ГлавнаяМорской архивИсследованияБиблиотека












Логин: Пароль: Регистрация |


Голосование:
Вам нравится наш сайт?


Отличный сайт!
Хороший сайт
Встречал и получше
Совсем не понравился





» » Разведывательные и диверсионные школы Абвера
Разведывательные и диверсионные школы Абвера
  • Автор: Vedensky |
  • Дата: 10-04-2015 10:44 |
  • Просмотров: 13303

До начала Второй мировой войны немецкие раз­ведорганы вели активную разведывательную работу путем заброски агентуры, подготовленной в индиви­дуальном порядке. За несколько месяцев до начала крупномасштабных военных действий против СССР абверштелле «Кенигсберг». «Вена», «Краков» орга­низовали ряд разведывательно-диверсионных школ, в которых велась подготовка агентуры для последу­ющего ее использования против СССР.

В первый период своего существования выше­упомянутые школы комплектовались из эмигрант­ской молодежи и членов различных антисоветских организаций. Выпускники этих заведений забрасы- вались на советскую территорию с разведыватель­ными и диверсионными задачами. Однако практи­ка показала, что агентура из эмигрантской среды плохо ориентируется в советской действительности, что служит основной причиной ее провалов.

С развертыванием военных действий на Восточ­ном фронте немецкие разведорганы приступили к расширению сети разведывательно-диверсионных школ. Такие органы были созданы при штабе «Валли», ACT «Остланд», при разведывательных и ди­версионных командах Абвера, действовавших при немецких армейских группировках.

Агентов для обучения вербовали в основном из военнопленных, согласившихся сотрудничать с Аб­вером, перебежчиков и антисоветски настроенных лиц, оставшихся на оккупированной территории. Органы Абвера делали главную ставку на бывших военнопленных, полагая, что из них можно бы­стрее подготовить агентуру и внедрить ее в совет­ские воинские части.

Подбор агентуры производили официальные со­трудники школ, а также эмигранты, которые спе­циально посещали пункты приема военнопленных, пересыльные и стационарные лагеря. В первую очередь агентура подбиралась из перебежчиков и лиц, давших ценные показания при пленении, а также зарекомендовавших себя в работе на нем­цев в лагерях военнопленных, и лиц, подвергав­шихся репрессиям со стороны Советской власти. При этом принималась в расчет прежняя профес­сия и личные качества будущего агента. Преиму­щество отдавалось радистам, связистам и саперам и вообще лицам, имевшим достаточный кругозор.

Агентура из среды гражданского населения при­обреталась по рекомендации немецкой контрраз­ведки и руководства антисоветских организаций. Еще одной базой для вербовки потенциальных агентов являлись добровольческие формирования.

Как правило, с каждым из кандидатов перед вер­бовкой проводилась индивидуальная беседа для вы­яснения его биографических данных, связей в СССР, личных качеств, отношения к советскому строю, немцам и пр. Вербовкой также занималась внутрилагерная агентура, которая производила пред­варительное «прощупывание» кандидата. В этих же целях вербовщики привозили в лагеря военноплен­ных своих агентов, которые действовали под видом военнопленных.

Лиц, согласившихся работать на немцев, немед­ленно изолировали от остальных военнопленных и в сопровождении немецких солдат или самих вербов­щиков направляли в специальные проверочные лаге­ря или непосредственно в школы. При вербовке за­частую применяли методы подкупа, провокации и уг­розы. При этом приглянувшегося кандидата аресто­вывали за действительные или мнимые проступки и предлагали ему искупить свою вину работой на про­тивника. После этого завербованные проверялись на практической работе в качестве агентов-контрраз- ведчиков, карателей и полицейских. Окончательное оформление вербовки проводилось в школе и в про­верочном лагере. После этого на большинство аген­тов заполнялась подробная анкета, бралась подписка о добровольном сотрудничестве с немецкой развед­кой, агенту присваивался псевдоним, под которым он числился в школе. В ряде случаев агент приводился к присяге на верность Рейху и дактилоскопировался.

Преподавательский и инструкторский состав раз­ведшкол вербовался из эмигрантов и коллаборацио­нистов, бывших советских офицеров, «повязанных» с немецкой разведкой выполнением спецзаданий в советском тылу. Общее руководство школами осу­ществляли немцы — кадровые сотрудники разведки.

Отобранная агентура пребывала в предваритель­ном лагере около 2—4 недель, где подвергалась уси­ленному промыванию мозгов, занималась строевой и военной подготовкой, получала общее представ­ление о методах разведработы и проверялась через внутрилагерную агентуру. Агенты, не внушавшие доверия или неспособные, отчислялись и направ­лялись в «Гехаймнистерлагеря». Там агенты, посвя­щенные в тайны разведслужбы, были изолированы от остальных военнопленных.

Новички, успешно прошедшие проверку, на­правлялись в школы. В разведшколе обычно одно­временно находилось до 300 человек, в диверсионной — до 100 агентов. Срок обучения зависел от характера предполагаемой работы. Для разведчи­ков ближнего тыла — от 2 недель до 1 месяца, для разведчиков глубокого тыла — до 6 месяцев, ди­версанты учились от 2 недель до 2 месяцев, ради­сты — от 2 до 4 и более месяцев.

Для более качественной подготовки агенты разби­вались на учебные группы по 5—20 человек, с учетом индивидуальных способностей. Занятия в основном носили вид лекций и практики на местности.

Будущие агенты-разведчики изучали методику сбора развединформации, им рекомендовали в каче­стве основных способов сбора личное наблюдение и опрос знающих лиц, подслушивание разговоров, спаивание военнослужащих, добычу интересующей информации с помощью женщин, имеющих связи с военнослужащими и лицами руководящего звена.

Наиболее подготовленным агентам, забрасыва­емым в советский тыл под личиной советских офи­церов, предлагалось задерживать под различными предлогами (в основном под видом военных пат­рулей и организации лже-КПП) отдельных воен­нослужащих и гражданских лиц для последующего добывания интересующей информации.

В курс обучения агентуры также входили мето­дика перехода линии фронта, поведения в совет­ском тылу и при задержании, на допросах и в мес­тах заключения. При этом агентуре рекомендовали отстреливаться до последнего патрона, последний оставляя для себя. В случае захвата живьем или ра­неным, агенту рекомендовали скрывать свою при­надлежность к немецким разведслужбам и согла­шаться на перевербовку для последующего возвра­щения к немецким шефам.

Агенты-разведчики изучали структуру советских вооруженных сил, знаки различия личного состава, основы топографии, картографию и ориентацию с компасом и картой, определение по памяти места своего нахождения, стрелковое дело, тактику, за­нимались физической и строевой подготовкой.

Будущие диверсанты изучали аналогичные дис­циплины, а также методику проведения диверсий, свойства взрывчатки и методы ее закладки, арсенал зажигательных средств и их применение, приготовле­ние простейших взрывчатых веществ, огнестрельное оружие и практическую стрельбу из него. На практи­ческих занятиях знания закреплялись, и агентам де­монстрировали, как правильно закладывать заряд, изучалась методика проникновения на объект.

Радисты изучали общие дисциплины, радиоде­ло, умение работать на ключе на слух, как правиль­но вступать в сеанс радиосвязи с центром, виды шифрования текста и дешифровки полученных со­общений. Радист считался подготовленным, если мог принимать и отправлять без ошибок до 80 зна­ков азбуки Морзе в минуту.

Во всех школах существовал установленный распорядок дня. Обучающимся разрешалось обще­ние между собой, при этом категорически запре­щалось общение с гражданским населением. Выход из школы в город разрешался руководством органа только в исключительных случаях.

В среде учащихся насаждалась специальная осве­домительная агентура, выявлявшая лиц, отрицатель­но настроенных против немцев, поставлявшая ин­формацию о них руководству школы. Разоблаченных заговорщиков направляли в штрафные лагеря. Ино­гда осведомители были обязаны вести наблюдение за выпускниками в составе групп, заброшенных в совет­ский тыл. На случай измены кого-либо из состава группы осведомитель должен был его ликвидировать.

Перед окончанием учебного курса агенты осваи­вали премудрости заполнения фиктивной докумен­тации и ее использования в советском тылу.

Заброска групп и агентов-одиночек, как прави­ло, велась не самими школами, а фронтовыми аб- веркомандами, группами и их передовыми филиа- лами-мельдекопфами. Воздушным путем агентура миновала наземную линию фронта на самолетах специальных авиаэскадрилий. Широко практико­вался пеший переход линии фронта. Некоторая часть подготовленной агентуры оставлялась нем­цами в специально отведенных для этого местах при отходе немецкой линии обороны. Переброске также предшествовала кропотливая отработка ле­генд для последующего их применения при пере­ходе линии фронта и в советском тылу.

Переброска агентов-разведчиков в глубокий тыл СССР производилась без указания конкретного срока для возвращения. Таким группам в обязатель­ном порядке придавался подготовленный радист, снабженный УКВ-приемопередатчиком, замаски­рованным в чемодане, противогазе, патефоне и т. п. Пользуясь данным оборудованием, агентура была обязана передавать информацию в центр на опреде­ленной волне и в оговоренное время. Перед тем как иссякнет ресурс батарей питания рации, следовал доклад в свой разведцентр о необходимости достав­ки сменного комплекта. Батареи и иное имущество доставлялось воздушным путем (сброс груза проис­ходил в условленном месте с парашютом) или вы­сылался агент-связник. При невозможности удо­влетворения потребностей агентуры в этих матери­алах, агентам по рации советовали ее уничтожить, а группе возвращаться к своим хозяевам.

В советском тылу агенты действовали под видом военнослужащих и командированных лиц, раненых, выписавшихся из госпиталей и освобожденных от военной службы, эвакуированных и пр. Вблизи фронта немецкая агентура действовала под видом са­перных подразделений, производящих минирование или разминирование переднего края, связистов, ис­правляющих линию, снайперов, сотрудников Осо­бых отделов, выполняющих особое задание, ране­ных, направляющихся в госпиталь после боя, и т. д.

Под соответствующую легенду и район выброски агент снабжался всеми необходимыми документами для продвижения и проживания в советском тылу. Зачастую документы были подлинными, т. к. неко­торое время назад были отобраны у военнопленных или жителей занятых немцами областей. Чаще всего немцы выдавали своим агентам военные и граждан­ские документы, выписанные на вымышленные фа­милии. При необходимости заброски агента в рай­он, где его хорошо знали, он снабжался фиктив­ными документами на свои подлинные имя и фамилию или своими подлинными документами.

Наиболее часто немцы выдавали своей агентуре следующие фиктивные документы: удостоверение личности комсостава, командировочные предписа­ния, расчетно-вещевые книжки комсостава, про­довольственные аттестаты, выписки из приказов о переводе из одной воинской части в другую, дове­ренности на получение различного имущества со складов, справки о медицинском освидетельство­вании и прохождении военно-врачебной комиссии, о выписке из госпиталей и отпуске после ра­нения, красноармейские книжки, удостоверения об освобождении по болезни, паспорта с отметка­ми о прописке, трудовые книжки, справки об эва­куации из населенных пунктов, оккупированных немцами, партийные и комсомольские билеты и кандидатские карточки, наградные книжки и вре­менные удостоверения о наградах.

Кроме готовых документов, агентуре выдавалось определенное количество чистых бланков разных военных и гражданских документов, командиро­вочных предписаний, аттестатов и требований на железнодорожные перевозки и иногда выдавались печати и штампы советских воинских частей.

Агентов также снабжали денежными суммами, величина которых зависела от срока на выполне­ние задания и его характера. Обычно выдавались денежные суммы от 500 рублей до 500 тысяч руб­лей, а иногда и выше.

Экипировка агентуры производилась с учетом документов в советскую военную форму или в гражданское платье. Выдавались также комплекты запасной одежды.

Характер полученного от немецкого руководства задания всегда полностью соответствовал пройден­ному курсу. Разведывательная агентура внедрялась в районы боевых действий советских воинских частей для сбора информации об укреплениях, расположе­нии, вооружении, нумерации и наименовании со­ветских частей на определенном участке фронта. Агентам поручалось выяснение фамилий команди­ров частей и соединений и по возможности прово­дить сбор информации о них. Особое внимание раз­ведчики должны были уделять резервам, перебрасы­ваемым к линии фронта, отслеживать перемещение воинских эшелонов и грузов, устанавливать место нахождения различных армейских складов и баз, аэродромов, количество и типы самолетов на них.

Агентуре, забрасываемой в глубокий тыл Союза ССР, поручалось собирать сведения о формирую­щихся воинских частях, местах их расположения, личном составе и для каких участков фронта они предназначены. Помимо таких чисто военных раз- ведзаданий, агентуре поручали сбор оборонно-эко­номической информации. Так, агенты собирали сведения о местах нахождения и производитель­ности оборонных заводов, при этом особое внима­ние обращалось на предприятия авиационной, тан­ковой и артиллерийской промышленности.

Агенты-диверсанты имели задания по устройству диверсий на железнодорожном транспорте, уничто­жении баз и складов с продовольствием и других важ­ных объектов. Кроме того им вменялось в обязан­ность проводить антисоветскую пропаганду, совер­шать убийства офицеров и генералов Красной Армии. На завершающем периоде войны диверсан­ты, забрасываемые в советский тыл, имели задания по организации и сплочению повстанческих отрядов для проведения диверсионных акций. На вооруже­нии у них состояли особые заряды повышенной мощ­ности взрыва и вмонтированные в противогазные сумки, вещмешки, консервные банки, либо в виде пищевых концентратов, или кусков каменного угля.

После выполнения задания агентура должна бы­ла пересечь линию фронта и возвратиться в тот орган, что производил заброску. Для перехода ли­нии фронта агентов снабжали специальным уст­ным или письменным паролем.

Агентов, вернувшихся с задания, тщательно проверяли через других агентов и путем неодно­кратных устных и письменных допросов. При этом уделяли внимание деталям их повествования — датам, местам нахождения на советской террито­рии, маршрутам следования. Особое внимание бы­ло уделено выяснению обстоятельств беспрепятст­венного выполнения задания со стороны совет­ских органов безопасности. Агента многократно допрашивали с целью выяснения возможности его задержания и дальнейшей работы под советским контролем.

При возвращении с задания группы агентов все ее участники изолировались друг от друга. Их по­казания сличались и подвергались тщательной про­верке. Если показания агентов не внушали дове­рия, то их направляли в «Гехаймнистерлагеря» или передавали ГФП.

На заключительном этапе войны немецкие раз­ведорганы стали готовить агентуру из числа членов различных антисоветских партий и организаций Прибалтики, Польши, Балканских стран и Герма­нии. Эта агентура готовилась по сокращенному курсу и предназначалась для проведения диверси- онно-повстанческой работы в советском тылу.

В последние месяцы войны и после ее окончания большинство немецких агентов было арестовано ор­ганами госбезопасности СССР. Часть обученной агентуры, находившаяся к тому времени в советском тылу и не имевшая связи со своими шефами либо вернувшаяся в СССР по репатриации, осталась не­раскрытой. Некоторая часть агентуры укрылась в За­падной Германии, где оказывала услуги западным разведслужбам в их работе против СССР.

