ГлавнаяМорской архивИсследованияБиблиотека












Логин: Пароль: Регистрация |


Голосование:
?


!



Самое читаемое:



» » Кокорев Василий Александрович (род. в 1817 г. - ум. в 1889 г.)
Кокорев Василий Александрович (род. в 1817 г. - ум. в 1889 г.)
  • Автор: Malkin |
  • Дата: 29-10-2016 14:22 |
  • Просмотров: 1529

Кокорев Василий Александрович (род. в 1817 г. - ум. в 1889 г.)Русский купец и промышленник, крупный откупщик-комиссионер. Основатель первого нефтеперегонного завода в России, крупных банков, Русского общества пароходства и торговли, Акционерного железнодорожного общества, Северного страхового общества и др. Организатор строительства первого крупного гостинично-складского комплекса в Москве. Меценат, публицист и общественный деятель, автор книги «Экономические провалы».

Василий Александрович Кокорев - один из наиболее знаменитых представителей московского купечества XIX в. - отличался неординарностью и масштабностью натуры. В этом русском самородке энергия, творческая инициатива, изобретательность, патриотизм причудливо переплелись с прожектерством, невежеством, самомнением, политической близорукостью. Известный литератор и потомственный предприниматель П. А. Бурышкин писал о нем: «Он войдет в историю как человек “большого калибра” и “игры ума”. Его в шутку всегда называли кандидатом в министры финансов. В те времена это было невозможно, но и без этого не только в истории московского купечества, но и в истории вообще он остается яркой фигурой человека, который хорошо знал нужды России и ее народный характер, угадывал ее потребности и подчас находил нужное решение».

Яркий портрет В. А. Кокорева помогают нам воссоздать многочисленные, хотя и весьма противоречивые в оценках свидетельства других его современников. У одних он вызывал восхищение, у других - враждебность и насмешку.

Савва Иванович Мамонтов в своем дневнике называл Кокорева «откупщицким царем». К Кокореву обращались как к оракулу. Хотя откупная среда изобиловала людьми энергичными и предприимчивыми, умом, хваткой и организаторским талантом Кокорев заметно выделялся среди них. За ним, по словам историка К. А. Скальковского, «стеною шли откупщики-москвичи». А экономист Ф. В. Чижов сравнивая Кокорева и другого известного капиталиста того времени Н. И. Путилова, писал с нескрываемой враждебностью: «У обоих для достижения цели все средства позволительны: подкуп - их главнейший источник, потом ложь. одним словом, тут ни о каком нравственном чувстве нет и помину. Ни одному слову ни того, ни другого нельзя дать веры ни на одну копейку». Он называл их «аферистами-предпринимателями», указывая, что «Кокорев умнее Путилова, Путилов образованнее Кокорева».

Н. Г. Чернышевский видел в Кокореве символ своекорыстия «верхних» классов, соглашательства либералов и высмеивал знаменитый золотой лапоть, демонстративно стоящий на письменном столе предпринимателя. А вот выдающийся русский химик Д. И. Менделеев высоко оценивал вклад Кокорева в создание нефтяной промышленности России. Поэт Н. Ф. Щербина находил, что на Кокорева нет и рифмы на русском языке, чтобы достойно воспеть его деяния.

Василий Александрович Кокорев родился в 1817 г. в городе Солигаличе Костромской губернии. Происходил он из старообрядческой семьи беспоповского поморского согласия и был, по одним сведениям, из мещан, по другим - сыном купца средней руки. Кроме того, семья владела соляными колодцами, небольшим солеваренным заводом, но основной доход отец получал от службы «сидельцем» в винных лавках.

Систематического образования Василий не получил, поскольку учился только у приходивших в дом старообрядческих начетчиков. Главным его воспитателем была мать - женщина редких качеств, к советам которой Кокорев внимательно прислушивался всю свою жизнь. Выучившись кое-как читать и считать, мальчик вынужден был на этом завершить учебу и стал помогать отцу в деле, постепенно приобретая необходимую в жизни сноровку и опытность, особенно в винном деле. Впоследствии он усердно пополнял свои знания чтением, всю жизнь упорно занимаясь самообразованием.

