ГлавнаяМорской архивИсследованияБиблиотека












Логин: Пароль: Регистрация |


Голосование:
Вам нравится наш сайт?


Отличный сайт!
Хороший сайт
Встречал и получше
Совсем не понравился





» » Страница 3

Главной военной академии старой России — Николаевской — история отвела очень символичный, но непродолжительный временной отрезок. Основанная в ноябре 1832 г. академия под разными наименованиями просуществовала ровно 90 лет до но­ября 1922 г. Если первый период истории академии (до 1882 г.) получил глубокое освещение в классической работе Генштаба генерал-майора Н. П. Глиноецкого, то закат академии до сих пор не попадал в поле зрения историков

План городища у с. Петровка на р. СупойРассмотрение маршрута сухопутного торгового пути Булгар-Киев следует производить на фоне историко-географических особенностей двух крупных восточно-европейских областей, где в средневековые времена находились южнорусские и булгарские земли. Географическое положение Киевской Руси от Волжской Булгарии отличалось по природ­ным зонам тем, что ее верхняя граница находилась значительно се­вернее

Смоленское Поднепровье и Подвинье во второй половине X - первой половине XI в.Смоленское Поднепровье и Подвинье - это особый историко­культурный регион, занимающий северо-запад современной Смо­ленской области. В XI-XIV вв. здесь находилось территориальное и политико-административное ядро Смоленского княжества, а в предшествующий период (конец IX - начало XI в.) регион являлся одним из главных очагов формирования Древнерусского государ­ства.

Памятник Дессау-Мосигкау (земля Саксония-Анхальт).X век - время перемен в Европе. Для Западной Европы гово­рят даже о «революции рубежа тысячелетий», так как фикси­руются глубокие изменения на всех уровнях жизни в масштабах всего континента. Впрочем, исследования последних десятилетий показали, что не всё так просто. Исторические процессы являют­ся сложными, изменения происходят в разных местах далеко не одновременно. Различия существуют как между регионами Евро­пы, так и между центральными поселениями, с одной стороны, и обширными сельскими пространствами - с другой. К тому же зна­чительные изменения, как правило, не происходят одномоментно, их предпосылки можно обнаружить уже гораздо раньше

Коронация Антигона Одноглазого является одним из важнейших моментов в истории античной госу­дарственности. Приняв в 306 г. до н. э. царский ти­тул первым из всех диадохов, Антигон не только узаконил собственную единоличную власть, но и по­ложил начало эллинистической монархии как та­ковой. До сих пор, однако, остается неясным, в ка­ком качестве Антигон провозгласил себя царем — как официальный преемник Александра Македон­ского и властитель всей его империи или же как пра­витель собственного царства, ограниченного терри­торией, «завоеванной копьем». Долгое время исследователи склонялись к первому варианту, но в последние десятилетия, благодаря работам Э. Гру- эна и Р. Биллоуза, в научной литературе широко распространилась противоположная точка зрения, согласно которой коронация Антигона была не бо­лее чем актом провозглашения первой эллинисти­ческой монархии — царства Антигонидов. Рассмот­рим, насколько обоснованным является такой пересмотр взглядов.

Проблема коронации Антигона, в сущности, сво­дится к двум вопросам: имел ли этот диадох притя­зания на господство во всей державе Александра и мог ли он принять царский титул лишь на основа­нии личного харизматического превосходства, как это делали некоторые эллинистические правители впоследствии? Что касается первого вопроса, то его решение зависит прежде всего от трактовки сведе­ний Диодора Сицилийского и Плутарха. Оба они свидетельствуют о том, что Антигон (по крайней мере, с 315 г. до н. э.) достаточно открыто стремил­ся к господству во всей державе Александра и пер­венству среди диадохов. Р. Биллоуз и некоторые другие исследователи возводят все эти свидетель­ства к пропаганде противников Антигона, которая попала к Диодору и Плутарху через сочинение Иеронима из Кардии — родственника злейшего вра­га Антигонидов, Эвмена. Иероим, однако, писал свое сочинение уже после смерти Эвмена, в то время, когда служил придворным историографом у самих Антигонидов, и поэтому ложная информация о по­литике Антигона вряд ли содержалась бы в его тру­де. К тому же анализ политики Антигона в период 316-307 гг. до н. э. подтверждает достоверность со­общений античных авторов об «имперских амби­циях» этого диадоха. Не менее красноречивой яв­ляется и его политическая пропаганда тех лет.

Возможность принятия Антигоном царского ти­тула только на основании личного превосходства также находится под сомнением. В пользу такой воз­можности, по мнению Э. Груэна и Р. Биллоуза, сви­детельствует тот факт, что поводом для коронации Антигона послужила победа его войска над Птоле­меем в битве при Саламине Кипрском, якобы под­твердившая его личное превосходство. Однако по­вод и официальное основание коронации — отнюдь не одно и то же. Отстаивая харизматическую осно­ву власти Антигона, исследователи обычно ссыла­ются на различные эллинистические тексты, в ко­торых говорится, что право царя на власть происте­кает из его личных заслуг и добродетелей. Между тем, эти тексты составлены уже после того, как об­разовались и доказали свою жизнеспособность мо­нархии других диадохов, провозгласивших себя царями без всяких на то прав — лишь в ответ на ко­ронацию Антигона. До этого времени македонская политическая практика не знала подобных преце­дентов: все монархи правили на основании их при­надлежности к роду Аргеадов. Связь с этим родом через свою супругу Стратонику, очевидно, имел и сам Антигон, что должно было оправдать его пре­тензии на трон после смерти прямых наследников Александра. На родственную связь с Аргеадами пре­тендовал также и Птолемей, и, очевидно, именно поэтому победа над ним послужила официальным поводом для коронации Антигона.