Курсы диверсантов при отделе техники «Абвер-2» в Берлине

В июне 1940 г. при отделе техники «Абвер-2» были организованы краткосрочные курсы по изу­чению теории и практики применения взрывчатых веществ для совершения диверсионных актов. Кур­сы размещались в районе Берлин-Тегель, в поме­щении химико-технической исследовательской ла­боратории отдела техники центрального аппарата «Абвер-2».

Начальниками курсов последовательно были: полковники Магерр и Маурициус, майор Эрманн.

Первоначально на курсах обучались официаль­ные сотрудники центрального и периферийного аппаратов «Абвер-2», а с 1942 г. — русские, англий­ские и французские военнопленные и солдаты не­мецкой армии. В последний период существования курсов курсанты поступали из «Абвера-2» группами по 2—4 человека из числа преподавателей и ин­структоров диверсионных школ.

Обучение продолжалось 1-4 недели. Одновре­менно на курсах обучалось 20-25 человек.

Агенты изучали химические свойства взрывчат­ки, устройство различных мин и их практическое применение при совершении диверсионных актов. Слушателям демонстрировали специально отсня­тые кинофильмы о практическом применении ВВ и устраивали практические полевые занятия, где они подрывали макеты. После окончания курсов курсанты направлялись во фронтовые абверкоман­ды и абвергруппы.

В августе 1943 г., в связи с усилившимися бом­бардировками Берлина, курсы были переведены в м. Квенцзее близ г. Бранденбург. В апреле 1945 г. они переехали в г. Маркнойенкирхен, где прекрати­ли свою деятельность.

Разведывательная школа в м. Брайтенфурт

Создана за несколько месяцев до начала войны в м. Брайтенфурт (20 км западнее Вены) для под­готовки белоэмигрантов, завербованных в Балкан­ских странах.

В начале войны на базе школы был организован проверочно-подготовительный лагерь, в который направлялись отобранные для вербовки советские военнопленные. После промывания мозгов пропа­гандистами и проверки их окончательно вербовали для разведывательной работы против СССР. После предварительной подготовки агентов направляли в Варшавскую разведшколу для прохождения основ­ного курса обучения.

В марте 1943 г. лагерь был реорганизован в са­мостоятельную разведшколу, подчинявшуюся шта­бу «Валли». Начальником Брайтенфуртской раз­ведшколы был подполковник Аренберг, комендан­том — бывший капитан РККА Глазенап.

Курсанты школы были разделены на 3 группы, по 20—30 человек в каждой.

1я группа «Технише-Люфт» (Техника авиации) готовила агентов для ведения разведывательной работы по авиационной промышленности СССР, выявления ее технической оснащенности и воору­жения выпускаемых ею военных самолетов.

2я группа «Люфт» (Авиация) готовила агентуру для выявления советских частей ВВС и их резервов.

3я группа готовила разведчиков ближнего тыла советских войск.

Агенты первых двух групп вербовались в Хаммельбургском и Лодзинском лагерях военноплен­ных из числа бывших советских летчиков и специ­алистов в области ПВО, инженерно-технического персонала аэродромной службы.

Для агентов, зачисленных в авиагруппы, чита­лись лекции по авиации, ими изучались силуэты советских самолетов, их вооружение, двигатели, а также парашютное и радиодело. В курс подготовки агента также входило изучение аэродромных со­оружений, авиабаз и организации советских ВВС. В группе «Технише Люфт» помимо этого изучалась специфика прикрытия объектов силами ПВО.

В группе общевойсковой разведки изучались тактика, топография и методика составления доне­сений.

Срок обучения в школе был около 3 месяцев.

После окончания школы агенты направлялись в Варшавскую разведшколу, прослушивали там до­полнительный лекционный курс о разведыватель­ной работе, изучали радиостанции, после чего за­брасывались в советский тыл. Часть агентов имели задания, связанные с проникновением в промыш­ленные центры СССР — Новосибирск, Сверд­ловск, Челябинск, Тагил, Уральск и Ташкент. При переброске агенты были прикрыты разработанны­ми легендами. Срок пребывания в советском тылу составлял 6—8 месяцев.

Оставшиеся в школе курсанты, прошедшие курс обучения, как правило, переводились в резерв или «рабочую команду» школы, где их использовали на контрразведывательной работе среди военноплен­ных, на предприятиях и в сельских работах для выявления настроений среди рабочих-остовцев и местного населения Австрии.

В августе 1944 г. школа приступила к обучению агентуры из болгар, румын, сербов и итальянцев.

Разведывательная школа в м. Мишен

Разведшкола в м. Мишен (10—12 км северо-за­паднее Кенигсберга, ныне г. Свободное) была созда­на ACT «Кенигсберг» примерно за месяц до начала войны и специализировалась на подготовке развед­чиков и радистов для работы в глубоком тылу СССР.

Курсанты набирались из числа русских белоэми­грантов, украинцев, поляков, латышей, литовцев и эстонцев, завербованных в Польше и Балканских странах из участников национальных организаций. Всего в школе находилось 100 слушателей, учебная программа была рассчитана на 3 недели.

20 агентов первого выпуска в конце июня 1941 г. через Каунас выбыли в АГ-111, действовавшую на участке Ленинградского фронта. Часть этих агентов в августе 1941 г. была заброшена в советский тыл.

В августе 1941 г. школа была ликвидирована, а ее личный состав направлен во фронтовые коман­ды и группы Абвера.

Разведывательно-диверсионная школа (лагеря) в м. Криница, Дукла, Каменица, Барвинек

В 1940 г. при ACT «Краков» была организована школа по подготовке разведчиков и диверсантов для проведения подрывной и разведывательной ра­боты против СССР.

Руководили школой обер-лейтенант Арендт, ка­питан Вольф и лейтенант Эггерс.

Школа комплектовалась из украинцев — жите­лей Польши, членов ОУН Бандеры и Мельника. Школа была разбита на четыре лагеря (отделения): м. Криница — в 100 км на юго-восток от Кра­кова;

м. Дукла — 125 км на юго-восток от Кракова; м. Барвинек — в 15 км от м. Дукла; м. Каменица — в 50 км севернее м. Дукла. Школа была законспирирована под лагеря тру­довой повинности, и часть ее курсантов выходила на сельскохозяйственные работы. В каждом отде­лении школы одновременно обучалось 100—300 че­ловек. В местечках Дукла, Каменица и Барвинек находились члены бандеровской ОУН, в Крини­це — мельниковцы.

Украинские агенты занимались военной подго­товкой и изучали специальные предметы — раз­ведку, диверсионное дело и организацию повстан­ческого движения. После окончания учебного кур­са часть агентуры направлялась на прежние места работы и использовалась в качестве контрразвед­чиков. Другие агенты несли охрану заводов на тер­ритории Польши в составе «Веркшутца» («Рабочая охрана») и принимали участие совместно с ГФП в операциях по разоружению польского подполья. Выходцы из западных областей УССР проходили дополнительный четырехнедельный курс обучения при соединении «Бранденбург-800» в м. Алленцзее и после окончания перебрасывались с заданиями в Советский Союз. Переброску таких агентов осуществляла специальная резидентура через пере­правочные пункты в Венгрии и Словакии.

После начала войны школа была расформирова­на, большая часть ее агентуры была направлена в Нойхаммер в соединение «Бранденбург-800», остав­шиеся в школе были переданы на укомплектование фронтовых команд и групп Абвера.

Разведывательно-диверсионная школа в г. Штеттин

Штеттинская разведывательно-диверсионная школа была организована в декабре 1940 г. ACT «Штеттин» и находилась в Штеттине, на ул. Зибек- штрассе или Берлинертор, д. 11. Начальник шко­лы — подполковник Литке.

Школа вела подготовку разведчиков-диверсан- тов и радистов для работы в СССР. В школе учи­лись поляки, чехи, литовцы и эстонцы, владевшие русским языком. Набор производился в лагерях во­еннопленных из числа военнослужащих польской и французской армий. Срок обучения — 6 месяцев.

Агенты проживали в отдельных городских квар­тирах, занятия проводились только в индивидуаль­ном порядке или совместно с предполагаемым на­парником. Агенты изучали радиодело, структуру Красной Армии, ее вооружение и снаряжение, гео­графию СССР, топографию и разведку, шифры и тайнопись, фотодело, устройство взрывных заря­дов, мин и действие ядов и бактерий и способы их применения.

Первая заброска агентов в Советский Союз была произведена в феврале и мае 1941 г. Переброску че­рез границу, главным образом в Прибалтику и Бело­руссию, осуществляли сотрудники ACT «Штеттин».

Агенты, забрасываемые в СССР, получали пор­тативные радиостанции. В случае начала военных действий Германии против СССР агентам предла­галось менять свое местонахождение так, чтобы постоянно располагаться в тылу Краской Армии на расстоянии 150-200 км от передовой.

Варшавская разведшкола

Разведывательная школа в Варшаве была орга­низована в октябре 1941 г. для подготовки агентов- разведчиков и радистов и непосредственно подчи­нялась штабу «Валли». Школа являлась централь­ной и показательной по методам подготовки квалифицированной агентуры из советских воен­нопленных. Школа являлась образцовым органом, для ознакомления с программой которого приез­жали сотрудники немецких спецслужб для перени­мания опыта. Руководство школы демонстрирова­ло им лучших агентов, оформление учебного лагеря и наглядные пособия.

Начальник школы — майор Моос (Марвиц).

До середины июля 1943 г. школа размещалась на бывшей даче Пилсудского в м. Сулеювек, близ ст. Милосна (21 км восточнее Варшавы), имела номер полевой почты 57219. На территории школы распо­лагались мощная радиостанция, фотолаборатория, мастерские по изготовлению фиктивных документов и общежития офицерского состава штаба «Валли». Вся территория школы была обнесена колючей про­волокой и охранялась немецкой воинской частью.

В школу вербовали советских военнопленных среднего командного состава и лиц с высшим и средним образованием, содержавшихся в лагерях в г. Хаммельбурге, Данциге, Седлеце, Замостье, Кельцах, Холме, Ковеле, Виннице и Ченстохове. Комплектованием школы занимался сам майор Моос.

До января 1943 г. в школе существовали 2 от­деления (лагеря): в первом обучались разведчики-радисты, предназначавшиеся для заброски в глубь СССР, во втором — разведчики ближнего тыла. В январе 1943 г. были организованы еще два лаге­ря — третий и четвертый. В третьем лагере обуча­лись разведчики-радисты для разведки промыш­ленных объектов в глубоком советском тылу, в четвертом — разведчики-радисты, предназначав­шиеся для сбора разведданных о советских ВВС. Одновременно в школе обучалось до 350 человек. Срок обучения в школе колебался от 2 до 6 меся­цев, в зависимости от способностей курсантов и потребности в агентуре. Курсантам был запрещен выход за пределы школы и общение с местным населением. Одним из «ноу-хау» школы было про­ведение психологической подготовки агентов пу­тем взаимного допроса. В процессе обучения раз­решалось употреблять слово «товарищ», разучивать и петь советские песни. На специальных макетах советских городов агенты усваивали ориентацию и маскировку. Практиковались письменные работы. В них, например, агенты рассказывали и обосно­вывали собственные планы борьбы с большевиз­мом. Кроме идеологических целей это служило еще и дополнительным обстоятельством, «привя­зывающим» агента к своим немецким шефам.

В школе каждый агент имел свой псевдоним и ка­тегорически было запрещено упоминать свои на­стоящие фамилии.

Разведчики и радисты, закончив обучение, пере­водились в специальный лагерь, где получали до­полнительный инструктаж по разведработе в совет­ском тылу, фиктивные документы, радиостанции, шифры и коды к ним, оружие и снаряжение. Через 8-10 дней агенты направлялись во фронтовые под­разделения Абвера и перебрасывались в советский тыл. Для выполнения особо важных заданий в тылу СССР выделялись наиболее проверенные и подго­товленные агенты. Перед их переброской принима­лись меры по их конспирации не только от осталь­ных курсантов школы, но и от ее преподавательско­го состава.

Выброска агентов производилась в прифронто­вую полосу и глубокий тыл СССР (Москва, Мо­лотов, Казань, Горький, Сталинград и др.).

В июле 1943 г. школа была переведена в м. Нойгоф в 12 км от Кенигсберга из-за того, что якобы поляки помогали советской разведке выявлять уча­щихся школы и организации возможных налетов партизан. В Нойгофе школа была законспирирова­на под воинскую часть РОА, псевдонимы всех пре­подавателей были изменены.

В июле—августе 1944 г. в связи с советским на­ступлением основной состав школы был переведен в г. Вайгельсдорф, где объединился с курсантами спецшкол м. Валга, Летсе, Стренчи. Новый орган стал именоваться «1-я Русская объединенная развед­школа» и вошел в подчинение разведывательного отдела штаба РОА. По другим данным, школа ста­ла подчиняться АК-102.

На базе Нойгофской части школы во главе с май­ором Моссом была создана новая школа, готовив­шая агентов из латышей, эстонцев и литовцев для оседания в Прибалтике. В сентябре—октябре 1944 г. в школе обучались немцы — местные жители Вос­точной Пруссии, предназначавшиеся для оседания в тылах советских войск. Школой было подготовлено более 200 агентов и радистов из 15—17-летних под­ростков и стариков в возрасте до 65 лет — в основном местных лесников и зажиточных крестьян.

В октябре 1944 г. из Нойгофа школа переехала в м. Гарнекопф и Эйзенберг в 40 км восточнее Берлина, оттуда в начале 1945 г. передислоцирова­лась в м. Шонфельс близ г. Цвиккау (Саксония). В феврале 1945 г. все уроженцы Прибалтики были переведены в г. Бисмарк, откуда после дополни­тельной подготовки были переброшены через Штеттинский морской порт в Лиепаю — в район операций немецкой группировки «Курляндия». Впоследствии эти люди развернули антисоветское партизанское движение.

Оставшаяся в Цвиккау часть состава школы и агентура были распущены в апреле 1945 г. Немцы были направлены в г. Бад-Эльстер, русские при­соединились к вышеупомянутой «Объединенной разведшколе» и впоследствии под командованием Хольмстона-Смысловского (фон Регенау) укры­лись на территории княжества Лихтенштейн.

Исчерпывающая информация о Варшавской раз­ведшколе была добыта и передана органам Госбез­опасности старшим лейтенантом саперных войск Константином Воиновым. С помощью только одного Воинова до 5 сентября 1942 г. удалось нейтрализо­вать 112 выпускников Варшавской разведшколы, заброшенных в ближние тылы Сталинградского и Юго-Восточного фронта. Воиновым также было пе­редано сообщение о начале совместной работы не­мецких спецслужб и генерала Власова по созданию Русской Освободительной Армии, что позволило своевременно начать работу' по разложению антисо­ветских формирований.

Накануне летней кампании 1943 г. особым от­делом 2-го Украинского фронта были задержаны выпускники школы Тишин и Федин. Их задержа­ние позволило СМЕРШу начать радиоигру против немецкой разведки и наладить поток дезинформа­ции. От выпускников Варшавской разведшколы были получены установочные данные на 107 аген­тов, заброшенных в советский тыл в апреле и пред­полагаемых к заброске. Кроме этой информации «варшавяне» сообщили о наличии агентурных ре­зервов у Варшавской и Полтавской разведшкол, о местах их дислокации.

