ГлавнаяМорской архивИсследованияБиблиотека












Логин: Пароль: Регистрация |


Голосование:
Вам нравится наш сайт?


Отличный сайт!
Хороший сайт
Встречал и получше
Совсем не понравился





» » Поселение I тысячелетия н.э. у с. Роище на Черниговщине
Поселение I тысячелетия н.э. у с. Роище на Черниговщине
  • Автор: Malkin |
  • Дата: 17-04-2014 19:57 |
  • Просмотров: 2254

Памятник расположен в 20 км к северу от г.Чернигова в бассейне р. Стрижень (правый приток Десны) в 1,5 км к северо-востоку от центра с.Роище Черниговского р-на и обл., в урочище Логи. Поселение открыто в ходе разведок начала 70-х гг., проводимых археологической секцией Черниговского областного общества охраны памятников истории и культуры под руководством Г.А.Кузнецова и А.В. Шекуна В 1975-1978 гг. на поселении были проведены раскопки Среднеднепровской раннеславянской экспедицией Института археологии АН УССР под руководством Е.В.Максимова и автора настоящей публикации, в результате чего была исследована площадь 2170 кв.м, на которой обнаружены культурные напластования различных эпох. Здесь изучены четыре безынвентарных трупоположения эпохи бронзы, два трупоположения милоградской культуры, пять жилищ, шесть хозяйственных построек и около 230 ям киевской культуры, два колочинских жилища, пять жилищ и несколько хозяйственных ям волынцевской культуры. Рассмотрению древностей I тыс. н.э. и посвящена данная работа.

Поселение занимает участок в пределах лессового острова в болотистых верховьях рр. Стрижня и Белоуса. Плодородные черноземы этих мест, необычные для Полесья, видимо, постоянно привлекали древних земледельцев, в результате чего хронологические рамки существования поселения охватывают полтысячи лет без значительных перерывов. Судя по характеру культурного слоя и распространению подъемного материала, поселение занимало около 2 га. Главная его часть, где был разбит раскоп I, размещалась на низком мысообразном выступе берега ручья, ныне представляющего собой заболоченную балку (рис. 1). Здесь исследовано большинство объектов. Ряд комплексов киевской культуры и волынцевское жилище были обнаружены и на противоположном берегу ручья, где был разбит раскоп II.

План поселения Роище

Раскоп I площадью 1970 кв.м ориентирован по странам света (рис.2). С востока к нему примыкают три траншеи. В раскопе вскрн гумусный слой, подвергающийся распашке: в верхней части он гомогенный черный; начиная с глубины 0,25-0,3 м, до которой доходит вспашка, идет непотревоженный культурный слой. Материк (желтый лессовидный суглинок) начинается на глубине 0,4-0,5 м. На периферии поселения, в северной и западной частях раскопа I, культурный слой распахан почти на всю глубину. Из культурного слоя происходят практически только находки киевской культуры, несколь ко фрагментов волынцевской керамики обнаружены лишь над соответствующими жилищами. Не исключено, что слои второй половины I тыс н.э. полностью уничтожены. В раскопе I исследовано четыре жилища, четыре хозяйственных постройки и около 220 ям киевской культуры, оба колочинских жилища, а также четыре жилища и несколько ям волынцевской культуры. Отметим также, что указанные слои отличаются не только по характеру материала, но и стратиграфически: колочинские жилища 10,17 [1], а также жилища 9, 13, 16 и яма 53 (волынцевская культура) перекрывают ряд ям и постройку II с находками киевской культуры. В свою очередь, в трех случаях хозяйственные ямы киевской культуры перерезали погребения эпохи бронзы.

Раскопом II вскрыто около 200 кв.м (рис.2). Культурный слой здесь почти полностью совмещен с пахотным. Видимо, раскоп II захватил периферию поселения. Раскоп удален на 40 м от раскопа I и ориентирован вдоль склона балки. В раскопе II исследовано жилище, две хозяйственных постройки и 14 обособленных хозяйственных ям киевской культуры, а также волынцевское жилище. Последнее частично перекрывает хозяйственные ямы 12, 13 с материалами киевской культуры.

Рассмотрим наиболее ранний (нижний) слой, относящийся к киевской культуре.[2] Жилища, исследованные в раскопе I, удалены на расстояние от 13 до 24 м одно от другого.

Жилище 2 обнаружено в юго-восточной части раскопа I Почти прямоугольная в плане яма котлована (3,2 х 2,6), приблизительно ориентированная по странам света, была углублена на 1,2 м [3] (0,6 м от уровня материка). Полукруглые ямки в центре южной и западной стен, вероятно, остались от столбов, поддерживавших кровлю. Оползень материкового грунта по периметру жилища, вероятно, является следами насыпи кровли или подсыпки стен. Пол сравнительно ровный, место очага определить не удалось. В заполнении обнаружено свыше 300 фрагментов лепных сосудов и два обломка мисок черняховской культуры, изготовленных на гончарном круге, и фрагмент амфоры. Встречены также куски жерновов ручных мельниц, два тупика (струга из ребер животных), кочедык и пряслице.

Жилище 4 расположено в южной части раскопа I, в 22 м от предыдущего. Прямоугольное в плане (3,8 х 3,4), ориентировано по странам света с небольшим отклонением, пол углублен на 0,8-0,85 м (рис. 3). В центре - ступенчатая в разрезе столбовая яма диаметром 0,35 м и глубиной 0,3 м от уровня пола. Пол ровный со следами глиняной подмазки. Место очага не установлено. Вероятно, в тот же хозяйственный комплекс входила примыкавшая к жилищу с запада яма 13. Она прямоугольная в плане (0,95 х 0,75 м), имеет вертикальные стенки и дно на глубине 1,45 м. В заполнении жилища встречено 78 фрагментов лепной киевской посуды, два обломка Черняховских сосудов, костяной тупик, пряслице, черенок железного ножа, а также фрагментированная бронзовая трапециевидная подвеска. В заполнении ямы обнаружено 97 фрагментов лепной керамики, обломок Черняховского сосуда, пряслице и костяной тупик.

Жилище 12 находится в западной части раскопа I в II м от предыдущего. Прямоугольное в плане (4,1 х 3,7 м) с закругленными углами, ориентировано по странам света. Пол углублен на 0,6 -0,7 м и выровнен с учетом наклона местности. Сохранились следы подмазки пола, отстоящие от стен котлована на 0,5-0,6 м. В центре - ступенчатая в разрезе столбовая яма глубиной 0,65 м.

По длинной оси жилища у стен расположены еще две столбовые ямы. Такая же ямка отмечена у центра северной стены. Узкие ямки от кольев имеются между центральной столбовой ямой и южной стеной. Сле­ды очага не обнаружены. Почти в центре восточной стены - неболь шой выступ (место входа?). В заполнении встречено около 120 фрагментов лепной киевской керамики, четыре тупика, целое и обломок пряслица, кости животных.