Обладая живым, практическим умом, энергичный и деятельный юноша всю свою энергию направил на достижение независимого материального положения. После того как в конце 1830-х гг. закрылся оказавшийся убыточным солеваренный завод, совладельцем которого он был вместе с дядьями, Василий «был вытеснен за рамки уездной жизни в Петербург для приискания откупных занятий». Так, с осени 1841 г. он стал служить поверенным у винных откупщиков в Оренбургской и Казанской губерниях.

Чтобы уйти от хозяев и получить собственные винные откупа, нужно было иметь связи со столичной администрацией. И молодой Кокорев поразительно преуспел в их налаживании. Решающую роль в его продвижении сыграл известный славянофил С. П. Шипов, бывший тогда Казанским губернатором и одновременно негласным откупщиком. Через него в 1843 г. Василий подал в правительство «записку» о радикальном преобразовании откупов, которая привлекла внимание чиновников.

В «записке» Кокорев рассуждал о том, что дурное устройство откупной системы ведет к тому, что «часть денег остается невыбранною из капитала, обильно вращающегося в народе». Поэтому он считал необходимым «придать торговле вином более цивилизованный характер» и просил отдать в его распоряжение какой-либо «неисправный» откуп, чтобы на месте показать, как выгодна система «питейного дохода». Ему предоставили место в Орле, за которым числилась огромная недоимка в 300 тыс. рублей серебром. Через

2,5 года Василий ликвидировал задолженность, и его системой всерьез заинтересовалось министерство финансов. Уже в 1847 г. в России был введен в действие закон об акцизнооткупном комиссионерстве, в основе которого было немало положений из «записки» Кокорева.

Проект откупных преобразований был не единственным творением молодого предпринимателя в предреформенные годы. Им была также составлена обширная докладная по развитию золотого промысла в России. Она содержала смелые по тем временам рассуждения о причинах застоя, царившего в русской хозяйственной жизни, и получила высокую оценку в либеральных кругах. Но этот проект не был осуществлен.

После удачного дебюта в распоряжение 30-летнего комиссионера было передано 16 из 53 «неисправных» откупов. Остальные по его рекомендациям предоставлялись надежным лицам (Шипову, Мамонтову и др.). После этих перестановок казна стала получать доход на 1,8 млн рублей больше, чем при прежнем управлении. Сам же новатор быстро составил огромное состояние и занял одно из первых мест среди откупщиков. Результатом этого головокружительного взлета стало получение Кокоревым в 1851 г. звания коммерции советника.

Начав играть, по выражению Скальковского, «роль в Петербурге», необразованный провинциал, используя свои связи, быстро занял лидирующее положение во влиятельном кругу откупщиков. К его советам, мнениям и замечаниям прислушивались, поскольку никто не знал возможностей откупной системы лучше его. Министерство финансов питало к Кокореву неограниченное доверие и нередко поручало ему снимать в казенное заведование целые откупные районы несостоятельных лиц. Все это позволило предприимчивому купцу в кратчайший срок нажить огромное по тем временам состояние, доходившее к началу 1860-х гг. до 8 млн рублей.

Став богатым человеком, Кокорев дал полный простор своей энергии и творческой инициативе. Последние предреформенные годы стали временем его необычайно разносторонней предпринимательской деятельности. Уже в середине XIX в. под руководством Кокорева в Астрабаде (Персия) действовал Московский торговый дом, получивший от правительства ряд привилегий, в числе которых было право приобретать казенное железо и медь с Уральских заводов по себестоимости. В 1857 г. преемником Иоскоаского торгового дома стало «Закаспийское торговое товарищество», пайщиками которого были Кокорев и другие крупные деятели той поры. Имея значительные государственные субсидии, Товарищество развернуло широкую торговлю со Средней Азией, откуда вывозились хлопок, шерсть и другие товары, приобретавшиеся частью за наличные деньги, частью путем обмена на русские металлы и мануфактурные изделия.