Разведшкола на ст. Нойкурен

Разведывательная школа на станции Нойкурен (ныне г. Пионерский Калининградской обл.) в Вос­точной Пруссии была организована в ноябре 1943 г. и являлась филиалом Варшавской разведшколы.

Начальником школы я мялась капитан РОА Берг- Попова Наталья Александровна.

В школе проходили обучение женщины-радист­ки для последующей работы в советском тылу в паре с мужчинами — выпускниками Варшавской разведшколы. Школой были выпушены 20 агентов-радисток, завербованных ранее в лагерях военнопленных в Вильнюсе и Холме. Срок обучения в школе — 6 месяцев. После окончания обучения агенты-женщины переводились в филиал Варшав­ской школы на ст. Гросс-Раум. Здесь они знакоми­лись со своими напарниками и в течение 1 месяца изучали местность, где им предстояло действовать, легенды и фиктивные документы.

В июле 1944 г. школа перебазировалась в м. Баль- га (Восточная Пруссия), где находилась до сентября 1944 г. Тогда школа была расформирована, агенты зачислены в хозчасть Варшавской разведшколы.

Разведшкола в м. Бальга

Школа подготовки агентов-разведчиков в м. Баль­га в 35 км от Кенигсберга была организована в фев­рале 1942 г. и находилась в подчинении штаба «Вал- ли-1». Полевая почта 57219. Начальниками органа последовательно были ротмистр Браун, затем зондер- фюрер Фригофен.

Школа в Бальге также являлась филиалом Вар­шавской «академии» шпионажа, и в ней проходили предварительную проверку и подготовку агенты, на­правлявшиеся в Варшаву для прохождения основно­го курса обучения.

Агентура вербовалась из военнопленных в ла­герях в Кельцах, Хохенштайне и Холме. В шко­ле одновременно обучалось не более 40 человек. Срок обучения — от 3 недель до 2 месяцев. Кур­санты изучали агентурную разведку, организацию и структуру Красной Армии, топографию, военное дело, читались лекции на общественно-политиче­ские темы.

Школа не производила заброску агентов в со­ветский тыл.

В августе 1943 г. в связи с передислокацией Вар­шавской школы в район Кенигсберга Бальгская разведшкола была расформирована, все ее сотруд­ники были переведены в Варшавскую школу, зда­ние осталось в ведении штаба «Валли». В июле—ок­тябре 1944 г. здесь разместилось женское отделение Варшавской разведшколы, прибывшее со станции Нойкурен, затем в течение двух месяцев здесь рас­полагалась бывшая разведшкола из м. Валги, при­бывшая из г. Мажейкяй.

Органами советской контрразведки была осу­ществлена рискованная операция по изъятию из школы преподавателя топографии и тактики не­коего майора Бориса и вербовщика Астолыпина. Арестованные дали ценные показания не только о самой школе, но и об иных органах немецкой раз­ведки.

Школа резидентов-радистов в м. Нидерзее

Создана в ноябре 1943 г. и находилась в непо­средственном подчинении штаба «Валли» и имела общий с ним номер полевой почты.

Начальниками школы последовательно были обер-лейтенант фон Фрейберг, майор Лехнер.

Инициатива создания данной школы принадле­жала начальнику штаба «Валли-I» майору Бауну. После начала советского наступления и предвидя дальнейшее отступление немецкой армии на Вос­токе, руководство Абвера решило заранее насадить на оккупированной территории СССР сети квали­фицированных агентов-радистов из числа местных жителей.

Школа готовила только резидентов-радистов. Резидентам поручалось вести подбор агентуры на месте ее предполагаемого оседания и передавать по радио собранную ими информацию.

Школа имела 2 филиала.

1          й филиал располагался в 4 км от Нидерзее и готовил агентов из литовцев и латышей.

2          й филиал — в г. Арис (Восточная Пруссия), где завербованные агенты в течение 2—4 недель прохо­дили проверку и фильтрацию.

Одновременно в школе обучалось 50—70 рези- дентов-радистов, из которых 10-14 были женщины. В последний период войны количество женщин-ре- зидентов увеличилось. Агентура вербовалась глав­ным образом из белорусов, украинцев, латышей, литовцев — участников националистических орга­низаций. Подбор и предварительную проверку агентов проводили вербовщики — члены антисо­ветских националистических организаций.

Срок обучения в школе обычно не превышал 3 месяцев, если агент не мог уложиться в этот срок, время пребывания в школе увеличивалось.

Окончившие обучение агенты вывозились к месту оседания специальными сотрудниками шко­лы до момента оставления территории немецкими войсками. В марте—апреле 1944 г. большая груп­па резидентов была оставлена на оседание в горо­дах Прибалтики, Украины, Белоруссии и Польши. Каждый резидент имел радиостанцию, большую сумму советских денег и был снабжен справкой о службе в немецкой армии, выдававшейся для того, чтобы отступающие части Вермахта не угна­ли его в тыл. Документы резидентам не оформля­лись.

Школа дислоцировалась в м. Нидерзее до мая 1944 г., затем переехала в г. Ласк близ Лодзи, в июле 1944 г. прибыла в г. Вайгельсдорф и размес­тилась в старинном замке. Здесь в октябре 1944 г. был произведен выпуск последних резидентов, после чего школу расформировали.

Разведывательно-диверсионная школа в м. Дальвитц (Белорусский парашютно-десантный батальон «Дальвитц»)

Во время отступления немецкой армии с терри­тории Белоруссии 10 тысяч военнослужащих про­фашистских белорусских формирований отступи­ли на Запад и в их числе руководители Белорус­ской Незалежницкой Партии (БНП) Д. Космович, М. А. Витушка, В. Ф. Родзька, Б. Д. Рагуля и др.

В июне 1944 г. они вместе с другими белорус­скими коллаборационистами находились в Восточ­ной Пруссии, где установили контакт с Абвером и предложили ему сформировать из белорусских военнослужащих диверсионно-разведывательное подразделение для его последующей заброски в Беларусь для ведения диверсионной и партизан­ской деятельности. Согласие Абвера было ими по­лучено.

В июне 1944 г. в м. Дальвитц в 25 км от г. Ин- стербурга (ныне г. Советск Калининградской об­ласти) была организована разведывательно-дивер­сионная школа, более известна как «Белорусский десантный батальон «Дальвитц». Кодовое наименование органа — «Мельдекопф ,,Вальдбуш“» и «3 Коле-2». Школа подчинялась Абверкоманде-203.

Начальниками органа с немецкой стороны по­следовательно были майор Герулис (до ноября 1941 г.), лейтенант Шретер (до декабря 1944 г.).

Вербовку добровольцев в батальон вели в ос­новном члены БНП. В качестве резерва выступали военнослужащие из батальонов Белорусской Кра­евой Обороны и подразделений Союза Белорус­ской Молодежи. Вербовка велась в строгой кон­спирации, без всякой пропагандистской кампании. Через месяц в составе батальона насчитывалось свыше 200 солдат. Командирами батальона с бело­русской стороны были майор Иван Гелда (ответ­ственный за войсковую подготовку) и капитан (с марта 1945 г. — майор) В, Родзько (ответственный за политическую работу).

28 августа того же года президент БЦР Р. Ост­ровский посетил школу и поздравил курсантов с успехами в учебе. 23 марта 1945 г. указом Остров­ского ряду белорусских военнослужащих были при­своены офицерские звания. Между тем среди руко­водства белорусских коллаборационистов единства по вопросу сотрудничества с немецкими властями не было. Так, президент БЦР Р. Островский высту­пал за сотрудничество с СС, а члены БНП, занимав­шие офицерские должности в батальоне, относи­лись к этому отрицательно.

Батальон состоял из двух рот: «Северной» (ко­мандир — Рудак А. Ф.) и «Южной» (командир — лейтенант Зуй М. М.). Подготовка личного состава велась от 4 до 6 месяцев, но в связи с наступлени­ем Красной Армии ее курс был сокращен. Каждый военнослужащий должен был овладеть подрывной и саперной подготовкой, топографией, тактикой ведения партизанского боя в лесной местности, владеть всеми типами огнестрельного оружия, со­вершить прыжок с парашютом.

В батальоне имелась группа девушек и женщин, которые готовились стать радистками, а также учи­лись оказанию медпомощи. Подготовка женских групп проходила с 1 августа до 6 октября 1944 г. в Дальвипе, затем с сентября — в деревне Кляйн Та­бель в 10 км от г. Штаргарда. В сентябре 1944 г. школа была переведена в деревню Кушерова, север­ная рота — в имение Вальдбуш в 35 км от г. Быдгощи, южная — в имение Цан. В феврале—марте 1945 г. орган передислоцирован в м. Шмерцке близ г. Нойе-Бранденбург и передал 12 десантников в распоряжение Абверкоманды-204 в г. Лойц.

Первая боевая акция десантников началась в конце ноября 1944 г., когда с немецкого самолета, вылетевшего с окраины Кенигсберга, была сброше­на разведывательно-диверсионная группа (30 чело­век, из них 2 радиста) в лесной массив близ г. Лиды и Барановичей. Это была проба сил перед началом крупномасштабной десантной операции «Валошка» («Василек» — белорусок.), которая имела своей целью организацию антисоветского подполья и повстан­ческого движения в Белоруссии. Эту цель поставило перед собой руководство БНП, надеясь также на то, что после капитуляции Германии начнется война между СССР и западными союзниками.

Члены БНП с конца 1944 г. тайно от немцев налаживали связи с английской и американской Разведками.

При вербовке местного населения Белоруссии Десантникам было поручено разъяснять, что необ­ходимо вести активную борьбу с Советской вла­стью, т. к. Германия терпит поражение, а руковод­ство БЦР и БНП ориентируется на англичан.

В свою очередь немцы видели в батальоне лишь диверсионное формирование, которое после вы­садки в Белоруссии будет совершать диверсии и вести разведку в советском тылу. В случае потерь батальон должен был черпать резервы из 1 -го кад­рового батальона БКА, который был сформирован в Берлине 15 октября 1944 г. и к марту 1945 г. имел в своих рядах 196 офицеров и солдат.

Проект операции «Валошка» предусматривал переброску воздушным путем всего батальона. 17 ноября 1944 г. в 6 вечера было произведено первое десантирование с трехмоторного самолета Люфтваффе. На пятый день после высадки совет­ские органы Госбезопасности обезвредили почти всех диверсантов близ г. Любчи. По информации советских источников, командир десантной груп­пы М. Витушка погиб, но белорусские эмигранты утверждают, что он бежал и сумел объединить не­сколько белорусских антисоветских отрядов под кодовым наименованием «Черный Кот». Согласно третьей версии, под фамилией «Витушка» был сброшен другой человек, а сам он позднее был десантирован на территорию Белоруссии. О нем также известно, что примерно в это время редак­тировал подпольный журнал «За волю». Далее его следы теряются. Президент БЦР присвоил М. Ви­тушке звание генерала за успешное развертывание в Беларуси антисоветского движения. Отрядам по­встанцев во главе с Витушкой приписывался план покушения на И. В. Сталина в 1950 г., разработан­ный совместно с ОУН-УПА.

Из ноябрьского десанта удалось уйти 9 парашю­тистам, сброшенным близ деревни Лавринки у г. Воронова. Командир группы К. Шишея устано­вил контакт с местными отрядами Армии Крайо- вой, в составе которых белорусские диверсанты действовали до декабря 1944 г. Позднее и эта груп­па была ликвидирована органами Госбезопасности.

К числу малоизвестных операций батальона от­носится спасение архива белорусской эмиграции в Латвии в мае 1945 г. Тогда по заданию руководи­теля Военной управы БЦР в Германии генерала К. Езовитова два военнослужащих батальона были заброшены в Ригу с заданием найти в латвийской столице и эвакуировать на Запад архивные доку­менты, касавшиеся деятельности белорусских по­литиков в Латвии. В случае захвата документов СМЕРШем, в руки советской контрразведки мог­ли попасть данные на всех белорусов, не успевших эвакуироваться из Риги на Запад.

В начале 1945 г. БНП совместно с немецкими спецслужбами начала подготовку к операции «Валошка». С этой целью 20 марта 1945 г. в Берлине состоялось совещание, на котором присутствовали президент БЦР Р. Островский, И. Гелда, В. Родзь- ко и с немецкой стороны — оберштурмбанфюрер О. Скорцени и начальник «Истребительного со­единения «Восток» Александр Аук.

Разработанный ими план предусматривал за­броску батальона в тылы наступающих советских войск, на территорию Белоруссии. Группы по 25— 30 военнослужащих батальона должны были само­стоятельно проводить операции диверсионного ха­рактера — взрывать мосты, уничтожать транспорт­ные средства, воинские склады. Кроме этого на группы возлагалось ведение разведки мест распо­ложения советских частей. Каждая группа должна была налаживать связь с местным населением для последующей организации вооруженного сопро­тивления. Посредством установления радиосвязи между всеми группами планировалось объединить все антисоветские формирования в большие по численности отряды и развернуть по всей Белорус­сии массовое сопротивление.

По соображениям Скорцени, каждый десантник вооружался автоматом со 100 патронами к нему, револьвером с 50 патронами, 1,5 кг взрывчатки. Общий вес груза у 1 десантника не должен был превышать 25 кг. Каждая группа парашютистов имела на вооружении портативный печатный ап­парат. На 25—30 человек предназначался 1 ручной пулемет и 1 портативный миномет, несколько про­тивотанковых гранат и мин. Кроме того, каждая группа обеспечивалась полным запасом продоволь­ствия в концентратах и консервах, запасом меди­каментов. В состав каждой группы входили 2 ра­диста.

Девиз батальона напоминал девиз украинских националистов — «Здабудзем беларускую дзяржавуальбо згтем у барацьбе за яе!».

Личный состав батальона был одет в немецкую военную униформу со знаками различия БКА. Офи­церский состав был одет в мундиры цвета «фельд- грау». При проведении десантных операций личный состав десантных групп использовал советский трех­цветный камуфляж с рисунком типа «амеба».

Заброшенные в БССР группы батальона имено­вались «экспедиционными командами», а их чле­ны — военнослужащими Белорусской Освободи­тельной Армии, созданной в начале 1945 г. бело­русскими эмигрантами в Германии. Каждый сол­дат батальона также являлся членом созданной весной 1945 г. в Берлине Белорусской Воинской Организации (БВА). В тайне от немцев члены БВА, одновременно являвшиеся членами БНП, пробовали наладить связь с западными спецслуж­бами, чтобы уже после поражения Германии в вой­не при их поддержке возглавить антисоветское по­встанческое движение в Белоруссии.