Жилище 14 расположено в восточной части раскопа I в 30 м oi предыдущего. Основание его прямоугольное в плане (3,4 х 3,3 м) с закругленными углами, ориентированное по странам света. Южная стенка прослежена плохо, так как пол здесь углублен в материк не значительно и плавно переходит к стенкам (рис.3). Глубина 0,65 -0,8 м. У западной стены отмечен ряд углублений неправильной фор­мы. Пол неровный - в центре он углублен сильнее, чем по краям. Восточная часть углублена меньше - возможно, здесь размещался настил-полати. Почти по всей площади основание перекрыто слоем глиняной обмазки стен или кровли толщиной 0,03-0,06 м. Вероятно, глиной был обмазан столб, яма которого имела диаметр 0,3 м и глубину 0,35 м. В пределах жилища обнаружено еще несколько ям: у северной стены яма размером 0,5 х 0,45 м и глубиной 0,3 м, в юго-восточном углу - овальная яма, в 0,5 м от ямы центрального столба - ямка от кола. К северной стене жилища снаружи примыкает яма размером 1,1 х 1,0 м. Рядом, в ту же стенку врезано основание печи. Под размером 0,8 х 0,6 м и толщиной 0,1 м обращен устьем на юг. Его конструкция (сверху вниз): слой глиняной обмазки, вымостка из 62 фрагментов нескольких горшков киевской культуры и четырех обломков Черняховского гончарного сосуда, прослойка материкового грунта, слой глиняной обмазки, вымостка из 22 фрагментов Черняховского горшка и 14 черепков крупного биконического горшка киевской культуры. В устье лода имеется не­глубокая ямка, вероятно, для установки в печи горшка. Свод печи разрушен пахотой, очевидно, он был глиняным. В заполнении жилища обнаружено около 40 фрагментов лепной киевской керамики, несколько обломков черняховской посуды и амфоры с рифленой поверхностью, костяные стиль и тупики. Несколько фрагментов керамики из жилища и верхнего слоя вымостки пода относятся к одному и тому же лепному сосуду. К одним горшкам относятся и черепки из верхнего и нижнего слоев пода, что указывает на его одноразовое сооружение. В примыкающей к жилищу с востока яме 135 встречен костяной гребень.

В раскопе I исследованы также остатки четырех хозяйственных построек, расположенных между жилищами (рис.2).

Постройка I расположена в южной части раскопа I в 7 ы от ж» лища 4. В плане имеет неправильную форму размером около 5 х 4 м. Длинной осью сооружение ориентировано по линии север-юг. Образована несколькими перекрывающими одна другую хозяйственными ямами. Большинство их круглые в плане диаметром 1,0-1,4 м и глубиной до 1,25 м с вертикальными или расширяющимися ко дну стенками. Северная часть постройки на глубине 0,4-0,6 м была перекрыта завалом сильно пережженной глиняной обмазки. На кусках обмаз­ки сохранились следы тонких прутьев, кольев и расколотых плах. Обмазка со следами сглаживания пальцами содержит примесь соломы. Завал обмазки, вероятно, является остатками стен или кровли наземного сооружения типа сарая, построенного над ямами. В заполнении постройки встречено около 350 фрагментов лепной киевской керамики. Среди 56 обломков черняховской гончарной посуды пре­обладают обломки столовых сосудов типа мисок и ваз. Обнаружен фрагмент светлоглиняной амфоры. Здесь же найдена пластина костяного гребня с двумя заклепками, восемь тупиков, пряслице, фрагмент проволочного бронзового браслета и перегнутая пополам железная полоса.

Постройка 11 находится в западной части раскопа I в 0,6 м к югу от жилища 12, к хозяйственному комплексу которого она, очевидно, и относится. Форма постройки почти прямоугольная в плане (2,9 х 2,5 м) с выступом в северо­восточной стене. Сооружение ориентировано углами по странам света. Неровный пол углублен на 0,9-1,0 м. В западной части постройка перекрыта ямой 53, содер­жащей материалы волынцевской культуры. В заполнении постройки встречено 25 фрагментов киевской керамики, обомок Черняховского горшка, куски глиняной обмазки со следами плах и кости животных. Постройка 15 расположена в северо­восточной части раскопа I в 7 м от жилища 14. Почти прямоугольная в плане (2,6 х 2,2 м) глубиной 0,95 м. Ее дно неровное, почти по всей площади котлован перекрыт кусками обожженной глиняной обмазки. С юго-востока к ней примыкает яма 165 (диаметр 1,2 м, глубина 0,95), имеющая в разрезе колоколовидную форму. В заполнении постройки и вокруг нее на уровне материка встречено 34 фрагмента киевской керамики и обломок черняховской чернолощеной миски.

Постройка 18 обнаружена в восточной траншее 3 и 15 м от жилища 14. Она представляет собой несколько ям, вписывающихся в общие подпрямоугольные очертания размером 2,8 х 2,3 м. Постройка ориентирована углами по странам света. Неровный пол углублен на 0,6-0,75 м. К северо-западной части постройки примыкает под оча­га или печи в яме 225. Ее диаметр 1,1 м, глубина 0,6 м, стенки обожжены до кирпичного цвета. Под подмазан глиной и вымощен черепками киевских сосудов. В заполнении постройки встречены около 170 фрагментов лепной киевской посуды, обомки жерновов, два обломка черняховских гончарных сосудов и многочисленные куски обожженной глиняной обмазки.

Кроме построек, в пределах раскопа I обнаружены две площадки, где, вероятно, производились различные работы на открытом воздухе (рис.2). Первая из них, расположенная в западной части раскопа, фиксировалась по плотно утоптанному материку и повышенной концентрации находок (размеры ее около 24 кв. м). Здесь на уровне материка встречены развалы лепных горшков киевской культуры, пряслица, тупики, обломок костяного кочедыка и каменная сферическая зернотерка. Вероятно, эта площадка принадлежит к комплексу жилища 12, расположенного в 5 м от нее. Аналогичная площадка, но меньших размеров, расположена в юго-восточной части раскопа I.

На территории раскопа I выявлено около 230 ям, сосредоточен ных преимущественно в центральной части раскопа (рис.2). Лишь в девятке из них встречены материалы эпохи бронзы или волынцевской культуры. Около 80 ям содержит характерные материалы киевской культуры. Вероятно, и большинство остальных ям, не давших выразительных находок, также относится к этому периоду.

Очевидно, такое значительное количество хозяйственных ям не использовалось одновременно. Об этом же говорят и сравнительно частые случаи их перекрывания, а также отсутствие находок в большей части погребов.

Численно преобладают округлые ямы (165 из 220 с диаметром верхней части 1,0­ – 1,4 м и глубиной 0,6-1,2 м. Стенки обычно расширяются к ровному дну и иногда подмазаны глиной. Незначительное число ям имеет прямоугольную или овальную форму. Некоторые погреба (ямы 18, 45, 65, 109) имели вырезанные в материке ступеньки. Обращают на себя внимание узкие глубокие ямы 28, 124, 137, 139, 169. Их длина 2-3 м, ширина 0,7-1,2 м, глубина дс стигает 1,3 м. Судя по необычной для погребов форме и находке в яме 28 железного скобеля, можно предположить, что указанные ямы являются остатками каких-то производственных сооружений, связанных с деревообработкой.

В большинстве ям найдены только единичные кости животных, мелкие обломки лепной керамики, не дающие представления о формах сосудов. Более или менее выразительные развалы происходят из ям 16, 18, 168. В заполнении ям встречены также железное шило (яма 25), серп (яма 160), долота (ямы 164, 197), пряжка (яма 196), ножи (ямы 14, 106, 138), костяные "коньки" (ямы 54, 116), тупики, а также каменные оселки и куски жерновов, пряслица и обломки глиняных грузил, Кости домашних животных обнаружены в ямах 62 69, 230. В заполнении многих хозяйственных ям встречены куски обожженной глиняной обмазки со следами прутьев и кольев. Вероятно, по крайней мере часть погребов перекрывалась сооружениями типа шалашей или крышками.

Как своеобразные следы производственной деятельности можно рассматривать встреченные в юго-аападной и центральной частях раскопа I (около ям 16, 17) скопления специально заготовленной для лепки сосудов глиняной массы с примесью шамота. Различные находки киевской культуры встречены и в неповрежденной пахотой нижней части культурного слоя, достигающей в центре раскопа I мощности 0,25 м и выклинивающейся на периферии. Среди них около 1000 фрагментов лепной посуды (в том числе несколько развалов), свыше 30 обломков черняховской гончарной керамики, пряслица, обломки жерновов, кости животных и т.д. Особое место среди находок из культурного слоя занимает клад серебряных украшений, встреченный на глубине 0,3 м недалеко от постройки 11.

Переходим к описанию киевских объектов, исследованных в раскопе II (рис.2). Жилище 3 расположено в северной части раскопа. Его основание имеет квадратную в плане форму (4,1 х 3,9 м) и глубину 0,55-0,65 м. Пол выровнен с учетом склона (рис.3). Жилище ориентировано соответственно берегу балки. В центре - ступенчатая столбовая яма глубиной 0,55 м. Кроме того, в северной части жилища имеются две столбовые ямки. К юго-западу от ямы центрального столба находится неглубокая яма, заполненная углистым грунтом (место очага?). Вдоль стен котлована прослежены следы уплотненной подсыпки, на которую, очевидно, опирался нижний венец сруба. В юго-западную часть жилища врезана узкая хозяйственная яма (2,4 х 0,9 м) глубиной 0,98 м. В выступающей наружу части ямы встречено значительное количество глиняной обмазки с отпечатками плах - остатки перекрытия. В жилище встречено около 450 фрагментов лепной керамики, в том числе фрагмент подлощенного ребристого сосуда. Обнаружено также два обломка черняховских со-судов, фрагменты жерновов, 10 тупиков, "конек" из плюсневой кости лошади, восемь пряслиц (целых и в обломках), фрагменты тиглей бусина синего стекла, обломок серебряного браслета, железные нож и бритва, фрагмент пряжки, обломок оселка и куски шлаков.

Кроме жилища 3, в пределах раскопа П обнаружены два хозяйственных сооружения, конструктивно близких исследованным в раскопе I. Постройка 5 расположена в западной части раскопа в 5,5 ц от жилища 3. Представляет собой скопление хозяйственных ям различных размеров. Общие размеры сооружения 5,5 х 3 м, глубина ям 0,5-1,1 м. Длинная ось постройки ориентирована по линии север-юг В юго-западной части сооружения зафиксирован слой обожженной гли­няной обмазки толщиной 0,1-0,15 м с отпечатками прутьев и плах, а также следами сгоревших деревянных конструкций. В заполнении постройки встречено около 190 фрагментов лепной киевской керамики, фрагмент черняховского гончарного сосуда и обломок стенки амфоры с рифленой поверхностью. Постройка 7 почти примыкает к предыдущей и удалена на 0,7 м от жилища 3. Состоит из четырех хозяйственных ям различных форм и размеров. Приблизительно ориентирована длинной осью по линии север-юг. Общие размеры постройки 4,5 х 2,6 м, глубина ям 0,75-1,0 м. В заполнении постройки встречено 11 фрагментов керамики киевской культуры и обломок чер-няховского сосуда.

Кроме того, в раскопе II исследовано 14 обособленных ям. Почти все они имеют округлую в плане форму (диаметр до 1,4 м), вертикальные или слегка расширяющиеся ко дну стенки и ровное дно. Глубина их 0,8-1,35 м. В заполнении часто встречаются куски обо! женной глиняной обмазки. Их было особенно много в заполнении и вокруг крупной прямоугольной ямы 15. Ее размеры 2,2 х 1,2 м, с юга к ней примыкает широкая ступенька, также заваленная обмазкой. Очевидно, яма была перекрыта шалашом, обмазанным глиной. Крупная удлиненная яма 14 (3,8 х 1,2 м, глубина 1,1 м), вероятно, как и подобные ямы в раскопе I, является остатками производственного сооружения. В заполнении ям встречено несколько десятков фрагментов лепной киевской керамики и несколько обломков черняхов­ских гончарных сосудов. Концентрация находок в культурном слое раскопа II значительно меньше, чем в раскопе I. Практически все они представлены фрагментами керамики киевской культуры.

Подводя итоги, отметим, что на этапе киевской культуры поселение Роище, судя по раскопанным участкам, состояло примерно из десятка жилищ. Все жилища представлены одним типом - почти квадратной полуземлянкой небольших размеров. Длинной осью жилищ* ориентированы по линии восток-запад. Все они, кроме жилища 2, имеют центральный столб (рис.3). Дополнительные столбы, как правило, расположены бессистемно. Только в жилище 3 столбовые ямки у середины противоположных стен лежат на одной линии с ямой центрального столба, что, очевидно, предполагает наличие здесь двускатной кровли. Подсыпка по периметру котлована того же жилища 3 позволяет предположить, что конструкция жилищ была скорее всего срубной, опущенной внутрь котлована. Исключение, возможно, сос­тавляет жилище 14, имевшее пологие стенки и врезанный в одну из них под печи, выступавший за общий план. Вероятно, в этом случае стены были возведены за пределами котлована (рис. 3). Описанные полуземлянки с центральным столбом и открытым очагом имеют ближайшие аналогии в памятниках типа Почепа, киевской культуре По-десенья, а также в колочинской и пеньковской культурах V-VII вв. Жилище 14 принадлежит к более редкому типу, однако подобные ему встречены как в киевской культуре (Белгородка), так и среди некоторых северных черняховских памятников (Демьянов, Журавка).

Хозяйственные постройки каркасной конструкции с глиняной обмазкой, кроме Роища, известны в киевской культуре пока только на поселении Ульяновка, также расположенном вблизи Чернигова. В целом такие сооружения более типичны для черняховской культуры. Наличие значительного количества ям-погребов характерно для нескольких культур Поднепровья: зарубинецкой, киевской и пеньковской. Очевидно, пользовались ими, судя по материалам Роища, где на каж­дое жилище приходится около 40 ям, сравнительно недолго, после чего выкапывали новые.

Среди находок киевской культуры на поселении Роище главное место занимает лепная посуда (свыше 3000 фрагментов). Ряд обломков днищ имеет концентрические следы подсыпки (половы, шамота или песка), указывающие, что в некоторых случаях при формовке сосудов употреблялась вращающаяся подставка (РФК-1 по АА.Бобрин-скому). В качестве отощающей примеси к глине использовался шамот (нередко очень крупный), реже - дресва или песок. Поверхность сосудов имеет обычно отчетливые следы сглаживания, большинство днищ по периметру имеют закраину. Керамика лишена орнамента за исключением двух сосудов с налепными валиками под венчиками. В одном случае на стенке сосуда по сырой глине процарапан знак. В верхних частях четырех сосудов просверлены отверстия - очевидно, следа ремонта. Лишь отдельные сосуды имеют тщательно сглаженную, чуть подлощенную поверхность. Цвет поверхности - от желтого до темно-серого или бурого. Черепок в изломе обычно одноцветный.

33 сосуда можно реконструировать полностью или восстановить их верхнюю часть до максимального расширения тулова. Почти все обломки принадлежат горшкам и корчагам (рис.4: 1-5, 7-11), лепные миски представлены тремя сосудами (рис.4: 12, 13), а диски (крышки и сковородки) - семью обломками (рис.4: 6). Судя по диаметрам венчиков и днищ, подавляющее большинство горшков было средних размеров, то есть имело диаметр венчиков 11-24 см (65%) и диаметр днищ 9-11 см (47,8%). Количество миниатюрных сосудов и корчаг приблизительно равно.

Используя разработанную ЕА.Горюновым и несколько измененную нами типологию деснинской керамики8 , горшковидные сосуды из Роища можно разделить на виды и варианты по особенностям профилировки верхних частей горшков. Из них к виду I (широкогордые сосуды с максимальным расширением тулова в верхней части) относится девять сосудов (13% определимых горшков - рис.4: 1,2) К виду II (округлобокие горшки, суженные к горлу, с максимальным расширением в средней части) принадлежат II горшков (16% - рис. 4: 3). Тюльпановидные горшки вида Ш представлены 12 сосудами (17,4% - рис.4: 4,5). Наиболее распространены ребристые бикони-ческие горшки вида IV - 34 сосуда (50,3% - рис.4: 7-10). Близкие к ним по деталям оформления единичные цилиндро-конические горшки (вид V) представлены только тремя ребристыми изделиями (3,3% -рис.4: 11). Взаимовстречаемость различных видов и категорий керамики в различных объектах в сочетании с датирующими находками приведена ниже.

В целом можно отметить, что керамический комплекс киевской культуры из Роища по распределению форм горшков, ассортименту различных категорий сосудов, характеру обработки поверхности и орнаментации сосудов находит ближайшие аналогии с посудой таких поселений киевской культуры Черниговского Подесенья как Ульяновка, Киселевка 2, Выбли. Вместе с тем, керамика этих памятников (в том числе и Роища) характеризуется отдельными чертами, типич ными для керамических комплексов культур раннего средневековья колочинской и пеньковской.

Наряду с грубой посудой местной работы в Рошце встречено около 200 фрагментов сосудов черняховской культуры, изготовленных на гончарном круге. Такие находки в объектах единичны, толь ко в постройке 1 их число составляло около 15% по отношению ко всей керамике. Во всех случаях обломки принадлежат сосудам срав нительно небольших размеров, среди которых отсутствуют пифосы и крупные трехручные вазы (рис.4: 14,15).

В Подесенье поступали также позднеримские амфоры - в комплексах и культурном слое Роща встречено около 20 их фрагментов. Опираясь на находки верхней части горла, ручек и нижней части корпуса, можно установить, что одна из амфор (ее обломки встречены и в жилище 14) относится к типу Е по классификации, предложенной для светлоглиняных амфор ДБ Шеловым. Амфоры типа Е предлагают датировать концом IV - началом V в., опираясь на находки в хорошо датированных комплексах Танаиса, Херсонеса, Пантикапея.

В объектах и культурном слое киевской культуры Роища встречено 19 предметов из черного металла. Большинство из них является орудиями труда. Это три целых и четыре фрагментировакных ножа с прямой или дуговидной спинкой, шило, крупный серп с крючком на конце пятки и кольцом для крепления рукояти, два долота, скобель с двумя рукоятями, расширяющимися при переходе к лезвию, а также обломок сверла с перовидной рабочей частью (рис.3: 8-11, 13, 16). К бытовым предметам можно отнести бритву с прямым клинком и стержневидной рукоятью и 2 крупные удлиненные пряжки (рис, 3: 12, 14). Аналогичные вещи встречаются в комплексах добродзень-ского типа второй половины IV - первой половины V вв. Известны они и в черняховской культуре. Характерно, что среди материалов поселения Каменево 2 в районе Курска, имеющего много общего с роищенскими, присутствуют такие бритвы и пряжка.

Железным предметам значительно уступают по численности и разнообразию ассортимента изделия из цветных металлов. Кроме трг пециевидной подвески и двух небольших обломков проволочных браслетов из бронзы и серебра, к ним относится упомятнутый выше кла; серебряных украшений из культурнбго слоя раскопа I. Он состоял из 3 проволочных колец с незамкнутыми концами и 5 лунниц из тонкого листа. Подвески имеют простую луновидную форму с плавным выступом в середине основания (рис.3: 7). В верхней части каждой подвески были приклепаны железные ушки, в которые и продевались кольца. Длина лунниц 90-98 мм, высота 39-50 мм. Диаметр колец 38-40 мм. Общий вес находки около 56 г. Судя по крупным размерам и простой форме - это конское нагрудное украшение. Подобную форму, но меньшие размеры, имели подвески, входившие в состав ожерелья и встреченные в черняховских и провинциально-римских комп-лексах. Такие находки в основном укладываются в рамки IV вн.э.13

Из глины, кроме посуды, вырабатывались тигли, грузила и пр: лица. Фрагменты тиглей встречены только в жилище 3, что в целом соответствует незначительному распространению изделий из цветных металлов (рис.3: 15). Среди грузил преобладают конусообразные (7) и пирамидальные (2). Изделия из ямы 8 в отличие от остальных не были обожжены. Однако заготовками их считать нельзя - вокруг отверстий сохранились следы веревок. Вероятно, грузила применялись как оттяжки нитей основы вертикального ткацкого станка. Из 35 типичных пряслиц киевской культуры восемь фрагмен­тировано. Все они уплощенные биконические (диаметр большинства 24-30 мм, высота 10-17 мм) со сравнительно крупными отверстиями (11-17 мм) и сглаженной поверхностью (рис. 3: 5). Два изделия орнаментированы процарапанными зигзагами или волной, кроме того на одном из них имеются насечки по граням.

Из кости изготовлены орудия, необходимые при различных домашних ремеслах, прежде всего кожевенном. Наиболее распространены тупики из ребер для очистки кож от жира и мездры. Например, в жилище 3 встречено свыше десятка таких находок. Так называемых "коньков" из плюсневых или пястных костей лошади найдено 6 экземпляров. Три кочедыка для плетения сетей или лаптей выполнены из ребер козы или овцы. Две проколки имеют веретенообразную форму и отполированную поверхность.

Особенно интересны костяные гребни из ямы 135 при жилище 14 и из постройки 1. Первый из них хорошо сохранился - он трехслойный многочастный с прямыми плечиками и высокой арочной спинкой (рис. 3: 4). Аналогичному изделию принадлежит и средняя пластина плечика, где сохранились две железных заклепки. Гребни с прямыми плечиками и полукруглой спинкой относятся по типологии С.Томас к варианту I типа Ш, а по Г.Ф.Никитиной - к типу 4 группы IB14 . Эти находки типичны для второй половины IV - начала V в. Учитывая многочисленность таких гребней в черняховской культуре, находки из Роща следует рассматривать как импорт.

Из камня, главным образом песчаника, изготовлено несколько точильных брусков и сферическая зернотерка. Встречено также 18 обломков жерновов ручных мельниц, причем крупные фрагменты происходят из ям 14 и 73. Последний изготовлен из гранита, а остальные - из вулканического туфа, выходы которого в Подесенье не известны. Поэтому можно предположить, что жернова являются привозными из ареала черняховской культуры, для которой туфовые изделия обычны.

На поселении встречены две стеклянных бусины: округлая синяя в жилище 3 и крупная черная с орнаментом в виде четырех гладких красных полос и белого зигзага (рис.3: 6). Последняя по классификации Е.М. Алексеевой может датироваться IV в.н.э.

Значительное число разнообразных Черняховских материалов наталкивает на мысль о синхронности киевских комплексов Роища и Черняховских древностей Левобережья, которые датируются не ранее IV в.н.э. Уточняют датировку памятника находки в объектах таких вещей как костяные гребни, фрагменты амфоры, узкие железные пряжки и др. Следует также учитывать полихромную бусину и серебряные лунницы из культурного слоя. Некоторые из этих вещей, как показано выше, датируются IV в.н.э. Вместе с тем, амфоры типа Е, гребни с высокой арочной спинкой и узкие пряжки известны в причерноморских и среднеевропейских комплексах гуннского времени, включающих и первую половину У в.н.э. Таким образом, нижний слой поселения вполне надежно датируется второй половиной IV - первой половиной V в. Ближайшей аналогией вышеописанным материалам является поселение Ульяновка, существование которого в конце IV и в первой половине V в. подтверждается находкой в одном из жилищ браслета с утолщенными концами и фрагмента гуннского зеркала.

Находки колочинской культуры по сравнению с киевскими гораздо менее обильны. Выразительных материалов этого периода не встречено ни в культурном слое, ни в хозяйственных ямах. Оба колочин-ских жилища расположены в пределах раскопа I в 56 м одно от другого (рис.2).

Жилище 10 находится в юго-западной части раскопа. Форма постройки прямоугольная в плане (4,8 - 4,4), пол углублен на 0,45-0,7 м и выровнен с учетом склона. Постройка приблизительно ориентирована по странам света. В ровном полу отмечен ряд столбовых ям: самая глубокая (0,7 м) расположена в центре, более мелкие -в северо-западном и юго-западном углах, а также в центре южной, западной и северной стен. Пол, сохранивший местами следы глиняной подмазки, был нарушен пятью хозяйственными ямами (41-45) различных размеров, относящимися, судя по находкам, к киевской культуре. В заполнении жилища обнаружено около 200 фрагментов лепной керамики, в тесте которой преобладает примесь шамота. Это обломки кухонных округлобоких или слабопрофилированных горшков средних размеров, а также часть диска-крышки (рис.5 : 6, 9, 11, 13-15). Кроме керамики, встречено лезвие железного ножа с прямой спинкой и семь тупиков, а также четыре пряслица. Одно из них, найденное на полу, изготовлено из стенки красноглиняной амфоры (рис. 5: )

Жилище 17 обнаружено в северо-восточной части раскопа. Котлован почти квадратный в плане (5,1 х 4,7 м), углубленный на 0,7 -0,85 м. Пол в центральной части хорошо утоптан и подмазан глиной. Жилище ориентировано по странам света. В центре его - ступенчатая столбовая яма глубиной 0,5 м. Другая столбовая ямка меньших размеров размещалась в центре северной стены. Примерно посередине между ними был расположен открытый очаг - сохранился обожженный участок пола около 0,6 м в диаметре. В западной части северной стены имеется ниша, небольшие продолговатые ямы примыкают ко всем стенкам, кроме западной. Светлая глиняная обмазка пола перекрывает более раннюю яму 230, в которой обнаружены скелеты двух собак и фрагменты лепной киевской керамики. В за­полнении жилища встречены обломки лепной посуды, представленной в основном фрагментами округлобоких приземистых горшков с примесью в керамической массе шамота и дресвы (рис.5: 7,10,12,16-18). Также найдены железный нож с прямой спинкой, тупик, четыре пряслица (рис. 5: 5, 6). Одно из них имеет орнамент в виде свастики и группы наколов.

В целом материал из заполнения этих жилищ, их конструктивные особенности и размеры однотипны (рис. 5). Жилища во многом напоминают и постройки киевской культуры, с которыми их сближает наличие центрального столба и открытого очага. Вместе с тем, описанные жилища отличаются чуть более крупными размерами и более правильной формой. Они перекрывают хозяйственные ямы киевской культуры, относящиеся ко второй половине IV - первой половине V в. С другой стороны, находки из жилищ 10, 17 и их конструкция резко отличаются от пяти волынцевских жилищ, о которых пойдет речь ниже. К тому же обе постройки занимают периферию поселения киевской культуры, так как, вероятно, в это время площадь памятника еще носила следы перекопов. Волынцевские жилища располагаются уже непосредственно поверх киевских объектов. Таким об­разом, время существования жилищ 10,17 может быть ограничено рамками V-VII вв. Отсутствие соответствующих материалов в культурном слое и немногочисленность объектов этого периода заставляют думать, что поселение не было долговременным.

Хотя данные материалы и немногочисленны, все же заметно, что в керамическом комплексе V-VII вв. преобладают в первую очередь приземистые округлобокие горшки с максимальным расширением тулова около середины высоты и небольшой отогнутой наружу шейкой (рис. 5: 10, 11, 13-15). Керамика такого рода не типична для колочинской культуры, в ареал которой включают и Подесенье, но вполне обычна для пеньковских памятников. При этом напомним, что домостроительство этих культур на раннем этапе практически не отличается, как и некоторые категории инвентаря: пряслица, ножи и др. Формы раннесредневековых пряслиц из Роища и орнамент на них имеют, в частности, аналогии на пеньковских памятниках Приднепровья. Очевидно, слой V-VII вв. поселения Роище является одной из наиболее северных точек, ограничивающих обширную маргинальную зону, существовавшую между пеньковскими и колочинскими древностями. В связи с этим, средний слой поселения можно назвать "колочинским" чисто условно.

Переходим к описанию материалов волынцевской культуры из верхнего слоя памятника. В пределах раскопа I исследовано четыре таких жилища, удаленных одно от другого на 9-27 м (рис. 2, 6).

Жилище 8 расположено в юго-западной части раскопа I. Полуземлянка имеет четкую прямоугольную форму (3,2 х 2,7 м) и ориентацию по странам света. Пол, подмазанный глиной, углублен на 0,6 м. В центре каждой стены и в северо-восточном углу выявлены столбовые ямки, некоторые из них удлиненные, глубина их 0,3-0,6 м (рис.6). Кроме того, у северной и южной стен обнаружены неглубокие (0,1-0,15 м) ямы больших размеров. Небольшая глино­битная печь располагалась в северо-восточном углу. Она отстоит от стен на 0,4 м и занимает площадь около 0,7 х 0,6 м. Стенки толщиной около 0,15 м сохранились на высоту 0,2 м. Под глинобитный (0,45 х 0,3 м, толщина 5-6 см), сооружен на уровне пола жилища. Устье печи обращено на юг. Пол перед устьем печи обожжен. В заполнении жилища встречено 18 фрагментов лепных округло-боких горшков, целое и фрагментированное высокие биконические пряслица и отполированная заячья фаланга с отверстием для подвешивания (рис.7: 2-4).

Жилище 9 находится в западной части раскопа в 9 м от предыдущего. Размеры прямоугольного котлована 5,4 х 4,7 м, ровный пол углублен на 0,8-0,85 м. Жилище приблизительно ориентировано по странам света. Столбовые ямы размещались в центре восточной и западной стен, а также во всех углах, кроме северо-восточного. Вертикальные столбы в угловых ямах (судя по обгоревшим остаткам конструкции) удерживали горизонтальные бревна. Два столба в уд­линенных ямах у восточной и западной стен, вероятно, подпирали конек крыши и представляли собой расколотые пополам бревна. Столбовые ямы отстоят от стен котлована на 0,3-0,5 м, их глубина 0,2-0,25 м. Реальные размеры постройки ограничены столбовыми ямами, следовательно площадь жилища 4,6 х 3,7 м. Пространство между стенами постройки и котлована было заполнено мешаной землей. При выборке заполнения жилища в центральной его части было обнаружены следы сгоревших перекрытий кровли в виде тонких шестов и материковой насыпи крыши. В северо-восточном углу находилась крупная глинобитная печь, отстоявшая, как и столбовые ямы, на 0,4 м от стен котлована (рис.6). Печь занимала площадь 1,5 х 1,2 м и сохранилась на высоту 0,5 м. Основание печи глинобитное, свод сложен из обожженных глиняных вальков. Толщина стенок печи до 0,7 м. Устье обращено к югу. Под глиняный, приподнят на 0,05-0,1 м над уровнем пола, размеры пода - 0,6 х 0,35 м, толщина - 0,07 м. Рядом с печью расположена хазяйственная яма диаметром и глубиной 0,6 м. Ее стенки слегка расширяются ко дну. Жилище частично перекрывает ямы 25,38,39 с материалами киевской культуры. В заполнении постройки (в основном на уровне пола и около печи) найден характерный материал волынцевской культуры: свыше 60 фрагментов лепной керамики, массивная нижняя часть крупного лепного горшка, обломок гончарного сосуда и шаровидное пряслице (рис.7: 5,7,16).

Жилище 13 расположено в центральной части раскопа в 27 м от предыдущего. Имеет квадратную в плане форму (3,6 х 3,6), ориентировано по странам света с небольшим отклонением (рис.6). Пол углублен на 0,6-0,9 м. Печь расположена в северо-овсточном углу, ее устье обращено на юг. Размеры печи 0,8 х 0,7 м, топки - 0,6 х 0,3 м. Под расположен на уровне пола, его толщина 0,03-0,04 м. Основание печи глинобитное, свод был сложен из глиняных вальков. Следы свода сохранились слабо. Печь отстоит от стен на 0,4-0,5 м. Внутри жилишд расположено пять хозяйственных ям и четыре столбовых. Столбовые ямки размещены у центров западной, восточной и южной стен, а также сразу за печью у северной стены. В центре расположена хозяйственная яма 99 (глубина 0,45 м, диаметр 0,9 м, стенки слегка расширяются ко дну). В северо­западной части жилища исследованы две пустые ямы. В юго-западном углу располагалась овальная яма 93, юго-восточный угол жилища частично перекрыл более раннюю яму 94. Снаружи к западной стене примыкает яма 68 (диаметр 1,2 м, глубина 0,65 м). Ее ровное дно обмазано глиной и обожжено. Вероятно, это сооружение использовалось как жаровня. В заполнении жилища найдены несколько фрагментов лепной волынцевской керамики, обломок оселка, костяная подвеска, кости животных (рис.7: 1,9).

Обломки гончарного сосуда и лепного горшка с вдавлениями по венчику встречены в культурном слое над жилищем 13 (рис. 7: 12). Яма 93 в юго­западном углу жилища содержала обломки лепных волынцевских горшков (рис.7: 13,14).

Жилище 16 обнаружено в северо-восточной части раскопа I в II м от предыдущего. Судя по северной его части и по расположению ям, жилище имело прямоугольную в плане форму (5 х 4 м). Ориентировано по странам света. Пол углублен на 0,7-0,85 м (рис.6). Печь расположена в северо-восточном углу, ее размеры 1,1 х I м, размеры топки 0,8 х 0,5 м. Печь сохранилась на высоту 0,35 м. Выложенный из вальков свод обрушился, устье печи обращено на юг. Под расположен на уровне пола жилища, его толщина 1-2 см. Столбовые ямы зафиксированы в юго-восточном углу, у центров восточной и западной стен, а также рядом с печью. Их глубина достигает 0,4 м. Ямка в северо-западной части, возможно, связана с конструкцией какой-то пристройки или входа. Внутри жилища расположены две хозяйственные ямы. Яма 192 примыкает к северной стенке, ее размеры 1,85 х 1,2 м, глубина 0,35 м от уровня пола. Яма 198 (диаметр 0,8 м, глубина 0,4 м) расположена в юго-восточном углу постройки. Жилище южной своей частью перекрывает ряд ям киевской культуры (194-197) и, возможно, хозяйственную постройку. Северная часть жилища задела более ранние ямы 193 и 199. В заполнении жилища встречены фрагменты лепной волынцевской посуды (найдены и на поду печи), куски глиняных вальков, кости животных (рис.7:10,15,17). В яме 192 обнаружены куски вальков, уголь, куски обмазки и фрагменты лепных горшков (рис.7: II).

Недалеко от жилищ обнаружено несколько хозяйственных ям, не содержавших выразительных находок. С волынцевским слоем надежно могут быть связаны только две из них. Яма 53 имеет овальную в плане форму (1,8 х 1,05 м), глубина 1,25 м. Дно ровное, подмазанное глиной. В заполнении встречены куски вальков, сланцевый оселок и 2 фрагмента гончарной волынцевской керамики (рис.7: 6). Яма перекрывала постройку II (киевская культура) и, вероятно, принадлежала к комплексу жилища 9, расположенного в 3 м к западу. Яма 206 круглая в плане (диаметр 1,05 м), глубина ее 0,9 м. Стенки слегка расширяются к ровному дну.

В заполнении встречены обломки вальков. Очевидно, яма относится к комплексу жилища 16, расположенного в 1,5 м к югу.

В центральной части раскопа П также исследовано волынцевс-кое жилище, северо-западный угол которого нарушен хозяйственной

ямой 6, не содержавшей находок (рис.6). Жилище б имеет прямо-угольную в плане форму (3,3 х 3,0 м), пол углублен на 0,6 м. Жилище четкой ориентации не имеет. В северо-западном углу постройки находилась печь, вырезанная в зеленоватой глине, которой был забит весь угол. Ее размеры 1,0 х 0,8 м, массив сохранился на высоту 0,2-0,25 м. Устье обращено на восток. Размеры глиняного пода 0,5 х 0,3 м, толщина 2-3 см. Свод печи частично был вырезан в глиняной забивке, от перекрытия сохранились лишь отдельные куски глиняной обмазки. К югу от печи располагалась небольшая ямка (0,45 х 0,35 м) глубиной 0,2 м. Жилище частич­но перекрывает ямы 12, 13 с находками киевской культуры. В заполнении жилища обнаружено шесть фрагментов лепной керамики, в том числе венчик округлобокого горшка со слабыми следами защипов и венчик крупной корчаги с налепным треугольным в сечении валиком (рис.7: 8), а также железное шило.

Отметим, что от жилищ IV-V и V-VII вв. волынцевские полуземлянки отличаются наличием глинобитных печей (рис.65. Наиболее ранним, возможно, чем в остальных постройках. Печь расположена в северо-западном углу, а у остальных жилищ - в северо-восточном. Угол жилища слегка нарушен более поздней ямой. При этом напомним, что более поздних материалов, чем волынцевские, на поселении не обнаружено. Квадратный котлован жилища б в отличие от других построек не имеет столбовых ям. Кроме жилища б, остальные четыре полуземлянки относятся к наиболее распространенному типу волынцевских жилищ. Их в целом сближает расположение и конструкция печей, наличие столбовых ям вдоль стен, свидетельствующих о каркасной системе наземной части. Судя по расположению столбовых ям, все они были ориентированы коньками по линии восток-запад. Входы при этом, вероятно, находились в юго-западных частях построек. Вместе с тем, размеры как самих жилищ, так и размещенных в них печей, значительно варьируют. Из заполнения этих построек происходит гончарная и лепная посуда при значительном преобладании последней, что типично для волынцевской культуры. Среди лепной керамики доминируют горшки средних размеров. Глиняная масса имеет примесь крупного и среднего шамота, поверхность сосудов слегка бугристая, цвет ее обычно серо-желтый. Два горшка имеют вдавления по венчику (рис.7: 12), крупная корчага украшена налепным треугольным валиком под венчи­ком (рис.7: 8), остальные сосуды лишены орнамента. Судя по немногим реконструированным формам, преобладают горшки с высоким расположением плеча, широкой горловиной и относительно узким дном. Шейки их высокие, отогнутые наружу (рис.7: 9-12,15,16). Два сосуда из ямы 93 в жилище 13 имеют подобную форму, но отличаются высокими вертикальными шейками (рис.7: 13,14). Закраины на днищах едва заметны или вообще отсутствуют. Дно крупного сосуда из жилища 9 имеет изнутри плавный переход к стенкам* Гончарная се­ролощеная керамика представлена всего четырьмя фрагментами, причем верхняя часть шаровидного горшка (рис.7: б) с короткой резко отогнутой наружу шейкой и небольшой обломок из ямы 53 не орнаментированы. Два других незначительных фрагмента украшены многорядной врезной волной (жилище 9 - рис.7: 7) и узкими пролощен-ными параллельными полосками (жилище 13), что вполне обычно для волынцевских памятников.

Два высоких биконических пряслица из жилища 8 и шаровидное из жилища 9 изготовлены из глины, поверхность их сглажена (рис.7 3-5). Амулеты - подвески из кости (рис.7: 1,2) имеют широкий круг аналогий, в том числе и в салтовской культуре.

Исходя из этого скромного, но достаточно выразительного материала, можно предположить, что период существования верхнего слоя поселения скорее всего ограничивается УШ в.н.э. Очевидно, к началу этого срока относятся жилище б, отличающееся конструктивными особенностями, и небольшое жилище 8. Из этих построек происходит довольно архаичный материал, более типичный для пень- ковской, чем для волынцевской культуры. Речь идет о фрагменте корчаги с налепным валиком (жилище б) и высоких биконических пряслицах (жилище 8). Конструкция жилища б и керамика из него и жилища 8 находят аналогии в материалах из верхнего слоя поселения Хитцы в лесостепном Левобережье. При этом вспоминается выдвинутая Е.АГорюновым гипотеза, согласно которой возникновение волынцевской культуры связано с продвижением на север пеньковс- ких племен в конце VII - начале VIII в. В связи с этим представляется вполне вероятным, что материалы жилищ 6 и 8 отражают начальный этап формирования волынцевской культуры в Подесенье. Отметим также, что Роище является одним из наиболее северо-западных волынцевских памятников.

В заключение укажем, что поселение Роище дает уникальную возможность сопоставить между собой ряд последовательно существовавших на территории Подесенья археологических культур с целью установления их взаимосвязи. В течение I тыс.н.э. участок в урочище Логи был заселен трижды: во второй половине 1У - первой по­ловине V в. (киевская культура), в V-VII вв. (колочинская культура) и в VIII в. (волынцевская культура). Вместе с тем, отрезок от IV до VIII вв., вероятно, не является сплошным, на что указывает отсутствие переходных комплексов.

Скорее всего, в течение I тыс. н.э. жизнь на поселении несколько раз прерывалась, причем продолжительность разрывов, вероятно, составляла не менее нескольких десятков лет. Первая лакуна, очевидно, приходится на V в. н.э., так как киевская и колочинская культуры хоть и сближаются между собой особенностями домостроительства и отдельными формами керамики, все же по материалам данного поселения отчетливо разделяются. Второй перерыв в жизни поселения наступил, очевидно, в конце VII - начале VIII вв. и был связан с прекращением существования колочинского поселения и возникновением волынцевского. Несмотря на отмеченные лакуны между тремя представленными в Роище культурами, можно отметить и нечто общее для них. Это топография и небольшие размеры поселений, наличие у их обитателей в течение IV-VIII вв. прямоугольных полуземлянок приблизительно одинаковых размеров и ориентации, распространение лепной посуды в виде горшков и корчаг, при производстве которых использовались сходные технологические приемы. Цикличность жизни на поселении Роище позволяет предположить, что вышеописанные группы памятников в целом являются различными фазами развития материальной культуры местных племен. Скорее всего, носители различных слоев поселения Роище принадлежали к этнически родственным группировкам.

Характерной особенностью данного памятника является тесная и постоянная связь с югом. Во время существования здесь киевского поселения отчетливо ощущается влияние более южной черняховс-кой культуры, проявившееся в поступлении многочисленных импортов (вплоть до массивных туфовых жерновов), в подражании формам керамических и металлических изделий, в постройке хозяйственных сооружений с глиняной обмазкой. В VI-VII вв. контакты с пеньковской культурой настолько сильны, что соответствующий слой Роища приоб­ретает смешанные колочинско-пеньковские черты. Возникновение здесь волынцевского поселения также, возможно, связано с процессами, протекавшими в пеньковскр-колочинском пограничье. Кроме того, в объектах этого периода встречена гончарная серолощеная посуда и костяные амулеты, имеющие прямые аналогии в салтовской культуре.

Таким образом, можно отметить, что, судя по материалам мно-слойного поселения I тыс. н.э. у с. Роище на Черниговщине, процесс сложения и дальнейшего развития ряда последовательно существовавших в этом регионе славянских культур протекал не изолированно, а постоянно подвергался воздействию со стороны как этнически родственных (пеньковская), так и полиэтнических (черняховская и сал-товская) культур лесостепи и степи.

Р.В.Терпиловский

Из сборника «Раннеслявянский мир. Материалы и исследования», Институт археологии АН CCCP, 1990

Литература

  1. Терпиловский Р.В. Новые памятники III-IV вв.н.э. в Черниговском Подесенье //

Новые исследования археологических памятников на Украине. Киев; Наук. думка, 1977. С.134-136;

Терпиловский Р.В. Ранние славяне Подесенья Ш­У вв. Киев; Наук.думка, 1964. С.87-68.

  1. Горюнов Е. А. Ранние этапы истории славян Днепровского Левобережья. Л.:

Наука, 1981. С.23-26; Терпиловский Р.В. Ранние славяне Подесенья ... С.13-14.

  1. Данилеко В.М. Шзньозарубинецью пам"ятки кшвського типу //

Археолопя. 1976. № 19. С.68.

  1. Баран В.Д. Чернях1вська культура. Кшв: Наук.думка, 1981. С. 29-31.
  2. Максимов Е.В., Терпиловский Р.В. Поселение киевского типа у с. Ульяновка

на Десне // Славяне и Русь. Киев: Наук. думка, 1979. С. 23-25.

  1. Бобринский А. А. Гончарство Восточной Европы. М.: Наука, 1978. С. 27.
  2. Горюнов Е.А. Ранние этапы истории славян ... С. 17-19.
  3. Терпиловский Р.В. Ранние славяне Подесенья ... С. 19-24.
  4. Терпиловский Р.В. Ранние славяне Подесенья ... С. 74-80.
  5. Шелов Д.Б. Узкогорлые светлоглиняные амфоры первых веков

нашей эры // КСИА. 1978. № 158. С. 16-21. 11. Godlowski К. Materialy do poznania kultury przeworskiej na

Gomim Slasku // Materialy starozytne i wczesnosredniowieczne, 1977, 4, s. 35­36, 92-94, T.XXXIV-8,12, XXVI-7.

  1. Сымонович Э.А. Черняховская культура и памятники киевского и

колочинского типов // СА. 1983. № I. С. 98-100.

  1. Кухарская Е.М., Терпиловский Р.В. Некоторые типы лунниц III-Увв. в Среднем

Поднепровье // Древности Среднего Поднепровья, Киев: Наук. думка, 1981. С.77-79.Thomas S. Studien zu den germanischen Kanmen der romischen Kaiserzeit // Arbeits und Forechungberichte zur sachsischen Bodendenkmalpflege, 1960, № 8, S.

112; Никитина Г.Ф. Гребни черняховской культуры // СА. 1969. № I С.147-159.

14. Алексеева Е.М. Античные бусы Северного Причерноморья // САИ. 1978.

Вып.Г 1-I2. С. 52.

15. Максимов Е.В., Терпиловский Р.В. Поселение киевского типа у с. Ульяновка

... С. 32-34.

16. Березовец Д.Т. Поселения уличей на р.Тясмине // МИА. 1963. № 106. Рис.

12, 13.

17. Терпиловский Р.В. Ранние славяне Подесенья ... С. 83.

18. Юренко С.П Днепровское лесостепное Левобережье в VII-VnI вв. н.э.

(волынцевская культура) // Автореф. дис канд. ист. наук. Киев, 1983.

С. 6.

19. Юренко С.П. Днепровское лесостепное Левобережье ... С.8-9.

20. Сухобоков О.В. Славяне Днепровского Левобережья. Киев: Наук. думка, 1975. С.52-53.

21. Плетнева С. А. От кочевий к городам. М. : Наука, 1967. С. 172.

22. Горюнов Е. А. Ранние этапы истории славян ... С. 120,122-124, 125.

23. Горюнов Е.А. Ранние этапы истории славян... С. 87-88.

  1. Терпиловский Р.В. Ранние славяне Подесенья ... С. 49, 65, 71-72.

 



[1] Нумерация построек сквозная по полевой документации. Нумерация хозяйственных ям дана отдельно по раскопам.

[2] Недостающие в настоящей статье данные по материалам киевской культуры приведены в нашей монографии, специально посвященной киевским памятникам Подесенья (Терпиловский Р.В., Ранние славяне Подесенья Ш-IV вв. К.: Наук.думка, 1964). Там же, в частности, помещены рисунки материалов из всех объектов киевской культуры и культурного слоя Роиша (табл. 14-22), а также из жилищ 10 и 17 (рис. 33,34)

[3]Глубины указаны от уровня современной поверхности за исключением особо оговоренных

Читайте также: