ГлавнаяМорской архивИсследованияБиблиотека












Логин: Пароль: Регистрация |


Голосование:
Вам нравится наш сайт?


Отличный сайт!
Хороший сайт
Встречал и получше
Совсем не понравился





» » » Страница 7

В XIII в. население Крымского полуострова пережило серьезное потрясение, сыгравшее определяюшую роль в его дальнейшей истории. Наступил период хозяйственного и культурного упадка, вызванный монгольским завоеванием полуострова и превращением Таврики в одно из окраинных владений (улусов) Золотой Орды.

Проходил век за веком. Кочевники упивались блеском и славою своих захватывающих дух сражений и побед. Насла­ждались всеми благами своей утонченной цивилизации жите­ли приморских городов. И только по-прежнему никому не известные, ничем не прославленные обитатели Северной Ук­раины тихо-мирно держались в тени своих дремучих лесов. Казалось, им раз и навсегда уготована роль статистов в той истинной истории человечества, что стремительно разворачи­валась там, на юге.

Король Кристиан II. Великие географические от­крытия совпали в истории скандинавских стран с царствованием короля Ханса Датского (1481—1513). Ему ненадолго и номиналь­но удалось восстановить Кальмарскую унию — на шведский пре­стол он был избран в 1483 г. лишь ценой отказа от вмешательства ö управление Швецией. Фактическая власть правителя Стуре не поколебалась. Постепенно сторонники Кальмарской унии теряли в Швеции один лен за другим в пользу самого регента и его людей. Стокгольм — верная опора Стуре — вырос теперь в экономический и политический центр страны. В непрерывной борьбе с датчанами, сопровождавшейся острой памфлетно-литературной полемикой, окрепло к началу XVI в. национальное самосознание шведов.

Великий французский король Людовик XIV, Король-Солнце, самый могущественный европейский правитель XVII в., говорил, что война, по его мнению, — самое приятное, самое достойное из занятий, существующих для государей. Многочисленная и боеспособная французская армия прошагала по германским владениям Священной Римской империи, Нидерландам, Италии, Испании, приумножая авторитет великого монарха и утверждая гегемонию Франции в Европе. В бесконечных войнах вырос великолепный французский флот, ставший грозной силой в руках честолюбивого Людовика XIV, стремившегося стать «королем морей» и овладеть водными пространствами Европы, положив конец могуществу Голландии и Англии.

Анализ различных сторон общественной жизни готской Испании позволяет определить основные итоги исторического развития этой страны в период перехода от античности к средневековью. К началу этого периода, т. е. в V в., Испания страна со сложной гетерогенной социальной и этнической структурой. В испано-римское общество включились в качестве завоевателей варварские племена. Они были малочисленны по сравнению с местным населением, но обладали военным превосходством.

В Вестготском королевстве, возникшем в начале V в. в Аквитании, зачатки государственности сочетались с остатками общественной организации, свойственной родоплеменному строю. Поселившись среди галло-римского, а позднее и испано-римского населения, вестготы не разрушили целиком местные органы государственной власти. И в Галлии и в Испании сохранился позднеримский административный аппарат (комиты, судьи, сборщики налогов, муниципальные власти). Правда, этот аппарат сохранился не полностью - вместе с империей не стало центрального управления, равно как и римских войск.

Русская земля как нераздельное целое, находившееся в общем держании князей-родственников, с рубежа XI–XII вв. перестает быть собственно политической реальностью. Исчезновение (точнее, смягчение) внешней опасности, связанное с прекращением существования Хазарского каганата и образованием скандинавских государств (и как следствие, прекращение набегов викингов), а также смещение торговых путей привели к крушению хрупкого военно-административного союза племен Восточной Европы. Тем не менее «Русская земля» продолжала существовать в виде единой конфессиональной территории, управлявшейся из Киева. Благодаря этому в массовом сознании XIII–XIV вв. она сохранялась, видимо, в представлении о нераздельности всех православных земель.

Схема расположения украшений фасада храма

Коль скоро человек пребывает одновременно, так сказать, в трех ипостасях — как существо живое, разумное и социальное, материал излагается в трех разделах: природа, человек и общество. Конечно, такая структура в значительной степени условна, поэтому многие вопросы «перекликаются» между собой. Надеюсь, это не затруднит восприятия дальнейшего лекционного материала, а может быть, даже позволит создать достаточно объемный образ системы духовных ценностей людей Древней Руси.

Известия о событиях, непосредственно предшество­вавших монгольскому нашествию на Туркестан, несколь­ко противоречивы; известия источников и мнения уче­ных расходятся даже по вопросу, произошло ли воору­женное столкновение между войском хорезмшаха и вой­ском Джучи, кончившееся отступлением монголов, до или после отрарского события. В государстве хорезмша­ха Мухаммеда была значительная поэтическая литера­тура, преимущественно на персидском языке, касавшая­ся и политических событий, но эта литература известна нам только по кратким ссылкам и цитатам. Сюда отно­сятся: приведенные у Якута арабские стихи, сочиненные от имени самого хорезмшаха Мухаммеда, о разорении покинутых им окраин Мавераннахра; слова Ауфи о со­ставляющейся поэтом Меджд ад-дином Мухаммедом Паизи в городе Не$а ( в нынешнем Туркменистане, к западу от Ашхабада) поэме в эпическом стиле (Шахан-шах-наме) о событиях царствования хорезмшаха; при­веденные тем же Ауфи стихи поэта Омара Хурремабади, с прославлением хорезмшаха как второго Александра.

Русскому слову «дружина» в современном немецком языке соответствует слово Gefolgschaft. Эта лексема — сравнительно позднее искусственное образование, воз­никшее, когда ученые XIX в. прибавили суффикс к известному с XVII в. слову Gefolge («спутники», «свита», «сопровождение»; от глагола folgen — «следовать»). Тем самым был предложен прямой перевод латинскому слову comitatus, которое использовал Тацит в описании нравов, обычаев, верований и общественного устрой­ства древних германцев («О происхождении германцев и местоположении Герма­нии»). Имел ли термин, выбранный Тацитом, какое-либо более или менее прямое соответствие в языке тех древних германских племен, о которых он писал, неясно; новейшие разыскания лингвистов склоняют скорее к отрицательному ответу на этот вопрос. В то время как в немецкой исторической науке слово Gefolgschaft стало об­щепринятым специальным термином, в других национальных историографических традициях латинское comitatus не получило одного какого-либо специального соот­ветствия и часто употребляется без перевода. Это обстоятельство не случайно и от­ражает определенную тенденцию немецкой историографии (помимо традиционного стремления к унифицированной и «прозрачной» терминологии), а именно попытки придать германской дружине важное историческое значение как основополагаю­щему социально-правовому учреждению в институционально-юридической истории (Verfassungsgeschichte) германских народов от античности до высокого средневеко­вья.