Недостаток военно-транспортной авиации выну­дил немцев разработать план пешей переброски ба­тальона в Белоруссию. Скорцени предлагал произ­вести переброску батальона на машинах к передовой, а далее диверсанты должны были самостоятельно пробиваться на Восток, в районы, где еще находились в окружении немецкие подразделения, и таким обра­зом следовать в Белоруссию. Этот план не одобрял майор Родзька, т. к. в данном случае батальону угро­жала бы гибель либо включение в состав окруженных немецких частей, и тогда остальные планы в отноше­нии действий в Белоруссии остались бы неисполнен­ными. В этой ситуации старшина Военной комиссии БЦР Николай Шкеленок предлагал включить баталь­он в состав формируемой в Баварии 1-й гренадерской штурмбригады «Беларусь» на правах отдельной воин­ской части. На этот шаг командование батальона не пошло, ибо бригадой командовал оберштурмбанфю- рер Зиглинг, ранее возглавлявший 30-ю дивизию СС и оставивший после себя недобрую славу среди бело­русских солдат. Белорусское командование опаса­лось, что включение батальона в состав какой-либо части Вермахта или СС приведет к превращению де­сантников в пехотинцев.

Планы Скорцени в отношении батальона шли дальше — он предполагал довести его численность до 700—800 человек и сформировать на его базе спе­циальный разведывательно-диверсионный полк. Это входило в его планы создания диверсионных подразделений «Истребительного соединения СС» из числа латышей, эстонцев, украинцев.

По неподтвержденной информации, на послед­нем этапе своего существования дальвицкий ба­тальон был объединен с аналогичным украинским подразделением полковника Т. Бульбы (Боровца).

В марте — апреле 1945 г. школа размещалась в Чехословакии, на горе Шварценберг близ г. Трутнов (Траутенау), в конце апреля переехала в м. Кляйне Изель, где попала в засаду чешских партизан. Воору­женного столкновения не было, но после перегово­ров командиров батальона с руководством партизан было достигнуто соглашение о пропуске батальона безоружным. После этого В. Родзька распустил ба­тальон, сказав солдатам, что они могут самостоятель­но следовать в Белоруссию либо поступать по своему усмотрению. Часть личного состава направилась в сторону наступающих англо-американских войск.

Те, кто решили пробиваться в Беларусь, разде­лились на две группы во главе с майором И. Гелдой и В. Родзькой и направились на Восток. Обе группы через несколько дней прибыли под Бело­сток, где в июне 1945 г. Гелда и Родзька были арестованы. Следствие по их делу шло до 1946 г. и окончилось вынесением смертных приговоров. В мае 1946 г. Родзька был казнен в Минске, а Гел­да был повешен в Белостоке. Судьба остальных военнослужащих была разной. Часть арестованных под Белостоком получила по нескольку лет лаге­рей — большинство их освободилось в середине 50-х годов и осталось жить в Белоруссии, либо в Польше и Литве.

«Отколовшийся» от группы командир «Юж­ной» роты батальона Михаил Зуй сумел легали­зоваться в... Красной Армии. Он был призван в ряды армии на территории Чехословакии, в со­ставе одной из воинских частей прибыл в Бело­руссию и бежал.

Некоторым бывшим военнослужащим батальо­на было предложено работать на советские спец­службы и десантироваться в Грецию, для налажи­вания связи с местными партизанами.

Часть бывших военнослужащих батальона в кон­це 1945 г. развернула партизанскую деятельность в Беловежской и Налибокской пущах, объединив­шись с белорусскими и польскими антисоветскими отрядами, в том числе с остатками первого «даль- вицкого» десанта.

Отдельный отряд под командованием бывшего диверсанта из дальвицкого батальона Е. Жыхара был уничтожен органами Госбезопасности в авгус­те 1955 г. в 7 км от г. Поставы. За время своих злодеяниий люди Жыхара убили свыше 30 комму­нистов и милиционеров.

В 1956 г. органами Госбезопасности БССР ра­зыскивалось 57 десантников батальона «Дальвиц».

Диверсионная школа в м. Гемфурт

Школа подготовки подростков-диверсантов в м. Гемфурт близ г. Касселя была организована в июле 1943 г. АК-203 и именовалась «Зондеркоман- да ,,Гемфурт“». Начальником школы был унтер- офицер Шимек.

Школа вербовала 13—17-летних агентов обое­го пола из детских домов Орши и Смоленска. Ребят вербовали, объясняя им, что они вступают в РОА, девочкам объясняли, что из них подгото­вят медсестер. Завербованных направляли в де­ревню Сметово под Оршей, затем вывозили в Германию. Вербовка агентов производилась Ши- меком и военнопленными, из военной части, рас­полагавшейся в деревне Сметово. После прибы­тия в школу и предварительной психологической обработки всем объявляли, что из них будут го­товить агентов-диверсантов. Подростков склоня­ли к согласию и окончательно оформляли вер­бовку.

В школе одновременно обучались 25—75 чело­век. Срок обучения — 1—2 месяца, некоторые вос­питанники обучались 6 месяцев и более.

Подросткам преподавали методику совершения диверсий, обучали пользованию специальными средствами, в школе также велись занятия по стро­евой и физической подготовке.

Заброска подростков-диверсантов производи­лась АК-203 самолетами со Смоленского и Мин­ского аэродромов. Агенты забрасывались парами в гражданской одежде и без документов. В советском тылу подростки должны были выдавать себя за по­терявших родителей.

Диверсанты снабжались взрывными устройства­ми, закамуфлированными под куски каменного угля, и получали задание по совершению диверсий на железных дорогах, питающих центральный учас­ток фронта.

В первые дни августа 1944 г. более 60 выпускни­ков школы были заброшены на территорию Бело­руссии. Агенты были снабжены взрывчаткой, за­маскированной под куски каменного угля, суммами советских дензнаков по 400-450 рублей, пропуска­ми для возвращения через линию фронта.

В феврале 1944 г. школа была переведена из Гемфурта в замок Бишофсфельден в 6 км от г. Ко­нин, где продолжала вести подготовку агентуры. В августе 1944 г. школа передислоцировалась в г. Жгув, где часть агентуры и преподавательского состава была захвачена советскими войсками.

В начале 1945 г. остатки школы переместились в Луккенвальд и объединились с зондерлагерем «Абвер-2».

Помимо Гемфуртской школы существовал ряд аналогичных школ и курсов по подготовке ма­лолетних разведчиков и диверсантов. Особым от­делом НКВД Калининградского фронта в марте 1942 г. отмечалось, что в деревне Телешево суще­ствует спецшкола по подготовке агентов из числа подростков.

Бобруйская спецшкола готовила разведчиков широкого профиля. В Райгородке подростков на­таскивали на ведение разведки ближних тылов Красной Армии. Школа в г. Славянске обучала агентов-разведчиков ближнего и дальнего тыла. В Краснодарской элитной спецшколе готовили диверсантов — парашютистов из молодежи 14—20 лет. В Орше обучали подрывников-диверсан- тов. По неподтвержденной информации, с 1942 г. в Краматорске немецкие спецслужбы начали под­готовку «спящих» агентов из подростков для дли­тельного оседания в советском тылу.

Школа диверсантов в м. Обервальтерсдорф и Кайзервальд

В конце 1944 г. Абвером был создан 1001-й гре­надерский полк, который готовил разведчиков и диверсантов для работы в советском тылу. Полк представлял собой два учебно-тренировочных ла­геря (отделения). Возглавлял орган подполковник Марведе.

1                 е отделение дислоцировалось в м. Обервальтерс­дорф южнее Вены в католическом замке и готовило агентов-диверсантов из военнопленных и доброволь­цев. Начальник отделения — капитан Бурьянек.

2                 е отделение располагалось в м. Кайзервальд, за­тем в с. Гайстель в 50 км от г. Грац (Австрия) и гото­вило агентов-диверсантов и разведчиков из албан­цев, венгров и уроженцев Югославии. Начальник от­деления — капитан Херманн. В отделении обучалось до 300 человек, курс обучения составлял 6 недель.

Курсантам преподавалось подрывное дело, они изучали взрывчатые вещества, топографию, стрел­ковое оружие, занимались строевой подготовкой. После окончания школы курсанты забрасывались в советский тыл.

В начале мая 1945 г. подготовка агентуры была прекращена.

Разведывательно-диверсионная школа в Берлине

Создана Абвером в октябре 1944 г. и именова­лась «Школой вильного козатцтва». Начальником органа был полковник Терещенко.

Школа вела обучение агентов-пропагандистов, разведчиков, диверсантов и радистов для действий в составе подразделений УПА в советском тылу и для внедрения в советские партизанские отряды. Слушатели вербовались из среды украинских на­ционалистов и остарбайтеров на заводе «Кабель- верке», производстве фирмы «АЕГ», химическом заводе и пр.

В школе одновременно обучалось до 250 чело­век, треть из которых были женщины. Слушатели были разбиты на группы по 20—30 человек в зави­симости от специализации — радисты, разведчики и т.д. Мужская половина слушателей была одета в военную форму, женщины — в гражданское пла­тье. Преподавательский состав носил немецкую униформу со знаками различия УВВ и трезубцем на головном уборе. Выпускники школы забрасы­вались в районы действий ОУН-УПА, где должны были создавать диверсионно-повстанческие отря­ды и совершать теракты.

В марте—апреле 1945 г. школа передислоциро­валась на две недели в Чехословакию, затем в Ав­стрию, где была расформирована. Курсанты сани­тарной группы были захвачены советскими вой­сками в районе Берлина.

Разведывательно-диверсионная школа в г. Луккенвальде

Создана в ноябре 1941 г. в 55 км от Берлина и непосредственно подчинялась отделу «Абвер-2» управления «Абвер-Заграница». Школа располага­лась на окраине города, на территории общего лагеря военнопленных офлаг-IIIA. Начальниками ор­гана последовательно были: майор Майер-Мадер, капитан Куппер (Кипо) и Морозов (Кватерник).

Школа специализировалась на подготовке агентов-диверсантов для действия в ближнем и глубо­ком тылу Красной Армии.

Одновременно в школе обучалось 100-250 че­ловек, срок обучения которых от 2 недель до 1 г.

Основной контингент будущих слушателей вер­бовался в лагерях военнопленных в Луккенвальде, Георгиевске и Джанкое (Крым) и иных лагерях, а также поступал из инонациональных воинских / формирований.

Курсанты школы были разделены на группы от 2 до 40 человек, преимущественно по националь­ному признаку. В лагере также существовало не­сколько смешанных групп, одна из которых была офицерской. В разное время в школе насчитыва­лось от 4 до 15 групп агентов, обучение которых шло раздельно.

Для подготовки агентов-радистов из каждой груп­пы отбирали 1 -2 человек и направляли для дальней­шего обучения в Варшавскую «академию».

На теоретических занятиях агенты изучали взрыв­ные вещества и зажигательные устройства, различ­ное стрелковое оружие. Практические занятия про­ходили под Бранденбургом, где агенты учились взрывать и поджигать макеты объектов и здесь же велись стрельбы из всех видов оружия.

Группы с небольшим сроком обучения прохо­дили курс лишь на практических занятиях по под­рывному делу и стрелковой подготовке в Бранден­бурге. 1 или 2 раза в неделю курсанты школы со­вершали 15—30 километровые марши.

Во время отдыха агенты подвергались антисо­ветской обработке, для них устраивались экскурсии по Германии в города Галле, Лейпциг и Дрезден. Агентам показывали памятники культуры, водили в кино, театры и на промышленные предприятия.

Выброска агентов производилась школой са­молетами с Пражского аэродрома и аэродрома в м. Амбур (Чехословакия).

Диверсионные группы для действий в глубоком тылу Советов подбирались из проверенных аген­тов. Их готовили для создания повстанческих от­рядов в среднеазиатских республиках СССР, дава­ли задание на совершение диверсий на железно­дорожных магистралях, крупных промышленных предприятиях.

Летом 1943 г. офлаг-IIIA был реорганизован в зондерлагерь, являвшийся основной базой вербов­ки агентуры для всех абверкоманд и разведыватель­но-диверсионных школ. В нем содержались завер­бованные агенты, проходившие предварительную проверку и обработку перед направлением в коман­ды Абвера и школы. Здесь же содержались агенты, невостребованные абверкомандами.

В мае—июне 1944 г. в м. Зуль близ г. Живец (Польша) был организован филиал Луккенвальд- ского лагеря, куда направляли всех агентов из чис­ла кавказцев и уроженцев Средней Азии. Непо­далеку шло обучение агентов-рад истов. В октябре 1944 г. этот лагерь был подчинен АК-202, в ноябре 1944 г. все агенты (кроме радистов) были переданы в распоряжение АГ-217. Вместе с ней они выеха­ли в Чехословакию, затем в Югославию, где вели борьбу против партизан. В это же время АК-202 в м. Зуль организовала обучение украинских дивер- сайтов (50 человек). В середине февраля 1945 г. курс переехал в Луккенвальд и объединился с зон- дерлагерем. Украинские агенты забрасывались в ближние тылы Красной Армии с диверсионными заданиями, им также поручалось устанавливать связь с отрядами УПА и совместно с ними вести борьбу.

В марте 1945 г. группа агентов (36 человек) бы­ла направлена в АГ-203 в с. Лесковеп (Чехослова­кия), откуда все они были переброшены в совет­ский тыл с заданием по организации повстанче­ских отрядов на Украине.

В это же время основная часть лагеря перееха­ла из Луккенвальда в м. Бад-Либенштайн, другая часть — в г. Бойзенбург близ Шверина.

Разведывательно-диверсионная школа в г. Толмеццо

Казачья разведывательно-диверсионная школа первоначально располагалась в Кракове, позднее переброшена в г. Новогрудок (Белоруссия) и при­командирована к Штабу Походного атамана Ка­зачьих войск С. В. Павлова, в октябре 1944 г. пере­ведена в Северную Италию — в Казачий стан ге­нерала Т. Доманова, в январе 1945 г. разместилась в г. Толмеццо. Именовалась «Казачья парашютно- десантная школа особой группы „Атаман “», конспи­ративное название — «Казачья автомотошкола». Начальником органа был бывший лейтенант РККА Кантемиров (есаул Кантемир).

В школу набирались казаки и казачки в возрас­те от 20 до 30 лет, имевшие спортивную подготов­ку и законченное среднее образование. Для по­ступления в школу требовалась аттестация от ко­мандования частей, в которых ранее служили кан­дидаты в курсанты, с характеристикой их полити­ческой благонадежности. Особую часть школы составляла группа из малолетних сирот-казачат. Попадая в школу, каждый курсант получал часто менявшийся псевдоним или придуманный цифро­вой номер.

В программу обучения будущих разведчиков и диверсантов входила общая подготовка: умение владеть огнестрельным оружием различных систем, метание гранат, рукопашный бой и специализиро­ванная подготовка: знание радио и телефонной службы, изучение различных видов сигнализации. В школе велась полная подготовка боевиков-снай- перов, подрывников, медсестер, связисток, копи­ровальщиц, шифровальщиков, переводчиц и т. п.

В школе одновременно обучалось до 80 чело­век, разделенных на 2 группы. Срок обучения в школе — 3—6 месяцев. За время своего существо­вания школа успела сделать лишь один полный выпуск. Второй набор, состоявшийся в апреле 1945 г., пройти учебный курс не успел. После окон­чания агенты направлялись в г. Трутнов (Трауте- нау, Чехословакия), откуда забрасывались через линию фронта.

В конце войны школа вместе с Казачьим Ста­ном передислоцировалась в Австрию — в зону анг­лийской оккупации. В первые дни после капиту­ляции, по распоряжению английского командова­ния, ее состав был направлен в г. Милыитадт, якобы для повышения знаний, для будущей служ­бы в британских парашютных частях. По прибы­тию в г. Шпиталь курсанты и преподаватели были окружены солдатами и разоружены.

21 мая 1945 г., якобы по ходатайству основате­ля школы генерала Шкуро, группа «Атаман» была освобождена и избежала репатриации.

Разведывательно-диверсионная школа в г. Рованиеми

Школа подготовки разведчиков и диверсантов в 9 км от г. Рованиеми была организована в феврале 1943 г. АГ-214, действовавшей при 20-й армии в Финляндии. Начальником органа был обер-лейте­нант Ройтер (он же Койда или Гойда Альфред).

Школа готовила разведчиков, диверсантов и ра­дистов, способных действовать в условиях Севера. Школа комплектовалась агентами, прошедшими подготовку в разведывательно-диверсионных шко­лах в м. Вяцати и Вихула. Часть слушателей вербо­валась в лагерях военнопленных в Риге и Рование­ми. Одновременно в школе обучалось 20-50 чело­век, разделенные на 5 групп. Каждая из групп готовила агентуру для действий в определенном тыловом районе Красной Армии, и именовались они соответственно: ленинградская, петрозаводская, Кандалакшская, мурманская и архангельская. Каждая из групп насчитывала 6—8 человек. Курс обучения в школе составлял 1-3 месяца.

До заброски в советский тыл агенты проверялись на боевой работе — им поручалась разведка совет­ского переднего края и захват «языков». Агенты, успешно выполнявшие такие поручения, считались надежными и их забрасывали в советский тыл.

Переброска велась самолетами и пешим поряд­ком в дальний и ближний советский тыл на Ка­рельском и Ленинградском фронтах.

В конце 1943 г. школа была расформирована. Группа агентов, подготовленных для действий на Ленинградском фронте, была направлена в Хель­синки, в распоряжение КО «Финляндия». Остав­шиеся агенты вместе с начальником школы выеха­ли в Сулеювек в распоряжение штаба «Валли», после чего были направлены в АГ-204.

Разведшкола в м. Валге и Стренчи

Организована в сентябре 1941 г. АК-10'4 и услов­но именовалась «Русская колонна», была зашифро­вана как школа подготовки полицейских для ок­купированной территории СССР. Полевая почта № 18232.

Начальник органа — подполковник фон Ризе («Рудольф»).

Первое время школа размещалась в гор. Валге (Эстония), на ул. Семинара и имела два отделе­ния — разведчиков и радистов. В апреле 1942 г. отделение радистов было выделено и переведено в м. Белое озеро в 18 км от Риги. В августе 1942 г. в г. Стренчи (Латвия) было организовано второе отделение школы. Для этой цели из Валги были переведены часть преподавателей и все разведчи­ки, прошедшие предварительное обучение, ради­сты, окончившие обучение в м. Белое озеро, и раз­ведчики из школ ACT «Остланд», дислоцировав­шихся в местечках Кейла-Юа, Мыза Кумна и Летсе. Здесь они формировались в группы для ра­боты в советском тылу и проходили дополнитель­ное обучение.

В сентябре 1942 г. отделение радистов из м. Белое озеро, из-за отсутствия теплых помещений, перееха­ло в г. Стренчи. В связи с этим центр по подготовке агентуры из Валги переместился в г. Стренчи.

В первые месяцы существования Валговской школы в ней обучались агенты из русской бело­эмигрантской молодежи, завербованные в Польше секретарем «Русского Фашистского Союза» (РФС) Бондаревским (сотрудник «Зондерштаба ,,Р“»), по­стоянно проживавшим в Варшаве.

Часть агентуры после окончания обучения была оставлена в школе на преподавательской работе, остальные' были переброшены в советский тыл. В дальнейшем школа комплектовалась агентами в основном из советских военнопленных, состоявших на службе в лагерной полиции, а также из коллабо­рационистов и лиц, ранее репрессированных.

Вербовка агентов велась в лагерях военноплен­ных в Валге, Тапе, Пярну и Риге вербовщиками и сотрудниками школы — абверофицерами и адми­нистрацией лагерей. Отобранные на вербовку воен­нопленные из общих лагерей направлялись в спе­циальный подготовительный лагерь в Риге. Здесь они подвергались усиленной антисоветской агита­ции, занимались строевой подготовкой, изучались через внутрилагерную агентуру. После этого «ка­рантина» новички направлялись в школу.

Одновременно в школе обучалось до 150 аген­тов. Срок обучения колебался от 2 до 3 месяцев. Курсантам школы вменялось в обязанность регу­лярно посещать русскую православную церковь. В программу обучения Валгской школы помимо специальных дисциплин также входило хоровое пение советских и русских народных песен.

С июля 1943 г. школа называлась «Школа РОА», в связи с чем начальником школы и руко­водителями отделений вместо немцев были назна­чены коллаборационисты из числа преподавате­лей. Немецкое присутствие в школе сохранилось, и фактически немцы оставались ее руководите­лями.

Школа в г. Стренчи имела отделение — выход­ной лагерь, куда направлялась агентура, окончив­шая обучение в других отделениях школы и пред­назначенная к выброске в советский тыл. Здесь заканчивалась их подготовка и производилось «спаривание» разведчиков и радистов в агентур­ные группы. В ноябре 1943 г. отделение радистов из Стренчи и отделение разведчиков из Валги бы­ли переведены в район близ Белого озера в посе­лок Адажи в 18 км от Риги. Выходной лагерь пе­реместился в Валгу. В конце марта 1944 г. школа из пос. Адажи переместилась в г. Мажейкяй (Лит­ва), а выходной лагерь — в м. Царниково в 30 км от Риги.

Выброска агентов проводилась АК-104, дисло­цировавшейся до февраля 1944 г. в Пскове, затем в м. Белое озеро АГ-111 (г. Изборск, затем Рига) иАГ-112 (ст. Сиверская — Резекне). Задание, эки­пировку и фиктивные документы перед выброской агенты получали в этих командах и группах.

В сентябре 1944 г. школа из г. Мажейкяй пере­дислоцировалась в м. Бальга в Восточной Прус­сии, а в октябре была расформирована. Агенты были направлены в г. Вайгельсдорф, где продол­жили свое обучение в «Русской объединенной раз­ведшколе». Туда же были направлены и русские преподаватели. Официальные сотрудники школы из немцев были направлены на укомплектование различных органов разведки, а обслуживающий персонал — в АК-166М, прибывшую к тому вре­мени в г. Бальгу.

О деятельности школы и упомянутых абвер- групп советская контрразведка получила исчерпы­вающую информацию от выпускника спецшколы, бывшего старшего лейтенанта пограничных войск М. Д. Каращенко, явившегося с повинной после выброски 6 августа 1943 г. 16 августа Каращен­ко был отправлен обратно через линию фронта с заданиями разведывательно-дезинформационного характера. Для укрепления положения разведчика на советской стороне были организованы круп­номасштабные лжепередвижения советских танко­вых частей и пехотных подразделений. После прог верки сведений, полученных от Каращенко, руко­водство школы направило ряд агентов на проверку этих данных. Все «ревизоры» были арестованы и в свою очередь дали немало ценной информации о школе. Некоторые из них были также направле­ны обратно к немецким шефам, подтвердив пра­вильность первоначальных сведений, полученных от Каращенко.

Предложение немцев о повторной заброске М. Д. Каращенко отклонил, в результате чего ока­зался в зондерлагере в г. Вильянди, позднее ока­зался в резервной группе агентов в г. Тильзит. В феврале 1945 г. разведчик вышел в расположение советских войск. За действия в немецком тылу он был удостоен ордена Отечественной войны II сте­пени.

Разведывательно-диверсионная школа в м. Вано-Нурси

Организована в июле 1942 г. в м. Вано-Нурси в 10 км от г. Выру (Эстония) и условно именовалась «Малепартус». Школа подчинялась АК-204, дейст­вовавшей на северном направлении. В школе го­товили диверсантов, разведчиков и организаторов повстанческого движения в советском тылу, а так­же формировались десантно-штурмовые группы для захвата стратегических объектов и проведения терактов против советского офицерского состава. В школе также проходили обучение агенты, гото­вившиеся для внедрения в партизанские отряды.

Начальником органа был лейтенант Зинке, он же Андерсон Эрнст.

Вербовка агентуры происходила под предлогом набора добровольцев в РОА. Вербовали агентуру немецкие офицеры и русские сотрудники школы Соловьев и Волжанин. В большинстве случаев доб­ровольцами становились антисоветски настроен­ные лица из населения оккупированных областей и из военнопленных Кингисеппского, Таллинского и Рижского лагерей. Первый набор был произведен из личного состава разведшкол в м. Балдоне, Вяцати и Валги.

Одновременно в школе обучалось до 100 чело­век, срок обучения — 1—2 месяца. Учащиеся были разбиты на 3 взвода по 30 человек в каждом, взво­ды были разбиты на группы.

Основным предметом учебной программы было подрывное дело. Будущие диверсанты подробно знакомились со свойствами взрывчатых и зажига­тельных веществ. Агенты также занимались стро­евой, тактической и физической подготовкой, изу­чали стрелковое оружие, основы топографии. За­нятия проходили под наблюдением немецких офи­церов, вели их преподаватели и командиры взво­дов. На практических занятиях отрабатывалось взаимодействие всех членов диверсионных групп при совершении диверсионных актов, уничтоже­ние часовых. Для этих целей строились макеты ангаров, мостов и других объектов.

В феврале 1943 г. всем курсантам школы выдали белые нарукавные повязки с надписью по-немецки «На службе немецкой армии» и удостоверения лич­ности за подписью коменданта Зинке. В удосто­верениях говорилось, что его владелец проживает в лагере «Малепартус» и ему разрешено по средам и воскресеньям с 13.00 до 17.00 посещать близле­жащие хутора, не отдаляясь более 2 км от лагеря.

После окончания школы все агенты разбива­лись на группы по 3—12 человек и получали совет­скую военную форму, вооружались и отбывали в Псков в распоряжение АК-204. Здесь они получа­ли боевые задания и инструктаж.

В июне 1943 г. школа в Вано-Нурси была объ­единена со школой из м. Вихула. С октября 1943 по январь 1944 г. объединенный орган был реор­ганизован. В октябре 1943 г. 25 агентов во главе с комендантом органа Зинке были направлены в АГ-209, 9 преподавателей отбыли в распоряжение штаба «Валли-1», откуда некоторые из них были переведены вАК-106. Остававшиеся в школе аген­ты и преподаватели в ноябре 1943 г. переехали в деревню Дихшино в 5 км от г. Печоры, где нахо­дились до конца сентября 1943 г. В конце декабря 1943 г. школа была разделена на 2 лагеря. 1-й лагерь именовался «Михель». Здесь велось обучение агентов по общеобразовательным предметам. За­кончив здесь курс, агенты направлялись во 2-й ла­герь — «Петер» (позднее переименован в «Май») для обучения методике ведения разведки и дивер­сиям. Окончившие курс перебрасывались в совет­ский тыл.

В январе 1944 г. лагеря передислоцировались в Латвию. Лагерь «Михель» — в м. Вяцати, лагерь «Май» — в м. Приедайне. В июле—августе 1944 г. «Михель» передислоцировался в м. Мыза Улу в 25 км от Пярну (Эстония), «Май» выбыл в м. Ул- брок, затем в Мыза Гейнц в 12 км от Пярну.

В октябре 1944 г. оба лагеря выехали из Эсто­нии через г. Инстербург в м. Оппельн (Восточная Пруссия, 5 км от г. Вормдитт) и объединились.

С января 1945 г. школа отступала за немецкой ар­мией и последовагельно располагалась в г. Штольп, Лойц и имении Грезобаха в 3 км от г. Нойебранден- бург.

Разведывательно-диверсионная школа в м. Вихула

Организована в октябре 1941 г. при АГ-212, и первое время размещалась на территории Эстонии в 30 км от г. Раквере. Начальник органа — капитан Рейнгард Курт. В школе готовили агентов-дивер- сантов и радистов для разведывательной работы и совершения диверсионных актов в советском тылу. Агентов вербовали сотрудники школы в лагерях военнопленных в Риге, Гатчине, Саласпилсе и Си- верской. В первое время в школу поступали аген­ты, прошедшие предварительную подготовку в ди­версионной школе в м. Вяцати (Латвия). Одновре­менно в школе училось 30—50 агентов. Обучение продолжалось 2—3 месяца. В курс обучения входи­ли разведывательное и диверсионное дело, топо­графия, военная подготовка, парашютное дело и немецкий язык. Радисты изучали радиодело. Во время обучения из агентов комплектовались груп­пы по 4—6 человек, один из которых был радистом.

Окончившие школу и ранее укомплектован­ные группы агентов направлялись в Таллин, Ригу, Псков, станцию Сиверская в распоряжение АК-204 и подчиненных ей абвергрупп. Выброску агентов осуществляли на самолетах с Псковского, Рижско­го и Сиверского аэродромов, а также пешим пере­ходом линии фронта. Агентуре поручалось совер­шать диверсии на железнодорожных магистралях, питающих Северо-Западный фронт, вести сбор ин­формации о дислокации воинских частей, аэродро­мов и складов.

В начале апреля 1943 г. школа в полном составе перебралась на территорию Ленинградской облас­ти, а затем 15 июня 1943 г. была переведена в м. Ва- но-Нурси (Эстония) и вошла в состав действовав­шей там диверсионной школы.

Разведывательно-диверсионная школа в м. Вяцати

Организована в октябре 1941 г., условно имено­валась лагерь «А» и входила в подчинение ACT «Остланд». Начальник школы — капитан Вольф. Школа дислоцировалась в м. Вяцати в 18 км от Риги в лесистой дачной местности на берегу Риж­ского залива. В школе проходили предваритель­ную подготовку диверсанты и радисты, готовились разведчики для внедрения в партизанские отряды. Первое время в школе обучались две группы аген­тов по 15—16 человек, состоявшие исключительно из немцев и эстонцев, и группа для террористиче­ской деятельности в советском тылу.

В мае 1943 г. школа размещалась в м. Улброк в 12 км от Риги. В это время агентура вербовалась из числа военнослужащих РОА. Отобранные для обу­чения лица доставлялись на переправочный пункт в Риге или непосредственно в школу, где вербовка оформлялась окончательно. Одновременно в шко­ле обучалось до 150 человек. Срок обучения 1—2 месяца. Курсанты были разбиты на 3 группы: группа «С» — диверсанты, радисты (до 10 человек), группа «П» — агенты-провокаторы для внедрения в партизанские отряды. Занятия групп проводились раздельно.

Одно время в школе существовала группа «И», в которой велась подготовка агентов-пропагандистов, вербовавшихся из граждан на оккупированной тер­ритории. Часть этой агентуры была направлена на работу в редакции русских газет и в качестве агита­торов в различные национальные формирования. Агенты из группы «П» использовались ACT «Ост- ланд» в борьбе с партизанами. Группами по 3—5 че­ловек и в одиночку они направлялись в районы дей­ствий партизан с задачей внедряться в отряды под видом бежавших из лагерей или окруженцев.

Агенты — разведчики и диверсанты — после окончания школы направлялись в м. Приедайне на пункт отдыха. Здесь им давали 8—15 дней отды­ха, улучшенное питание и спиртное, устраивали экскурсии и посещения кино и театров, исподволь проверяя их готовность к заброске. Агенты направ­лялись в распоряжение АК-204 и АГ-214, после чего самолетами с Рижского и Псковского аэро­дромов перебрасывались в советский тыл.

Летом 1944 г. деятельность ACT «Остланд» зна­чительно сократилась и школа в м. Вяцати была расформирована.

Диверсионная школа в м. Балдоне

Диверсионная школа в м. Балдоне в 33 км от Риги была создана в июне 1942 г. и находилась в распоряжении ACT «Остланд». Начальником орга­на был обер-фельдфебель Матуш, или Матчин. В школе учили ремеслу агента-диверсанта и ра­диста. Курсанты поступали из школ в местечках Вяцати, Вихуле и Вано-Нурси. Число одновремен­но обучавшихся не превышало 35 человек. Срок обучения колебался от 1 до 2 месяцев. Агенты на практике изучали стрелковое дело, методику под­рыва объектов, метание гранат, топографию и ра­боту на радиостанциях. На занятия по подрывному делу курсанты выезжали в Ригу, где на железнодо­рожных мостах им показывали, как более выгодно заложить заряд. Учащихся в школе сводили в груп­пы по 5—8 человек, в числе которых были радист и старший группы.

Каждая группа агентов проживала в отдельной комнате. За неделю до заброски занятия проводи­лись с укомплектованной группой. На этих уроках отрабатывались способы выполнения поручений и легенды, под прикрытием которых агентам пред­стояло действовать в советском тылу. Переброска групп производилась группами с Рижского аэро­дрома с заданиями — совершать диверсии в тылах Ленинградского и Калининского фронтов. Дивер­санты получали по 100—120 килограммов взрыв­чатки, оружие, фиктивные документы, деньги и советское обмундирование.

О результатах своей работы агенты должны бы­ли сообщать по радио. Для выполнения задания устанавливался срок 2-3 недели, после чего аген­ты были обязаны вернуться к своим шефам.

Разведывательная школа в м. Приедайне

Действовала до января 1944 г. В связи с прекра­щением деятельности ACT «Остланд» была рас­формирована в январе 1944 г., а на ее место при­была Вано-Нурсинская школа разведчиков-дивер- сантов, располагавшаяся здесь до сентября 1944 г.

Разведывательная школа в м. Мыза-Кумна

Организована в декабре 1941 г. в 22 км от Тал­лина и условно именовалась «Лагерь № 1». Началь­ник органа — капитан Казе. Школа подчинялась АНСТ «Таллин» и готовила разведчиков и радистов для работы в тылу СССР.

Агенты вербовались из бывших советских воен­нослужащих, главным образом радистов. Вербовку проводили сотрудники АНСТ «Таллин» Эденберг, старшина школы Халапсин (Волков), его помощник Марков (Медведев) и преподаватель радиодела Зиновьев (Вишневский), которые посещали лагеря военнопленных в Таллине и Риге. В большинстве случаев вербовка агентов проходила под видом на­бора в полицейскую школу, якобы готовившую полицейские кадры для службы на оккупирован­ной территории. Окончательное оформление вер­бовки производилось в школе капитаном Казе.

Одновременно в школе обучалось 30—40 аген­тов, из них 5-6 человек составляли группу ради­стов. Срок обучения был рассчитан на 2—3 месяца, однако некоторые агенты находились в школе бо­лее продолжительное время. В ряде случаев аген­тов откомандировывали в подчинение АНСТ «Тал­лин» в аналогичные школы в м. Кейла Юа и Летсе. Из этих школ прибывали агенты на обучение в Мыза Кумна.

После окончания обучения агентов направля­ли в распоряжение АНСТ «Таллин», а оттуда — в АК-104. Часть агентов команда забрасывала в со­ветский тыл, а остальных направляла на обучение в свои школы в м. Стренчи и Валга.

Заброска агентов производилась самолетами с Псковского аэродрома или с аэродрома близ ст. Си- верская Ленинградской области, а также пешим по­рядком через линию фронта. Агенты забрасыва­лись в районы Ленинграда, Калинина, Вологды и иных районов Северной России с заданиями по раз­ведке глубокого и ближнего тылов, под видом со­ветских бойцов и командиров. Перед выброской агенты направлялись на переправочные пункты в Псков и ст. Сиверская, где отрабатывали задание и легенды, получали фиктивные документы и эки­пировку.

В начале 1943 г. все курсанты школы начали усиленно заниматься лыжной, стрелковой и такти­ческой подготовкой, с ними проводились занятия по захвату ДОТов и бункеров, изучалось подрыв­ное дело.

В марте 1943 г. весь личный состав школы во главе с начальником Казе выехал в м. Кейла Юа, где был влит в сводный десантно-штурмовой отряд (80 человек) из курсантов школ в Кейла Юа, Мыза Кумна и Летсе. В конце марта это подразделение под руководством начальника АНСТ «Таллин» Целлариуса выехало на Ленинградский фронт под Ораниенбаум. Десантная операция отряда по не­известным причинам не состоялась, и отряд стро­ил оборонительные сооружения в районе ст. Ко- порье и Петергофа, вел операции против партизан, участвовал в операциях по захвату «языков». Часть агентов использовалась пропагандистским отрядом «Оран». Члены этого формирования через репро­дукторы, установленные на передовой, вели анти­советскую агитацию и призывали советских воен­нослужащих сдаваться в плен.

В мае 1943 г. 25 агентов возвратились в школу и продолжили занятия по прежней программе. В кон­це года в Мызу Кумна прибыла из Киева АК-102. Все агенты и официальный состав школы были переведены в м. Кейла Юа и перешли в распоряже­ние этой команды. Часть принятой командой аген­туры была направлена в штрафные лагеря в г. Ви- льянди (Дорпат) и Раммштейн (Восточная Прус­сия), оставшиеся в январе 1944 г. были переведены в м. Летсе, где была организована разведшкола.

В июле 1944 г. школа из м. Летсе переехала в Г- Вайгельсдорф.

Разведшкола в м. Кейла-Юа

Организована в марте 1942 г. в 30 км от Талли­на в м. Кейла Юа и условно именовалась «Ла­герь № 2». Орган подчинялся АНСТ «Таллин» и размещался в двухэтажном здании на берегу Фин­ского залива. Начальниками школы последователь­но были лейтенант Грандт и капитан Казе (Казик).

Агенты вербовались из числа советских воен­нопленных-моряков в лагерях Таллина, Хельсинки и Эбенроде. Заброска производилась в Архангель­скую и Ленинградскую области и в Ленинград. Из агентов также создавались диверсионные и разве­дывательные десантные группы для захвата и под­рыва маяков, береговых батарей и других объектов на побережье Балтики, Финского залива и Ладож­ского озера.

Одновременно в школе обучалось 70—80 агентов. В курс их обучения входили разведка, подрывное дело, топография, методы работы органов НКВД, морская сигнализация, силуэты военных кораблей, гребля и стрельбы из различного оружия. Опреде­ленного срока обучения в школе не было. Некото­рые агенты после трехмесячной подготовки направ­лялись в разведшколы в м. Летсе, Стренчи, Мыза Кумна и Рованиеми для дополнительной подготов­ки, после чего забрасывались в советский тыл.

Большинство агентов находились в школе с мо­мента ее организации до отчисления в мае 1944 г. в части РОА, т. е. в течение 2 лет их готовили для десантных операций, и лишь незначительное их число использовалось на практике.

В сентябре 1942 г. весь личный состав школы (80 человек) отбыл в Финляндию. Эта группа предприняла неудачную попытку высадить морской де­сант для подрыва маяка в Шепелевском заливе.

В конце 1943 г. весь личный состав школы го­товился к десантной операции на остров Левансаа- ри с целью уничтожения базы подлодок Балтий­ского флота и в район Долгово-Корнево для под­рыва береговых батарей.

Для высадки десанта в Таллинском порту была подготовлена самоходная баржа «Ферия» и другие суда, однако часть агентов на подготовленных штурмботах перешла на советскую сторону, вслед­ствие чего операция была отменена. Причиной это­го стала работа в немецкой школе А. М. Добрянского. Бывший капитан-лейтенант советского ВМФ, ко­мандир отряда торпедных катеров, он был захвачен в плен 1 июня 1942 г. во время Соомерской опера­ции. В плену Добрянский согласился на сотрудни­чество с немецкой разведкой. Закончив школу в Кейла Юа Добрянский, остался служить здесь ин­структором военно-морского дела, т. к. имел выс­шее военно-морское образование. В 1943 г. он был назначен командиром плавбазы штурмовых ботов, а с января до марта временно замещал комендан­та школы. Добрянским была создана подпольная группа (12 человек), занимавшаяся выявлением агентов, готовившихся к заброске в советский тыл. Члены группы распропагандировали не одного агента, которые впоследствии сразу являлись с по­винной в особые отделы СМЕРШа.

В марте 1944 г. сдалась целая группа агентов- выпускников школы и передала ценные сведения о деятельности школы. 2 члена подпольной груп­пы возвратились в Таллин для связи с Добрян­ским, но к тому времени он уже был арестован немцами и содержался в тюрьме. 15 августа 1944 г. во время конвоирования на расстрел ему удалось бежать.

В мае 1944 г. часть личного состава и препода­ватели из числа бывших военнопленных были на­правлены в части РОА в г. Намюр (Бельгия). Шко­ла провела набор 20 агентов-эстонцев из числа бывших военнослужащих Эстонской армии. В это же время школа перешла в подчинение АК-166М и начала подготовку агентов-разведчиков и ради­стов для морской разведки и готовила их на осе­дание в Эстонии.

В сентябре 1944 г. школа вместе с абверкоман- дой передислоцировалась в м. Бальга, в январе 1945 г. — в м. Гарнекопф и влилась в состав Вар­шавской разведшколы (Е-лагерь). В конце января 1945 г. объединенные школы переместились в рай­он г. Цвиккау, при этом АК-166М вместе с агента­ми выделилась из Е-лагеря и переехала в м. Нойха- ген близ Ростока, где находилась до конца войны

Разведшкола в м. Летсе

Организована в апреле 1942 г. АНСТ «Таллин» восточнее г. Палдиски (Эстония). Начальником школы был капитан Пууранд (или Пурманд, клич­ка Заяц Вернер).

Школа готовила разведчиков и радистов для действий в советском тылу и кадры диверсионных групп для операций на Балтийском побережье, ост­ровах и берегу Финского залива.

Агенты в школу вербовались в лагерях военно­пленных в Таллине и Вильянди. Подбор агентов вел комендант разведшколы в м. Мыза Кумна Ха- лапсин и инструктор радиодела Зиновьев. Одно­временно в школе обучалось до 50 агентов. Срок обучения установлен не был, но большинство агентов находились в школе 6 месяцев. Все кур­санты школы были разбиты на 2 группы — радис­ты и разведчики. Обучение велось по общей про­грамме и совместно, кроме разведдела.

Для выявления истинного настроения агентов им во время занятий разрешалось задавать вопро­сы в письменном виде и без подписи. Если суть вопроса не внушала полного доверия к агенту, его без труда определяли по почерку. Для этого же разрешалось слушать советские радиопередачи и вести разговоры на политические темы. В августе 1942 г. по доносу были арестованы 7 курсантов за антинемецкие высказывания. Тогда же советскими контрразведчиками были захвачены три агента-вы- пускника спецшколы, от них была получена ин­формация о наличии в школе подпольной группы.

Общение курсантов с населением было запре­щено, иногда агентов отпускали по личным делам в Таллин или Палдиски.

После завершения обучения агенты-разведчики направлялись в АК-104, часть агентов отбывала в разведшколу в м. Стренчи для дальнейшего обу­чения, остальные — забрасывались в глубокий и ближний тылы Северо-Западного, Ленинградско­го, Волховского и Калининского фронтов самоле­тами и пешим порядком. Агентов забрасывали группами по 2—3 человека и 1 радист (старший группы), некоторые группы снабжались резервны­ми радиостанциями. Агенты, заброшенные в Ар­хангельскую область, имели задание уведомлять по рации о прибытии и местах стоянок судов в Архангельском порту.

Летом 1942 г. 12 агентов школы были включе­ны в состав десантной группы, сформированной из курсантов школ Мыза Кумна, Кейла Юа и Лет- се. Группу пытались неоднократно перебросить на рыбацких лодках через Ладожское озеро в Ленин­град.

В начале 1943 г. все агенты активно занимались лыжной, тактической и стрелковой подготовкой, тренировались захватывать ДОТы, изучали под­рывное дело. В марте весь личный состав выехал в разведшколу в м. Кейла Юа, где влился в состав десантного отряда, сформированного из курсантов разведшкол в м. Кейла Юа, Мыза Кумна и Летсе. После этого школа не действовала.

8 октября 1943 г. в район Летсе были заброше­ны два советских контрразведчика, ранее окончив­шие эту школу. В их задачу входило привлечение к сотрудничеству с советскими спецслужбами пат­риотически настроенных лиц из числа курсантов.

Разведшкола в м. Вайгельсдорф

В августе 1944 г. ряд разведывательных школ из Восточной Пруссии и Прибалтики был эвакуирован в м. Вайгельсдорф близ Бреславля и объединен в «Русскую Объединенную Разведшколу». В ее состав вошли личный состав разведшколы из м. Летсе, 1,

2004     и 4-й лагеря Варшавской разведшколы, а также разведшколы из м. Валга и Стренчи. Новое объеди­нение находилось в ведении АК-102, по другим дан­ным — подчинялось разведотделу штаба РОА.

Весь руководящий и преподавательский состав состоял из русских белоэмигрантов и бывших со­ветских военнопленных. Многие из них являлись сотрудниками контрразведывательного органа Аб­вера «Зондерштаб Р».

Начальниками органа были генерал-майор Б. А. Хольмстон-Смысловский и бывший генерал- майор РККА Рихтер.

Школе был предоставлен старый замок, где раз­мещались классы, общежитие для агентов и пре­подавателей и здание сельской школы, где нахо­дилась хозчасть.

Одновременно в школе обучалось 120-150 че­ловек. Из них готовили разведчиков и радистов для разведки прифронтовых районов и глубокого тыла СССР на всем протяжении фронта. Основ­ной контингент состоял из слушателей вышена­званных школ. Вербовка новых курсантов произ­водилась под видом набора в РОА в лагере воен­нопленных под Дрезденом.

Все агенты были разбиты на группы: радисты — по 10-15 человек и разведчики — по 20—30 человек. Каждая группа имела своих преподавателей. Поми­мо них имелись также старшие преподаватели, кото­рые читали свои лекции для всех слушателей. Перед заброской агенты направлялись в м. Гарнекопф и Штебер в 60—65 км от Берлина, где дислоцировался штаб «Валли». Здесь агенты проверялись и получали все необходимое снаряжение. После этого они отбы­вали в подчиненные школе мельдекопфы, где изуча­ли свое задание, документы и район выброски.

