Фридрих объявил, что открывает первый завод по выпуску легированной стали. В 1810 г. в пригороде Эссена закипела работа, размах которой поражал воображение. В новое дело горе-предприниматель вложил почти все, что имел, и залез в огромные долги - он не сомневался в успехе. Но радость была преждевременной: Крупп был дилетантом в производстве, а офицеры - мошенниками. Формула, за которую он заплатил им солидную сумму, оказалась списанной из школьного учебника химии.

Удар был сильным: Фридрих впал в тяжелую депрессию, запретил домашним упоминать в его присутствии слово «сталь» и коротал время в местных тавернах. Чтобы расплатиться с долгами, несостоявшийся стальной магнат продал все, вплоть до семейного особняка, и вскоре умер от разрыва сердца. Это произошло в 1826 г. Вдове и единственному сыну и наследнику Круппа - Альфреду, который в то время учился в четвертом классе гимназии, достались толпа кредиторов да маленькая фабрика по производству кухонной утвари из металла. Переселившись в деревянный сарайчик рядом с фабрикой, мать и сын питались овощами со своего огородика и еле-еле наскребали денег на жалованье своим семи рабочим. Никто больше не верил в Круппов - никто, кроме самого Альфреда.

Оправившись после смерти отца, будущий «Король пушек» сел за его рабочий стол и написал всем бывшим партнерам письма одного и того же содержания: «Неудачи остались в прошлом, мать продолжит семейный бизнес - с моей помощью. Надеюсь, вас заинтересует сталь, которую мы предлагаем, - она самого высокого качества. У фирмы сейчас столько заказов, что мы не успеваем их выполнять». Последнее являлось чистейшей выдумкой, но упрекнуть 14-летнего парня в обмане было некому. Альфред забросил гимназию и целыми днями пропадал на фабрике, помогая рабочим. Игры, сверстники, развлечения - его не волновало ничего, кроме бизнеса.

Если его отец был мечтательным простаком, любил при случае пустить сентиментальную слезу и писал дурные стихи в подражание Байрону, то Альфред в первые же дни отправил Байрона на растопку: он не любил стихов и ненавидел романтиков. А чуть повзрослев, самостоятельно колесил по Германии, Австрии и Пруссии в поисках новых клиентов. Подросток проявил недюжинную силу воли, деловитость и трудолюбие, исполняя одновременно должности бухгалтера, упаковщика и коммивояжера, разъезжавшего от одного двора к другому. Испытывая большой недостаток в деньгах, он зачастую не мог уплатить даже за пересылку заказов.

Вскоре, купив хороший костюм, он отправился в Лондон, надеясь все-таки выведать пресловутый секрет, который свел в могилу отца. «Англичане глупы и легкомысленны, - писал молодой промышленник своему управляющему. - Они устроили мне экскурсию по своим заводам, будь готов - я зарисовал много полезных механизмов». Правда, рецепт сверхпрочной стали Альфред так и не добыл, но зато позаимствовал у «легкомысленных британцев» идею машины по изготовлению вилок и ложек, которая принесла ему немало денег. Заработанные средства он вложил в разработку собственной, крупповской стали.

Только через десять лет счастье ему наконец улыбнулось. Круппу удалось запатентовать свои исследования. Это сразу улучшило материальное положение семьи. Альфред, в отличие от своего отца, вырос прагматиком и не верил в сторонних доброхотов, предпочитая платить людям твердую ставку. Но уж в этом случае он требовал от них полной отдачи. В 1848 г. на его заводе работало уже 100 человек, которые помимо прежнего ассортимента приступили к изготовлению ружейных стволов.

К этому времени Альфред уже не довольствовался завоеванием рынков в Пруссии. Совместно с венским предпринимателем Шелером он основал новую фирму «Крупп и Шелер», а также открыл в Бернсдорфе, в Австрии, еще один завод.

В 1854 г. Крупп отлил свой первый артиллерийский ствол, который через три года на Лондонской выставке был удостоен высшей награды. С тех пор крупповские заводы начали специализироваться на выпуске боевых орудий и снарядов и постепенно стали одним из главных поставщиков этой продукции для различных держав. Интересно отметить, что первыми серьезными заказчиками артиллерийского вооружения оказались египетский хедив и турецкий бей, а в Европе к Круппу с подобными предложениями обращались сначала только мелкие немецкие княжества, Швейцария и Бельгия.

В начале 1860-х гг. заказчиком Круппа стала и Российская империя. В 1878 г. после турецкой кампании российское правительство поручило ему изготовить полное новое вооружение для полевой артиллерии общей численностью 1800 орудий.

Во второй половине XIX в. сфера промышленной деятельности немецкого бизнесмена значительно расширилась. В нее помимо заводов стали входить рудники и шахты. В частности, в 1868 г. Альфред Крупп приобрел угольные участки в Ганновере, скупил 500 рудников в Германии. Для сообщения между отдельными частями своей промышленной империи он купил 4 парохода, построил собственную железную дорогу.

