ГлавнаяМорской архивИсследованияБиблиотека












Логин: Пароль: Регистрация |


Голосование:
Вам нравится наш сайт?


Отличный сайт!
Хороший сайт
Встречал и получше
Совсем не понравился





» » » Страница 6

Гунны, вторгшиеся в восточноевропейские степи в 370 г., органичес­ки влились в процессы так называемого “великого переселения народов”, начавшегося в Европе примерно на столетие ранее.

Рис. 13. Гунн из кенколъского могильника. I в. н.э. - Реконструкция М.М. Герасимова

После Адрианопольского сражения начался следующий период - так называе­мый “гуннский” этап Великого переселения народов. В европейский Барбарикум включились многочисленные кочевые племена Приволжских и Прикаспийских сте­пей. Массы кочевников, хлынувшие с востока, установили свою гегемонию не толь­ко в степном коридоре Северного Причерноморья, но и на Нижнем и Среднем Ду­нае. Племена гуннов стали хозяевами этих стратегически важных районов. Послед­нее обстоятельство неизбежно заставляло частично осевших в приграничных рай­онах Римской империи и в значительной степени уже ставших частью военно-поли­тической имперской системы варваров, в основном германцев, по возможности ис­кать выход в переселении на более отдаленные и соответственно более безопасные территории. Гуннское присутствие в европейском Барбарикуме активизировало всё миграционное пространство, стимулируя мобильность германцев как в начале мас­совых переселений в Империю в 376 г., так и незадолго до гибели Западной Римской империи в 476 г. Появление гуннов на Дунае разрушило систему “буферных варвар­ских государств” вдоль лимеса, способствовало этнополитической консолидации германских племен и относительно быстрому возникновению у них “варварских ко­ролевств” в пределах Римской державы. Между Адрианопольским сражением и па­дением Западной Римской империи основная масса германских племен пережила наиболее яркий и драматичный период своей истории.

Вскрытие верхнего слоя Ушковской стоянки

Еще С. П. Крашенинников (1755) наблюдал там в се­редине XVIII столетия живой каменный век, дал классическое описа­ние первобытного хозяйства и родового строя ительменов, коряков и айнов - основных обитателей тогдашней Камчатки, нарисовал яркую картину многих этнографических явлений, уже давно ушедших в прош­лое и потому ставших вскоре объектом археологического изучения. Спу­стя сто лет после работ Крашенинникова потребовались уже специаль­ные разведки и раскопки для обнаружения на Камчатке следов камен­ного века.

На ранних этапах истории экономической основой всех древнейших классовых обществ и государств служило сельскохозяйственное производство, и прежде всего земледелие. Особенно велика была роль земледелия в Новом Свете, где до прихода европейцев почти отсутствовало скотоводство.

Долгое время при анализе событий политической жизни Римской империи в период кризиса III в. ис­следователи игнорировали вопрос о роли в ней пред­ставителей всаднического сословия, сосредотачивая свое внимание на позиции сенаторов и армейских кругов

Металлы появились у человека не вдруг, не в резуль­тате какого-то революционного скачка в развитии общества - они постепенно входили в его жизнь в течение некоторого переходного периода между каменным ве­ком и веком металлов.

Урочище Уже не первое столетие исследуются христианские памятники Таврики. Однако и в настоящее время большинство из них или не изучено в полной мере, или трактуются неоднозначно. К примеру, и до сих пор так и не выработано единая, бесспорная точка зрения по вопросу о месторасположении убежища, в котором скрывался от гонителей св. Василий, епископ Херсонесский.

В начале XX в. Э. Шмидт, руководивший раскопками Пенсильванс­кого университета в Анау на юге Туркменистана на вершине южного холма, выделил новую культуру (Pumpelly 1908; 49,106—108). Ее ком­плекс резко отличался от предшествующей, прерывая прогрессивное развитие, установленное для предыдущих этапов памятника. Глав­ную ее особенность составляла

Вытекающее из анализа ранних ведических текстов заключение, что именно в среде пришедших в Индию индоариев сложилась кас­товая система элитного доминирования, при которой представите­лями обеих высших каст кшатриев и брахманов были индоарии, находит независимое подтверждение в данных антропологии. Благодаря работам совместной советско-индийской программы, руководимой доктором К.Ч. Малхотра при участии М.Г. Абдуше- лишвили, В.П. Алексеева, С.А. Арутюнова и И.М.

На рубеже II и I тысячелетий до н.э. в степях появились первые ко­чевники. Постепенно к середине I тысячелетия до н.э. кочевое ското­водство полностью заменило пастушество. Степи и отчасти лесостепи Европы и Азии почти на три тысячи лет стали колыбелью кочевниче­ства