ГлавнаяМорской архивИсследованияБиблиотека












Логин: Пароль: Регистрация |


Голосование:
Вам нравится наш сайт?


Отличный сайт!
Хороший сайт
Встречал и получше
Совсем не понравился





» » евреи

Шленский Авраам (Шлионский)Родился в с. Крюково близ Кременчуга, Полтавская губерния, в еврейской семье. Назван Авраамом в честь деда, раввина г. Николаева, Авраама Давида Лавата. Когда Аврааму Шлионскому было 13 лет, родители послали его в Палестину, где он учился в гимназии «Герцлия». С началом Первой мировой войны вернулся в Россию, где закончил учёбу в гимназии в Екатеринославе.

Стремление иудеев-талмудистов утвердить свое господство над другими народами первоначально носило преимущественно тайный характер и могло показаться просто утопией. Однако примерно с конца первого тысячелетия от Рождества Христова начинается качественная сдвижка мировой истории — созданная Спасителем Христианская цивилизация, подточенная тайными иудейскими обществами и сектами, подвергается эрозии. Христианская идеология в западноевропейских странах постепенно отравляется иудейскими воззрениями на мир. И на месте Христианской цивилизации Запада в течение XI-XVIII веков сначала почти незаметно, как страшная раковая опухоль, развивается иудейско-масонская цивилизация, отрицающая духовные ценности Нового Завета, подменяя их иудейским поклонением золотому тельцу, культом насилия, порока, плотского наслаждения жизнью. На многие века Западное христианство превратилось в ширму, за которой велось строительство иудейско-масонской цивилизации.*1 На первых порах, пожалуй, самой красивой частью этой ширмы был так называемый Ренессанс, который при покровительстве римских пап и кардиналов под псевдохристианской оболочкой фактически отверг духовные ценности Нового Завета, провозгласив эпоху плотского наслаждения жизнью, а главное, возрождение порочных языческих (дохристианских) традиций Древней Греции и Рима. Иудейская пропаганда объявляет всю эпоху подъема Христианской, духовной цивилизации периодом упадка и мракобесия, а так называемый Ренессанс — временем возрождения «лучших традиций древности», подразумевая под этим, по-видимому, неслыханный разврат и содомитство позднего античного общества, преуспеяние которого основывалось на жестокой эксплуатации рабов со всего мира. Греховный разрыв латинства с Православием привел к ослаблению духовной жизни европейских народов, находившихся под властью Рима.

Рэмо (Римма) КазаковаРэмо Казакова (1932–1995) появилась на свет в Севастополе в совершенно не творческой семье – ее отец Фёдор Лазаревич был военным, а мама Софья Александровна секретарем-машинисткой. По всей видимости, ее родители всей душой поддерживали революцию – даже свою дочь они назвали в честь новых перемен: имя девочки было аббревиатурой слов «Революция, Электрификация, Мировой Октябрь» (но в 20 лет она сменила его на более мелодичное – Римма).

Александр Брянский (1882–1995), творивший под псевдонимом Саша КрасныйАлександр Брянский (1882–1995), творивший под псевдонимом Саша Красный (который выбрал под цвет волос – рыжий), родился в Севастополе в семье еврейского портного. У родителей было очень мало денег и очень много детей – Саша был четвертым, и еще двое детей родились после того, как семья переехала в Одессу. Так как у старших Брянских не было возможности поддерживать отпрысков финансово и оплачивать их образование, знания те добывали, как могли.

Натан Менделевич (Михайлович) Варшавский (1908–1994)Натан Менделевич (Михайлович) Варшавский (1908–1994) родился в Керчи в еврейской семье (крымчаков). О его детстве ничего не известно – видимо, оно было достаточно обычным и похожим на детские годы миллионов других. Хотя, честно сказать, детству еврейских детей, в Крыму, в те годы мало кто мог позавидовать…

Фаина Квятковская (Фейга Йоффе или Фейга Гордон по отчиму)Фаина Квятковская (Фейга Йоффе или Фейга Гордон по отчиму) родилась в Ялте в 1914 году, и именно ей принадлежит авторство знаменитого фокстрота «У самовара я и моя Маша» (1931), танго «Аргентина» (1931) и многих других.

Моисей Корец (1908–1984) родился в Севастополе в семье еврея-часовщикаМоисей Корец (1908–1984) родился в Севастополе в семье еврея-часовщика. К сожалению, он не смог получить достаточного среднего образования (и финансовых возможностей), чтобы сразу после школы пойти в университет и заняться карьерой. Когда ему исполнилось 18 лет, Корец отравляется в Москву, где работал там, кем мог – переплетчиком, кондитером и даже грузчиком. В 19 лет Корец поступает в Московский индустриально-педагогический институт имени К. Либкнехта, а еще через два года переходит на физико-механический факультет Ленинградского политехнического института.

Адольф Абрамович Йоффе (1883–1927)Адольф Абрамович Йоффе (1883–1927) родился в семье богатейшего еврейского купца Симферополя. Абрам Яковлевич Иоффе был владельцем всех почтовых и транспортных средств на полуострове, был потомственным почетным гражданином и его даже называли «любимым евреем министра Сергея Витте. Естественно, дети купца ни в чем не нуждались и могли получить любое образование. Второй его сын, Адольф Йоффе выбрал медицину, но его в свою очередь выбрала революция.

Борис Наумович СинаниБорис Наумович Синани (1851–1922) родился в Армянске (тогда – Армянский базар) в караимской патриархальной семье, где традиции были необычайно сильны. Несмотря на огромнейший авторитет отца, Борис пошел не по той дороге, которую выбрал для него глава семьи – и вместо того, чтобы быть продавцом в их семейной лавке он решил стать медиком.

Самая большая проблема, с которой сталкивается ис­торик, — это наличие вставок в первоисточниках. Древний хронист не только переписывал тексты, но и редактиро­вал их, осознанно или неосознанно внося в них современ­ные ему представления. Даже историк нашего времени не прочь если не подправить летописный материал, то хотя бы оспорить его истинность с современной колокольни. То и дело слышишь: «Летописец был неправ», «Хронист оши­бался». Мотивируют это обычно тем, что в распоряжении современного ученого имеется гораздо больше историче­ского материала, чем у его предшественников. Дескать, и прав на переосмысление и критику у него больше. Но даже с учетом этого любая категоричность в этой тонкой сфере не имеет оправданий. И опять-таки по причине содержа­щихся в данном материале тенденциозных вставок. При­чем в хрониках, дошедших до нашего времени, их, надо по­лагать, содержится больше всего, ибо над ними «попотело» максимальное количество переписчиков.