В 1858 г. Василий Александрович участвовал в учреждении одного из первых акционерных обществ России - Общества Волго-Донской железной дороги с основным капиталом в 6,4 млн рублей. Двумя годами ранее он содействовал учреждению Русского общества пароходства и торговли, вложив в это рискованное дело не менее 500 тыс. рублей. Через три года Кокорев основал еще одно акционерное общество в этой сфере - Волжско-Каспийское пароходство «Кавказ и Меркурий», в котором ему принадлежало также около полумиллиона рублей. В том же 1859 г. он учредил уже в совершенно иной сфере Общество «Сельский хозяин», где владел акциями на 600 тыс. рублей. Несомненно, в эти годы Василий Александрович шел во главе акционерного учредительства в России.

Однако наибольшей заслугой Кокорева в глазах русского общества является то, что он на пять лет раньше американцев оценил пользу нефти. Еще в 1857 г. в Сураханах, в 17 верстах от Баку им был создан завод для производства осветительного масла, а в 1859 г. неугомонный предприниматель организовал первый в России нефтеперегонный завод. На недоуменные вопросы о том, почему успешный виноторговец обратил внимание на этот экзотический бизнес, Василий Александрович отвечал: «Хитрого нету, там гонишь - горилка, здесь гонишь - горючка, а на рубль два у меня всегда накрут будет».

Вскоре, по совету магистра химии Московского университета Эйхлера, Кокорев приступил на своем заводе к более выгодной перегонке Балаханской колодезной нефти. Этот источник был мощнее, но находился во владении откупщиков, а это вело к увеличению издержек и падению прибыльности производства. Тогда Василий Александрович привлек к своему делу молодого Д. И. Менделеева, служившего в то время доцентом в Петербургском университете. Он пригласил его в Баку для того, чтобы осмотреть предприятия и решить, каким образом можно повысить их прибыльность. По рекомендации Менделеева там впервые была применена непрерывная круглосуточная перегонка нефти, нефтеналивные морские перевозки, а также прокладка нефтепроводов к берегу моря.

Помимо кипучей предпринимательской деятельности В. А. Кокорев был известен современникам как публицист, общественный деятель и благотворитель. Он устраивал многие торжественные обеды, банкеты и чествования, которые вызвали волну своеобразных политических манифестаций и заставили правительственные круги отнестись к этой деятельности Кокорева с резким неодобрением, спровоцировав даже гонения на него самого. Однако многочисленные выступления предпринимателя, его речи и статьи уже возымели свое действие, вызвав значительный резонанс в купеческой среде.

Бизнесмен неоднократно выступал в печати по крестьянскому вопросу, считая, что экономические успехи страны зависят от введения «вольного необязательного труда». Главным требованием Кокорева было немедленное предоставление крепостным личной свободы. «Прежде всего, надобно дать крестьянам общечеловеческие гражданские права», - писал он в своей знаменитой статье «Миллиард в тумане». Будучи убежденным сторонником идеи выкупа земель, Василий Александрович разработал проект операции, которая должна была обойтись крестьянам в знаменитый «миллиард», а если точнее - в 1 080 млн рублей. Для ее проведения он предлагал организовать частный банк, который мог бы пользоваться доверием и помещиков, и крестьян.

Эта статья Кокорева вызвала настоящую полемику. Помещики-крепостники были возмущены предложенной им операцией выкупа, согласно которой они должны были получать наличные деньги, хотя и с большими процентами, но не сразу, а постепенно, в течение 37 лет. Не согласны помещики были и с призывом к свободной мобилизации земельной собственности. Автора с тех пор насмешливо стали называть в Москве «Миллиард в тумане».

Кокорев выступал с требованиями невмешательства государства в хозяйственную жизнь страны, отказа от всяких монополий, провозглашал свободу конкуренции, уничтожение феодальных юридических институтов. Его имя в те годы можно было встретить даже на страницах герценовского «Колокола». Активная общественная деятельность бизнесмена не ограничивалась выступлениями по крестьянскому вопросу. Он много и охотно работал в общественных организациях, помогая делом, советом, деньгами.

Так, в 1841 г. на своей родине в Солигаличе предприниматель открыл санаторий для дворян Костромской губернии, который существует до сих пор. Знаменитый хирург Пирогов восторгался Кокоревым во время Крымской войны. Тогда бизнесмен снарядил за свой счет сто подвод с провизией из Москвы в Севастополь, которые вернулись назад с ранеными защитниками города. В 1878 г., во время русско-турецкой войны, он потряс всю Россию, внеся в «Военный займ», организованный правительством для нужд действующей армии, 45 млн рублей - фантастическую по тем временам сумму.

После отмены винных откупов с 1 января 1863 г. состояние Кокорева несколько пошатнулось, и он принял меры, чтобы исправить положение. Так в 1862-1865 гг. он организовал строительство крупного гостинично-складского комплекса в Москве, стоившего по его заявлению 2,5 млн рублей. Громадная по своим размерам, для того времени, гостиница, получившая название Кокоревского подворья, по свидетельству современников, «явилась ранее, чем начали возникать за границею так называемые “Гранд-Отели”». В том же комплексе располагался и товарный склад.

К концу 1860-х гг. Василий Александрович обратился к одной из ключевых сфер в его последующей предпринимательской деятельности - к банковскому делу. Одним из первых среди российских бизнесменов он почувствовал важность и значимость этой новой формы финансирования. Первой ласточкой стал Московский купеческий банк. Организация его шла медленно, увязая в чиновничьей рутине и взяточничестве. Только для утверждения его Устава потребовались два года и значительные материальные затраты.

Еще больших усилий потребовало от В. А. Кокорева учреждение Волжско-Камского коммерческого банка, который он вместе с другими крупными капиталистами основал в 1870 г.

и стал его первым председателем. Кроме уговоров представителей высшей администрации, от которых зависела судьба дела, предпринимателю пришлось проявить все свои дипломатические таланты и умение, чтобы сформировать необходимый уставный капитал. Большую помощь оказал Василию Александровичу знаменитый железнодорожный магнат и заводчик П. И. Губонин, находившийся тогда в зените своей славы. Немалую роль в привлечении финансовых средств сыграло и то, что лидеры московского купечества, такие, как Морозовы, Солдатёнковы, Хлудовы, так же, как и Кокорев, были старообрядцами.

Банк, главным направлением деятельности которого стало кредитование волжской торговли хлебом, сразу занял ведущее место на финансовом рынке России. Это позволило Василию Александровичу упрочить свои позиции в среде крупных предпринимателей. За время его председательства в 1870-1875 гг. банк, по мнению современников, стал «одним из самых активных в финансировании дельцов-учредителей». Подтверждением тому служит преобразование в 1873 г. личного нефтеперегонного завода Кокорева в Бакинское нефтяное общество и значительное расширение производства.

Тогда же предприниматель активно включился в железнодорожное строительство, сулившее невиданные прибыли. В 1871 г. он вошел в Общество, купившее у казны Московско-Курскую железную дорогу, а через три года вместе со своим давним партнером Губониным основал Общество Уральской железной дороги. Оно блестяще справилось с постройкой Уральской горнозаводской линии, столь необходимой русской промышленности. Кстати, вместе с Губониным Кокорев также организовал Пермское товарищество по торговле солью, приобрел Верновские золотые прииски на Урале и обширные сельскохозяйственные угодья.

Еще одной полезной и изобретательной идеей Василия Александровича было учреждение в начале 1870-х гг. «Северного общества страхования и склада товаров с выдачей варрантов». Несмотря на то что приходилось тратиться на содержание специально устроенных товарных складов, в целом деятельность этого общества позволила ослабить позиции немецкого капитала, безраздельно хозяйничавшего в области страхования. Новое предприятие давало возможность купцам закладывать свой товар в банках по специальным свидетельствам - варрантам. Товар при этом хранился на складе Общества, в то время как купец продавал его, переводя банковский долг на покупателя.

А вот грандиозные проекты международного масштаба, вынашиваемые Кокоревым в тот же период, реализовать не удалось. В частности, он задумал создать трансокеанское русское Общество «Океан» для эксплуатации пассажирских пароходных линий, связывающих порты Балтийского моря с Американским континентом. Собрав по подписке необходимый уставный капитал, учредители поехали на радостях к цыганам и кутили до утра. Однако министерство финансов отказало новоиспеченной фирме в «помильной» плате и далее московских цыган, по выражению самого Кокорева, она не плавала. Неудача постигла и другой его проект - Общество Индо-Американской торговли и пароходства, создаваемое для того, чтобы монополизировать импорт хлопка.

Одним из первых среди русского купечества Василий Александрович занялся меценатской и коллекционерской деятельностью. Вместе с К. Т. Солдатёнковым, Г. И. Хлудовым и другими еще в начале 1850-х гг. он начал собирать работы молодых русских художников. «Миллионщик Кокорев» имел картинную галерею и собрание памятников прикладного искусства, задумывал построить хранилище народного рукоделия. Галерея была публичной. Она была открыта в 1861 г. и включала в себя свыше 500 картин. При ней был небольшой лекционный зал и трактир для привлечения широкой публики. Эта галерея просуществовала десять лет, а затем была распродана самим меценатом в погашение своих огромных долгов.

Кокорев выступал и в роли покровителя архитектуры. По свидетельству современников, именно ему обязан своим возникновением так называемый «русский стиль». По новым архитектурным идеям сооружались его громадное Кокоревское подворье и имение на станции Ушаки. Однако многое в меценатской деятельности предпринимателя носило эксцентрический характер и отпечаток «купеческого» вкуса. Тем не менее именно он за свой счет устроил близ Вышнего Волочка Владимиро-Мариинский приют для молодых живописцев, считая, что природа Тверского края должна больше вдохновлять художников, «чем развалины Помпеи». Академия художеств, за несколько месяцев до смерти Василия Александровича, удостоила его званием своего почетного члена.

Среди важных начинаний Кокорева в последние годы его жизни следует назвать учреждение Северного телеграфного агентства, идея которого заключалась в устранении зависимости русской печати от иностранных информагентств. Это была не коммерческая, но очень дальновидная акция бизнесмена, укрепившая его престиж и давние связи с прессой. Кроме того, буквально перед смертью он успел учредить «Каспийский коммерческий банк», основной целью которого должно было стать финансирование нефтяной промышленности и развитие Закаспийского края.

За два года до своей смерти Кокорев опубликовал серию статей в «Русском архиве», которые потом были объединены в книгу «Экономические провалы». Она представляла собой своеобразное сочетание воспоминаний и ожесточенной критики разных правительственных мероприятий. Книга имела шумный успех. В ней предприниматель снова выступил как идеолог купечества, защитник интересов национального капитала: «Пора государственной мысли перестать блуждать вне своей земли, пора прекратить поиски экономических основ за пределами России и засорять насильственными пересадками народную почву; пора, давно пора возвратиться домой и познать в своих людях свою силу». В то же время многие его рассуждения отдают славянофильством и лишены серьезных экономических обоснований. Тем не менее последнее публицистическое выступление Кокорева можно с полным основанием рассматривать как его общественное завещание, актуальное и сегодня.

Василий Александрович Кокорев умер в Петербурге 23 апреля 1889 г. от болезни сердца. Поморы вынесли из роскошного особняка на полотенцах дубовый гроб, долбленый, без единого гвоздя, и на руках донесли до Малой Охты. Фамильное захоронение Кокоревых в восточном углу Малоохтинского кладбища сохранилось до сих пор. Все крупное состояние знаменитого «откупщицкого царя», во избежание дробления, было завещано жене, а не двум его сыновьям. И видимо, по этой причине, семье удалось сохранить фамильный бизнес до самого Октябрьского переворота в 1917 г.

Елена Васильева, Юрий Пернатьев

Из книги «50 знаменитых бизнесменов XIX - начала XX в.»

Читайте также: