ГлавнаяМорской архивИсследованияБиблиотека












Логин: Пароль: Регистрация |


Голосование:
Вам нравится наш сайт?


Отличный сайт!
Хороший сайт
Встречал и получше
Совсем не понравился





» » пираты

Сэр Генри Морган, «адмирал» флибустьеров Генри Морган — это наиболее одиозная и зловещая фигура среди берегового братства Карибского моря. Его детство и юность окутаны тайной. Сегодня трудно сказать, как старший сын зажиточного уэлльского фермера, родившийся в захолустной провинции Английского королевства в 1635 году, был закинут в Вест-Индию. По версии, идущей от самого пирата (который, правда, утверждал, что он — сын дворянина), его в раннем детстве похитили в Бристоле какие-то уголовники и продали в рабство хозяину корабля, уходящему на остров Барбадос. По другим сведениям, он попал на остров, нанявшись юнгой на судно, отправляющееся в Карибскую Америку, и, чтобы заплатить за переезд через Атлантику, вынужден был завербоваться на сахарную плантацию. Через несколько лет он перебрался на остров Ямайка, недавно ставший английским владением, и примкнул к пиратам. Эксквемелин, рассказывая о юности Моргана, сообщает, что «здесь он познал их   (пиратов. — Д. К.  ) образ жизни, сколотив вместе с товарищами за три или четыре похода небольшой капитал. Часть денег они выиграли в кости, часть получили от пиратской выручки. На эти деньги друзья сообща купили корабль. Морган стал капитаном и отправился к берегам материка, желая кое-чем поживиться у берегов Кампече. Там он захватил много судов».

Согласно легенде де Граммон родился в Париже, в семье офицера королевской гвардии, в последние годы царствования короля Людовика ХIII. Его отец рано умер, а мать вышла замуж во второй раз. Неизвестно, как бы сложилась судьба молодого человека, не ухаживай за его хорошенькой сестрой некий гвардейский офицер, часто появлявшийся в доме де Граммонов. Юный гасконец шевалье де Граммон с ревнивостью подростка наблюдал за романом История не донесла до нас ни полного имени, ни подробного описания внешности, ни портрета этого незаурядного человека. Загорелый, хорошо сложенный брюнет с живыми глазами, любезный, предупредительный, черты лица — вульгарно-простоваты, неряшлив в одежде, безбожник, любитель вина и женщин, в общем — самый земной человек. Его жизнь отмечена печатью какой-то роковой обреченности и окутана завесой необъяснимой тайны.

Господин де Турвиль родился в Париже в 1642 году и принадлежал к древнему аристократическому роду. Его служение военно-морскому делу было предрешено с раннего детства, когда пятилетнего мальчика приняли «несовершеннолетним рыцарем» в Мальтийский орден. Суровая школа воспитания христианских воинов-моряков превратила его в храброго, дисциплинированного и эрудированного офицера. Уже в начале своей карьеры де Турвиль совершил такие подвиги, что его имя обросло на Средиземноморье легендами.

Сохранилось несколько гравюр и портретов с изображением великого флотоводца. На нас смотрит сильный и красивый человек с тонкими чертами лица, величественной осанкой, благородными и изящными манерами. Искусный тактик морского боя, методичный и строгий организатор, дисциплинированный исполнительный подчиненный — таким остался в истории флота вице-адмирал Анн Илларион де Котантен, граф де Турвиль.

Какая опасность может угрожать двум мощным военным галерам, принадлежащим самому папе римскому Юлию II? Паоло Виктор, капитан одной из них, был уверен, что никакой, и жестоко просчитался. Он не придал значения появившемуся на встречном курсе галиоту. Даже если какой-нибудь наглец и появился бы в Тирренском море у острова Эльба, думал капитан, то он не

пират Эдвард Мир морских разбойников составляли головорезы самых различных мастей. Были среди них храбрые вояки, ловкие мошенники, лихие гуляки, отъявленные пропойцы, способные на самые разнузданные неистовства. Иные из пиратских деяний ошеломляют дикой лютостью и беспощадной жестокостью, беспримерной наглостью и изощренным коварством. Словно призраки преисподней, питаемые мошью темных сил зла, поднялись они из мрака ада и на залитых солнцем морских просторах, среди мирной гармонии райских островов, творили свои бесчинства. Одного упоминания имен этих чудовищ хватало, чтобы едва живые от страха пленники с готовностью расстались с любыми ценностями, — только бы спасти свою жизнь, только бы никогда больше не повстречать этих головорезов, сеявших смерть и мучения.

Безбрежный океан разбрасывал бандитские корабли на огромные расстояния. Он же сплачивал разбойное общество в единый кулак. Мир морского разбоя не был сообществом экипажей-одиночек. Общие районы крейсерства, совместные рейды, единые пункты сбыта награбленного и укромные базы для отдыха и килевания судов, потаенные стоянки и, наконец, личный состав, переходящий с одного парусника на другой, — таковы основные цепочки, превращающие пиратский мир в единую систему. Попытаемся наглядно представить себе единство этого разрозненного мира, для чего воспользуемся двумя схемами: «Вторая волна буканьеров в Тихом океане (1683 — 1686)» и «Связи между англо-американскими пиратскими экипажами (1714 — 1726)».

Фантазия разбойников была достаточно приземленной, но богатой, и чуждые вычурности пираты охотно наделяли своих собратьев всевозможными незатейливыми кличками. За прозвищами могли скрываться люди самые разные. Одни предпочитали сохранить в тайне свои подлинные имена, другие — особые любимчики пиратского мира — гордо носили прозвища как почетный титул, а некоторые пираты обладали столь необычными физическими особенностями, что оставить их без внимания было просто невозможно.

Жизнь пиратского сообщества — это сложное, причудливое сочетание социально-экономических, политических и психологических отношений. Каждый член экипажа привносил в общую атмосферу свой жизненный опыт, свое мировоззрение. Как правило, этот опыт предполагал негативную реакцию на цивилизованное законопослушное общество, с которым пираты, выходцы из недовольных своим существованием слоев, были в постоянном конфликте. Пиратство, таким образом, превратилось в некий конгломерат, который всасывал в себя потенциальных противников современного общества и жил идеей создать новый мир, мир равенства и справедливости.

Галерная команда называлась шиурма (chiourme). Ее составляли из трех разрядов людей:

— каторжники  (forcats, gens de cadene). Это уголовные преступники, осужденные «на галеры». Они приковывались цепью за ноги к опорному брусу, не могли свободно передвигаться по кораблю и не обладали никакими правами, так как находились вне закона. На галерах Мальтийского ордена и в составе французского королевского флота они составляли большинство галерщиков. Каторжникам брили наголо голову, усы и бороду.

Моря со всех сторон окружают сушу. Огромные водные равнины словно готовы поглотить материки, архипелаги и острова, а голубой цвет на географических картах мира уверенно преобладает над желтизной пустынь, зеленью лесов и коричневыми силуэтами горных массивов. Мир морей живет своей неведомой, непонятной и непривычной для обитателей суши жизнью, но он притягивает людей, вовлекая их в свои глубины, и становится неотъемлемой частью их существования.