В начале I в. до н. э. международная ситуация в Передней Азии обусловила вторжение армянского царя Тиграна II в сферу влияния римлян. Несмот­ря на попытки армянского царя избежать открыто­го конфликта с Римом, в начале 60-х гг. I в. до н. э. войска Луция Лукулла вторглись во владения Тиг­рана II. Решающим эпизодом этого конфликта ста­ли события 66 г. до н. э., когда армянский царь под­чинился новому римскому полководцу — Гнею Помпею. В работах современных исследователей капитуляция Тиграна II рассматривается как логич­ное следствие военного поражения Армении и един­ственно возможный политический шаг армянского царя. В то же время, развитие римско-армянских отношений в 60-е гг. I в. до н. э. было более сложным и не зависело исключительно от военных факторов.

В течение 90-70 гг. I в. до н. э. Тигран II, несмотря на достаточно агрессивную внешнюю политику, стре­мился сохранить мирные отношения с Римом. После успешного проведения парфянской войны и захвата Сирийского царства, Тигран II отказался предоставить помощь Митридату VI в третьей римско-понтийской войне. Армянский царь фактически создал условия для переговоров с римлянами, когда отказался встре­титься с бежавшим в его царство Митридатом VI. Однако Луций Лукулл, откровенно стремившийся к войне с Арменией, напал на царство Тиграна II, не имея на это разрешения сената. Неудачный ход войны с Луцием Лукуллом заставил армянского царя обра­титься за помощью не только к Митридату VI, но и к парфянам, так как переговоры с римским полковод­цем были невозможны. Замена Луция Лукулла в 67 гг. до н. э. Гнеем Помпеем коренным образом изменила ситуацию в регионе.

Таким образом, есть веские основания полагать, что Антигон Одноглазый принял царский титул как легитимный правитель державы Александра, а не как харизматический властелин «территории, завоеван­ной копьем». Понятие о праве такого властелина на собственный трон в то время еще не превратилось в юридическую норму. Очевидно, именно поэтому Птолемей целых два года не решался на «ответную коронацию». Когда он все же осмелился провозгла­сить себя «альтернативным» царем, необходимый прецедент был создан, и царские титулы сразу же приняли остальные диадохи, а за ними и более мел­кие правители и тираны. Только тогда возникла эл­линистическая монархия в классическом понимании, а вместе с ней и «харизматическое право» на власть. Антигон же короновался как преемник Александра, и поэтому и он сам, и его сын Деметрий Полиоркет никогда не отказывались от претензий на господство над всей бывшей державой Александра.

Нефедов К. Ю. (Харьков)

Доклад на V Международной научной конференции, посвященной 350-летию г. Харькова и 200-летию Харьковского национального университета им. В. Н. Каразина.

4-6 ноября 2004 года

Хризма, склеп 1/2006Живописные росписи херсонесских склепов без преувеличения имеют мировое значение, как произведения позднеантичной живописи и как образцы выражения средствами искусства новых идей и представлений, которые были привнесены в жизнь античного общества с появлением христианства. Внимание к этим памятникам привлек выдающийся русский историк-античник М.И. Ростовцев, который в 1914 г. в своей блестящей монографии «Античная декоративная живопись на юге России» опубликовал восемь таких склепов, раскопанных А.С. Уваровым, К.К. Косцюшко-Валюженичем и М.И. Скубетовым. Как считал он все они, за единственным исключением (склеп 1894 г.), принадлежали приверженцам христианской веры

Уровень преступности, например, среди полицейских США по некоторым ви­дам тяжких преступлений может быть сопоставим с общенациональ­ным уровнем преступности

Сузгунская и крестово-ямочная керамикаГородище Чудская Гора находится на левом берегу Иртыша, в 12 км от центра Знаменского района Омской области, примерно в 0,8 км от д. Богочаново. Городище, площадь которого около 10 тыс.м^, разделено четырьмя рвами глубиной 1,5-2 м и двумя валами высо­той 1,1-1,6 м на пять различных по размерам площадок.

Памятник исследовался в 1974 г. М.Ф. Косаревым, в 1976- 1977 гг. - Т.М. Потемкиной. Раскопанная площадь составляет 640 м кв

Бачковский монастырьВ 1083 г. крупный византийский феодал, великий доместик Запада Византийской империи Григорий Бакурианис-дзе основал в местечке Петрицос во Фракии (ныне с. Бачково в 30 км от бол­гарского города Пловдив) монастырь, называемый Петрицонским (ныне Бачковский)

Переводы с цесарских, галанских, немецких печатных курантов, которые присланы через виленскую и рижскую почты и привезены П. Марселисом и Еремеем фон дер Гатином марта с 10-го по июля по 6 число на 173 листах (Общий заголовок рукописных «Ведомостей» взят из описи ф. 155/1 за 1671 г. (д. 7, л. 12) ЦГАДА.