Школе были подчинены 4 мельдекопфа, распо­лагавшиеся на всем протяжении Восточного фрон­та. Штат каждого мельдекопфа состоял из 5 чело­век, каждое подразделение имело 2—3 передовых пункта для переброски агентуры через линию фронта и ведения опроса задержанных военно­пленных, их вербовки и опроса местного населе­ния. Мельдекопфы вели краткосрочную подготов­ку завербованных ими агентов и перебрасывали их с заданиями местного характера. В декабре 1944 г. мельдекопфы располагались:

1й — в м. Зихельберг, в 70 км от г. Торн. На­чальник — Губарев. Мельдекопфу подчинялись пе­редовые пункты близ линии фронта.

2й — в г. Ласк, в 30 км от Лодзи. Начальник — полковник Крыжановский П. Е.

3й — в Кракове, на ул. Т. Костюшко. Началь­ник — Филипович. Мельдекопфу подчинялись пункты в г. Тарнуве и в г. Новы Сончи.

4й — в г. Нова Весть (Словакия). Начальник — майор Мехликс.

Школа находилась в Вайгельсдорфе до конца января — начала февраля 1945 г., затем переехала в дер. Трамерсдорф близ г. Эшенбаха (Бавария).

В марте—апреле школа была расформирована, весь ее личный состав передан в «Зеленую армию особого назначения» (впоследствии 1-я РНА). В мае 1945 г. личный состав во главе с Хольмсто- ном-Смысловским перешел швейцарскую границу и укрылся на территории княжества Лихтенштейн.

Разведывательно-диверсионная школа в Минске

Организована в сентябре 1943 г. АК-203 и име­новалась «Группа по разложению», действуя под прикрытием «Школы переводчиков», затем «Шко­лы пропагандистов», полевая почта № 09358С.

Начальниками органа последовательно были лейтенанты Бартель и Шютте.

Школа готовила агентов-пропагандистов, развед­чиков, диверсантов и радистов. Состав курсантов был разделен на 4 группы, руководили которыми «Павлов», «Волков», «Николаев» и немец Мюллер. Группы самостоятельно вели подготовку агентов и размещались отдельно друг от друга. В каждом под­разделении насчитывалось 20—30 человек. Срок обу­чения составлял от 3 до 6 месяцев. Программа обу­чения у групп была одинаковой, агенты изучали взрывчатку и методику совершения диверсий и те­рактов, топографию, радиодело, военное дело.

Группа «Павлова» готовила пропагандистов для ведения антисоветской пропаганды и разложения советского тыла. На практических занятиях агенты группы составляли антисоветские листовки и воз­звания. Под псевдонимом Павлов скрывался быв­ший советский военинженер 3-го ранга Пешков Анатолий Петрович. Подготовка пропагандистов велась в тесном контакте с командованием РОА, поэтому группу иногда именовали «Особая офи­церская часть РОА».

После окончания школы агенты направлялись в распоряжение АК-203, где получали задания, экипировку и группами от 4 до 20 человек забра­сывались в глубокий тыл СССР. Задания преду­сматривали создание повстанческих отрядов из ан­тисоветски настроенных лиц и дезертиров, органи­зацию нападений на штабы воинских частей и здания, где размещались органы власти и НКВД, совершение диверсий на военных объектах, терак­ты против руководящих советских и партийных служащих и офицеров, ведение разведки.

В июле 1944 г. школа эвакуировалась в Польшу и разместилась в 60 км от Познани в местечках Стрелкау, Кирхдорф и Вцика. В конце апреля 1945 г. школа переехала в г. Кирхгайм, где пребы­вала до апреля 1945 г. В середине апреля группа Павлова переместилась в Чехословакию, в район г. Штраковицы, где была целиком пленена совет­ским 333-м воздушно-десантным отрядом. Дея­тельность остальных групп школы не установлена.

В мае 1944 г. советская спецгруппа НКГБ «Бере­зина» сообщила об очередном выпуске курсантов Минской спецшколы. В Центр сообщалось, что в данной школе обучаются в основном женщины в возрасте от 17 до 25 лет. Некоторым из них в целях конспирации даны дети из детских домов. Набор слушателей производился через «Союз Белорусской Молодежи» (СБМ). Агенты засылались к партиза­нам под видом беглецов с окопных работ и бежен­цев, отказавшихся выехать на работу в Германию.

Разведывательно - диверсионная школа в Витебске

Действовала при АГ-210. Полевая почта № 16863. Дислоцировалась под Вязьмой в дер. Добрино Ви­тебской области и вела подготовку агентуры для про­ведения подрывной и разведывательной работы в тылу советских войск. Агентура вербовалась сотруд­никами абвергруппы из советских военнопленных в лагерях в Вязьме и Дорогобуже. Количество обучаю­щихся — до 50 человек, срок обучения — 3—4 меся­ца. Переброска агентов в советский тыл производи­лась самолетами со Смоленского аэродрома и пешим порядком группами по 5—8 человек. Агентура полу­чала задания — производить диверсии на коммуни­кациях Западного и Калининского фронтов. С мо­мента переезда АГ-210 в дер. Москаленки Витебской области в декабре 1943 г. она прекратила подготовку и заброску агентов в советский тыл и главным обра­зом занималась борьбой с партизанами. Официаль­ный состав Витебской школы состоял только из со­трудников АГ-210.

Диверсионная школа в Смоленске

Организована в декабре 1941 г. АК-203 и услов­но именовалась «Лагерь МТС». Первое время ор­ган размещался в Смоленске, на ул. Дзержинского, д. 22, в мае 1942 г. был переведен в помещение бывшей машинно-тракторной станции в 4 км от города, где располагался до октября 1942 г. На­чальниками школы последовательно были: зондер- фюрер Обух, лейтенанты Бухгольц и Геттлер.

Школа готовила агентов-диверсантов для про­ведения диверсий и организации повстанческого движения в тылу СССР, а также принимала уча­стие в антипартизанских операциях. Летом 1942 г. был открыт филиал школы в м. Красный Бор близ Смоленска и функционировал там до октября того же года. С марта 1943 г. при школе действовали курсы подготовки агентов-радистов.

Курсанты школы вербовались из советских во­еннопленных в лагерях Смоленска и Орши, а так­же из местных жителей. Первое время школа была разбита на три взвода: 1-й — учебный, в нем гото­вились диверсанты, 2-й — комендантский, его со­став охранял школу и занимался оборудованием лагерей, 3-й — хозяйственный. Каждый взвод на­считывал по 20—25 человек.

В декабре 1942 г. школа была реорганизована. На базе взводов были развернуты роты, численный состав которых достигал 100 человек в каждой. Была создана 4-я рота для предварительной про­верки и подготовки новичков перед их поступле­нием в учебную роту. Кроме того, личный состав 4-й роты шел на пополнение агентуры абвергрупп и мельдекопфов АК-203. В мае 1943 г. была орга­низована еще одна подготовительная рота. Срок обучения в школе колебался от 5 дней до 2 меся­цев. Во время обучения курсанты подготовитель­ных и комендантской рот принимали участие в антипартизанских операциях.

После окончания школы диверсантов забрасыва­ли с диверсионными заданиями на коммуникации Прибалтийского, Западного и Белорусских фронтов.

В августе 1943 г. школа переехала в с. Сметанка в 18 км от Орла. Здесь большинство агентов из учебной роты перешли к партизанам, в результа­те чего со своих постов были смещены начальник АК-203 и начальник школы лейтенант Бухгольц. В октябре 1943 г. школа переехала в дер. Курганы под Минском и находилась здесь до конца июня 1944 г. Далее школа следовала по маршруту Виль­нюс — ст. Поречье — г. Конин (Чехословакия). В начале августа ‘1944 г. школа прибыла в м. По- дембице близ Лодзи и до сентября 1944 г. распола­галась в замке. Осенью 1944 г. комендантская и подготовительные роты были расформированы, часть их состава была переведена в хозяйственную и учебную роты, часть курсантов выбыла в РОА.

В октябре 1944 г. школа переместилась в район Старограда (Польша) и расположилась в деревнях Кленувка, Яблонь и др., где и пребывала до января 1945 г.

В октябре—декабре 1944 г. школа подготовила 100 агентов-диверсантов из литовцев и забросила их в Литву. В 1944 г. несколько групп агентов по 20—30 человек были десантированы над террито­рией Брянщины и Прибалтики с заданиями по ор­ганизации повстанческих отрядов.

В конце января 1945 г. школа пешим порядком вышла в Луккенвальд и в феврале прибыла в него. Через несколько дней орган выбыл через порт Дан­циг в Свинемюнде близ Штеттина и перешел в под­чинение АК-204. В конце марта 1945 г. в м. Вин- ненвальде в 60 км от Берлина школа была расфор­мирована, личный состав передан в РОА.

В июне 1942 г. в школу был внедрен сотрудник Особого отдела 20-й армии Калининского фронта Михайлов. За время пребывания в школе Михайло­ву удалось привлечь к работе на советскую контр­разведку 12 курсантов школы. Он снабдил их спе­циальным паролем для явки в Особые отделы и через одного из таких агентов передал отчет о своей работе. Михайлов и ранее внедренный в школу Бо­рисов сумели сорвать несколько разведывательно­диверсионных мероприятий и добились отчисле­ния из школы наиболее опасных агентов Абвера. Михайлов благополучно вернулся на советскую сторону, Борисов продолжал выполнять задание. Благодаря его работе советское командование было предупреждено о готовящихся на Орловском на­правлении разведывательно-диверсионных опера­циях противника. Добытые им сведения о плани­ровавшихся немцами карательных операциях про­тив партизан в районе г. Сураж (Белоруссия) по­зволили партизанам нанести превентивные удары по карателям. За успешное выполнение заданий оба советских разведчика были награждены орде­нами Красного Знамени.

Разведывательная школа в г. Борисове

Организована в августе 1944 г. АК-103, первое время размещалась в дер. Печи в бывшем военном городке в 6 км от Борисова по дороге на Минск. Полевая почта № 09358В. Начальниками школы были капитан Юнг, затем капитан Уптоф. В фев­рале 1942 г. школа была переведена в дер. Катынь в 23 км от Смоленска.

В д. Печи было создано подготовительное отде­ление, где агенты проходили предварительную про­верку и подготовку, затем направлялись в д. Ка­тынь для обучения. В апреле 1943 г. школа была переведена обратно в д. Печи.

В школе готовили агентов-разведчиков и радис­тов. В ней одновременно обучалось около 150 че­ловек, из них 50—60 радистов. Срок обучения раз­ведчиков 1—2 месяца, радистов — 2—4 месяца. При зачислении в школу каждому агенту присваивалась кличка. Агентам категорически запрещалось назы­вать свою настоящую фамилию и расспрашивать об этом других.

Подготовленные агенты перебрасывались в со­ветский тыл по 2—3 человека (один — радист) и в одиночку, главным образом на центральных, участках фронта, а также в Московскую, Калинин­скую, Рязанскую и Тульскую области. Часть аген­тов имели задание пробраться в Москву и осесть там. Кроме того, обученные в школе агенты засы­лались в партизанские отряды для выявления их дислокации и местонахождения баз.

Переброска производилась самолетами с Мин­ского аэродрома и пешим порядком из населенных пунктов Петриково, Могилев, Пинск, Лунинец.

В сентябре 1943 г. школа эвакуировалась на территорию Восточной Пруссии в дер. Розенштайн в 100 км от Кенигсберга и разместилась там, в бараках бывшего лагеря французских воен­нопленных. В декабре того же года школа пере­местилась в м. Маллетен в 5 км от г. Лыкк, где находилась до августа 1944 г. Здесь школа открыла филиал в дер. Флинсдорф. Агентура вербовалась из военнопленных поляков и готовилась для раз­ведывательной работы в советском тылу. В августе 1944 г. школа передислоцировалась в г. Меве в 65 км от Данцига, где находилась на окраине го­рода на берегу Вислы в здании бывшей немецкой школы офицеров, и была зашифрована как фор­мирующаяся воинская часть. Вместе со школой был переведен в дер. Гроссвайде и Флинсдорф- ский филиал.

В начале 1945 г., в связи с отступлением немец­кой армии, школа эвакуировалась в г. Бисмарк, где в апреле 1945 г. была расформирована. Часть лич­ного состава школы ушла в г. Аренбург на р. Эль­бе, некоторые агенты, переодевшись в граждан­скую одежду, перешли на территорию, занятую частями Красной Армии.

Против школы активно работала партизанская разведка. Так, в составе бригады имени Железняка действовал пятый партизанский отряд, в котором служили власовцы и бывшие курсанты разведшко­лы, бежавшие к партизанам. От них советская контр­разведка получила немало ценной информации о школе.

В 1942 1. разведчиками отряда П. Лопатина был захвачен начальник разведшколы.

А. Чернов сумел внедриться в канцелярию шко­лы, где оформлялись фиктивные документы на за­брасываемых в советский тыл агентов. В результа­те этой операции в Москву были переданы уста­новочные данные на 140 агентов, действующих в советском тылу.

В августе 1943 г. оперативным работникам спец- группы НКГБ «Родные» удалось склонить к сотруд­ничеству преподавателя радиодела Матюшина Ива­на Ивановича (он же Фролов). От него советские контрразведчики получили установочные данные на десятки немецких агентов, заброшенных в совет­ский тыл, местах их выброски, характере получен­ных ими заданий, особенностях «почерка» радис­тов. Матюшин-Фролов также передал схему устрой­ства новой портативной радиостанции, принятой на вооружение Абвером.

Диверсионная школа в г. Орле

Действовала при АГ-207, полевая почта № 00049. Школа активно готовила агентов-диверсантов во время пребывания в Орле и в дер. Плещеево Орлов­ской области в апреле 1942 — августе 1943 г. Количество курсантов доходило до 40 человек. Срок обу­чения — от 2 недель до 6 месяцев, в зависимости от успеваемости агента и потребности в них.

Переброска агентов в советский тыл произво­дилась сотрудниками абвергруппы пешим поряд­ком группами по 2—5 человек. Перебрасываемые в тыл агенты получали задания совершать дивер­сии на коммуникациях Западного и Белорусского фронтов.

Разведывательная школа в г. Полтаве

Организована в начале 1942 г. и находилась в подчинении АК-202, полевая почта № 57278. Шко­ла занимала здание бывшей трикотажной фабри­ки, затем — школы-семилетки. В середине октяб­ря 1942 г., в связи с расшифровкой ее деятельности населением, переведена в дачный поселок Помер- ки близ Харькова и пребывала здесь в бывшем дач­ном поселке НКВД. С февраля 1943 г. переведена в дачный поселок Пуща-Водица близ Киева.

Начальник органа — майор Петхольц.

Школа занималась подготовкой агентов развед­чиков и радистов. Вербовка происходила на кон­спиративных квартирах в Киеве и Полтаве.

В Киеве унтер-офицером Майером (он же Мильчевский) была создана сеть вербовщиков-на- водчиков, которые подбирали кандидатуры среди местных жителей и под видом их устройства на работу направляли их на конспиративные кварти­ры, где происходила вербовка. Майером также практиковались аресты кандидатов по малозначи­тельным поводам. После непродолжительного со­держания под стражей их вынуждали давать согла­сие на сотрудничество с Абвером.