Каждая новая война приносила фирме гигантские прибыли, а Крупп становился все мрачнее и раздражительнее: давала о себе знать накопившаяся за много лет усталость. Бисмарк порекомендовал ему собственного врача: Альфред страдал бессонницей, нервными расстройствами, несварением желудка и временами впадал в затяжные депрессии - боязнь смерти (ему было уже шестьдесят лет) отравляла существование. Медик отправил Круппа на курорт, откуда пришло сногсшибательное известие: старый холостяк женится!

Берта Эйшхофф, дочь влиятельного налогового инспектора, была вдвое моложе Альфреда, из всех добродетелей предпочитала аккуратность и два раза в год ездила в Карлсбад пить воды. В окружении праздных бездельников Крупп чувствовал себя совершенно потерянным, и когда на одном из вечеров он увидел Берту, то искренне обрадовался: когда-то их представляли друг другу на званом обеде в честь победы прусского оружия и девушка произвела на него хорошее впечатление. Теперь Берта благосклонно внимала его рассказам о призах, которые пушки Круппа получили недавно на ежегодной выставке в Берлине, и отмечала про себя: «Обходителен, красив, богат». А та беспомощность, с которой влиятельный магнат иногда озирался вокруг, пробудила в ней совсем уж материнские чувства - и дело было сделано.

«Оказывается, у меня есть сердце, - писал Альфред одному из немногочисленных друзей после женитьбы. - Я-то думал, там всего лишь кусок железа». Знакомые были ошарашены переменой, произошедшей с Круппом: прежде лет тридцать он не интересовался ничем, кроме оружия, называл карнавалы, литературу и политику скучнейшими вещами на свете, а тут вдруг стал появляться на балах под ручку с очаровательной супругой.

Но семейное счастье длилось недолго: Берта возненавидела Эссен. Что, собственно, и неудивительно - постоянные дожди, грохот самого большого парового молота в мире, дым и копоть от несметного количества сталелитейных фабрик могли испортить настроение кому угодно. Она жаловалась на головные боли и вскоре принялась кочевать с курорта на курорт, пробуя то лечебные грязи Локарно, то целебный воздух Ниццы. Через два года после женитьбы у Альфреда случился нервный срыв - он ни с того ни с сего устроил скандал на совете директоров, чего с ним никогда не происходило, поклялся всех уволить и исчез. После долгих поисков верные слуги нашли своего господина в дешевой таверне: надев платье садовника, он пил горькую, уставившись невидящим взором в стакан.

Альфред боялся появляться дома: неприятности шли нескончаемой чередой. Когда у четы родился первенец и отец был вне себя от счастья, врачи обнаружили у наследника врожденный ревматизм и астму. Это было результатом дурного климата Эссена, о котором все время говорила Берта, и Крупп проклял все на свете. Он задумал построить замок, достойный богатейшего человека Европы, но судьба, казалось, всерьез решила этому помешать. Сперва почти готовое строение снес мощный ураган, равного которому старожилы не помнили, затем случилось наводнение, первое за семьдесят лет. В день торжественного открытия на фасаде появились глубокие трещины, и всю центральную часть замка пришлось переделывать.

И все же замок Хагель был построен - гигантское мрачное здание из стали и камня. В нем было двести комнат, зал для приемов и оранжерея, но не нашлось места для библиотеки. На стенах не висело ни одной картины, а окна не открывались даже в самую жару: Крупп опасался сквозняков. Жена не прожила здесь и недели: она окрестила новое жилище холодной гробницей, вредной для нее и маленького сына. Альфред выслушивал ее истерики с ледяным спокойствием, и однажды Берта, в сердцах обозвав мужа бесчувственным болваном, покинула дом. Крупп бросил ей вслед только одну фразу: «У тебя есть два дня, чтобы опомниться», а по истечении этого срока спокойно приказал прислуге отослать фрау Крупп все ее вещи. Больше с женой он никогда не виделся.

С возрастом Альфред стал маниакально подозрителен - ему казалось, что все вокруг хотят его обокрасть - и каждый день он посылал своим управляющим ворохи противоречивых приказов и инструкций. К счастью, реагировать на причуды вздорного старика не было особой необходимости: на своих фабриках он не появлялся, а телефон к тому времени еще не изобрели. Мучаясь бессонницей, Крупп ночи напролет бродил по пустым комнатам замка, а затем, потушив свет, садился за очередные инструкции - из экономии он приучил себя писать в темноте, хотя мог бы скупить все свечные заводы Европы. После смерти в его кабинете нашли 30 тыс. таких инструкций, в том числе «Генеральные предписания» - своеобразную конституцию Дома Круппов, в которой Альфред скрупулезно расписал для будущих наследников правила управления империей. Там было регламентировано все, вплоть до цвета униформы рабочих.

Чтобы развлечься, старик иногда устраивал приемы (непременно вывесив в комнатах правила поведения в замке Хагель и расписание на день), но с легкостью забывал о приглашенных, и гости пользовались крупповским гостеприимством, так и не повидавшись с хозяином. Впрочем, в случае невыполнения правил (например, после десяти вечера запрещалось шуметь) Альфред немедленно направлял письменную жалобу проштрафившемуся гостю. Его раздражало все, даже черные чулки горничных, которым он приказал надевать только белые чулки. Его несносный характер выносил только Фриц, единственный сын и наследник.

Фриц был полной противоположностью своего отца, даже внешне - маленький, толстенький, классический «маменькин сынок». Все детство он провел с матерью на курортах и слыл изнеженным барчуком. Пока сыну не исполнилось 20 лет, Альфред и слышать не хотел о том, что Фриц когда-нибудь встанет во главе фирмы - он казался ему совершенно неспособным к серьезным делам. К тому же в 15-летнем возрасте ребенок всерьез увлекся археологией - эту дурацкую страсть отец пресек тотчас же, отправив его учиться на финансиста. Вскоре сын показал себя послушным и смекалистым парнем - днем докладывал папе о делах фирмы, а вечерами читал ему вслух.

Альфред Крупп умер в 1887 г. Фриц стал его преемником и не только упрочил репутацию семейных предприятий, но и придал им наибольший размах. В 1913-1914 гг. сталелитейные заводы компании выплавляли более 1,5 млн т стали, домны производили до 1,3 млн т чугуна, коксовые батареи выжигали 1,3 млн т кокса, а собственные рудники и угольные копи добывали более 1 млн т руды и 7,6 млн т угля. Кроме того, во время Первой мировой войны фирма Круппа занялась еще и корабельным производством, а в ее мастерских была создана пушка, превосходившая по своим размерам все известные до того времени артиллерийские орудия. Она была названа Большой Бертой - по имени дочери нового хозяина. Эта пушка обстреливала Париж с расстояния 50 миль.

Фрау Берта была самой известной в семье Круппов. Она являлась единственной наследницей. В связи с этим выбор для нее подходящего мужа, способного продолжить не только древнейший род, но и промышленное дело Круппов, имел поистине государственное значение. Поэтому поисками жениха руководил сам кайзер Вильгельм II. Он удивил всех, выбрав незаметного дипломата из прусского посольства в Ватикане - Густава фон Болена унд Гольбаха, который был на 16 лет старше и на несколько дюймов ниже Берты. По мнению кайзера, он являлся достаточной посредственностью, чтобы продолжать безоговорочно подчиняться, получив в качестве приданого наследство одной из богатейших женщин мира.

Венчание больше походило на процедуру оформления договора о слиянии двух промышленных концернов. А выступление кайзера на церемонии бракосочетания звучало как речь председателя правления директоров фирмы на собрании акционеров: «Дорогая моя дочь, - сказал он, - пусть сопутствует тебе успех в деле выпуска продукции такого же высокого качества, какого добились твои предки, чтобы обеспечить свою родину вооружением, которому нет равного по эффективности ни в одной другой стране». Чтобы гарантировать сохранение рода Круппов, муж по специальному правительственному указу взял имя жены. Таким образом, династия не угасала и продолжала работать на немецкую военную промышленность.

В отличие от своего деда и отца, нынешний глава концерна Арндт Крупп не интересуется традиционным бизнесом своей семьи и не собирается уделять ему внимание. Более того, он считает, что это семейное дело всегда приносило несчастье не только другим людям, но и самим членам клана Круппов. В одном из интервью журналистам он сказал: «Я не такой, как мой отец, который посвятил всю свою жизнь одной цели, не зная, стоит ли она того. Отец проработал больше, чем прожил. Я не похож на него и не собираюсь на него походить». Единственным достижением и занятием Арндта Круппа является трата семейного состояния. Нужно сказать, что делает он это весьма изобретательно, ведя экстравагантный образ жизни.

В настоящее время концерн Круппов управляется профессиональными менеджерами. С 1968 г. его директором-распорядителем был Гюнтер Фогелзант - преуспевающий делец в области сталелитейной промышленности. Он очень умело взялся за руководство концерном: продал несколько нерентабельных предприятий (отель, завод по производству грузовых автомобилей и универмаг в центре Эссена). Уже через год фирма вышла из затруднительного положения, в котором оказалась после окончания Второй мировой войны, и даже принесла доход в 62 млн марок. В 1988 г. объем ее продаж составил 8,4 млрд долларов, а выплавка стали - 4,3 млн тонн.

Однако, несмотря на то что фирма Круппа стала сейчас намного крепче, она значительно сократилась в размерах. Бывшая когда-то гигантом немецкой индустрии, теперь она занимает лишь 10-е место среди ведущих корпораций страны. Тем не менее финансовая база благосостояния семейства Круппов остается, как всегда, весьма надежной.

Елена Васильева, Юрий Пернатьев

Из книги «50 знаменитых бизнесменов XIX - начала XX в.»

 

Читайте также: