ГлавнаяМорской архивИсследованияБиблиотека












Логин: Пароль: Регистрация |


Голосование:
Вам нравится наш сайт?


Отличный сайт!
Хороший сайт
Встречал и получше
Совсем не понравился





» » пираты

пират Эдвард Мир морских разбойников составляли головорезы самых различных мастей. Были среди них храбрые вояки, ловкие мошенники, лихие гуляки, отъявленные пропойцы, способные на самые разнузданные неистовства. Иные из пиратских деяний ошеломляют дикой лютостью и беспощадной жестокостью, беспримерной наглостью и изощренным коварством. Словно призраки преисподней, питаемые мошью темных сил зла, поднялись они из мрака ада и на залитых солнцем морских просторах, среди мирной гармонии райских островов, творили свои бесчинства. Одного упоминания имен этих чудовищ хватало, чтобы едва живые от страха пленники с готовностью расстались с любыми ценностями, — только бы спасти свою жизнь, только бы никогда больше не повстречать этих головорезов, сеявших смерть и мучения.

Безбрежный океан разбрасывал бандитские корабли на огромные расстояния. Он же сплачивал разбойное общество в единый кулак. Мир морского разбоя не был сообществом экипажей-одиночек. Общие районы крейсерства, совместные рейды, единые пункты сбыта награбленного и укромные базы для отдыха и килевания судов, потаенные стоянки и, наконец, личный состав, переходящий с одного парусника на другой, — таковы основные цепочки, превращающие пиратский мир в единую систему. Попытаемся наглядно представить себе единство этого разрозненного мира, для чего воспользуемся двумя схемами: «Вторая волна буканьеров в Тихом океане (1683 — 1686)» и «Связи между англо-американскими пиратскими экипажами (1714 — 1726)».

Фантазия разбойников была достаточно приземленной, но богатой, и чуждые вычурности пираты охотно наделяли своих собратьев всевозможными незатейливыми кличками. За прозвищами могли скрываться люди самые разные. Одни предпочитали сохранить в тайне свои подлинные имена, другие — особые любимчики пиратского мира — гордо носили прозвища как почетный титул, а некоторые пираты обладали столь необычными физическими особенностями, что оставить их без внимания было просто невозможно.

Жизнь пиратского сообщества — это сложное, причудливое сочетание социально-экономических, политических и психологических отношений. Каждый член экипажа привносил в общую атмосферу свой жизненный опыт, свое мировоззрение. Как правило, этот опыт предполагал негативную реакцию на цивилизованное законопослушное общество, с которым пираты, выходцы из недовольных своим существованием слоев, были в постоянном конфликте. Пиратство, таким образом, превратилось в некий конгломерат, который всасывал в себя потенциальных противников современного общества и жил идеей создать новый мир, мир равенства и справедливости.

Галерная команда называлась шиурма (chiourme). Ее составляли из трех разрядов людей:

— каторжники  (forcats, gens de cadene). Это уголовные преступники, осужденные «на галеры». Они приковывались цепью за ноги к опорному брусу, не могли свободно передвигаться по кораблю и не обладали никакими правами, так как находились вне закона. На галерах Мальтийского ордена и в составе французского королевского флота они составляли большинство галерщиков. Каторжникам брили наголо голову, усы и бороду.

Моря со всех сторон окружают сушу. Огромные водные равнины словно готовы поглотить материки, архипелаги и острова, а голубой цвет на географических картах мира уверенно преобладает над желтизной пустынь, зеленью лесов и коричневыми силуэтами горных массивов. Мир морей живет своей неведомой, непонятной и непривычной для обитателей суши жизнью, но он притягивает людей, вовлекая их в свои глубины, и становится неотъемлемой частью их существования.

В 1561 году развалился Ливонский орден. Вакуум на балтийских берегах, образовавшийся с его исчезновением, быстро заполнили соседи, разделив земли и сферы влияния некогда могущественного ордена. Принадлежавшие ему морские порты в Прибалтике оказались в руках балтийских держав. Швеции достался Ревель, Польше — Рига, а остров Эзель заняла Дания. Не упустило свой шанс закрепиться на Балтике и Русское государство, приложившее максимум усилий для уничтожения своего опасного соседа. Захватив в 1558 году крепость Нарву на левом берегу реки Наровы, в 12 км от ее впадения в море, Москва поставила морские державы перед фактом появления у них на Балтийском побережье серьезного соперника, не скрывающего своих амбиций. Неисчерпаемые ресурсы сухопутной Московии, ее мощный военный потенциал могли послужить толчком в превращении ее в морскую державу. Ближайшие соседи приложили немало усилий, чтобы в зародыше задушить потенциальную возможность появления московского флота.

Великий французский король Людовик XIV, Король-Солнце, самый могущественный европейский правитель XVII в., говорил, что война, по его мнению, — самое приятное, самое достойное из занятий, существующих для государей. Многочисленная и боеспособная французская армия прошагала по германским владениям Священной Римской империи, Нидерландам, Италии, Испании, приумножая авторитет великого монарха и утверждая гегемонию Франции в Европе. В бесконечных войнах вырос великолепный французский флот, ставший грозной силой в руках честолюбивого Людовика XIV, стремившегося стать «королем морей» и овладеть водными пространствами Европы, положив конец могуществу Голландии и Англии.

Рене Дюге-ТруенРене Дюге-Труен родился 10 июня 1673 года в семье богатого судовладельца из Сен-Мало. С детства он был привязан к морю и, убегая в порт, пропадал там целыми днями, играя среди гниющих барок и рыбачьих судов арсенала; слонялся по набережным, вдыхая соленый аромат моря, въедливый рыбный дух торговых лавок и теплый запах стружки на верфях. Но строгий, практичный отец решил, что Рене (седьмой из одиннадцати детей) будет священником, и пришлось мальчику отправиться для обучения в колледж иезуитов в Ренне и засесть за латынь и риторику. Однако, когда в 1687 году отец скончался, юноша ощутил себя свободным и быстро распростился с духовной семинарией. Да и о какой карьере священника могла идти речь, если у Рене на уме были только шпаги, вино, женщины, карты и танцы.

Claude de ForbinВсего девятнадцать лет было Клоду де Форбену, когда он попал на Средиземном море на службу на королевские галеры, но это был уже зрелый человек, жизненный путь которого изобиловал самыми разнообразными приключениями. А виной тому был совершенно необузданный характер и неукротимый темперамент юноши.