В Полтаве вербовщиком школы была некая Фе­ня. Она знакомилась с безработными, изучала их и под видом трудоустройства направляла на конспи­ративные квартиры, где происходила вербовка и направление в школу.

Вербовки потенциальных агентов производились в лагерях военнопленных в Киеве, Полтаве, Умани и других населенных пунктах Украины. Оконча­тельная вербовка агентов происходила в школе, где на новичков заполнялась анкета и бралась подписка о сотрудничестве.

Одновременно в школе обучалось до 60 человек, была в школе и женская группа. Срок обучения аген- тов-разведчиков — 1—2 месяца, радистов — 2—4 ме­сяца. После окончания школы агенты перебрасыва­лись самолетами и пешим порядком в советский тыл. Переброска агентуры происходила с Полтавского, Харьковского, Киевского и других аэродромов, а также передовыми постами на участках Северо-Кав­казского, Донского и Юго-Западного фронтов. Агенты перебрасывались в советской военной форме или гражданской одежде группами по 2—3 человека, 1 радист. Агенты, забрасываемые для разведки при­фронтовой полосы, рациями не снабжались и долж­ны были лично доложить о выполнении задания. Срок на выполнение поручения — 5—6 дней.

В день выброски агенты получали задания и ин­структаж, после этого к общению с другими аген­тами они не допускались.

Возвратившиеся с задания агенты иногда на­правлялись обратно в школу, где готовились для повторной заброски.

В июле—августе 1943 г. школа передислоциро­валась на остров Хортица в район Запорожья и офи­циально именовалась «Вахткоманда». В августе 1943 г. школа располагалась в селе Глушеницы под Винницей и здесь вошла в подчинение АК-101. В январе 1943 г. орган перебрался в с. Бржуховица под Львовом, с мая по август перемещался по маршруту Львов — Краков, с августа по декабрь то­го же года располагался в районе г. Катовицы. С конца 1944 по март 1945 г. школа размещалась в с. Пусвитц и Шесный близ г. Хомутов (Чехослова­кия), в начале мая 1945 г. размещалась в с. Тмань в 30 км от Праги, где прекратила свою деятельность.

Диверсионная школа в Полтаве

Полтавская диверсионная школа была органи­зована при АК-202 в апреле 1942 г. в Полтаве на территории бывшего монастыря. Условно имено­валась «Дорожно-строительная колонна №27», по­левая почта № 00220. Возглавляли школу капитаны Лун и Баум.

В распоряжении школы имелись два отделения для проведения предварительной проверки и под­готовки агентов.

Вербовка агентов производилась в лагерях воен­нопленных в Полтаве, Харькове, Славянске и в сборных лагерях РОА. Местные жители вербова­лись через биржи труда, местные органы полиции и комендатуры.

После вербовки часть агентов направлялась не­посредственно в школу, другие — в предваритель­ные отделения. В них агенты пребывали 1—3 не­дели. Здесь потенциального агента проверяли и об­рабатывали в антисоветском духе, завербованные изучали простейшие понятия разведки и диверсий. В школе одновременно обучалось 20 агентов, раз­деленных на отделения по 5—20 человек. Курс обу­чения был рассчитан на 1—2 месяца, после чего агенты использовались на хозработах при школе, ожидая заброски.

Заброска агентов производилась для соверше­ния ими диверсий на железнодорожных магистра­лях, питающих Южный и Юго-Западный фронты. Срок на выполнение задания — 2-3 недели. В ря­де случаев школа направляла агентов в штабы не­мецких передовых дивизий, где их использовали для ведения войсковой разведки и подрыва совет­ских оборонительных сооружений.

В декабре 1942 г. школа и ее отделения были переведены в поселок Померки под Харьковом. Школа заняла помещения бывшего дачного посел­ка УНКВД, где до войны жили дети испанских республиканцев. В это время школа готовила груп­пы диверсантов из узбеков, киргизов и казахов для проведения диверсионных актов в республиках Средней Азии.

В феврале 1943 г. школа эвакуировалась в м. Святошино в 10 км от Киева. С мая по сентябрь 1943 г. орган размещался в с. Вольно-Андреевка За­порожского района, затем в г. Никополе, с. Ново- Павловка и условно именовался «Инженерно-тех- ническая часть №5» полевая почта № 57662. В ок­тябре 1943 г. школа находилась в с. Якушинцы в 9 км от Винницы, затем в феврале 1944 г. переехала под Львов, затем в г. Жгув (Польша). С июля по август 1944 г. школа размещалась в м. Криница и Глогачев в 20 км от Кракова, в августе 1944 г. нахо­дилась в м. Зайдендорф (Чехословакия), затем в районе г. Моравска-Острава.

С лета 1944 г. школа вербовала агентов в сборно­формировочном лагере РОА в Нойхаммере, а также набирала русских инвалидов, служивших в немец­ких частях. Инвалидов направляли в проверочный лагерь в г. Кирхгайм, а затем в зондерлагерь в г. Кельцы и Ласк (зондерлагерь Утрата). В марте- апреле 1945 г. школа располагалась в м. Нимзее в 150 км от Дрездена и готовила диверсантов из числа жителей Западной Украины.

В апреле 1945 г. весь личный состав школы был передан в немецкие воинские части.

В июле 1943 г. в школу под видом перебежчика был внедрен сотрудник отдела СМЕРШ 69-й ар­мии Раев. Попав в Полтавский лагерь военноплен­ных, он сблизился с пленным Иваниным и склонил его к сотрудничеству. Их направили на обучение в спецшколу. Пройдя двухмесячный курс обучения, они в декабре 1943 г. были заброшены в советский тыл. Явившись по паролям в управление СМЕРШ фронта, Раев и Иванин сообщили множество важ­ных сведений, в т. ч. о 39 агентах Абвера, забро­шенных в советский тыл.

Диверсионная школа в г. Конотопе

Школа диверсантов в г. Конотопе действовала при АГ-205, полевая почта №57079. В середине 1943 г., располагаясь в д. Желдаки в 18 км от Ко- нотопа, школа активизировала подготовку агентов. Агентура вербовалась официальными сотрудника­ми абвергруппы в лагерях военнопленных в Киеве (Дарницкий район), Конотопе, Ромнах, Калинко- вичах, Мозыре, Лининце и Молодечно. Одновре­менно в школе обучалось 30—60 человек, срок их обучения 1—2 месяца.

Выброска агентов в советский тыл производи­лась сотрудниками абвергруппы на самолетах и пе­шим порядком группами по 2—4 человека. Агенты получали задания по совершению диверсий на коммуникациях 1-го Украинского, Белорусского и Западного фронтов.

Места дислокации и официальный состав Ко- нотопской школы были теми же, что и АГ-205.

Диверсионная школа в г. Запорожье

Школа по подготовке диверсантов была создана АК-202 в августе 1943 г. и размещалась на окраине города. Официальное наименование «Школа эко­номики — Юг», полевая почта №41915.

Орган последовательно возглавляли лейтенант Дрешер (Раупах) Стефан, затем Шмидекампф-Кузнецов.

Школа готовила агентов-диверсантов, терро­ристов, пропагандистов и организаторов повстан­ческого движения для действий в глубоком тылу СССР.

В ноябре 1943 г. школа передислоцировалась в с. Юзвин Винницкой области, в феврале того же года — в м. Родван близ Львова, в апреле 1944 г. — в м. Ландскорона близ Кракова. Вербовка агентов проходила в лагерях военнопленных в Лодзи, Ласке и Крейцбурге. Вербовал агентов начальник школы Шмидекампф-Кузнецов. Помимо военнопленных в школе учились члены ОУН, НТС, а также члены «Всероссийской Партии Национального Возрож­дения» (ВПНВ). Вербовку последних вел один из руководителей этой партии Обухов. С сентября 1944 г., в связи с отсутствием у ВПНВ массовой поддержки и членства, Обухова заменили члены НТС Данилов, Алексеев и Смирнов.

Агенты из военнопленных, завербованные в школу, давали присягу на верность. Одновременно в школе обучалось от 20 до 50 человек, срок их обучения составлял от 1 до 2 месяцев. После окон­чания учебного курса агенты поступали в распоря­жение АК-202, где получали задания, необходимое снаряжение и ожидали переброски в советский тыл. Заброска агентов в глубокий тыл СССР про­изводилась самолетами. Агентам поручалось вести антисоветскую агитацию, формировать повстан­ческие отряды из оставшихся в лесах военнослужа­щих РОА и дезертиров, совершать диверсионные и террористические акты. В 1944 г. школой была подготовлена и заброшена группа агентов, которая в районе Брянска объединилась с другой группой диверсантов, заброшенных ранее АК-203.

В августе 1944 г. школа передислоцировалась в г. Радом (Верхняя Силезия), где располагалась до февраля 1945 г. В это же время по указанию АК-202 были отчислены из школы около 30 агентов — чле­нов НТС и во главе с Даниловым выехали в г. Мет- тиххофен (Бавария). Дальнейшая судьба этой группы неизвестна. В феврале школа переехала в г. Райхен- берг (Судеты) и разместилась в гостинице Бергхоф. В апреле 1945 г. орган был расформирован, личный состав направлен в части РОА.

Разведывательно-диверсионная школа в пос. Симеиз

Организована в мае 1943 г. АК НБО и разме­щалась в бывшем санатории ВЦСПС на берегу мо­ря. Начальник органа — капитан Крамер.

Школа готовила разведчиков-диверсантов для подрывной работе на Кавказе. Агентура вербова­лась из коллаборационистов, служивших в различ­ных инонациональных формированиях вермахта, и советских военнопленных — уроженцев Грузии, в лагерях Северного Кавказа и Крыма. Одновре­менно в школе обучалось до 120 агентов. Все аген­ты носили униформу немецкого флота.

Все курсанты школы были разделены на 3 груп­пы: 1-я — разведчики-диверсанты (до 100 человек), 2-я — морская группа (до 15 человек), 3-я — ради­сты (4—6 человек). Группа будущих диверсантов была разбита на отделения в соответствии с местом жительства агентов до войны. Занятия в группах велись раздельно.

Разведчики-диверсанты изучали саперное, стрел­ковое и подрывное дело, разведку и тактику, занима­лись строевой подготовкой. В морской группе изуча­лось морское дело, навигация, изучались двигатели и вооружение военных кораблей, методы разведки на море.

Во второй половине сентября 1943 г. в связи с разоблачением нескольких агентурных групп, пытавшихся организовать побег к партизанам, весь личный состав школы (кроме морской груп­пы) был направлен в г. Демблин и распределен по национальным формированиям. Морская группа во главе с начальником органа выбыла в г. Подгорицу (Югославия), где вела борьбу с пар­тизанами.

В мае 1944 г. морская группа выехала во Фран­цию, где влилась в состав одного из грузинских ост-батальонов. В августе 1944 г. личный состав батальона оперировал в районе г. Кастр, где был разоружен немцами и в последних числах августа 1944 г. пленен французскими партизанами. Впо­следствии многие члены этого формирования бы­ли переданы советской стороне.

Разведывательно-диверсионная школа в м. Бешуй

Создана в мае-июне 1943 г. АК НБО и распо­лагалась в одном крестьянском доме в м. Бешуй (Крым). Начальник — фельдфебель Мурбах.

Школа готовила разведчиков-диверсантов для действий на Северном Кавказе и была укомплек­тована бывшими полицейскими и старостами, а также военнопленными из лагерей Северного Кав­каза и Крыма. Агентов в школу вербовали: руко­водитель Карачаевского национального комитета Байрамуков, его заместитель Татаркулов и член ко­митета Лайпанов. Эти же лица следили за ходом обучения агентов, приезжая из Симферополя, где проживали на ул. Севастопольской, д. 22. Одновре­менно в школе обучалось до 200 человек. Все кур­санты были разбиты на группы по 10—12 человек по национальному признаку. Так, в школе находи­лись карачаевская, осетинская, балкарская, рус­ская и иные группы, однако преобладали в школе Уроженцы Карачая.

Занятия в школе начались в июле 1943 г. Аген­ты изучали подрывное и стрелковое дело, прохо­дили парашютную подготовку и после 4—5 недель обучения на самолетах забрасывались в советский тыл. Самолеты взлетали с аэродрома в м. Сарабуз близ Симферополя, провожали агентов Мурбах и Лайпанов. Агентам давались задания по проведе­нию терактов над партийным, советским и офи­церским составом.

Во второй половине 1943 г. школу расформиро-' вали, а агентов направили в распоряжение Кара­чаевского национального комитета.

Разведывательно-диверсионная школа в м. Тавель

Создана в конце 1942 г. АК НБО. Орган разме­щался в местечке Тавель в 18 км от Симферополя в здании бывшего детского доме в 200 м от местечка.

До мая 1943 г. начальником школы был лейте­нант Жирар де Сукантон, с мая того же года — унтер-офицер Шотля.

Школа готовила агентов-радистов и разведчиков-диверсантов для подрывной работы в советском тылу на Кавказе и была укомплектована антисоветски на­строенными военнопленными, содержавшимися в лагерях Севастополя, Симферополя, Джанкоя, Рос­това, Мариуполя, Георгиевска и других городов Кав­каза и Крыма. В первую очередь вербовались уро­женцы Грузии, Армении, Азербайджана и Северного Кавказа. Часть агентов прибыла в школу из АГ-203. Всего в школе насчитывалось до 150 курсантов, раз­деленных на взводы (группы) по 25—30 человек в каждом: агенты-радисты, разведчики-диверсанты, хозяйственный и два взвода охраны.

Взводы обучались обособленно друг от друга.

Личный состав взводов охраны помимо кара­ульной и гарнизонной службы использовался для борьбы с партизанами в окрестностях м. Тавель. Личный состав взводов обучался подрывному делу, строевой подготовке, после чего наиболее прове­ренных агентов направляли в группу радистов и разведчиков-диверсантов.

Определенного срока для обучения в школе установлено не было, и выпуск подготовленных кадров производился в зависимости от их успева­емости и потребностей в агентуре. По окончанию школы агенты сводились в группы по 5—6 человек одной национальности и направлялись в штаб АК НБО в Симферополь, где получали от капитана Рикгофа задания и некоторое время продолжали занятия по программе школы.

Часть агентов для более углубленной подготовки направляли в Варшавскую разведшколу. По окон­чании ее они снова возвращались в штаб АК НБО для переброски. Переброска агентуры производи­лась самолетами с аэродрома, расположенного близ Симферополя, а также через команды АК НБО, действовавшие в прифронтовой полосе.

В конце сентября 1943 г. школа в полном составе переехала в село Марьяновку близ Симферополя, а оттуда вместе со всеми морскими разведкомандами в Одессу. В дальнейшем ее путь проходил через Ру­мынию, с августа по октябрь 1944 г. школа находи­лась в Венгрии. В октябре 1944 г. школа передисло­цировалась в Австрию, в село Зоросдорф в 35 км от Вены и впоследствии была расформирована.

Сергей Чуев

Из книги «Спецслужбы Третьего Рейха. Книга I»

 

Читайте также: